Статья 'Монетизация морали как правовой способ защиты интеллектуальной собственности ' - журнал 'Law and Politics' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
MAIN PAGE > Back to contents
Law and Politics
Reference:

Monetization of morality as the legal way to protect intellectual property

Belikova Ksenia Michailovna

ORCID: 0000-0001-8068-1616

Doctor of Law

Professor of the Department of Entrepreneurial and Corporate Law, Kutafin Moscow State Law University, Professor

125993, Russia, Moscow, Sadovaya-Kudrinskaya str., 9

BelikovaKsenia@yandex.ru
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2018.12.43202

Received:

08-12-2018


Published:

09-12-2018


Abstract: The subject of this article is the problem of scientific plagiarism (unlawful borrowing of another author’s text), protection of copyrights, and intellectual property in the broad sense of the word, which is viewed in the context of economization of human life alongside the introduced to the State Duma by the President of the Russian Federation V. V. Putin legislative bill on extending the list of offences, which criminal charges can be dismissed in case of compensation for damage that has been inflicted. The author makes practical proposals aimed at combatting plagiarism, taking as a basis the words of Napoleon Bonaparte “Put a rogue in the lime-light and he will act like an honest man”. The scientific novelty of this research lies in examination of the problem of plagiarism from the perspective of economic and legal sciences, as well as partially sociology and human psychology. The article touches upon a number of interrelated issues: plagiarism and circumvention of legitimate citation; plagiarism and functionality of the national scientific schools; plagiarism and countermeasures; plagiarism and formation of scientific potential in Russia, etc. It is concluded that plagiarism entails a multitude of problems that can only be resolved as a whole, and not on the individual level, but representative scientific centers with government association.  


Keywords:

scientific schools, fair citation, plagiary, scientists, modern science, plagiarism, scientific ethics, SRC, authors' rights, intellectual property

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Вопрос о научном осмыслении и анализе правовых характеристик научного знания как такового, в том числе, с позиции норм и положений о защите интеллектуальной собственности, а также проблем, с которыми сталкиваются как авторы, изобретатели, ученые, продуцирующие научное знание, так и государство, как субъект, призванный для приумножения своих конкурентных преимуществ вводить специфические особенные способы и механизмы защиты процесса приумножения научного знания и охраны его результатов (инновационных разработок и пр.), позволяет выделить одну из граней в проблеме ответственности ученого за создание, развитие, разработку и распространение, а также промышленное внедрение результатов его мозговой, в том числе, научной, включая охраняемую правом интеллектуальной собственности, деятельности. Генерализованная проблема может быть проиллюстрирована ситуацией с разработчиком водородной бомбы А.Сахаровым. Под его руководством совместно с Ю.Б. Харитоном группой учёных была разработана и испытана на Семипалатинском полигоне 12 августа 1953 г. первая в мире водородная бомба, пригодная к практическому военному применению. Впоследствии сам А.Д. Сахаров заговорил о том, как опасно оружие, которое он создал [1]. И эта тема также имеет значительное продолжение и массу аналогичных примеров мучений ученых, озадаченных последствиями применения своих изобретений. Одну из граней этой проблемы составляет вопрос о самостоятельности характера научного знания, отсутствии его имитационной составляющей.

Все мы знаем примеры открытия законов природы независимыми друг от друга учеными, действовавшими изолированно, но пришедшими к одинаковым научным результатам: например, Закон Гей-Люссака / Закон Шарля, неоднозначность терминологии в названии которого связана с открытием закона объёмных отношений и закона теплового расширения газов (закон пропорциональной зависимости объёма газа от абсолютной температуры при постоянном давлении) [2. P. 137]. Закон теплового расширения газов называется в русскоязычном обороте законом Гей-Люссака. В 1802 г. его впервые опубликовал в открытой печати французский химик Ж.Гей-Люссак, сам считавший при этом, что открытие это сделал Ж. Шарль в своей неопубликованной работе 1787 г. Независимо от них в 1801 г. этот закон открыл английский физик Дж.Дальтон, а его качественное описание дал в конце XVII в. француз Г.Амонтон.

