Статья 'Динамика формирования коалиционных правительств Италии в период Первой Республики' - журнал 'Law and Politics' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
MAIN PAGE > Back to contents
Law and Politics
Reference:

Dynamic of the formation of coalition governments in Italy during the First Republic

Bazhan Evgeny Igorevich

Deputy’s Assistant, Stat Duma of the Russian Federation; Post-graduate student, Diplomatic Academy of the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation

103265, Russia, g. Moscow, ul. Okhotnyi Ryad, 1

bazhan.evgeny@gmail.com
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2018.7.43163

Received:

25-06-2018


Published:

25-07-2018


Abstract: This article analyzes the practice of formation of the coalition governments in Italy during the First Republic. The dynamics of interparty competition allows determining the key positions in polemics unfolded between the Italian political scientists regarding the emergence of one or another type of party system in Italy. The goal of this research lies in the identification of causes that led to the victory of the Christian Democratic Party of Italy throughout several electoral cycles until the phase transformation in the Italian political party system, followed by the crisis of partocratic regime. The article also analyzes the role of the minor political parties in the political process, which provided support to the Cristian Democrats. The presented data from sociological studies allows detecting the changes in public mood, associated implementation of the political course by the ruling parties of Italy. The author was able to identify the causes of decrease in public confidence in the Italian political parties of the First Republic period. Over time, the political powers become incapable of adequately responding to the political and socioeconomic challenges on the background of dilution of the ideological beliefs of parties caught in corruption, integration of new collective (trade unions, associations and public organizations) into the political process, as well as discussion of the issues of bioethics and proliferation of neo-conservative trends.


Keywords:

First Republic, coalitions, small parties, PCI, DC, Italy, party system, reforms, trade unions, ideology

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Партийная система Италии наравне с партийными системами других западноевропейских государств в послевоенный период встала на путь построения демократического гражданского общества, что подтверждается результатами конституционного референдума 1946г. об установлении парламентской формы правления и несогласием итальянцев жить при монархии.

Ослабление роли исполнительной власти и введение пропорциональной избирательной системы обусловило необходимость для политических партий нахождения точек соприкосновения по ключевым вопросам, стоявших на повестке дня. Учитывая сложности переговорного процесса и феномен частых политических кризисов, анализ динамики формирования коалиционных правительств и уровня реализации тех или иных правительственных реформ представляет первостепенную важность для установления детерминант генезиса партийной системы Италии в период Первой Республики (период в истории Италии, начиная с 1947 г. до процесса трансформации итальянской партийной системы в 1990-х гг. – прим. автора). Так, примечательна хронологизация коалиционных правительств, представленная профессором Бристольского университета Джоффри Придэмом[1]:

1) 1945–1947-е гг. – правительства противоположных партий, включавшие Христианско-демократическую партию Италии (далее – ХДП), Итальянскую коммунистическую партию (далее – ИКП) и Итальянскую социалистическую партию (далее – ИСП).

2) 1947–1957-е гг. – правоцентристские правительства, состоявшие из представителей ХДП, Итальянскую социал-демократическую партию Италии (далее – ИСДП), Итальянскую либеральную партию (далее– ИЛП) и Итальянскую республиканскую партию (далее – ИРП).

3) 1957–1963-е гг. – функционирование правительства меньшинства, во главе которых несменяемо находилась ХДП.

4) 1963–1972-е гг. – левоцентристские правительства, основанные на сотрудничестве ХДП/ИСП.

5) 1972–1973-е гг. – правоцентристское правительство во главе с ХДП (Дж. Андреотти).

6) 1973–1974-е гг. – левоцентристское правительство во главе с ХДП (М. Румор).

7) 1974–1976-е гг. – правительство меньшинства, возглавляемое ХДП (А. Моро).

8) 1976–1979-е гг. – правительства «национальной солидарности» ХДП с широкой поддержкой других партий, в особенности ИКП.

