Статья 'Комплексность подхода к унификации норм гражданского и арбитражного процессов' - журнал 'Law and Politics' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
MAIN PAGE > Back to contents
Law and Politics
Reference:

Complex approach towards unification of the norms of civil and arbitrary procedures

Bagautdinov Rustam Radikovich

Postgraduate at the Civil Law Department of the University of Management "TISBI" 

420012, Russia, the Republic of Tatarstan, Kazan, ul. Mushtari, 13

bagautdinov.rus@yandex.ru
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2017.3.43023

Received:

03-01-2017


Published:

05-04-2017


Abstract: The subject of this research is the application of complex approach towards unification of the norms of civil and arbitrary procedures, as well as consideration of the international experience, successful, implementation of civil law institutions within one group of countries that are unique to these countries, results of scientific examination, historical experience, and account of the established judicial practice in their combination and interconnection as the single complex of conditions necessary for exclusion of the conflicts in unification of the norms of civil and arbitrary procedures in the Russian Federation. The main conclusion of the conducted research consists in the following: there is a need for taking into account the cross-sectoral vector of development and improvement of law, and because the norms of substantive law are closely related to the norms of procedural law, as well as are mutually complementing, emerges the demand in organization of the lawmaking process, considering a specific doctrine. The author suggest systematization of the scientific examination on unification of the norms of civil and arbitrary procedures according to the doctrinal affiliation for the appropriate understanding of applicability of the context of solution, proposed by the result of the research.


Keywords:

paradigm of civil procedure , concept of the Unified Civil Procedural Code of the Russian Federation, context of solutions, complex approach, systematic approach, systematization, harmonization of procedural law, civil procedure law, reform of the civil law, codification

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Понимая, что реализующаяся в настоящий момент идея унификации норм гражданского и арбитражного процессов, требует от законодателя принимать к сведению множество научных трудов не только в области цивилистического процесса, но и в сфере норм материального права, как верно отмечено П.В. Крашенинниковым по этому поводу, в издании посвященном кодификации российского частного права [1], необходимо учитывать и синхронизировать не только усложняющиеся нормы материального, но и процессуального права между собой.

Данный тезис подтверждается фундаментальными научными исследованиями Я.Ф. Фархтдинова, указывающими на тесную взаимосвязь с нормами других отраслей права, а также дальнейшими исследовательскими выводами С.Ю. Баранова совместно с М.В. Фетюхиным по поводу необходимости учета в разработке процессуальных законов соблюдения ориентации «на применяемые судом нормы материальных отраслей права, прежде всего гражданского права» [2].

В связи с этим, стоит отметить ценность опыта осуществляемой кодификации Гражданского кодекса Российской Федерации, заключающаяся в комплексности подхода к выбору основных векторов движения, и выраженная в учете следующих факторов:

1) практики международного регулирования аналогичных общественных отношений;

2) успешного опыта применения гражданско-правовых институтов одной группы государств, не имеющих аналогов в других;

3) опыта научных изысканий (теоретического обоснования), связанного с наиболее оптимальным (разумным и обоснованным) выбором принятия той или иной нормы;

4) учет уже имеющегося отечественного опыта по аналогичным вопросам, имеющим историческое подтверждение, при кодификации отраслей права;

5) учет сложившейся судебной практики правовому регулированию общественных отношений.

По первому и второму указанным выше положениям считаем необходимым указать, что сами пояснительные записки к проектам федеральных законов о внесении соответствующих изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации содержат идентичную по смыслу формулировку, приведенную, например, в пояснительной записке к проекту федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации», имеется упоминание, что «при подготовке предложений принималось во внимание действующее за рубежом правовое регулирование» [3]. Применительно к унификации и гармонизации цивилистического права и процесса стоит отметить такие важные достижения, необходимые к учету, как модельные кодексы, принимаемые на межправительственном уровне, что по словам Г.К. Дмитриева служит основой для национальных правовых актов, и является фундаментом для создания схожих, даже близких, но не идентичных законов, т.е. к сближению, гармонизации права [4].

