Статья 'Виртуальная 3D-реконструкция интерьеров подмосковных усадеб XVIII – начала XX веков: парадные интерьеры усадебного комплекса Никольское-Урюпино' - журнал 'Историческая информатика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция > Редакционный совет
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Историческая информатика
Правильная ссылка на статью:

Виртуальная 3D-реконструкция интерьеров подмосковных усадеб XVIII – начала XX веков: парадные интерьеры усадебного комплекса Никольское-Урюпино

Маландина Татьяна Владимировна

магистр истории, выпускница кафедры исторической информатики Исторического факультета Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова

119192, Россия, г. Москва, ул. Ломоносовский Проспект, 27, корпус 4

Malandina Tatiana Vladimirovna

Master of arts in history, graduate of the Historical Information Science Department, History Faculty, Lomonosov Moscow State University

119192, Russia, g. Moscow, ul. Lomonosovskii Prospekt, 27, korpus 4

malandinatanya@gmail.com

DOI:

10.7256/2585-7797.2021.2.36029

Дата направления статьи в редакцию:

29-06-2021


Дата публикации:

13-07-2021


Аннотация: Исторические интерьеры усадебных комплексов как одна из основных форм пространственной организации жизни в Российской империи XVIII — начала XX вв. являются уникальными историческими памятниками, которые содержат в себе симбиоз общественного и индивидуального, воплотившегося в повседневной жизни привилегированных сословий Российской империи. Стилистически и композиционно самобытные интерьеры усадеб подмосковного региона занимают особое место, все больше привлекая внимание исследователей русской истории и культуры. Тем не менее сегодня большинство усадебных комплексов Подмосковья находятся в руинированном состоянии, а их интерьеры полностью утрачены. Новейшие компьютерные технологии создают уникальные возможности для виртуальной 3D-реконструкции усадебных интерьеров и их дальнейшего сохранения. В статье приведена обобщенная автором типология интерьеров подмосковных усадебных комплексов XVIII — начала XX вв., освещена специфика трансформации внутреннего убранства усадеб в рамках основных периодов развития классической усадебной культуры Российской империи. Подробно рассмотрен тип парадного интерьера на примере истории убранства усадебного комплекса Никольское-Урюпино (Московская область, городской округ Красногорск). Разработана виртуальная 3D-реконструкция помещений Главного здания и Белого домика, созданная на основе сформированной автором обширной базе визуальных и текстовых источников. Практическим результатом работы является трехмерная реконструкция основных парадных комнат усадебного комплекса, выполненная технологиями 3D-моделирования и визуализации пакета компьютерных программ (Autodesk 3DsMax, Corona Renderer). Исследование проводилось в рамках сотрудничества с Центральным государственным архивом Московской области.


Ключевые слова: исторические интерьеры, виртуальная реконструкция, усадьба, усадьба Никольское-Урюпино, Московская область, Autodesk 3DsMax, культурное наследие, дворянство, трехмерное моделирования, оцифровка культурного наследия

Abstract: Historical interiors of manor complexes as one of the main forms of spatial organization of life in the Russian Empire in the 18th – early 20th centuries are unique historical monuments that unite both social and individual elements charactering everyday life of the privileged classes of the Russian Empire. Stylistically and compositionally, historical interiors of Moscow Oblast manor complexes have a special place increasingly attracting the attention of Russian history and culture researchers. However, today most of Moscow Oblast manor complexes are ruined and their interiors are completely lost. The latest computer technologies grant unique opportunities for their virtual 3D-reconstruction and further preservation. The article generalizes types of interiors of Moscow Oblast manor complexes of the 18th – early 20th centuries and describes the transformation of t interiors throughout the main periods of classical manor complex culture development. The author clarifies a ceremonial interior type by the example of Nikol’skoe-Uryupino manor (Krasnogorsk district, Moscow region, Russia) and reconstructs the interiors in the Main Building and the White House by collecting an extensive database of visual and textual historical sources. The result of this work is 3D-reconstruction of the main ceremonial interiors of Nikol’skoe-Uryupino manor made in Autodesk 3DsMax and visualized in Corona Renderer software. The research was conducted in collaboration with the Central State Archive of Moscow Oblast.



Keywords:

cultural heritage, Autodesk 3DsMax, Moscow Region, Nikol’skoe-Uryupino ex-manor, manor, virtual reconstruction, historical interiors, nobility, 3D-modelling, digitization of cultural heritage

Введение

Интерьер – композиция внутреннего пространства здания, которая имеет две основные составляющие: архитектурную и художественную. Архитектурная конструктивная основа – пол, стены, потолок – обладает относительно высоким уровнем стабильности, так как реже и сложнее подвергается переделке, в то время как художественная составляющая, представленная меблировкой, предметами искусства и др., отличается подвижностью и изменчивостью, которые зачастую проявляются в высокой степени эклектичности.

Исторические интерьеры усадебных комплексов как одна из основных форм пространственной организации жизни в Российской империи XVIII — начала XX вв. содержат в себе симбиоз общественного и индивидуального, воплотившегося в повседневной жизни привилегированных сословий Российской империи и трансформировавшегося в зависимости от влияния спектра факторов политического, социально-экономического и культурного характера.

Усадьбы подмосковного региона занимают особое место. Им были часто свойственны многообразие композиционных решений и стилистическая самобытность интерьеров, проявлявшейся в особой специфике организации пространства, которая характеризуется уютом и интимностью, связанными в том числе с сочетанием в них как дорогих заграничных предметов мебели и произведений изобразительного искусства, скульптуры, так и многочисленных копий, созданных крепостными мастерами согласно европейским образцам, однако неизменно хранящих характерный отпечаток их работы [1, с. 38].

Цель данного исследования заключается, во-первых, в выявлении основных критериев типологизации подмосковных усадебных интерьеров как одного из ключевых элементов усадебного комплекса на основе признанных в историографии типологий усадебных комплексов XVIII — начала XX вв., во-вторых, в создании виртуальной 3D-реконструкции интерьеров «парадного» типа на примере одной из знаковых подмосковных усадеб XVIII — начала XX вв. – Никольского-Урюпино.

Важно подчеркнуть, что вопросы изучения и реконструкции утраченного внутреннего убранства усадеб в контексте их физической реставрации глубоко разрабатывались в рамках экспозиционно-выставочной деятельности музеев, для которых часто характерно создание ансамблевых экспозиций (например, демонстрация фрагментов жилого интерьера той или иной эпохи), еще с конца XIX в. показавших себя как одна из наиболее аттрактивных форм демонстрации исторических памятников.

Поскольку не всегда представляется возможным музеефицировать сохранившиеся подлинные бытовые комплексы или разместить их в стенах музея, в этом случае применяется прием, получивший название «музейной реконструкции» [2]. Фактически речь идет о демонстрации комплекса различных предметов из фондов музея, собранных согласно историческим данным воедино, в виде условного «интерьера», который может передавать обстановку конкретного помещения либо быть своего рода собирательным образом типичных для своего времени помещений.

Сегодня утраченные интерьеры усадеб могут быть восстановлены не только традиционными методами музейной реконструкции, но и посредством новейших компьютерных технологий, которые создают уникальные возможности для их виртуальной реконструкции и дальнейшего сохранения. Принципиально важным является то, что они позволяют создать научно обоснованную виртуальную 3D-реконструкцию внутренней пространственной среды и проводить эксперименты по работе с объектами исследования без непосредственного контакта с хрупкими материалами [3].

Усадебный комплекс Никольское-Урюпино в качестве центрального объекта исследования по виртуальной 3D-реконструкции подмосковных усадебных интерьеров был выбран не случайно. Во-первых, усадьба, обладая богатой историей, связанной с целым рядом знатных боярских и дворянских фамилий (Одоевские, Долгоруковы, Кайсаровы), в конце XVIII – начале XX в. становится родовым гнездом князей Голицыных ветви «Михайловичей». На примере усадьбы можно проследить процесс формирования одного из основных типовых интерьеров подмосковных усадеб – парадного, который в Никольском-Урюпино имеет как типологически общие черты, свойственные многим усадьбам XVIII — начала XX вв., так и свои специфические особенности. Во-вторых, на сегодняшний день сам усадебный комплекс постигла судьба сотен других подмосковных усадеб – ее постройки находятся в запустении, многие здания в руинированном состоянии, а интерьер помещений практически полностью утрачен.

В первой части статьи дана хронология развития классической усадебной культуры в Российской империи XVIII — начала XX вв. и предложена обобщающая типология усадебных интерьеров данного периода. Вторая часть включает характеристику парадных интерьеров подмосковного усадебного комплекса Никольское-Урюпино. В третьей части статьи описывается источниковая база, методы и технологии, а также процесс моделирования и визуализации результатов 3D-реконструкции парадных интерьеров Никольского-Урюпино.

Интерьер подмосковной дворянской усадьбы XVIII–XIX вв. как объект историко-культурного наследия: типологический аспект

Безусловно проблематика построения типологизации интерьеров усадебных комплексов в историографии изучается очень широко.

