Статья 'База данных бурятских родословных: основные подходы и реализация ' - журнал 'Историческая информатика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция > Редакционный совет
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Историческая информатика
Правильная ссылка на статью:

База данных бурятских родословных: основные подходы и реализация

Ринчинов Олег Сергеевич

ORCID: 0000-0003-1379-771X

кандидат физико-математических наук

ведущий научный сотрудник, Институт монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук

670047, Россия, республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6

Rinchinov Oleg Sergeevich

PhD in Physics and Mathematics

Leading research worker, Institute for Mongolian, Buddhist and Tibetan Studies of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

670047, Russia, respublika Buryatiya, g. Ulan-Ude, ul. Sakh'yanovoi, 6

o.rinchin@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Ринчинова Оюуна Санжимитуповна

ORCID: 0000-0002-5331-8798

кандидат исторических наук

научный сотрудник, Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН

670047, Россия, республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 670047, Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6, ИМБТ СО РАН

Rinchinova Oyuuna Sanzhimitupovna

PhD in History

Research Worker, Institute for Mongolian, Buddhist and Tibetan Studies of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

670047, Russia, respublika Buryatiya, g. Ulan-Ude, ul. Sakh'yanovoi, 670047, Ulan-Ude, ul. Sakh'yanovoi, 6, IMBT SO RAN

rinchinova.o@gmail.com

DOI:

10.7256/2585-7797.2021.4.36415

Дата направления статьи в редакцию:

07-09-2021


Дата публикации:

29-10-2021


Аннотация: Статья посвящена вопросам разработки базы данных архивных источников по бурятским родословным. Генеалогические знания традиционно играли огромную регулирующую роль в бурятском социуме, затрагивая такие аспекты, как административное устройство, хозяйственная деятельность, семейно-брачные отношения. Особая важность родовых отношений в социальной организации отражалась в духовной жизни, актуализируя культ предков. В условиях этнокультурного возрождения последних десятилетий возрастает общественная значимость информационных ресурсов по бурятским родословным. В фондах Центра восточных рукописей и ксилографов ИМБТ СО РАН хранится большое число материалов по этой теме, на основе которых была создана обсуждаемая база данных.    Для формирования тематической мета-коллекции архивных материалов применялись корпусные методы исследования для обработки обобщенного индекса, который был составлен из заголовков архивных дел на основе электронных каталогов коллекций ЦВРК. Для организации данных применяется методология авторитетного контроля. Онтологическая схема родословной включает категории авторитетного контроля «Род/семья», «Место», «Лицо». Это позволяет реализовать удобные для пользователя способы агрегации и визуализации данных – ГИС, иерархические деревья, социальные графы и пр., которые интегрированы в веб-приложение. Цифровизация архивных и раритетных книжных фондов способствует выявлению и формированию тематических мета-коллекций, подобных рассматриваемому в данной статье корпусу архивных источников по бурятским родословным, что открывает новые возможности для всестороннего раскрытия историко-культурного наследия.


Ключевые слова: архивные документы, мета-коллекция, бурятские родословные, авторитетные данные, ГИС, социальный граф, иерархическое дерево, база данных, род, традиционные верования

Исследование выполнено при поддержке РФФИ в рамках проекта № 18-49-030011 р_а «Исследование корпуса бурятских родословных в Центре восточных рукописей и ксилографов ИМБТ СО РАН»

