Статья 'К вопросу о причинах возникновения исламских такфиристских групп: пример ИГИЛ' - журнал 'Конфликтология / nota bene' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Конфликтология / nota bene
Правильная ссылка на статью:

К вопросу о причинах возникновения исламских такфиристских групп: пример ИГИЛ

Мохаммади Шоайб

аспирант, кафедра сравнительной политологии, Российский университет дружбы народов

117198, Россия, Москва, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, каб. 208

Mohammadi Shoayb

Postgraduate student, the department of Comparative Political Science, People’s University of Friendship of Russia

117198, Russia, Moskva, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6, kab. 208

shoayb.mohammadi2016@gmail.com

DOI:

10.7256/2454-0617.2020.1.32724

Дата направления статьи в редакцию:

24-04-2020


Дата публикации:

02-06-2020


Аннотация: В последние годы многие страны мусульманского мира вовлечены в геополитические кризисы и споры. Усиление исламского салафитского фундаментализма и экстремизма, угрожающего миру, выступает одной из наиболее обсуждаемых и изучаемых проблем. Особую актуальность данный вопрос получил после событий, известных как «Арабская весна». Экстремистским группам, стремящимся к реализации собственной модели управления, в силу ослабленности политических режимов, удавалось захватить власть в ряде стран Ближнего Востока и Северной Африки. Одной из таких групп была, запрещенная в России террористическая организация, «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) , появлению которой способствовали как внутренние, так и внешние факторы.  В настоящей статье автор использует исторический метод, метод анализа и синтеза, сравнительный метод, описательно-аналитический метод. Научная новизна исследования заключается во всестороннем обзоре различных аспектов, внутренних и внешних, способствовавших созданию ИГИЛ. Автором детально исследуются экстремистские идеи, основанные на салафитском мышлении и распространенные в Саудовской Аравии, иррациональность, экономические проблемы и влияние стран вне региона, признаются автором основными факторами, способствовавшими созданию «Исламского государства Ирака и Леванта». Автором также рассматривается влияние внешних факторов создания ИГИЛ. В частности рассматривается роль американской финансовой и материально-технической поддержки, а также наличие региональных союзников, в первую очередь Саудовской Аравии, которые рассматриваются как внешние стимулы появления ИГИЛ.


Ключевые слова: Ближний Восток, ИГИЛ, салафитский экстремизм, внутренние факторы, иностранные правительства, Аль-Каида, Саудовская Аравия, мировой халифат, исламское правительство, финансовые ресурсы

Abstract: Over the recent years, multiple Muslim countries are involved in geopolitical crises and disputes. The strengthening of Islamic Salafist fundamentalism and extremism, which is a threat to the world, manifests as one of the most discussed and studied problems. Special relevance this question gained after the events known as the “Arab Spring”. Extremist groups that attempted to implement their own administrative model were able to seize the power in a number of countries of Near East and North Africa due to the weakness of political regimes. One of such groups is the prohibited in Russia terrorist organization “The Islamic State of Iraq and the Levant” (ISIS), which emergence was influences by both, internal and external factors. The scientific novelty consists in a comprehensive analysis of various external and internal aspects that contributed to creation of ISIS. The author meticulously examines the extremist ideas based on the Salafist way of thinking, as well as acknowledges the widespread in Saudi Arabia irrationality, economic issues and impact of countries outside the region as the key factors contributing to establishment of “The Islamic State of Iraq and the Levant”. The paper also analyzes the role of financial and logistical support of the United States, presence of regional allies, primarily Saudi Arabia, which are viewed as the external stimuli of the emergence of ISIS.



Keywords:

worldwide caliphate, Saudi Arabia, Al-Qaeda, foreign governments, internal factors, Salafist extremism, ISIS, Middle East, Islamic government, financial resources

В течение последних двух столетий в исламском мире возникали различные исламские движения, борющиеся за улучшение политического и социального статуса мусульманских народов. Джамалуддин Асад Абади, Мухаммед Абда, Абдул Рахман Квакаби, Мохабуддин Хатиб и Сейед Мохаммад Рашид Реза были одними из первых, кто предложил исламскую реформу в Египте и лозунг возвращения к салафам (предкам). Тем временем ваххабиты воспользовались этим лозунгом, называя себя салафитами и продвигая мысли Ибн Таймии в качестве салафитских. Более того, различные мусульманские группы проявляли интерес к Ибн Таймие и поощряли насилие, основываясь на его идеях [13, p. 51].

