Статья 'Специфика деятельности частных военных компаний в XXI веке (на примере Ближнего Востока)' - журнал 'Конфликтология / nota bene' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Конфликтология / nota bene
Правильная ссылка на статью:

Специфика деятельности частных военных компаний в XXI веке (на примере Ближнего Востока)

Рогожина Евгения Михайловна

кандидат политических наук

доцент, кафедра международных отношений и мировых политических процессов, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова"

603155, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, ул. Минина, 31А, оф. 1407

Rogozhina Evgeniya Mikhailovna

PhD in Politics

Docent, the department of International Relations and Global Political Processes, Nizhny Novgorod Dobrolyubov State Linguistic University

603155, Russia, Nizhegorodskaya oblast', g. Nizhnii Novgorod, ul. Minina, 31A, of. 1407

evgenia-amiga@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Рыжов Игорь Валерьевич

доктор исторических наук

старший научный сотрудник, международная междисциплинарная научно-исследовательская лаборатория «Изучение мировых и социально-политических процессов» Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова» (НГЛУ)

603155, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, ул. Минина, 31А, оф. 1407

Ryzhov Igor' Valer'evich

Doctor of History

Senior Scientific Associate, International Cross-Disciplinary Research Laboratory for Studying World and Socio-Political Processes, Nizhny Novgorod Dobrolyubov State Linguistic University

603155, Russia, Nizhegorodskaya oblast', g. Nizhnii Novgorod, ul. Minina, 31A, of. 1407

ivr@fmo.unn.ru
Соколов Роман Николаевич

бакалавр, кафедра международных отношений и мировых политических процессов, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова"

603155, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, ул. Минина, 31А, оф. 1407

Sokolov Roman Nikolaevich

Bachelor's Degree, the department of International Relations and Global Political Processes, Nizhny Novgorod Dobrolyubov State Linguistic University

603155, Russia, Nizhegorodskaya oblast', g. Nizhnii Novgorod, ul. Minina, 31A, of. 1407

romasokolov777@gmail.com

DOI:

10.7256/2454-0617.2020.4.34041

Дата направления статьи в редакцию:

05-10-2020


Дата публикации:

17-11-2020


Аннотация: В настоящей статье авторами проводится исследование феномена ЧВК как регионального актора безопасности. Посредством анализа международных нормативно-правовых документов авторами было выведено определение частных военных компаний, поскольку ни в академической, ни в прикладной сфере четкого понимания феномена ЧВК не существует. Основным методом исследования выступает структурно-функциональных анализ, который позволят авторам рассмотреть объект исследования в перспективах различных систем акторов. С возросшим спросом на частные военные услуги ЧВК из категории обслуживающих военные операции организаций постепенно переходят в категорию полноценных независимых вооруженных организаций, способных выполнять функции регулярных армий. В течение двух последних десятилетий рынок частных военных услуг вырос с 55 миллиардов долларов до более чем 200 миллиардов в 2010 году. Научная новизна исследования заключается во всестороннем обзоре различных аспектов и тенденций, происходящих на рынке частных военных услуг, классификации мотивов и последствий использования ЧВК в вооруженных миссиях. Авторами раскрывается вопрос международно-правового положения ЧВК, практические примеры их деятельности с пролонгированными последствиями для региональных систем международных отношений, проводится анализ механизмов применения этих компаний в современном мире, равно как и синтез основных причин возросшего спроса на их услуги. Отсутствие регулирования деятельности частных военных компаний и неясный статус их сотрудников в международном праве делают практически невозможным применения к ним международной ответственности.


Ключевые слова: частные военные компании, вооруженные группы, международное право, региональные подсистемы, международные отношения, Ближний Восток, Россия, США, Государство Израиль, Германия

Abstract:  
This article is dedicated to examination of the phenomenon of private military companies as a regional actor of security. Leaning on the analysis of international normative legal documents, the authors derive the definition of private military companies due to the fact that neither academic nor applied spheres have precise understanding of this phenomenon. The key research method is the structural and functional analysis, which allows authors considering the object of study from the perspective of various systems of actors. With the increased demand for private military services, private military companies gradually shift from the category of organizations serving military operations to the category of full-fledged independent military organizations that are capable of fulfilling the functions of regular army. For the past two decades, the market for private military services has grown from $ 55 billion to over $200 billion in 2010. The scientific novelty consists in comprehensive overview of various aspects and trends that take place in the market of private military services, as well as in classification of motives and consequences of usage of private military companies in armed missions. The authors discuss the question of international legal status of private military companies, provide practical examples of their activity with the prolonged consequences for regional systems of international relations, analyze the mechanisms of use of these companies in the current context, as well as synthesize the key factors of the increased demand for their services. The absence of regulation of the work of private military companies and ambiguous status of their employees in international law make it virtually impossible to impose international responsibility upon them.
 



Keywords:

Middle East, international relations, regional subsystems, international law, armed groups, private military companies, Russia, USA, State of Israel, Germany

Частные военные компании: проблемы определения

и международной ответственности

Несмотря на значительное увеличение присутствия ЧВК в военных компаниях XXI веке, до сих пор их деятельность является незаконной в ряде стран мира (в том числе и в России), а на уровне ООН им не дано определения и вытекающего из него правового статуса. Несмотря на предпринимаемые государствами попытки установления формальных рамок функционирования частных военных компаний как с точки зрения принципов взаимодействия «Государство-ЧВК» (США), так и в рамках привлечения к международной ответственности за действия, совершенные частными акторами при выполнении военных контрактов (Швейцария), остается неясным, на каких правовых основаниях функционируют эти компании, и, что дает им право применения насилия с потенциальным летальным исходом для тех, против кого оно применяется. В этой связи хочется отдельно выделить конвенцию Монтрё [1]. Анализируя положения конвенции, хочется отметить отсутствие четкого понимания феномена частных военных компаний из-за многообразия сфер и способов их применения для решения внешнеполитических задач, однако анализ через широкое использование смежных понятий (вооруженные негосударственные акторы, вооруженные группы, комбатант и наемники) позволяет выработать критерии, при которых возможно возникновение ответственности государств-нанимателей за действия частных военных акторов. В нашей работе мы воспользуемся тем же методом в попытке создать определение частных военных компаний через определение деятельности ее сотрудников в рамках вооруженных миссий.

Целью исследования является комплексный анализ института частных военных компаний, особенностей их включения в международно-правовое поле и отношения ЧВК с государственными акторами.

Для достижения поставленной цели, необходимо выполнить следующие исследовательские задачи:

  1. Дать определение частных военных компаний;
  2. Определить причины увеличения рынка услуг ЧВК;
  3. Охарактеризовать ключевые правовые коллизии, возникающие в результате деятельности ЧВК на конкретных примерах;
  4. Спрогнозировать дальнейшее развитие института ЧВК, как элемента системы международных отношений.

Объектом исследования является институт ЧВК в условиях либерализации системы международных отношений. Предмет исследования – деятельность ЧВК и их отношения с государственными акторами международных отношений.