Abstract: The article develops a database of archival sources covering Buryat family trees. Genealogic data were traditionally very important for Buryat society as they were linked to such aspects as administrative arrangement, economic activity and marital relations. Special importance of family relations in social organization was seen in spiritual life as it actualized the cult of ancestors. In the context of ethnocultural revival observed in the recent decades, the social significance of information resources on Buryat genealogies is increasing. The funds of the Center for Oriental Manuscripts and Xylographs of the IMBT SB RAS store a large number of materials on this topic. They were the basis the discussed database was developed on. To form a meta-collection of archival materials on this topic the authors used corpus analysis methods processing the general index formed on the basis of electronic archival cases titles of the Center for Oriental Manuscripts and Xylographs. To organize the data the methodology of authority control is applied. The ontology scheme of a family tree includes descriptive categories "Family", "Place", "Person". This makes it possible to implement user-friendly methods of data aggregation and visualization - GIS, hierarchical trees, social graphs, etc. which are integrated into a web application. Digitalization of archival and rare book funds contributes to the identification and formation of thematic meta-collections similar to the corpus of archival sources on Buryat genealogies considered in this article. This opens up new opportunities for a comprehensive disclosure of historical and cultural heritage.



Keywords:

social network analysis, GIS, authority data, Buryat lineage records, meta collection, archival documents, outline, database, kinship, traditional beliefs

Введение

В бурятском обществе традиционно велико было значение генеалогических знаний, сохранению и передаче которых в виде устных и письменных родословных придавалось большое значение. Этому служило множество факторов, связанных с историей, социальной организацией, особенностями хозяйственного уклада и духовной жизни бурятского народа.

Бурятский этнос сложился в результате обособления северных территорий расселения монголоязычных этнических групп позднего средневековья после пограничного размежевания между Российским государством и Цинской империей в конце XVII – начале XVIII вв. [1] Эти группы находились на разных уровнях общественного развития: одни из них, принимавшие меньшее участие в монгольской политической жизни постимперского периода в XIV–XVII вв., представляли собой племенные объединения и родовые общины; другие были осколками монгольских феодальных образований, распавшихся в результате коллапса монгольской государственности в XVII в. Тем не менее, основной структурной единицей в созданной царскими властями системе управления инородческим населением Байкальского региона стал «административный род» [2]. Во главе такого рода российскими властями утверждались родовые старшины или представители прежней феодальной аристократии, ему отводились определённые территории для хозяйственного освоения, гарантировалась существенная степень самоуправления. Эта «родовая» административная система в общих чертах сохранялась до рубежа XIX–XX вв., консервируя социальную организацию и общественное сознание бурятского населения.

Сохранению родового мышления способствовал хозяйственный уклад бурят, занимавшихся преимущественно кочевым скотоводством. Земли для ведения традиционного хозяйства, включая пастбища и охотничьи угодья, находились в родовой собственности [3]. В условиях роста числа членов рода и возникающих вследствие этого семейно-брачных переплетений требовались механизмы регулирования отношений в этой сфере, поэтому к родословным обращались как к авторитетным источникам.

В духовной жизни бурят было велико значение культа предков, общего для Восточной Азии. В системе традиционных верований предки оказывают покровительство своим потомкам, взамен требуя постоянной актуализации связи с ними [4]. Это происходит в результате специальных обрядов и ритуалов, которые имеют как шаманские, так и буддийские варианты. В ходе такого обряда обычно происходит вызывание духов предков по именам, а затем осуществляется реальное или символическое жертвоприношение. Знание генеалогии на несколько поколений вглубь требовалось в бурятском обществе также из-за требований экзогамии, лежащей в основе семейно-брачных отношений, чтобы гарантировать отсутствие нарушений этого принципа [5, с. 113].

Сложное переплетение факторов, подобных указанным выше, способствовало тому, что в бурятском обществе сохранялась постоянная необходимость воспроизводства и передачи генеалогических знаний. Основной формой передачи исторически являлась устная, однако, по мере распространения в бурятском обществе монгольской и, позднее, русской грамотности родословные стали фиксироваться в письменной форме. Бурятская родословная обычно представляет собой патрилинейное генеалогическое древо, нисходящее от фигуры прародителя, зачастую мифологизированного. Иногда включаются женские линии, но эта практика стала более или менее принятой не более 100 лет назад (3–­4 поколения). Глубина родословной может достигать 10–15 поколений, уходя вглубь на 300–400 лет. Часто она сопровождается родовыми легендами и преданиями, красочно живописующими деяния предков; это способствует установлению более тонкой духовной связи потомков с предками и служит своеобразным мнемоническим приемом. Знакомство с родословной обычно происходит в детском или подростковом возрасте, что напрямую влияет на формирование мировосприятия подрастающего поколения.