После событий 11 сентября проблемы терроризма и попытки проанализировать явление терроризма и найти способы борьбы с ним заняли умы многих политиков и аналитиков на Западе и на Востоке. Некоторые связывают причину терроризма и способы борьбы с ним с конкретными культурами и территориями. Например, ряд исследователей считает терроризм новым и специфическим явлением, распространенным в исламских стран, особенно Ближнего Востока [3, с. 245–246]. Большинство терактов в последние десятилетия были проведены группами («Аль-Каида», «Талибан», ИГИЛ, «Боко харам» и «Аш-Шабаб» – запрещены в России), которые провозглашают себя истинными последователями ислама. Многие немусульманские народы и ученые намеренно или непреднамеренно пытались выявить связь между учением этой религии и терроризмом. Важным моментом является то, что в исламе не только нет призыва к убийству, но и нет четких и ясных инструкций, разрешающих это. На самом деле, терроризм и насилие свойственны всем исторических эпохам и разным культурам. Насилие – это метод, используемый разными группами в разных ситуациях и для разных целей [14, р. 9–11].

Вопросы, освещаемые в настоящей статье, изучаются учеными во всем мире. Но ввиду обширного спектра источников, стоит отметить особо значимые для данного исследования. Хамид Ахмади, профессор Тегеранского университета, в докладе «Фундаменталисты, не сражающиеся за историю», подчеркивает влияние колониализма и вестернизации на появление исламских движений. Джеймс и Бренда Латц, авторы книги «Терроризм и такфир: от древних времен до возникновения ИГИЛ», изучают эволюцию терроризма и его концепций, а также предлагают классификацию террористических групп и делят их на три группы: 1) этнические и религиозные; 2) идеологические и инструментальные; 3) утилитарные (стремящиеся заполучить власть). Иранский ученый Реза Хандан в своей книге «История современного халифата. Лихорадка халифата: ИГИЛ, Дамаск, Аль-Каида, Боко Харам и Талибан на заре XXI века» описывает историю возникновения исламских движений в различных частях исламского мира, а также анализирует роль финансовой поддержки ИГИЛ.

Уникальным источником являются данные наблюдений Йергена Тоденхофера – первого западного журналиста, отправившегося в контролируемые ИГИЛ районы и опросившего членов ИГИЛ. Фавад Ибрагим, ведущий аналитик в арабском мире, подробно рассматривает причины зарождения ИГИЛ, масштабы его распространения, а также перспективы группировки. С глубиной идей ИГИЛ знакомит читателей книга «Апокалипсис ИГИЛ: история, стратегия и конец света», написанная советником Государственного департамента США Уильямом МакКентсом. Не менее значима работа Евгения Примакова «Мир без России? К чему ведет политическая близорукость», в которой значительное внимание уделяется структуре мира после окончания холодной войны, тупикам однополярного мироустройства, опасности международного терроризма и отношению исламистских сил к США.

Данное исследование направлено на выяснение причины появления экстремистских исламистских групп, в частности ИГИЛ. В связи с этим выделяется ряд влиятельных внутренних и внешних факторов: во внутреннем измерении – существование фундаменталистского и догматического мышления, иррационализма и экономических проблем; во внешнем – влияние правительств, чьи интересы заключаются в использовании обозначенных проблем.

Теория и концепция салафизма

В обществе всегда обсуждались вопросы религии и фундаментализма, но в последние десятилетия религия вызывает особый интерес. Религиозные проблемы интерпретируются произвольно отдельными лицами и группами. Фундаменталисты выступают против процессов, происходящих в обществе и изменяющих его. Ссылаясь на фундаментальные основы своей религии, они опираются на своего рода идеальное сообщество и критикуют статус-кво. Подобный вид фундаменталистского поведения является своего рода ностальгическим взглядом, отдаляющим от современного и возвращающим к старому и забытому. Они стремятся вернуть в современность священные основы [8, р. 202].

Растет число групп, ассоциаций и движений в исламских течениях, которые критически относятся к движениям исламских реформ, берущим начало в XIX веке. Но есть мнение, что моджахеды действовали сообразно с интересами западных стран. Поэтому для некоторых людей и групп сегодня идея салафитов-такфиристов стала более привлекательной [7, с. 105]. О необходимости проведения исламских реформ в XIX веке заявили Сайед Джамалуддин Асад Абади (1837–1897) и Мохаммед Абду (1849–1905). Впоследствии идея защиты возрождения ислама и исламского сообщества стала доминирующей, поскольку судьба исламского мира все больше находилась в руках европейских держав [6, с. 23]. Стоит отметить, что старые салафиты терпимо относились к оппозиции и иджтихаду, но новые салафиты обвиняют в неверии других мусульман и немусульман [15, р. 498].

Потомки салафитов-такфиристов обычно называют себя «исламистами» или «фундаменталистами». Ахмад ибн Ханбаль впервые выдвинул эту идею, а в VII веке Ибн Таймия, взяв за основу ее положения, создал собственную. По его мнению, мусульмане не имеют права управлять интеллектуальным пониманием Корана. Ибн Таймия представил множество примеров послушания молодых мусульман старшим, «истинно» толковавшим положения ислама [21, р. 9].

Исламисты-экстремисты, находящиеся под влиянием Ибн Таймии и Ибн Ханбаля, настроены резко негативно в отношении оппозиции, особенно шиитов. Создание гробниц, надписи на могилах, паломничество, украшение святынь, молитвы, мольбы, призывы, клятвы, присяги и грандиозность, обеты и жертвы не богам считаются идолопоклонничеством. Корни их интеллектуальной и практической конфронтации с иранцами, исповедующими шиитство, вытекают из таких убеждений [9, р. 245].

