Статья 'Египет в политике США на Ближнем Востоке в начале 1950-х гг.' - журнал 'Конфликтология / nota bene' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Конфликтология / nota bene
Правильная ссылка на статью:

Египет в политике США на Ближнем Востоке в начале 1950-х гг.

Крыжко Лидия Анатольевна

кандидат исторических наук

старший преподаватель, кафедра археологии и всеобщей истории, Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Крымский федеральный университет им. В. И. Вернадского"

295007, Россия, Республика Крым, г. Симферополь, пр. Академика Вернадского, 4

Kryzhko Lidiya Anatol'evna

PhD in History

Senior Lecturer, Department of Archeology and General History, V. I. Vernadsky Crimean Federal University

295007, Russia, Respublika Krym, g. Simferopol', pr. Akademika Vernadskogo, 4

lidochka12345@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Крыжко Евгений Владимирович

кандидат исторических наук

доцент, кафедра археологии и всеобщей истории, Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Крымский федеральный университет им. В. И. Вернадского"

295007, Россия, республика Крым, г. Симферополь, ул. Пр. Академика Вернадского, 4

Kryzhko Evgeniy Vladimirovich

PhD in History

Associate Professor, Department of Archeology and General History, V. I. Vernadsky Crimean Federal University

295007, Russia, Respublika Krym, g. Simferopol', ul. Pr. Akademika Vernadskogo, 4

jeyson1030@gmail.com
Пашковский Петр Игоревич

кандидат политических наук

доцент, кафедра политических наук и международных отношений, Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Крымский федеральный университет им. В. И. Вернадского"

295007, Россия, республика Крым, г. Симферополь, ул. Пр. Академика Вернадского, 4

Pashkovsky Petr Igorevich

PhD in Politics

Associate Professor, Department of Political Sciences and International Relations, V. I. Vernadsky Crimean Federal University

295007, Russia, Respublika Krym, g. Simferopol', ul. Pr. Akademika Vernadskogo, 4

petr.pash@yandex.ru

DOI:

10.7256/2454-0617.2022.2.38065

Дата направления статьи в редакцию:

10-05-2022


Дата публикации:

17-05-2022


Аннотация: В статье рассмотрена проблема роли Египта в политике США на Ближнем Востоке в начале 1950-х гг. Показано, что новым обстоятельством в условиях становления биполярности стало то, что в регионах Среднего и Ближнего Востока Соединённым Штатам приходилось выступать в качестве конкурента Великобритании. США понимали значимость постепенного вытеснения Великобритании из региона, стремясь не допустить там увеличения советского влияния с помощью разных методов. При этом реализация плана Вашингтона по формированию контролируемого военно-политического блока ближневосточных государств в 1950–1953 гг. оказалась несостоятельной по разным причинам. Решающую роль в этом отношении играла позиция, занимаемая Каиром. Особым вкладом авторов в исследование темы является акцентирование внимания на проект «средневосточное командование», как первый неудавшийся план военного блока стран Запада в регионе. Выявлено, что ставка США на Египет в качестве проводника своих интересов оказалась неоправданной. Американская администрация объективно усмотрела в набирающем силу в этот период в Египте антибританском движении возможность усиления своего влияния. Однако с утверждением у власти в Египте Г. А. Насера получает развитие новая внешнеполитическая стратегия, в основе которой находились усилия в отношении подъёма патриотизма арабских стран и объединения арабов в борьбе с колониальным прошлым. Не принесли желаемых результатов и усилия Вашингтона добиться сосуществования в едином блоке Египта и Израиля. В условиях нерешённости палестинского вопроса и обострения арабо-израильского противостояния во внешней политике Каира набирали силу тенденции к сближению с арабскими странами в форме ряда военно-политических союзов.


Ключевые слова:

Египет, США, Ближний Восток, средневосточное командование, Лига арабских государств, Великобритания, Израиль, Гамаль Абдель Насер, Свободные офицеры, Гарри Трумэн

Abstract: The author considers the problem of the role of Egypt in the US policy in the Middle East in the early 1950s. It is shown that a new political circumstances in the regions of the Middle and Near East forced the United States to act as a competitor to Great Britain. The United States understood the importance of gradually ousting Great Britain from the region, trying to prevent the increase of Soviet influence there using various methods. At the same time, the implementation of US's plan to form a controlled military-political bloc of Middle Eastern states in 1950-1953 proved to be untenable for various reasons. The decisive role in this regard was played by the position held by Egypt. A special contribution of the authors to the study of the topic is the focus on the project "Middle East Command", as the first failed plan of the military bloc of Western countries in the region. It was revealed that the US stake on Egypt as a conductor of its interests turned out to be unjustified. The US administration objectively saw in the anti-British movement, which was gaining momentum in Egypt during this period, an opportunity to strengthen its influence. However, with the approval of G. A. Nasser in power in Egypt, a new foreign policy strategy was being developed, which was based on efforts to raise the patriotism of the Arab countries and unite the Arabs in the fight against the colonial past. Also, US's efforts to achieve coexistence of Egypt and Israel in a single policy not brought the desired results. In the context of the unresolved Palestinian issue and the aggravation of the Arab-Israeli confrontation in Egypt's foreign policy, tendencies towards rapprochement with the Arab countries in the form of a number of military-political alliances were gaining momentum.