Несмотря на растущую значимость ЧВК, как актора международных отношений и региональной безопасности, степень изученности данного феномена в академических кругах остается довольно слабой. В качестве ученых, внесших значительный вклад в исследование данной проблематики, должны быть названы: А. Г. Волеводз, М. А. Небольсина, А. И. Никитин, Б. Н. Кашников, А. Н. Михайленко, С. В. Троицкий.

Итак, под вооруженными негосударственными акторами в международном праве понимается следующее: «антиправительственные вооруженные силы или другие организованные вооруженные группы, сражающиеся против регулярных вооруженных сил или между собой на территории одного или нескольких государств» [2].

Четкого определения вооруженной группы также не имеется, однако международный уголовный суд установил характерные особенности такой группы:

  1. Наличие структуры командования, дисциплинарного устава и дисциплинарных инстанций внутри группы;
  2. Наличие генерального штаба;
  3. Наличие контроля над выделенной территорией;
  4. Способность группы снабжаться оружием и другим военным оборудованием, вербовать и осуществлять военную подготовку;
  5. Способность планировать, координировать и вести военные операции, в частности, осуществлять движение войск и обеспечивать логистическую поддержку;
  6. Способность определять единую военную стратегию и использовать военные тактики;
  7. Способность действовать сплоченно и заключать соглашения, такие как соглашение о прекращении огня или мирное соглашение.

Вооруженные силы стороны, находящейся в конфликте, состоят из всех организованных вооруженных сил, групп и подразделений, находящихся под командованием лица, ответственного перед этой стороной за поведение своих подчиненных, даже если эта сторона представлена правительством или властью, непризнанными противной стороной.

Лица, входящие в состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, являются комбатантами, т.е. они имеют право принимать непосредственное участие в военных действиях [3].

Важным замечанием является тот факт, что в 2010 г. МККК (международный комитет красного креста и красного полумесяца) опубликовал Руководство по толкованию понятия «непосредственное участие в военных действиях в свете гуманитарного права». В пункте VII Руководства значится, что «гражданские лица утрачивают защиту от непосредственного нападения на время совершения каждого конкретного действия, составляющего непосредственное участие в военных действиях, а участники организованных вооруженных групп, составляющих вооруженные силы негосударственной стороны в конфликте, прекращают быть гражданскими лицами и утрачивают защиту от непосредственного нападения на весь период выполнения ими постоянных боевых функций» [4].

Наемники отвечают следующим признакам:

- Наемник не имеет права на статус комбатанта или военнопленного;

- Наемник — это любое лицо, которое:

а) специально завербовано на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооруженном конфликте;

б) фактически принимает непосредственное участие в военных действиях;

в) принимает участие в военных действиях, руководствуясь, главным образом, желанием получить личную выгоду, и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и функций, входящим в личный состав вооруженных сил данной стороны;

г) не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте;

д) не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте;

е) не послано государством, которое не является стороной, находящейся в конфликте, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в состав его вооруженных сил [5].

Для конкретизации понятия «частная военная компания» необходимо определить понятие «сотрудник частной военной компании», поскольку из его правового статуса вытекают определенные привилегии ЧВК и формируется ряд обстоятельств, делающих применение ЧВК все более интенсивным.

Сотрудник частной военной компании - это физическое лицо, обладающее определенным набором компетенций, выполняющее определенные виды работ, во время боевых действий, связанных с вооруженной и невооруженной поддержкой военной операции на поле боя, в рамках условий, определенных договором между ЧВК и государством-нанимателем, при этом имеющее правовой статус наемника, подлежащее правовой защите, как и гражданские лица.

Из этого следует, что Частная Военная Компания - это юридическое лицо, продающее военные услуги на международном рынке, связанные с вооруженной и невооруженной поддержкой вооруженных операций, предоставляющее в рамках своей операционной деятельности для выполнения поставленных в договоре задач информацию и специалистов, обладающих правовым статусом не комбатантов, несущих при этом исключительно личную ответственность за свои действия. Этим определением мы и будем пользоваться в дальнейшем в нашей работе.

Таким образом, частные военные компании как актор международных отношений не являются интегрированными в международное право, однако эксплуатируют право на легитимное применение насилия, использования военной техники с целью осуществления насилия, убийства людей. В той связи интересным является тот факт, что фактически ЧВК невозможно привлечь к международной ответственности за действия в третьих странах [6]. Поскольку международное гуманитарное право классифицирует сотрудников ЧВК как не комбатантов, то есть они обладают лишь личной ответственностью, по нормам уголовного законодательства страны, в которой они осуществляли свои действия. Таким образом, саму компанию невозможно привлечь к ответственности за преступления против человечества, равно как и за военные преступления. Отсутствие интеграции ЧВК в международное законодательство порождает ситуацию, в которой ни компанию, ни ее сотрудников невозможно привлечь к ответственности за свои действия, что и является одной из причин растущего спроса на услуги этих компаний [7].

Направления деятельности ЧВК и причины их применения в современных военных операциях.

Далее считаем необходимым подробно рассмотреть основные направления деятельности частных военных корпораций. Данные направления получены путем систематизации информации, размещенной на официальных сайтах этих компаний, сведений о государственных контрактах между ЧВК и Министерством обороны США и других открытых источников.

  1. Обеспечение безопасности людей. Деятельность по обеспечению безопасности людей имеет узкий специфический характер: ЧВК нанимаются для этой функции, где по тем или иным причинам не могут действовать регулярные военные и/или недостаточно обычной охранной компании.
  2. Обучение. Эта функция раскрывается в двух ключевых направлениях: тренировка полиции, регулярных военных иностранных армий за территорией страны-нанимателя и обучение вооруженных сил непосредственно страны-нанимателя [8]. К первой группе можно отнести мероприятия по восстановлению правопорядка в странах с нестабильной политической ситуацией после окончания вооруженного конфликта. ЧВК часто нанимается для тренировки вновь сформированной армии и полиции под контролем мирового сообщества, поскольку это помогает обеспечить демократический транзит власти и общую демократизацию страны. Использование в этой ситуации регулярной армии страны, осуществившей гуманитарное вмешательство, не отвечает принципу эффективного расходования средств и способно скомпрометировать ее действия, ведь помимо государственных формирований, часто проводится обучение и умеренной оппозиции.

Ко второй группе относится специфическая подготовка регулярной армии, например, обучение антитеррористического характера или тренировка перед проведением военной операции в специфических климатических условиях.

