Статья 'Возрождение и развитие народного правосудия в Абхазии.' - журнал 'Law and Politics' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
MAIN PAGE > Back to contents
Law and Politics
Reference:

The revival and development of people’s justice in Abkhazia

Loginov Anatolii Viktorovich

External Doctoral Candidate, the department of Theory of Law and Comparative Jurisprudence, Moscow State Institute of International Relations of the Ministry of Foreign Affairs of Russia

119454, Russia, g. Moscow, ul. Pr. Vernadskogo, 76

mr.loginof@mail.ru
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2019.5.43238

Received:

06-05-2019


Published:

29-05-2019


Abstract:   This article is dedicated to the question of revival and development of people’s justice in the Republic of Abkhazia. The author analyzes the following stages of functionality of quasi-judicial tribunals in the Autonomous Republic of Abkhazia: post-Soviet (the collapse of Soviet state and legal system, and Abkhaz–Georgian conflict; and modern (the establishment of the Republic of Abkhazia and functioning of the official court system). It is underlined that if initially, in absence of the state judicial bodies, people’s justice was much needed, then in current realities, its impact diminishes over time. The author determines that at the present stage, the traditional judicial bodies faded have lost their former importance and carry no social weight (considering the substitution of authority in youth environment). The formed by them legal and moral-ethical practice continues to affect the modern Abkhaz society, including the public officials.    


Keywords:

justice in Abkhazia, collapse of the USSR, Council of Elders, abkhaz ethnic law, customary law, Apsuara, people's justice, Republic of Abkhazia, increase in crime situation, quasi-judicial tribunals

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Введение.

Народное правосудие в Абхазии осуществлялось в форме примирения конфликтующих сторон посредством традиционных норм абхазского этнического права. Данные нормы, называемые абхазами «Ацас» (на русский язык данный термин обычно переводят как «обычаи» [6, c. 181] или должные «нормы поведения» [3, c. 268-269]), были неписаными. Следует отметить, что сборником этих неписанных норм, по мнению автора, выступает «Апсуара» (неписанный морально-этнический кодекс, содержащий предписания и нормы, обязательные для исполнения любого абхазца).

Народное правосудие практиковалось абхазами на момент присоединения к Российской Империи. И продолжало практиковаться вплоть до «упразднения абхазской государственности и введения русского управления в 1864 г. и массового махаджирства» [10]. Позже оно постепенно начинает заменяться российскими судами [12, c. 2].

Вновь к народному правосудию абхазы обращаются во время гражданской войны, 1917 г. и ломки царской судебной системы новой советской властью и продолжают использовать ее вплоть до создания собственной советской судебной системы [13, c. 230-231].

Народное правосудие в постсоветский период.

Восстановление абхазского этнического правосудия в постсоветский период связано с крахом советской государственности и его государственно-правовой и морально-этической системы. Причиной возрождения послужили резкое падение уровня жизни и обострение криминогенной обстановки, вызванные распадом Советского Союза и войной с Грузией.

Учитывая кризисное состояние деятельности органов официальной государственной власти, на местах вся полнота судебной и исполнительной власти начинает сосредотачиваться в руках фамильных и родовых сходов, которые были организованы из созданных в Абхазии Советов Старейшин, заменивших прежнюю советскую администрацию в абхазских селах [2, c. 281]. А.Б. Крылов указывает на то, что Совет Старейшин создается в 1993 г. с целью координации деятельности районных и сельских Советов Старейшин [8, c. 199].

Необходимо отметить, что институт Совета Старейшин имеет родовую, сельскую, районную, всенародную структуру и действует на основании норм обычного права (Апсуара). Фактически данный орган представляет собой народный суд с регламентированным порядком приема членов и определенными требованиями к ним, установленными процедурами подачи, рассмотрения и вынесения решений. Причем вынесенное решение имеет свою структуру: в нем наличествуют признаки вводной, описательной, мотивировочной и результативной частей.