Зачастую исламский фундаментализм путают с понятием исламского мировоззрения. Мировоззрение присуще не только исламу, но и другим религиям [4, с. 52]. Салафиты-такфиристы обычно ведут себя агрессивно по отношению к неверным и неактивным мусульманам, полагая, что неверующие заблуждаются [10, р. 17]. Не обращая внимания на человеческую цивилизацию и современную эпоху, салафисты, имеющие свое мировоззрение, демонстрируют нецивилизованную форму. Но опасность возникает, когда фундаментализм принимает форму экстремизма. История помнит время, когда христианский фундаментализм стал католическо-христианским экстремизмом. Кровавые действия и убийства мусульман в крестовых походах иллюстрируют это [17, р. 39].

«Исламское государство Ирака и Леванта»

Некоторые считают, что ИГИЛ, как «Аль-Каида» и «Талибан», было создано для целей зарубежных стран, особенно Соединенных Штатов, при сотрудничестве и на средства некоторых региональных правительств. По их мнению, США уже давно поддерживают террористические группы. Дискуссия о современном салафитском радикализме раньше не была политической, и к концу 1980-х годов она основывалась на индивидуальных реформах, а не на джихаде и борьбе с арабскими режимами. Но в настоящее время данная тема становится все более политизированной [2, с. 137].

Истоки формирования ИГИЛ

Заблуждением будет полагать, что «Исламское государство Ирака и Леванта» зародилось недавно. Триггером к его формированию стала война в Ираке [20, р. 15].

Зарождение ИГИЛ связано с ролью Абу Мусаба аз-Заркави после его отъезда из Афганистана. Он стал силой в Ираке, усилив свое влияние, но, игнорируя приказы, он вызывал опасения среди американцев и в конечном итоге США вытеснили его с Ближнего Востока. Фактически, огромные усилия Заркави по формированию «халифата» вызвали у американцев обеспокоенность по поводу его действий. Но убийство таких столпов «Аль-Каиды» в Ираке, как Абу Мусаба аль-Заркави, Абу Умара аль-Багдади и Абу Хамза аль-Мохаджера, проложило путь для более покорных людей, таких как Абу Бакр аль-Багдади. По мнению некоторых аналитиков, Абу Бакр аль-Багдади получал финансовую помощь от Саудовской Аравии [11, р. 115].

Так называемое «Исламское государство Ирака и Леванта» является ветвью «Аль-Каиды». Террористическая группа была основана в 2004 году Абу Мусабом Заркави. В январе 2006 года организация объединилась с небольшими так называемыми джихадистскими и салафитскими группами и сформировала Совет шуры моджахедов [1, с. 69]. После этого Заркави оставался лидером «Аль-Каиды в Ираке», а аль-Багдади возглавлял Совет шуры моджахедов. После того как Заркави был убит, 15 октября 2006 года была сформирована группа «Исламское государство Ирака», главой которой был назначен Абу Умар аль-Багдади. Группа провела много террористических операций и нападений в Ираке с момента ее создания в 2006 году. После смерти Абу Умара аль-Багдади 19 апреля 2010 г. Абу Бакр аль-Багдади был назван его преемником. С приходом Абу Бакра аль-Багдади операции этой террористической группы усилились. Когда начался сирийский кризис, Абу Бакр аль-Багдади отправил в Сирию одного из своих заместителей, Абу Мохаммеда аль-Джулани. Присутствие Абу Мохаммеда в Сирии привело к формированию фронта «Джабхат ан-Нусра» в конце 2011 года [14, р. 281]. В 2011 году во время движения «Арабская весна» бывшие командиры Саддама, высланные из иракских вооруженных сил в 2003 г., присоединились к «Исламскому государству Ирака». Таким образом, «Исламское государство Ирака» вновь стало военизированной группировкой [20, р. 20].

Организационная структура ИГИЛ

ИГИЛ следует рассматривать не просто как идеологическое движение, а как практически настоящее государство.

«Халиф» находится на переднем крае этой структуры, которая должна обладать определенными характеристиками и условиями, включая родословную курайшитов, святость пяти чувств и другие религиозные обязанности.

«Совет шуры» включает в себя широкий круг старейшин, должностных лиц и руководителей совета шуры, которые действуют как лоялисты и назначают халифа. Совет Шуры является одним из наиболее важных институтов, связанных с «Исламским государством» после «халифа». Количество его членов колеблется от 9 до 11 человек. Совет отвечает за все военные задачи.

В структуре ИГИЛ выделяются также религиозные институты и СМИ [14, р. 29].

Идеология ИГИЛ и салафизм

Исследование деятельности ИГИЛ показывает, что этой группе свойственны экстремистские салафитские тенденции. ИГИЛ действует как организация, не ограниченная временем и пространством. В лучшем случае эта группа пытается воспроизвести прошлое с помощью новых инструментов. То, что предлагает ИГИЛ, вовсе не ново, а получено из произведений и писаний ваххабитов [12, р. 118].

