Статья 'Роль Арктического Совета в управлении арктикой и деятельность в нём России' - журнал 'Конфликтология / nota bene' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Конфликтология / nota bene
Правильная ссылка на статью:

Роль Арктического Совета в управлении арктикой и деятельность в нём России

Алексеев Юрий Юрьевич

магистр, кафедра Теории и истории международных отношений, Российский Университет Дружбы Народов

117198, Россия, Москва, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Alekseev Yury

Master's Degree, Department of Theory and History of International Relations, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, Moskva, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6

u.alekseev@fcomofv.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Анучин Сергей Владимирович

магистр, кафедра Теории и истории международных отношений, Российский университет дружбы народов

117198, Россия, Москва область, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10/2

Anuchin Sergei

Master's Degree, Department of Theory and History of International Relations, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, Moskva oblast', g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 10/2

sergey-anuchin1999@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Замарайкина Любовь Николаевна

магистр, кафедра Теории и истории международных отношений, Российский университет дружбы народов

117198, Россия, Москва, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10/2

Zamaraikina Liubov

Master's Degree, Department of Theory and History of International Relations, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, Moskva, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 10/2

lyubov.hm@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Сургуч Софья Андреевна

преподаватель, кафедра Бизнес-информатики, Российская академия народного хозяйства и государственной службы

107258, Россия, город Москва, г. Москва, ул. Садовники, 4, оф. 2

Surguch Sofya

Lecturer, Department of Business Informatics, Russian Academy of National Economy and Public Administration

107258, Russia, gorod Moskva, g. Moscow, ul. Sadovniki, 4, of. 2

Surguch17@yandex.ru

DOI:

10.7256/2454-0617.2022.2.38025

Дата направления статьи в редакцию:

05-05-2022


Дата публикации:

12-05-2022


Аннотация: XXI век – эпоха возникновения геополитических споров и разногласий между государствами. Такие противоречия обусловлены научным и техническим прогрессом, который, открывая человечеству новые политические пространства, вовлекает в борьбу за них всё большее количество международных акторов. Сегодня, одним из таких пространств геополитических противоречий является Арктика. Именно здесь сосредоточены политические, правовые, экономические, военно-стратегические, экологические и социальные интересы многих держав. Авторы обращаются к международно-правовому режиму Арктики, позициям основных участников арктической политики и ведущему институту в регионе – Арктическому Совету (АС). Авторами проводится анализ уровня влияния Российской Федерации на политические процессы в регионе. В своём исследовании авторы опираются на широкую источниковую базу. В работе рассматриваются стратегии и концепции ведущих акторов в регионе: России, США, Канады, стран Северной Европы, а также декларации, конвенции международных организаций. Особое внимание уделяется анализу документов АС, принятых как на уровне министров, так и на уровне рабочих групп и комитета старших должностных лиц в период с 1996 по 2019 гг. В работе авторы приходят к выводу, что, на сегодняшний день АС является главным правовым механизмом в Арктике, который за историю своего существования показал себя как необходимый атрибут в регулировании деятельности государств в регионе. Несмотря на то, что АС обладает юридическими основами межправительственной международной организации, он всё ещё сохраняет статус форума высокого уровня, с ограниченным институциональным потенциалом, оставаясь относительно слабо структурированной организацией государств-основателей. Кроме того, авторы приходят к выводу о высоком уровне вовлеченности России в политические процессы региона. В заключении приводится ряд предположений, касательно будущего политического развития Арктики и роли Российской Федерации в данном процессе.


Ключевые слова:

Арктика, Институционализация Арктики, Россия, Арктический Совет, Арктиеские государства, Арктический статус, Международное право, Приарктические государства, Геополитические споры, Политическое развитие Арктики

Abstract: The XXI century is the era of the emergence of geopolitical disputes and disagreements between states. Such contradictions are caused by scientific and technological progress and an increasing number of international actors in the struggle for natural resources. Today, one of such spaces of geopolitical contradictions is the Arctic. It is here that the political, legal, economic, military-strategic, environmental and social interests of many powers are concentrated. The authors turn the attention to the international legal regime of the Arctic, the positions of the main participants in Arctic policy and the leading institution in the region - the Arctic Council (AU). The authors analyze the level of influence of the Russian Federation on political processes in the region. The article examines the strategies and concepts of the leading actors in the region: Russia, the USA, Canada, the Scandinavia countries, as well as declarations and conventions of international organizations. Particular attention is paid to the analysis of the AU documents adopted both at the ministerial level and at the level of working groups and the Committee of Senior Officials in the period from 1996 to 2019. The authors of the article come to the conclusion that, to date, the AU is the main legal mechanism in the Arctic, which over the history of its existence has shown itself to be a necessary attribute in regulating the activities of states in the region. Despite the fact that the AU has the legal foundations of an intergovernmental international organization, it still retains the status of a high-level forum with limited institutional capacity, remaining a relatively poorly structured organization of the founding States. In addition, the authors come to the conclusion about the high level of Russia's involvement in the political processes of the region. In conclusion, a number of assumptions are made regarding the future political development of the Arctic and the role of the Russian Federation in this process.



Keywords:

The Arctic, Institutionalization of the Arctic, Russia, Arctic Council, Arctic States, Arctic status, International law, Subarctic states, Geopolitical disputes, Political development of the Arctic

Арктика на сегодняшний день – это регион, в котором отсутствует общепринятая чётко структурированная правовая база взаимодействия между ключевыми акторами, чего нельзя заявить о другой полярной территории – Антарктиде. Такая ситуация обусловлена тем, что всё ещё не до конца выработаны и скорректированы механизмы политического управления регионом.

В настоящее время в связи с возросшим интересом ряда стран к Арктическому региону приобрёл актуальность вопрос, касающийся институтов и механизмов регулирования политических процессов, поскольку вокруг Арктики собралось достаточное количество проблем самого различного характера – международно-правового, политического, военного, социально-экономического и экологического. Для Арктики, вопрос о необходимости определения нормативно-правовой базы и институтов, контролирующих политические действия в регионе имеет колоссальное значение. Не менее важным фактором является наращивание активности неарктических государств, имеющих косвенные интересы в арктическом пространстве, но тем не менее желающих принимать активное участие в разработке документов и деклараций.