О глубине влияния родового мышления на традиционное мировоззрение говорят этногенетические мифы, когда в категориях родства осмысливаются связи между бурятскими этно-территориальными группами [6]. Генеалогические сюжеты встречаются в произведениях народного творчества самых разных жанров, например, в летописях, шаманских призываниях и т.д. Таким образом, генеалогические знания являются, с одной стороны, важным механизмом формирования личной самоидентификации у бурят, с другой, одним из главных способов конструирования многослойной идентичности, характерной для бурятского этноса в целом.

Коренные социальные трансформации XX в., вызванные социалистической модернизацией общественной сферы, привели к редукции традиционной бурятской культуры. Эта тенденция коснулась и генеалогии как социального института. Преемственность передачи родословных между поколениями зачастую была утрачена, поскольку в новых общественных условиях прежние способы социализации оказались мало востребованными. Ситуация изменилась после демократических реформ 1990-х гг., когда возросло общественное внимание к проблемам этнической идентичности, личностной самоидентификации, что нашло отражение в дискурсе «национального возрождения». Начали заново распространяться традиционные формы духовной жизни, в том числе шаманские варианты культа предков, требующие от просителя знания родословной. В этих условиях возросло общественное значение генеалогических знаний. Люди стали восстанавливать собственные родословные, в поисках информации обращаясь в библиотечные и архивные учреждения. Значительный объем таких материалов сконцентрирован в фондах Центра восточных рукописей и ксилографов Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук (ЦВРК ИМБТ СО РАН), где сохранены результаты многолетних усилий ученых, краеведов, энтузиастов по письменной фиксации и сохранению бурятских родословных.

Научный интерес к бурятским генеалогиям как яркому явлению традиционной бурятской культуры и общественной жизни появился на рубеже XIX–XX вв. Усилиями просветителя и краеведа М. Н. Хангалова, востоковеда Ц. Ж. Жамцарано были собраны и зафиксированы первые памятники этого жанра [7]. Последующие поколения исследователей в ходе этнографических, диалектологических, музыкально-фольклорных экспедиций существенно пополнили академические фонды генеалогическими материалами, многие из которых введены в научный оборот. Необходимо отметить деятельность в этой области С. П. Балдаева, И. Н. Мадасона, Ж. А. Зимина, Г. Н. Румянцева, Ц. Б. Цыдендамбаева, С. Б. Будаева и др. [8, 9]

Количество посетителей ЦВРК ИМБТ СО РАН, обращающихся за материалами по бурятским родословным, ежегодно достигает 300–400 человек, что свидетельствует о высокой общественной значимости и ценности генеалогических знаний в современном бурятском обществе.

Цель

В этих условиях возникла необходимость создания современной цифровой платформы для представления архивных источников по бурятским родословным в фондах ЦВРК. Нацеленный на это проект «Исследование корпуса бурятских родословных в Центре восточных рукописей и ксилографов ИМБТ СО РАН» был поддержан Российским фондом фундаментальных исследований и Министерство образования и науки Республики Бурятия (грант № 18-49-030011 р_а).

Методы

С помощью приложения MyStem (компания Яндекс) на основе заголовков дел, введенных в электронные каталоги архивных и книжных фондов ЦВРК, был сформирован нормализованный обобщенный индекс (указатель), который можно анализировать методами, применяемыми в корпусных исследованиях [10]. Поэтому основным инструментом выборки документов по теме проекта послужил автоматизированный анализ заголовков дел по следующим ключам: «род*», «генеалог*», «плем*», «кость», «предок», «потомок» и т.д. Таким образом была выявлена и описана обширная мета-коллекция источников по бурятским родословным в архивных фондах личного происхождения (личные архивные фонды, ЛАФ), общем архивном фонде, монгольских коллекциях (на старописьменном монгольском языке) ЦВРК ИМБТ СО РАН. В настоящее время в базе данных представлено 526 дел. Большинство из них многостраничные, наиболее объемные достигают нескольких сот листов. Полистовая обработка выявленного корпуса историко-этнографических источников, одним из этапов которой является высококачественное сканирование архивных документов, еще не завершена (в настоящее время обработано около 400 дел). Согласно предварительным оценкам, насчитывается более 6 тыс. отдельных родословных.