  1. Невооруженная поддержка на поле боя. К этому направлению, прежде всего, относится сфера эвакуации и военной медицины. Сотрудники ЧВК оказывают медицинскую помощь и обеспечивают эвакуацию раненных. Также к этому направлению могут относиться мероприятия связанные с развертывание инфраструктуры связи, доставка информации и секретных данных, разведка с применением технических средств.
  2. Разведка. Безусловно каждое государство обладает определенной сферой национального интереса, однако содержание и развитие агентурной сети на каждой территории не является ни экономически ни политически целесообразным. В связи с этим многие, в особенности малые и средние страны покупают разведданные у ЧВК.
  3. Эксплуатация определенных видов оборудования и вооружений [9]. Эксперты ЧВК привлекаются для решения ситуационных задач по подготовке, настройке или эксплуатации вооружений и оборудования, проведения обучения по эксплуатации, ремонту и применению вышеупомянутых устройств.
  4. Вооруженная поддержка операций. Наиболее развитое и востребованное направление деятельности ЧВК. В связи со множеством причин, о которых речь пойдет далее, государство иногда не стремится применять свои национальные вооруженные силы для выполнения определенных внешнеполитических военных операций. В этом случае ЧВК – эффективный вариант реализации государственных целей при минимальных финансовых и политических потерях.

Резюмируя, большинство частных военных компаний обладает примерно равным набором функций и компетенций с регулярными армиями государств, что позволяет им реализовывать весь спектр поставленных нанимателями задач.

С 1990 г. сектор частных военных услуг вырос более чем в 4 раза с 55 миллиардов долларов США до более чем 230 миллиардов долларов США [10]. У этой тенденции безусловно есть причины.

Для классификации причин усиливающегося спроса на услуги ЧВК мы рассмотрим три основных подхода к их раскрытию: функциональный подход, политико-инструментальный подход и концептуальный подход.

В рамках функционального подхода ЧВК рассматриваются как экономически эффективный инструмент обеспечения безопасности и реализации национального интереса.

Классическим примером этого является тенденция стран приобретать разведывательные данные у ЧВК, поскольку они обладают разветвленной агентурной сетью по всему миру и способны аккумулировать информацию из нескольких источников. Это отвечает и требованиям государств снизить расходы в этой сфере.

В рамках этого подхода выделяют две гипотезы:

  1. Гипотеза эффективного расходования средств: наблюдается прямая зависимость между увеличением тенденции к сокращению военного бюджета страны и более активным использованием ЧВК.
  2. Гипотеза усложнения: чем более сложные виды вооружений и оборудования применяются государством, тем более вероятно оно будет привлекать ЧВК.

Политико-инструментальный подход. Содержание этого подхода состоит в том, что использование ЧВК нивелирует политические потери.

В случае осуществления военной операции силами ЧВК вне зависимости от успеха операции, руководство страны-нанимателя будет иметь минимальные имиджевые потери. В случае же ее провала вину перекладывают на ЧВК, и ключевые политики сохраняют свой авторитет. Однако, во многом успех конкретной операции не зависит от деятельности правительства как такового: в контрактах с ЧВК не обговариваются конкретные способы реализации поставленных целей.

Однако, при использовании ЧВК наблюдается снижение демократического контроля за ходом конкретных военных операций. Государства не обязаны публиковать сведения о сношениях с ЧВК, о программе мероприятий, что позволяет осуществлять непопулярные в обществе военные операции с минимальной оглаской.

Из этого утверждения вытекает тезис об отсутствии «жертв среди героев». Любое демократическое общество крайне негативно относится к гибели солдат регулярной армии. Наличие жертв среди военнослужащих скрыть практически невозможно, что потенциально может привести к протестам среди населения с требованием прекратить военную операцию. Использование же ЧВК позволяет избежать недовольства среди населения, ведь смерть наемников не воспринимается обществом резко негативно, более того найм иностранных ЧВК нивелирует и эту проблему.

Гипотеза в рамах этого подхода – чем менее популярна та или иная военная операция, тем с большей вероятностью для ее выполнения привлекут ЧВК.

Концептуальный подход заключается в том, что дальнейшая приватизация военной сферы является логичным продолжением развития парадигмы либерализма и капитализма в целом.

В рамках данного подхода приватизация сектора безопасности является логичным продолжением политики всеобщей приватизации и аутсорсинга. Частная военная индустрия позволит более эффективно решать проблемы безопасности.

Это все больше подрывает нормативные предубеждения в пользу государственных положений безопасности. Действительно, рассматривая ВПК развитых стран таких как ФРГ и США можно заметить, что в сфере производства военной техники практически отсутствуют государственные компании. Весь воздушный флот США был произведен тремя частными гигантами авиационной промышленности: Lockheed Martin, Boeing и Northrop Grumman, в ФРГ и Европе - Airbus Military

Гипотеза: чем более доминируют либеральные и неолиберальные идеи в государстве, тем более активно будут использоваться ЧВК.

Чем больше государств будут признавать ЧВК законными и полноправными акторами в системе безопасности, тем больше стран будут стремиться к их использованию. Так же необходимо отметить, что функции ЧВК уходят далеко за пределы обеспечения безопасности или участия в военных действиях вместо солдат регулярных армий. С развитием отрасли в последние 30 лет и, что более важно, с развитием спроса на услуги этих компаний стоит ожидать лишь увеличения рынка услуг частных военных компаний. Очевидно, что привлечение этих компаний к решению задач в военной сфере имеет определенные риски для государства-нанимателя, о которых мы подробно поговорим далее. Для понимания какую угрозу несет найм ЧВК, нам необходимо, в первую очередь, рассмотреть пример их действия в реальных условиях.

ЧВК в гуманитарных миссиях – способ избежать репутационных потерь.

Наиболее противоречивая и вызывающая недовольство отдельных первичных субъектов международного права функция частных военных компаний – это выполнение обязанностей регулярной армии по мандату одного из государств, осуществляющих военизированную миссию на территории другой страны.

Если в условиях объявленной войны какой-либо стране вопрос участия ЧВК с оружием в руках не становится центральным с точки зрения мирового сообщества, то участие таких компаний в гуманитарных миссиях, в рамках программ ответственности по защите в гуманитарных интервенциях, а также послевоенная защита территорий вызывает оживленные дискуссии в мировой прессе и осуждение некоторых членов ООН.

Считаем необходимым отметить, что существует ряд объективных и субъективных причин, по которым страны отдают предпочтение именно частным компаниям в участии в подобных миссиях, которые мы рассмотрим далее.

Первая причина имеет репутационные основания и состоит в желании государств продемонстрировать исключительно гуманитарный характер миссии. Другими словами, введение контингента регулярных войск нескольких стран для организации помощи и защиты «голубых касок» во многом может быть расценено как недружественный акт и вызвать сопротивление со стороны местного населения и сил вооруженной оппозиции. Особенно это проявляется в постколониальных странах при введении войск страны бывшего оккупанта. Если в недавнем прошлом существуют эпизоды вооруженного сопротивления между странами (США-Вьетнам, США-КНДР, Япония-Китай), то сегодня введение регулярных войск нежелательно, поскольку существует вероятность провокаций, насилия со стороны местного населения, проявления актов невооруженного сопротивления, что потребует незамедлительного прекращения миссии или проявления ответной агрессии, что не соотносится с принципами и целями устава ООН.

Вторая причина состоит в предотвращении неоколониалистических тенденций. Участие бывших владельцев колонии в вооруженной гуманитарной миссии может быть расценено как попытка вернуть бывшую колонию в свою зону влияния с целью усиленного развития экономических и политических отношений. Так, например, Франция отказалась от участия в гуманитарной миссии в Кот-д’Ивуаре, ввиду того, что французское руководство расценивало это как акт колониализма.