9) 1979–1980-е гг. – правоцентристское правительство во главе с ХДП (Ф. Коссига).

10) 1980–1991-е гг. – пятипартийная коалиция во главе с ХДП (Б. Кракси и др.).

Необходимо отметить наличие устойчивого ядерного электората Христианско-демократической партии Италии и Итальянской коммунистической партии, однако, как следует из представленной выше периодизации, зачастую победа ХДП на выборах была обусловлена поддержкой малых партий. Если бы ИСП смогла выстроить полноценную коалицию с ИКП в послевоенное время (как это было на выборах 1948 г., когда ИСП и ИКП выступили вместе в составе коалиции Народно-демократического фронта – прим. автора), то речь могла бы идти о складывании полноценной биполярной системы. Однако этого не произошло по причине высокого уровня идеологической поляризации, поддерживаемой со стороны двух сверхдержав – США и СССР, террористических организаций левого и правого толка, а также провала в переговорах между ИКП и ХДП, что будет проиллюстрировано ниже.

Так, период 1947–1957-х гг. знаменуется давлением со стороны США и Ватикана на внутриполитическую ситуацию в Италии. В 1949 г. южноевропейское государство вступает в НАТО, и становятся известны факты финансовой поддержки основателя ХДП Альчиде Де Гаспери со стороны американских спецслужб [2]. Начиная с этого периода, антикоммунистическая риторика регулярно звучит в избирательных кампаниях.

Примечательно, что А. Де Гаспери после победы на национальных выборах 1948 г. предложил воплотить в жизнь правительственную программу, отвечающую интересам бедных слоев населения. Так, закон от 28 февраля 1949 года [3] запустил семилетний план по обеспечению народного жилья. Был учрежден специальный жилищный фонд (INA-Casa) в Национальном институте страхования (Istituto Nazionale delle Assicurazioni, или INA). Закон от 29 апреля 1949 г. установил лимиты страховых выплат пособий по безработице. Были открыты Национальный институт помощи сиротам итальянских рабочих (Ente Nazionale per l’Assistenza agli Orfani dei Lavoratori Italiani) и Национальный институт для пенсионеров Италии (Istituto Nazionale Previdenza Sociale), предоставлявшие льготы и услуги нуждающимся пенсионерам.

Что касается отношений ХДП с Ватиканом, то, как отмечает итальянский политолог Вера Капперручи, Альчиде Де Гаспери стремился в максимально возможной степени ограничить влияние Ватикана на процесс принятия политических решений. В представлении данного политического деятеля религия отождествлялась с индивидуальным выбором каждого человека. Таким образом, зачатки секуляристских тенденций можно было проследить уже в момент установления неформальных рамок партнерских отношений между политическими акторами. Однако А. Де Гаспери признавал важность сохранения исторической памяти и преемственности традиций. Подобный политический курс был обусловлен необходимостью консолидации ядерного электората в борьбе с коммунистической идеологией и возможностью мобилизации христиан во время проведения массовых политических акций [4].

Период с 1947 г. по 1957 г. в представленной выше хронологии можно условно назвать периодом правоцентристской коалиции по причине отсутствия единой правительственной программы. Примечательно, что в правительстве высокопоставленные должности стали занимать представители ИСДП, ИРП и ИЛП.

В период 1957–1963-e гг. малоэффективная политика ХДП, связанная с неудачными попытками включения ИСД и монархистов в процесс формирования правительства(так, в апреле 1960 г. за формирование правительства Фернандо Тамброни проголосовали 300 депутатов от ХДП и ИСД. Против выступили 293 парламентария от ИСП, ИСДП, ИРП и ИЛП – прим. автора), привела к росту популярности ИКП и, как следствие, к необходимости включения социалистов в состав коалиции под руководством ХДП. Кроме этого, после длительного правления А. Де Гаспери начался процесс слияния партийных организационных структур с государственными с целью перераспределения христианскими демократами бюджетных средств и укрепления своих позиций на политической сцене [5].