Содержательное описание выделенных документов выполняется на основе методологии авторитетного контроля (authority control), которая подразумевает индексирование документа с помощью структурированных информационных объектов, относящихся к определенным категориям [11, с. 26]. Например, для генеалогических источников используются авторитетные данные категорий «Род/семья» (названия племенных и родовых подразделений), «Место» (географические объекты – ареалы, местности, населенные пункты) [12, с. 24–25]. Авторитетные записи указанных типов создавались в ходе реализации других проектов по изучению историко-культурного наследия Байкальского региона [13, 14], а также на основе опубликованных работ [15].

Авторитетные данные формируют универсальную систему семантических метаданных, которая позволяет агрегировать первичные источники информации разными способами и предоставляет возможность создания продвинутых цифровых инструментов анализа данных. Так, разработаны визуальные инструменты предоставления доступа к материалам по бурятским родословным с помощью цифровой многослойной карты (на основе онлайнового сервиса Google Maps) и иерархического дерева родоплеменной структуры бурятского общества (Outline). Оба способа представлены в создаваемом веб-приложении «Бурятские родословные в Центре восточных рукописей и ксилографов ИМБТ СО РАН».

Одним из важных достоинств применения методологии авторитетного контроля является возможность интеграции базы данных, создаваемой в рамках данного проекта, с другими цифровыми ресурсами ЦВРК ИМБТ СО РАН, в частности, базой данных буддийских монастырей Байкальского региона и геоинформационными системами, представляющими результаты фольклорных и археографических исследований. Это формирует целостное цифровое представление историко-культурного наследия бурятского народа, доступное для широкой аудитории пользователей сети Интернет.

Описанные выше цифровые объекты интегрированы в базе данных генеалогических источников, которая выполнена на основе SQL-ориентированной реляционной модели. Она включает основную таблицу, соответствующую электронному каталогу архивных фондов ЦВРК, таблицу нормализованных заголовков архивных дел, таблицу полистового описания генеалогических источников. Определены отношения между указанными таблицами, обобщенным индексом и авторитетными записями. Каждый лист архивного документа в базе данных связан со своим сканированным цифровым изображением. Для разработки веб-приложения база данных портирована в СУБД Oracle MySQL.

Результаты и обсуждение

Распределение выявленных материалов по бурятским родословным в фондах ЦВРК приведено в таблице 1.

Таблица 1

Распределение выявленных материалов по родословным в фондах ЦВРК ИМБТ СО РАН

Название фонда

Кол-во дел

Балдаев С.П. (ЛАФ № 36)

144

Зимин Ж.А. (ЛАФ № 26)

125

Мадасон И.Н. (ЛАФ № 18)

119

Баторов П.П. (ЛАФ № 14)

38

Румянцев Н. (ЛАФ № 17)

32

Mongolica I

14

Герасимова К.М. (ЛАФ № 41)

11

Общий архивный фонд (ОАФ)

9

Базаржапов Д.Б. (ЛАФ № 21)

5

Балданжапов П.Б. (ЛАФ № 29)

4

Бертагаев Т.А. (ЛАФ № 22)

4

Хороших П.П. (ЛАФ № 20)

4

Лубсанов Д.Д. (ЛАФ № 40)

3

Хангалов М.Н. (ЛАФ № 4)

3

Элиасов Л.Е. (ЛАФ № 19)

3

Хамаев Ц-Д.Х. (ЛАФ № 43)

2

Бамбаев Б.Б. (ЛАФ № 11)