Уже в дореволюционной историографии формировались различные оценки процесса пространственного, стилистического, художественно-бытового развития усадебных комплексов [4, 5]. Тем не менее появлением крупных обобщающих работ по специфике именно подмосковных усадеб характеризуется советский период. Вопросы изучения и типологизации устройства усадеб и их убранства в рамках всего периода подъема, расцвета и постреформенных модификаций классической усадьбы рассматривались в работах ряда известных исследователей – С. А. Торопова [6], Н. Я. Тихомирова [7], М. А. Ильина [8], А. М. Анфимова [9], Р. М. Байбуровой [10] и др.

Современный период в историографии характеризуется как еще более обширными обобщениями материала по истории усадебной культуры, так и углублением специализации в рамках различных аспектов классификации усадебных комплексов и их интерьеров в работах историков, искусствоведов, архитекторов и культурологов [1, 11–14].

Прослеживая истоки формирования усадебной культуры, исследователи выделяют несколько ключевых этапов в формировании, развитии и преобразовании этого направления организации среды обитания человека на протяжении XVIII — начала XX вв., рассматривая каждый их них как относительно самостоятельный раздел исторического и искусствоведческого анализа.

1. Первая половина XVIII в. – начало формирования подмосковных усадебных комплексов «художественного» типа.

В течение данного периода под Москвой строительство усадебных комплексов приобретает ряд новых внешних и внутренних форм, которые были обусловлены как социокультурными и экономическими изменениями, так и особенностями политических процессов, разворачивавшимися в Российской империи, начиная с правления Петра I. Многие из этих тенденций были обусловлены заимствованием из европейских аналогов, приобретавшим свои особенные черты на национальной почве; они усиливались в течение всего XVIII века, особенно это заметно в правление Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны. Это время активного развития, нового архитектурного стиля – барокко, который был наиболее прогрессивным для своего времени и наиболее полно отвечал потребностям в самовыражении богатого дворянства. Постепенно начинает меняться планировка усадеб: в них появляются черты регулярной застройки, а также происходит окончательное разделение двух отдельных пространства хозяйственной части и жилой части усадьбы. Важно подчеркнуть, что жилая часть получила новые функции – эстетические, поэтому ко второй ко второй половине XVIII века интерьеры дворянских усадебных комплексов стали все больше отражать новый образ жизни дворянства, становясь более презентабельными. Стоит отметить, что дворянство средней руки и бедное дворянство в меньшей степени перенимало новые тенденции в архитектуре и интерьерах, хотя старалось ориентироваться на новые модные образцы по мере возможностей.

2. Вторая половина XVIII – первая половина XIX вв. – «золотой век» русской усадьбы.

«Золотой век» русской усадьбы – эпоха высокого расцвета усадебной архитектуры Подмосковья. Именно в этот период, когда в руках отдельных сановников и дворян-помещиков постепенно сосредоточились обширные земельные владения близ Москвы, особенно широкого развития достигло строительство подмосковных усадебных комплексов: было построено заново или перестроено большое число усадебных помещичьих дворов, служебных построек, парковых зданий, образующих вместе с парками, садами целостные архитектурные ансамбли. Усадьба являлась автономным явлением, присущим всем категориям дворянства и отличалась разнообразием форм.

Общепринятые типологизации дворянских подмосковных усадебных комплексов относятся в первую очередь именно к этому периоду и содержат такие критерии как местоположение относительно столичного и московского регионов, степень знатности и величина доходов владельцев, функциональные особенности конкретных усадеб и т. д. Во внутреннем убранстве влияние этих факторов отражалось в различном соотношении парадных и «непарадных» (жилых, хозяйственных и др.) помещений в рамках отдельного усадебного комплекса, богатстве обстановки и степени ее соответствия модным веяниям эпохи.

С точки зрения истории архитектуры вторая половина XVIII – начала XIX вв. характеризуется строительством усадебных комплексов и реализацией в них интерьерных решений в стиле классицизма, к которому в течение первой половины XIX в. начинают постепенно в процессе внутренних перепланировок, добавляться другие стили (псевдоготика, помпейский, мавританский и т. д.). Все это способствовало появлению эклектических тенденций в организации интерьеров.

3. 1862–1917 гг. – трансформация усадьбы в пореформенное время.

Великие реформы 1860 – 1870-х гг. оказали существенное воздействие на все стороны жизни различных сословий Российской империи, что не могло не коснуться и функционирования дворянских усадебных комплексов.

Крестьянская реформа 1861 года лишила дворянство главной из его привилегий – права владеть землей с крепостными крестьянами, а это повлекло в свою очередь лишение главного источника дохода всей дворянской семьи.

Таким образом процесс дальнейшего развития дворянской усадьбы со второй половины XIX в. пошел в двух направлениях. Во-первых, многие помещики, лишившись возможности почти безвозмездно пользоваться трудом крепостных крестьян, часто разорялись и были вынуждены продавать свои усадьбы (в основном представителям других сословий). Во-вторых, усадебные хозяйства могли оставаться в руках хозяев-дворян, которые либо переориентировали и развивали экономический потенциал своих усадеб, либо обрекали их на медленное угасание, так как зачастую были не готовы к переменам.

Под влиянием социально-экономических преобразований второй половины XIX — начала XX вв. усадебная жизнь становится более разнообразной, что явилось причиной формирования более разветвленной типологии усадеб и их внутреннего убранства. Усадьба перестает быть элитарной принадлежностью дворянства и переходит в руки представителей других сословий, появляются новые типы усадьбы, в которых происходил постоянный культурный диалог, обмен мнениями, шел постоянный творческий поиск новых форм организации внутренних усадебных пространств. При этом в старых дворянских усадьбах строящиеся здания решались в классицистическом стиле и в стиле эклектики, а во вновь построенных усадьбах сооружения возводились в стилях эклектики и модерна.

Тем не менее в рамках обозначенных этапов развития усадебной культуры в Российской империи проведенный историографический анализ принятых в науке классификаций усадеб и их интерьеров показал, что вне зависимости от типа усадебного строительства и достатка или знатности владельцев, в классическом усадебном комплексе сформировалось разделение всех зданий и внутренних помещений усадьбы на четыре основных типа:

1. Парадные, предназначенные для приемов гостей, проведения балов и выполнявшие репрезентативную функцию;

2. Полупарадные – помещения двойного назначения (как репрезентативного, так и жилого);

3. Жилые;

4. Хозяйственные.

В данной работе подробно рассматривается и реконструируется методами виртуальной 3D-реконструкции первый парадный тип усадебного интерьера.

Подмосковные усадебные интерьеры «парадного» типа усадьбы Никольское-Урюпино

Первоначальный внешний и внутренний облик основных построек усадебного комплекса Никольское-Урюпино был сформирован в конце XVIII – начале XIX вв., когда с продажей Архангельского именно это имение приобретает статус основной резиденции семейства князей Голицыных родовой ветви «Михайловичей».

Для того, чтобы оценить характер парадных интерьеров этого усадебного комплекса, необходимо обратиться к внутреннему убранству двух его главных зданий, просуществовавших в практически неизменном виде на протяжении всего периода проживания там Голицыных с начала XIX в. до 1918 г., – Белому домику и Главному дому. Анализ внутреннего убранства производился автором исследования на основе текстовых источников конца XIX – первой четверти XX вв.

Белый домик — наиболее ценный в архитектурном отношении памятник Никольского-Урюпино. Здание Белого домика построено Николаем Алексеевичем Голицыным спустя четыре года после покупки имения у князя В. С. Долгорукого – в 1780 г. Голицыну не было тогда особой необходимости заводить дом в Никольском, так как рядом в Архангельском находилась его главная усадьба. Однако он все же выстроил этот небольшой летний павильон парадного назначения, что было, вероятно, сделано из желания украсить новое владение: кто бы ни писал об этом архитектурном памятнике, все отзывались о нем с восторгом. С. А. Торопов, видевший интерьеры Белого домика, в начале 1920-х гг., не зря назвал его «подмосковным Трианоном» [6, с. 18].

Отделка и интерьеры Белого домика соответствовали радостному, светлому впечатлению, которое создают его легкие и изящные фасады.

Особенно выдающимся является центральное помещение Белого домика – Золотой зал. Небольшой по площади, он кажется гораздо большим, благодаря умелому художественному расположению отдельных архитектурных частей. Во всю длину его идут широкие пролеты окон; масса света, заливающего отсюда зал, так скрадывает размеры больших нарядных колонн, что поставленные посредине у балконной двери, они не только не давят на весь объем комнаты, но служат как бы органическим переходом зала во вне, из-под кровли дома. Противоположная окнам стена расчленена пилястрами [15, с. 89]. Свод также искусственно увеличен: роспись плафона, повторяя нарядный лепной орнамент стены, расширяет в общем впечатлении свод до капителей пилястр.