Лидеры «Исламского государства» утверждали, что установили Божье правление на земле, назвав его «халифатом», с указанием на то, что «Божье обещание было выполнено, и воскресение должно наступить» [16, р. 15].

На пути к универсальному халифату

ИГИЛ более опасно, чем любая другая салафитская группа джихадистов, потому что его сторонники верят в глобальный джихад против всех своих противников. ИГИЛ первоначально называло себя «Исламским государством Ирака и Леванта», но после захвата новых территорий задумалось о создании всеобъемлющего «Исламского государства» [13, р. 116–117].

Группа пыталась нарушить границы Ближнего Востока. Захват Аравийского полуострова, Северной Африки и Андалусии, Великого Хорасана (Иран и большая часть его восточных соседей), Индийского субконтинента и Центральной Азии были обозначены на карте ИГИЛ. Абу Бакр аль-Багдади подчеркивал, что подчинение его приказам и распоряжениям позволит ИГИЛ «покорить Рим и оккупировать Землю». Такие заявления свидетельствуют об амбициях группы. Для достижения своих целей группа выделяет две важные духовные задачи, а именно «миграцию», то есть миграцию в халифат, и «джихад», подразумевающий борьбу [14, p. 293]. Нет сомнений в том, что приглашение Абу Бакра аль-Багдади исходит из мировоззрения, которое коренится в ваххабитской литературе. Фактически, любой, кто принимает это, чувствует, что он в большей степени способен изменить этот мир, чем другие [12, p. 153].

Финансовые и дополнительные ресурсы ИГИЛ

Большинство лиц, завербованных «Исламским государством Ирака и Леванта», занимают низкий социальный уровень и неуверенны в себе. Многие люди, проживающие в европейских государствах, таких как Франция или Бельгия, в силу неуспешной интеграции были изолированы от остальной части общества. Существует достаточно доказательств того, что разочарованные молодые люди и подростки, которые не имели достаточных ресурсов к существованию, присоединялись к ИГИЛ. Лидеры ИГИЛ иногда обещали несколько сотен долларов в день даже многим бывшим баасистским офицерам и молодежи из других стран.

Источниками доходов ИГИЛ являются северные сирийские нефтяные месторождения, такие как газовые месторождения Аль-Амр, Дейр-эз-Зур и Конко, а также пять иракских нефтяных месторождений. Максимум 11 месторождений нефти находилось под контролем ИГИЛ. Группе удалось продавать от 100 000 баррелей сирийской нефти в день. Они смогли контролировать почти 70% экспорта нефти страны. Кроме того, «Исламское государство» в крупнейшем нефтяном месторождении в Мосуле ежедневно добывало от 25 до 40 тясяч баррелей нефти. Продажи нефти стали одним из крупнейших источников дохода группы, зарабатывающей, по данным Министерства обороны США, около 5 млн долларов в месяц [18]. ИГИЛ продавало эти ресурсы на международном уровне по скромной цене – от 20 до 25 долларов [11, p. 122].

Еще одним важным источником дохода для ИГИЛ являлся черный рынок исторических предметов и антиквариата. ИГИЛ продало более 100 похищенных предметов старины из Сирии и Ирака в Великобританию. Незаконный оборот наркотиков, продажа человеческих органов, захват заложников, нападения на города и грабежи выступали основными источниками доходов ИГИЛ [13, p. 18].

Другим важным моментом, который не следует упускать из виду, является противоречивое поведение правительства США в отношении этих экстремистских групп в эпоху Обамы. С одной стороны, есть свидетельства того, что Соединенные Штаты и их союзники являются спонсорами, основным поставщиком военного и логистического оборудования. Однако официальные лица США утверждают, что они стремятся уничтожить «Исламское государство». Каждый год американские оружейные компании, в том числе «Lockheed Martin», получают огромную прибыль от продажи оружия таким экстремистским группам и их спонсорам.

Влияние Ирана в Ираке, Сирии и Ливане и увеличение помощи Хезболле и другим группам, поддерживаемым Исламской Республикой, растут день ото дня. Вероятно, одним из лучших вариантов уничтожения таких сил было бы строительство стены между Израилем и Ираном с помощью суннитских группировок. Фактически, в регионе наблюдается некая борьба между Ираном и их союзниками, с одной стороны, и саудовцами и западные покровители – с другой [5, с. 20].

Согласно арабской газете, вооруженные лоббисты изо всех сил стараются оказать давление на Вашингтон, чтобы последний продолжил войну с ИГИЛ для создания контролируемых беспорядков, несмотря на опасность, которую он представляет не только для Ирака, Сирии, но и для всего региона и мира [19].

Подход западных стран к терроризму и экстремизму ввел новое определение терроризма. Согласно этому определению, террористические группы, служащие интересам Соединенных Штатов и Запада, называются «умеренными террористами», а противники Запада – «радикальными террористами».