Совет Старейшин традиционно разрешал вопросы прекращения кровной мести путем примирения и изгнания за прелюбодеяние либо иной аморальный поступок, а также вносил изменения в традиционные обряды: свадебные, похоронные, поминальные и т.д. [9, c. 102].

Ярким примером деятельности народного правосудия в Абхазии в постсоветский период является сход фамилии Барциц в 1994 г., во время которого, во-первых, было отмечено героическое участие членов семьи Барциц в освободительной войне против грузинских захватчиков; во-вторых, обсуждалась сложившаяся в стране криминогенная обстановка. Говорилось о совершении ряда преступлений: убийств, краж, грабежей, разбойных нападений, похищений людей и т.д. Было сказано, что в противоправных деяниях участвовали и члены фамилии Барциц. С целью противодействия правонарушениям сход постановил, что за умышленное нарушение традиций или законов, а именно: за убийство, изнасилование, грабеж, похищение человека, использование и продажу наркотиков, злоупотребление алкоголем и «грубое нарушение традиционных принципов родства» – виновное лицо подлежит изгнанию из села и из семьи сроком на пять лет [14].

Современный период.

Следует отметить, что в Абхазии Конституцией РА от 1994 г. установлен запрет на осуществление правосудия любыми иными органами, кроме судов. Из данного запрета следует, что создание любых «параллельных» или «дополняющих» судебную систему органов правосудия будет неконституционным. Однако на территории Абхазии все еще существуют квазисудебные органы правосудия, действующие на основании норм обычного права.

Ярким примером деятельности таких органов в современный период является народный сход в 2012 г. в одном из сел Абхазии, собравшийся по поводу возросшей криминогенной обстановки. В ходе него поступило предложение о создании «Совета села» и предоставлении ему права осуществлять правосудие на основе обычного абхазского права («апсуа цас»). Для виновных предполагались такие виды наказаний, как изгнание из села или запрет на участие в жизни села [6, c. 175-176].

Сторонники применения обычного права мотивировали свое решение бездействием закона и неисполнением вынесенных судом решений; нежеланием обращаться в правоохранительные органы в связи с бездеятельностью и коррумпированностью последних, а также низким уровнем подготовки сотрудников правоохранительных органов.

Противники применения обычного права возражали тем, что, во-первых, решение подобного органа незаконно, а во-вторых, задавали резонный вопрос: «Куда пойдет изгнанное лицо? И не продолжит ли свою противозаконную деятельность на новом месте?».

В соответствии с разделившимися мнениями Совет села не смог применить меры изгнания, но применил меры по социальному отчуждению виновного индивида от общества [6, c. 175-176].

Впрочем, как мы видим, в соответствии с нормами действующего сегодня в Республике Абхазия законодательства подобные решения невозможно признать правовыми. В.В. Авидзба высказывает точку зрения о «необходимости в подкрепленном законами традиционном абхазском судопроизводстве и полнокровном функционировании его принципов» как в способе достижения цели «гармоничного соответствия государства и личных интересов» [1, c. 186]. Л.Л. Кавшбая также полагает, что принципы правосудия на основе обычного права имеют первостепенное значение не только для доправового периода, но и для сегодняшнего дня в проблеме «регулирования общественных отношений абхазского общества» [5, c. 6]. М.Б. Колбая подчеркивает тот факт, что современное «абхазское общество, отличающееся своей традиционностью, в своем общественном и семейном быту и сегодня продолжает придерживаться норм обычного права», при этом «неудовлетворенность официальным законодательством в сообществе создает условие жизнестойкости института посредничества примирительных комиссий и Совета Старейшин» [7, c. 12]. Л. Соловьева отмечает, что по примеру Совета Старейшин также пытались учреждать «Советы молодежи» из числа «наиболее уважаемых молодых людей из всех фамилий села, рассматривают вопросы, связанные, прежде всего, с поведением их сверстников. Если какой-то вопрос им (молодым) решить не под силу, то его передают в Совет Старейшин» [15, c. 88].