Разрешить все возникающие проблемы какими-либо универсальными международными соглашениями, договорами или декларациями по аналогии с Антарктидой, не представляется возможным, поскольку Арктика рассматривается арктическими странами как зона исключительно их интересов. К странам, имеющими официальный арктический статус относятся: Россия, Канада, Дания (включая Гренландию и Фарерские острова), Норвегия, США. Также, в политическую деятельность в регионе активно вовлечены приарктические государства – Финляндия, Исландия и Швеция. Такая позиция не устраивает других акторов мировой политики, которые, не являясь арктическими или приарктическими государствами также активно желают участвовать в развитии региона.

В тоже время, в регионе формально до сих пор не существует страны-лидера, несмотря на то, что между арктическими странами ведётся постоянная борьба за эту роль, которая в перспективе позволила бы управлять развитием правового режима Арктики. Россия, осознавая свою значимость, также стремится активно участвовать в политических процессах в регионе, чтобы в перспективе данная роль закрепилась именно за ней.

Немаловажное дестабилизирующее влияние на правовое регулирование Арктики оказывает и наличие множества нерешенных вопросов, в частности: споров по добыче минеральных ресурсов, рыболовства и демаркации границ. Для их эффективного разрешения, необходимо политико-правовое взаимодействие государств в формате двусторонних и многосторонних международных соглашений, а также единый институт, отвечающий за политические процессы в регионе, что позволит достичь справедливого результата в условиях, когда универсальные международно-правовые нормы не эффективны. И в сложившейся ситуации международным организациям, как механизмам согласования политики в Арктике, отведена особая роль. В связи с этим необходимо разобраться, какую роль в политическом регулировании Арктики играет основная арктическая организация – Арктический Совет.

История Арктического совета (АС, Совет) началась в 1989 г., когда представители восьми арктических стран по инициативе финского правительства встретились в г. Рованиеми (Финляндия) для обсуждения вопросов защиты окружающей среды в Арктике[1]. В 1991 г. была принята Стратегия защиты окружающей среды Арктики[2], положившая начало активному сотрудничеству между станами, которое в сентябре 1996 года и поспособствовало учреждению Арктического совета. Документом, положившим начало организации стала Оттавская декларация от 19 сентября 1996 года[3], которая определяла АС как межправительственный форум высокого уровня. Сама по себе Оттавская декларация не является основополагающим международным договором и не регистрировалась в ООН как международный договор, в ней лишь были обозначены основные параметры функционирования Совета. Особое внимание в документе уделялось тому факту, что АС не занимается вопросами военной безопасности[4].

Следующим, не менее важным этапом стала, принятая 18 сентября 1998 г., Икалуитская декларация[5], в соответствии с которой основной задачей Совета стало создание условий для развития сотрудничества, координации и взаимодействия между арктическими странами при участии сообществ коренных народов Арктики по общим проблемам региона, в частности в вопросах устойчивого развития и охраны окружающей среды в Арктике.

В качестве полноправных членов в организацию вошли пять арктических (Канада, Королевство Дания, Соединенные Штаты Америки, Норвегия, Российская Федерация) и три приарктических (Финляндия, Исландия, Швеция) государств. Кроме того, в состав форума вошли шесть организаций коренных жителей Севера. В момент создания организации, постоянный статус получили три организации: Приполярный совет инуитов, Совет саамов и Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Впоследствии, такой статус получило ещё три организации: Арктический Совет атабасков, Международная ассоциация алеутов и Международный совет гвичинов. Все они имеют статус постоянных участников.

В декларации также упоминается такая категория, как наблюдатели, статус которых могут получить неарктические государства, универсальные и региональные межправительственные, межпарламентские организации, неправительственные организации, которые по решению Совета способны внести положительный вклад в его работу. В 1998 – 2000 гг. такой статус получили: Германия, Нидерланды, Польша, Великобритания, Франция и Испания. В 2013 г. ещё 6 стран, преимущественно азиатских обрели статус наблюдателей: КНР, Индия, Италия, Япония, Южная Корея, Сингапур. В 2017 г. статус наблюдателя также получила Швейцария[6].

Страны представлены в Совете на уровне министров иностранных дел. В рабочих встречах, которые проводятся дважды в год, участвуют уполномоченные в ранге посла. Основная функция наблюдателей – наблюдение за работой Арктического совета, участие в деятельности рабочих групп. Напрямую наблюдатели не участвуют в принятии решений, однако они могут выносить на обсуждение те или иные вопросы через посредничество с каким-либо постоянным участником АС. В настоящее время статус наблюдателя стремятся получить ещё около 20 организаций и стран[7].

Следует отметить, что в сфере международного экологического сотрудничества АС является основополагающим институтом в Арктике. Ведущие проекты Совета связаны с проведением исследований по вопросам экологической безопасности, безопасности окружающей природной среды и человека. По результатам исследований АС дает определенные рекомендации для государств. Основная цель – содействие сотрудничеству, координации и взаимодействию между арктическими государствами с привлечением коренных народов Арктики и других арктических жителей по общим арктическим вопросам.

В рамках АС функционируют шесть рабочих групп, которые отвечают за различные направления деятельности:

- Рабочая группа по реализации программы арктического мониторинга и оценки (AMAP) (1991);

- Рабочая группа по защите арктической морской среды (PAME) (1991);

- Рабочая группа по предупреждению, готовности и ликвидации чрезвычайных ситуаций (EPPR) (1991);

- Рабочая группа по сохранению арктической флоры и фауны (CAFF) (1996);

- Рабочая группа по устойчивому развитию в Арктике (SDWG) (1998);

- Рабочая группа по устранению загрязнения Арктики (ACAP) (2006).

