Статья 'Проблема возмещения убытков, причиненных декларантам, по договору таможенного представительства ' - журнал 'Law and Politics' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
MAIN PAGE > Back to contents
Law and Politics
Reference:

The issue of compensation for damages to declarants according to a customs broker agreement

Briksa Kseniya Olegovna

PhD in Law

Senior Educator, the department of Civil Law, Saint Petersburg Law Academy

192012, Russia, Sankt-Peterburg, g. Saint Petersburg, pr. Obukhovskoi oborony, 114, lit. A

briksa-ko@mail.ru
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2018.12.43199

Received:

29-11-2018


Published:

10-01-2019


Abstract: The author assesses the problem of proving damages suffered by a declarant resulting from a failure of the other side to carry out the customs broker agreement. The article gives classification of damages suffered by a declarant, resulting from customs broker’s failure to properly declare goods. The article explores the issue of proving damages by the declarant. Analysis is conducted on theoretical and practical positions of limitation of the principle of full compensation. Also analyzed are the forms of limitation to the compensation caused to the declarant included into the customs broker agreement. Based on analysis of 70 agreements, signed between declarants and customs brokers, the author determines the means that would allow customs brokers to effectively shield themselves from having to compensate the declarants. The author formulates general rules of distribution of risks between the declarant and the customs broker according to customs broker agreement.


Keywords:

representation, risk sharing, limited liability, lost profits, real damage, indemnification, contractual liability, customs representative, responsibility, contract

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Ненадлежащее исполнение или неисполнение таможенным представителем своих обязательств по гражданско-правовому договору может повлечь за собой возникновение у декларанта убытков, причем как реального ущерба, так и упущенной выгоды.

По словам Н.В. Платова сложнейшей в деятельности по возмещению убытков является проблема их расчета и доказывания [7, с. 111]. Представляется целесообразным проанализировать, является ли эта проблема актуальной для декларантов, заключивших договоры с таможенными представителями.

Можно выделить три группы убытков в форме реального ущерба, который может возникнуть у декларанта в связи с неисполнением таможенным представителем обязанностей по гражданско-правовому договору:

1. Утрата или повреждение товара, который декларировал таможенный представитель.

2. Расходы по уплате таможенных пошлин и налогов, штрафов, уплата которых стала обязательной вследствие нарушения представителем условий договора.

3. Расходы, связанные с необоснованной задержкой завершения таможенного оформления товаров (стоимость сверхнормативного хранения, дополнительные расходы на таможенное оформление, вынужденное хранение в портах и на СВХ).

Доказывание размера реального ущерба декларанта не является проблематичным. Так, например, при утрате или повреждении товара декларанту не составит труда доказать стоимость пришедшего в негодность или изъятого имущества, так как на момент пересечения таможенной границы он имеет полный комплект документов, подтверждающих таможенную стоимость товара.

Между тем убытки декларанта могут проявляться не только в форме реального ущерба, но и в виде упущенной выгоды, то есть неполученного дохода, который декларант получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

При этом необходимо отметить, что нередко в заключаемых между предпринимателями договорах, в том числе в соглашениях, сторонами которых выступают таможенный представитель и декларант, содержится условие о том, что стороны не несут ответственность за упущенную выгоду.

Автором статьи было проанализировано 70 договоров, заключенных между таможенными предстаивтелями и декларантами, доступ к которым был получен из автоматизированной информационной базы таможенных органов Северо-Западного таможенного управления.

В рамках анализа договоров, заключенных декларантами с различными таможенными представителями, автором было выявлено, что в 41% договоров гражданско-правовая ответственность таможенного представителя ограничена возмещением реального ущерба. В некоторых договорах ответственность только в виде реального ущерба несут обе стороны, в ряде договоров указано, что «таможенный представитель не несет ответственность за какие бы то ни было косвенные убытки и (или) упущенную выгоду представляемого лица».

Подобные условия договоров не противоречат отечественному законодательству, так как в п. 1 ст. 15 ГК РФ закреплена диспозитивность принципа полного возмещения убытков.