1

Бороев М.Б. (ЛАФ № 12)

1

Дандарон Б.Д. (ЛАФ № 33)

1

Жамцарано Ц.Ц. (ЛАФ № 6)

1

Mongolica III

1

Цыбиков Ц. (ЛАФ № 5)

1

ВСЕГО

526

Каждый представленный в базе данных документ атрибутирован по географической привязке (объекты авторитетного контроля типа «Место»), родоплеменному признаку (объекты авторитетного контроля типа «Род/семья»), персонам, связанным с данным источником (объекты авторитетного контроля типа «Лицо»). Ввиду обширности первоисточников и трудоемкости их исследования, глубина полистовой обработки документов по категории объектов «Лицо» в настоящее время невелика, поскольку, как было сказано выше, родословная может насчитывать более 10 поколений и включать сотни имен. В дальнейшем предполагается наращивание ввода данных, чтобы обеспечить максимально широкую область поиска релевантной информации.

Эти категории организации данных в полной мере раскрывают поисковые стратегии посетителей ЦВРК. Большинство из них запрашивают выборку документов по месту обитания предков, вторым по частоте является запрос по роду или племени.

Наиболее частотные элементы авторитетного контроля по категориям «Род/семья» и «Место» приведены в табл. 2 и табл. 3.

Таблица 3

Количество дел в базе данных по наиболее частотным объектам авторитетного контроля категории «Род/семья»

Элемент указателя

Кол-во дел

Категория авторитетного контроля

Тип (атрибут)

Булагат

13

род

племя

Хонгодор

9

род

племя

Готольский

8

род

род

Хори

8

род

племя

Хородут

8

род

род

Шоно

6

род

род

Эхирит

6

род

племя

Шаралдай

5

род

род

Галзууд

4

род

род

Харанутский

4

род

род

Шаралдаевский

4

род

род

Эхиритский

4

род

племя

Алагуевский

3

род

род

Ашабагатский

3

род

род

Буровский

3

род

род

Готол

3

род

род

Хоринский

14

род? / место?

племя / ареал

эхирит-булагатский

5

род? / место?

племенное объединение/ ареал

Таблица 3

Количество дел в базе данных по наиболее частотным объектам авторитетного контроля категории «Место»

Элемент указателя

Кол-во дел

Категория авторитетного контроля

Тип (атрибут)

Аларский

29

место

ареал

Иркутский

19

место

ареал

Баргузинский

10

место

ареал

Аларь

9

место

местность

Селенгинский

9

место

ареал

Верхоленский

7

место

ареал

Балаганский

6

место

ареал

Нукутский

6

место

ареал

Окинский

6

место

ареал

Осинский

6

место

ареал

Джидинский

5

место

ареал

Кабанский

5

место

ареал

Тарасинский

5

место

местность

Агинский

4

место

ареал

Забайкальский

4

место

ареал

Закаменский

4

Место

ареал

Кудинский

4

Место

ареал

Хохорск

4

Место

населенный пункт

Эрхэдэй

4

место

населенный пункт

Бичурский

3

место

ареал

Боханский

3

место

ареал

Западный

3

место

ареал

Хоринский

14

род? / место?

племя / ареал

эхирит-булагатский

5

род? / место?

племенное объединение/ ареал

Таким образом, база данных бурятских родословных предоставляет ценную информацию об особенностях традиционной социальной организации бурятского общества. По географическому распределению родословных, отображаемому в том числе на цифровой карте, можно судить о степени развития этой традиции (или, скорее, сохранности в 1930–1960-х гг., когда проводились основные полевые исследования) среди этно-территориальных групп бурятского населения в Байкальском регионе.

В то же время требует более адекватного представления родоплеменная структура бурятского общества. Реализованная в настоящее время древовидная схема не всегда учитывает сложный характер отношений между родовыми, племенными, территориальными группами бурятского населения. Очевидно, что необходимо применять более сложные методы математического моделирования. В настоящее время исследуется релевантность методов SNA (Social Networks Analysis) для решения этой задачи [16].