Другой пример – ситуация, сложившаяся вокруг доказавшего гипотезу Пуанкаре (Гипотеза Пуанкаре была сформулирована в 1904 г., с тех пор никто не мог найти ее доказательство. Это одна из семи задач, за решение которых Математический институт Клэя присуждает Премию тысячелетия. Перечень “задач тысячелетия” был учрежден в 2000 г., гипотеза Пуанкаре стала первой решенной в этом списке. [3]) - российского математика Г.Я. Перельмана, в связи с его отказом от премий, полагающихся за такое достижение - премии Филдса в области математики (2006 г.) (Премия Филдса - самая высокая международная награда в области математики, она вручается одному ученому один раз в 4 года. Сопровождается знаком отличия - золотой медалью) размером 15 тыс. канадских долларов и «Премии тысячелетия» (2010 г.) размером в 1 млн. долларов США. Ученый отказался от денег потому, что не был согласен с решением института Клэя, присуждающего премию тысячелетия: «Если говорить совсем коротко, то главная причина - это несогласие с организованным математическим сообществом.» Перельман считает, что американский математик Р.Гамильтон сделал для доказательства теоремы не меньше, чем он сам [4].

По нашему мнению, оба описанных примера являют собой образцы как лучших человеческих качеств, так и качеств ученого.

Опустив, бесспорно, высокие моральные стороны указанных лиц с общечеловеческой точки зрения, вспомним в этой связи, одно из свойств, которое, по мнению Р.Мертона [5. P. 267-278] (одного из исследователей вопроса этичности осуществления учеными научной деятельности) характеризует образец профессиональности в поведении ученого и названо им словосочетанием «научный этос», и которое должно быть присуще любому ученому – «бескорыстность». Норма о бескорыстности в научном этосе Р.Мертона гласит, что свою деятельность ученый должен организовывать и вести так, как будто у него нет других интересов, кроме установления истины. При этом требование о бескорыстности у Р.Мертона служило «…предостережением от поступков, совершаемых ради достижения более быстрого или более широкого профессионального признания внутри науки.» [6. С. 14] До него были и другие работы на эту тему (например, Б. Барбер [7. P. 126-129] осуждал ученых, которые используют исследования для приобретения авторитета и уважения вне своей профессиональной сферы деятельности или для достижения состоятельности в плане финансов), но лишь он выработал концепцию научного этоса, назвав в числе других качеств ученого наряду с бескорыстностью «универсализм», «коллективизм» и «организованный скептицизм».

Однако с позиции экономической теории эта максима не работает. «Почему», - объясняют различные экономисты. В числе их ответов есть, например, объяснение Г.Беккера, в котором экономический подход находится на иной, но отдаленно чем-то сходной с другими позиции, а именно: любые ресурсы могут быть охарактеризованы редкостью своего нахождения и потребностью осуществления выбора, который необходимо производить при любой форме распределения ресурсов, начиная от уровня государственной политики (принятия решений об объеме налогообложения, необходимости изменения законодательных актов или осуществления строительства объектов государственного назначения и т.д.) до уровня семьи (планирование состава семьи, определение места жительства, работы, образования детей и т.д.). В научной сфере также постоянно производится выбор - относительно определения направления научных исследований, их организации как с позиции численного состава группы исследователей и их квалификации, так и с позиции распределения ими личного времени (на отдых, работу для решения этой и иных задач). Примеров необходимости ежедневно проводить выбор в жизни людей бесконечное множество. Поэтому люди принимают решение о том, заняться ли им научной, интеллектуальной или творческой деятельностью только в тех случаях, когда они ожидают от этого выгоды (денежные, психологические), которые превосходят те, которые они могли бы получить, занимаясь другими профессиями. Учитывая, что этот же критерий используется при выборе более обычных профессий, нет оснований для того, чтобы приверженцы интеллектуальных профессий проявляли бы меньше озабоченности о своих вознаграждениях, больше думали бы об общественном благе и были бы честнее всех остальных «по природе» [8. С. 25, 33].

Поэтому несамостоятельность и имитационность научной информации, итогом которой является псевдонаучная деятельность – это очень актуальный вопрос в рыночной экономике.

