Статья 'Формальные и неформальные ресурсы GR крупных корпораций (кейс Локхид Мартин)' - журнал 'Law and Politics' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
MAIN PAGE > Back to contents
Law and Politics
Reference:

Forman and informal GR resources of large corporations (Lockheed Martin case)

Zakirov Aidar Robertovich

Post-graduate student, Assistant, the department of Political Science, Kazan (Volga Region) Federal University

420008, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Kremlevskaya, 35, kab. 1603

azr12353@gmail.com
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2018.12.43205

Received:

26-12-2018


Published:

10-01-2019


Abstract: In the current conditions of development of the market economy and democratization of government institutions there is a growing interest of political science regarding problems of cooperation between business and state. The author examines the methods and strategies used by the business actors in structuring relationship with the government authorities. The fusion of formal and informal methods in GR activity of business structures is of special interest for the modern political science due to its particular relevance for the countries with developing economy, when the communication between business and government is not regulated by legal norms. This article analyzes the application of formal and informal methods of GR based on the Lockheed Martin case study, which allows determining the correlation between the economic success of the corporation and the ability to efficiently combine formal and informal GR strategies. The scientific novelty of this work consists in describing the peculiarities of application of formal and informal GR methods in the activity of business actors. The author demonstrated the approaches towards understanding GR as a form of activity aimed at establishment of stable relations with the government authorities. Particular attention is given to examination of the informal aspects of GR, as there is no generally accepted view in the political science.


Keywords:

neoinstitutionalism, informal relations, emerging economy, Russia, USA, lobbying, Government Relations, corporation, stakeholder, clientelism

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Развитие общественных отношений в условиях рыночной экономики, демократизации институтов государства и эволюции коммуникационных технологий предопределили возникновение особой сферы взаимодействия бизнес-структур с органами государственной власти. Сегодня данная сфера обозначается термином GR (Government Relations). В ее рамках осуществляется деятельность представителей крупных коммерческих организаций (и других негосударственных акторов) по выстраиванию долгосрочных отношений с государственной властью. Особенностью GR-деятельности является участие бизнес-акторов, выступающих инициаторами выстраивания связей с государственной властью, в налаживании устойчивых отношений и влиянии на процесс принятия политических решений органов власти.

Задачей бизнес-акторов в реализации GR-стратегий является выстраивание благоприятной и предсказуемой системы отношений между представителями бизнес-сообщества и органами государственной власти. Исследователь П.А. Толстых подчеркивает, что GR направлен на установление стабильных связей с профильными для бизнес-актора политическими стейкхолдерами (от английского «stakeholder», в буквальном переводе – держатель доли) [1]. В GR стейкхолдерами выступают группы и структуры в политике, курирующие те сферы политического управления, непосредственно которыми заинтересован сам бизнес-актор. К стейкхолдерам могут быть причислены законодатели, представители исполнительной власти, административных органов и т.д.

Целью GR-деятельности, согласно утверждениям С.Ю. Барсуковой и В.А. Евсеевой становится «обеспечение стабильности и предсказуемости регулирующей среды, в которой работает компания, а также формирование благоприятных условий ведения бизнеса» [2]. Аналогичного мнения придерживается Р.А. Майоров, который отмечает, что целью GR «является налаживание конструктивного диалога с органами власти, базирующегося на долгосрочной, взаимовыгодной и конструктивной основе» [3]. На наш взгляд, бизнес-акторы признают, что органы государственной власти выступают одним из главных регуляторов экономической сферы, и для дальнейшего экономического развития им необходимо устанавливать благоприятные связи с государством. Основной целью GR выступает предотвращение потенциально возможных угроз со стороны политических стейкхолдеров в лице акторов политической сферы, в первую очередь государственных органов, и реализация возможностей компании через ее участие в политических действиях [4]. В итоге, предполагаемый результат реализации GR - это достижение бизнес-акторами финансового и экономического благополучия политическими средствами (например, посредством воздействие на власть).

Важным вопросом на сегодняшний день, с научной точки зрения, является исследование стратегий и методов построения отношений бизнеса с властью, влияния крупных бизнес-структур на процесс принятия решений органов государственной власти. Особое внимание следует обратить на методы и стратегии GR в условиях развивающейся рыночной экономики и становления демократического режима, т.к. при таких обстоятельствах фиксируется рост взаимодействия бизнес-структур с властью, при этом часто отсутствует законодательное регулирование таких отношений. Поэтому стратегии и методы GR в таких условиях можно разделить на две группы: формальные и неформальные.

В рамках данной работы важно раскрыть особенности применения формальных и неформальных методов в деятельности бизнес-акторов. В качестве кейсов предлагается рассмотреть деятельность корпорации Локхид Мартин в России.