Дальнейшая эволюция ИГИЛ

Затрагивая вопрос дальнейшей эволюции ИГИЛ, важно отметить, что с момента своего создания ИГИЛ имело социальную поддержку, благодаря своей политической, интеллектуальной и культурной природе. Но сунниты прекратили поддержку группы из-за ее бесчеловечного и антирелигиозного подхода. В результате ИГИЛ потерпело военное и идеологическое поражение.

В настоящее время ИГИЛ дислоцируется в приграничных курдских районах от восточной до северо-восточной Сирии, окруженных курдами, сирийской армией и другими военными силами со всех сторон, и обладает малой маневренностью. Однако уровень трений в Ираке не только не снизился, но и растет с каждым днем. Слабость центрального правительства после 2003 года, политические разногласия, усиливающееся вмешательство зарубежных стран, экономическая слабость четко видны. Кроме того, такфиристское мышление, имеющее свои причины для распространения в Ираке, Сирии, Ливии, Нигерии, Судане, Сомали и особенно в Афганистане, используется лидерами ИГИЛ для оказания влияния в обозначенных странах. Несомненно, ИГИЛ апеллирует к религиозным, культурным, языковым, экономическим и социальным различиям. Таким образом, ИГИЛ по-прежнему пользуется материальной и духовной поддержкой лидеров племен в Ираке, региональных и международных сторонников, а также прибегает к краже и последующей продаже нефти, транзитных товаров и наркотиков.

Вопрос о выводе иностранных войск из Ирака шиитскими силами, близкими к иранскому режиму, в последние месяцы вызывает недовольство в Вашингтоне. Полагаем, это является ключом к реактивации ИГИЛ и созданию обстановки безопасности в Ираке. Следовательно, стратегия ИГИЛ после аль-Багдади не будет заключаться в том, чтобы завоевать территории, поскольку большая часть сирийской территории находится под контролем официального Дамаска, а обе иракские армии стали более сплоченными. Поэтому их деятельность в форме террористических анклавов будет основана на спорадической агрессии и постоянном страхе. Лидеры ИГИЛ будут стараться заручиться материальной и духовной поддержкой с целью доказать, что они все еще способны достичь своих целей и стремлений.

Заключение

В настоящей статье были затронуты внутренние и внешние факторы, способствовавшие созданию ИГИЛ. Сегодня экстремистские исламские движения находятся под сильным влиянием учений Ибн Таймии и его последователей, в том числе Абдула Вахаба. Задача, которую они ставят перед собой, заключается в прекращении «духовного вырождения» мусульман и избавлении от инакомыслия. Однако подобные заблуждения являются результатом неправильного, поверхностного понимания ислама. Общей характеристикой таких экстремистских групп выступает их религиозная и расовая нервозность (шиитский и иранский антисемитизм). Образ ислама, изображаемый данными салафитскими группами, является насильственным, противоречащим духу ислама. Согласно учению Пророка Мухаммада, ислам – это религия милосердия, любви, сострадания и мирного сосуществования людей, а не религия насилия и запугивания.

В политическом плане Ближний Восток также был ослаблен после длительного периода диктатуры, за которой последовало превращение ряда государства в «failed states». После 2003 года этот же вопрос стал хорошей почвой для появления терроризма. Идеи такфиристов и салафитов также оправдывали насильственные и террористические акты. Резкое поведение этих групп было предсказуемо, учитывая условия окружающей среды, экономические проблемы после падения диктаторских режимов в Ираке и Ливии. Долгосрочное присутствие и влияние Запада на судьбу народов региона в течение как минимум ста лет оказало большое влияние на рост экстремистских и террористических течений.

Американская финансовая и материально-техническая поддержка, а также наличие региональных союзников, в первую очередь Саудовской Аравии, рассматриваются как внешние стимулы появления ИГИЛ. Ваххабизм арабов через интеллектуальное питание этих течений сыграл значительную роль в создании «Исламского государства Ирака и Леванта». Продолжающиеся разногласия и разрушительные войны между мусульманами региона и создание зоны безопасности для Израиля, особенно против Ирана, могли бы стать логическим результатом. Это, вероятно, уменьшило бы влияние некоторых региональных акторов, включая Иран, Сирию и ливанскую Хезболлу, которые выступают против политики Запада, целью которой является формирование новых региональных границ с образованием небольших государств. В нефтяной отрасли доминирующие позиции занимают США. Более того, подобные войны на истощение увеличивают продажу оружия. Все это приводит к большей нестабильности, которая оправдывает большее вмешательство и влияние США.