В этой связи полезно обратить внимание на событие, которое произошло недавно в нашей стране: Президент России В.В. Путин внес в Государственную думу законопроект о расширении списка преступлений, уголовные дела по которым подлежат прекращению при условии возмещения ущерба, причиненного гражданину, организации или государству в результате совершения преступления. В перечень преступлений, предусмотренных частью второй статьи 761 Уголовного кодекса, предлагается включить преступления небольшой тяжести, предусмотренные частью первой статьи 146 (присвоение авторства или плагиат) [9]. Как отмечается в Пояснительной записке к законопроекту «Проект федерального закона направлен на дальнейшее формирование благоприятного делового климата в стране, сокращение рисков ведения предпринимательской деятельности, а также на создание дополнительных гарантий защиты предпринимателей от необоснованного уголовного преследования» [10]. Как показывает жизнь, заимствование чужого текста без ссылок на его автора (авторов) - плагиат - бывает трех видов: 1) когда заимствуют текст другого автора (авторов) «как есть», слово в слово, со всеми ссылками, не меняя порядок слов и 2) когда берут любую научную работу и перефразируют своими словами (как изложение в школе), то есть делают рерайт текстов других авторов, допуская при этом и иное некорректное поведение в отношении чужих авторских произведений, ведь технологии позволяют это (cуществует, например, сервис, имеющий несколько баз синонимов SeoGenerator, synonymonline.ru, словарь-синонимов.рф и другие [11]), кроме того многие занимаются рерайтом чужих текстов в виде заработка, а новые «авторы» в итоге называют «свои» работы, скажем, «Марфа Варенина» вместо «Анны Карениной». Система «Антиплагиат» при проверке, конечно, показывает оригинальность, близкую к 100%, пойди придерись. Само понятие «сходство» в таких случаях может быть также формализовано различными способами, включая, например, семантическое сходство или сходство индексов [12. С. 22-27]; 3) перевод русскоязычной научной статьи, раздела учебника, чужой квалификационной работы и иных научных текстов других авторов на иностранные языки с последующей их публикацией под своей фамилией (или в соавторстве) в зарубежных издательствах, выпускающих монографические работы, и журналах, индексируемых в базах данных SCOPUS, Web of Science – по понятным причинам оригинальность производного текста опять получается почти 100%-ной.

Применительно ко второму случаю, конечно, нужно сделать поясняющее замечание. Система «Антиплагиат», в которой, в основном, производятся проверки научных работ в настоящее время в ее нынешней версии, например, для РУДН - довольно сильная, делающая проверку по значительному кругу источников (это Модуль поиска ЭБС "БиблиоРоссика"; Коллекция РГБ; Цитирование; Модуль поиска переводных заимствований; Модуль поиска ЭБС "Университетская библиотека онлайн"; Коллекция eLIBRARY.RU; Коллекция ГАРАНТ; Модуль поиска ЭБС "Айбукс"; Модуль поиска Интернет; Модуль поиска ЭБС "Лань"; Модуль поиска "rudn"; Модуль поиска ЭБС "Юрайт"), выявляет в научной работе, направленной на проверку, три компонента: заимствования, цитирования и оригинальный текст. При этом, если, скажем, добросовестный автор правомерно цитирует (расставив кавычки, сделав ссылку и пр.) известную (и не очень) работу по праву видных (и не очень) авторов, например, Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. - М.: Госюриздат, 1951. - 239 c. или Халфиной Р.О. Общее учение о правоотношении. – М.: Юр. лит. –1974. – 340 с. и т.п., то в случае, когда раньше такого правомерного добросовестного заимствования некий недобросовестный автор (Иванов, Петров, Сидоров, Афгани и др.) переписал дословно эту работу за своим авторством, система «Антиплагиат» покажет заимствование у такого недобросовестного «автора», который занимается плагиатом (Иванова, Петрова, Сидорова, Афгани и др.), а не правомерное цитирование книг Флейшиц, Халфиной и др. Способствует такому положению также такое обстоятельство, как наличие или отсутствие цитируемой работы и различных публикаций авторов Иванова, Петрова, Сидорова, Афгани и т.п. в сети Интернет, на различных библиотечных и иных ресурсах и др.

