Статья 'Эволюция внешнеполитических приоритетов стран Западных Балкан в контексте их европейской и евроатлантической интеграции' - журнал 'Конфликтология / nota bene' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Конфликтология / nota bene
Правильная ссылка на статью:

Эволюция внешнеполитических приоритетов стран Западных Балкан в контексте их европейской и евроатлантической интеграции

Эчимович Мариана

соискатель кафедры теории и истории международных отношений Российского Университета Дружбы Народов

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10/2

Echimovich Mariana

External Doctoral Candidate, the department of Theory and History of International Relations, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 10/2

1032211912@pfur.ru
Данилов Виталий Алексеевич

кандидат исторических наук

доцент кафедры теории и истории международных отношений Российского Университета Дружбы Народов

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10/2

Danilov Vitaliy Alekseevich

PhD in History

Docent, the department of Theory and History of International Relations, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 10/2

d.vitaly.a@mail.ru
Мардонова Зарина Фазлитдиновна

соискатель кафедры теории и истории международных отношений Российского Университета Дружбы Народов

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10/2

Mardonova Zarina Fazlitdinovna

External Doctoral Candidate, the department of Theory and History of International Relations, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 10/2

zarina.mardonova89@mail.ru
Карпухин Максим Кириллович

соискатель кафедры теории и истории международных отношений Российского Университета Дружбы Народов

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10/2

Karpukhin Maxim Kirillovich

External Doctoral Candidate, the department of Theory and History of International Relations, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 10/2

Svoboda1999@gmail.com

DOI:

10.7256/2454-0617.2021.4.37080

Дата направления статьи в редакцию:

06-12-2021


Дата публикации:

13-12-2021


Аннотация: Статья посвящена рассмотрению эволюции внешнеполитических приоритетов западнобалканских государств в контексте их европейской и евроатлантической интеграции в период с середины 1990-х по 2020 гг. Основной целью исследования является анализ процесса формирования и развития европейского и евроатлантического векторов во внешней политике стран Западных Балкан. Актуальность темы исследования определена тем, что сегодня все западнобалканские страны в той или иной степени вовлечены в европейские и евроатлантические интеграционные процессы, в связи с чем страны проводят преобразования как во внутренней, так и во внешней политике. После окончания холодной войны западнобалканские государства отходят от своего внешнеполитического курса, которого придерживались начиная с окончания Второй мировой войны. Конфликты, сопровождавшие распад Югославии, стали основой для расширения влияния Североатлантического альянса, как главного «миротворца», а также Европейского Союза, который взял на себя обязанность в постконфликтном урегулировании. С середины 1990-х гг. ЕС и НАТО начинают формировать стратегию по вовлечению стран региона в сферу своего влияния. Исследование эволюции внешнеполитических приоритетов стан Западных Балкан в раках их европейской и евроатлантической интеграции имеет научную новизну и перспективу для использования полученных выводов в теоретической и практической деятельности. В статье рассматриваются региональные инициативы НАТО и ЕС, которые должны были обеспечить стабилизацию Западных Балкан путем трансформации государственных и общественных институтов, развития межгосударственного сотрудничества и вовлечения в региональные интеграционные процессы. Для определения места Евросоюза и НАТО во внешней политике стран региона был проведен анализ доктринальных документов западнобалканских государств, который показал, что именно европейское и евроатлантическое направления являются для них приоритетными.


Ключевые слова:

Западные Балканы, Европейский Союз, НАТО, интеграционная политика ЕС, политика расширения НАТО, Албания, Босния и Герцеговина, Македония, Сербия, Черногория

Abstract: This article traces the evolution of foreign policy priorities of the Western Balkan countries in the context of their European and Euro-Atlantic integration over the period from the mid-1990s to 2020. The key goal lies in the analysis of formation and development of the European and Euro-Atlantic vectors in foreign policy of the Western Balkans. The relevance of the selected topic is defined by fact that all Western Balkan countries are somehow involved in the European and Euro-Atlantic integration processes, which prompts transformations in their home and foreign policy. In post-Cold War era, the Western Balkans depart from their foreign policy course, which they have followed since the end of the World War II. The conflicts that were related to dissolution of Yugoslavia underline the expansion of influence of the North Atlantic Alliance as the major “peacekeeper”, and the European Union, which took on the role of post-conflict settlement. In the under their influence. Tracing the evolution of foreign policy priorities of the Western Balkans within the framework of their European and Euro-Atlantic integration defines the scientific novelty of this research. The acquired conclusions can be implemented in theoretical and practical activity. The article explores the regional initiatives of NATO and EU, which were aimed at stabilization of the Western Balkan region through transformation of state and social institutions, development of interstate cooperation, and involvement in regional integration processes. For determination of the role of the European Union and NATO in foreign policy of the Western Balkans, the author analyzed the doctrinal documents of the Western Balkan countries, which highlighted the priority of European and Euro-Atlantic vector.



Keywords:

Western Balkans, European Union, NATO, EU integration policy, NATO enlargement, Albania, Bosnia and Herzegovina, Macedonia, Serbia, Montenegro

После окончания «Холодной войны» и начавшегося процесса распада Социалистической Федеративной Республики Югославии, который сопровождался чередой гражданских войн, новообразованные государства на постюгославском пространстве начали пересматривать свои внешнеполитические направления и приоритеты. Помимо бывших югославских республик свою политику в это время также начинает менять еще одно балканское государство – Албания, которая отказалась от модели социализма и после десятилетий изоляции приступила к новому переосмыслению своего международного положения[10].

В первые годы своей независимости, новообразованные государства бывшей Югославии, отдалились от внешнеполитического курса, которым они руководствовались на протяжении многих десятилетий, начиная со времен окончания Второй мировой войны и до завершения «Холодной войны». В результате распада Югославии и крушения двухполярной системы международных отношений в западно-балканском регионе заметно увеличилось евроатлантическое влияние во главе с США. После заключения Дейтонских соглашений в 1995 г., роль США в вопросах урегулирования внутригосударственных и региональных противоречий стала играть лидирующую роль. Конфликты на просторах бывшей Югославии стали для США и НАТО хорошей перспективой для сохранения и упрочнения своего влияния в Европе, а также дали возможность Вашингтону осуществить желание – «утвердить свою решающую роль в обеспечении европейской безопасности» [9].

