Статья 'Вывоз товаров из аграрного района: сетевой и геоинформационный анализ банковских платежей в Орловской губернии во второй половине XIX в. ' - журнал 'Историческая информатика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция > Редакционный совет
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Историческая информатика
Правильная ссылка на статью:

Вывоз товаров из аграрного района: сетевой и геоинформационный анализ банковских платежей в Орловской губернии во второй половине XIX в

Саломатина Софья Александровна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра исторической информатики, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова, Исторический факультет

119192, Россия, г. Москва, Ломоновский проспект, д. 27, корп. 4, оф. Г423

Salomatina Sofya

PhD in History

Associate Professor, Section of Historical Informatics, History Department, Lomonosov Moscow State University

119192, Russia, g. Moscow, Lomonovskii prospekt, d. 27, korp. 4, of. G423

ssalomatina@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Гарскова Ирина Марковна

доктор исторических наук

доцент, кафедра исторической информатики, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова (МГУ), Исторический факультет

119192, Россия, г. Москва, ул. Ломоносовский Проспект, 27, корп. 4, оф. Г423

Garskova Irina Markovna

Doctor of History

Associate professor, Historical Information Science Department, History Faculty, Lomonosov Moscow State University

119192, Russia, g. Moscow, ul. Lomonosovskii Prospekt, 27, korp. 4, of. G423

irina.garskova@gmail.com
Валетов Тимур Якубович

кандидат исторических наук

доцент, кафедра исторической информатики, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова (МГУ), Исторический факультет

119192, Россия, г. Москва, ул. Ломоносовский Проспект, 27, корп. 4, оф. Г423

Valetov Timur Yakubovich

PhD in History

Associate professor, Historical Information Science Department, History Faculty, Lomonosov Moscow State University

119192, Russia, g. Moscow, ul. Lomonosovskii Prospekt, 27, korp. 4, of. G423

valetov@gmail.com

DOI:

10.7256/2585-7797.2021.1.35447

Дата направления статьи в редакцию:

07-04-2021


Дата публикации:

17-05-2021


Аннотация: В статье анализируются денежные потоки, связанные с вывозом сельскохозяйственной продукции из Орловской губернии, по которым выявляется география получения доходов от межрегиональной торговли и делается вывод об изменениях в экономическом положении этого аграрного региона. Источником исследования является статистика межрегиональных банковских переводов, расчетов по кредитам под залог товаров, перевозимых по железным дорогам, и по векселям, по которым место платежа было за пределами Орловской губернии. Эти статистические данные относятся к Орловскому коммерческому банку и Орловскому и Елецкому отделениям Государственного банка Российской империи за 1868, 1878, 1888 и 1898 гг. К этим данным применены методы сетевого и геоинформационного анализа. Для интерпретации результатов использованы также нарративные источники об экономической ситуации в Орловской губернии. В статье делается вывод, что Рижско-Орловская магистраль, дававшая Орловской губернии межрегиональный статус в торговле, в 1890-е гг. утратила часть своего значения для вывоза из Центрального Черноземья, что привело к более диверсифицированной форме получения дохода от продажи сельскохозяйственной продукции. Крупные денежные потоки из Санкт-Петербурга и Москвы можно объяснить не только оплатой товаров, но и более широкими связями Орловской губернии со столицами, которые требуют дальнейшего изучения. Вывоз товаров в южные регионы Европейской России был менее важен для Орловской губернии, а в восточном направлении его фактически не было. В 1890-е гг. в связи c появлением многочисленных региональных железнодорожных веток резко усиливается обмен на близких расстояниях внутри Центрального Черноземья, однако это явление в региональной экономике тоже еще очень слабо изучено.


Ключевые слова: акционерные коммерческие банки, Государственный банк, межрегиональные расчеты, товарно-денежные потоки, торговля сельскохозяйственной продукцией, Российская империя, Орловская губерния, историческая статистика, сетевой анализ, геоинформационный анализ

Проект РФФИ № 18-09-00732 «Роль коммерческих банков и железных дорог в развитии торговли сельскохозяйственными товарами в России во второй половине XIX в. (по статистическим и картографическим источникам Центрально-Черноземного района)». Авторы статьи выражают благодарность В. Я. Ивакину за работу по оцифровке данных и помощь в работе с документами Российского государственного исторического архива (РГИА).