В этой связи сотрудники ЧВК, действующие от лица всего мирового сообщества помогают сохранять нейтралитет и не склонять действующее правительство «хрупкого государства» к удовлетворению национального интереса одной из стран-участниц миссии.

Третья причина состоит в более высокой мобильности ЧВК. Развертывание группировки войск на определенной территории занимает много времени. Начиная с доставки вооруженных сил, специфического оборудования и сопутствующих систем (полевые госпитали, системы питания и жилья). В гуманитарных миссиях ЧВК обычно такое количество котангенса не требуется, и ЧВК могут более эффективно справляться с поставленными задачами. Также зачастую ЧВК имеют несколько представительств в различных регионах мира, потому их доставка к месту проведения гуманитарной операции обходится дешевле и занимает меньше времени. Гипотеза об эффективном расходовании средств и времени играет здесь главную роль.

Кроме того, следует отметить, что в соответствии с устоявшейся международно-правовой традицией, а также нормами международного гуманитарного права, касающихся процедуры гуманитарного вмешательства и ответственности по защите, участие американских вооруженных сил в операции в Ираке регулировалось мандатом «нового» иракского правительства на применение силы в борьбе с террористами/экстремистами и сторонниками недемократического режима. Сотрудники частных военных компаний, классифицируемые в данном случае как наемники в составе действующих вооруженных сил, выполняли свои контрактные обязательства в рамках того же мандата. В данном случае предоставление специального права на выполнение боевых и небоевых функций не требовалось, поскольку ЧВК открыто демонстрировали свою принадлежность к американской армии и были включены в группу американской армии, сформированной для работы в регионе.

Участие ЧВК в иракской компании.

Одним из хрестоматийных примеров массового использования сил ЧВК в военных операциях является американская (союзническая) интервенция в Ирак в 2003 году. Эта операция интересна тем, что совокупное количество солдат регулярных армий практически не превышало число сотрудников различных ЧВК. Это самая массовая по числу негосударственных участников военная операция на сегодняшний день, в данной операции ЧВК также выполняли не совсем стандартные функции.

Следует отметить, что в подобных военных операциях роль ЧВК ограничивается скорее подготовкой плацдарма и тренировкой личного состава армий для работы в новых для них условиях, однако в интервенции в Ирак они играли куда более значительную роль. Необходимо структурировать направления деятельности ЧВК на всех этапах военной компании против Ирака. В данном случае целесообразным является деление всей операции на четыре больших этапа: подготовительный этап, непосредственные боевые действия, этап оккупации, постоперационный или восстановительный период.

Подготовительный этап.

Как уже было отмечено, в первую очередь ЧВК осуществляли тренировку войск на военной базе США в Дохе, Катар, перед непосредственной интервенцией в Ирак. В руки ЧВК попали и государственные контракты на поставку амуниции и боеприпасов, техническое обслуживание систем залпового огня, вертолетов и стратегических бомбардировщиков, настройка и обеспечение непрерывности связи между командованием и подразделениями. Особенно интересным является тот факт, что база для нападения в Дохе была не только построена сотрудниками ЧВК, но и вся деятельность внутри этой базы осуществлялась отдельными частными военными компаниями, в том числе и охрана базы [9].

Этап непосредственных боевых действий.

Сотрудники ЧВК были допущены к эксплуатации стратегических бомбардировщиков Армии США Northrop B-2 Spirit, вертолетов Apache, систем залпового огня и ракетных установок Patriot, систем противоракетной обороны Aegis на множестве кораблей флота США. ЧВК привлекались к обеспечению эвакуации раненных и военной медицине. Обеспечение поставки боеприпасов и контроль захваченных территорий также входили в сферу деятельности частных военных компаний. Более 6000 сотрудников ЧВК принимали непосредственное участие в военных действиях будучи при оружии. В контрактах эти роли чаще всего фигурируют как «обеспечение безопасности», однако в действительности они выполняют военную работу в зоне боевых действий, сталкиваясь с реальными военными угрозами. Столь детальное описание приведено здесь для того, чтобы продемонстрировать насколько широкий спектр у понятия «обеспечения безопасности», и как он используется для формального обоснования легальности участия фактически частных лиц в военной операции великих держав. Этим и интересна настоящая военная операция, поскольку до этого ЧВК работали в этой роли в местах, где регулярные армии лидирующих стран отсутствовали, в этом случае они действовали бок о бок, что в дальнейшем привело к массе проблем, которые мы рассмотрим далее.

Оккупационный период.

В период оккупации компания Halliburton KBR работала в сфере материально-технической поддержки миссии в соответствии с контрактом LOGCAP, по этому контракту компания получила более 13 миллиардов долларов США.

Другим компаниям было поручено обучение иракской армии. Обучением сил национальной полиции и гвардии, преимущественно, занимались компании Vinnell и MPRI, которые существуют в отрасли десятилетия, и, например, Erinys, южноафриканская фирма, которая была образована сравнительно недавно и выиграла выгодный контракт обеспечения безопасности нефтяных трубопроводов.

Следует отметить, что помимо комбатантов государственных формирований, одной из обязанностей ЧВК была тренировка сил так называемой умеренной оппозиции. Фактически ЧВК готовили вооруженных людей [12], которые потенциально имеют возможность составить конкуренцию действующему режиму в сфере контроля территории и при необходимости способны его сменить. С точки зрения движения за демократизацию Ирака, это имеет определенные основания и целесообразность, однако в рамках политической культуры Востока и местных традиций, такая затея не могла хорошо кончиться. Некоторые группы позже были признаны террористическими организациями и даже смогли совершить ряд терактов против американских военных в Багдаде и принимали попытки провести свои акции в Израиле. Например, Асаиб Ахль аль-Хакк в современных реалиях классифицируется как террористическая организация.

В то же время, некоторые из самых мрачных и противоречивых аспектов войны также связаны с ЧВК [13]. К ним относятся обвинения в спекуляции на войне, которые окружали фирму, ранее принадлежавшую вице-президенту Дику Чейни (Halliburton), жестокое убийство сотрудников Blackwater в Фаллудже иракскими повстанцами, которое было показано по крупным телевизионным каналам и последовавшие за этим широкомасштабные боевые действия, а также роль подрядчиков CACI и Titan, работающих в качестве военные следователей и переводчиков в печально известной тюрьме Абу-Грейб [9, c.6]

Постоккупационный период.

Частная военная корпорация Blackwater используется для охраны посольства США в Ираке и охраны важных дипломатических сотрудников, в том числе они имели доступ к использованию собственных вертолетов в воздушном пространстве Ирака. Сотрудники ЧВК охраняют военные базы США в Ираке, проводят разведку в опасных районах, осуществляют антитеррористическую тренировку солдат иракской армии и поставку отдельных видов техники и вооружений.