Особую культурно-историческую и художественную ценность представляет фресковая орнаментика – гризайль по золоту, богато заполняющая стены, развертывающаяся во фризах и в сводчатой части плафона. Известно лишь, что изнутри здание расписывалось крепостными мастерами по изданным рисункам Буше и Саламбие [16, с. 61]. Они были обнаружены в библиотеке Голицыных, и на них сохранились следы карандашной сетки – свидетельство того, что их в масштабе переносили на стены и плафоны.

В других комнатах уже нет того парадного величия и пышности зала, но зато их уют и интимная обстановка соединены с редким красочным изяществом орнаментов, лепнины и росписей. Карнизы, наличники окон и дверей покрывает искусная резьба, а росписи плафонов «в характере офранцуженной слегка Помпеи» [17, с. 51], представляют собой уникальные произведения изобразительного искусства.

Что касается мебели, то большая часть обстановки была взята отсюда в 1811 г. в Главный дом. К началу XX в. несколько предметов-копий с французских и голландских образцов, исполненных неизвестным мастером, скорее всего работавшим в мебельной мастерской Архангельского, и старый музыкальный ящик XVIII в., исчерпывали практически все убранство.

К сожалению, об архитекторах, создавших проект Белого домика известно очень мало. Многие авторы приписывают авторство французу Жан-Жакобу Герну, который как раз в это время должен был работать в Архангельском для того же Н.А. Голицына, но так как не сохранилось старых чертежей или проекта домика, нельзя говорить об этом с полной уверенностью.

Главный дом был построен на территории усадьбы Никольское-Урюпино существенно позже – к 1811 г.

В литературе не раз высказывалось мнение, что его начал строить еще Николай Алексеевич [8, с. 54]. Но такая версия, не имеющая никакого документального подтверждения, опровергается сравнением этого здания с другими постройками князя. Дворец в Архангельском и Белый домик являются общепризнанными выдающимися памятниками архитектуры, про Главный же дом Никольского-Урюпино известный историк искусства М. А. Ильин справедливо заметил: «Ясно, что его строил доморощенный архитектор, не слишком хорошо разбиравшийся в тонкостях архитектуры классицизма» [8, с. 195]. Это здание, скорее всего, спроектированное крепостным архитектором, «значительно уступает Белому домику, как по планировке, так и по пропорциям и формам», и конечно, не может сравниться с последним по красоте и изяществу [7, с. 258]. Принимая все это во внимание, можно с уверенностью сказать, что Главный дом строила уже вдова Николая Алексеевича Мария Адамовна.

Совершенно иной архитектурный образ Главного дома, возможно, был обусловлен не только его иным назначением, нежели Белый домик, и сменой главного владельца усадьбы, но здесь могла сказаться и перемена господствующих архитектурных течений: легкие, изящные черты екатерининских построек сменяются строгим однообразием колоннад александровского ампира, в согласовании отдельных частей сохраняется симметрия; в общем впечатлении – здание с подчеркнутым преобладанием прямых линий, теряет свою легкость и изысканность.

В Главном доме верхняя его часть с длинным рядом продольных низких окон (жилые комнаты) противоречит нижнему этажу более легкому, благодаря высоким прорезам окон и пролетам дорических колонн.

На первом этаже располагалась анфилада парадных помещений Главного дома: портретная комната, Серая гостиная (столовая), библиотека, Голубая гостиная, парадная спальня и будуар.

Такое расположение комнат было заимствовано у зарубежных архитекторов, строивших усадьбы в Западной Европе, сперва при постройке императорских дворцов, затем оно переносится в столичные и деревенские дома дворян, как признак причастности хозяев к культурной жизни верхов общества. Анфилада, размер комнат, хоры центрального зала, поддерживаемые массивными колоннами, указывают на возможные первоначальные замыслы строителя – семейство Голицыных планировало возможности использования этих помещений как парадных для празднеств, балов и торжественных приемов, но эти планы так и не были реализованы – первоначальное парадное назначение многих комнат стало скорее жилым.

Первая комната анфилады – портретный зал. Он был неотъемлемой частью дворянской усадьбы, так как, с одной стороны, его использовали как галерею, где располагались портреты выдающихся предков, а с другой – большие площади, которые были основным свойством портретной комнаты, позволяли принимать здесь гостей.

В Главном же доме Никольского-Урюпино портретная сразу выделяется некоторой скудостью отделки – простые окна и стены, полностью лишенные лепнины и фресок, простая окраска, а также большой бильярдный стол в центре комнаты, который придает обстановке еще более неформальный характер.

Смежная с портретной комната, которая расположена следующей вглубь Главного дома – столовая. Именно из нее открывается длинная анфилада. Первоначально данная комната, убранная царскими портретами, являлась гостиной и предназначалась для парадных приемов, и только при последних Голицыных она была переоборудована.

Следующая в этом ряду комнат – библиотека – получила свое название из-за сосредоточенных здесь книжных коллекций; по плану же она явно предполагалась центральным залом – большие полуциркульные окна, с тонко нарисованными портиками, несущие небольшие традиционные хоры, говорят о первоначальном парадном назначении помещения.

Голубая гостиная – самое яркое помещение анфилады: ее стены были покрыты голубыми обоями 1840-х гг., а потолок – росписью цветами и орнаментами. Характерно, что эта комната была обставлена мебелью подчеркнуто ассиметрично, что создает впечатление о типичной гостиной именно начала XX в.

Последняя комната в анфиладе – бывшая парадная спальня с маленьким будуаром при ней, которая имеет такую же простую архитектурную обработку, как и другие комнаты парадной анфилады Главного дома. Назначение данной комнаты выясняется благодаря симметрично расположенным стенному шкафу и двери во внутренние комнаты, между которыми обычно ставилась кровать перпендикулярно стене [15, с. 97].

Стоит отметить, убранство (меблировка) всех комнат анфилады на конец XIX – начало XX вв. было представлено эклектичным набором различных предметов интерьера разных эпох, основу которого составляли мебель из красного дерева и бронзовые люстры 1830 – 1840-х гг. XIX в., а также многочисленные портреты, пейзажи и скульптурные элементы, среди которых есть как уникальные образцы западноевропейского искусства, так и большое количество копий, выполненных руками крепостных мастеров ( в том числе работы крепостного художника Е. Н. Страхова [17, с. 61]).

Таким образом, в устройстве парадных интерьеров усадьбы Никольского-Урюпино родового гнезда князей Голицыных отражаются как типичные элементы устройства парадных интерьеров богатой усадьбы конца XVIII — начала XX вв., так и специфические уникальные черты: существенные различия архитектурного облика и убранства парадных интерьеров зданий усадебного комплекса связаны с различиями в художественных вкусах представителей рода Голицыных, при которых они строились, и веяниями времени на рубеже смены эпох, а также функциональными особенностями парадного подмосковного «Трианона» – Белого домика – и жилого Главного дома усадьбы.

Источники виртуальной реконструкции

Виртуальная 3D-реконструкция интерьеров парадных помещений усадьбы Никольское-Урюпино идет на базе комплекса визуальных и нарративных источников.

Весь массив источников можно разделить на две большие группы. Во-первых, это материалы фондов Центрального государственного архива Московской области (ЦГАМО).

Визуальные источники фондов ЦГАМО в первую очередь представлены планами, обмерными чертежами и фотографиями экстерьеров и интерьеров помещений Главного дома и Белого домика усадебного комплекса, которые были сделаны в 1970-х гг. в процессе подготовки зданий усадьбы к реставрации. Что касается текстовых материалов, то они также являются частью документальной базы реставрационного проекта и представляют собой комментарии к визуальным источникам и описи состояния объектов на начало 1970-х гг., а также содержат информацию об истории художественно-бытового музея, существовавшего на территории Никольского-Урюпино в 1920-е гг.

Во-вторых, довольно объемный массив исторических данных визуального и нарративного характера был опубликован в разновременных тематических работах историков и искусствоведов, изучавших особенности интерьеров подмосковных усадебных комплексов, в сборниках-путеводителях по Подмосковью, а также на посвященных усадьбам порталах и краеведческих сайтах сети Интернет.

Здесь в первую очередь наибольшую ценность представляют работы искусствоведов-историков первой четверти XX в. Н. Н. Врангеля [18], С. А. Торопова [18], А. Н. Греча [19], З. Базилевой и Е. Зеленецкой [15], П. П. Перцова [20], так как в них публиковались фотографии и текстовые описания усадебных интерьеров Никольского-Урюпино того периода, когда они еще не были расформированы и переработаны для создания музейной экспозиции.

Стоит подчеркнуть, что возможности визуальных и текстовых источников для создания виртуальной 3D-реконструкции интерьеров Никольского-Урюпино различны.

Так визуальные источники представляют собой фактический слепок реальных помещений, который отражается в планах, чертежах и фотографиях.