Keywords:

Egypt, USA, Middle East, Middle East Command, League of Arab States, Great Britain, Israel, Gamal Abdel Nasser, Free Officers, Harry Truman

В современных условиях обострения напряжённости в отношениях крупных держав, возникающих новых вызовах и угрозах международной безопасности актуальным представляется обращение к историческому опыту урегулирования подобных ситуаций в период биполярной конфронтации. Так, окончание Второй мировой войны катализирует процесс распада колониальных режимов, в результате чего Ближневосточный регион оказывается в фокусе внимания геополитических соперников – стран Запада и СССР. При этом вплоть до середины 1950-х гг. в регионе происходили события, продемонстрировавшие ослабление влияния европейских колониальных режимов, что создавало своеобразный вакуум, привлекая внимание Соединённых Штатов и Советского Союза.

Проблема значения Египта в политике США на Ближнем Востоке после Второй мировой войны изучалась рядом отечественных [1, 6, 10, 13, 15, 20, 21] и зарубежных [3, 5, 16, 24] исследователей. Однако ими в основном рассматривалось оформление Багдадского пакта, не уделяя должного внимания проекту «средневосточного командования», который являлся первой попыткой создания военного блока, противостоящего «коммунистической угрозе» на Ближнем Востоке. В связи с этим представляется необходимым обозначить роль Египта как центрального игрока в первом проекте будущего блока, позиция которого стала определяющей для США в переориентации формата их военно-политического союза и постановке стратегических задач Вашингтона в регионе в начале 1950-х гг. Целью данной статьи является рассмотрение значения Египта в политике Соединённых Штатов на Ближнем Востоке в начале 1950-х гг.

Итак, после первой арабо-израильской войны Вашингтон, осознавая важность лавирования, придавал особое значение сохранению и усилению своего влияния на обе стороны конфликта. В свою очередь, американская администрация понимала значимость постепенного вытеснения Великобритании из региона, стремясь не допустить там увеличения советского влияния с помощью разных методов. Новым обстоятельством в условиях становления биполярности стало то, что в регионах Среднего и Ближнего Востока Соединённым Штатам приходилось выступать в качестве конкурента Великобритании, которая опиралась на свой периметр обороны по линии Суэцкий канал, подмандатная Палестина, Ирак и Йемен. Вашингтон смог использовать англо-советские противоречия в связи с «иранским кризисом» 1946 г., серьёзно усилив там свои позиции, а в 1953 г., сместив премьер-министра Моссадыка, полностью ликвидировал британское присутствие в Иране. «Доктрина Трумэна» была распространена и на Турцию, являвшуюся «ключом» к Ближнему и Среднему Востоку. При этом в соперничестве с Англией на Ближнем Востоке доминировали косвенные методы дестабилизации позиций последней [1, с. 17].

Учитывая отмеченные обстоятельства и в соответствии с «Четвёртым пунктом» программы помощи странам «третьего мира» президента Г. Трумэна, в реализации внешнеполитической стратегии США в Ближневосточном регионе актуализируется идея относительно создания регионального военно-политического блока государств по аналогии с НАТО [2]. В Египте Вафдистский кабинет принял программу Г. Трумэна, что способствовало реализации интересов Вашингтона.

В 1950–1951 гг. наблюдается активизация деятельности в этом направлении, проявившаяся в проекте блока «средневосточного командования» в составе Египта, Иордании, Ирака, Йемена, Ливана, Саудовской Аравии, Сирии и Израиля. Следует отметить, что членство в составе блока требовало умелого дипломатического маневрирования и стратегического расчета по привлечению в него соперников, руководствуясь аргументацией противодействия проникновению в регион «коммунистической угрозы».

Политика стран Запада на Ближнем Востоке после Второй мировой войны формировалась в русле «Тройственной декларации» от 25 мая 1950 г., подписанной США, Великобританией и Францией. В этой декларации, кроме обоюдных обязательств отказа от гонки вооружений, применения или угроз использования силы, предотвращения попыток нарушения линий перемирия в регионе [3, р. 196–197], Ближний Восток был разделён на сферы влияния. Так, в зону ответственности Соединённых Штатов входили Египет, Израиль, Сирия и Саудовская Аравия. За Англией закреплялись Трансиордания, Ирак и Суэцкий канал. В ведение Франции входил Ливан. Декларация констатировала общую направленность сторон на создание антисоветского блока из арабских государств [4, с. 127].