Резюмируя, необходимо подчеркнуть, что сфера деятельности частных военных компаний выходит далеко за рамки вооруженной поддержки на поле боя. С дальнейшей либерализацией системы международных отношений и режимов во всех странах мира ожидается только рост применения ЧВК для решения политических задач. Будучи частными лицами, действующими на основе государственного патента, их права и полномочия остаются сомнительными, что создает правовую коллизию: с одной стороны, только государство имеет право применения силы, использования оружия для законного ведения войны, с другой стороны, частная компания фактически получает все те же права действуя от лица иностранного государства, вне территории своего нанимателя. В этой ситуации компания не несет той ответственности, что предусмотрена международным правом для государств, но и государство не несет этой ответственности за ЧВК, поскольку последние действуют по договору, в котором не всегда фигурируют конкретные механизмы и допущения при выполнении поставленной вооруженной или не вооруженной миссии. Таким образом, ЧВК, несмотря на обширную работу по созданию положительного образа в цифровом пространстве, остаются в глазах многих людей пьяными ковбоями с ружьями, которые палят во все стороны, в надежде попасть в мишень. Далее будет рассмотрено влияние ЧВК на региональную безопасность на примере интервенции США в Ирак, будут синтезированы проблемы, которые возникают при применении ЧВК в миссиях стран за своей территорией.

Влияние ЧВК на региональную безопасность: проблемы применения ЧВК для реализации национального интереса за территорией страны-нанимателя.

Влияние ЧВК на безопасность страны-нанимателя.

В контексте нашего исследования необычайно важно дать определение понятию «безопасность». Одним из наиболее полных и раскрывающих суть этого понятия, в контексте военных и гуманитарных миссий является определение, сформированное Барри Бузаном, в котором говорится о том, что в случае безопасности речь идет о поиске свободы от угроз, а когда это обсуждение происходит в контексте международной системы, безопасность подразумевает способность государств и обществ сохранять свою независимую идентичность и функциональную целостность.

Учитывая данное понимание понятия безопасности, следует выделить следующие направления влияния ЧВК по отношению к безопасности страны-нанимателя:

1) Угроза национальной безопасности: доступ ЧВК к вооружениям. В рамках миссии США в Ираке частные военные компании обслуживали вооружения и оборудование, а также эксплуатировали отдельные виды вооружений, в том числе и на военных кораблях. Действительно, эта угроза безопасности исходит из самой функции ЧВК: для эксплуатации вооружений необходим доступ к сопутствующему оборудованию, обладание информацией о его конструктивных особенностях и принципах функционирования. Таким образом, сотрудники частных компаний получают доступ к высокотехнологичной военной технике и имеют возможность, в дальнейшем, продать свои знания и компетенции по ее эксплуатации третьим странам. ЧВК часто привлекается и для эксплуатации новейших, часто засекреченных, видов оборудования и вооружений, чьи конструктивные особенности и уязвимости потом могут быть использованы в интересах потенциального противника. Разумеется, ЧВК поддерживают свой имидж и всячески препятствуют утечке подобной информации, однако при переходе единичных сотрудников компании, их увольнений, безопасность информации не может быть обеспечена.

2) Привлечение сотрудников ЧВК к деятельности, запрещенной для государств. В данном пункте мы рассматриваем как деятельность по сбору данных и шпионаже, так и участие сотрудников ЧВК в мероприятиях, связанных с нарушением, отчуждением прав человека или деятельности, условно являющейся нелегальной с позиции международного гуманитарного права. Показательным является пример работы сотрудников ЧВК в качестве следователей и переводчиков в печально известной тюрьме Абу-Грейб [14]. Согласно отчетам, нескольких международных НКО, в том числе и правозащитной организации Human Rights Watch, в этой тюрьме американскими военными совершались насильственные действия в отношении иракских заключенных, не соответствующие требованиям третьей женевской конвенции об обращении с военнопленными [15]. Участие гражданских лиц в подобных действиях способно причинить значительные репутационные потери: посредством участия частных лиц в международных трибуналах, контрабанде, а также раскрытии информации и перепродаже полученных сведений третьим странам.

3) Участие ЧВК в тренировке «умеренной оппозиции». Согласно информации антитеррористического комитета США, некоторые вооруженные группировки, которые в период постинтервенции в Ираке были признаны умеренной оппозицией и тренировались отдельными ЧВК по государственному контракту, впоследствии были признаны террористическими организациями и оказались причастными к нескольким терактам в Европе и Латинской Америке. Виновности ЧВК в переходе таких организаций в группу террористических действительно нет, однако политика привлечения частных компаний к обучению вооруженной оппозиции хоть и отвечает принципу предотвращения репутационных потерь, достаточно дискуссионно. Допуск частных компаний к этим группировкам позволяет привлекать их к решению задач третьих стран, в том числе и тех, что нанесут ущерб первому государству-нанимателю.

Влияние ЧВК на безопасность страны, в которой проходят вооруженные и гуманитарные миссии с привлечением ЧВК и стран-соседей.

Деятельность ЧВК в какой-либо стране сопряжена с определенными проблемами:

1) Ответственность за сопутствующий ущерб. Поскольку ЧВК действуют от имени государства нанимателя по его разрешению, в некоторых типах миссий с согласия страны, на территории которой проводится миссия, то ущерб, производимый частной военной компании достаточно сложно взыскать. Если государство может взыскать ущерб от деятельности другого государства на своей территории, то предъявить претензии частной компании практически невозможно. В международном праве нет закрепленной ответственности государства-нанимателя за действия частного подрядчика на территории другого государства, более того подрядчик может действовать анонимно и не ассоциировать себя ни с каким иностранным государством, таким образом доказать причастность ЧВК к разрушениям и повреждению имущества достаточно проблематично, равно как и для местного населения взыскать ущерб от причиненного им материального ущерба.

2) Международные нормы и соблюдение прав человека. ЧВК – частные акторы и доказать их причастность к нарушению международного гуманитарного права, к совершению военных преступлений или систематическому нарушению прав человека достаточно сложно. Отдельные действия сотрудников ЧВК могут быть классифицированы как противоправные, и сотрудники могут быть привлечены к ответственности по действующему законодательству страны, в которой проходит миссия ЧВК.

С другой стороны, даже при четкой идентификации принадлежности ЧВК к какому-либо государству, лишь прописанные в контракте условия действий с нарушениями международного законодательства могут стать основанием для международного суда к обвинению страны-нанимателя в нарушении этих международных законов. Другими словами, можно привлечь к ответственности отдельных людей, но обвинить государство-нанимателя в противоправных действиях практически невозможно. У ЧВК, в рамках действующего международного права, развязаны руки и едва ли что-то кроме этических норм каждого конкретного сотрудника ограничивает сферу методов решения поставленных перед ЧВК задач [16].

Основные минусы применения частных военных корпораций для решения задач национального интереса в условиях современных международных отношений.