Однако нельзя недооценивать значение института упущенной выгоды. По мнению Е.В. Позднышевой возможность возмещения упущенной выгоды способствует соблюдению договорной дисциплины хозяйствующими субъектами, стимулирует их к реальному и надлежащему исполнению обязательств по договору и обеспечивает восстановление того имущественного положения кредитора, которое у него было бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его права не были нарушены неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по договору должником [8, с. 3].

Упущенная выгода декларанта, возникшая из-за таможенного представителя, может выразиться в виде неполученного дохода от реализации товара, который не был выпущен таможенным органом, конфискован или арестован и в ходе хранения утратил потребительские свойства. Между тем необходимо отметить, что судебная практика по делам о взыскании декларантами с таможенных представителей упущенной выгоды отсутствует. По мнению автора статьи такая ситуация связана с тем, что существенная доля договоров содержит положение, ограничивающее принцип полного возмещения убытков реальным ущербом.

Существует две позиции ученых относительно возможности ограничения принципа полного возмещения убытков.

По мнению Н. С. Малеина отсутствуют как теоретические, так и практические обоснования ограничения принципа полного возмещения убытков [5, с. 110]. Е. А. Суханов допускает ограничение гражданско-правовой ответственности «лишь в исключительных случаях» [9, с. 457]. А. А. Собчак говорил о том, что размер имущественной ответственности должен включать неполученные доходы, так как «хозрасчет предполагает получение предприятием прибыли, как следствие, утраченная плановая прибыль должна быть возмещена» [11, с. 81-82].

Сторонники ограничения принципа полного возмещения убытков указывали на то, что «подход, из которого вытекает неприемлемость и нежелательность ограниченной ответственности, не учитывает реалии современного рыночного оборота» [10, с. 152]. А. В. Добровинская в качестве обоснования рациональности отхода от принципа полного возмещения убытков отмечала, что в современных условиях «убытки могут достигать «астрономических сумм», как следствие, возмещение таких убытков на практике может существенно затруднить экономический оборот» [4, с. 13].

Нельзя не согласиться с утверждением О. Н. Садикова о том, что особенности некоторых сфер имущественного оборота делают неизбежным введение ограниченной ответственности для определенных групп гражданских правоотношений. Как бы теоретики ни отстаивали принцип полного возмещения убытков, практика его применения в ряде случаев оказывается весьма затруднительной.

Между тем, нельзя не отметить, что доводы сторонников ограничения принципа полного возмещения убытков неприменимы к деятельности таможенных представителей ввиду следующего:

– у таможенных представителей нет огромного количества контрагентов, так как в договорные отношения с ними вступают только те лица, которым необходимо переместить тот или иной товар через таможенную границу;

– убытки, которые могут возникнуть у декларанта, вследствие неисполнения представителем договора, не являются «астрономическими», они соотносимы со стоимостью перемещаемого через границу товара.

Таким образом, отсутствуют причины, делающие необходимым ограничение ответственности таможенного представителя путем возмещения им только реального ущерба.

Нельзя не обратить внимание на позицию А. В. Добровинской, которая отмечала, что в ряде случаев «ограниченная ответственность как бы компенсирует наличие факта безвиновной ответственности предпринимателя, как следствие, применение норм об ограниченной ответственности к этим правоотношениям вполне справедливо» [4, с. 59]. Между тем анализ договоров таможенного представителя показывает, что в ряде случаев таможенные представители включают в договор не только условие об ограничении принципа полного возмещения убытков, но и условие об ответственности представителя только за вину, таким образом, представители стремятся максимально обезопасить себя от возмещения вреда.

А. В. Добровинская выделяет несколько форм ограничения размера убытков: только реальный ущерб; стоимостное выражение; стоимость предмета договора; стоимость конкретной услуги; иные ограничения [4, с. 44].

В деятельности таможенных представителей можно выделить две формы ограничения размера причиненных ими убытков в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением гражданско-правового договора:

а) только реальный ущерб;

б) стоимость оказываемых услуг.