Европейский Союз в сложившейся ситуации был вынужден рассматривать возможность лидерства США и роль НАТО в урегулировании балканского кризиса как основу гарантии европейской системы безопасности. Такая позиция Брюсселя была обусловлена несостоятельностью всего предшествующего периода «европейского миротворчества», а также реальной перспективой укрепления потенциала Европейской системы безопасности [3]. Политика ЕС в отличие от НАТО по отношению к региону начинает активизироваться только после Дейтонских соглашений. Образование новых государств в Европе ставило для Евросоюза на повестку дня вопрос о будущем новых западнобаканских государств. Интеграция Западных Балкан в европейские политические институты и институты безопасности представлялись для ЕС чрезвычайно необходимыми, так как с одной стороны, во время балканского кризиса Европе пришлось иметь дело с потоками беженцев и ростом организованной преступности, что вынуждало ЕС зависеть от Соединенных Штатов, а это в свою очередь демонстрировало слабость как общей европейской политики, так и ее политики безопасности. Интеграция Западных Балкан в европейские и евроатлантические структуры могла бы гарантировать лидерство ЕС в регионе, в противном же случае, существовала угроза восстановления там влияния других акторов, в лице России и Турции.

Таким образом, после Дейтона у ЕС не осталось иного выбора как признать лидирующую роль США в поддержании военно-политического порядка в регионе и в то же время попытаться занять позиции в вопросах гражданского и социально-экономического постконфликтного восстановления. В связи с этим, ЕС с 1995 г. начинает формировать детальную, содержащую значительное число механизмов стратегию по вовлечению стран региона в свою сферу влияния. Неоднородность исторического, политического и экономического развития западнобалканских стран обусловило появление множества инструментов политики расширения ЕС [3].

Программы и инициативы ЕС и НАТО на Западных Балканах

После Боснийского кризиса Евросоюз и НАТО инициировали ряд программ для западнобалканских государств (см. таблицу 1.): Руайомонский процесс укрепления стабильности и добрососедства в Юго-Восточной Европе (РП); Процесс сотрудничества в Юго-Восточной Европе (ПСЮВЕ); Региональный подход для стран Юго-Восточной Европы (РПСЮВЕ); Пакт стабильности для Юго-Восточной Европы (ПСдЮВЕ.), Процесс стабилизации и ассоциации (ПСА); Партнерство ради мира (ПРМ); Адриатическая хартия (АХ).

Данные программы должны были обеспечить стабилизацию ситуации на Западных Балканах путем развития межгосударственного сотрудничества и их вовлечения в региональные интеграционные процессы (см. таблицу 2) (так называемая политика инклюзивной безопасности) [1].

Таблица 1

РП – Руайомонский процесс укрепления стабильности и добрососедства в Юго-Восточной Европе, ПСЮВЕ – Процесс сотрудничества в Юго-Восточной Европе; РПСЮВЕ– Региональный подход для стран Юго-Восточной Европы; ПСдЮВЕ – Пакта стабильности для Юго-Восточной Европы; ПСА – Процесс стабилизации и ассоциации. ПРМ – Партнерство ради мира; АХ – Адриатическая хартия. + – участник; Н – наблюдатель; * – работа велась только с одним из административных субъектов – Федерацией Боснии и Герцеговины. Источник: подготовлено Эчимович М., при составлении таблицы за основу была взята методология работы Д. А. Дегтерева и др. [4]

Таблица 2

Источник: таблица составлена Эчимович М. на основе общего анализа направлений деятельности инициатив ЕС и НАТО на Балканах. За основу была взята методология работы Д. А. Дегтерева и др. [4]

Первой программой на начальном этапе активизации политики Евросоюза на Западных Балканах стал Руайомонский процесс укрепления стабильности и добрососедства в Юго-Восточной Европе. Он сопровождал подписание Дейтонских соглашений в декабре 1995 г. и был представлен в виде Декларации о процессе укрепления и обеспечения стабильности и добрососедства в Юго-Восточной Европе. Был подписан всеми странами Западных Балкан [11]. Помимо содействия осуществлению Дейтонского мирного соглашения, инициатива ЕС была направлена на нормализацию отношений между странами региона, на создание проектов, способствующих восстановлению принципов свободы передвижения, свободы слова На содействие региональному сотрудничеству в культурной, религиозной, научной и технической областях, а также на восстановление гражданского общества и демократизацию государственных и общественных институтов. Осуществление данных целей происходило через работу с правительственными кругами (парламентариями), представителями гражданского общества, научных, журналистских кругов и НПО [24].

Хотя Руайомонская инициатива и способствовала повышению уровня общественного взаимодействия в определенных областях, ее достижения были весьма незначительными и процесс не смог получить высокий политический статус. После принятия программы Пакта стабильности для Юго-Восточной Европы РП утратил свою самостоятельность функционирования[1]. Несмотря на это, именно Руайомонский процесс положил начало выстраивания содержательных отношений ЕС с западно-балканскими странами1.

С целью трансформации Юго-Восточной Европы в регион стабильности, безопасности и сотрудничества в соответствии с тенденциями интеграции в европейские и евроатлантические структуры путем содействия взаимному диалогу и сотрудничеству на всех уровнях и во всех областях, представляющих общий интерес в 1996 г. был провозглашен Процесс сотрудничества в Юго-Восточной Европе (ПСЮВЕ) [18], а в дополнение к Руайомонскому процессу Евросовет принял Региональный подход по отношению к странам региона, которые на тот момент не имели соглашений с ЕС об ассоциации. Региональный подход был направлен на поддержание реализации Дейтонских соглашений, создание зоны политической стабильности и укрепление экономического и регионального сотрудничества между странами Западных Балкан [15].

В апреле 1997 г. в рамках Регионального подхода Евросоюз сформировал подробные политические и экономические условия, выполнение которых странами Западных Балкан стало основой для развития двусторонних отношений с ЕС в области торговли, финансовой и экономической помощи по линии программы ФАРЕ, а также договорных отношений. В число основных условий для всех стран региона были включены соблюдение мирных соглашений и сотрудничество с Гаагским трибуналом, вопросы демократизации и верховенства закона, проведение экономических реформ, соблюдения прав человека и национальных меньшинств, возвращения беженцев и перемещенных лиц, а также сотрудничество и выстраивание добрососедских отношений с сопредельными государствами [27].

Региональный подход к концу 1990-х гг. исчерпал свои возможности, превентивная политика ЕС не смогла предотвратить нового витка Югославского кризиса [1]. Кризис в южном сербском крае Косово и Метохии, сопровождавшийся войной НАТО против суверенного государства СРЮ в 1999 г., придал новую динамику и актуальность пересмотра выстраивания политики в отношении западно-балканских государств. В этой связи в 1999 г. ЕC, по инициативе министра иностранных дел Германии, представил новую программу – Пакт стабильности для Юго-Восточной Европы, которая представляла собой первый всеохватывающий стратегический документ, принятый международным сообществом с целью способствованию усилению стремлений стран Юго-Восточной Европы по достижению мира, демократии, прав человека и экономического развития. Пакт обеспечивал основу для укрепления регионального сотрудничества и ускорял интеграцию в европейские и евроатлантические структуры. В первую очередь ЕС рассматривал новый региональный подход как инструмент европеизации, который представлял собой «амбициозную стратегию, помогающую региону обеспечить политическую и экономическую стабилизацию и установить более тесную ассоциацию с ЕС, открывая путь к членству в Евросоюз после выполнения соответствующих условий». [28] Особыми условиями, которые предстояло выполнять западно-балканским странам стали Копенгагенские критерии, однако они были адаптированы под регион и включали в себя дополнительные условия, в число которых входило: соблюдение мирных соглашений (принятых в процессе урегулирования конфликтов на просторах бывшей Югославии), региональное сотрудничество и добрососедские отношения между государствами, а также сотрудничество с Международным трибуналом по бывшей Югославии [39]. В 2008 г. Пакт для Юго-Восточной Европы был преобразован в Совет регионального сотрудничества.