Уже в ходе первых лет работы Совета были учреждены основные структуры института, сформированы ключевые положения повестки дня и обозначен круг вопросов для обсуждения как на уровне министров, так и в рамках формирующихся рабочих групп.

С целью выявления роли каждой страны участницы Арктического Совета авторами предпринята попытка проанализировать историю развития Арктического Совета посредствам анализа председательств каждой страны, начиная с 1996 года. В ходе исследования, авторы приходят к выводу, что практически во время каждого председательства можно выделить ряд ключевых моментов, предопределивших дальнейшую институционализацию Арктического Совета, а также усиление роли АС как основного механизма в регионе.

Во время первого председательства Канады (1996–1998 гг.) был утвержден Регламент работы Арктического Совета, что заложило основы АС как организации и дало начало переговорному процессу. Кроме того, был определен план действий Совета по устранению загрязнений в Арктике, объявлено о создании Университета Арктики. В этот же период страны пришли к соглашению, что основная деятельность Совета будет прежде всего сконцентрирована на экологических вопросах. На министерской сессии в Икалуите в состав АС были приняты две межправительственные организации (Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП) и Международный арктический научный комитет (МАНК)), а также 4 неправительственных организации: Постоянный комитет парламентариев Арктического региона (ПКПАР), Международный союз по приполярной медицине (МСПМ), Северный Форум и Всемирный фонд дикой природы[8].

В период председательства США (1998 – 2000 гг.) был разработан и утвержден план действий АС по устранению загрязнения Арктики[9]. Комитету старших должностных лиц было поручено провести работу по систематизации сфер компетенций и полномочий рабочих групп и других структур Совета. Также был заметен прогресс в сфере дистанционных медицинских услуг в регионе, сотрудничества детей и молодёжи арктических государств, культурного и экологического туризма, поддержке прибрежного рыболовства. В 2000 году в состав АС также были приняты 4 межправительственные организации: Международная Федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (МФКК), Международный союз охраны природы (МСОП), Совет министров северных стран (СМСС), Североатлантическая комиссия по морским млекопитающим (НАММКО) и 3 неправительственных организаций: Консультативный комитет по защите морей (АКОПС), Циркумполярный союз охраны природы (ЦСОП) и Международная арктическая ассоциация социальных наук (МААСН)[10]. Таким образом, была продолжена тенденция к упорядочению деятельности и институционализации работы форума.

В период с 2000 по 2002 гг., во время председательства Финляндии, основной фокус сместился на вопросы устойчивого развития региона, разработку программ взаимодействия с коренными народами Севера, а также создание программ, направленных на сотрудничество с жителями региона и решение актуальных для них проблем. Также была продолжена работа по рационализации деятельности органов Арктического Совета и упорядочиванию взаимодействия с другими международными структурами: Конференцией парламентариев арктического региона, Северным советом, Советом Баренцева/Евроарктического региона, Советом государств Балтийского моря, а также с региональными властями в Арктике. В этот же период, в состав АС были приняты одна межправительственная организация: Программа развития ООН (ПРООН) и 2 неправительственных организаций: Университет Арктики (УАрктика) и Международная рабочая группа по делам коренных народов (МРГДКО)[11].

Председательство Исландии (2002–2004 гг.) несло за собой обсуждение новых темы, среди которых ключевым являлся вопрос финансирования деятельности Арктического совета. В связи с этим был одобрен механизм Фонда поддержки проектов Арктического совета. Таким образом, был дан новый стимул процессу институционализации АС. Кроме того, впервые была затрон проблема развития информационно-коммуникационных технологий в регионе. Также, Советом прорабатывались вопросы финансирования АС. С этой целью был одобрен механизм Фонда поддержки его проектов[12].

Под председательством России (2004–2006 гг.) ключевым вопросом опять стало устойчивое развитие. Странами в данный период также обсуждались климатические аспекты, такие как борьба с загрязнением вод в Арктике, а также способы предотвратить изменение климатических условий и их пагубное влияние на регион. Кроме того, при председательстве России велась подготовка к Международному полярному году (2007-2008). Россия также стала первой страной, поднявшей вопрос энергетического сектора в регионе и его развития. В этот же период была проведена министерская встреча в Салехарде и подписана Салехардская декларация[13], где впервые затронули тему взаимодействия в энергетической сфере.

В период председательства Норвегии (2007–2009 гг.), первостепенными задачами вновь стали климатические аспекты. Активно обсуждались вопросы изменения климата, сохранения биоразнообразия и недопущения дальнейшего загрязнения арктических вод. Страны также приступили к созданию совместных программ мониторинга для мониторинга обстановки в регионе.

Важным шагом на пути к институционализации во время председательства Норвегии стал саммит в Тромсё, в рамках которого была принята соответствующая декларация[14] и на котором было принято решение институционального характера: проводить дополнительные встречи на уровне заместителей министров для координации деятельности Совета в период между министерскими встречами; министры также поддержали продолжение дискуссии о будущем институциональном устройстве и порядке функционирования Совета[15].

В 2011 году, во время председательства Дании (2009–2011 гг.) произошло несколько значимых событий, которые являлись частью серьёзного этапа в продолжительном процессе институционализации АС. Прежде всего 12 мая 2011 года было подписано первое юридически обязывающее соглашение под эгидой Арктического совета - Соглашение о сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасении в Арктике[16]. Данное событие стало серьёзным этапом в продолжительном процессе институционализации АС. Среди других важных моментов следует отметить выработку критериев для новых стран, которых организация примет в качестве наблюдателей.

Кроме того, во время председательства Дании было принято решение о создании постоянного секретариата, а окончательно процесс завершился уже в 2013 году под председательством Швеции, когда постоянный секретариат Совета начал свою работу. Независимо от постоянной конфигурации в качестве политического форума, структура АС именно после данных действий претерпела значительные изменения. Можно выделить две причины, почему данная реформа стала важным шагом на пути к структурированной системе:

- создание постоянного секретариата является пока единственной реформой институциональной структуры АС;

- постоянные секретариаты – это органы, связанные с более формальными, основанными на договорах международными организациями.