В целом, ситуация конца 1940-х – начала 1950-х гг. в арабском мире характеризовалась проявлением осуществления «Тройственной декларации» по разделу сфер влияния. Одним из примеров этого был проект «Великая Сирия» (поддерживаемый Великобританией и предполагавший союз Ирака, Иордании, Сирии и Палестины Авт. ), особую заинтересованность в котором проявляли хашимитские режимы Иордании и Ирака, что в перспективе могло ослабить позиции Египта в ЛАГ [5, с. 94–95]. В связи с конкуренцией в регионе данный проект не являлся привлекательным для Египта. Это обстоятельство, становясь ещё одним фактором борьбы против британского влияния в стране и регионе, способствовало политике США по привлечению Каира в соответствующие военно-политические блоки, что придавало ему стратегическое значение для Вашингтона.

В качестве первой попытки создания системы защиты от «коммунистических угроз» можно рассматривать инициируемый Соединёнными Штатами проект «Верховного союзного командования по Ближнему Востоку» (MEC), предполагавший решение проблемы базы в Суэце посредством замены британского командования международным. Что касается предложения создать блок «средневосточного командования», то США выдвинули таковое осенью 1951 г. в адрес Великобритании, Франции и Турции. Египту за согласие стать страной-учредителем предлагались поставки вооружения, несколько высоких постов в командовании и специальная подготовка армии. В ответ Каиру необходимо было предоставить командованию стратегические объекты на своей территории «для организации в мирное время обороны Ближнего Востока» или «в случае явного международного кризиса» [6, с. 196–197].

Официальные лица присоединившихся стран были полны решимости оказать давление на Египет, которому 13 октября 1951 г. было объявлено приглашение в МЕС. В свою очередь, 15 октября египетское правительство его официально отклонило [7]. Исходя из этого, Вашингтон мог установить фактический контроль над военной базой в зоне Суэцкого канала при вытеснении позиций Лондона. Однако в связи с нарастанием англо-египетского кризиса и по причине того, что Соединённые Штаты не придавали должного внимания усилению антиамериканских настроений в рядах арабской политической элиты (вследствие проявления произраильских позиций администрацией Г. Трумэна Авт. ) этот проект не был реализован.

В продолжение своих геостратегических усилий Вашингтон выдвинул проект «Организация обороны Среднего Востока» (МЕDO), членами-учредителями которого выступали США, Великобритания, Франция и Турция. Организацию планировалось создать примерно в марте–апреле 1952 г., что не должно было задерживать приём Греции и Турции в НАТО. При этом ожидалось последовательное расширение МЕDO за счет арабских государств и Израиля [8]. Но данная инициатива столкнулась с рядом непреодолимых препятствий.

Всё более нарастающий кризис в англо-египетских отношениях значительно осложнял процесс реализации блоковых инициатив Соединённых Штатов в регионе с участием Египта. Примечательно, что король Фарук I и некоторые его ближайшие советники благосклонно относились к политике Великобритании. Однако правительство Наххаса-паши настаивало на полной эвакуации её войск из Египта и Судана, обращаясь к Вашингтону с просьбой поддержать позиции Каира [9]. В октябре 1951 г., в обстоятельствах усиления национально-освободительного движения и под давлением общественности, парламент Египта денонсировал англо-египетский договор 1936 г., что предписывало Великобритании вывести свои войска из зоны Суэцкого канала [10, с. 17]. В решении проблемы вывода британских войск из Суэца посредником выступили США, по инициативе которых возникает проект международного пользования каналом.

После революции «Свободных офицеров» во внешнеполитической программе нового египетского руководства решение вопроса о принадлежности Суэцкого канала получило ключевое значение. В условиях необходимости ликвидации внешне- и внутриполитической зависимости от Лондона лидеры «Свободных офицеров» пытались опереться на альтернативный центр силы, что открывало окно возможностей для Вашингтона. Отношение в Каире к американской стороне и вступлению в инициируемые ею военно-политические блоки существенно зависело от решения вопроса относительно готовности США реализовывать проекты по предоставлению вооружения. Вместе с тем, в администрации президента Соединённых Штатов осознавали, что вопрос о поставках оружия в Египет «… содержит больше опасностей для наших отношений с британцами, чем любая другая вещь <...> Если переговоры о базе сорвутся и начнется партизанская война, когда египтяне будут стрелять в британских солдат из американских боеприпасов, результаты могут быть катастрофическими» [11].