В ноябре 2000 г. в Загребе прошла встреча на высшем уровне под председательством Франции, на которой впервые со времен распада Югославии лидеры всех новообразованных государств встретились со всеми лидерами ЕС, что ознаменовало собой выстраивание качественно новых отношений ЕС с Западными Балканами [1]. На саммите ЕС стартовал еще один механизм взаимодействия с регионом «Процесс стабилизации и ассоциации для Западных Балкан», который рассматривался как следующий этап регионального подхода [2].

ПСА представляет собой долгосрочный процесс, направленный на работу в политической, финансовой и общественной областях, где первым и ключевым этапом реализации ПСА выступало подписание Соглашения о стабилизации и ассоциации (ССА). ССА разрабатывалось на индивидуальной основе для каждого государства и было нацелено на постепенное включение западно-балканских государств в евроинтеграцию: приведение национального законодательства в соответствие с законодательством ЕС, создание зоны свободной торговли с ЕС, развитие регионального сотрудничества и взаимодействие с ЕС в ряде других областей [1]. Фактически это означало подавление национальных норм жизни общеевропейскими. Преимуществом ПСА для Евросоюза стала возможность применять региональный подход и при этом учитывать индивидуальные характеристики каждого государства региона [7]. Подписание Соглашения о стабилизации и ассоциации означало для стран Западных Балкан реализацию первого официального соглашения с ЕС и стремительное начало реформ и перехода на европейские стандарты, заложенные в Маастрихтских и Мадридских критериях, которые должны были выполнить все страны-кандидаты союза. Подписав ССА, страна региона становилась потенциальным кандидатом на членство в Евросоюз, что являлось первым шагом на формальном пути к вступлению в него. Соглашение о стабилизации и ассоциации позволяет проводить реформы в соответствии со стандартами ЕС и контролировать выполнение настоящего Соглашения при поддержке специальных подкомитетов и Совета ССА [1].

Второй важной составляющей ПСА стало предоставление экономической и финансовой помощи в рамках программы КАРДС - Помощь сообщества реконструкции, развитию и стабилизации. (CARDS - Community Assistance for Reconstruction, Development and Stabilisation), стартовавшая на основе специально созданного в 2000 г. Фонда для стран Западных Балкан. Впоследствии КАРДС сменили программы Помощи по присоединению к ЕС (IPA – Pre-Accession Assistance и IPA II), первая программа была рассчитана на период с 2007 по 2013гг., вторая на перерод с 2014 по 2020 гг. Данная программа включает пять компонентов: 1) помощь в переходный период и институциональное строительство; 2) трансграничное сотрудничество (с государствами – членами ЕС и другими странами, имеющими право на IPA); 3) региональное развитие (транспорт, окружающая среда, региональное и экономическое развитие); 4) развитие человеческого капитала; 5) развитие села [7].

Сотрудничество в сфере безопасности, которое в основном осуществлялось под руководством НАТО, развивалось по двум параллельным линиям - двусторонней и многосторонней. Необходимо отметить, что возвышение роли НАТО на Западных Балканах приходится на одобрение официального курса на расширение Североатлантического альянса, которое состоялось на Брюссельском саммите Альянса в январе 1994 г. [25]. Тогда одновременно с определением нового курса была принята основополагающая программа сотрудничества НАТО с Западными Балканами – «Партнерство ради мир». «Партнерство ради мира» было задумано в качестве полуинституциональной основы для адаптации вооруженных сил и военных доктрин стран-участниц программы к стандартам НАТО, а также для подготовки их постепенного присоединения к Североатлантическому альянсу [12]. К «Партнерству ради мира», как более широкой структуре сотрудничества НАТО и «комнате ожидания» членства, присоединились Албания в 1994 г., Македония в 1995 г., Сербия, Черногория, Босния и Герцеговина в 2006 г.[13] Институционализация сотрудничества между НАТО и странами Западных Балкан позволила создать Совет евроатлантического партнерства (СЕАП), объединяющий страны-члены НАТО и страны-партнеры для диалога и консультаций по политическим вопросам и вопросам безопасности. Таким образом, западнобалканские страны получили возможность не только быть частью структуры евро-атлантической безопасности, но и участвовать и развиваться в соответствии с ее стандартами.

Еще одним ключевым механизмом НАТО по ускорению вовлечения Западных Балкан в евроатлантические процессы стала Адриатическая хартия – инициатива США, которая начала свою работу в 2003 г. Членами инициативы являются все страны региона за исключением Сербии, которая имеет статус наблюдателя. Хартия, как дипломатический проект, преследует две цели - обеспечить политику «открытых дверей» НАТО и создать условия для сотрудничества и взаимной поддержки стран-кандидатов. Партнеры по Хартии взяли на себя твердые обязательства в таких областях, как демократические реформы и создание условий для членства в НАТО [13].

Таким образом на рубеже ХХ и ХХI века были сформированы основополагающие для дальнейшего расширения влияния НАТО и ЕС в регионе программы и инициативы, которые имели конкретный план действий по вовлечению Западных Балкан в европейские и евроатлантические структуры, а также были обозначены долгосрочные цели – достижение мира, стабильности, безопасности, процветания региона за счет регионального сотрудничества, демократизация политических и общественных институтов, государственные и общественные институциональные реформы в соответствии с нормами Североатлантического альянса и Евросоюза.

НАТО и ЕС в доктринальных документах западнобалканских государств

С момента обретения независимости западнобалканские государства проводили институциональные реформы, которые в основном диктовались ЕС и НАТО и проходили в рамках их инициатив и программ. Одним из ключевых и начальных шагов была стратегически-доктринальная основа национального политического мышления, так под влиянием запущенных интеграционных процессов, западнобалканские государства на разных этапах принимали различные доктринальные документы, в которых отражали свои внешнеполитический курс и приоритеты.

Таблица 3


СНБ – Стратегия национальной безопасности; СВП – Стратегия внешней политики; БКО – Белая книга обороны; ** – участие в миротворческих операциях только Евросоюза.