1) Договорные дилеммы. В рамках деятельности ЧВК наблюдаются проблемы с обеспечением полной информации о предпринимаемых компанией действиях по достижению поставленных страной-нанимателем задач. Неспособность к немедленному реагированию на возникающие вызовы и угрозы (отсутствие необходимости согласовывать каждое действие с нанимателем в купе с отсутствием прямого канала связи между ответственными органами страны-нанимателя и группой сотрудников ЧВК, выполняющих операцию) может приводить к критической потере контроля, которая может закончиться не только провалом операции, но и высоким уровнем сопутствующего ущерба, международными репутационными потерями, жертвами среди мирного населения. Еще одним важным аспектом является введение сомнительных методов стимулирования. В рамках контракта предусматривается поощрение эффективности выполнения поставленных задач, тогда как конкретные способы реализации остаются на усмотрение непосредственного исполнителя. В вооруженных операциях, таким образом, смещается фокус с обеспечения минимального ущерба мирному населению, как того требует международное законодательство, в сторону скорости выполнения поставленных задач, что автоматически ведет к увеличению использования сомнительных, насильственных методов.

2) Динамика рынка и регулирования. С развитием тенденции к привлечению частных военных корпораций в вооруженных миссиях, значительное количество новых ЧВК появилось на рынке. Развитый рынок приводит к гибкости власти и силы. Теперь даже самая небольшая страна может быстро обзавестись армией наемников для удовлетворения национального интереса в различных регионах мира. Более того, с развитием рынка частных военных услуг, баланс сил становится довольно спорной категорией. В случае локального конфликта страна может нанять частную компанию для обеспечения собственной безопасности, что приведет к дисбалансу сил в регионе. Не существует, однако и ограничений для использования ЧВК в качестве наступательного потенциала какой-либо страны. В продолжение тезиса о вооружении малых государств, негосударственные акторы используют ЧВК не только для защиты своих промышленных и торговых интересов, но потенциально способны обзавестись своими частными армиями, что еще больше усложняет баланс сил, а также дает способность этим акторам оказывать существенное влияние на региональную политику, использовать ЧВК с целью аннексии ресурсов и территорий. Развитый рынок частных военных услуг оказывает существенное влияние на уважение прав человека и других международных норм по всему миру. Как уже было описано ранее, государство-наниматель во многом сконцентрировано на выполнении задач национального интереса и обращает мало внимания на методы решения этих задач, особенно в ситуации использования частных подрядчиков. В погоне за эффективным выполнением контрактов, сотрудники ЧВК во многом не соблюдают должным образом все нормы международного права и в особенности права человека, используя зачастую насильственные методы.

3) Влияние политики альтернативных военных субъектов. Частные военные компании не являются государственными акторами и потому к ним не применимы ограничения, действующие для государств. Строго говоря, они могут заниматься распространением ядерного, химического оружия, применять различные виды вооружений, относящиеся к оружию, наносящему чрезмерный урон и/или имеющему неизбирательное действие, могут использовать насильственные методы сбора информации и открыто заниматься шпионажем. Ответственность за эти действия не наступит на международном уровне. Отдельные сотрудники могут быть обвинены и осуждены, однако ни государство-наниматель, ни сама частная военная компания ответственности не понесут. Основная проблема состоит в том, что в международном праве не предусмотрено ограничений для частных компаний в рамках конвенций, регулирующих военную и гуманитарную сферы.

Заключение

Систематизация и типологизация мотивов государств, склоняющих их к использованию частных военных компаний для решения задач национального интереса, равно как и синтез потенциальных последствий работы этих компаний на уровне отдельных стран и региональных систем МО в целом, позволили нам структурировать сложную систему взаимосвязей между государствами и частными вооруженными акторами, что приводит нас к следующим выводам.

С дальнейшей либерализацией и демократизацией стран очевидно, что рынок ЧВК будет только расти. Непопулярность политики вмешательства во внутренние дела других государств среди широких масс населения, низкая поддержка военных операций за рубежом, требования к эффективному расходованию бюджета на военную сферу, при сохранении высокой потребности к обеспечению национальной безопасности и консолидации усилий против недемократических режимов являются основными причинами возросшего использования частных военных акторов развитыми государствами Европы и Америки.

Сохраняющаяся неопределенность статуса ЧВК и их сотрудников в вооруженных миссиях в рамках международного и международного гуманитарного права создают уникальную для нашего века ситуацию: с одной стороны, с каждым годом все возрастает спрос на услуги частных вооруженных акторов, с другой стороны сохраняется критическая неопределенность в их правах и полномочиях: методы и принципы работы ЧВК остаются в поле контроля самих ее сотрудников, что и приводит к негативным последствиям участия этих компаний в различных миссиях. В данной ситуации ЧВК в рамках международного права остаются на пограничном положении: с одной стороны, они действительно существуют, выполняют определенные функции, имеют организованную структуру и инструментарий; с другой стороны, в договорах и конвенциях они полностью отсутствуют, в связи с чем не соблюдается принцип субсидиарной ответственности, на деле вероятность наступления последствий как для ЧВК так и для ее нанимателя минимальна.

Резюмируя, стоит отметить уникальность феномена ЧВК в современной системе международных отношений. Сложный международно-правовой статус привлекает к этим компаниям множество клиентов, они достаточно эффективно решают поставленные задачи, помогают сохранять национальную безопасность десяткам стран. Однако в современном состоянии они гораздо опаснее ядерной войны, поскольку обладают огромной массой оружия, а единственным ограничением их деятельности являются моральные установки глав этих компаний.