Период с 1963 г. по 1976 г. запомнился фазой правления левоцентристской коалиции, сформировавшейся после ряда событий на международной арене – восстания в Венгрии в 1956 г. и опубликования в прессе преступлений И. В. Сталина [6], болезненно воспринятых ИСП. В итоге социалисты решили разорвать отношения с ИКП и присоединиться к лагерю центристов под руководством ХДП.

Необходимо отметить, что в 1966 г. была предпринята попытка консолидации третьего полюса как результат появления на политической арене Объединенной социалистической партии (PSI–PSDI Unificatiдо 1969 г., с 1969 г. – Partito Socialista Unitario, далееОСП), образовавшейся в результате объединения Итальянской социалистической партии с Итальянской социал-демократической партией. Данные политические силы смогли войти в состав правительства во главе с лидером ХДП Альдо Моро, однако кабинет министров в таком составе действовал недолго ввиду жесткой критики со стороны ИКП и ХДП. Правительство обвиняли как в предательстве ИСП идеалов левого движения, так и в попытках ограничить реализацию курса правительственных реформ. В тот момент времени ИСП обладала низким потенциалом оказания давления на христианских демократов. В этой связи выборы 1968 г. закончились для нее провалов, от которого она не смогла оправиться вплоть до 1971 г[7].

Конец 1960-х гг. характеризуется возникновением экономических проблем и забастовок со стороны профсоюзов и студенческих организаций. В среде молодежи возникает культура контестации – протестных движений. Акции несогласия были направлены в адрес институтов как семья, школа, церковь – хранителей ценностных установок с целью их реформирования.

Всплеск общественной активности способствовал разработке и имплементации правительством левоцентристских реформ[8]. Так, Итальянские профсоюзы Всеобщая итальянская конфедерация труда (Confederazione Generale Italiana del Lavoro, далее – ВИКТ), Итальянская конфедерация профсоюзов трудящихся (Confederazione Italiana Sindacati Lavoratori, далее – ИКПТ) и Итальянский союз труда (Unione Italiana del Lavoro, далее – ИСТ) смогли добиться улучшения условий труда и начисления заработной платы рабочих на предприятиях за счет принятия в 1970 г. «Статута трудящихся» – рамочного документа, который на законодательном уровне гарантировал высокую степень защиты от увольнений, закреплял право работников совмещать работу с учебой, осуществлять контроль за применением положений о предотвращении несчастных случаев и т.д [9]. Данные события стали стимулом для создания Федерации трех профсоюзов (La Federazione CGIL, CISL, UIL), функционировавшей до 1984 г.

Было принято множество законодательных новелл. Например, в 1975 г. вступил в силу закон, позволивший уволенным рабочим получать в период до одного года как минимум 80% от размера предыдущей заработной платы за счет средств государственного страхового фонда [10]. При этом рост зарплат в период с 1969 г. по 1978 г. составил около 72% [11].

В 1976–1978-e гг. наметился исторический компромисс между ХДП и ИКП. Именно тогда увеличилась доля электората, отдававшая предпочтение коммунистам (в период с 1948–1968-х гг. среднеарифметическое значение числа мест, принадлежащих ИКП в палате депутатов, в процентном соотношении составляло 27% с максимальным значением в 31,9% голосов, полученных на выборах в 1948 г. – прим. автора). Необходимо отметить, что в этот период усиливается тренд идеологической деполяризации партийной системы страны вследствие развития процесса секуляризации в обществе. Таким образом, наблюдалось ослабление позиций «Христианско-демократической партии Италии» как оплота ценностей католиков. Так, на референдуме 1974 г. большинство итальянцев (59,1%) проголосовали за легализацию разводов. Кроме этого, руководство ХДП не смогло провести качественную процедуру обновления кадрового состава партии. При этом представители политической элиты удерживали ключевые посты на протяжении 30 лет [12].