Соответственно, такая ситуация призывает, фактически вынуждает даже очень добросовестного автора перефразировать то, что система показывает, как списанное (заимствованное) у Иванова, Петрова, Сидорова, Афгани и пр. И здесь возникает принципиальная разница между добросовестным и недобросовестным учеными.

Добросовестный автор вынужден перефразировать текст Халфиной, Флейшиц и др., чтобы избежать ссылок в системе «Антиплагиат» на якобы «заимствованные» у Иванова, Петрова, Сидорова, Афгани и др. части его работы, потому что «правила игры» заставляют его проходить проверку в системе «Антиплагиат». Он делает перефразирование и ставит ссылку - см.: Халфина, Флейшиц и др. Недобросовестный автор – ссылку не ставит, приписывая авторство перефразированного текста себе. К чему это приводит мы рассмотрим ниже.

Первый вид заимствования «как есть» в настоящее время редок, это все больше диссертанты (докторанты), получившие научные степени сравнительно давно, когда еще не было автоматизированных проверок на плагиат, - их теперь потихоньку цепляет «Диссернет» (URL: https://www.dissernet.org/ (дата обращения: 02.12.2018)), ходатайствуя перед ВАК РФ и диссертационными советами научных организаций о лишении плагиаторов учебных степеней. Второй вид – рерайт без цитирования становится все более частым, поскольку лингвистическая экспертиза – сравнение текстов – которая могла бы доказать факт заимствования - очень дорогая, во-первых, и разные экспертизы могут дать разный ответ, во-вторых, а многие «ученые» стремятся оптимизировать свое поведение на стезе науки для зарабатывания денег, для жизни, как отмечалось выше. О третьих и говорить нечего, за рубежом никто не станет сверяться с русскоязычными публикациями, вышедшими в России.

В этой ситуации в научной периодике встречаются неплохие предложения относительно того, чтобы возродить бытовавшие в советское время институты - товарищеские и общественные суды (суды чести), в том числе для научных сотрудников; комиссии по профессиональной этике, в том числе, по вопросам авторского права, которые, будучи «по своему правовому статусу органами общественной самодеятельности, а по правовой природе и принципам организационного построения имея общественно-товарищескую форму» служат примерами применения внесудебных (альтернативных) механизмов урегулирования споров, охватывавших гражданско-правовые отношения, затрагивавших морально-нравственные аспекты и вопросы профессиональной этики [13. С. 36-39]. Здесь стоит отметить, что новое - это хорошо забытое старое (вспомним «разбор полетов» на товарищеском суде института в фильме «Разные судьбы» (советский цветной художественный фильм 1956 г., режисер – Леонид Луков, автор сценария – Леонид Луков, Яков Смоляк); принятие в партию рабочего в том же фильме и др.). Примыкает в этим идеям идея Левина В.И., полагающего, что для сокращения объёмов плагиата нужен ряд мероприятий: «организация в вузах и НИИ постоянной службы контроля публикационной деятельности научных и педагогических работников с целью оперативного обнаружения уже имеющегося (а по возможности и опережающего выявления готовящегося) плагиата; неукоснительное публичное наказание лиц, пойманных на плагиате…» и др. [14. С. 143-149] Службы контроля в ВУЗах и др. зачастую не создаются, но нормативные рамки, запрещающие плагиат, есть. Так, например, согласно Приказу ректора РУДН от 10 сентября 2018 г. № 695 (См. Раздел «Нормативная документация» на Портале Единой информационной системы РУДН по адресу https://portal.pfur.ru:4443/default.aspx?mode=notregistered (дата обращения: 06.12.2018)) в Кодекс чести преподавателя РУДН внесены изменения и дополнения, согласно которым преподаватель РУДН обязан неуклонно следовать ряду положений Кодекса чести преподавателя РУДН, в том числе «- не допускать нарушения интеллектуальных прав (плагиата и неправомерного заимствования) в публикуемых им научных и учебно-методических трудах, в том числе объявления себя автором чужого произведения, выпуска чужого произведения (в полном объеме или частично) под своим именем, издания под своим именем произведения, созданного в соавторстве с другими лицами, без указания их имени.»