Библиография
1.
Волеводз А. Г. Проблемы, принципы и перспективы правового регулирования деятельности частных военных и охранных предприятий / А. Г. Волеводз // Вестник МГИМО Университета.-2010.-№ 3 (12).-С. 78-88.
2.
Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв немеждународных вооруженных конфликтов (Протокол II). Женева, 8 июня 1977 года. URL: https://www.icrc.org/ru/doc/resources/documents/misc/6lkb3l.htm
3.
Дело Босковски против Таркуловски (Boskovski&Tarculovski) IT-04-82-T, 10 июля 2008 г., §194-205. URL: https://www.icty.org/en/case/boskoski_tarculovski
4.
Руководство Красного Креста: «Непосредственное участие в военных действиях» URL: https://www.icrc.org/ru/document/rukovodstvo-neposredstvennoe-uchastie-v-voennyh-deystviyah
5.
Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся жертв международных вооруженных конфликтов (с изменениями на 30 ноября 1993 года) статья 47. URL: http://docs.cntd.ru/document/901755843
6.
Сведения о предлагаемых услугах и отчеты о деятельности компании Academia URL:https://www.academi.com/pages/about-us
7.
Троицкий С. В. Международно-правовое регулирование деятельности частных военных и охранных компаний / С. В. Троицкий // Вестник Барнаульского юридического института МВД России.-2011.-№ 1 (20).-С. 33-36.
8.
Небольсина М. А., Никитин А. И. Перспективы международного регулирования деятельности частных военных компаний / М. А. Небольсина, А. И. Никитин // Вестник МГИМО Университета.-2016.-№ 2 (47).-С. 145-160.
9.
Memorandum of Agreement between the Department of Defense and the Department of State on USG Private Security Contractors. URL:www.defenselink.mil/pubs/pdfs/Signed%20MOA%20 Dec%205%202007.pdf
10.
Memorandum from Robert M. Gates, Secretary of Defense, for Secretaries of the Military Departments, et al., SUBJECT: UCMJ Jurisdiction over DoD Civilian Employees, DoD Contractor Personnel, and Other Persons Serving with or Accompanying the Armed Forces Overseas During Declared and in Contingency Operations (Mar. 10, 2008). URL:www.fas.org/sgp/othergov/dod/gates-ucmj.pdf
11.
Private security monitor. University of Denver. URL: http://psm.du.edu/articles_reports_statistics/data_and_statistics.html
12.
Peter W. Singer. The private military industry and Iraq: what have we learned and where to next? Geneva, November 2004. URL: https://www.files.ethz.ch/isn/14132/PP4_Singer.pdf
13.
Background on the Crisis in Iraq// Human Rights Watch, vol.3, 2015. URL:https://www.hrw.org/legacy/campaigns/iraq/
14.
Blackwater in Baghdad: "It was a horror movie» human rights watch. URL:https://www.hrw.org/news/2007/12/14/blackwater-baghdad-it-was-horror-movie
15.
Третья женевская конвенция об обращении с военнопленными. URL:https://www.icrc.org/ru/doc/resources/documents/misc/geneva-conventon-3.htm
16.
Михайленко А. Н. Проблемы и перспективы развития системы регулирования частных военных и охранных компаний / А. Н. Михайленко // Вопросы политологии.-2016.-№ 3 (23).-С. 172-193.
17.
Кашников Б. Н. Частные военные компании как морально-политическая проблема современности / Б. Н. Кашников // Российский научный журнал.-2010.-№ 6 (19).-С. 62-73.
References (transliterated)
1.
Volevodz A. G. Problemy, printsipy i perspektivy pravovogo regulirovaniya deyatel'nosti chastnykh voennykh i okhrannykh predpriyatii / A. G. Volevodz // Vestnik MGIMO Universiteta.-2010.-№ 3 (12).-S. 78-88.
2.
Dopolnitel'nyi protokol k Zhenevskim konventsiyam ot 12 avgusta 1949 goda, kasayushchiisya zashchity zhertv nemezhdunarodnykh vooruzhennykh konfliktov (Protokol II). Zheneva, 8 iyunya 1977 goda. URL: https://www.icrc.org/ru/doc/resources/documents/misc/6lkb3l.htm
3.
Delo Boskovski protiv Tarkulovski (Boskovski&Tarculovski) IT-04-82-T, 10 iyulya 2008 g., §194-205. URL: https://www.icty.org/en/case/boskoski_tarculovski
4.
Rukovodstvo Krasnogo Kresta: «Neposredstvennoe uchastie v voennykh deistviyakh» URL: https://www.icrc.org/ru/document/rukovodstvo-neposredstvennoe-uchastie-v-voennyh-deystviyah
5.
Dopolnitel'nyi protokol k Zhenevskim konventsiyam ot 12 avgusta 1949 goda, kasayushchiisya zhertv mezhdunarodnykh vooruzhennykh konfliktov (s izmeneniyami na 30 noyabrya 1993 goda) stat'ya 47. URL: http://docs.cntd.ru/document/901755843
6.
Svedeniya o predlagaemykh uslugakh i otchety o deyatel'nosti kompanii Academia URL:https://www.academi.com/pages/about-us
7.
Troitskii S. V. Mezhdunarodno-pravovoe regulirovanie deyatel'nosti chastnykh voennykh i okhrannykh kompanii / S. V. Troitskii // Vestnik Barnaul'skogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii.-2011.-№ 1 (20).-S. 33-36.
8.
Nebol'sina M. A., Nikitin A. I. Perspektivy mezhdunarodnogo regulirovaniya deyatel'nosti chastnykh voennykh kompanii / M. A. Nebol'sina, A. I. Nikitin // Vestnik MGIMO Universiteta.-2016.-№ 2 (47).-S. 145-160.
9.
Memorandum of Agreement between the Department of Defense and the Department of State on USG Private Security Contractors. URL:www.defenselink.mil/pubs/pdfs/Signed%20MOA%20 Dec%205%202007.pdf
10.
Memorandum from Robert M. Gates, Secretary of Defense, for Secretaries of the Military Departments, et al., SUBJECT: UCMJ Jurisdiction over DoD Civilian Employees, DoD Contractor Personnel, and Other Persons Serving with or Accompanying the Armed Forces Overseas During Declared and in Contingency Operations (Mar. 10, 2008). URL:www.fas.org/sgp/othergov/dod/gates-ucmj.pdf
11.
Private security monitor. University of Denver. URL: http://psm.du.edu/articles_reports_statistics/data_and_statistics.html
12.
Peter W. Singer. The private military industry and Iraq: what have we learned and where to next? Geneva, November 2004. URL: https://www.files.ethz.ch/isn/14132/PP4_Singer.pdf
13.
Background on the Crisis in Iraq// Human Rights Watch, vol.3, 2015. URL:https://www.hrw.org/legacy/campaigns/iraq/
14.
Blackwater in Baghdad: "It was a horror movie» human rights watch. URL:https://www.hrw.org/news/2007/12/14/blackwater-baghdad-it-was-horror-movie
15.
Tret'ya zhenevskaya konventsiya ob obrashchenii s voennoplennymi. URL:https://www.icrc.org/ru/doc/resources/documents/misc/geneva-conventon-3.htm
16.
Mikhailenko A. N. Problemy i perspektivy razvitiya sistemy regulirovaniya chastnykh voennykh i okhrannykh kompanii / A. N. Mikhailenko // Voprosy politologii.-2016.-№ 3 (23).-S. 172-193.
17.
Kashnikov B. N. Chastnye voennye kompanii kak moral'no-politicheskaya problema sovremennosti / B. N. Kashnikov // Rossiiskii nauchnyi zhurnal.-2010.-№ 6 (19).-S. 62-73.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью
"Специфика деятельности частных военных компаний в XXI веке (на примере Ближнего Востока)"