Характеризуя фазу «исторического компромисса», политолог Луиджи Грациано выдвигал концепцию «консоциативной демократии» с предположением, что на смену «несовершенной двухпартийности» придет формула создания больших коалиций и включения в правительство ИКП на фоне доминирования центростремительных тенденций и перехода к партийной системе сегментированного плюрализма. Необходимо отметить, что для этого существовали объективные предпосылки, т.к. борьба с кризисными явлениями в экономике требовала включенности профсоюзов и левых сил [13].

Тем не менее, подобным ожиданиям не суждено было сбыться по причие неспособности (и откровенно нежелания) правящей партии включить в политический процесс коммунистов, предоставив им право назначать своих однопартийцев в кабинете министров. Отечественный политолог С. М. Гаврилова утверждает, что, несмотря на гибкость ХДП в вопросе выработки правительственной программы, в конечном счете отсутствовали предпосылки для революционной или демократической реформистской альтернативы [14]. Как следствие, в начале 1990-х гг. череда системных политических кризисов привела к трансформации партийно-политической системы Италии.

Примечательно, что Джованни Сартори издает книгу «Партии и партийные системы» в середине 1970-х гг., когда в итальянской истории действительно отмечается значительное полевение электората (например, в 1975 г. коммунисты набрали на 5,5% голосов больше, чем в 1970-м г. – прим. автора)[15], что связано с сохранением ведущими политическими силами статуса-кво на политической арене, а также с активизацией общественных движений и профсоюзов. Кроме этого, убийство лидера ХДП Альдо Моро вызвало волну негодования по отношению к ИКП о якобы наличии связей с террористической группировкой «Красные бригады»[1], взявшей ответственность за совершенное преступление.

Можно по-разному трактовать фазу кооперации между двумя противоборствующими силами в 1970-х гг., получившую название «исторический компромисс». Тем не менее, как пишет итальянский журналист Джорджо Бокка, в Христианско-демократической партии продолжало действовать отдельное крыло, призывавшее после трагического инцидента к сотрудничеству с коммунистами[16].

Важным фактором удержания власти ХДП на протяжении нескольких десятилетий являлась ее поддержка со стороны СМИ [17]и отраслевых ассоциаций (например, Конфиндустрия или Кольдиретти). При этом политолог Джанфранко Паксвино указывает на факт сотрудничества большинства групп интересов с внутрипартийными фракциями Христианско-демократической партии Италии. Например, на конец 1970-х гг. в ХДП действовало семь крупных движений: Новые силы (Forze Nuove), База (Base), Моротеи (Morotei), Новые хроники (Nuove Chronache), Доротеи (Dorotei), Демократический долг (Impegno democratico) и Либеральные силы (Forze liberale), связанные соответственно с Итальянской конфедерацией профсоюзов трудящихся, нефтегазовой компанией Эни (Eni), телеканалом Раи (Rai), Кольдиретти (Coldiretti – Ассоциация итальянских сельскохозяйственных производителей Италии) и Ватиканом (у крыла Моротеи и Либеральных сил отсутствовала поддержка со стороны групп интересов – прим. автора) [18].

Стратегический союз групп интересов с отдельными внутрипартийными фракциями был обусловлен антикоммунистическими настроениями и боязнью прихода к власти коммунистов, представляющие для крупного бизнеса угрозу его существования ввиду возможного перераспределения национального богатства страны и подрыва философии общества потребления.

Наличие внутрипартийных групп и распространение коррентократии (коррентократия (correntocraziа) – власть политических групп внутри партий – прим. автора) в стане ХДПбыло обусловлено складыванием с момента создания партии стратархической организационной структуры с отсутствием жестких вертикальных связей, а также введением системы государственного финансирования партий, установленной законом от 1974г [19]. В дальнейшем данная форма власти переросла в 1980-е гг. в партократию (partitocrazia – де-факто форма государства, при которой одна или несколько политических партий доминируют в политическом процессе в ущерб новым малым партиям и политикам-самовыдвиженцам – прим. автора).