Во время председательства Швеции (2011 – 2013 гг.) основная работа велась по направлению борьбы с изменением климата и поддержке должного уровня экологии. Странами были достигнуты успехи в сферах сокращения выбросов парниковых газов, и борьбы с загрязнением океана в результате увеличивающегося с каждым годом судоходства. Другим достижением председательства Швеции стало второе юридически обязывающее соглашение о сотрудничестве в сфере готовности и реагирования на загрязнение моря нефтью в Арктике, подписанное 15 мая 2013 года[17].

В 2013 году с председательства Канады (2013 – 2015 гг.) начался второй цикл председательств. Нельзя не отметить весомый вклад Канады по расширению и активизации деятельности организации. Прежде всего, была продолжена работа по институциональному усилению Арктического совета. Важнейшим достижением в данный период стало создание постоянного секретариата АС в городе Тромсё, Норвегия. В это же время представители государств согласовали регламент работы секретариата и все вопросы, необходимые для обеспечения его функционирования, а также обязались рассмотреть новые подходы к более активному привлечению постоянных членов к участию в них. Важным достижением данного периода также стало достижение договорённости о создании – Арктического экономического совета, совершенно нового органа в рамках АС. Важным изменением стало и расширение состава наблюдателей в организации. В 2013 году, 6 государств обрели данный статус. В целом взаимодействие арктических государств в данный период развивалось конструктивно[18].

Второй период председательства США (2015 – 2017 гг.) проходил в условиях осложненной общественно-политической обстановки. Все страны арктического региона установили санкции против России, которая, в свою очередь, ответила на них своими контрсанкциями[19].Накопившиеся противоречия привели к тому, что по некоторым направлениям в АС было приостановлено сотрудничество.

Однако, несмотря на сложности, странам всё равно удалось продвинуться по ряду направлений: был заметен прогресс в развитии многостороннего сотрудничества береговых охран, проводились консультации по уменьшению рыболовства в Северном Ледовитом океане, которые в июне 2015 г. закончились подписанием соглашения о запрете рыбной ловли в международных водах Арктики[20].

В этот же период в состав АС были приняты 4 межправительственные организация: Международный совет по исследования моря (ИКЕС), Комиссия ОСПАР, Всемирная метеорологическая организация (ВМО) и Совет западных стран Северной Европы, а также неправительственная организация — Международная организация по защите океанов[21].

Председательство Финляндии (2017–2019 гг.) выпало на период продолжающегося ухудшения международной обстановки. В этих непростых обстоятельствах Финляндия в период председательства развивала механизмы для содействия устойчивого развития в Арктике. Так, была продолжена работа по развитию коммуникационных сетей для обеспечения широкополосного доступа в интернет в Арктическом регионе. Такое активное обсуждение данного вопроса связано прежде всего с тем, что все существующие на сегодняшний день системы связи не подходят в должной степени для нормального функционирования в Арктике, поскольку не обеспечивают радиовидимости в высоких широтах.

Среди значительных достижений во время своего председательства, Финляндия столкнулась и с некоторыми неудачами. Впервые за все время существования организации не была принята совместная декларация, в которой подтверждаются достижения уходящего председателя и даются рекомендации для следующего. Декларация была заблокирована со стороны США из-за упоминания в его тексте о необходимости взаимного сотрудничества. Именно это событие дало понять, что между странами Совета действительно существуют значимые разногласия. По этой же причине не был согласован и Стратегический план сотрудничества по Арктике до 2025 г., который должен был стать первым в истории АС документом перспективного планирования[22].

Председательство Исландии (2019 – 2021 гг.) выпало на сложный период пандемии Covid-19. В связи с этим, работа Совета по многим направлениям была остановлена. Значительная часть мероприятий проводилась в онлайн-формате, а многие и вовсе не состоялись. Тем не менее островному государству во время своего председательства всё же удалось реализовать ряд достойных и значимых проектов для развития арктического региона. Так, удалось добиться прогресса в области обращения и управления твёрдыми отходами и противодействия изменению климата.

В мае 2021 г. председательство в Совете возглавила Россия. В тот же день, министром иностранных дель РФ С. В. Лавровым в рамках его поездки в Рейкьявик была обозначена российская позиция относительно предстоящего председательства России в период 2021-2023 гг.[23] Российская Федерация выбрала в качестве основного направления своей политики формирование устойчивой системы взаимовыгодной международной кооперации в целях решения насущных проблем региона.

Основными документами, разработанными Россией в данный период сталии: план основных мероприятий в связи с председательством Российской Федерации в Арктическом Совете в 2021 – 2023 годах[24] и концепция председательства России в Арктическом Совете в 2021–2023 годах[25], заложившая основные направления предстоящего председательства РФ в организации.

В качестве своих приоритетных направлений и целей Россия выделила: укрепление разнопланового сотрудничества между всеми государствами‒членами, а также странами–наблюдателями АС и всесторонние развитие региона посредствам совместной работы. Кроме того, Россией был поднят вопрос о необходимости начала многостороннего диалога арктических государств по линии генеральных штабов, вооруженных си. Это говорит о том, что Россия стремится вынести вопрос на обсуждение, который с момента образования организации намеренно не обсуждался для сохранения позитивных взаимоотношений и недопущения каких-либо противоречий между странами участницами. Однако, Россией было отмечено, что конструктивный диалог в данном направлении должен только улучшить взаимопонимание между странами и поспособствовать развитию региона. Таким образом, Россия показала, что стремится превратить Арктику в инновационный регион посредством привлечения инвестиций со стороны отечественных и зарубежных компаний.

Однако, анализ показывает, что в выполнении программы председательства России существует реальный риск его сбоев[26]. Столь значимые события мировой политики как пандемия коронавирусной инфекции COVID-19, растущая политическая напряжённость, продолжающееся санкционное давление и как следствие ухудшение отношений России и Запада, оказывают негативное влияние на деятельность всего Арктического Совета. Не исключены и обвинения со стороны Запада в адрес России в милитаризации Арктики. Все эти факторы в совокупности в результате могут нарушить регламент работы организации.

