Статья 'К вопросу об отграничении преступления, предусмотренного ст. 191.1 УК РФ, от административных правонарушений' - журнал 'Law and Politics' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
MAIN PAGE > Back to contents
Law and Politics
Reference:

To the question on demarcation of a crime according to the Article 191.1 of the Criminal Code of the Russian Federation from administrative offences

Bubnova Tatyana Georgievna

Lecturer, Department of Criminal Law and Procedure, GOUVO Komi Republican Academy of Public Administration and Management

167002, Russia, respublika Komi, g. Syktyvkar, ul. Morozova, 190, kv. 64

urist.tatyana17@gmail.com
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2019.3.43215

Received:

21-02-2019


Published:

22-03-2019


Abstract: The object of this research is the social relations with regards to criminal legal regulation of composition of crime stipulating liability for acquisition, storage, transportation, processing for the purpose of sale and sale of timber that is known to have illicit origin according to the Article 191.1 of the Criminal Code. The subject of this research covers the norms of the current Russian legislation establishing legal and administrative liability for illegal trade of timber, as well as norms of Russian legislation pertaining to other regulatory branches of law, and decrees of the President of the Russian Federation. The goal of this work lies in studying the details of the content of the Article 191.1 of the Criminal Code, and conducting comparative analysis of the norm of criminal law stipulating liability for acquisition, storage, transportation, processing for the purpose of sale and sale of timber that is known to have illicit origin, as well as the norms of administrative law that regulate similar situations. The research allowed determining the distinctive elements of the compositions, which in turn allows the law enforcer to properly qualify the acts and justly establish responsibility. The scientific novelty consists in the fact that the Article 191.1 of the Criminal Code of the Russian Federation is fairly new within the legislation, which is one of the key reasons for lack of scientific research and low effectiveness of practical implementation of this norm.


Keywords:

responsibility, contrastive analysis, timber, forest, administrative law, criminal law, illegal trade, deal, institution, efficiency

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Отграничение деяний от смежных составов является одним из основополагающих элементов при квалификации преступлений и правонарушений. Для верной квалификации важно определить признаки состава, характеризующие именно данное преступление и его отличительные черты от иных деяний.

Последние пять лет государство уделяет особое внимание совершенствованию регулирования общественных отношений по лесопользованию и вопросам охраны лесов.

Лесопромышленный комплекс России обладает огромным природным и производственным потенциалом. По обеспеченности лесами Россия находится на первом месте в мире, обладая примерно 1/5 мировых запасов древесины; леса занимают около 45% площади нашей страны [1]. Лес является одним из основных видов природных ресурсов и важным элементом жизнедеятельности общества. С каждым годом спрос на качественную древесину продолжает расти, что в свою очередь оказывает существенное влияние на экономику страну.

Актуальность исследования ст. 191.1 УК РФ обусловлена увеличением количества сделок, связанных с оборотом древесины и, как следствие, обострением проблемы нецелевого использование древесины. Согласно статистическим данным доля преступлений в сфере лесопользования составляет всего 1% в общей структуре преступности, что является незначительным, исходя из реально существующих случаев. Это представляет собой серьезную проблему для ряда регионов страны, в которых находятся основные запасы леса, представляющие особую ценность для государства.

На сегодняшний день существует ряд проблем, связанных с применением законодательства Российской Федерации, устанавливающего уголовную и административную ответственность при нарушении правил оборота древесины, а также при определении соответствующего вида ответственности. Большинство авторов (Петров С.А., Бархатова Е.Н., Тимошенко Ю.А. и др) проводят анализ ст. 191.1 УК РФ, сравнивая со схожими составами лишь в рамках уголовного права, к примеру со ст. 175 УК РФ и 260 УК РФ.

Поэтому считаем необходимым отграничить преступление, предусмотренное ст. 191.1 УК РФ от административных правонарушений, определив основные отличительные признаки смежных составов. В ходе проведенного исследования на основе системного анализа действующих норм выявлены особенности элементов состава преступления. Также впервые предложено установить ответственность за переработку древесины в рамках, как уголовного, так и административного права.

Следует отметить, что в результате незаконной деятельности, связанной с оборотом древесины, государству причиняется существенный вред, как экономический, так и экологический. В государственной программе Российской Федерации «Развитие лесного хозяйства» на 2013 - 2020 годы» высокий уровень теневого оборота древесины отмечен одним из факторов возникновения системных проблем в сфере лесного хозяйства [2].

В связи с чем принимаются определенные меры, направленные на усиление уголовной и административной ответственности в изучаемой сфере.