Источник: таблица составлена Эчимович М. на основе доктринальных документов западнобалканских государств [16; 17; 21; 22; 23; 32; 33; 35; 36; 37]. За основу была взята методология работы Д. А. Дегтерева и др. [4]

Для определения места ЕС и НАТО во внешней политике западно-балканских государств был проведен анализ ряда доктринальных документов стран региона (см. таблицу 3), где проанализировано в каком контексте упоминаются Евросоюз и Североатлантический альянс. Результаты исследования наглядно демонстрируют эволюцию значения европейского и североатлантического векторов во внешней политике Албании, Боснии и Герцеговины, Македонии, Сербии и Черногории с начала 2000-х гг.

Исходя из таблицы 3 видно, что абсолютно все страны Западных Балкан в доктринальных документах закрепляют свое стремление к вступлению в Евросоюз и определяют евроинтеграцию в качестве важнейшего стратегического приоритета внешней политики. В этой связи, для скорейшего достижения данной стратегической цели все страны на доктринальном уровне отмечают свою готовность в проведении институциональных демократических реформ в соответствии с нормами ЕС, а также подтверждают свое участие в ряде региональных инициатив выдвинутых Евросоюзом, которые могут способствовать ускорению процесса их евроинтеграции. Помимо гармонизации с Евросоюзом своего институционального устройства, все страны без исключения на современном этапе выразили стремление согласовывать свою внешнюю политику с позициями ЕС, что совершено четко демонстрирует прозападную ориентацию во внешней политике Западных Балкан. Однако, здесь стоит отметить, что исключением может являться Сербия, которая в отличие от других западнобалканских государств, отмечающих свою приверженность лишь к западному внешнеполитическому вектору, в своей Стратегии национальной безопасности 2019 г., отмечает важность развития стратегического сотрудничества с Россией и Китаем [21]. Сербия является исключением и в вопросе вступления в НАТО, так еще в 2007 г. из-за комплекса противоправных действий НАТО по отношению к Сербии начиная с несанкционированных Советом Безопасности ООН бомбардировок СРЮ в 1999 г. и принятия плана Ахтисаари, который не был вынесен на дальнейшее рассмотрение Совбеза ООН благодаря позиции России, Народная скупщина Сербии приняла резолюцию [19] согласно которой провозгласила военный нейтралитет, стремясь таким образом предотвратить отделение Косово и Метохии. Но несмотря на то, что Белград провозгласил военный нейтралитет и тем самым отказался от вступления в любые военно-политические блоки, в его Стратегии национальной безопасности от 2009 г. было закреплено стремление к сотрудничеству с НАТО и проведению реформ вооруженных сил в рамках программы ПРМ [22]. Сербия подтверждает свой военный нейтралитет и сотрудничество с НАТО в рамках ПРМ и в новой Стратегии национальной безопасности 2019 г., однако в новой стратегии, помимо важности развития отношений с Североатлантическим альянсом, также закреплена важность расширения и укрепления сотрудничества с ОДКБ в рамках статуса наблюдателя. Таким образом, на современном этапе Сербия в отличие от своих соседей не отдает предпочтение лишь сотрудничеству с европейским и североатлантическим блоками, а стремится проводить многовекторную внешнюю политику, что позволяет ей балансировать между ведущими игроками в регионе, прежде всего США, ЕС и РФ.

Если говорить о доктринальных документах Албании, Македонии и Черногории, принятых до их вступления в Североатлантический альянс, то все эти страны связывали свое будущее развитие с интеграцией в НАТО и закрепляли вхождение в Североатлантический альянс в качестве своего внешнеполитического приоритета. В Стратегии национальной безопасности Черногории 2008 г. подчеркивалось, что страна разделяет «стратегический подход к вызовам, рискам и угрозам национальной безопасности, определенным стратегическими документами Североатлантического альянса» [35]. В доктринальных документах Албании и Черногории после вступления в Альянс, страны подтверждают и расширяют значение роли НАТО в своей внутренней и внешней политике и стремятся к приведению системы безопасности и обороны в соответствии со стандартами НАТО, а также отождествляют угрозы Организации с вызовами и угрозами собственной национальной безопасности. Босния и Герцеговина в доктринальных документах также связывает свое будущее с интеграцией в североатлантические структуры и ставит членство в НАТО в качестве одного из столпов своей внешней политики [37].

Однако ввиду сложного политического устройства и внутригосударственных противоречий между двумя энтитетами – Федерацией БиГ и Республикой Сербской в вопросах ведения единого внешнеполитического курса не все так однозначно как в случае с другими западнобалканскими государствами. Известно, что в 2017 г. Парламент Республики Сербской принял резолюцию о нейтралитете в отношении любых военных союзов и прежде всего НАТО [34]. Республика Сербская выступает против членства в НАТО и видит сотрудничество с Альянсом лишь в той форме в которой сотрудничает с ним Сербия, т. е. в рамках «Партнерства ради мира» [26]. В этой связи лидер боснийских сербов Милорад Додик заявил – «Босния и Герцеговина не будет членом НАТО. Республика Сербская выступает против этого по целому ряду причин. И несмотря на ранние решения, которые приняла Босния и Герцеговина, мы не будем проводить эти решения дальше», таким образом несмотря на заявленные стремления БиГ в доктринальных документах по поводу членства в НАТО, расширение Североатлантического альянса на Боснию и Герцеговину будет блокироваться со стороны боснийских сербов.

Западнобалканские страны ставят ЕС и НАТО во главу гарантов региональной, европейской и глобальной безопасности и в рамках интеграции в европейские и североатлантические структуры выражают свою готовность в участии в миротворческих миссиях НАТО и ЕС, за исключением Сербии, которая ввиду военного нейтралитета готова принимать участие лишь в миссиях ЕС. Цели заложенные в инициативах НАТО и ЕС (см. таблицу 2) нашли отражение в доктринальных документах западно-балканских государств. Так, в доктринальных документах все страны отмечают свое стремление к строительству добрососедских отношений, региональному сотрудничеству, демократизации государственных и общественных институтов в соответствии с европейскими нормами и ценностями, соблюдению и защите прав человека и меньшинств, к членству в ЕС и тесному взаимодействию с НАТО.

Результаты европейской и евроатлантической интеграции

Таким образом, после запуска Евросоюзом и Североатлантическим альянсом региональных инициатив, европейская и евроатлантическая интеграция стран Западных Балкан достигла значительных результатов (см. таблицу 4): три из пяти западнобалканских государств стали членами НАТО, государства, которые не являются членами Альянса, официально сотрудничают с ним в рамках программы «Партнерство ради мира», Босния и Герцеговина в 2010 г. получила План действий по членству в НАТО [30] и закрепляет свое стремление взаимодействовать на доктринальном уровне, а Сербия, несмотря на политику военного нейтралитета, подписала в 2015 г. Индивидуальный план партнёрства с НАТО [29].