Вместе с тем, на данный момент на новом витке развития начинают действовать третейские арбитражи по указанным вопросам – например, «Третейский арбитраж научно-образовательной сферы» (URL: http://www.interarbitr.info/phone/index.html (дата обращения: 05.12.2018)).

Однако, по нашему мнению, более надежно и правильно было бы создать при РАН РФ или другом серьезном научном центре (например, при Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ (далее - ИЗиСП), банк экспертов который будет формироваться на началах, сходных с началами, на которых основывается формирование банка экспертов РФФИ. Только эксперты этого банка будут вправе выступать арбитрами как в третейских, так и в судах общей юрисдикции по рассматриваемым вопросам. Кроме того, экспертами в научных изданиях также должны быть только эксперты упомянутого банка, что снимет ответственность с издания, опубликовавшего плагиат.

Ведь наука - это процесс, в котором задействованы и на который влияют не только политика, институции, финансирование, постановка проблемы (от правильного выбора научной проблемы, определения предметной исследовательской области и применяемых методов зависит и получаемый научный результат), цель исследования (какую цель ставишь, то на выходе и получаешь) и др. [15], но и знаменитое анонимное рецензирование [16].

Наряду со сказанным отметим, что, как следует из экономической теории, нет ничего надежнее, чем «наказание рублем», поэтому в рыночной экономике предложение В.В. Путина, изложенное в упоминавшемся выше законопроекте в части плагиата – это завершающая часть взаимодействия плагиаторов, по сути крадущих не текст, слово в слово перефразируемого ими авторского произведения (научной публикации), но жизнь, время истинного автора, затраченное им на подготовку той или иной научной работы, - она заставит их отдать заработанные таким некорректным образом деньги путем возмещения причиненного их действиями истинному автору ущерба, включая и компенсацию денег, затраченных на лингвистическую экспертизу.

Единственным «слабым» звеном этой системы является, как уже отмечалось выше, лингвистическая экспертиза. Поэтому нужно апеллировать не к совести таких «плагиаторов», а к разработчикам простых и эффективных программных средств, действующих на основе математического анализа, наряду с лингвистикой, которые смогут быстро и без особых хлопот «вычислять» перефразирование. Попытки предложить научному сообществу инструменты, способы, альтернативные системе «Антипалагиат», улавливающей только примитивный плагиат, состоящий в прямом копировании материалов источника, уже имеются [17. С. 50-57; 18]; какой из них будет принят в будущем, покажет время.

Что касается вопроса размера возмещения ущерба, причиненного гражданину, организации или государству в результате совершения преступления присвоения авторства или плагиата, необходимо исчислять его, исходя не из стоимости печати публикации в случае платной публикации, а из стоимости времени, нормативно определенного для подготовки к опубликованию той или иной научной работы (научная статья ВАК/РИНЦ/SCOPUS/Web of Science; раздел в монографии, учебном или учебно-методическом пособии, учебнике; монография, учебное или учебное-методическое пособие, учебник и пр.). Ведь, практически во всех ведущих ВУЗах нашей страны действуют такие нормативы, например, Положение о планировании и учете работы ППС МГИМО от 01.06.2016 № 450 (далее – Стандарт МГИМО) (URL: https://mgimo.ru/upload/2016/07/9-o-planirovanii-i-uchete-raboty-PPS.pdf (дата обращения: 05.12.2018)), Приказ ректора 01.07.2016 № 421 (Стандарт работ ППС) Дальне-Восточного государственного университета путей сообщения (далее – Стандарт ДВГУПС) (См.: Стандарты и положения ДВГУПС. URL: http://www.dvgups.ru/newfestu/standarti-i-polozheniya-dvgups (дата обращения: 06.12.2018)), Приказ ректора РУДН об утверждении норм времени для расчета объема работы иностранцев от 13 октября 2017 № 821, (далее – Стандарт РУДН) (См.: Раздел «Нормативная документация» на Портале Единой информационной системы РУДН по адресу https://portal.pfur.ru:4443/default.aspx?mode=notregistered (дата обращения: 06.12.2018)), который очевидно распространяется и на российских преподавателей, и др. Так:

- на написание и подготовку к изданию 1 печатного листа (24 с. формата А4, далее – печ.л.) учебного пособия в Стандарте РУДН отводится 150 часов работы;

- на написание и подготовку к изданию 1 печ.л. научных статей в журналах ВАК: в Стандарте МГИМО отводится 100 часов работы; в Стандарте ДВГУПС - 100 часов, но не более 400 часов;

- на подготовку 1 печ.л. монографий Стандарт РУДН отводит 100 часов, Стандарт МГИМО - 120 часов, Стандарт ДВГУПС - 100 часов, но не более 400 часов и т.д.