Относительно второго условия необходимо отметить, что оно встречается в договорах реже, чем первое. Так, например, из общего числа проанализированных автором статьи договоров в 13% было установлено условие о том, что размер ответственности таможенного представителя перед декларантом за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору ограничен размером полученного вознаграждения за оказанные таможенным представителем услуги по таможенному оформлению определенной партии товаров и транспортных средств.

Таким образом, таможенные представители как авторы договоров присоединения, заключая с декларантами соглашения, максимально прорабатывают условия о своей гражданско-правовой ответственности, включая в них ограничение принципа полного возмещения убытков. Анализ договоров таможенных представителей показывает, что в 47% договоров в той или иной форме была ограничена ответственность таможенного представителя. Между тем такие условия договоров негативно сказываются на возможности декларантов возместить убытки, возникшие вследствие неисполнения представителями своих обязанностей, об этом свидетельствует отсутствие судебной практики о взыскании упущенной выгоды. Декларанты, заключившие такие договоры, утрачивают возможность восстановить то имущественное положение, которое у них было бы при обычных условиях оборота, если бы их права не были нарушены.

В связи с необходимостью снижения рисков, возникающих в предпринимательской деятельности декларантов, автор статьи предлагает внести изменения в Федеральный закон от 03.08.2018 № 289-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», дополнив его нормой, запрещающей устанавливать ограничения в части полного возмещения убытков, возникших при осуществлении предпринимательской деятельности таможенного представителя.

Более того, представляется целесообразным ликвидировать пробел в законодательстве, связанный с отсутствием правил распределения рисков по непоименованному в ГК РФ договору таможенного представительства.

Данный пробел в законе влечет за собой сложность при разрешении споров, возникших между декларантом и таможенным представителем по вопросу возмещения убытков. В целях урегулирования данного вопроса предлагается закрепить в законодательстве общие правила распределения рисков между сторонами по договору таможенного представительства:

– риск случайной гибели или случайного повреждения товара, задекларированного таможенным представителем, до выпуска товаров таможенным органом несет таможенный представитель, за исключением случаев, когда гибель или повреждение товара стали следствием предоставления декларантом таможенному представителю недостоверных сведений и документов;

– риск случайной гибели или случайного повреждения товара, задекларированного таможенным представителем, после выпуска товаров таможенным органом несет декларант;

– риск уплаты штрафов и таможенных платежей, превышающих размер, определенный таможенным представителем при подаче таможенной декларации, и возникших вследствие нарушения лицом, задекларировавшим товар, таможенного законодательства, несет таможенный представитель, за исключением случаев, когда увеличение размера таможенных платежей и возникновение штрафов стали следствием предоставления декларантом таможенному представителю недостоверных сведений и документов.

Норма ст. 211 ГК РФ, в соответсвии с которой риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, является диспозитивной и может быть изменена законом или договором. По мнению автора статьи таможенный представитель, декларирующий товар, должен в полной мере, отвечать сохранностью данного товара. Он, как специалист в области таможенного дела, осведомленный о том, что может повлечь за собой непринятие таможней декларации, долже нести риск случайной гибели товара несмотря на то, что не является его собственником. Таким образом, предложения по распределению рисков в рамках непоименованного договора таможенного представительства, не противоречат действующему законодательству.

Стоит отметить, что проблема доказывания размера убытков, возникших у декларанта, не может быть решена путем работки методик определения убытков, так как учесть всю специфику возникшего у декларанта вреда в рамках одной методики невозможно, поскольку должно быть учтено огромное количество характеристик. Поэтому представляется наиболее удачным способом защиты прав декларанта включение в договор таможенного представительства условия о неустойке. Как следствие, декларанту, как наиболее слабой с экономической точки зрения стороне, не придется доказывать в суде размер реального ущерба и упущенной выгоды, что повлечет уменьшение судебных издержек.

Улучшение положения декларанта также возможно путем разработки примерного договора об оказании услуг таможенного представителя, в котором условия ответственности обеих сторон будут определены в соответствии с принципами разумности, справедливости и юридического равенства сторон.

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.