Abstract: The article analyzes money flows associated with agricultural products exports from Orlovskaya Guberniya which help the authors to trace the geography of incomes from interregional trade and conclude about the economic changes in this agrarian region. The source base is statistics of interregional bank transfers, loans against goods transported by railways and bills of exchange with the payment outside the guberniya. These statistics refer to the Oryol Commercial Bank and the Oryol and Yelets branches of the State Bank of the Russian Empire in 1868, 1878, 1888 and 1898. Network and spatial analysis are applied to these data. To interpret the results the authors use narrative sources telling about the economical state of Orlovskaya Gubernia. The study concludes that the Riga-Oryol railway that assigned the gubeniya the interregional trade status partially lost its importance in 1890 as far as exports from the Black Earth Region are concerned. This led to more diversified form of profits based on agricultural products trade. Big money flows from St. Petersburg and Moscow can be explained not only by payment for goods but also by broader ties of the guberniya with the capitals. The latter fact requires further study. Exports to the southern regions of European Russia were less important and those to the east were negligible. In the 1890s many new interregional railways stimulated sharp trade increase within the Central Black Earth Region, but this phenomenon of regional development has also been poorly studied.



Keywords:

Russian Empire, trade in agricultural products, commodity-money flows, interregional payments, the State Bank of the Russian Empire, joint-stock commercial banks, Oryol Governorate, historical statistics, network analysis, spatial analysis

Изучение экономических связей внутри Российской империи важно для понимания, какие были возможности у населения отдельного региона получать доходы. Отражением межрегиональных связей является география товарных потоков. Изменения в этой географии могли не только открывать новые рынки, но и «закрывать» старые, в результате чего регион мог испытывать экономические трудности. Цель нашего исследования — выявление изменений в основных направлениях продажи товаров из Орловской губернии во второй половине XIX в. в сопоставлении с экономической ситуацией в регионе. Поскольку это была аграрная губерния, речь идет в первую очередь о вывозе сельскохозяйственной продукции.

Вопрос о межрегиональных товарных потоках слабо изучен, потому что не хватает систематических источников. Этот пробел могла бы восполнить банковская статистика, в которой есть данные о платежах между регионами за проданные и купленные товары.

Торговлю и аграрный вывоз обслуживали коммерческие банки, операции которых включали краткосрочное кредитование предпринимателей и межрегиональные расчеты в форме банковских переводов, именно эти операции важны для темы нашего исследования. Из системообразующих коммерческих банков на территории Орловской губернии с 1865 г. действовало Орловское отделение Государственного банка Российской империи (далее — Госбанк), и с 1882 г. к нему добавилось Елецкое отделение. Акционерная форма собственности с 1872 г. была представлена Орловским коммерческим банком. До 1890 г. территория банка была ограничена Орловской губернией (правление в Орле и отделения в Ельце, Брянске и Ливнах), с 1890 г. число отделений банка стало увеличиваться, и в 1901 г. у банка было уже 22 подразделения в 12 губерниях в центре, на юге и на западе Европейской России. С самого начала Орловский коммерческий банк входил в группу предприятий Л. С. Полякова, центр управления которой находился в Москве. В 1901 гг. поляковские банки оказались в трудном финансовом положении из-за личного банкротства самого Полякова и его банкирского дома в Москве, причем Орловским коммерческий банк рассматривался как относительно здоровая часть поляковской группы. При содействии Министерства финансов и Госбанка из остатков поляковских банков в 1908 г. был создан Соединенный банк с правлением в Москве, в состав которого вошел Орловский коммерческий банк [24, c. 71].