Планы помещений Главного здания и Белого домика во многом схематичны и могут не давать полноценной информации о реальных масштабах помещений. Тем не менее некоторые их них содержат продольные разрезы зданий, включая интерьерные элементы, а соответственно не только позволяют воссоздать пропорции одного (горизонтального) измерение здания, но и обозначить внутреннее расположение каминов, лепнины, пилястр и т. д., что наиболее актуального для помещений Белого домика.

Максимально полно же состояние исторических стен, перекрытий, дверных и оконных проемов Главного дома и Белого домика усадебного комплекса Никольское-Урюпино отражено на обмерных чертежах, сделанных в процессе подготовки зданий Главного дома и Белого домика к реконструкции в 1970-х гг. Конечно, работа с ними выявила некоторые неточности, но так как обмеры делались полностью вручную, то здесь играет роль человеческий фактор, в целом мало повлиявший на реальную ситуацию: отклонения в расчётах минимальны.

Таким образом, собранная коллекция планов и чертежей является отправной точкой реконструкции.

Наполнение же помещений отделкой, предметами мебели и декора, а также работа по восстановлению материалов и цветовых решений происходит согласно другому типу визуальных источников – фото- и видеоматериалам.

Фотографии, во-первых, позволяют как непосредственно выявить основные элементы, с которыми предстоит работать (отделка, мебель, элементы декора и т. д.), так и реконструировать основную геометрию предметов интерьера, воссоздать материалы, выявить основные орнаментальные рисунки, рисунки резьбы и лепнины. Ценность фотографического материала также обусловлена тем, что в отличие от изобразительных источников (акварели, гравюры и др.), он не содержит искажений, свойственных художественным изображениям.

Без сомнения основной фотографический источниковый материал имеет и ряд сложных нюансов. Основные проблемы при работе с фотографиями связаны с тем, что весь материал по сохранившимся интерьерам Главного дома все-таки черно-белый, что вынуждает при работе с цветовыми палитрами обращаться в том числе к близким аналогам. Качество фотоматериала часто бывает низким: невысокая резкость, частичная размытость, затемнения на фотографии или ее повреждения часто урезают возможности применения того или иного снимка. Тут же стоит отметить, что на некоторые комнаты парадной анфилады Главного дома приходится от одного до трех ракурсов, что обуславливает наличие некоторого количества слепых зон.

Закрыть лакуны, которые есть в материалах визуальных источников, частично, а иногда и полностью могут нарративные источники, так как они часто содержат информацию о назначении различных комнат и специфике их использования, в них перечисляются предметы интерьера, фиксируется их цвет, материал, фактура. Некоторые предметы, точно обозначенные в текстовых источниках (тип предмета, страна-производитель, автор, время создания, материал и т. д.), удается найти по аналогам в базах музейных коллекций.

Иногда текстовые источники позволяют как дополнять, так и корректировать те или иные элементы 3D-реконструкции, исключая из реконструкции предметы, отраженные на фотографиях, но при этом относящиеся к более позднему периоду истории усадьбы, чем реконструируемый срез.

Методы и технологии виртуальной реконструкции

Для воссоздания парадных интерьеров Главного дома и Белого домика усадьбы Никольское-Урюпино необходимо было отобрать программы двух основных видов: 2D-редакторы, 3D-редакторы, а также комплекс вспомогательных программ, которые должны были решать различные узкие задачи в рамках моделирования и визуализации его результатов.

Для решения данных задач первичной обработки изображений был выбран один из самых распространенных графических 2D-редакторов – Adobe Photoshop. В программе корректировались планы, чертежи и фотографии, а также создавались цветовые палитры.

Выбор основной 3D-программы связан в первую очередь со спецификой поставленных задач виртуальной реконструкции, которая характеризуется нюансами работы с визуализацией именно внутреннего убранства построек, а не экстерьерным или ландшафтным моделированием.

В процессе анализа функциональных возможностей основных 3D-редакторов как базовых программ моделирования парадных интерьеров усадьбы Никольское-Урюпино выбор был сделан в пользу программы Autodesk 3DsMax.

Autodesk 3DsMax широко применяется в различных направлениях работы с 3D-графикой и обладает очень высоким потенциалом в том числе в процессе моделирования и визуализации интерьеров. Мощный и гибкий инструментарий позволяет моделировать любые пространства, проверять ход работ и создавать визуализации в нужном масштабе. Особенно важным преимуществом программы является ее ориентированность на дизайнеров, поэтому главная ее особенность – возможность достаточно быстро достичь приближенной к фотореалистичной визуализации моделируемой среды.

Еще одним решающим фактором в выборе основной программы реконструкции выступила возможность совместного применения Autodesk 3DsMax и Corona Renderer – профессиональной дизайнерской программы, предназначенной для высококачественной визуализации и рендеринга в первую очередь объектов архитектуры и предметной визуализации.

Кроме основных трех программ (Adobe Photoshop, Autodesk 3DsMax, Corona Renderer), в процессе реконструкции интерьеров усадебного комплекса были задействованы программы, связанные с решением более узких задач моделирования и визуализации.

Во-первых, это программа RizomUV, предназначенная для выполнения графической развертки в трехмерной среде, необходимой для корректной работы с материалами.

Во-вторых, был использован инструментарий программы Marvelous Designer, которая позволяет решить задачу моделирования мягких элементов мебели, драпировок и т. д. (подушки, пуфы, скатерти, занавески и др.).

Процесс виртуальной реконструкции парадных интерьеров усадьбы

Процесс виртуальной 3D-реконструкции парадных интерьеров усадебного комплекса Никольское-Урюпино посредством технологий подобранного пакета компьютерного программного обеспечения включает в себя следующие основные этапы:

1. Подготовительная работа с источниковой базой;

2. Моделирование реконструируемых элементов интерьера помещений;

3. Реконструкция материалов объектов интерьеров:

4. Визуализация готовых сцен.

Подготовительная работа с источниковой базой

На первом этапе работы необходимо дать оценку степени сохранности парадного исторического интерьера усадьбы Никольское-Урюпино.

Автором данной работы 6 февраля 2021 г. был осуществлен выезд на объект, в процессе которого удалось отснять фотографический материал современного состояния усадебного комплекса. Осмотр показал, что ее территория и строения находится в запустении – они заброшены и никем не охраняются; многие здания в руинированном состоянии.

Главный дом сохранил только кирпичный каркас с крышей (рис. 1): стены еще хранят следы пожара 2004 г., который окончательно уничтожил последние сохранившиеся элементы некогда уникальных интерьеров.

Рис. 1 . Южный фасад Главного дома (фото автора работы. 6 февраля 2021 г.)

Белый домик – объект с ограниченным доступом. Вокруг здания расположен высокий металлический забор, который не позволяет попасть в него: Белый домик много лет планировалось реставрировать, поэтому при подготовке к реставрационным работам строение было изолировано [21, с. 45].

Рис. 2. Северо-восточный фасад Белого домика (фото автора работы. 6 февраля 2021 г.)

Несмотря на то, что оценить степень сохранности интерьеров Белого домика в результате выезда не удалось, в собранной базе источников имеются более ранние фотографии его помещений (2010-е гг.), которые показали, что в центральном парадном помещении Белого домика – Золотом зале – до сих пор сохранились элементы отделки и декора: пилястры, лепнина, фресковые изображения на золотом фоне в технике гризайль на стенах, колонны трехчастной оконной группы, каминные ниши с частично оставшейся на них плиткой (рис. 3).

Рис. 3. Фрагменты сохранившегося интерьера Золотого зала Белого домика [22]

Таким образом, можно говорить о том, что сегодня интерьеры Главного здания полностью утрачены. Степень же сохранности интерьеров Белого домика значительно более высока, так как еще содержит элементы оригинальной отделки, что позволяет использовать современные фотографии Золотого зала как основу для реконструкции в первую очередь цветовых решений помещения.

Второй этап в работе с базой сохранившихся источников виртуальной 3D-реконструкций интерьеров Никольского-Урюпино состоит в оцифровке и анализе данных визуальных источников

Все имеющиеся в распоряжении автора данного исследования архивные источники были частично оцифрованы с помощью технологий сканирования, частично сфотографированы в высоком разрешении, частично предоставлены реконструктором экстерьеров и ландшафта усадьбы Никольское-Урюпино И. Г. Тришиным, а затем проанализированы с точки зрения информационного потенциала в рамках задач реконструкции.

Во-первых, была проведена объемная работа с чертежной документацией из фондов ЦГАМО. Дело в том, что архитектурные обмеры, которые стали основой реконструкции архитектурных форм зданий, были составлены в рамках планировавшихся реставрационных работ по Главному дому (чертежи первого и второго этажей [23, Л. 11–12]) и Белому домику (чертежи фасадов [24, Л. 3–4]) в 1970-е гг. и хранились в форме чертежных листов, размер которых не позволил осуществить сканирования документов целиком [21, c. 72]. В связи с этим первоначально стояла задача объединения всех фрагментов в единое изображение, что было сделано в 2D-редакторе – программе Adobe Photoshop (рис. 4).