Несмотря на попытки руководства ослабить влияние фракций в конце 1970-х гг., в последующие годы состоялся передел сфер влияния между ними. Тем не менее, образ демократической партии, способной остановить террор ультралевых и ультраправых террористических организаций, позволил ХДП объединить вокруг себя представителей различных социально-дифференцированных групп и стабильно занимать первое место на выборах в парламент Италии [20].

Примечательно, что в лагере ИКП с конца 1960-х гг. (в особенности после ввода войск Варшавского договора в Чехословакию в 1968 г.) наблюдались определенные изменения идеологических установок и стирание границ между социалистической и католической субкультурами [21] в связи с провозглашением секретарем Итальянской коммунистической партии Энрико Берлингуэра политики «еврокоммунизма». Данная политика заключалась в критике концепции диктатуры пролетариата и недостатка политических свобод в странах, принявших советскую модель социализма. В то же время если право крыло компартии (Дж. Амендола, Дж. Наполитано) предлагало сконцентрироваться на поиске путей выхода из кризиса, то левое крыло (У. Э. Террачини, П. Инграо) критически восприняли курс на социал-демократизацию [22]. В итоге противоречия в ИКП и проиллюстрированные выше процессы, оказавшие детерминирующее влияние на развитие массового сознания рабочих, не позволили итальянской компартии добиться таких же впечатляющих результатов на национальных выборах в 1983 г. (29,89%) и 1987 г. (26,57%) по сравнению с выборами 1976 г. (34,37%) и 1979 г. (30,38%).

В конце 1970-х гг. социалисты и коммунистыне смогли поставить под сомнение доминирование на политической арене ХДП. При этом было отмечено снижение избирательной явки и увеличение количества испорченных бюллетеней (количество испорченных бюллетеней выросло до 15% в 1979 г., до этого составляя в среднем 10% в период 1948–1976- х гг [23]. – прим. автора)

В дальнейшем в течение 1980–1992-х гг. партийная система Италии характеризовалась пребыванием у власти пяти партий: ХДП, ИСП, Итальянской социал-демократической партии (далее – ИСДП), ИРП и ИЛП. Злоупотребление властью, партийная и политическая коррупция, теневое финансирование, а также нецелевые траты бюджетных средств привели к снижению доверия граждан к политическим силам (см., например, [24, 25]) и, как следствие, к их аполитичности, что демонстрирует устойчивый тренд снижения явки избирателей на выборах (избирательная явка упала до 89% в 1979 г., до этого составляя в среднем 93% в период 1948–1976гг. В среднем темпы падения явки избирателей в период с 1948 г. по 1992 г. составили 0,5% [23] – прим. автора).

В 1980-е гг. ХДПИ удерживает свои позиции на избирательной арене, в то время как ИКП терпит потери существенные потери. Во многом это связано с политикой градуализма, шатким положением коммунистических партий за рубежом и успешной политикой лидера ИСП Беттино Кракси. Так, во время его правления в 1985 г. был проведен референдум по вопросу ограничения подвижной шкалы заработной платы, нашедший поддержку большинства итальянцев, несмотря на то, что коммунисты голосовали за ее сохранение. В середине 1980-х гг. Италия по уровню экономического развития Италия смогла обогнать Англию и Францию и приблизилась к ФРГ [1]. Вырос третичный сектор экономики, снизилась разница в доходах между рабочими и служащими, мелкой буржуазией.

Кроме этого, подписанный лидером ИСП Б. Кракси новый конкордат со Святым Престолом в 1984 г. стал кульминацией распространения в обществе секуляристских тенденций, что негативно отразилось на электорате ХДП, который не видел в ведущей итальянской партии более проводника и защитника католических ценностей.