Процесс интеграции в Евросоюз хотя и не однороден, но для всех стран Западных Балкан является стратегическим приоритетом их внешней политики. Все страны подали заявки на членство в ЕС и кроме Боснии и Герцеговины, уже получили статус кандидатов. Переговоры по членству с ЕС проводят Черногория (с 2012 г.) и Сербия (с 2013 г.) [6]. ЕС в своей стратегии по расширению на Западные Балканы 2018 г. [20] обозначил 2025 г. в качестве даты возможного вступления в Евросоюз Сербии и Черногории при выполнении ими необходимых условий. Известно, что одним из главных условий для Сербии является нормализация отношений с так называем самопровозглашенным Косово. Если сербское руководство проявит политическую волю и не признает независимость т.н. Косово и продолжит настаивать на соблюдении резолюции СБ ООН № 1244, то шансы Сербии на вступление в ЕС к 2025 году малы. Эти шансы уменьшает и политика военного нейтралитета, так как членство в НАТО, хотя и не является официальным обязательным условием, но все же ни одно государство из Центральной и Восточной Европы после распада биполярного мира не было принято в Евросоюз без предварительного вступления в НАТО и вряд ли Сербия в этом случае будет исключением.

Таблица 4

ПДПЧ – План действий по подготовке к Членству в НАТО; ИПП – Индивидуальный план партнёрства с НАТО. Источник: таблица составлена Эчимович М. на основе официальных интернет-ресурсов ЕС [38] и НАТО [31]. За основу была взята методология работы Д. А. Дегтерева и др. [5]

Заключение

Таким образом, без сомнений западнобалканские государства с момента обретения независимости прошли глубокую трансформацию, как во внутренней, так и во внешней политике. После окончания Балканского кризиса (1991-1999 гг.) наблюдается постепенная нормализация отношений между странами региона и налаживание регионального сотрудничества. Исходя из проделанного анализа можно прийти к выводу, что сегодня во внешней политике стран Западных Балкан преобладают европейский и евроатлантический вектора развития. Благодаря интеграционной политике, Западу удалось в некой степени стабилизировать ситуацию на Западных Балканах и включить регион в сферу своего влияния. В то же время, несмотря на изменения во внешней политике западно-балканских государств, способствующих расширению влияния НАТО и ЕС, регион по-прежнему остается нестабильным ввиду нерешенных внутригосударственных проблем.

1На современном этапе деятельность Руайомонского процесса направлена на развитие межпарламентских отношений в рамках Пакта стабильности.