Выводы

Цифровизация архивных и раритетных книжных фондов Центра восточных рукописей и ксилографов ИМБТ СО РАН способствует выявлению и формированию тематических мета-коллекций, подобных рассматриваемому в данной статье корпусу архивных источников по бурятским родословным, которые позволяют с разных сторон раскрыть богатейшее историко-культурное наследие Байкальского региона и его традиционную культуру. Применение цифровых инструментов анализа данных, построенных на основе корпусных методов, существенно облегчает эту задачу, позволяя в значительной степени выполнять ее в автоматизированном режиме. Использование методологии авторитетного контроля для семантического метаописания коллекции материалов по родословным, с одной стороны, дает мощный инструмент агрегации данных по любой из применяемых категорий авторитетных данных, с другой –связывает ее с другими цифровыми ресурсами, создаваемыми в ЦВРК, которые формируют интегрированное представление историко-культурного наследия Байкальского региона. В ходе реализации проекта разработаны общая методология, построенная на указанных выше цифровых технологиях, и удобные визуальные инструменты, позволяющие существенно интенсифицировать исследовательскую деятельность в этой области.

Библиография
1.
Севостьянова Е.В., Скобина Е.А. Делимитация российско-китайской границы в период с XVI века до 1917 года // Genesis: исторические исследования. – 2018. – № 5. – С. 19-31.
2.
Скрынникова Т. Д. Функции рода у бурят (конец XIX–XX вв.) // Новый исторический вестник. – 2010. – № 4 (26). – С. 11-18.
3.
Жалсанова Б. Ц., Курас Л. В. Имущественное право бурят в XIX-начале XX вв. // Сибирский юридический вестник. – 2017. – № 4 (79). – С. 11-17.
4.
Цыденов Энхэ Мункоевич Культ предков в современном бурятском шаманизме // Вестник БГУ. – 2011. – № 8. – С. 246-250.
5.
Галданова Г. Р. Свадебная и погребально-поминальная обрядность: социальные и мировоззренческие аспекты // Обряды в традиционной культуре бурят. – М.: Восточная литература, 2002. – С. 110-156.
6.
Бороноева Д. Ц. Комбинации эпонимов и этнические границы в бурятской мифологической традиции // Вестник Бурятского государственного университета. – 2009. – № 6. – С. 340-344.
7.
Хангалов М. Н. Собрание сочинений в 3 т. Т. III. / Под ред. Г. Н. Румянцева. – Улан-Удэ: Изд-во ОАО «Республиканская типография», 2004. – 312 с.: ил.
8.
Балдаев С. П. Родословные предания и легенды бурят / отв. ред. и сост. Т. Е. Санжиева; научн. ред. А. И. Уланов, Т. Е. Санжиева / С. П. Балдаев. – Улан-Удэ: Из-во НоваПринт, 2019. – 720 с.
9.
Цыдендамбаев Ц. Б. Бурятские исторические хроники и родословные. – Улан-Удэ, 1972. – 662 с.
10.
Segalovich, Ilya. A fast morphological algorithm with unknown word guessing induced by a dictionary for a web search engine / I. Segalovich // Proceedings of the International Conference on Machine Learning; Models, Technologies and Applications. MLMTA'03. – Las Vegas. – 2003. – P. 273-280.
11.
Стегаева М.В. Каталогизация в цифровую эпоху: практика Президентской библиотеки им. Б. Н. Ельцина // Научные и технические библиотеки. – 2020. – № 2. – С. 24-38.
12.
Функциональные требования к авторитетным данным: концептуальная модель: заключительный отчет, декабрь 2008 / под ред. Гленна Е. Патона, пер. с англ. О.А. Лаврёновой. – Санкт-Петербург: Российская национальная библиотека, 2011. – 115 с.: илл., граф.
13.
Дашиева Л.Д., Ринчинов О.С., Раднаев И.Ж. Бурятские улигеры в цифровом пространстве // Музыковедение. — 2015. — № 1. — С. 42–50.
14.
Базаров А.А., Ринчинов О.С. Буддийская книжная повседневность Бурятии: геоинформационные подходы к реконструкции культурного явления // Библиосфера. — 2016. — № 1. — С. 11–18.