Рис. 4. Южный фасад здания Главного дома: сшитый в программе Adobe Photoshop чертеж [23, Л. 7]

Во-вторых, вся визуальная источниковая база фотографий реконструируемого временного среза (конец XIX – первая четверть XX вв.) согласно чертежам Главного здания и планам Белого домика была сопоставлена и рассортирована в соответствии с тем, какие помещения были на них изображены, что позволило определить, конкретные комнаты для реконструкции и специфику их интерьеров, отраженную в источниках. Максимально точно сопоставить разноплановые источники помогло обращение также к текстовым материалам: сравнительный анализ так называемой «легенды» чертежей, где было указано расположение той или иной комнаты, поиск описания этого помещения и сопоставление этого описания с фотоматериалами обусловило высокую степень достоверности привязки фотографий к обозначенным на чертежах и планах помещениям.

Таким образом, в Главном здании достаточная для виртуальной 3D-реконструкции интерьеров источниковая база была получена по четырем основным комнатам парадной анфилады:

1. Портретная комната;

2. Столовая, или Серая гостиная

3. Библиотека;

4. Голубая гостиная.

3D-реконструкция парадных интерьеров Белого домика включает в себя центральное богато украшенное помещение павильона – Золотой зал – уникально обставленное в конце XVIII в. место для приемов и балов.

Реконструкция геометрии помещений

Специфика 3D-реконструкции интерьера имеет ряд существенных отличий по сравнению с работой по воссозданию экстерьеров зданий, что отражается в первую очередь на создании внешней геометрии помещений.

Во-первых, реконструкция внутреннего убранства не предполагает восстановление фундамента, каких-либо экстерьерных решений и иных элементов, если они не просматриваются из окон помещений, а также на первый план выходит работа с освещением – наиболее удачным для реконструкции интерьера является дневной естественный свет, проникающий через окна в пространство помещений.

Во-вторых, реконструкция интерьера требует еще большего внимания к пропорциям комнат, так как изнутри несостыковки чертежей и планов будут более заметны и могут существеннее влиять на финальный результат в процессе визуализации.

В связи с выделенными особенностями 3D-реконструкция геометрии стен, формирование дверных и оконных проемов было ограничено пространственной реконструкцией первых этажей Главного дома и Белого домика, так как все необходимые комнаты располагались именно на них.

Для каждого здания была подготовлена площадка для 3D-реконструкции: чертежи были расположены в трех измерениях в натуральную величину в рабочем пространстве программы Autodesk 3DsMax. После этого первые этажи двух зданий были полностью воспроизведены с проемами под окна и двери, а также были смоделированы сами окна и двери помещений, отобранных для реконструкции интерьеров.

Стоит отметить, что несмотря на то, что все комнаты парадной анфилады Главного дома безусловно располагались именно на первом этаже, реконструкция стен и потолков портретной комнаты и библиотечного зала предполагала захват и пространства второго этажа, так как эти два помещения занимали всю высоту здания [23, Л. 12] (рис.5).

Рис. 5. Реконструкция геометрии здания Главного дома: южный фасад

Финальный шаг в работе над реконструкцией базовых размеров комнат, их окон и дверей заключается в подготовке модели к наполнению отделкой и предметами интерьера.

Во-первых, необходимо поставить виртуальную камеру в сцену. Именно использование камер позволяет максимально эффективно сопоставлять реальные фотографии с подобранными в соответствии с ними ракурсами в программе: в итоге на интерактивном рендере (быстро просчитываемая виртуальная «фотография» интерьера изнутри модели) можно увидеть реальные пропорции помещений и расположенных в них элементов убранства (рис. 6).

Рис. 6. Комнаты серой гостиной и библиотеки анфилады Главного дома: вид в интерактивном рендере

Во-вторых, в сцену был добавлен дневной свет, проникающий через окна в пространство комнат, а вид парковой зоны из окна создается с помощью примитивы Plain, на которую натягивается фотография парка максимально возможного разрешения – ее необходимо расположить полукругом снаружи здания напротив окон реконструируемых помещений (рис. 7).

Рис. 7. Постановка света и вида из окна в сцене здания Белого домика

Реконструкция отделки и основных предметов интерьера

Реконструкция геометрии внутреннего убранства парадных помещений включает два основных этапа: работа с элементами отделки (паркет, лепнина, колонны и т. д.) и непосредственно основные предметы мебели, освещения, крупных элементов декора и т. д.

На данном этапе стоит подчеркнуть, что в задачи данного исследования не входит художественное воссоздание утраченных предметов искусства в цифровой среде (скульптур, портретных изображений и т. д.).

Реконструкция отделки и лепных элементов декора осуществляется по фотографическим изображениям комнат Главного дома и Белого домика в программе Autodesk 3DsMax.

В первую очередь во всех реконструируемых помещениях двух зданий был воссоздан паркет. Его рисунок разнится от комнаты к комнате, причем главная информация о паркетном рисунке Главного дома содержится на чертежах 1970-х гг. [23, Л. 11], где его кладка обозначена схематично, но читаемо (рис. 8), а паркет Золотого зала Белого домика восстанавливался по менее четкому изображению более раннего источника, так как источниковедческий анализ показал, что кладка была изменена в середине XX в.(рис. 9).

Рис. 8. Реконструкция паркетных кладок в комнатах Главного дома по материалам реставрационного проекта 1970-х гг. [23, Л. 11]

Рис. 9. Реконструкция паркетных кладок Золотого зала по фотоматериалам 1910-х гг. [18, с. 13]

Далее в Белом домике по всему периметру Золотого парадного зала были восстановлены пилястры, лепные орнаменты и потолочные карнизы. Также был реконструирован вид трехчастного окна, где в нище располагались колонны коринфского ордера, и покрыты геометрическими заготовками керамической плитки каминные ниши.

В Главном доме отделка отличается простотой, так как в комнатах нет, лепнины, пилястр и т. д. Единственный художественный архитектурный элемент, который также указывается на парадных характер центрального зала анфилады – библиотеки, – хоры (рис. 10). Реконструкция геометрии хор предполагала восстановление по фотографиям следующих элементов: 2 группы ионических колонн – по четыре с каждый стороны от дверного проема – держали сами хоры, на которые можно было выйти через двери из соседней комнаты второго этажа. Согласно чертежу [23, Л. 11] хоры располагались симметрично над входами в зал библиотеки, а колонны, расположенные ближе к стене, имели на самом деле форму пилястр, так как наполовину были погружены в стену.

Рис. 10. Результат реконструкции хор в библиотеке Главного дома в программе Autodesk 3 DsMax

Реконструкция основных предметов интерьера Главном доме и Белом домике реализовывалась в двух программах – Autodesk 3DsMax и Marvelous Designer.

Предметы «твердых» форм, выполненные из таких материалов как дерево, металл, стекло, мрамор, керамика, а также плотно набитые кожаные или покрытые штофом сидения, реконструировались в программе Autodesk 3DsMax.

Работа по их реконструкции предполагала условное «вытягивание» предмета из пространства фотографии в рабочее программное поле, после чего сначала воссоздавалась основная геометрия, а затем добавлялись лепные художественные элементы, которые с помощью различных модификаторов подгонялись из простых примитивных форм к реальному оформлению. Далее на предмет накладывался сглаживающий модификатор Turbosmooth, который позволяет создать более реалистичный эффект в процессе визуализации (рис. 11).

Рис. 11. Реконструкция камина в Золотом зале Белого домика по материалам реставрационного проекта 1970-х гг. [25, Л. 4]: моделирование и визуализация

К данной группе относятся следующие предметы пространства парадных комнат Главного дома и Белого домика усадебного комплекса (рис. 12):

1. Камины;

2. Предметы мебели: шкафы, стулья, столы, консоли, ширмы, каминные экраны, тумбы, лестницы, кожаные кресла и кресла-качалки, бильярд;

3. Предметы декора: вазы, багеты под картины, ковер, трельяж, зеркала;

4. Рояль;

5. Предметы освещения: потолочные люстры, бра, подсвечники.

Рис. 12. Результаты реконструкции геометрии предметов в библиотеке: зона отдыха с диваном

Предметы «мягкие» представляют собой самостоятельные предметы интерьера или элементы его предметов, которые характеризуются наличием драпировки, т. е. спинки кресел, сидения пуфов, подушки для диванов, шторы, скатерти и др. Их геометрия реконструировалась в программе с более удобным функционалом для решения поставленной задачи: в рабочем пространстве Marvelous Designer есть достаточно простые и интуитивно понятные инструменты, которые позволяют имитировать естественное движение ткани, которая застывает по форме предмета, на котором располагается.

Процесс моделирования различных предметов шел по группам в отдельных файлах, т. е. каждый ракурс фотографического источникового материала отрабатывался частями (рис. 13).