Библиография
1.
Буланникова Ю. А. Процесс интеграции стран Западных Балкан в Евросоюз / Ю. А. Буланникова // Вестник МГИМО Университета. – 2010. – № 2 (11). – С. 311-318.
2.
Воробьев С. В. Исторические аспекты жизнеспособности интеграционной идеологии Европейского Союза: балканский трек / С. В. Воробьев, Т. А. Закаурцева // Вестник Московского государственного лингвистического университета. Общественные науки. – 2020. – № 4 (841). – С. 183-196.
3.
Глушко В. С. Политика ЕС и США в урегулировании балканского кризиса в рамках подготовки Дейтонского соглашения 1995 г.// Imagines mundi: альманах исследований всеобщей истории XVI—XX вв. – 2016. – Вып. 3. –№ 9. – С. 180-192.
4.
Дегтерев Д.А., Василюк И.П., Баум В.В. Параметры многовекторности внешней политики стран СНГ: прикладной анализ // Мировая экономика и международные отношения. — 2018. — №1. — С.63-75. DOI: 10.20542/0131-2227-2018-62-1-63-75
5.
Дегтерев Д.А., Дегтерев А.Х., Никулин М.А., Оганесен А.Л. Прикладной анализ внешней политики стран СНГ // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Международные отношения.-2014.-№4.-C. 176-184.
6.
Максакова М. А. Страны Западных Балкан на пути в Европейский Союз: проблемы и перспективы / М. А. Максакова// Российский внешнеэкономический вестник. – 2016. – № 11. – С. 42-55.
7.
Пономарева Е. Г. Политика расширения ЕС: балканское направление / Е. Г. Пономарева, Г. А. Рудов// Вестник Дипломатической академии МИД России. Россия и мир. — 2018. — №4. — С. 37-53.
8.
Beširević N., Cujzek I. Regionalna politika Europske unije prema Zapadnom Balkanu–dosezi i ograničenja // Politička misao: časopis za politologiju. – 2013. – Vol. 50. – №. 1. – S.155-179.
9.
Danchev A., Halverson T. International perspectives on the Yugoslav conflict // Springer. –1996. – 212 р.
10.
Đukanović D. Spoljnopolitičke orijentacije država Zapadnog Balkana, uporedna analiza // Godišnjak FPN. – 2010. – №4. – S. 295-313.
11.
Ehrhart Н. G. Prevention and regional security: The Royaumont process and the stabilization of South-Eastern Europe // OSCE Yearbook 1998. – Baden-Baden, 1999. – P. 327–346.
12.
Gajić D. Proces širenja NATO-a u Evropi // Međunarodni problem. – 2009. – Vol. 61. – S.274-294.
13.
Grdešić I. US-Adriatic Charter of Partnership: Securing the NATO Open Door Policy // Politička misao. – 2004. – Vol. 41. – №. 5. – pp. 104-122.
14.
Jordanova M.R. Regional Cooperation in the Balkans 1996-2008–from Imposed to Intrinsic. Dialogues, Ownership for Regional Cooperation in the Western Balkan Countries// Friedrich-Ebert-Stiftung. – 2009. – P.53-79.
15.
Papahadjopoulos D. Dynamics of regionalism in the post-Cold War era: The case of southeastern Europe. / Diss. London School of Economics and Political Science. – United Kingdom, 2005. – 244 р.
16.
Бела книга на одбраната// Миниетерствоза одбрана на Република Македонија. – Скопје, 2005. – 41 с. URL: https://www.files.ethz.ch/isn/157118/Macedonia-2005.pdf (дата обращения: 27.10.2021).
17.
Бела книга на одбраната// Миниетерствоза одбрана на Република Македонија. – Скопје, 2012. – 85 с. URL: https://mod.gov.mk/storage/2021/06/BELA-KNIGA-NA-ODBRANATA. pdf. (дата обращения: 27.10.2021).
18.
Регионалне иницијативе// Министарство спољних послова Републике Србије. URL: https://www.mfa.gov.rs/spoljna-politika/eu-integracije/regionalne-inicijative (дата обращения: 14.10.2021).
19.
Резолуција Народне скупштине о заштити суверенитета, територијалног интегритета и уставног поретка Републике Србије од 24 јула 2007. URL: https://www.srbija.gov.rs/kosovo-metohija/index.php?id =80729 (дата обращения: 29.10.2021).
20.
Саопштење комисије упућено Европском Парламенту, Савету, Европском економском и социјалном комитету и Комитету региона// Европска Комисиja. 2018. URL: https://www.mos.gov.rs/public/ck/uploads/files/EU%20Strategija%20 prosirenja%20zapadni%20Balkan%202018.pdf. (дата обращения: 04.11.2021).
21.
Стратегија Националне Безбедности Републике Србије од 27 децембра. 2019. URL: https://www.mod.gov.rs/multimedia/file/staticki_sadrzaj/dokumenta/strategije/2021/Prilog1-StrategijaNacionalneBezbednostiRS-SRP.pdf (дата обращения: 27.10.2021).
22.
Стратегија Националне Безбедности Републике Србије од 28 октобра 2009. URL: https://www.mod.gov.rs/multimedia/file/staticki_sadrzaj/dokumenta/strategije/Strategija %20nacionalne%20bezbednosti%20Republike%20Srbije.pdf (дата обращения: 27.10. 2021).
23.
Bijela Knjiga Odbrane Bosne i Hercegovine// Ministarstvo odbrane BiH. – Juni, 2005. –39 s. URL: http://www.mod.gov.ba/files/file/dokumenti/Bijela-knjiga-bs.pdf (дата обращения: 27.10.2021).
24.
Common Position of 9 November 1998 defined by the Council on the basis of Article J.2 of the Treaty on European Union, concerning the process on stability and good-neighbourliness in south-east Europe // Official Journal L 302. –1998. – P. 1–7. URL: http://data.europa.eu/eli/compos/1998/633/oj (дата обращения: 14.10.2021 г.)
25.
Declaration of the Heads of State and Government. Brussels. Paragraph 12 // Ministerial Meeting of the North Atlantic Council / North Atlantic Cooperation Council, NATO Headquarters, – Brussels, 1994. – 66 p. URL: //https://www.nato.int/cps/en/natohq/ official_texts_24470.htm?mode=pressrelease. (дата обращения: 15.10.2021).
26.
Dodik za RTS: Usvojeni dokument ne prejudicira članstvo u NATO-u // RTS. – Novembra, 2019. – № 19. – S.1-3. URL: https://www.rts.rs/page/stories/sr/story/11/region/3743213/ dodik-za-rts-usvojeni-dokument-ne-prejudicira-clanstvo-u-nato-u.html. (дата обращения :02.11.2021).
27.
EU Council Conclusions on the Application of Conditionality with a view to Developing a Coherent EU-Strategy for the Relations with the Countries of 221 Southeastern Europe. Annex // General Affairs. – Luxembourg, 1997. – 129 p. URL: https://etheses.lse.ac.uk/ 1782/1/U194851 .pdf (дата обращения: 14.10.2021).
28.
European Council Conclusions. – Goeteborg, 2001. – 2 p. URL: https://www.cvce.eu/ content/publication/2013/11/12/2e32bf9b-009d-4e63-b606-a424c3a53257/publishable_e n.pdf (дата обращения: 14.10.2021).
29.
Individual Partnership Action Plans // NATO. 2017. URL: https://www.nato.int/cps/en/natohq/topics_49290.htm?selectedLocale=ru. (дата обращения: 02.11.2021).
30.
Membership Action Plan (MAP) // NATO. 2020. URL: https://www.nato.int/ cps/ru/natohq/ official_texts_27444.htm?selectedLocale=en. (дата обращения: 02.11.2021).
31.
NATO and the Balkans // NATO Multimedia Library. URL: https://natolibguides.info/Balkans (дата обращения: 20.11.2021 г.)
32.
Për Miratiminме Strategjisë së Sigurisë Kombëtare të Republikës së Shqipërisë// LIGJ. Nr.9322. 2004. URL: https://qbz.gov.al/share/rIeSwHGiTm2fNvEEkmNNCw. (дата обращения: 27.10.2021).
33.
Për Miratiminме Strategjisë së Sigurisë Kombëtare të Republikës së Shqipërisë// LIGJ Nr. 103. 2014. URL: https://www.mod.gov.al/images/PDF/ strategjia_sigurise_kombetare _republikes_se_shqiperise.pdf. (дата обращения: 27.10.2021).