Нужно ли народное правосудие сегодня?

В настоящее время Совет Старейшин не имеет общественного веса в Абхазии, так как, с одной стороны, сама государственная власть сделала все, чтобы он существовал сугубо формально; с другой стороны, в самом обществе, особенно в молодом поколении, не только сами институты народного правосудия не имеют авторитета, но и само обычное право все больше заменяется криминальными понятиями. В связи с этим функции медиаторов в молодежной среде зачастую берут на себя «криминальные авторитеты».

Впрочем, Р.Ш. Зельницкая указывает на то, что и сегодня Совет Старейшин играет важную роль, по крайней мере, на территории некоторых сел Абхазии. Так, в случае нарушения принципов Апсуара, Совет Старейшин приглашает провинившегося с его семьей (с родителями) и, «объяснив, что он поступает неправильно, заставляет дать клятву, что он не будет так себя вести. А если у него уже умер отец, его заставляют принести клятву у могилы отца» [4, c. 79].

Однако С. Лакоба указывает на то, что Совет Старейшин сегодня - это просто «бюрократическая структура» и что абхазское общество сегодня не имеет авторитетных старейшин, однако имеет «авторитетов (прим. автора – имеются в виду криминальные авторитеты) в другой области» [16].

При этом само абхазское общество в рамках голосования, устроенного в социальной сети фейсбук, ответило на вопрос, «сохранил ли Совет Старейшин Абхазии былое влияние на общественное мнение при принятии важных решений»: нет - 93% и да - 7%.

Впрочем, не совсем правильно считать, что народное правосудие в Абхазии сегодня находится в кризисном состоянии – все больше и больше просыпается к нему интерес не только сугубо в научных кругах, но и в обществе в целом.

Так, например Апсуара сегодня оказывает влияние как на абхазское общество в целом, так и на судей как на носителей абхазского этнического правосознания. В частности, в практике абхазских судей нередки случаи, когда они на стадии додсудебного урегулирования спора призывают стороны к мирному досудебному разрешению конфликта путем примирения сторон в духе Апсуара [11, c. 414].

Следует подчеркнуть, что институт Совета Старейшин продолжает играть в Абхазии важную роль – фактически во время кризиса абхазской государственности он призывает народ к единству, а противоборствующие политические силы – к примирению, а равно подчеркивает важность избежания «кровопролития» и насильственной смены власти, как не соответствующих «духу Апсуара» (Ярким примером такой деятельности Совета Старейшин является кризис абхазской государственности в 2014 г.).При этом основной задачей Совета Старейшин всегда была «пропаганда национальных традиций, обычаев и искоренение чуждых абхазскому духу явлений», т.е. противоречащих Апсуара [8, c. 199].

Заключение.

Подводя итог данной части исследования, следует отметить, что во все сложные периоды истории на помощь абхазскому народу приходило народное правосудие и абхазское этническое право. Современный этап возрождения обычного права и традиционного правосудия в Абхазии связан с развалом СССР и войной с Грузией. Так, в условиях глубочайшего государственного кризиса, сопровождаемого ростом криминогенной обстановки, крахом всей советской системы государства и права, физического отсутствии судов и судей - абхазы вновь возрождают проверенные веками органы народного правосудия.

Следует отметить, что на сегодняшний день народные органы правосудия уже утратили свою общественную значимость и исполняют в основном сугубо формальные функции, традиционно призывая враждующие стороны к мирному разрешению споров.

В современной Абхазии в духе исторически свойственного ей правового плюрализма одновременно действуют две системы права: обычное и государственное. При этом представители государственной власти хоть и не признают официально обычное право в качестве источника права, однако на практике предлагают разрешать значимые общественные конфликты именно в соответствии с нормами Апсуара, а не с положениями закона. Даже судьи, как уже отмечалось выше, применяют положения Апсуара на досудебном этапе урегулирования спора.

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.