Библиография
1.
Баконина М.С. Феномен ИГИЛ и политический дискурс ислама // Этносоциум и межнациональная культура. 2015. № 1 (79). С. 63–70.
2.
Берроуз Ф.Т. От Талибана к ИГИЛ // Вестник Дипломатической академии МИД России. Россия и мир. 2016. № 1 (7). С. 132–148.
3.
Замуруев Ф.С. ИГИЛ и кризис государственности на Ближнем Востоке // Вестник МГИМО Университета. 2015. № 5 (44). С. 245–246.
4.
Пересыпкин О.Г. Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ): идеология, структура, политика // Вестник Дипломатической академии МИД России. Россия и мир. 2015. № 1 (3). С. 49–54.
5.
Резаи Фарамани Р., Вализаде Авати К. Последствия усиления позиций ИГИЛ для Ирана // Центральная Азия и Кавказ. 2016. Т. 19. № 2. С. 19–35.
6.
Степанова Е.А. ИГИЛ и транснациональный исламистский терроризм // Пути к миру и безопасности. 2014. № 2 (47). С. 13–27.
7.
Хазов В.К., Хазов Н.К. ИГИЛ как феномен эпохи метамодерна // Актуальные проблемы гуманитарных и социально-экономических наук. 2017. Т. 11. № 4. С. 104–108.
8.
Ahmadi Hamid. Fundamentalists, Failing to Fight History // Middle East Studies Quarterly. 2001. No. 28.
9.
Al-Amin Seyed Mohsen. History, Critique of Wahhabi Beliefs and Practices / Transl. by Ibrahim Seyed Alavi. Tehran: Amir Kabir, 1997.
10.
Dekmejian Herair. Contemporary Islamic Movements in the Arab World (A Study of the Phenomenon of Islamic Fundamentalism) / Transl. by Hamid Ahmadi. Sixth Edition. Tehran: Kayhan, 2001.
11.
Gholami Reza. The History of the Modern Caliphate. Tehran: Avaye Maktoob, 2015.
12.
Ibrahim Fuad. ISIL Nostalgia for the Caliphate / Transl. by Mohammad Reza Bolverdi, Mitra Farhadi. Tehran: Andisheh Sazan Noor, 2016.
13.
Khandan Ali Asghar. History of the Modern Caliphate: Caliphate Fever: ISIS, Damascus, Al-Qaeda, Boko Haram and the Taliban in the Dawn of the 21st Century. Tehran: Shahid Motahhari Scientific and Cultural Foundation, 2015.
14.
Lutz J., Lutz B. Terrorism & Takfir: From Ancient Times to the Rise of ISIS / Transl. by Mehdi Bijani. Tehran: Andisheh Sazan Noor, 2016.
15.
McLynn I. Oxford Political Science Culture / Transl. by Hamid Ahmadi. Tehran: Nashre Mizan, 2003.
16.
McCants W. The ISIS Apocalypse: The History, Strategy, and Doomsday / Transl. by Hamed Ghadiri. Tehran: Ism, 2014.
17.
Primakov E. The World Without Russia? Tehran: IRAS, 2012.
18.
Syria war: Who benefits from its oil production? // BBC News. 21.11.2019. URL: https://www.bbc.com/news/50464561 (дата обращения: 19.02.2020)
19.
The staggering profits of weapons companies in the fight against ISIS // Irdiplomacy. 13.10.2014. URL: http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1939486 (дата обращения: 14.02.2020).
20.
Tudenhofer J. Inside IS – 10 Days in “Islamic state” / Transl. by Rahman Afshari. Tehran: Mehrandish, 2016.
21.
Zahedi Saeed. Continuous Supply. Tehran: Abed, 2015.
References (transliterated)
1.
Bakonina M.S. Fenomen IGIL i politicheskii diskurs islama // Etnosotsium i mezhnatsional'naya kul'tura. 2015. № 1 (79). S. 63–70.
2.
Berrouz F.T. Ot Talibana k IGIL // Vestnik Diplomaticheskoi akademii MID Rossii. Rossiya i mir. 2016. № 1 (7). S. 132–148.
3.
Zamuruev F.S. IGIL i krizis gosudarstvennosti na Blizhnem Vostoke // Vestnik MGIMO Universiteta. 2015. № 5 (44). S. 245–246.
4.
Peresypkin O.G. Islamskoe gosudarstvo Iraka i Levanta (IGIL): ideologiya, struktura, politika // Vestnik Diplomaticheskoi akademii MID Rossii. Rossiya i mir. 2015. № 1 (3). S. 49–54.
5.
Rezai Faramani R., Valizade Avati K. Posledstviya usileniya pozitsii IGIL dlya Irana // Tsentral'naya Aziya i Kavkaz. 2016. T. 19. № 2. S. 19–35.
6.
Stepanova E.A. IGIL i transnatsional'nyi islamistskii terrorizm // Puti k miru i bezopasnosti. 2014. № 2 (47). S. 13–27.
7.
Khazov V.K., Khazov N.K. IGIL kak fenomen epokhi metamoderna // Aktual'nye problemy gumanitarnykh i sotsial'no-ekonomicheskikh nauk. 2017. T. 11. № 4. S. 104–108.
8.
Ahmadi Hamid. Fundamentalists, Failing to Fight History // Middle East Studies Quarterly. 2001. No. 28.
9.
Al-Amin Seyed Mohsen. History, Critique of Wahhabi Beliefs and Practices / Transl. by Ibrahim Seyed Alavi. Tehran: Amir Kabir, 1997.
10.
Dekmejian Herair. Contemporary Islamic Movements in the Arab World (A Study of the Phenomenon of Islamic Fundamentalism) / Transl. by Hamid Ahmadi. Sixth Edition. Tehran: Kayhan, 2001.
11.
Gholami Reza. The History of the Modern Caliphate. Tehran: Avaye Maktoob, 2015.
12.
Ibrahim Fuad. ISIL Nostalgia for the Caliphate / Transl. by Mohammad Reza Bolverdi, Mitra Farhadi. Tehran: Andisheh Sazan Noor, 2016.
13.
Khandan Ali Asghar. History of the Modern Caliphate: Caliphate Fever: ISIS, Damascus, Al-Qaeda, Boko Haram and the Taliban in the Dawn of the 21st Century. Tehran: Shahid Motahhari Scientific and Cultural Foundation, 2015.
14.
Lutz J., Lutz B. Terrorism & Takfir: From Ancient Times to the Rise of ISIS / Transl. by Mehdi Bijani. Tehran: Andisheh Sazan Noor, 2016.
15.
McLynn I. Oxford Political Science Culture / Transl. by Hamid Ahmadi. Tehran: Nashre Mizan, 2003.
16.
McCants W. The ISIS Apocalypse: The History, Strategy, and Doomsday / Transl. by Hamed Ghadiri. Tehran: Ism, 2014.
17.
Primakov E. The World Without Russia? Tehran: IRAS, 2012.
18.
Syria war: Who benefits from its oil production? // BBC News. 21.11.2019. URL: https://www.bbc.com/news/50464561 (data obrashcheniya: 19.02.2020)
19.
The staggering profits of weapons companies in the fight against ISIS // Irdiplomacy. 13.10.2014. URL: http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1939486 (data obrashcheniya: 14.02.2020).
20.
Tudenhofer J. Inside IS – 10 Days in “Islamic state” / Transl. by Rahman Afshari. Tehran: Mehrandish, 2016.
21.
Zahedi Saeed. Continuous Supply. Tehran: Abed, 2015.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