Оба банка — Госбанк и Орловские коммерческий банк — публиковали статистику межрегиональных расчетов во второй половине XIX в. Для Госбанка в нашей работе используется статистика переводов из других городов в Орловское и Елецкое отделения. Именно в эти потоки входили платежи за товары, проданные из Орловской губернии. Это максимально широкая сеть платежей, потому что услуги по переводам предоставлялись всем желающим. Орловский коммерческий банк публиковал данные о кредитах под залог товаров, перевозимых по железным дорогам, с указанием мест выкупа товаров. В отчетности обоих банков есть данные о кредитах в форме учета векселей, место платежа по которым находилось за пределами губернии. Данные по товарным и вексельным кредитам относятся исключительно к расчетам предпринимателей.

Статистика Орловского коммерческого банка анализировалась в нашей предыдущей статье, посвященной вывозу и ввозу товаров при участии банка [23]. Историографический опыт изучения участия банков в обслуживании аграрного вывоза и сельского хозяйства в Центральной России уже был предметом наших обзоров [23, c. 124] [22, c. 153-154], в которых был сделан вывод, что объемы этих операций ранее были недооценены, потому что информация о них не отражена напрямую в банковских источниках, а также потому, что историография всегда ставила в центр участие банков в индустриализации, а не в обслуживании сельского хозяйства.

Новизна нашего исследования заключается в том, что мы сравниваем статистику Орловского коммерческого банка со статистикой Госбанка на той же территории. Таким образом, сопоставляются комплексы статистики с разным происхождением. Их общие черты должны указывать на реальные товарные потоки. Статистические данные дополнены в нашем исследовании сведениями нарративных источников об экономической ситуации в Орловской губернии.

Методика, использованная в нашей статье — та же, что и в предыдущей. Платежи клиентов банка представлены в виде сети типа «звезда» с центром в Орловской губернии, при этом из губернии в другие населенные пункты вывозятся товары, сопровождаемые товарными и вексельными кредитами, а из других мест присылаются переводы за купленный в губернии товар. При визуализации таких сетей узлы (населенные пункты) расположены с учетом их географических координат, тем самым в сетевой анализ добавляется пространственная компонента. Для усиления географического аспекта анализа в нашем исследовании представлены карты, на которых отражены населенные пункты, включенные в сетевые графы, железные дороги и водные пути.

Исследование организовано следующим образом: первый раздел посвящен источникам исследования, во втором разделе анализируются общие показатели банковской платежной статистики, третий раздел посвящен сетевому и геоинформационному анализу этих данных. После основного текста статьи размещены приложения с исходными данными для построения сетевых графов.

Таким образом, это исследование апробирует новые статистические источники и хорошо известные методы сетевого и пространственного анализа для выявления динамики товарных потоков, связанных с вывозом аграрной продукции из Центрального Черноземья. Изменения в этой динамике являются важными индикаторами трансформации экономики Центральной России, что уточняет наши представления об экономической истории Российской империи в целом.

Источники данных о межрегиональных товарных потоках

Сведения о межрегиональных расчетах можно найти в опубликованных годовых отчетах банков. Это могут быть данные по любым операциям, в которых указаны места отправки и места получения денежных сумм, например, в отчетах по кредитам могут быть указаны векселя с местом платежа в других городах или кредиты под залог товаров, выданные в одном городе с выкупом в другом. Встречаются такие данные и среди банковских услуг без кредитного риска, это прежде всего денежные переводы, за которые банк брал с клиента только комиссионное вознаграждение. Таблицы с данными о межрегиональных расчетах часто были технически сложны для публикации, поэтому такие материалы являются скорее исключением, чем нормой в банковской отчетности.

При работе со статистикой платежей важно учитывать направление денежного потока. Как известно, денежный поток противонаправлен товарному, т. е. товар идет в одном направлении, a деньги за него возвращаются в обратном направлении. Поскольку предметом нашего изучения является вывоз товаров из Орловской губернии, нам нужны данные о денежных потоках в Орловскую губернию.