Рис. 13. Реконструкция геометрии предметов в голубой гостиной по фотоматериалам начала 1920-х гг. [26]: ракурс на библиотеку

По завершении работы над 3D-реконструкцией отдельных предметов интерьеров парадных комнат Главного дома и Белого домика все элементы погружаются в две общие сцены в зависимости от того, в каком здании они должны располагаться.

Предметы внутреннего убранства Золотого зала Белого домика размещаются в пространстве согласно фотографиям из работы Н. Н. Врангеля, которая датируется 1910 г. [18] (рис. 14).


Рис. 14. Общая сцена в программе Autodesk 3 DsMax : Белый домик

Что касается Главного дома, то здесь необходимо ориентироваться на источники начала 1920-х гг. [27], когда в усадьбе только начал работать художественно-бытовой музей, а интерьеры еще хранили свой жилой вид, так как позднее, конечно, музейные работники активно занимались переустройством внутреннего убранства согласно нуждам музея (рис. 15).

Рис. 15. Общая сцена в программе Autodesk 3 DsMax : библиотека Главного дома

Реконструкция материалов объектов интерьеров

Работа по реконструкции материалов предполагает решение следующих задач:

1. Создание разверток для сложных объектов;

2. Реконструкция базовых текстур;

3. Реконструкция цветовой палитры;

4. Работа с орнаментами и художественными элементами.

Создание разверток предполагается условное разрезание виртуальной модели реконструированного предмета в местах изгибов, что необходимо для корректного отображения материала, который будет в последствии наложен на предмет. В данном проекте для выполнения задач развертывания моделей используется программа RizomUV (рис. 16).

Рис. 16. Влияние развертки на наложение текстуры на модель предмета

Реконструкция базовых текстур и цветов происходит на основе сопоставления материалов текстовых и визуальных источников.

Белый домик обеспечен некоторым количеством цветного фотографического материала, что позволяет, отталкиваясь от фотографий, воссоздавать, например, цвет того или иного элемента, например отделки, а упоминания в источниках о материалах (керамическая печь, дубовый паркет и т. д.) дополняют данную информацию.

Возможности же работы с реконструкцией материалов Главного дома несколько ограничены: при наличии обширного фотографического материала, нельзя не учитывать тот момент, что ни одного цветного изображения в собранной источниковой базе нет. Тем не менее многочисленные упоминания в источниках, например, цвета красного дерева существенно сужают пространство поиска.

Отсутствие цветного источникового материала именно по интерьерам Главного дома отразилось только на процессе реконструкции цвета отделки мебели в серой и голубой гостиных и библиотеке. На основе анализа источниковой базы и работы с акварелями известных мастеров художественного изображения интерьеров богатых домов и усадеб XIX в. [28] было принято решение оттолкнуться от того, что традиционно интерьеры комнат данного периода формировались в рамках цветовой палитры вокруг одного ведущего цвета, что находило отражение зачастую в самих названия помещений: в том числе на чертежах Главного дома Никольского-Урюпино имеется еще ряд комнат, кроме голубой и серой гостиных, которые содержат в наименования цвета в названии (розовая, синяя, желтая) [23, Л. 11–12]. Таком образом, в программе Adobe Photoshop были созданы тестовые палитры вокруг трех ведущих цветов: сине-голубая – для голубой гостиной, жемчужно-серая – для серой гостиной, нейтральная и классическая (особенно для кабинетов и библиотек) зелено-коричневая – для библиотеки Главного дома. Конечно, стоит подчеркнуть, что это тестовые варианты, основанные на поиске аналогов (рис. 17).

Рис. 17. Подбор тестовых цветовых палитр для мягкой мебели и обоев для голубой гостиной на материале акварелей XIX в. [29]

Что касается художественных элементов, то их реконструкция не входит в основные задачи данного исследования, так как, во-первых, требует именно художественной цифровой реконструкции, а, во-вторых, во многих случаях будет невозможна в силу отсутствия четких изображений картин или скульптур. Тем не менее были частично восстановлены картины в портретной комнате на основе сопоставления материалов текстовых источников, где описывалось, кто изображен на том или ином портрете и чьего они могли быть авторства, и визуальных материалов, где можно проследить расположение картинных рам.

В завершение данного раздела важно отметить, что процесс реконструкции материалов именно исторического интерьера предполагает не только работу с реконструкцией керамики, дерева, стекла, хрустальных и бронзовых элементов, мрамора, побелки и т. д., выявлением их текстуры (матовый или блестящий лак, гладкая или шероховатая поверхность, степень прозрачности и др.) и цветовых решений (базовый цвет, орнамент, художественное изображение), но и содержит такой важный элемент, как «следы времени» (царапины, трещины, неровности цвета и текстуры, патина) (рис. 18).

Рис. 18. Реконструкция материалов: золотое покрытие стен Золотого зала

Визуализация готовых сцен

Финальный этап виртуальной 3D-реконструкции парадных интерьеров усадьбы Никольское-Урюпино предполагает грамотную визуализацию полученных моделей.

Процесс визуализации проводится в программе Corona Renderer, которая позволяет создавать реалистичные рендеры как различных ракурсов помещений, так и их панорам, что дает возможность в том числе как визуализировать результаты реконструкции в формате виртуальных «фотографий» исторических интерьеров, так и подготовить материал для создания видео-360 и т. д.

Рендеры комнат парадной анфилады представлены отдельными ракурсами в портретной (рис. 19), серой гостиной (рис. 20, 21), голубой гостиной (рис. 22, 23), а также рендерами полностью восстановленного библиотечного интерьера (рис. 24, 25, 26).

Визуализация Золотого зала Белого домика тоже представляет собой рендеры всех основных ракурсов помещения (рис. 27, 28, 29).


Рис. 19. Результаты рендеринга. Портретная комната Главного дома

Рис. 20. Результаты рендеринга. Серая гостиная Главного дома: ракурс на библиотеку

Рис. 21. Результаты рендеринга. Серая гостиная Главного дома: ракурс от библиотеки

Рис. 22. Результаты рендеринга. Голубая гостиная Главного дома: ракурс на библиотеку

Рис. 23. Результаты рендеринга. Голубая гостиная Главного дома: ракурс на угловой камин

Рис. 24. Результаты рендеринга. Библиотека Главного дома: общий план от входа в голубую гостиную

Рис. 25. Результаты рендеринга. Библиотека Главного дома: ракурс на выход на террасу

Рис. 26. Результаты рендеринга. Библиотека Главного дома: ракурс на камин

Рис. 27. Результаты рендеринга. Золотой зал Белого домика: общий план с камином

Рис. 28. Результаты рендеринга. Золотой зал Белого домика: ракурс главный вход

Рис. 29. Результаты рендеринга. Золотой зал Белого домика: ракурс на трехчастное окно

Заключение

В исследовании предложена типология усадебных подмосковных интерьеров XVIII — начала XX вв., которая не противоречит принятым в науке типологиям, характеризующим усадебную культуру на протяжении всего указанного периода. Выявлена специфика парадного типа усадебных интерьеров на примере подмосковного усадебного комплекса Никольское-Урюпино. Информационный потенциал собранной источниковой базы достаточен для построения виртуальной 3D-реконструкции парадных интерьеров усадьбы Никольское-Урюпино. Примененные же в исследовании технологии и инструменты 3D-моделирования и визуализации позволили получить качественную виртуальную 3D-реконструкцию парадных интерьеров Никольского-Урюпино.

Автор выражает свою благодарность коллективу Центрального государственного архива Московской области за активную помощь и содействие в формировании источниковой базы исследования, а также д.и.н. Ю.Ю. Юмашевой – за полезные консультации.