Кроме того, важным осложняющим фактором сотрудничества между странами-участницами также может послужить сложившаяся в начале 2022 года ситуация на территории Украины, в следствии чего довольно трудно предсказать каким будет итог председательства России и будут ли достигнуты поставленные в нынешних условиях цели.

Таким образом, Российская Федерация оказалась в весьма непростой ситуации, которая требует осторожности и аккуратности по отношению к принимаемым решениям. Вместе с тем требуются и ряд решительных мер, которые не противоречили бы интересам других акторов в Арктике, но способствовали укреплению позиций РФ в регионе. На момент написания статьи председательство РФ ещё не закончено, следовательно, авторы не берутся судить об итогах деятельности РФ в рамках председательства в Арктическом Совете раньше времени.

Для вычисления уровня влияния стран-участниц на реальную деятельность в рамках Арктического Совета, авторами работы был проведён сравнительный анализ с использованием официальной документации организации.

Таблица №1

Кол-во проектов, возглавляемых странами в рабочих группах АС в период с 2000 по 2018 гг.

Рабочая группа

Страна

РФ

Норвегия

США

Канада

Финляндия

Дания

Швеция

Исландия

Рабочая группа по реализации программы арктического мониторинга и оценки (AMAP) (1991)

4

9

8

7

4

6

4

3

Рабочая группа по защите арктической морской среды (PAME) (1991)

4

9

21

14

5

4

4

5

Рабочая группа по предупреждению, готовности и ликвидации чрезвычайных ситуаций (EPPR) (1991)

3

12

9

3

2

3

1

0

Рабочая группа по сохранению арктической флоры и фауны (CAFF) (1996)

3

2

9

5

3

1

7

1

Рабочая группа по устойчивому развитию в Арктике (SDWG) (1998)

4

5

7

13

14

3

3

5

Рабочая группа по устранению загрязнения Арктики (ACAP) (2006)

11

1

7

1

3

0

5

0

ВСЕГО

29

38

61

43

31

17

24

14

Источник: Составлено авторами по данным с официального сайта АС[27]

Таблица №2

Кол-во проектов, возглавляемых и реализованных странами в рабочих группах АС в период с 2000 по 2018 гг.

Рабочая группа

Страна

РФ

Норвегия

США

Канада

Финляндия

Дания

Швеция

Исландия

Рабочая группа по реализации программы арктического мониторинга и оценки (AMAP) (1991);

2

3

4

2

2

2

2

1

Рабочая группа по защите арктической морской среды (PAME) (1991);

1

1

3

2

1

1

1

1

Рабочая группа по предупреждению, готовности и ликвидации чрезвычайных ситуаций (EPPR) (1991);

0

2

2

0

0

1

0

0

Рабочая группа по сохранению арктической флоры и фауны (CAFF) (1996);

0

0

1

0

1

0

0

0

Рабочая группа по устойчивому развитию в Арктике (SDWG) (1998).

2

3

3

8

7

3

1

3

Рабочая группа по устранению загрязнения Арктики (ACAP) (2006);

0

0

1

0

0

0

0

0

ВСЕГО

5

9

14

12

11

7

4

5

Источник: Составлено авторами по данным с официального сайта АС[28]

Таблица №3

Кол-во проектов, возглавляемых странами и находящихся в действии или заморозке в рабочих группах АС в период с 2000 по 2018 гг.

Рабочая группа

Страна

Россия

Норвегия

США

Канада

Финляндия

Дания

Швеция

Исландия

Рабочая группа по реализации программы арктического мониторинга и оценки (AMAP) (1991);

2

6

4

5

2

4

2

2

Рабочая группа по защите арктической морской среды (PAME) (1991);

3

8

18

12

4

3

3

4

Рабочая группа по предупреждению, готовности и ликвидации чрезвычайных ситуаций (EPPR) (1991);

3

10

7

3

2

2

1

0

Рабочая группа по сохранению арктической флоры и фауны (CAFF) (1996);

3

2

8

5

2

1

7

1

Рабочая группа по устойчивому развитию в Арктике (SDWG) (1998).

2

2

4

5

7

0

2

2

Рабочая группа по устранению загрязнения Арктики (ACAP) (2006);

11

1

6

1

3

0

5

0

ВСЕГО

24

29

47

31

20

10

20

9

Источник: Составлено авторами по данным с официального сайта АС[29]

Исходя из данных, полученных в таблицах №1, №2, №3, можно сделать вывод, что в АС наибольшую активность проявляют США, Канада и Норвегия. Российская Федерация в свою очередь также не лишена возможностей эффективного участия в работе АС, однако по уровню вовлечённости в деятельность рабочих групп уступает вышеперечисленным странам лидерам, а также Финляндии.

Объясняет данное положение тот факт, что участие страны в том или ином проекте означает серьёзные финансовые вложения. Российская Федерация же в свою очередь в период 2000-ых не могла позволить большие финансовые затраты в связи с нестабильной экономической ситуацией в стране и участвовала только в тех проектах, которые приносили наибольшую выгоду именно ей. Тем не менее, данная ситуация стала меняться, начиная с 2009 года, когда РФ были инициированы многочисленные проекты и в последние годы, Россия всё более активно участвует в деятельности всех рабочих групп АС. Так, с 2011 года Российская Федерация является основным донором Института поддержки проектов Арктического совета, поскольку стремится получить статус главного политического игрока в Арктическом регионе и заинтересована в его развитии на международной арене[30].

Согласно таблицам №1, №2, №3 исключительную активность Российская Федерация проявляет лишь в Рабочей группе по устранению загрязнения Арктики (Далее АКАП). Объясняется это тем, что большая часть проектов, реализуемых АКАП проводятся на территории арктической зоны РФ. Кроме того, направление защиты окружающей среды было и остаётся одним из важнейших направлений арктической политики РФ согласно стратегии развития Арктической зоны России и обеспечения национальной безопасности до 2035 года[31].