Важно подчеркнуть, что в стратегии американской администрации перспектива участия Египта в блоковых инициативах стран Запада была тесно связана с программой по поставкам вооружений США в Каир, вносившей существенное напряжение в англо-египетские отношения. При этом затягивание Вашингтоном переговорного процесса о продаже оружия заставляло египетское руководство искать альтернативные источники укрепления боеспособности армии, актуальность чего увеличивалась в обстоятельствах нерешённости палестинской проблемы и нарастания напряженности в отношениях с Израилем. Для США данные причины обусловливали целесообразность лавирования, что подтверждалось соответствующими выводами в официальных документах: «… в настоящее время у Соединенных Штатов нет другого выбора, кроме как поддерживать британцев в отношениях с египтянами» [12].

Успешное решение поставленных США задач во многом зависело от сотрудничества с новым египетским руководством. В период с июля 1952 по октябрь 1954 г. в Египте продолжалась внутриполитическая борьба радикального (Г. А. Насер) и умеренного (М. Нагиб) направлений «Свободных офицеров», от результатов которой зависел выбор внешнеполитической ориентации государства. В Вашингтоне сделали ставку на победу М. Нагиба, занимавшего проамериканские позиции [13, с. 156]. Его утверждение у власти могло усилить влияние Соединённых Штатов в Египте и регионе в целом, что давало им возможность стать посредником в решении вопроса о положении в зоне Суэцкого канала, оставляя место для манёвра и давления на Каир.

Акцентируя значение Египта в своей блоковой доктрине, США стимулировали его активность в рамках Лиги арабских государств (ЛАГ). В июне 1950 г. Египет, Сирия, Ливан, Саудовская Аравия и Йемен подписали «Пакт коллективной безопасности» (Договор о совместной обороне и экономическом сотрудничестве) ЛАГ [14]. Данной организации предписывалось выполнение функций арабского варианта НАТО на Ближнем Востоке с учётом лидирующих позиций Каира.

Возникновение ЛАГ и стремление к лидерству в ней Египта обострило его соперничество с Ираком, также имевшим амбиции стать в авангарде арабских стран. В этом плане американская администрация пыталась распространить своё влияние как на Каир, так и на Багдад, где в начале 1950-х гг. происходило усиление позиций Вашингтона [15, с. 36].

Инициируемый Египтом проект существенно воздействовал на Сирию, поскольку договорённости в рамках «Пакта коллективной безопасности» ЛАГ купировали усилия сторонников союза с Ираком в Дамаске [16, р. 194]. Характерно, что ответственность перед обязательствами государств-членов ЛАГ являлась основным сдерживающим фактором и средством борьбы Каира не только с расширением влияния Багдада в арабском мире, но и с реализацией геополитических планов Лондона в Ближневосточном регионе, тем самым усиливая там американские позиции.

В то же время ещё одним обстоятельством, препятствующим реализации проекта США по созданию блока на Ближнем Востоке с участием Египта и следующих за ним во внешней политике арабских государств, было привлечение в данный блок Израиля. Это было необходимо, чтобы «играть более позитивную роль на Ближнем Востоке», а недоброжелательность, порожденная палестинским конфликтом, отступила на задний план «по мере роста осознания того, что правительство Соединенных Штатов действует беспристрастно в отношении Израиля и арабских государств» [17]. Руководствуясь данным соображением, американская сторона предприняла ряд безуспешных попыток посредством переговоров наладить двустороннее египетско-израильское взаимодействие. Однако, в силу обозначенной позиции Египта относительно палестинской проблемы, увеличения объёмов военной помощи Израилю и активизации египетско-израильских пограничных столкновений, эти действия не принесли ожидаемых результатов [18, с. 98]. Американская политика лавирования между противоборствующими сторонами не способствовала их сближению, приведя к провалу реализации плана по вовлечению Каира в блок «средневосточного командования».

Помимо этого, задачи налаживания египетско-израильских отношений были осложнены крайне негативным восприятием Израилем Египта в качестве лидера ЛАГ и его инициатив по консолидации арабских стран. Подтверждая указанный вывод, посланник Израиля в СССР М. Намир в этот период отмечал: «Пакт коллективной безопасности арабских стран, возможно, имеет далеко идущие цели, однако в настоящее время он явно направлен против Израиля» [19, с. 123].