Библиография
1.
Машакин А. И. Мебель ампира в интерьерах Подмосковных усадеб. Дис. ... канд. ист. наук. М., 2002. 157 с.
2.
Онегин Н. С. «Музейная реконструкция» в музеологии // Вестник Санкт-Петербургского государственного института культуры. 2018. №2 (35). [Электронный ресурс]. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/muzeynaya-rekonstruktsiya-v-muzeologii (дата обращения: 22.06.2021).
3.
Бородкин Л. И., Жеребятьев Д. И. Технологии 3D-моделирования в исторических исследованиях: от визуализации к аналитике // Историческая информатика: Информационные технологии и математические методы в исторических исследованиях и образовании. М., 2012. №2. С. 49–63.
4.
Ключевский В. О. Сочинения в девяти томах. Т. М.: Мысль, 1989. 480 с.
5.
Чечулин Н. Д. Русское провинциальное общество во второй половине XVIII века. СПб: Тип. В. С. Балашева, 1889. 121 с.
6.
Торопов. С. А. Подмосковные усадьбы. М.: Издательство Академии архитектуры СССР, 1947. 39 с., 30 л. ил.
7.
Тихомиров Н. Я. Архитектура подмосковных усадеб. М.: По строительству и архитектуре, 1955. 351 с.
8.
Ильин М. А. Подмосковье. Художественные памятники XVI – начала XIX века. М.: Искусство, 1966. 350 с.
9.
Анфимов А. М. Крупное помещичье хозяйство европейской России (Конец XIX — начало XX века). М.: Наука, 1969. 396 с.
10.
Байбурова Р. М. Архитектурно-художественная организация пространства в жилом доме московской усадьбы второй половины XVIII в. Дис. ... канд. иск. М., 1984. 256 c.
11.
Рузвельт П. Жизнь в русской усадьбе. Опыт социальной и культурной истории. СПб.: Коло, 2008. 520 с.
12.
Кузнецова Ю. М. Русская дворянская усадьба. Экономические, политические и социально-культурные аспекты (вторая половина XVIII – начало XIX веков) Дис. ... канд. ист. наук. Самара., 2005. 198 с.
13.
Шевченко Н. Ю. Русская сельская усадьба (1860-е – 1917 г.). Дис. ... канд. ист. наук. Саратов., 2010. 263 с.
14.
Савинова Е. И. Сельские усадьбы московских предпринимателей. Конец XIX – начало XX вв. М.: Издательство Главного архивного управления города Москвы, 2008. 408 с.
15.
Базилева З., Зеленецкая Е. Никольское-Урюпино (Дворянская культура крепостной России)//Культурно-исторические экскурсии: Москва, московские музеи, подмосковные / под общ. ред. Н. А. Гейнике Ч. 3. М.: Новая Москва, 1923. С. 85–101.
16.
«Архангельские» Голицыны и их потомки. К 600-летию рода князей Голицыных. [Текст, изоматериал]: общ. ред. Л. Н. Кирюшина – М.: ГМУ «Архангельское», 2008. – 72 с.: ил.
17.
Торопов С. А. Никольское-Урюпино // Подмосковные музеи: Путеводитель / Под ред. И. Лазаревского и В. Згуры. Вып. 2. М.; Л.: Гос. изд-во, 1925. С. 39—66.
18.
Врангель, Н. Н. Старые усадьбы: Очерки русского искусства и быта / Baron N. Wrangell // Старые годы. СПб: Издание П. П. Вейнера, 1910. 181 с., ил.
19.
Греч А.Н. Венок усадьбам / Памятники Отечества. Альманах Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. М.: Памяти отечества, 1994. № 3–4. С. 5–190.
20.
Перцов П. П. Усадебные экскурсии: поездки по железным дорогам / П. Перцов. М.; Л.: Гос. изд-во, 1925. 68 с.
21.
Тришин И. Г. Виртуальная реконструкция подмосковной усадьбы Никольское-Урюпино: источники, методы и технологии исследования. Дипл. работа (диссертация магистра исторических наук). Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова. М., 2020. 110 с.
22.
Разумов В. Интерьер Золотого зала и фрагмент печи. Фотография. 11 августа, 2016/ Белый домик в усадьбе НИКОЛЬСКОЕ-УРЮПИНО-шедевр усадебной архитектуры [Сайт]. URL: https://vadimrazumov.ru/216281.html (дата обращения: 08.04.2021).
23.
ЦГАМО. Ф. 2753. Сдаточная опись. Д. 824.
24.
ЦГАМО. Ф. 2753. Сдаточная опись. Д. 2552.
25.
ЦГАМО. Ф. 2753. Сдаточная опись. Д. 2544.
26.
Архивные изображения усадьбы Никольское-Урюпино // Дворянские усадьбы/Подмосковье/Красногорский район [Сайт]. URL: http://nataturka.ru/muzey-usadba/nik_urup.html (дата обращения: 17.05.2021).
27.
Бондарева Н. Усадьба Никольское-Урюпино // Дворянские усадьбы/Подмосковье/Красногорский район [Сайт]. URL: http://nataturka.ru/muzey-usadba/nik_urup.html (дата обращения: 17.05.2021); Торопов С. А. Подмосковные усадьбы. Илл. 12.
28.
Логвинская Э. Я. Интерьер в русской живописи первой половины XIX века. М.: Искусство, 1978. 119 с., ил.
29.
Гау Э. П. Спальня императрицы Александры Федоровны. 1870. Бумага, акварель/Государственный Эрмитаж [Сайт] URL: https://www.hermitagemuseum.org/wps/portal/hermitage/digital-collection/02.+drawings/317891 (дата обращения: 15.05.2021).
References (transliterated)
1.
Mashakin A. I. Mebel' ampira v inter'erakh Podmoskovnykh usadeb. Dis. ... kand. ist. nauk. M., 2002. 157 s.
2.
Onegin N. S. «Muzeinaya rekonstruktsiya» v muzeologii // Vestnik Sankt-Peterburgskogo gosudarstvennogo instituta kul'tury. 2018. №2 (35). [Elektronnyi resurs]. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/muzeynaya-rekonstruktsiya-v-muzeologii (data obrashcheniya: 22.06.2021).
3.
Borodkin L. I., Zherebyat'ev D. I. Tekhnologii 3D-modelirovaniya v istoricheskikh issledovaniyakh: ot vizualizatsii k analitike // Istoricheskaya informatika: Informatsionnye tekhnologii i matematicheskie metody v istoricheskikh issledovaniyakh i obrazovanii. M., 2012. №2. S. 49–63.
4.
Klyuchevskii V. O. Sochineniya v devyati tomakh. T. M.: Mysl', 1989. 480 s.
5.
Chechulin N. D. Russkoe provintsial'noe obshchestvo vo vtoroi polovine XVIII veka. SPb: Tip. V. S. Balasheva, 1889. 121 s.
6.
Toropov. S. A. Podmoskovnye usad'by. M.: Izdatel'stvo Akademii arkhitektury SSSR, 1947. 39 s., 30 l. il.
7.
Tikhomirov N. Ya. Arkhitektura podmoskovnykh usadeb. M.: Po stroitel'stvu i arkhitekture, 1955. 351 s.
8.
Il'in M. A. Podmoskov'e. Khudozhestvennye pamyatniki XVI – nachala XIX veka. M.: Iskusstvo, 1966. 350 s.
9.
Anfimov A. M. Krupnoe pomeshchich'e khozyaistvo evropeiskoi Rossii (Konets XIX — nachalo XX veka). M.: Nauka, 1969. 396 s.
10.
Baiburova R. M. Arkhitekturno-khudozhestvennaya organizatsiya prostranstva v zhilom dome moskovskoi usad'by vtoroi poloviny XVIII v. Dis. ... kand. isk. M., 1984. 256 c.
11.
Ruzvel't P. Zhizn' v russkoi usad'be. Opyt sotsial'noi i kul'turnoi istorii. SPb.: Kolo, 2008. 520 s.
12.
Kuznetsova Yu. M. Russkaya dvoryanskaya usad'ba. Ekonomicheskie, politicheskie i sotsial'no-kul'turnye aspekty (vtoraya polovina XVIII – nachalo XIX vekov) Dis. ... kand. ist. nauk. Samara., 2005. 198 s.
13.
Shevchenko N. Yu. Russkaya sel'skaya usad'ba (1860-e – 1917 g.). Dis. ... kand. ist. nauk. Saratov., 2010. 263 s.
14.
Savinova E. I. Sel'skie usad'by moskovskikh predprinimatelei. Konets XIX – nachalo XX vv. M.: Izdatel'stvo Glavnogo arkhivnogo upravleniya goroda Moskvy, 2008. 408 s.
15.
Bazileva Z., Zelenetskaya E. Nikol'skoe-Uryupino (Dvoryanskaya kul'tura krepostnoi Rossii)//Kul'turno-istoricheskie ekskursii: Moskva, moskovskie muzei, podmoskovnye / pod obshch. red. N. A. Geinike Ch. 3. M.: Novaya Moskva, 1923. S. 85–101.
16.
«Arkhangel'skie» Golitsyny i ikh potomki. K 600-letiyu roda knyazei Golitsynykh. [Tekst, izomaterial]: obshch. red. L. N. Kiryushina – M.: GMU «Arkhangel'skoe», 2008. – 72 s.: il.
17.
Toropov S. A. Nikol'skoe-Uryupino // Podmoskovnye muzei: Putevoditel' / Pod red. I. Lazarevskogo i V. Zgury. Vyp. 2. M.; L.: Gos. izd-vo, 1925. S. 39—66.
18.
Vrangel', N. N. Starye usad'by: Ocherki russkogo iskusstva i byta / Baron N. Wrangell // Starye gody. SPb: Izdanie P. P. Veinera, 1910. 181 s., il.
19.
Grech A.N. Venok usad'bam / Pamyatniki Otechestva. Al'manakh Vserossiiskogo obshchestva okhrany pamyatnikov istorii i kul'tury. M.: Pamyati otechestva, 1994. № 3–4. S. 5–190.
20.
Pertsov P. P. Usadebnye ekskursii: poezdki po zheleznym dorogam / P. Pertsov. M.; L.: Gos. izd-vo, 1925. 68 s.
21.
Trishin I. G. Virtual'naya rekonstruktsiya podmoskovnoi usad'by Nikol'skoe-Uryupino: istochniki, metody i tekhnologii issledovaniya. Dipl. rabota (dissertatsiya magistra istoricheskikh nauk). Moskovskii gosudarstvennyi universitet im. M. V. Lomonosova. M., 2020. 110 s.
22.
Razumov V. Inter'er Zolotogo zala i fragment pechi. Fotografiya. 11 avgusta, 2016/ Belyi domik v usad'be NIKOL''SKOE-URYuPINO-shedevr usadebnoi arkhitektury [Sait]. URL: https://vadimrazumov.ru/216281.html (data obrashcheniya: 08.04.2021).
23.
TsGAMO. F. 2753. Sdatochnaya opis'. D. 824.
24.
TsGAMO. F. 2753. Sdatochnaya opis'. D. 2552.
25.
TsGAMO. F. 2753. Sdatochnaya opis'. D. 2544.
26.
Arkhivnye izobrazheniya usad'by Nikol'skoe-Uryupino // Dvoryanskie usad'by/Podmoskov'e/Krasnogorskii raion [Sait]. URL: http://nataturka.ru/muzey-usadba/nik_urup.html (data obrashcheniya: 17.05.2021).