Начнем с анализа действующих норм российского законодательства в сфере лесопользования. В Кодексе об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ) [3] содержится глава 8 «Административные правонарушения в области охраны окружающей среды и природопользования», в которой вопрос защиты лесов содержится в следующих статьях: 8.24-8.28.1, 8.30-8.32.2 КоАП РФ. В рамках данных статей предусмотрена ответственность: для граждан – предупреждение или административный штраф в размере от 200 до 5 000 рублей, для должностных лиц – административный штраф в размере от 500 до 50 000 рублей, для юридических лиц – от 5 000 до 1 000 000 рублей. Также в некоторых статьях, для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица – от 10 000 до 40 000 рублей (за административные правонарушения, предусмотренные ст. 8.25, 8.27, 8.32 КоАП РФ несут административную ответственность как юридические лица). Ряд статей предусматривает наряду с наложением административного штрафа конфискацию орудия совершения административного правонарушения и продукции незаконного природопользования (8.26, 8.28, 8.28.1 КоАП РФ) или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток (ст. 8.31 КоАП РФ).

Между тем наличие данных норм не достаточно для борьбы с противоправной деятельностью в сфере лесного хозяйства. Совершенствование действующего законодательства в части урегулирования отношений, возникающих при обороте древесины, необходимо для решения проблем, которые способствуют дестабилизации экономики и угрозе сокращения лесного фонда страны.

В связи с чем законодательные органы власти вносят изменения в ряд нормативных правовых актов с целью предотвращения незаконной деятельности в лесной отрасли.

Федеральным законом от 28.12.2013 № 415-ФЗ (ред. от 21.07.2014) «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и КоАП РФ» [4] были внесены существенные изменения, направленные на урегулирование отношений в лесной отрасли по вопросам незаконного оборота древесины.

А именно КоАП РФ дополнен статьей 8.28.1 следующего содержания: «Нарушение требований лесного законодательства об учете древесины и сделок с ней». В данной статье предусматривается ответственность за непредставление или несвоевременное представление декларации о сделках с древесиной, а также представление заведомо ложной информации в декларации о сделках с древесиной.

Кроме того, незаконно заготовленная древесина, транспортные средства и другие орудия незаконной заготовки древесины будут подлежать изъятию, конфискации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Согласимся с мнением М. Верхова о том, что введение ст. 8.28.1 КоАП РФ будет способствовать ужесточению требований к лесной отрасли [5]. С нашей точки зрения, это также обеспечит повышение уровня законности заключения сделок.

В том числе, в целях борьбы с преступностью, органы законодательной власти приняли меры по криминализации деяний, влекущих нарушения в сфере оборота древесины. В 2014 году была введена ст. 191.1 УК РФ [6], предусматривающая уголовную ответственность за приобретение, хранение, перевозку, переработку в целях сбыта и сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины. Отвечая на вопрос относительно практической реализации ст. 191.1 УК РФ, С. А. Петров, отмечает, что законодатель, включая анализируемую норму в Уголовный кодекс РФ, преследовал цель борьбы с нецелевым использованием древесины [7].

Наряду с этим, часть 3 ст. 8.28 КоАП РФ дополнена следующим содержанием: приобретение, хранение, перевозка или сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины, если эти действия не содержат признаков уголовно-наказуемого деяния по ст. 191.1 УК РФ.

Общим признаком данных норм является предмет посягательства – древесина, а также действия, связанные с её оборотом.

Первый отличительный признак состоит в объекте посягательства, исходя из расположения статей в главах, отвечающих за охрану своих общественных отношений. Административная норма направлена на защиту природопользования, а преступление, предусмотренное ст. 191.1 УК РФ, непосредственно посягает на общественные отношения в сфере экономической деятельности, связанные с приобретением, хранением, перевозкой, переработкой или сбытом древесины.

В качестве дополнительного объекта в ст. 191.1 УК РФ следует назвать отношения в области обеспечения экологической безопасности, в том числе интересы государства, призванного осуществлять надзор и контроль за оборотом древесины, а также законные интересы потребителей и организаций, индивидуальных предпринимателей, вступающих в экономические отношения в сфере оборота древесины, и др.[8].

Далее, обратим внимание на дополнительный признак объективной стороны ст. 191.1 УК РФ, отсутствующий в составе административного правонарушения, а именно переработка древесины.

Согласно ст. 46 Лесного кодекса РФ [9], использование лесов для переработки древесины представляет собой предпринимательскую деятельность, связанную с производством изделий из древесины и иной продукции такой переработки в соответствии со ст. 14 данного кодекса. Для переработки древесины создается лесоперерабатывающая инфраструктура (объекты переработки заготовленной древесины).

Законодатель включил в статью 191.1 УК РФ данный вид деятельности, так как субъектом преступления по переработке является не простое физическое лицо, а владелец целой организации (объектов по переработки) или лицо, обладающее специальными знаниями по лесопереработывающей инфраструктуре. К тому же, преступления в сфере лесных отношений, как правило, имеют организованный характер, совершаются с применением дорогостоящей специализированной лесозаготовительной техники [10]. Что свидетельствует о масштабности совершенного деяния, которая в свою очередь влечет повышенную общественную опасность. Однако считаем, что указание переработки также требуется и в части 3 ст. 8.28 КоАП РФ.

В-третьих, существенным отличием субъективной стороны представляется наличие в уголовной норме у виновного лица специальной цели сбыта [11].