В результате несостоятельности попыток наладить египетско-израильские контакты Соединённые Штаты переходят к тактике маскировки своих тесных связей с Израилем, одновременно стараясь интенсифицировать сотрудничество с арабскими государствами. Это приводит к временному охлаждению израильско-американских отношений при том, что Израиль не изменяет своей внешнеполитической ориентации. «Вашингтон, – писал в этом контексте Е. М. Примаков, – делал все возможное, чтобы «самортизировать» для Израиля результаты такой игры и не выйти за ее ограниченные пределы» [6, с. 200]. В дальнейшем, под влиянием обострения арабо-израильского противостояния и осознания невозможности отказаться от интенсивного военно-торгового сотрудничества, США акцентируют негативный подход к арабской стороне, в частности, к Египту, Сирии и Иордании [Там же, с. 204–205]. Подобное подтверждает, что ради сближения с арабскими странами Соединённые Штаты не проявили готовность пожертвовать своим сотрудничеством с Израилем.

Проблемы арабского единства к началу 1950-х гг. становятся неотъемлемой частью программ практически всех авторитетных политических партий региона [15, с. 14]. При этом для Египта осуществление проектов арабского блока государств и выведение их из сферы влияния стран Запада имело стратегическое значение в контексте укрепления власти нового руководства и лично Г. А. Насера, который утверждал, что империализм является врагом национально-освободительного движения арабского народа [20, р. 60]. Особая роль в процессе арабского объединения в целях борьбы с общим внешним врагом в программе египетского лидера отводилась именно Каиру [21].

К середине 1953 г. в администрации президента США имелось понимание того, что утвердившийся в Египте в результате переворота 1952 г. режим не готов идти на принятие американских условий в рамках проекта МЕDO. Доказательством тому стали итоги встречи государственного секретаря Соединённых Штатов Дж. Даллеса с лидером «Свободных офицеров» Г. А. Насером в Каире в мае 1953 г., в ходе которой египетское руководство решительно отвергло идею «средневосточного командования», проявив недоверие и подозрительность к любым союзам с западными державами, а также сомнение по поводу необходимости обороны от проникновения СССР в регион [22, с. 31]. Аргументация Г. А. Насера сводилась к тому, что наличие британского присутствия в Египте порождает психологический барьер, который мешает созданию системы защиты территории: «Египетский народ воспринимает МЕDO как «увековечение оккупации». Он сообщил госсекретарю, что, если британцы будут «здесь под другим именем», Египет не станет сотрудничать с МЕDO [23]. В свою очередь, предложенная Дж. Даллесом инициатива противоречила упоминаемому Договору о совместной обороне и экономическом сотрудничестве государств-членов ЛАГ, инициатором которого являлся Каир.

После победы радикального течения революции «Свободных офицеров» и утверждения у власти Г. А. Насера стало очевидно, что Египет, вне зависимости от позиции Вашингтона, будет самостоятельно решать вопрос присутствия британских войск в зоне канала. Трансформация, произошедшая во внешнеполитической стратегии нового египетского руководства, была обусловлена уходом с политической арены М. Нагиба, характеризовавшегося проамериканскими устремлениями. Осознавая зависимость внешней политики Каира от урегулирования англо-египетского кризиса и арабо-израильского противостояния, США были вынуждены изменить стратегические подходы в регионе.

Итак, идея «средневосточного командования» оказалась нереализуемой в силу обозначенных позиций Египта и ряда других арабских стран. В этом контексте Г. Киссинджер отмечал: «В итоге Америка была втянута в ближневосточные и средневосточные дела той же теорией «сдерживания», предусматривающей противостояние советской экспансии в любом регионе, и доктриной коллективной безопасности, которая поощряла создание организаций типа НАТО для противодействия фактической или потенциальной военной угрозе. Однако по большей части нации Ближнего и Среднего Востока не разделяли стратегических воззрений Америки. Они рассматривали Москву в первую очередь как полезный рычаг для извлечения уступок у Запада, а не как угрозу своей независимости. Многие из этих новых наций с успехом делали вид, будто захват их коммунистами более опасен для Соединённых Штатов, чем для них самих, и потому им нечего платить какую бы то ни было цену за защиту со стороны Америки. И кроме всего прочего, правители-популисты типа Насера не мыслили для себя будущего в отождествлении с Западом. Они хотели, чтобы изменчивая общественность стран Востока воспринимала их как людей, обеспечивших не только независимость, но и свободу манёвра в отношении демократических государств. Неприсоединение для них было не только внешнеполитическим выбором, но и внутриполитической необходимостью» [24, с. 473].

Таким образом, реализация плана США по формированию контролируемого военно-политического блока ближневосточных государств в 1950–1953 гг. оказалась несостоятельной по разным причинам. Представляется, что решающую роль в этом вопросе имела позиция Египта.

Во-первых, ставка на Каир как проводника интересов Вашингтона оказалась ошибочной. Американская администрация оправдано усмотрела в набирающем силу в этот период в Египте антибританском движении возможность усиления своего влияния. При этом не оправдались надежды на победу во внутриполитической борьбе М. Нагиба – сторонника проамериканской ориентации. С утверждением у власти в Египте Г. А. Насера получает развитие новая внешнеполитическая стратегия, в основе которой находились усилия в отношении подъёма патриотизма арабских стран и объединения арабов в борьбе с колониальным прошлым.