34.
Rezolucija o zaštiti ustavnog poretka i proglašenju vojne neutralnost //Narodna Skupstina. 2017. URL: https://www.narodnaskupstinars.net/?q=la/akti/ostali-akti/rezolucija-o-zaštiti-ustavnog-poretka-i-proglašenju-vojne-neutralnosti-republike-srpske. (дата обращения: 02.11.2021).
35.
Strategija nacionalne bezbjednosti Crne Gore «Službeni list Crne Gore, broj 75/2008» od 08 decembra 2008. URL: https://www.gov.me/dokumenta/2b8c9a81-d073-46f9-bcb2-ec9f5fb98519 (дата обращения: 27.10.2021).
36.
Strategija nacionalne bezbjednosti Crne Gore// «Službeni list Crne Gore», broj 85/2018» od 27 decembra 2018. URL: http://www.sluzbenilist.me/pregled-dokumenta-2/?id=%7BC009D1B8-EB04-4D28-B767-950229476518%7D# (дата обращения: 27.10.2021).
37.
Strategija vanjske politike Bosne i Hercegovine 2018–2023. // Predsedništvo Bosne i Hercegovine. –Sarajevo, 2018. –12 s. URL: http://www.predsjednistvobih.ba/vanj/ default.aspx?id=79555&langTag=bs-BA (дата обращения: 10.11.2021).
38.
The Union’s enlargement and neighborhood: The Western Balkans // European Parliament. – URL: https://www.europarl.europa.eu/factsheets/en/sheet/168/the-western-balkans (дата обращения: 20.11.2021 г.)
39.
The Western Balkans and EU Enlargement: Lessons learned, ways forward and prospects ahead // Directorate-General for External policies. – 2015. – 32 p. URL: https://www. europarl.europa.eu/RegData/etudes/IDAN/2015/534999/EXPO_IDA(2015)534999_EN.pdf. (дата обращения: 14.10.2021).
References
1.
Bulannikova Yu. A. Protsess integratsii stran Zapadnykh Balkan v Evrosoyuz / Yu. A. Bulannikova // Vestnik MGIMO Universiteta. – 2010. – № 2 (11). – S. 311-318.
2.
Vorob'ev S. V. Istoricheskie aspekty zhiznesposobnosti integratsionnoi ideologii Evropeiskogo Soyuza: balkanskii trek / S. V. Vorob'ev, T. A. Zakaurtseva // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo lingvisticheskogo universiteta. Obshchestvennye nauki. – 2020. – № 4 (841). – S. 183-196.
3.
Glushko V. S. Politika ES i SShA v uregulirovanii balkanskogo krizisa v ramkakh podgotovki Deitonskogo soglasheniya 1995 g.// Imagines mundi: al'manakh issledovanii vseobshchei istorii XVI—XX vv. – 2016. – Vyp. 3. –№ 9. – S. 180-192.
4.
Degterev D.A., Vasilyuk I.P., Baum V.V. Parametry mnogovektornosti vneshnei politiki stran SNG: prikladnoi analiz // Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. — 2018. — №1. — S.63-75. DOI: 10.20542/0131-2227-2018-62-1-63-75
5.
Degterev D.A., Degterev A.Kh., Nikulin M.A., Oganesen A.L. Prikladnoi analiz vneshnei politiki stran SNG // Vestnik Rossiiskogo universiteta druzhby narodov. Seriya: Mezhdunarodnye otnosheniya.-2014.-№4.-C. 176-184.
6.
Maksakova M. A. Strany Zapadnykh Balkan na puti v Evropeiskii Soyuz: problemy i perspektivy / M. A. Maksakova// Rossiiskii vneshneekonomicheskii vestnik. – 2016. – № 11. – S. 42-55.
7.
Ponomareva E. G. Politika rasshireniya ES: balkanskoe napravlenie / E. G. Ponomareva, G. A. Rudov// Vestnik Diplomaticheskoi akademii MID Rossii. Rossiya i mir. — 2018. — №4. — S. 37-53.
8.
Beširević N., Cujzek I. Regionalna politika Europske unije prema Zapadnom Balkanu–dosezi i ograničenja // Politička misao: časopis za politologiju. – 2013. – Vol. 50. – №. 1. – S.155-179.
9.
Danchev A., Halverson T. International perspectives on the Yugoslav conflict // Springer. –1996. – 212 r.
10.
Đukanović D. Spoljnopolitičke orijentacije država Zapadnog Balkana, uporedna analiza // Godišnjak FPN. – 2010. – №4. – S. 295-313.
11.
Ehrhart N. G. Prevention and regional security: The Royaumont process and the stabilization of South-Eastern Europe // OSCE Yearbook 1998. – Baden-Baden, 1999. – P. 327–346.
12.
Gajić D. Proces širenja NATO-a u Evropi // Međunarodni problem. – 2009. – Vol. 61. – S.274-294.
13.
Grdešić I. US-Adriatic Charter of Partnership: Securing the NATO Open Door Policy // Politička misao. – 2004. – Vol. 41. – №. 5. – pp. 104-122.
14.
Jordanova M.R. Regional Cooperation in the Balkans 1996-2008–from Imposed to Intrinsic. Dialogues, Ownership for Regional Cooperation in the Western Balkan Countries// Friedrich-Ebert-Stiftung. – 2009. – P.53-79.
15.
Papahadjopoulos D. Dynamics of regionalism in the post-Cold War era: The case of southeastern Europe. / Diss. London School of Economics and Political Science. – United Kingdom, 2005. – 244 r.
16.
Bela kniga na odbranata// Minieterstvoza odbrana na Republika Makedoniјa. – Skopјe, 2005. – 41 s. URL: https://www.files.ethz.ch/isn/157118/Macedonia-2005.pdf (data obrashcheniya: 27.10.2021).
17.
Bela kniga na odbranata// Minieterstvoza odbrana na Republika Makedoniјa. – Skopјe, 2012. – 85 s. URL: https://mod.gov.mk/storage/2021/06/BELA-KNIGA-NA-ODBRANATA. pdf. (data obrashcheniya: 27.10.2021).
18.
Regionalne initsiјative// Ministarstvo spoљnikh poslova Republike Srbiјe. URL: https://www.mfa.gov.rs/spoljna-politika/eu-integracije/regionalne-inicijative (data obrashcheniya: 14.10.2021).
19.
Rezolutsiјa Narodne skupshtine o zashtiti suvereniteta, teritoriјalnog integriteta i ustavnog poretka Republike Srbiјe od 24 јula 2007. URL: https://www.srbija.gov.rs/kosovo-metohija/index.php?id =80729 (data obrashcheniya: 29.10.2021).
20.
Saopshteњe komisiјe upuћeno Evropskom Parlamentu, Savetu, Evropskom ekonomskom i sotsiјalnom komitetu i Komitetu regiona// Evropska Komisija. 2018. URL: https://www.mos.gov.rs/public/ck/uploads/files/EU%20Strategija%20 prosirenja%20zapadni%20Balkan%202018.pdf. (data obrashcheniya: 04.11.2021).
21.
Strategiјa Natsionalne Bezbednosti Republike Srbiјe od 27 detsembra. 2019. URL: https://www.mod.gov.rs/multimedia/file/staticki_sadrzaj/dokumenta/strategije/2021/Prilog1-StrategijaNacionalneBezbednostiRS-SRP.pdf (data obrashcheniya: 27.10.2021).
22.
Strategiјa Natsionalne Bezbednosti Republike Srbiјe od 28 oktobra 2009. URL: https://www.mod.gov.rs/multimedia/file/staticki_sadrzaj/dokumenta/strategije/Strategija %20nacionalne%20bezbednosti%20Republike%20Srbije.pdf (data obrashcheniya: 27.10. 2021).
23.
Bijela Knjiga Odbrane Bosne i Hercegovine// Ministarstvo odbrane BiH. – Juni, 2005. –39 s. URL: http://www.mod.gov.ba/files/file/dokumenti/Bijela-knjiga-bs.pdf (data obrashcheniya: 27.10.2021).
24.
Common Position of 9 November 1998 defined by the Council on the basis of Article J.2 of the Treaty on European Union, concerning the process on stability and good-neighbourliness in south-east Europe // Official Journal L 302. –1998. – P. 1–7. URL: http://data.europa.eu/eli/compos/1998/633/oj (data obrashcheniya: 14.10.2021 g.)
25.
Declaration of the Heads of State and Government. Brussels. Paragraph 12 // Ministerial Meeting of the North Atlantic Council / North Atlantic Cooperation Council, NATO Headquarters, – Brussels, 1994. – 66 p. URL: //https://www.nato.int/cps/en/natohq/ official_texts_24470.htm?mode=pressrelease. (data obrashcheniya: 15.10.2021).