Данные о географии платежей есть как в отчетности Орловского коммерческого банка, так и Орловского и Елецкого отделений Госбанка. Их можно найти в отчетах о вексельной операции, о кредитах под залог товаров и о денежных переводах. Наша задача выстроить эти фрагменты сопоставимым образом.

Данные о денежных переводах в Орловское и Елецкое отделения Госбанка. С 1860 по 1900 г. в годовых отчетах Госбанка публиковались данные о денежных переводах между отделениями. Вывозу товаров из Орловской губернии в этих данных соответствуют денежные переводы в Орел и в Елец. Это были переводы за счет и по поручениям клиентов. Например, переводы из Москвы в Орел означали, что в банк возвращалась оплата по векселям и товарным кредитам. В этот поток также были включены платежи из Москвы за товары, купленные в Орле без банковского кредита. Среди этих операций были как переводы фирм, компаний и отдельных предпринимателей, так и переводы частных лиц. Скорее всего переводы, связанные с предпринимательской деятельностью, преобладали, потому что это были переводы на более крупные суммы, и торгово-промышленная клиентура в целом доминировала в коммерческих банках XIX в. Пока нет сведений, что через эту статью отчетности шли переводы бюджетных средств, потому что операции казначейств в отчетности Госбанка отделены от коммерческих операций, к которым относилась эта статистика денежных переводов. До 1890-х гг. переводы делились в отчетности на переводные билеты (простые переводы) и телеграфные переводы, поэтому, чтобы получить сумму переводов за год, эти два вида переводов необходимо сложить. В отчетности Орловского коммерческого банка нет аналогичного комплекса данных о переводах из других регионов.

Данные о месте выкупа товара, под залог которого был выдан кредит в Орловском коммерческом банке. Коммерческие банки выдавали кредиты под залог товаров, перевозимых по железным дорогам. Смысл этой операции в том, что владелец товара получал деньги до того, как товар доставлялся в место назначения и там продавался. Благодаря кредиту в распоряжении продавца появлялись средства для более раннего начала формирования следующей партии товара.

Однако данные о кредитах под залог товаров, как правило, не содержат информацию о том, куда этот товар был отправлен. В этом смысле Орловский коммерческий банк был исключением, потому что с 1873 по 1901 гг. он публиковал данные о кредитах под залог товаров с указанием места выкупа товара. Например, за 1878 г. в подразделениях банка в Орловской губернии было выдано 1,4 млн руб. кредита под залог овса, отправленного по железной дороге в Ригу. Чтобы получить сумму кредита в банке за товары на Ригу за 1878 г., нужно сложить кредиты за овес с кредитами за другие товары (пшеница, рожь, ячмень, пшеничная, ржаная и пеклеванная мука, гречневая крупа, горох, льняное и конопляное семя, конопляное и подсолнечное масло, деревянное масло (растительное масло низкого качества, используемое в светильниках), сало). В сумме это составляло 2,6 млн руб., которые должны были вернуться в Орел после выкупа товаров в Риге [18, c. 14].

Важно отметить, что по отчетам Орловского коммерческого банка можно составить полную картину, какие именно товары были в залоге. В конце 1870-х гг. и в 1880-е гг. доля зерновых и муки в залогах составляла около 90%, а в целом доля продукции сельского хозяйства в этих операциях банка доходила до 99%, если учитывать товарные группы «Масло, семя, выжимки», «Животные вещества», «Волокнистые вещества». Таким образом, эти кредиты относились исключительно к сельскохозяйственному вывозу, что делает этот источник особенно ценным для изучения экспорта из Орловской губернии.

К сожалению, по отчетности банка места отправки товаров не указаны, и их можно понимать только как из всех подразделений банка в сумме, поэтому эти данные можно использовать как источник по Орловской губернии только до 1890 г., пока у банка не было отделений за пределами губернии.

Аналогичных данных по товарным кредитам в Госбанке нет. Массовое кредитование под залог сельскохозяйственной продукции началось в Госбанке с 1893 г., т. е. намного позже, чем в Орловском коммерческом банке, и данные по местам расчетов по кредитам найти пока не удалось. Товарные ссуды Елецкого отделения появляются чуть раньше, с 1889 г., когда открылся Елецкий элеватор, однако объемы его кредитных операций до 1893 г. были незначительными [22, c. 163-165].