Во-вторых, не удалось добиться сосуществования в едином блоке Египта и Израиля. Несмотря на попытки Соединённых Штатов наладить египетско-израильские контакты, во внешней политике Каира набирали силу тенденции на сближение с арабскими странами в форме ряда военно-политических союзов, что стимулировалось нерешенностью палестинского вопроса и обострением арабо-израильского противостояния.

Библиография
1.
Юрченко С. В. США и международные кризисы в биполярном мире (1940–1960-е годы). Севастополь: Флот України, 2000.
2.
Policy Paper Approved by the Foreign Assistance Correlation Committee. Washington, 7 February 1949 // Foreign Relations of the United States, 1949, National Security Affairs, Foreign Economic Policy, Volume I. URL: https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1949v01/d108 (accessed: 14.05.2022).
3.
Hutchison E. Violent Truce. A Military Observer Looks at the Arab-Israeli Conflict 1951–1955. London: Calder, 1956.
4.
Телеграмма посланника СССР в Израиле П. И. Ершова в МИД СССР 26.05.1950 // Ближневосточный конфликт: Из документов архива внешней политики РФ. 1947–1967. В 2-х т. Том 1: 1947–1956 / Отв. ред. В. В. Наумкин. Москва: МФД, 2003. С. 127.
5.
Мджавлих М. С. Некоторые историко-правовые аспекты деятельности Лиги арабских государств на международной арене // Ближний Восток: история и современность. Сборник статей. Москва, 1997. С. 90–103.
6.
Примаков Е. М. Анатомия ближневосточного конфликта. Москва: «Мысль», 1978.
7.
Editorial Note // Foreign Relations of the United States, 1951, The Near East and Africa, Volume V. URL: https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1951v05/d166 (accessed: 14.05.2022).
8.
Negotiating Paper Prepared in the Department of State. Washington, January 4, 1952 // Foreign Relations of the United States, 1952–1954, the Near and Middle East, Volume IX, Part 1. URL: https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1952-54v09p1/d55 (accessed: 14.05.2021).
9.
Memorandum by the Officer in Charge of Egypt and Anglo-Egyptian Sudan Affairs (Stabler) to the Director of the Office of African and Near Eastern Affairs (Berry). [Washington] June 1, 1950 // Foreign Relations of the United States, 1950, the Near East, South Asia, And Africa, Volume V. URL: https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1950v05/d108 (accessed: 14.05.2022).
10.
Сейфуль-Мулюков Ф. Июльская революция – новый этап в истории Египта // Современный восток. Ежемесячный научный и общественно-политический журнал ИВ АН СССР. 1957. № 1. С. 16–19.
11.
Memorandum by the Deputy Assistant Secretary of State for European Affairs (Bonbright) to the Director of the Office of British Commonwealth and Northern European Affairs (Raynor). Washington, May 9, 1953 // Foreign Relations of the United States, 1952–1954, the Near And Middle East, Volume IX, Part 2. URL: https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1952-54v09p2/d1158 (accessed: 14.05.2022).
12.
Memorandum of Discussion at the 145th Meeting of the National Security Council, Wednesday, May 20, 1953. Washington, May 20, 1953 // Foreign Relations of the United States, 1952–1954, the Near And Middle East, Volume IX, Part 2. URL: https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1952-54v09p2/d1169 (accessed: 14.05.2022).
13.
Крыжко Л. А. Трансформация внешнеполитического курса Египта в начале 1950-х гг. и проблема египетско-израильских взаимоотношений // Международные отношения. 2017. № 1. С. 155–163. DOI: 10.7256/2454-0641.2017.1.22138
14.
Договор об обороне ЛАГ. URL: https://www.worldislamlaw.ru/?p=128 (accessed: 14.05.2022).
15.
Руденко Л. Н., Соловьева З. А. Лига арабских государств и интеграционные процессы в арабском мире. Москва: ИВ РАН; ИБВ, 2007.
16.
Doran M. Pan-Arabism before Nasser. Egyptian Power Politics and the Palestine Question. New York: Oxford University Press, 1999.
17.
Report of the Near East Regional Conference in Cairo. Cairo, March 16, 1950 // Foreign Relations of the United States, 1950, the Near East, South Asia, and Africa, Volume V. URL: https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1950v05/d2 (accessed: 14.05.2022).
18.
Крыжко Л. А. Египетско-израильские пограничные вооруженные столкновения в первой половине 1950-х гг. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2017. № 10(84): в 2-х ч. Ч. 1. С. 97–100.
19.
Из записи беседы заместителя заведующего отделом стран Ближнего и Дальнего Востока МИД СССР А. Д. Щиборина с посланником Израиля в СССР М. Намиром 19.04.1950 // Ближневосточный конфликт: Из документов архива внешней политики РФ. 1947–1967. В 2-х т. Том 1: 1947–1956 / Отв. ред. В. В. Наумкин. Москва: МФД, 2003. С. 123–124.
20.
Nasser G. A. The philosophy of The Revolution. Cairo: Dar al-Maaref, 1955.
21.
Елистратова Т. А. Революция 1952 года в Египте: идеология и внешняя политика. М.: Институт востоковедения РАН, 2007.
22.
Нагайчук В. И. Политика США в отношении Египта (50–60-е гг.). Киев: Наукова думка, 1982.
23.
Memorandum of Conversation, Prepared in the Embassy in Cairo. Cairo, May 12, 1953 // Foreign Relations of the United States, 1952–1954, the Near and Middle East, Volume IX, Part 1. URL: https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1952-54v09p1/d5 (accessed: 14.05.2022).