За последние годы не только в нашей стране, но и во всем мире увеличился интерес к религиозным практикам, что во многом обусловлено происходящим на наших глазах становлением «постсекулярного общества» (Ю. Хабермас). Однако применимо к нашей стране возрастание авторитета церковных организаций связано как с преодолением атеистического курса, которого придерживалось советское руководство вплоть до конца 1980-х годов, так и с поисками той духовной идеологии, способной заменить разрушившуюся в тоже время официальную коммунистическую идеологию. В рамках изучения религиозных культов все больший интерес исследователей вызывает ислам, та религия, считавшаяся многими в конце XIX века заставшей, а на рубеже XX - XXI в. выступившей в качестве одной из альтернатив идеологии либерализма. Однако вместе с позитивными моментами развития ислама нельзя не отметит рост радикальных и экстремистских групп, которые ассоциируются с данной религией. В связи с растущей угрозой от них необходимо научной изучение не просто деятельности, но и истоков формирования тех организаций, которые представляют угрозу миру и стабильности и являются запрещёнными в разных странах.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является запрещённая в России ИГИЛ. Автор ставит своими задачами раскрыть истоки формирования данной организации, определить ее структуру, проанализировать идеологию, а также выявить источники доходов.
Работа основана на принципах объективности, анализа и синтеза, достоверности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор на основе различных материалов стремится охарактеризовать основные аспекты деятельности запрещённой в России организации ИГИЛ.
Рассматривая библиографический список статьи как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя 20 различных источников и исследований, в том числе на английском языке. Из привлекаемых автором трудов отметим работы Е.М. Примакова, О.Г. Пересыпкина, Е.А. Степановой, Ф.С. Замуруева и других, в которых рассматриваются различные аспекты ближневосточного кризиса и роста международного терроризма. Заметим, что библиография статьи обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. На наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований позволило автору раскрыть поставленные задачи.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкому кругу читателей, всех, кто интересуется проблемами национальной безопасности, в целом, так и вопросами международного терроризма, в частности. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней автором выделяется ряд разделов, в том числе введение и заключение. В начале автор определяет актуальность темы, справедливо показывает, что «терроризм и насилие были обнаружены во все времена и в разных культурах и не принадлежат какой-либо конкретной земле, религии, нации или культуре. Насилие – это метод, используемый разными группами в разных ситуациях и для разных целей». В работе отмечается, что сред причин возникновения экстремистских групп на Ближнем Востоке можно указать как на внутренние, так и на внешние факторы: «во внутреннем измерении – существование фундаменталистского и догматического мышления, иррационализма и экономических проблем; во внешнем – влияние правительств, чьи интересы заключаются в использовании обозначенных проблем». Примечательно, что как показывается в рецензируемой статье, «ИГИЛ более опасно, чем любая другая салафитская группа джихадистов, потому что его сторонники верят в глобальный джихад против всех своих противников».
Главным выводом статьи является то, что «образ ислама, изображаемый данными салафитскими группами, является насильственным, противоречащим духу ислама», при этом растущая нестабильность в регионе является выгодной для одного из ведущих геополитических игроков, США.
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в учебных курсах, так и в рамках противодействия экстремистским группам.
В то же время к статье есть замечания:
1) Крайне важно вычитать текст с точки зрения русского литературного языка. Приведём только некоторые нуждающиеся в коррекции фрагменты: «Похоже, что «Исламское государство Ирака и Леванта» только что вышло из темноты истории и какое-то время находилось в центре мировой политики»,
«Большинство из этих коренных и некоренных людей, завербованных «Исламским государством Ирака и Леванта», имеют низкий социальный уровень и неуверенны в себе. Многие люди, проживающие в европейских обществах, таких как Франция или Бельгия, были частично или изолированы», «Но есть мнение, что моджахеды действовали в соответствии со своими западными устремлениями», «Продолжающиеся разногласия и разрушительные войны между мусульманами региона и создание безопасной границы для Израиля, особенно против Ирана, могли бы стать логическим результатом» и т.д.
2) Желательно дать краткий анализ имеющейся литературы.
3) Из текста самой статьи следует убрать список литературы.
4) В заключении необходимо показать варианты дальнейшей эволюции запрещённой в России ИГИЛ, что представляется важным в условиях устранения Аль-Багдади.
5) В библиографии англоязычные источники следует привести в соответствие с требованиями ГОСТ.
При условии исправления указанных замечаний статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Конфликтология / nota bene».