15.
Нанзатов Б. З. Иркутские буряты в XIX веке: этнический состав и расселение: моногр. / отв. ред. П. Б. Коновалов. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2018. – 224 с.
16.
Martino, Francesco & Spoto, Andrea. Social Network Analysis: A brief theoretical review and further perspectives in the study of Information Technology // PsychNology Journal. – 2006. – No 4. – Pp. 53-86.
References
1.
Sevost'yanova E.V., Skobina E.A. Delimitatsiya rossiisko-kitaiskoi granitsy v period s XVI veka do 1917 goda // Genesis: istoricheskie issledovaniya. – 2018. – № 5. – S. 19-31.
2.
Skrynnikova T. D. Funktsii roda u buryat (konets XIX–XX vv.) // Novyi istoricheskii vestnik. – 2010. – № 4 (26). – S. 11-18.
3.
Zhalsanova B. Ts., Kuras L. V. Imushchestvennoe pravo buryat v XIX-nachale XX vv. // Sibirskii yuridicheskii vestnik. – 2017. – № 4 (79). – S. 11-17.
4.
Tsydenov Enkhe Munkoevich Kul't predkov v sovremennom buryatskom shamanizme // Vestnik BGU. – 2011. – № 8. – S. 246-250.
5.
Galdanova G. R. Svadebnaya i pogrebal'no-pominal'naya obryadnost': sotsial'nye i mirovozzrencheskie aspekty // Obryady v traditsionnoi kul'ture buryat. – M.: Vostochnaya literatura, 2002. – S. 110-156.
6.
Boronoeva D. Ts. Kombinatsii eponimov i etnicheskie granitsy v buryatskoi mifologicheskoi traditsii // Vestnik Buryatskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2009. – № 6. – S. 340-344.
7.
Khangalov M. N. Sobranie sochinenii v 3 t. T. III. / Pod red. G. N. Rumyantseva. – Ulan-Ude: Izd-vo OAO «Respublikanskaya tipografiya», 2004. – 312 s.: il.
8.
Baldaev S. P. Rodoslovnye predaniya i legendy buryat / otv. red. i sost. T. E. Sanzhieva; nauchn. red. A. I. Ulanov, T. E. Sanzhieva / S. P. Baldaev. – Ulan-Ude: Iz-vo NovaPrint, 2019. – 720 s.
9.
Tsydendambaev Ts. B. Buryatskie istoricheskie khroniki i rodoslovnye. – Ulan-Ude, 1972. – 662 s.
10.
Segalovich, Ilya. A fast morphological algorithm with unknown word guessing induced by a dictionary for a web search engine / I. Segalovich // Proceedings of the International Conference on Machine Learning; Models, Technologies and Applications. MLMTA'03. – Las Vegas. – 2003. – P. 273-280.
11.
Stegaeva M.V. Katalogizatsiya v tsifrovuyu epokhu: praktika Prezidentskoi biblioteki im. B. N. El'tsina // Nauchnye i tekhnicheskie biblioteki. – 2020. – № 2. – S. 24-38.
12.
Funktsional'nye trebovaniya k avtoritetnym dannym: kontseptual'naya model': zaklyuchitel'nyi otchet, dekabr' 2008 / pod red. Glenna E. Patona, per. s angl. O.A. Lavrenovoi. – Sankt-Peterburg: Rossiiskaya natsional'naya biblioteka, 2011. – 115 s.: ill., graf.
13.
Dashieva L.D., Rinchinov O.S., Radnaev I.Zh. Buryatskie uligery v tsifrovom prostranstve // Muzykovedenie. — 2015. — № 1. — S. 42–50.
14.
Bazarov A.A., Rinchinov O.S. Buddiiskaya knizhnaya povsednevnost' Buryatii: geoinformatsionnye podkhody k rekonstruktsii kul'turnogo yavleniya // Bibliosfera. — 2016. — № 1. — S. 11–18.
15.
Nanzatov B. Z. Irkutskie buryaty v XIX veke: etnicheskii sostav i rasselenie: monogr. / otv. red. P. B. Konovalov. – Ulan-Ude: Izd-vo BNTs SO RAN, 2018. – 224 s.
16.
Martino, Francesco & Spoto, Andrea. Social Network Analysis: A brief theoretical review and further perspectives in the study of Information Technology // PsychNology Journal. – 2006. – No 4. – Pp. 53-86.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья посвящена изучению генеалогии бурятских родов, изложенной в многочисленных письменных памятниках и вызывающей большой интерес общественности, в том числе научной, что свидетельствует о ее высокой ценности. Автор(-ы) сосредоточился на создании современной цифровой платформы для представления архивных источников, содержащих указанную информацию.