Исследования формального и неформального в политической науке проводятся учеными в рамках различных подходов и взглядов. Если в научном сообщество сформировалось понимание «формального» как «официального и законно признанного», то в представлениях о «неформальном» общепринятое представление не сложилось. Следовательно, в современной политической науке существует несколько подходов к пониманию «неформального».

Изучение неформального с точки зрения экономики ставит во главе угла поведение или деятельность людей и организаций (бизнес-структур) в условиях определенной экономической системы. Мы рассматриваем деятельность бизнес-акторов в развивающейся рыночной экономике, в которой неформальным считается естественная реакция общества, выраженная в образе мышления, поведении и практиках, на неэффективную государственную политику. В рамках теории «неформальной экономики» осуществляется попытка объяснить то, что деятельность политических или экономических акторов не всегда соответствует общепринятым принципам деятельности и развития общества[5]. Причиной этому служит стремление акторов достигать максимальной эффективности при ограниченной доступности ресурсов, что крайне актуально для экономической деятельности бизнес-акторов. В результате возникают практики, когда бизнес-акторы при ограниченном доступе к ресурсам, отсутствии или «закостенелости» государственных законов вынуждены действовать не в соответствии с общепринятыми формальными нормами.

Иной взгляд на проявление неформальных аспектов в политике предполагает бихевиоральный подход. В отличие от экономической теории, в центре которой находятся вопросы несоответствия действий бизнес-акторов нормам государства, достижением бихевиорального подхода является анализ политического поведения акторов, обладающих неформальным статусом [6]. В их число входят заинтересованные группы, де-юре нигде не представленные, незаконные организации (например, мафия). Исследованию подвергаются неформальные практики, влияющие на политический процесс, функционирование выборов, электоральное поведение и прочее. В рамках бихевиорального подхода для исследования неформального применяются традиционные для данного направления методы: выявление закономерностей, т.е. единообразных характеристик в политическом поведении акторов, которые могут носить как формальный, так и не формальный характер.

Не менее важным в изучении неформального в политике является неоинституциональный подход. Институты, как важнейшие элементы общественной жизни, уменьшают степень неопределенности, структурируют человеческие взаимоотношения, организуют повседневную жизнь. При этом сами институты формируются в интересах тех социальных групп, которые обладают таким статусом и положением, который позволяет влиять на формирование новых правил[7].

Исследование формальных институтов не создают особых трудностей для ученых, т.к. они обычно формально зафиксированы, а информация об их функционировании носит публичный характер и предоставлена в свободном пользовании, т.е. их выявление и оценка обычно не требует сложных исследовательских процессов и легко поддается сравнительному анализу. Проблема выявления неформальных институтов куда более серьезная задача. Например, если в государстве существует закон о лоббизме, в нем не могут быть урегулированы проявления клиентелизма или коррупционных отношений. Такие тенденции наблюдаются вследствие отсутствия законодательно регулирования общественных коммуникаций. Поэтому участники общественных отношений вынуждены разрабатывать неформальные, регулярно воспроизводимые норм и практики, которые уменьшали бы степень непредсказуемости последствий, возникающих в ходе деятельности акторов.

Стоит отметить, что в рамках неоинституционального подхода к исследованию неформальных институтов относится метод, предложенный Г. Хелмке и С. Ливитски. Они предлагают для выявления неформальных институтов использовать метод ситуационного анализа, в центре которого качественное исследование и сопоставление небольшого числа примеров. В случае изучения других сфер, например, взаимодействие власти и бизнеса, предполагается необходимость проведения качественного анализа кейсов с последующим сопоставлением полученных данных. В таком случае для выявления неформального социального взаимодействия предлагается сравнивать официально принятые правила поведения с ситуациями, когда результат был достигнут без применения официально санкционированных норм и практик. В рамках такого подхода считается возможным выявление формальных и неформальных стратегий и методов GR в условиях развивающейся экономики.

Как уже было отмечено, основной целью GR является достижение бизнес-структурами экономического преимущества, конкурентоспособности политическими средствами. Показательным в рамках данного исследования будет пример реализации формальных и неформальных тактик и стратегий GR в России американской аэрокосмической корпорацией «Локхид Мартин». Данная корпорация пришла в Россию в 1993 году, и оказалась первой из числа западных аэрокосмических компаний, которой удалось получить доступ, к ранее ограниченным ресурсам в области коммерческих космических запусков. Стоит отметить, что в начале 1990-х гг. глобальный рынок коммерческих запусков находился в стадии формирования, советский опыт ракетостроения и соответствующая инфраструктура остались под контролем российского государства, которое находилось на пути трансформации своей политической и экономической сфер, а многие области общественных отношений не были законодательно урегулированы. Все эти факторы привели к реализации как формальных, так и неформальных GR-стратегий корпорацией Локхид Мартин в США и России.