26.
Dodik za RTS: Usvojeni dokument ne prejudicira članstvo u NATO-u // RTS. – Novembra, 2019. – № 19. – S.1-3. URL: https://www.rts.rs/page/stories/sr/story/11/region/3743213/ dodik-za-rts-usvojeni-dokument-ne-prejudicira-clanstvo-u-nato-u.html. (data obrashcheniya :02.11.2021).
27.
EU Council Conclusions on the Application of Conditionality with a view to Developing a Coherent EU-Strategy for the Relations with the Countries of 221 Southeastern Europe. Annex // General Affairs. – Luxembourg, 1997. – 129 p. URL: https://etheses.lse.ac.uk/ 1782/1/U194851 .pdf (data obrashcheniya: 14.10.2021).
28.
European Council Conclusions. – Goeteborg, 2001. – 2 p. URL: https://www.cvce.eu/ content/publication/2013/11/12/2e32bf9b-009d-4e63-b606-a424c3a53257/publishable_e n.pdf (data obrashcheniya: 14.10.2021).
29.
Individual Partnership Action Plans // NATO. 2017. URL: https://www.nato.int/cps/en/natohq/topics_49290.htm?selectedLocale=ru. (data obrashcheniya: 02.11.2021).
30.
Membership Action Plan (MAP) // NATO. 2020. URL: https://www.nato.int/ cps/ru/natohq/ official_texts_27444.htm?selectedLocale=en. (data obrashcheniya: 02.11.2021).
31.
NATO and the Balkans // NATO Multimedia Library. URL: https://natolibguides.info/Balkans (data obrashcheniya: 20.11.2021 g.)
32.
Për Miratiminme Strategjisë së Sigurisë Kombëtare të Republikës së Shqipërisë// LIGJ. Nr.9322. 2004. URL: https://qbz.gov.al/share/rIeSwHGiTm2fNvEEkmNNCw. (data obrashcheniya: 27.10.2021).
33.
Për Miratiminme Strategjisë së Sigurisë Kombëtare të Republikës së Shqipërisë// LIGJ Nr. 103. 2014. URL: https://www.mod.gov.al/images/PDF/ strategjia_sigurise_kombetare _republikes_se_shqiperise.pdf. (data obrashcheniya: 27.10.2021).
34.
Rezolucija o zaštiti ustavnog poretka i proglašenju vojne neutralnost //Narodna Skupstina. 2017. URL: https://www.narodnaskupstinars.net/?q=la/akti/ostali-akti/rezolucija-o-zaštiti-ustavnog-poretka-i-proglašenju-vojne-neutralnosti-republike-srpske. (data obrashcheniya: 02.11.2021).
35.
Strategija nacionalne bezbjednosti Crne Gore «Službeni list Crne Gore, broj 75/2008» od 08 decembra 2008. URL: https://www.gov.me/dokumenta/2b8c9a81-d073-46f9-bcb2-ec9f5fb98519 (data obrashcheniya: 27.10.2021).
36.
Strategija nacionalne bezbjednosti Crne Gore// «Službeni list Crne Gore», broj 85/2018» od 27 decembra 2018. URL: http://www.sluzbenilist.me/pregled-dokumenta-2/?id=%7BC009D1B8-EB04-4D28-B767-950229476518%7D# (data obrashcheniya: 27.10.2021).
37.
Strategija vanjske politike Bosne i Hercegovine 2018–2023. // Predsedništvo Bosne i Hercegovine. –Sarajevo, 2018. –12 s. URL: http://www.predsjednistvobih.ba/vanj/ default.aspx?id=79555&langTag=bs-BA (data obrashcheniya: 10.11.2021).
38.
The Union’s enlargement and neighborhood: The Western Balkans // European Parliament. – URL: https://www.europarl.europa.eu/factsheets/en/sheet/168/the-western-balkans (data obrashcheniya: 20.11.2021 g.)
39.
The Western Balkans and EU Enlargement: Lessons learned, ways forward and prospects ahead // Directorate-General for External policies. – 2015. – 32 p. URL: https://www. europarl.europa.eu/RegData/etudes/IDAN/2015/534999/EXPO_IDA(2015)534999_EN.pdf. (data obrashcheniya: 14.10.2021).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом репрезентируемого в статье исследования стала трансформация внешней политики западно-балканских государств после Балканского кризиса (1991–1999 гг.). Автор справедливо отмечает, что окончание «Холодной войны», крушение биполярной системы международных отношений, а также распад Югославии не могли не произвести изменения во внешнеполитических приоритетах государств рассматриваемого региона. Целая череда конфликтов на постюгославском пространстве позволили США, НАТО и ЕС расширить своё влияние на регион, соответственно, изучение этого процесса представляется весьма важным с политической точки зрения и актуальным – с научной. Дополнительную актуальность подобного рода исследованиям придаёт незавершённый характер нормализации межэтнических отношений и уменьшения конфликтогенности в регионе.
В процессе исследования автор применял несколько ключевых методов. Прежде всего, для обработки программных документов, направленных на стабилизацию ситуации на Западных Балканах путём развития межгосударственного сотрудничества (Руайомонского процесса укрепления стабильности и добрососедства в Юго-Восточной Европе, Процесса сотрудничества в Юго-Восточной Европе, Пакта стабильности для Юго-Восточной Европы, Процесса стабилизации и ассоциации, Андриатической хартии и др.), применялся концептуальный контент-анализ, позволивший выявить доктринальные основы для формируемых институтов по вовлечению Западных Балкан в европейские и евроантлантические структуры. Соответственно, при анализе институциональных реформ, проводившихся на основе предварительно разработанных инициатив и программ, автор применил институциональный подход с целью выявить не только доктринальные, но и конкретные организационные изменения, сопровождавшие европейскую и евроантлантическую интеграцию Западных Балкан, а также получить ряд нетривиальных выводов о её результатах. Последовательное и корректное применение указанных методов позволило автору получить достоверные выводы, обладающие всеми признаками научной новизны. Так, нельзя не согласиться с главным выводом автора о том, что благодаря целенаправленно проведённой интеграционной политике европейский стран по отношению к Западным Балканам, удалось не только включить этот регион в сферу европейского влияния, но и стабилизировать ситуацию после Балканского кризиса. В результате три из пяти западнобалканских государств (Албания, Черногория и Македония) стали членами НАТО, а четыре страны (Македония, Черногория, Албания и Сербия) получили статус кандидата в члены Европейского Союза. Однако, как верно отмечает автор, несмотря на положительные результаты политики по интеграции, регион остаётся нестабильным в силу сохраняющихся внутриполитических проблем.
Общий вывод. По стилю и содержанию статья представляет собой зрелое логически структурированное научное исследование, написанное хорошим языком и представляющее научный интерес. Выводы достаточно достоверны и обладают признаками научной новизны. Библиографию составили 39 источников (включая работы на нескольких иностранных языках), в достаточной мере репрезентирующие состояние исследованной в статье научной проблематики. Апелляция к оппонентам отсутствует, но в подобного рода исследованиях не является обязательной. Статья будет интересна широкой научной аудитории: политологам, специалистам в области международных отношений, конфликтологам и др.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.