Необходимо отметить, что 1980-е гг. знаменовались временем постепенного изменения конфигурации политических сил ввиду вырождения режима партократии. Итальянский политолог Стефано Гуццини утверждает, что клиентелистская система, достигнув своего апогея, стала предметом детального исследования со стороны судебных и правоохранительных органов, инициировав серию расследований в отношении ряда политиков, уличенных в коррупции и сговоре с Мафией. Так, следует отметить Макси-процесс в 1986 г. и операцию «Чистые руки» в 1992 г., завершившихся арестом нескольких тысяч членов партий правящей коалиции [26].

После указанных событий конфигурация политических сил в Италии полностью изменилась, т.к. с политической арены были вынуждены уйти крупнейшие партии – ИКП и ХДП. Первая – ввиду необходимости трансформации и взятия на вооружения новых идеологических установок, вторая – по причине вовлеченности в коррупционные схемы. Однако обе партии столкнулись с феноменом постепенного размывания своего ядерного электората, что символизировало на тот момент несостоятельность постулата о наличии в Италии партийной системы поляризованного плюрализма (по мнению итальянского политолога Дж. Сартори, поляризованный плюрализм отличается наличием трех центров силы. В партийной системе такого типа на правом и левом фланке действуют антисистемные партии, стремящиеся порой не только к трансформации действующих институтов власти, но смене политического режима и установлению диктатуры [15, C. 108]. – прим. автора).

Таким образом, проблема определения наиболее обоснованного типа партийной системы заключается в том, что межпартийная борьба за первенство на политическом сцене сопровождалась глубинными изменения структуры фрагментированного итальянского общества. Класс рабочих и буржуазии не были сформированы, а представители различных социально-дифференцированных групп были тесно переплетены в рамках двух субкультур (проведенные в 1950-е гг. опросы общественного мнения продемонстрировали, что представители буржуазии принимали участие в социалистическом движении [27] – прим. автора). Более того, идеологические установки, связанные с исторической памятью движения Сопротивления и наследием коммунизма, уступили место философии консьюмеризма и прагматизма, разделяемой политиками нового поколения (такими как Б. Кракси, У. Босси и С. Берлускони). Также необходимо отметить, что процессы технологической модернизации и глобализации, а также развития институтов гражданского общества нередко становились причиной возникновения вызовов, на которые партии не всегда могли предоставить адекватный ответ.

Наметились идеологические сдвиги, связанные с кризисом социально-экономической доктрины социализма, который в 1990-е и 2000-е гг. широко обсуждается в научных кругах (см., например, [28, 29]). При этом концепция справедливости, постепенно заменившая идею равенства, сталкивается с напором неоконсервативных тенденций, обусловленных необходимостью оптимизации государственного бюджета и борьбы с периодически наступающими финансовыми кризисами. Дискуссия о поисках новых форм государственного и социально-экономического устройства внесла свой вклад в формирование т.н. Второй Республики в Италии (периода после трансформации партийно-политической системы Италии 1994г. – прим. автора), когда популярность обрели «нишевые партии» (термин, введенный профессором Бонни М. Мегид [30]). Они выступают за расширение политической повестки и включение в нее проблем распространения постматериалистических ценностей. Так, например, партии «Сеть» (La Rete), «Федерация зеленых» (Federazione dei Verdi) или «Лига Севера» (Lega Nord) выступали соответственно за расширение институтов политического участия граждан, решение экологических проблем, а также за федерализацию страны и борьбу с нелегальной миграцией.

Система клиентелистских связей, сопровождаемая наличием государственного финансирования деятельности партий, поставила под вопрос легитимность ведущих партий и обусловила появление новых политических сил на политической арене. Кроме этого, был задействован в полной мере механизм чередования власти. Период «несовершенной двухпартийности (итальянский ученый Джорджо Галли вводит термин «несовершенная двухпартийность» ввиду доминирования на политической арене ИКП и ХДП и в то же время действия негласного правила об недопущении выдвижения коммунистами кандидатур на должности министров в правительстве[31] – прим. автора) ушел в прошлое, т.к. в 1990-е гг. в Италии была сформирована партийная системы с двумя жестко конкурирующими между собой лево- и правоцентристскими партиями.

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.