Связано это с тем, что загрязнение способствует изменению климата и ухудшению экологической обстановки, что однозначно окажет негативное влияние на граждан РФ, проживающих на арктических территориях, а также на российские города и инфраструктуру. В связи с этим, для снижения экологических рисков и предотвращения загрязнения окружающей среды, Россия заинтересована участвовать и вкладывать средства в проекты данной рабочей группы.

Тем самым Российская Федерация доказала, что способна внести колоссальный вклад в деятельность и развитие АС. В настоящее время, Россия всё активней участвует в деятельности АС, чему способствует председательство 2019-2021 гг., возглавляемое РФ и предлагаемые ей всё новые инициативы.

Заключение. За весь период своей деятельности Арктический совет осуществил порядка 80 проектов, показал себя как важный и необходимый атрибут в регулировании деятельности стран в Арктике. Формально, в нем можно проследить наличие юридических основ межправительственной международной организации. Так, в организация действует постоянный Секретариат Арктического Совета, который наделён организационно-техническими полномочиями. Кроме того, страны осуществляют регулярные взносы на функционирование Совета.

Однако, несмотря на то, что на сегодняшний день Арктический Совет принимает всё более активное участие в процессе регулирования Арктики, содействуя региональному сотрудничеству, он всё ещё сохраняет свой статус форума высокого уровня,с ограниченным институциональным потенциалом, являясь относительно слабо структурированной организацией государств-основателей. Таким образом, формальный характер постоянного секретариата на самом деле не соответствует в остальном слабо структурированному политическому форуму, которым является АС. Отсутствие как правовой основы, так и правоприменительной практики накладывает ограничения на эффективность действующей системы многостороннего сотрудничества в регионе. Таким образом, несмотря на достигнутые успехи, деятельность АС на данный момент не является гарантом того, что организация и впредь будет оставаться эффективной.

Для нормальной работы АС необходимо внести ряд коррективов в структуру и процедуры совета, чтобы максимально повысить его продуктивность в предстоящие годы. АС необходимо прежде всего расширить сферу деятельности совета и привлечь к участию в нём большее количество субъектов. Данные шаги позволили бы привлечь внимание международного сообщества и общественности к региону, увеличить поток инвестиций и наконец ускорить процесс институционализации региона.

Роль же России в деятельности АС на момент написания статьи сильна и, благодаря усилиям правительства РФ возрастает с каждым годом[32]. Можно также констатировать, что в период, начиная с 2009 года со стороны РФ предпринимается всё большее количество действий для увеличения роли и возможностей России в АС. При том, деятельность РФ ведётся в наибольшей степени в рабочей группе АКАП, отвечающей за устранение загрязнений, однако и в других группах Россия проявляет активное участие. Таким образом, можно констатировать, что Россия с каждым годом укрепляет свои позиции и потенциал, активно участвуя в заседаниях Совета, и способствует сбалансированному продвижению устойчивого развития региона в целом.