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Актуальность работы, представленной на рецензию не вызывает сомнения. Сегодня религиозный терроризм занимает все большую роль среди угроз международной безопасности. Проблема ИГИЛ в последнее время несколько снизилась, но также является актуальной. Объектом исследования выбраны исламские такфиристские группы, предметом – причина возникновения ИГИЛ, как одной из религиозных террористических организаций.
Основным методом исследования автор выбрал ретроспективный отчет о зарождении и деятельности ИГИЛ.
Заслуживает внимание обращение автора к истокам салафитского движения и источникам, которые автор перечислил и охарактеризовал. Все это говорит о том, что автор достаточно хорошо владеет предметом исследования.
Однако хотелось бы увидеть в данном труде не только описательную часть, но и аналитическую, которая – отсутствует. Автор оперирует только качественными критериями оценки, что несколько снижает доказательность выводов, а также научность труда.
Стиль изложения материала достаточно хороший, но слабо аргументированный, носящий в основном обращения к опубликованным работам. Статья написана ясным языком, не перегружена узкоспециальной терминологией.
В то же время структура статьи логически выстроена слабо и не в полной мере соответствует жанру научно-исследовательской работы. В содержании статьи присутствуют и имеются смысловые разграничения. Однако не нашли отражения апелляции к оппонентам.
Используемая автором библиография достаточно объемна и современна, отражает как отечественные, так и зарубежные научные подходы к изучаемой проблеме.
Рассказывая, именно рассказывая, а не анализируя предмет исследования автор указывает на достаточно общие причины появления экстремистских исламистских групп, в частности ИГИЛ. Он пишет: «В связи с этим выделяется ряд влиятельных внутренних и внешних факторов: во внутреннем измерении – существование фундаменталистского и догматического мышления, иррационализма и экономических проблем; во внешнем – влияние правительств, чьи интересы заключаются в использовании обозначенных проблем». Трудно принять написанное за научный результат.
Далее автор обращается к истории салафизма. – это очень хорошо, но не совсем относится к предмету исследования, скорее – это объект исследования, за которым теряются конкретные источники зарождения ИГИЛ.
Несколько теряется логика и в следующем абзаце: «Некоторые считают, что ИГИЛ, как «Аль-Каида» и «Талибан», было создано для целей зарубежных стран, особенно Соединенных Штатов, при сотрудничестве и на средства некоторых региональных правительств. По их мнению, США уже давно поддерживают террористические группы. Дискуссия о современном салафитском радикализме раньше не была политической, и к концу 1980-х годов она основывалась на индивидуальных реформах, а не на джихаде и борьбе с арабскими режимами. Но в настоящее время данная тема становится все более политизированной». Неясно, кто такие некоторые и последующий скачок к дискуссии о салафизме выбивается из контекста.
Непонятен также посыл автора: «Заблуждением будет полагать, что «Исламское государство Ирака и Леванта» зародилось недавно. Триггером к его формированию стала война в Ираке». Что значит недавно и что такое давно, если зарождение ИГИЛ относится к началу нулевых годов XXI века.
Заключение работы позволяет в полной мере сделать читателю определенные выводы. Замечания выпускающего редактора: "Несмотря на некоторые недостатки, в виду высокой актуальности темы, работу рекомендуем опубликовать"
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"