Как видно из этих данных трудозатраты ученого на выпуск научного продукты примерно одинаковы «от Москвы до самых до окраин».

Кроме того, виновная сторона должна будет оплатить стоимость экспертизы, показавшей факт плагиата. Конечно, ученый понесет все эти расходы только в случае признания его плагиатором.

Совокупный размер «штрафа» раз и на всегда отучит работника умственного труда от непорядочных поступков и заставит его остановить соавторов от участия в плагиате.

Еще одна проблема, которая вытекает из плагиата, - проблема научного цитирования. Многие авторы начинают обращаться к ее исследованию [19]. Проблема состоит в том, что при присвоении авторства путем перефразирования текста «автор» производной работы, естественно, не ссылается на истинного автора работы первоначальной, поэтому у первоначального автора, скажем, кроме «утечки» времени в виде «работы» на плагиатора также возникают побочные негативные эффекты в виде отсутствия наращивания числа цитирований (индекса Хирша) в различных базах данных, например, отечественной РИНЦ (URL: https://elibrary.ru/authors.asp (дата обращения: 05.12.2018)) и др. В этом смысле сама суть цитирования работ авторов, исследовавших тему до плагиатора, заключающаяся первоначально в демонстрации степени (глубины, широты) исследованности темы, плагиатором игнорируется, заслуги и достижения в разработке темы истинным автором научных публикаций нивелируются, сводятся на нет, истинный автор получается при жизни «мертвой душой», не существующей для научного мира. Конечно, такие действия плагиаторов напрямую связаны с их видением вопроса о целях создания научного произведения: личное обогащение и последующее его самоцитирование и «перекрестное» (взаимное) цитирование кругом «близких друзей такого «автора» для поднятия своих индексов Хирша и др.

В этой связи целесообразно остановиться также еще на одном аспекте научной деятельности, непосредственным следствием ситуации в котором выступает проблема плагиата в научных исследованиях – плагиаторы, конечно, принадлежат к научным школам, составляемым из учеников и последователей видных отечественных правоведов (опустим вопрос о том, что плагиатом такие «ученые» позорят основателей этих научных школ, нередко фронтовиков); они призваны развивать научный потенциал России, работая в ВУЗАх (оставим за скобками вопрос о том, какие ценности, в том числе, научные могут они привить молодому поколению ученых-правоведов), они подают заявки на гранты и выигрывают их (в том числе, совместно с молодыми учеными – см. предыдущий пункт), плодя свои плагиаторские работы, как научные результаты по грантам. Таким образом, этот аспект научной деятельности касается развития научного потенциала в области фундаментальных и прикладных исследований, подготовки высококвалифицированных научных кадров, сохранения в стране ведущих научных школ мирового уровня.

В этих трех составляющих рассматриваемого аспекта необходимо видеть взаимосвязь, комплексность проблем наряду со взаимосвязью и ответов на поставленные вопросы.

Так, можно выделить три основные взаимосвязанные проблемы данного аспекта научной деятельности.

1. Перечень научных организаций, имеющих статус Государственного научного центра РФ (далее - ГНЦ), не включает ГНЦ по праву, тем самым особые формы государственной поддержки (в соответствии с Указом Президента РФ от 22 июня 1993 г. № 939 и Распоряжением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2015 г. № 2660-р (Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации от 28 июня 1993 г., № 26, ст. 2420)) не распространяются на фундаментальные и научные исследования в области права.

Для решения этой проблемы представляется целесообразным создать ГНЦ на базе Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации (ИЗиСП), имеющего высококвалифицированные кадры, результаты научных исследований которых получили международное признание, сделав его флагманом, головным учреждением конгломерата иных научных и учебных заведений (в том числе МГУ, МГЮА, СПбГУ, РУДН, федеральных университетов – Казанского (Приволжского), Дальневосточного и др.).