Благодаря своевременно подготовленной и реализованной GR-стратегии в отношении администрации Клинтона, аэрокосмическим корпорациям удалось положить начало либерализации политики США в космическом секторе. Так в апреле 1993 года была проведена встреча президентов Б. Клинтона и Б. Ельцина, результатом которой стало создание Российско-американской комиссии по экономическому и технологическому сотрудничеству. Важным итогом данных соглашений стала коммерциализация российского космического сектора для облегчения взаимодействия западных и российских фирм, а также были ликвидированы ограничения в передаче и обмене технологиями в области космической сферы [8]. В том же году корпорация Локхид Мартин совместно с предприятием «Хруничев» (публичной компанией с 1993 г.) и РКК «Энергия» (приватизированной в 1994 г.) создали организацию «Локхид-Хруничев-Энергия Интернэшнл» с целью выхода на мировой рынок коммерческих услуг по запуску ракет с космодрома Байконур. Раннее по сравнению с конкурентами вхождение Локхид Мартин в Россию позволило корпорации извлечь выгоду из технологической базы и инфраструктуры российских профильных организаций. Корпорация смогла получить доступ к ключевым российским ресурсам, в том числе к технологиям (ракета «Протон» и двигатель RD180) и средствам запуска космодрома Байконур. Все это стало возможным благодаря реализации GR с последующим формированием благоприятной политической и деловой среды. Согласно одному из докладов представителя корпорации Локхид Мартин, сотрудничество РКК «Энергия» с корпорацией было определено тем, что РКК «Энергия» требовалось одобрение США на импорт спутников, а Локхид Мартин обладал сильными рычагами давления на правительство США в период президентства Клинтона[9]. Российско-американское сотрудничество в космическом секторе предоставило привилегированное положение американским компаниям в России. В результате Локхид Мартин стала передовой организацией, которая начала использовать свой политический капитал в качестве крупного оборонного подрядчика правительства США, и, соответственно, достигла конкурентного преимущества над другими участниками рынка.

Вследствие реализации формальных и неформальных тактик и стратегий GR, лоббизма в правительствах США и России корпораций Локхид Мартин удалось достигнуть ряда преимуществ над конкурентами, которая выражалась в:

a. государственной поддержке корпорации, как со стороны правительства США, так и правительства РФ;

b. создании системы квот на запуски с космодрома Байконур, в рамках которой три четверти квот принадлежали «Локхид-Хруничев-Энергия Интернэшнл». Такая система служила барьером для входа новых участников на российский рынок космических запусков;

c. тесной связи с российским правительством, с его отдельными представителями позволяла оперативно решать проблемы правительственного ограничения военного характера, получать без задержек экспортные лицензии, снимать ценовые ограничения на запуски и т.д.

Таким образом, корпорация Локхид Мартин смогла достичь доминирующего положения в новом глобальном рынке стартовых услуг, предлагая клиентам более полный спектр ракетоносителей, разнообразие дат и мест запуска, чем это могло быть сделано при осуществлении деятельности исключительно в США.

В заключении, GR является важным элементов современного взаимодействия гражданского общества с государством, в рамках которого бизнес-структуры (и другие не государственные акторы) формируют долгосрочные отношения с органами государственной власти. Целью данных отношений выступает достижение бизнес-акторами конкурентного преимущества при помощи политических средств.

В условиях развивающейся экономики России для GR характерно сочетание большого спектра методов и тактик взаимодействия бизнеса с властью вследствие отсутствия законодательных норм, регулирующих данные отношения. GR-стратегии бизнес-акторов сочетают в своем арсенале формальные и неформальные методы профессиональных GR-менеджеров, свойственных западным компаниям, с элементами клиентизма и кумовства, характерных для развивающейся экономики постсоветских стран [10].

К прямым методам в реализации GR-стратегий относятся непосредственные контакты субъектов GR с лицами, принимающими решения в органах государственной власти. В рамках данных встреч применяются методы политического консультирования, лоббизм, представление аргументов и информации, чаще всего в виде исследовательских отчетов, сопровождение законодательного процесса, финансовая поддержка кандидатов и партий, использование личных связей бывших чиновников, ставших стейхолдерами бизнес-организации, создание коалиций бизнес-акторов для оказания влияния на органы государственной власти, силовое давление и.т.д.

В заключение отметим, что в России изменение политического курса, смена режимов и неолиберальная политика властей в конце XX века способствовали росту крупного бизнеса вследствие обширной приватизации государственных предприятий, ослаблению роли государства в экономической сфере. Тем самым на экономической и политической арене возникли новые акторы в лице крупных региональных корпораций, ТНК и влиятельных групп интересов (например, «Локхид-Хруничев-Энергия Интернэшнл»).

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.