27.
Bondareva N. Usad'ba Nikol'skoe-Uryupino // Dvoryanskie usad'by/Podmoskov'e/Krasnogorskii raion [Sait]. URL: http://nataturka.ru/muzey-usadba/nik_urup.html (data obrashcheniya: 17.05.2021); Toropov S. A. Podmoskovnye usad'by. Ill. 12.
28.
Logvinskaya E. Ya. Inter'er v russkoi zhivopisi pervoi poloviny XIX veka. M.: Iskusstvo, 1978. 119 s., il.
29.
Gau E. P. Spal'nya imperatritsy Aleksandry Fedorovny. 1870. Bumaga, akvarel'/Gosudarstvennyi Ermitazh [Sait] URL: https://www.hermitagemuseum.org/wps/portal/hermitage/digital-collection/02.+drawings/317891 (data obrashcheniya: 15.05.2021).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Статья описывает результаты исследования, выполненного в рамках одного из самых увлекательных и полидисциплинарных направлений современной исторической информатики – виртуальной реконструкции (VR). При этом само исследование является совершенно новаторским, поскольку посвящено практически не разработанной в данном направлении проблематике - исторической виртуальной реконструкции внутренних интерьеров архитектурно-исторических памятников, в данном случае – подмосковной усадьбы Никольское-Урюпино.
Статья является своеобразным развитием темы реконструкции указанной усадьбы, внешний вид которой был воссоздан в исследовании И.Г.Тришина (Тришин И.Г. - Трехмерная реконструкция усадебного комплекса Никольское-Урюпино (Красногорский городской округ, Московская область): методы и технологии исследования // Историческая информатика, 2020, № 3, с. 211-234). Однако, анализируя представленный текст, рецензент с уверенностью может сказать, что его автор, превосходно зная работу И.Г.Тришина, в рамках собственного исследования ставит и решает значительно более сложную и многоаспектную задачу. Подтверждением данного тезиса является то, что на сегодняшний день в зарубежной и отечественной историографии VR существует не более 10 исследований, реконструирующих интерьеры памятников истории и культуры (за исключением археологических объектов). Одно из этих исследований было выполнено на кафедре исторической информатики истфака МГУ два года назад. (см.: Жеребятьев Д.И., Маландина Т.В. - Виртуальная реконструкция интерьера Малого (Нижнего) кабинета императора Николая I в Зимнем дворце в 1850-1855 годах // Историческая информатика, 2019 № 2, с.159-200)
Новизна и оригинальность темы виртуальной реконструкции интерьеров, а также отсутствие «модели» ее реализации в качестве научного исследования, являются, с одной стороны, безусловным достоинством работы, а с другой – создают определенные сложности при ее осуществлении, с которыми автор блестяще справляется.
Структура статьи полностью соответствует поставленной задаче и не вызывает нареканий.
Во Введении автор формулирует актуальность исследования, характеризует объект, предмет, методы и хронологические рамки исследования.
Первый параграф статьи посвящен интерьеру подмосковной дворянской усадьбы XVIII–XIX вв. как объекту историко-культурного наследия. Автор предлагает типологизацию подмосковных усадеб и их интерьеров, а также весьма подробно рассматривает их в хронологической последовательности, увязывая их возникновение и расцвет с социально-экономическими аспектами развития страны.
Во втором параграфе автор подробно рассматривает «парадные» интерьеры подмосковных усадеб. Уникальность этой части статьи заключается в том, что фактически, она представляет собой первую, «нарративную» реконструкцию интерьеров Белого домика и Главного дома Никольского-Урюпина, которые автор выполнил в виде описаний зала Белого домика и покоев анфилады, скомпилированных из информации различных источников. В исторических исследованиях, выполненных традиционными методами, эти описания стали бы общим итогом работы. Однако в рамках исторической информатики и направления виртуальных реконструкций они – лишь отправная точка, своеобразное «техническое задание» для реализации виртуальной реконструкции в электронной среде.
В следующем параграфе автор дает обзор комплекса источников, которые были привлечены к исследованию, характеризуя архивные документы и опубликованные работы, письменные и изобразительные источники. Обращает на себя внимание то, что недостатки визуального ряда автор умело компенсирует информацией нарративных источников, что является подтверждением высокого уровня исследовательского мастерства и владения методами источниковедческой критики разных типов и видов источников, позволяющими создавать единый сводный метаисточник на основе разновидовой информации.
В рамках рассмотрения источниковой базы, представленный в статье, необходимо отметить и собственную авторскую фотосъемку реконструируемых объектов, которая стала одной из отправных точек для воссоздания общей геометрии и экстерьера зданий, а также, вероятно, была необходима автору для верификации собственных представлений об объекте, и виртуальной реконструкции усадьбы, созданной И.Г.Тришиным. Рецензент считает, что подобный скрупулезно-въедливый подход к решению поставленной задачи заслуживает самой высокой оценки и поощрения.
В следующих параграфах и подпараграфах статьи описывается последовательность работы с источниковой базой в ходе процесса создания "второй" - собственно виртуальной реконструкции интерьера в программной среде. Анализируя содержания этих частей статьи, необходимо отметить то, что автор значительно расширил и усовершенствовал инструментарий виртуальной реконструкции, применив новые программные средства, что позволило ему создать исключительно эффектные изображения реконструируемых интерьеров. Это заметно даже на статичных изображениях, которыми иллюстрирован текст исследования.
В заключении автор делает общий вывод о том, что сформированная источниковая база и примененные методы исследования позволили ему получить достойный результат в виде реконструируемых интерьеров подмосковной усадьбы Никольское-Урюпино, с чем невозможно не согласиться.
Подводя итог рассмотрению представленной статьи, рецензент считает нужным подчеркнуть:
- новаторский, полидисциплинарный характер работы, которая имеет высокое теоретическое и практическое значение;
- оригинальность и сложность поставленной цели, а также многоаспектность решенных задач;
- разнообразие источниковой базы и обширность изученной историографии;
- самостоятельность выполнения исследования и самоотверженность автора.
Статья написана хорошим русским языком, без нарушения норм написания письменных работ; оформлена в соответствии с установленными требованиями.
В целом, статья оставляет хорошее впечатление и имеет большие научные перспективы, для реализации которых автором создано прочное основание.
Вместе с тем, высоко оценивая представленную работу, рецензент хотел бы высказать несколько советов и пожеланий к продолжению данного исследования, подчеркнув, что они (советы и пожелания) являются необязательными и обусловлены новаторским характером исследования:
1. Представляется целесообразным несколько расширить круг историографических источников и обратить внимание автора статьи на необходимость изучения опыта музеефикации и музейного воссоздания усадебных интерьеров в середине XX в., что позволит еще больше усовершенствовать методы поиска и компенсации отсутствующей в источниках информации.
2. Для реконструкции художественной составляющей интерьера (меблировки и художественных предметов интерьера) целесообразно использовать каталоги музейных собраний или Государственный Каталог Музейного фонда РФ, с помощью которых можно было бы практически полностью реконструировать меблировку комнат первого этажа Главного здания.
3. Одной из самых сложных проблем компьютерной реконструкции является колоризация изображения и его деталей. Рецензент полагает, что в настоящее время в силу отсутствия адекватного инструментария оценки точности цветопередачи в программах VR (цветные шкалы и тест-объекты), а также отсутствия практики юстировки мониторов пользователей /зрителей, это задача не может быть решена корректно. Тем не менее, то, что автор исследования сформулировал вопрос о точности воспроизведения текстур и цвета реконструируемых объектов, является его огромной заслугой и должно быть всячески поддержано научным сообществом.
Учитывая все вышесказанное, рецензент считает, что данная статья является исключительно интересной, будет полезна не только профессиональной аудитории, но и самому широкому читателю, и потому должна быть опубликована.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"