Библиография
1.
Соглашение о сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасении в Арктике // Официальный сайт Арктического Совета. // Режим доступа: https://oaarchive.arctic-council.org/handle/11374/531 (дата обращения: 30.04.2022).
2.
Соглашение о сотрудничестве в сфере готовности и реагирования на загрязнение моря нефтью в Арктике // Официальный сайт Арктического Совета // Режим доступа: https://oaarchive.arctic-council.org/handle/11374/529 (дата обращения: 30.04.2022).
3.
АМАРОК: Отчет о деятельности, проводимой в Арктическом Совете // Официальный сайт Арктического Совета. // Режим доступа: https://oaarchive.arctic council.org/bitstream/handle/11374/2416/2019_Rovaniemi_AMAROK-Maxi.pdf?sequence=1&isAllowed=y (дата обращения: 30.04.2022).
4.
План действий АС по устранению загрязнения Арктики // Официальный сайт Арктического Совета. // Режим доступа: https://oaarchive.arctic-council.org/handle/11374/429 (дата обращения: 30.04.2022).
5.
Официальный сайт Арктического Совета // Режим доступа: https://arctic-council.org/ (дата обращения: 30.04.2022).
6.
Икалуитская декларация // Официальный сайт Арктического Совета. [Электронный ресурс]. // Режим доступа: https://oaarchive.arctic-council.org/handle/11374/86 (дата обращения: 30.04.2022).
7.
Оттавская декларация // Официальный сайт Арктического Совета. [Электронный ресурс]. // Режим доступа: https://oaarchive.arctic-council.org/handle/11374/85 (дата обращения: 30.04.2022).
8.
Салехардская декларация // Официальный сайт Арктического Совета. [Электронный ресурс]. // Режим доступа: https://oaarchive.arctic-council.org/handle/11374/90 (дата обращения: 30.04.2022).
9.
Декларация Тромсё // Официальный сайт Арктического Совета. [Электронный ресурс]. // Режим доступа: https://oaarchive.arctic-council.org/handle/11374/91 (дата обращения: 30.04.2022).
10.
Выступление главы МИД РФ Сергей Лавров на министерской сессии Арктического совета // The International Centre for Reindeer Husbandry. [Электронный ресурс]. // Режим доступа: https://reindeerherding.org/news/245-2021-05-21-07-02-54 (дата обращения: 30.04.2022).
11.
Михаил Мишустин утвердил Концепцию председательства России в Арктическом совете в 2021–2023 годах и план мероприятий // Официальный сайт Правительства РФ. [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://government.ru/news/42186/ (дата обращения: 30.04.2022).
12.
План основных мероприятий в связи с председательством Российской Федерации в Арктическом Совете в 2021 – 2023 годах [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://www.arcticandnorth.ru/upload/medialibrary/7f7/Plan-osn-merporiyatii_Arkticheskii_-sovet-2021_2023-godakh.pdf (дата обращения: 30.04.2022).
13.
Страны Арктики подписали соглашение о запрете рыбной ловли в Арктике // РИА Новости. [Электронный ресурс]. // Режим доступа: https://ria.ru/20150716/1132476171.html (дата обращения: 30.04.2022).
14.
Стратегия защиты окружающей среды Арктики [Электронный ресурс]. // Режим доступа: https://docs.cntd.ru/document/1902061 (дата обращения: 30.04.2022).
15.
Стратегия развития Арктики до 2035 // Официальный сайт президента РФ. [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202010260033 (дата обращения: 30.04.2022).
16.
Ворончихина Д. Н. Арктический совет как международный форум сотрудничества государств: участие России // Ars Administrandi. Искусство управления. 2019. Т. 11. № 2. С. 306-329.
17.
Журавель В. П. Арктический совет: основные вехи развития (к 25-летию образования) // Арктика и Север. 2022. № 46. С. 220-233.
18.
Журавель В. П. Арктический совет: председательство США // Современная Европа. 2016. № 2 (68). С. 17-21.
19.
Журавель В. П. Итоги председательства в Арктическом Совете Канады, США и Финляндии (2013-2019 гг.) // Большая Евразия: развитие, безопасность, сотрудничество. 2019. № 2. C. 309-312.
20.
Журавель В. П. Председательство в Арктическом Совете: от Финляндии к Исландии // Современная Европа. 2019. № 4 (90). С. 97-108.
21.
Журавель В. П. Председательство России в Арктическом Совете // Современная Европа. 2021. № 5 (105). С. 90-99.
22.
Журавель В.П. Развитие Северного морского пути: национальный и международный аспект // Научно-аналитический вестник Института Европы РАН. 2019. №2. С. 119-125.
23.
Журавлёв П.А. Арктическая геополитика России в исторической ретроспективе // Вестник Поморского университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. 2011. № 2. С. 46-51.
24.
Камынин В.Д., Долгов А.В. Российские дипломатические инициативы в Арктическом совете в 2014-2020 гг. // История и современное мировоззрение. 2020. Т. 2. № 2. С. 132-141.
25.
Конышев В.Н., Сергунин А.А. Международные организации и сотрудничество в Арктике // Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2011. Т. 6. № 3. С. 27-36.
26.
Никулин М.А. Великодержавная конкуренция в Арктике: геополитическое соперничество в новом политическом пространстве // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Международные отношения. 2019. Т. 19. № 3. С. 392-403.
27.
Сахаров А.Г. Развитие Арктического совета как «института регионального управления» // Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2015. Т. 10. № 4. С. 72-92.
28.
Чейтер Э. Участие России в работе Арктического совета / Пер. А. Г. Сахарова // Вестник международных организаций. 2016. Т. 11. № 4. С. 205-223.
29.
Чейтер Э. Роль неарктических государств в Арктическом совете // Стратегический анализ. 2016. Т. 40. №. 3. С. 173-184.
30.
Ингимундарсон В. Управление спорным регионом: Арктический совет и политика управления Арктикой // Полярный журнал. Т. 4. №. 1. С. 183-198.
31.
Канканпа П., Янг О. Эффективность Арктического совета // Полярные исследования. 2012. Т. 31. №. 1. С. 1-14.
32.
Койвурова Т. Пределы и возможности Арктического совета в быстро меняющемся режиме управления Арктикой // Полярный рекорд. 2010. Т. 46. №. 2. С. 146-156.
References
1.
Agreement on Cooperation on Aeronautical and Maritime Search and Rescue in the Arctic // Official site of the Arctic Council. // URL: https://oaarchive.arctic-council.org/handle/11374/531 (date of request: 30.04.2022).
2.
Agreement on Cooperation on Marine Oil Pollution Preparedness and Response in the Arctic. // Official site of the Arctic Council. // URL: https://oaarchive.arctic-council.org/handle/11374/529 (date of request: 30.04.2022).
3.
AMAROK: The Arctic Council tracking tool Maxi-report // Official site of the Arctic Council. // URL: https://oaarchive.arctic-council.org/bitstream/handle/11374/2416/2019_Rovaniemi_AMAROK-Maxi.pdf?sequence=1&isAllowed=y (date of request: 30.04.2022).
4.
Arctic Council Action Plan to Eliminate Pollution of the Arctic (ACAP) // Official site of the Arctic Council. // URL: https://oaarchive.arctic-council.org/handle/11374/429 (date of request: 30.04.2022).
5.
Official site of the Arctic Council // URL: https://arctic-council.org/ (date of request: 30.04.2022).
6.
The Iqaluit Declaration // Official site of the Arctic Council. // URL: https://oaarchive.arctic-council.org/handle/11374/86 (date of request: 30.04.2022).
7.
The Ottawa Declaration // Official site of the Arctic Council. // URL: https://oaarchive.arctic-council.org/handle/11374/85 (date of request: 30.04.2022).