Статья носит, преимущественно, методическую направленность. Анализ методологической базы показывает, что можно говорить о ее междисциплинарном характере, представлен синтез методов и подходов архивной эвристики, исторического исследования, а также лингвистический анализ и некоторые подходы документалистики.
Актуальность представленных материалов связана с введением в научный оборот новой информации, связанной с цифровой трансформацией подходов к поиску и анализу архивной генеалогической информации, а также с созданием конкретного цифрового продукта.
Этими же обстоятельствами определяется и научная новизна статьи – новые методы и подходы внедряются в сферу, которая дает хороший импульс для историко-генеалогических исследований и, пожалуй, обогащает возможности исторических исследований в целом.
Статья хорошо выстроена структурно с точки зрения логики самого исследования и изложения его методики и результатов. Введение знакомит читателя со спецификой проблематики бурятской генеалогии и научным и общественным значением ее изучения. Далее ставится цель работы, после чего начинается изложение методики исследования. Отмечается, что полная обработка корпуса источников еще не закончена, но сделана бОльшая ее часть, несложный подсчет показывает, что это примерно три четверти от общего объема, всего выявлено свыше 6 тыс. родословных. Далее излагаются основные результаты проделанного исследования, приводятся таблицы по архивным фондам, родам и географическому распределению родословных. В заключении делаются выводы о значении цифровых технологий изучения и представления архивного материала, позволяющих раскрыть традиционную культуру Байкальского региона и интегрировать знание об историко-культурном наследии, предоставляя возможности для интенсификации исследовательской работы. Статья написана хорошим языком и стилем.
Библиография статьи в целом представляется достаточной по объему и представительной по содержанию для понимания изложенного в статье исследовательского материала.
Дискуссионные вопросы в статье не затрагиваются в силу ее общей методической направленности.
Статья представляет большой интерес для читателей журнала, в который она представлена, ее содержание и направленность полностью соответствуют формату журнала и, безусловно, вызовут адекватный интерес научной общественности. Однако до публикации статьи желательна некоторая, сравнительно небольшая, ее доработка. Речь идет о разделе «Методы». Его стоит расширить по содержанию и несколько увеличить по объему. Прежде всего это связано с тем, что основная аудитория журнала представляет собой людей, ориентированных на исторические исследования. Поэтому необходимо несколько более подробно представить особенности лингвистического анализа, в частности, объяснить терминологию, например, содержание понятия «авторитетный контроль». Кроме того, в заголовок статьи вынесен термин «база данных», однако само представление о характере этой базы, ее структуре и среде реализации в ходе чтения статьи не складывается. В тексте есть также небольшое количество опечаток, которые стоит устранить. Следует, в частности, убрать точки из названий разделов статьи. После устранения указанных замечаний статья может быть немедленно опубликована.
Замечания главного редактора от 26.10.2021 : "Автор в полной мере учел замечания рецензентов и исправил статью. Доработанная статья рекомендуется к публикации"
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"