24.
Киссинджер Г. Дипломатия. М.: Ладомир, 1997
References
1.
Yurchenko, S. V. (2000). USA and International Crises in the Bipolar World (1940–1960s). Sevastopol: Fleet of Ukraine.
2.
Policy Paper Approved by the Foreign Assistance Correlation Committee. Washington, 7 February 1949. (1949). Foreign Relations of the United States, 1949, National Security Affairs, Foreign Economic Policy, I. Retrieved from https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1949v01/d108
3.
Hutchison, E. (1956). Violent Truce. A Military Observer Looks at the Arab-Israeli Conflict 1951–1955. London: Calder.
4.
Telegram from the USSR Envoy to Israel P. I. Ershov to the USSR Foreign Ministry 05.26.1950. (2003). In. V. V. Naumkin (Ed.), Middle East Conflict: From Documents of the Foreign Policy Archive of the Russian Federation. 1947–1967, 1: 1947–1956 (p. 127). Moscow: MFD.
5.
Mjavlikh, M. S. (1997). Some Historical and Legal Aspects of the Activities of the League of Arab States in the International Arena. Middle East: History and Modernity. Digest of Articles. Moscow, 90–103.
6.
Primakov, E. M. (1978). Anatomy of the Middle East Conflict. Moscow: "Thought".
7.
Editorial Note. (1951). Foreign Relations of the United States, 1951, The Near East and Africa, V. Retrieved from https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1951v05/d166
8.
Negotiating Paper Prepared in the Department of State. Washington, January 4, 1952. (1952). Foreign Relations of the United States, 1952–1954, the Near and Middle East, IX(1). Retrieved from https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1952-54v09p1/d55
9.
Memorandum by the Officer in Charge of Egypt and Anglo-Egyptian Sudan Affairs (Stabler) to the Director of the Office of African and Near Eastern Affairs (Berry). [Washington] June 1, 1950. (1950). Foreign Relations of the United States, 1950, the Near East, South Asia, And Africa, V. Retrieved from https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1950v05/d108
10.
Seiful-Mulyukov, F. (1957). The July Revolution – a New Stage in the History of Egypt. Modern East. Monthly Scientific and Socio-Political Journal IOS of the Academy of Sciences of the USSR, 1, 16–19.
11.
Memorandum by the Deputy Assistant Secretary of State for European Affairs (Bonbright) to the Director of the Office of British Commonwealth and Northern European Affairs (Raynor). Washington, May 9, 1953. (1953). Foreign Relations of the United States, 1952–1954, the Near And Middle East, IX(2). Retrieved from https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1952-54v09p2/d1158
12.
Memorandum of Discussion at the 145th Meeting of the National Security Council, Wednesday, May 20, 1953. Washington, May 20, 1953. (1953). Foreign Relations of the United States, 1952–1954, the Near And Middle East, IX(2). Retrieved from https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1952-54v09p2/d1169
13.
Kryzhko, L. A. (2017). The Transformation of Egypt's Foreign Policy in the Early 1950s and the Problem of Egyptian-Israeli Relations. International Relations, 1, 155–163.
14.
Joint Defense and Economic Co-operation Treaty. Retrieved from https://www.worldislamlaw.ru/?p=128
15.
Rudenko, L. N., Solovieva, Z. A. (2007). League of Arab States and Integration Processes in the Arab World. Moscow: IOS RAS; MEI.
16.
Doran, M. (1999). Pan-Arabism Before Nasser. Egyptian Power Politics and the Palestine Question. New York: Oxford University Press.
17.
Report of the Near East Regional Conference in Cairo. Cairo, March 16, 1950. (1950). Foreign Relations of the United States, 1950, the Near East, South Asia, and Africa, V. Retrieved from https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1950v05/d2
18.
Kryzhko, L. A. (2017). Egyptian-Israeli Border Clashes in the First Half of the 1950s. Historical, Philosophical, Political and Legal Sciences, Cultural Studies and Art History. Questions of Theory and Practice, 10(84), 1, 97–100.
19.
From the Recording of the Conversation of the Deputy Head of the Department of the Near and Far East of the USSR Ministry of Foreign Affairs A. D. Shchiborin with the Israeli Envoy to the USSR M. Namir 04.19.1950 (2003). In. V. V. Naumkin (Ed.), Middle East Conflict: From Documents of the Foreign Policy Archive of the Russian Federation. 1947–1967, 1: 1947–1956 (pp. 123–124). Moscow: MFD.
20.
Nasser, G. A. (1955). The Philosophy of The Revolution. Cairo: Dar al-Maaref.
21.
Elistratova, T. A. (2007). The 1952 Revolution in Egypt: Ideology and Foreign Policy. Moscow: Institute of Oriental Studies RAS.
22.
Nagaichuk, V. I. (1982). US Policy Towards Egypt (50-60s). Kyiv: Science thought.
23.
Memorandum of Conversation, Prepared in the Embassy in Cairo. Cairo, May 12, 1953. (1953). Foreign Relations of the United States, 1952–1954, the Near and Middle East, IX(1). Retrieved from https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1952-54v09p1/d5
24.
Kissinger, G. (1997). Diplomacy. Moscow: Ladomir