Основополагающим в выборе ИЗиСП является то обстоятельство, что директором этого института является Т.Я. Хабриева – академик Российской академии наук, действительный член Международной академии сравнительного права, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации и Республики Татарстан, член Европейской комиссии за демократию через право (Венецианской комиссии Совета Европы). Под ее научным руководством сформирована научная школа, основные идеи которой развиваются в работах ее учеников.

Опыт работы академика Т.Я. Хабриевой в сфере академических (напр., деятельность Отделения общественных наук РАН РФ и Института государства и права РАН РФ) и прикладных исследований дает уникальную возможность под ее руководством успешно организовать и координировать работу ГНЦ по праву.

Базовая организация ГНЦ – ИзиСП - создаст подразделения – учебные и научные центры, в том числе, на базе институтов академии наук, например на базе Института государства и права, ведущих юридических вузов, задача которых под научным руководством ИЗиСП подтвердить статус научных школ мирового уровня в рамках научной (п. 2 ниже) и финансовой оптимизации (п. 3 ниже) их деятельности.

2. Отсутствие ГНЦ по праву – организующего и направляющего центра - влечет за собой, в ряде случаев, бессистемность и казуистичность деятельности подразделений учебных и научных центров, которые заявляют и позиционируют себя, как имеющие научные школы мирового уровня, не являясь таковыми, что подтверждается наличием, с одной стороны, весьма немногочисленных числом отечественных научных журналов по праву, индексируемых в международных базах данных SCOPUS, Web of Science, и незначительным числом публикаций отечественных ученых-правоведов в журналах по праву из таких баз данных (имеющиеся нередко написаны или на тему междисциплинарную, в этом нет, конечно, ничего плохого; плохо, когда правоведы берутся писать по вопросам сельского хозяйства или коневодства, рынков стали или вопросов истории и др., в которых вряд ли компетентны, если только не имеют второго специального образования по такой специальности).

Для решения этой проблемы представляется целесообразным провести мониторинг и оптимизацию таких подразделений и оставить действующими только те научные школы, которые смогут приобрести (подтвердить) статус научных школ, имеющих мировой уровень. Мониторинг и оптимизацию следует возложить на созданный ГНЦ по праву. Созданный ГНЦ вырабатывает (с участием научной общественности) критерии мониторинга, единые критерии создания научных произведений (начиная с учебников), единый подход к их грифованию, определяет актуальные темы научных исследований и регламентов написания монографий на эти темы, порядок получения грантов и т.д.

Данное мероприятие, безусловно, будет способствовать подготовке высококвалифицированных научных кадров, поскольку останутся и продолжат действовать только научные школы, подлинно мирового уровня. Подобный подход нисколько не умоляет автономность научных и учебных (образовательных) организаций. Но свобода, как известно, - это осознанная необходимость. Только состязательность и конкуренция предлагаемых направлений исследований и обучения позволит выявить победителя.

3. Отсутствие ГНЦ по праву – организующего и направляющего центра - влечет за собой, в ряде случаев, необоснованное финансирование на поддержание псевдонаучных школ и финансирование неактуальных работ.

Для решения этой проблемы созданное ГНЦ должно провести мониторинг финансирования научных (теоретических и прикладных) исследований по праву, в том числе, в виде грантов, с целью устранения необоснованного расходования средств на поддержание псевдонаучных школ и финансирование неактуальных работ и направить высвободившиеся средства на увеличение стимулирования важных для страны исследований.

Мониторинг будет способствовать развитию научного потенциала в области фундаментальных и прикладных исследований, поскольку финансирование будут получать только научные школы мирового уровня.

Таким образом, хотя нами контурно намечены лишь некоторые проблемные вопросы, изложенное показывает, что вопрос плагиата гораздо шире и сложнее прямых дословных заимствований из научных работ других авторов, он тянет за собой множество проблем, решение которых возможно только в комплексе, всех вместе и на уровне не отдельного человека, но представительных научных центров, связанных с государством.

«Поставьте мошенника у всех на виду, и он будет действовать, как честный человек.» Наполеон Бонапарт [20]

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.