8.
The Salekhard Declaration // Official site of the Arctic Council. // URL: https://oaarchive.arctic-council.org/handle/11374/90 (date of request: 30.04.2022).
9.
The Tromso Declaration // Official site of the Arctic Council. // URL: https://oaarchive.arctic-council.org/handle/11374/91 (date of request: 30.04.2022).
10.
Speech by Russian Foreign Minister at the ministerial session of the Arctic Council // The International Centre for Reindeer Husbandry. // URL: https://reindeerherding.org/news/245-2021-05-21-07-02-54 (date of request: 30.04.2022).
11.
Mikhail Mishustin approved the Concept of Russia's chairmanship in the Arctic Council in 2021-2023 and the action plan // Official website of the Government of the Russian Federation. // URL: http://government.ru/news/42186/ (date of request: 30.04.2022).
12.
The plan of the main activities in connection with the chairmanship of the Russian Federation in the Arctic Council in 2021-2023 // URL: http://www.arcticandnorth.ru/upload/medialibrary/7f7/Plan-osn-merporiyatii_Arkticheskii_-sovet-2021_2023-godakh.pdf (date of request: 30.04.2022).
13.
The Arctic countries have signed an agreement to prohibit fishing in the Arctic // RIA Novosti. // URL: https://ria.ru/20150716/1132476171.html (date of request: 30.04.2022).
14.
Arctic Environmental Protection Strategy // URL: https://docs.cntd.ru/document/1902061 (date of request: 30.04.2022).
15.
Arctic Development Strategy until 2035 // Official website of the President of the Russian Federation. // URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202010260033 (date of request: 30.04.2022).
16.
Voronchikhina D. N. The Arctic Council as an international forum for state cooperation: Russia's participation // Ars Administrandi. The art of management. 2019. V. 11. № 2. P. 306-329.
17.
Zhuravel V. P. Arctic Council: the main stages of development (to the 25th anniversary) // Arctic and the North. 2022. № 46. P. 220-233.
18.
Zhuravel V. P. Arctic Council: US Presidency // Modern Europe. 2016. № 2 (68). P. 17-21.
19.
Zhuravel V. P. The results of the chairmanship in the Arctic Council of Canada, the USA and Finland (2013-2019) // Greater Eurasia: development, security, cooperation. 2019. № 2. P. 309-312.
20.
Zhuravel V. P. Chairmanship in the Arctic Council: from Finland to Iceland // Modern Europe. 2019. № 4 (90). P. 97-108.
21.
Zhuravel V. P. Russia's chairmanship in the Arctic Council // Modern Europe. 2021. № 5 (105). P. 90-99.
22.
Zhuravel V.P. Development of the Northern Sea Route: national and international aspect // Scientific and Analytical Bulletin of the Institute of Europe of the Russian Academy of Sciences. 2019. № 2. P. 119-125.
23.
Zhuravlev P.A. Arctic geopolitics of Russia in historical retrospect // Bulletin of the Pomeranian University. Series: Humanities and Social Sciences. 2011. № 2. P. 46-51.
24.
Kamynin V.D., Dolgov A.V. Russian diplomatic initiatives in the Arctic Council in 2014-2020 // History and modern worldview. 2020. V. 2. № 2. P. 132-141.
25.
Konyshev V.N., Sergunin A.A. International organizations and cooperation in the Arctic // Bulletin of International Organizations: education, science, new economy. 2011. V. 6. № 3. P. 27-36.
26.
Nikulin M.A. Great-Power competition in the Arctic: Geopolitical rivalry in the new political space // Bulletin of the Peoples' Friendship University of Russia. Series: International Relations. 2019. V. 19. № 3. P. 392-403.
27.
Sakharov A.G. Development of the Arctic Council as an "institute of regional management" // Bulletin of International Organizations: Education, Science, New Economy. 2015. V. 10. №. 4. P. 72-92.
28.
Chater A. Russia's participation in the Arctic Council // Bulletin of International Organizations. 2016. V. 11. № 4. P. 205-223.
29.
Chater A. Explaining Non-Arctic States in the Arctic Council // Strategic Analysis. 2016. V. 40. №. 3. P. 173-184.
30.
Ingimundarson V. Managing a contested region: the Arctic Council and the politics of Arctic governance // The Polar Journal. V. 4. №. 1. P. 183-198.
31.
Kankaanpää P., Young O. The effectiveness of the Arctic Council // Polar Research. 2012. V. 31. №. 1. P. 1-14.
32.
Koivurova T. Limits and possibilities of the Arctic Council in a rapidly changing scene of Arctic governance // Polar Record. 2010. V. 46. №. 2. P. 146-156.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья «Роль Арктического Совета в управлении арктикой и деятельность в нём России» производит очень положительное впечатление.
Предмет статьи – влияние Арктического Совета (АС) на международные отношения в арктическом регионе. В тексте рассматриваются интересы, позиции и направления деятельности арктических государств. Автор отмечает проблемные точки во взаимоотношениях различных государств. Раскрывается эволюция АС, критически проанализированы основные международные договоры и соглашения. Даётся краткая оценка структуры АС.
Автор выбирает исторический подход к исследованию, выделяя различные этапы современного функционирования АС, значимости фактора председательства в АС. Автор прослеживает вклад каждого государства-председателя в эволюцию международного сотрудничества в регионе. Несмотря на то, что из-за этого работа приобретает несколько описательный характер, автору удается нащупать и выделить наиболее важные моменты, инициативы и проблемы.
Особый интерес представляют обобщающие таблицы, оценивающие количество проектов, возглавляемых странами в рабочих группах АС в период, количество проектов, возглавляемых и реализованных странами в рабочих группах АС, а также количество проектов, возглавляемых странами и находящихся в действии или заморозке в рабочих группах АС в период с 2000 по 2018 гг. Такой сравнительно-сопоставительный анализ позволяет статистически выделить наиболее активных и наименее активных акторов в регионе.
Автор делает обоснованные выводы, структура статьи логична, текст вычитан, структурирован, соблюдается научный стиль изложения.
Анализ опирается на большое число источников, которые указаны в тексте, список литературы представлен, в основном, российскими авторами, авторитетными в данной области.
Рекомендации:
- следует лучше объяснить и более выпукло показать новизну исследования, тем более в тексте она присутствует.
- следовало бы опереться и на работы зарубежных авторов, в том числе из других арктических государств.
- хотелось бы анализа текущих тенденций международных отношений в регионе, все же претерпевших изменения после начала спецоперации России в Украине. Какие последствия это будет иметь? Утратится ли резистентность сотрудничества в Арктике и наблюдается ли его спад? Эти вопросы крайне актуальны, но, наверное, об отдельных перспективах действительно говорить еще рано.
Рекомендации не носят обязательного характера, хотя и значительно усилили бы работу, в то время как из критических замечаний к тексту можно указать только одно: в названии статьи слово «арктикой» написано с маленькой буквы, следует писать с заглавной.
На основании вышесказанного следует заключить, что статья «Роль Арктического Совета в управлении Арктикой и деятельность в нём России» рекомендуется к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"