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Начало XXI в. оказалось ознаменовано усилением геополитического противоборства, что обусловлено сложным процессом трансформациии монополярного мира во главе с США в мир многополярный, в котором наряду с Вашингтоном ведущие позиции будут занимать такие акторы, как Москва, Пекин, Нью-Дели, Тегеран. Вместе с тем этот период обусловлен возрастанием международной напряжённости, что привлекает внимание к историческому опыту геополитического противостояния в годы холодной войны.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является политика Вашингтона в Египте в начале 1950-х гг. Автор ставит своими задачами «обозначить роль Египта как центрального игрока в первом проекте будущего блока, позиция которого стала определяющей для США в переориентации формата их военно-политического союза и постановке стратегических задач Вашингтона в регионе в начале 1950-х гг.»
Работа основана на принципах анализа и синтеза, достоверности, историзма, методологической базой исследования выступает историко-генетический метод, в основе которого по определению академика И.Д. Ковальченко находится «последовательное раскрытие свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического движения, что позволяет в наибольшей степени приблизиться к воспроизведению реальной истории объекта», а его отличительными сторонами выступают конкретность и описательность.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать «проект «средневосточного командования», который являлся первой попыткой создания военного блока, противостоящего «коммунистической угрозе» на Ближнем Востоке».
Рассматривая библиографический список статьи как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя свыше 20 различных источников и исследований. Несомненным достоинством рецензируемой статьи является привлечение зарубежных англоязычных материалов, что определяется самой постановкой темы. Из привлекаемых автором источников отметим как воспоминания (Г. Киссинджер), так и ряд опубликованных исторических документов. Из используемых исследований укажем работы Л.А. Крыжко, С.В. Юрченко и других авторов, в центре внимания которых различные аспекты ближневосточных противоречий в начале 1950-х гг. Заметим, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований способствовало решению стоящих перед автором задач.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистов, но и широкому кругу читателей, всех кто интересуется как противостоянием в эпоху биполярного мира в целом, так и ближневосточным регионом, в частности. Аппеляция к оппонентам собрана на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что в 1950–1951 гг. наблюдается активизация деятельности США в регионе, «проявившаяся в проекте блока «средневосточного командования» в составе Египта, Иордании, Ирака, Йемена, Ливана, Саудовской Аравии, Сирии и Израиля». Автор отмечает, что хотя «американская администрация оправдано усмотрела в набирающем силу в этот период в Египте антибританском движении возможность усиления своего влияния», «не оправдались надежды на победу во внутриполитической борьбе М. Нагиба – сторонника проамериканской ориентации». В работе показано, что «несмотря на попытки Соединённых Штатов наладить египетско-израильские контакты, во внешней политике Каира набирали силу тенденции на сближение с арабскими странами в форме ряда военно-политических союзов, что стимулировалось нерешенностью палестинского вопроса и обострением арабо-израильского противостояния».
Главным выводом статьи является то, что именно позиция Египта привела к провалу плана США по формированию контролируемого военно-политического блока ближневосточных государств в 1950–1953 гг.
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по новой и новейшей истории, так и в различных спецкурсах.
В целом, на наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Конфликтология / nota bene».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"