Согласно методическим рекомендациям по выявлению и пресечению преступлений в сфере экономики и против порядка управления, совершенные сторонами исполнительного производства, утвержденным ФССП России 15.04.2013 № 04-4 [12], под сбытом понимается любая форма возмездной или безвозмездной передачи его третьим лицам. Не является сбытом получение или передача имущества на временное хранение. Сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, должен быть заранее не обещанным. Заведомость как обязательный признак данного состава преступления предполагает понимание виновным того, что получаемое или отчуждаемое имущество им имущество добыто в результате совершения какого-либо преступления. Однако это не означает, что этому лицу должны быть достоверно известны все обстоятельства его преступного приобретения.

Хранение лесоматериалов с намерением использования ее в подсобном хозяйстве, для строительства либо в иных личных целях не является преступлением. О цели сбыта при хранении незаконно заготовленной древесины могут свидетельствовать факт договоренности с третьими лицами о продаже леса, объем (количество) незаконно заготовленных лесоматериалов, а также конкретные обстоятельства хранения, например отсутствие в быту виновного необходимости в использовании древесины. Так, наличие в деревенском доме газового отопления и отсутствие «русской» печи лишает преступника возможности говорить о хранении древесины с целью отопления.

Далее ключевым отличием от ч. 3 ст. 8.28 КоАП РФ является указание в ст. 191.1 УК РФ на совершение деяния в крупном размере.

Преступления, предусмотренные статьей 191.1 УК РФ, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость незаконно заготовленной древесины, исчисленная по утвержденным Правительством Российской Федерации таксам, превышает восемьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере - двести тридцать тысяч рублей. Также считаем неразумным увеличение стоимости, как определяющего фактора назначения ответственности по КоАП РФ или УК РФ. Ранее, до принятия Федерального закона от 03.07.2016 № 325-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»[13], порог определения стоимости незаконно заготовленной древесины и соответственно выбора нормы, по которой в отношении субъекта применялось административное или уголовное наказание, составлял пятьдесят тысяч рублей, что, на наш взгляд, повышало ценность природного ресурса.

Ответственность за административное правонарушение по ч. 1 ст. 8.28 КоАП РФ предусмотрено в виде административного штрафа:

- на граждан в размере пяти тысяч рублей;

- на должностных лиц - пятидесяти тысяч рублей;

- на юридических лиц - от четырехсот тысяч до семисот тысяч рублей.

За совершение преступления по ч. 1 ст. 191.1 УК РФ следующие виды ответственности:

- штраф в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет;

- обязательные работы на срок до трехсот шестидесяти часов;

- исправительные работы на срок до двух лет;

- принудительные работы на срок до двух лет;

- лишение свободы на срок до двух лет.

Исходя из вышеизложенного, следует, что административное правонарушение предусматривает незначительные по размеру виды ответственности в отличие от ст. 191.1 УК РФ. Согласимся с мнением преподавателя Саратовской государственной юридической академии А. В. Аржановым [14], что ужесточение ответственности в рамках административной нормы не является эффективным, однако введение уголовной ответственности наряду с иными способами обеспечения законности, вполне целесообразно. Предполагаем, что ужесточение закона путем введения нормы уголовного права будет способствовать активизации одной из основных функций наказания - предупреждение преступлений, что связано с психологическим воздействием на граждан объективного-реального существования угрозы применения уголовного наказания и соответствующих последствий. В своем автореферате Д.Б. Чудаков приходит к выводам о необходимости движения уголовной политики государства в сфере лесопользования к одновременному ужесточению и дифференциации уголовной ответственности в отношении деяний, приводящих к уничтожению или повреждению лесных экосистем, а равно создающих угрозу причинения такого вреда, пропорционально степени их общественной опасности [15].

В результате исследования, выявлены основные различия между преступлением, предусмотренным ст. 191.1 УК РФ и административными правонарушениями в сфере оборота незаконно заготовленной древесины, что предоставит возможность повысить эффективность применения данной нормы на практике.

В своей работе Нудель С.Л. отметил, что основным критерием разграничения ст. 191.1 УК РФ и ч. 3 ст. 8.28 КоАП РФ является стоимость незаконно заготовленной древесины. Однако не указано, что при квалификации правонарушения в правоприменительной практике имеет значение не только размер ущерба. Считаем, что отсутствие в составе административного правонарушения такого элемента объективной стороны, как переработка, порождает проблемные вопросы, связанные с применения нормы при осуществлении субъектом правонарушения именного данного действия, при этом в размере стоимости незаконно заготовленной древесины, определенном в КоАП РФ. Соответственно имеется возможность избежать ответственности за переработку в рамках действующего законодательства.

На основании вышеизложенного, предлагаем в ч. 3 ст. 8.28 КоАП РФ добавить указанный признак в содержание статьи и определить её в следующей редакции: «Приобретение, хранение, перевозка, переработка или сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния». На наш взгляд, проведенный анализ с учетом внесения предложенных изменений, позволит правоприменителю верно квалифицировать деяния и справедливо определять ответственность.

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.