«Модельное» регулирование, по словам Д.Я. Малешина, пытались возродить, направив свои усилия на унификацию и гармонизацию гражданского процессуального законодательства стран СНГ, посредством разработки Модельного ГПК [5].

Соглашаясь с мнением Д.Я. Малешина по обозначенному моменту, следует отметить важность учета в современных реалиях интегративных процессов для предпринимателей и коммерческих организаций, при планировании и прогнозировании расширения товарооборота, обращение особого внимания на «судебную инфраструктуру», что также имеет обоснование в научной работе И.В. Воронцовой, посвященной изучению норм международного права как источника гражданского процессуального права, и наличия кризиса современной системы международных отношений, проявляющийся, в коллизиях не только норм материального, но и процессуального права [6].

Применительно к третьему и четвертому вышеуказанным положениям, примечательны научные изыскания доктринально-теоретического аспекта принятия тех или иных норм в качестве основополагающих, для регулирования общественных отношений, складывающихся в рамках цивилистического процесса.

Представляется, что первостепенное внимание и немаловажное значение при унификации, гармонизации норм цивилистического процесса должно быть уделено вектору развития, определения доктрин, теорий и допущений, в условиях которых будет происходить совершенствование процессуального законодательства.

Данные тезисы апробированы Т.В. Сахновой в части изучения вопросов целеполагания процесса, его приоритетных методов, системы принципов процессуального права, определения роли сторон и суда в процессуальных отношениях и процессе в целом через призму материально-правовой, и публично-правовой (процессуальной) теории иска и права на иск, а также комплексной (компилятивной по сути) теорий. Учет выбранной парадигмы и сознательное следование ей поможет «взглянуть на постановку и решение проблем гармонизации цивилистического процесса - при его современном законодательном реформировании» [7].

Помимо цели проведения гармонизации не только формы, но и содержания, Т.В. Сахнова указывает на необходимость установки концептуальной основы, вопреки желанию удовлетворению сиюминутных практических потребностей, что по словам Д.Я. Малешина, в издании, посвященном исследованию типа российского гражданского процесса, находится отчасти в определении его социокультурного типа [8].

Солидарность в вопросе необходимости определения главного вектора развития высказывает также М.А. Филатова, считая, что вопросы совершенствования цивилистического процесса (усиления профессионального представительства, повышения качества юридической помощи, использование современных технологий цивилистическом процессе, улучшение исковой формы защиты права) возможно посредством выбора и следования либо социальному, либо либеральному направлению [9].

С другой стороны освещает проблематику унификации норм цивилистического процесса Н.Г. Елисеев, через призму уже имеющегося вектора развития и определяя систему цивилистического процесса как «совокупности элементарных правоотношений публично-правового характера, возникающих между судом, который является их обязательным субъектом, и другим участником процесса, например стороной, свидетелем, переводчиком» [10], и что указанная ситуация имеет как достоинства – в части возможности использования общеправовых понятий – так и недостатки – в части опасности игнорирования специфики процессуальных отношений. Над решением данной основополагающей проблемы, по мнению Н.Г. Елисеева, работал Е.А. Нефедьев, высказывавший тезис о гражданском процессе как о нормированной законом деятельности, направленной на разрешение спора сторон о гражданском праве и проявляющей себя в рамках динамической теории, в которой акцент ставится на поведение субъектов, на действие и применение правовой нормы [11].

Также считаем, что при унификации цивилистического процесса с использованием комплексного подхода целесообразным является указывание авторами в условиях какой доктрины вырабатывается формулировка результатов научной деятельности. Соблюдение данной рекомендации позволит систематизировать предложения ученных по соответствующим критериям, что в дальнейшем позволит исключить споры о применимости выбора решения коллизии. Ввиду того, что большинство предлагаемых решений являются разумными, целесообразными и обоснованными, имеет высокая вероятность наступления случаев, когда будет трудно отказаться от предложенного решения лучшего, но не гармонирующего с системой, в целом, и пренебрежения решением хорошим, полноценно дополняющим выстроенную систему.