Название соответствует содержанию материалов статьи.
В названии статьи просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и ясно обозначил её актуальность.
В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах.
Основные элементы «программы» исследования представлены в аннотации статьи, однако цель исследования автор (авторы) сформулировал неясно, некорректно: «В настоящей статье авторами проводится исследование феномена ЧВК как регионального актора безопасности».
Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является недостатком статьи.
При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования.
Апелляция к оппонентам в статье отсутствует.
Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, выдержал научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, соблюдал принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления (раздел назван «Частные военные компании: проблемы определения и международной ответственности») автор констатировал, что «остается неясным, на каких правовых основаниях функционируют эти компании, и, что дает им право применения насилия» и что «анализ через широкое использование смежных понятий… позволяет выработать критерии, при которых возможно возникновение ответственности государств-нанимателей за действия частных военных акторов» т.д. Автор предложил читателю определение понятия «вооруженные негосударственные акторы» и перечислил «характерные особенности такой группы», затем разъяснил содержание понятий «сотрудник частной военной компании» и «частная военная компания». Автор, в частности, резюмировал, что «Отсутствие интеграции ЧВК в международное законодательство порождает ситуацию, в которой ни компанию, ни ее сотрудников невозможно привлечь к ответственности за свои действия» т.д.
В первом разделе основной части статьи автор сосредоточился на описании основных «направлений деятельности ЧВК» и «причинах их применения в современных военных операциях», резюмировав, что «большинство частных военных компаний обладает примерно равным набором функций и компетенций с регулярными армиями государств». Затем автор описал содержание трёх «основных подходов» к раскрытию «причин усиливающего спроса на услуги ЧВК»: «функционального», «политико-инструментального» и «концептуального», ограничившись в качестве частного вывода замечанием о том, что «функции ЧВК уходят далеко за пределы обеспечения безопасности или участия в военных действиях вместо солдат регулярных армий» т.д.
Во втором разделе основной части статьи автор разъяснил читателю причины использования «ЧВК в гуманитарных миссиях», рассматривая его как «способ избежать репутационных потерь» государствами.
В третьем разделе основной части статьи автор последовательно представил читателю результаты анализа участия ЧВК в военных действиях на примере «иракской компании США и союзников», ограничившись в обобщающем выводе замечаниями о том, что «будучи частными лицами, действующими на основе государственного патента, их права и полномочия остаются сомнительными, что создает правовую коллизию» и что «ЧВК, несмотря на обширную работу по созданию положительного образа в цифровом пространстве, остаются в глазах многих людей пьяными ковбоями с ружьями, которые палят во все стороны, в надежде попасть в мишень» т.д.
В четвертом разделе основной части статьи («Влияние ЧВК на региональную безопасность: проблемы применения ЧВК для реализации национального интереса за территорией страны-нанимателя») автор описал основные «направления влияния ЧВК по отношению к безопасности страны-нанимателя»: «угроза национальной безопасности: доступ ЧВК к вооружениям», «привлечение сотрудников ЧВК к деятельности, запрещенной для государств», «участие ЧВК в тренировке «умеренной оппозиции», затем перечислил и прокомментировал проблемы в деятельности ЧВК («в какой-либо стране»): «ответственность за сопутствующий ущерб» и «международные нормы и соблюдение прав человека». Затем автор сформулировал «основные минусы применения частных военных корпораций для решения задач национального интереса в условиях современных международных отношений».
Выводы автора носят обобщающий характер, обоснованы, сформулированы ясно.
Однако выводы не позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы не отражают результатов исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительных абзацах статьи автор сообщил, что «с дальнейшей либерализацией и демократизацией стран очевидно, что рынок ЧВК будет только расти» т.д., что «с одной стороны, с каждым годом все возрастает спрос на услуги частных вооруженных акторов, с другой стороны… методы и принципы работы ЧВК остаются в поле контроля самих ее сотрудников, что и приводит к негативным последствиям участия этих компаний в различных миссиях» т.д.
Автор резюмировал, что «в современном состоянии» ЧВК «гораздо опаснее ядерной войны, поскольку обладают огромной массой оружия, а единственным ограничением их деятельности являются моральные установки глав этих компаний».
Выводы, на взгляд рецензента, не проясняют цель исследования.
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором отчасти.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует доработки, прежде всего, в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Современные способы ведения войн предполагают активное использование живой силы, которая может не иметь национально-государственной принадлежности, олицетворяя собой военные формирования частного юридического характера. Частные военные компании – наследники исторического явления, так называемых, «наемников» в условиях развития технологического потенциала осуществляют свою деятельность по всему миру, а потому требуют пристального внимания исследователей в сфере международной безопасности. Актуальность исследования, таким образом, не вызывает сомнений.
Предметом представленной статьи являются частные военные компании, которые выступают в роли одних из значимых акторов мировой политики. Автором последовательно обосновывается актуальность темы исследования посредством демонстрации возможности применения современными государствами данных силовых объединений во внешнеполитических целях. В структурном и научно-методологическом отношении исследование является выверенным и логически обоснованным. Автор определяет основные дефиниции ЧВК, имеющиеся в научном дискурсе, рассматривает историю становления частных военных организаций, доктринальные и нормативно-правовые аспекты их функционирования. Перечислены основные действующие в международном политико-правовом дискурсе документы, согласно которым осуществляется деятельность частных военных компаний на территории государств всего мира. Несомненно, работу могли бы дополнить теоретико-практические изыскания политических мыслителей и философов, таких как Р. Нозик и Д. Норт в отношении институционального насилия, которое вписывается в структуру современных политических процессов. Однако библиография исследования, его источники, эмпирический материал довольно богато представлены современной литературой по обозначенному вопросу.
Автором последовательно обозначены цель и задачи исследования, раскрывающие его логическую структуру. При этом вполне однозначно может быть заключено, что выводы, отраженные в материале статьи отражают основные исследовательские намерения, представляют значительный интерес для читательской аудитории журнала «Конфликтология».
Автор обосновывает также роль частных военных компаний в защите национальных интересов, что делает их потенциальным субъектом укрепления национальной безопасности. В практическом отношении статья, таким образом, является значимой, вносит также и определенный теоретический вклад в дискурс изучения международных акторов политики.
Из незначительных недостатков, присущих представленной к публикации рукописи, также можно отметить некоторую фрагментарность представленной исторической ретроспективы становления частных военных компаний. Не отражены, например, классические для политической науки исследовательские позиции в отношении частных военных организаций (наемников), начиная со времен Н. Макиавелли. Тем не менее, подобная авторская классификация имеет научную ценность в силу того, что подобная тематика мало разрабатывалась в отечественном научном дискурсе.
Тем не менее, наличествует ряд недостатков, которые должны быть устранены перед публикацией данного исследования.
Например, сомнительным представляется выделение полужирным шрифтом структурных частей работы, таких как методологические подходы (функциональный, политико-инструментальный, концептуальный) и этапы деятельности ЧВК в Иракской кампании. Рекомендуется использовать списки, не преумножая визуально разделы статьи. Автору предлагается также трансформировать параграф в «ЧВК используются для обхода законодательных ограничений», например, обозначив его как: «Этическая оценка деятельности частных военных компаний», обозначив возможные механизмы законодательного и фактического регулирования и ограничения их деятельности со стороны национальных государств, на территории которых они базируются.
В статье имеются некоторые ненаучные формулировки, как например, «В процессе анализа вышеперечисленного, были сформулированы основные минусы применения частных военных корпораций для решения задач национального интереса в условиях современных международных отношений». Содержание последнего недостатка «3) Влияние политики альтернативных военных субъектов» - вовсе не раскрыто.
Тем не менее, статья представляет значимый интерес, написана на хорошем научном языке и рекомендуется к публикации без значительных исправлений, после ее косметической выверки.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"