Примечательно замечание В.М. Шерстюка по поводу статичности в последние годы основополагающих категорий (задач, состав и содержание принципов, институтов общей и особенной части и определений) в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации после вступления в силу Кодекса административного судопроизводства и изменения только «количественного материала» из-за чего может сложится мнение о надуманности стремления использовать комплексный подход к категоризации научных работ. Однако, данные события не противоречат, согласно научным изысканиям В.М. Шерстюка, последующему «качественному скачку» в унификации норм цивилистического процесса [12].

В качестве обоснования вышеуказанного тезиса, следует привести пример связанный с решением вопроса о наличии различных подходов к профессиональному представительству (в том числе адвокатской монополии), степени активности суда, обязанности направления состязательных документов, а также обязательности отзыва на иск. Каждый из диаметрально противоположного ответа верен, и может быть применен, но наиболее успешное его функционирование возможно при доктринальной идентичности с остальными процессуальными нормами. В более абстрактной и лаконичном изложении сформулировала вышеизложенное Е.Е. Уксусова: «познание права нашей правовой системы отраслевой процессуальной наукой с учетом современного состояния правовой действительности неотделимо от его системной интерпретации, учитывая системную организацию права (законодательства), его структурных подразделений и различные аспекты определения его системности, которая может выступать и как характеристика правовой действительности» [13].

Ввиду того, что в Концепции единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, одобренной решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 08.12.2014 N 124 (далее – Концепция) научная доктрина не определена в качестве основополагающего критерия для предложений по гармонизации, считаем необходимым в дальнейших научных изысканиях анализировать возможные варианты решения актуальных проблем унификации норм гражданского и арбитражного процесса Российской Федерации через призму решения проблем в рамках различных доктринальных систем.

Раскрывая содержание учета уже имеющегося отечественного опыта по аналогичным вопросам, имеющим историческое подтверждение, при кодификации отраслей права, необходимо обратить внимание на работы В.А. Рязановского, который считал, в первой четверти прошлого столетия, что «говорить о едином процессе и о единой процессуальной науке при настоящем ее состоянии еще преждевременно, но вместе с тем нам думается, что тенденция развития современного процесса (как в области судоустройства, таки и судопроизводства) ведет к объединению различных его видов и созданию единого процессуального или судебного права. Для последнего необходима предварительная подготовительная работа, которая должна быть проделана как в сфере теории процесса, так и в области законодательной практики» [14].

Применительно опыту рассмотрения цивилистического процесса как единого процессуального права, стоит отметить «судебное право», которое было предметом научных изысканий: Е.В. Васьковского, Р. Иеринга, И.В. Михайловского, Н.Н. Розина, И.Я. Фойницкого, В.А. Рязановского, А.Л. Ривлин, затем – Н.Н. Полянского, М.С. Строговича, В.М. Свицкого, А.А. Мельникова, и их последователями в наше время И.Л. Петрухным, А.П. Гуськовой, Н.Г. Муратовой и другими учеными [15].

Раскрывая содержание пятого вышеуказанного положения, в контексте комплексного подхода к унификации норм гражданского и арбитражного процессов и учета в нем сложившейся судебной практики, стоит отметить, что согласно исследованиям И.В. Воронцовой в последнее десятилетие учеными формулируются определения источников гражданского процессуального права, неизменно основанные на позитивистском подходе, что подразумевает определение источников гражданского процесса как выражение государственной воли в форме нормативного правового акта, регулирующего порядок производства по гражданским делам [16], однако, применительно к судебной практике и судебному прецеденту, по мнению А.А. Демичева и О.В. Исаенковой, их наряду с принципами, правовыми обычаями, правовой доктриной следует относить к нетрадиционным источникам права [17], и необходимых к учету через опыт практикующих ученых-юристов, выраженный в научных публикациях, посвященных отдельным проблемам правоприменения норм цивилистического процесса.

В заключение вышесказанного, вывод лучше всего передать словами коллектива авторов статьи, посвященной предложениям к Концепции: «поддерживая и одобряя идею унификации процессуального законодательства, признавая всю значимость работы, проделанной составителями Концепции, следует тем не менее констатировать, что предоставленные материалы отражают итоги лишь первого этапа научно-практических изысканий, которые необходимо развивать и продолжать» [18].

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.