Данные о местах платежей по векселям. Ведущей кредитной операцией коммерческих банков второй половины XIX в. был учет векселей. У этой операции была межрегиональная компонента, однако ее объемы оказались намного меньшими по сравнению с переводами и товарными кредитами, как будет показано в следующем разделе.

Векселя — это долговые расписки, выписанные на определенный срок, которые использовались как средства расчетов в предпринимательской среде. Более того, вексель можно было продать до срока, при этом его цена его понижалась на размер учетного процента. Такая досрочная покупка называлась учетом. Учетом векселей занимались коммерческие банки. После учета к банку переходило право получения платежа по векселю. Для банка это была кредитная операция.

Если партия товара отправлялась, например, из Орла в Москву, за нее могли расплатиться в Орле векселем, указав местом платежа Москву, точнее, подразделение одного из коммерческих банков в Москве. Затем этот вексель учитывался в банке в Орле, и таким образом попадал в статистику операций этого банка. После оплаты векселя в Москве средства возвращались в распоряжение банка в Орле. Однако могла действовать и схема без привязки к конкретной партии товара. Например, московская фирма постоянно закупала товар в Орле в кредит, для расчетов по этим кредитам фирма выписывала векселя по мере необходимости, которые орловский торговец учитывал в банке в Орле, когда ему нужны были свободные средства. Векселя московской фирмы принимали в Орле к учету, потому что там были осведомлены о кредитоспособности как фирмы, так и местного торговца-контрагента.

Орловский коммерческий банк и Госбанк публиковали данные о местах расчетов по векселям (в сумме за год). Место учета тоже, как правило, понятно из этих таблиц. Если место учета векселя и место платежа по нему совпадали, то это была местная операция. Если нет, то это были те самые межрегиональные операции, которые нам нужны.

Орловский коммерческий банк публиковал статистику мест расчетов по векселям с 1874 по 1901 гг. В этих данных не указано, в каком именно подразделении был учтен вексель (в Орле, Брянске, Ельце или Ливнах), однако все точки, где мог быть учтен вексель, относились к Орловской губернии до 1890 г., поэтому губернию можно рассматривать как общее место учета. С 1890 г. филиальная сеть банка начала расширяться за пределы губернии, и с тех пор данные теряют региональную сопоставимость, поэтому данные за 1890-е гг. мы не использовали.

В Госбанке статистика мест платежей по векселям доступна по каждому отделению за 1878–1900, 1902 и 1904 гг. Эти данные ограничены только филиальной сетью Госбанка и не включают пункты за пределами этой сети. Однако филиальная сеть Госбанка во второй половине XIX в. была крупнейшей в стране (см. таблицу 1, столбец 5).

Таким образом, сопоставимым периодом для Орловской губернии по данным о местах расчетов по векселям по двум банкам является период с 1878 по 1890 г. С 1891 г. в нашем распоряжении есть только данные по иногородним векселям, отправленным из Орловского и Елецкого отделений Госбанка.

Компоновка статистических данных для исследования. Для анализа денежных потоков в Орловскую губернию были выбраны четыре временных среза: 1868, 1878, 1888 и 1898 гг. С одной стороны, этот выбор был обусловлен тем, что статистика мест расчетов по векселям появляется в Госбанке только с 1878 г., и этот первый срез данных по векселям хотелось бы учесть. С другой стороны, эти четыре года относятся к разным периодам в экономической истории Центрального Черноземья. 1868 г. — это один их последних годов, когда можно проанализировать экономические связи Орловской губернии до появления железных дорог. 1878 г. относится к периоду максимального развития вывозной экономики Орловской губернии, которого она достигла после введения в эксплуатацию железных дорог. 1888 г. приходится на период падения цен на сельскохозяйственную продукцию в 1880-е гг., что неблагоприятно отразилось на регионе. 1898 г. может быть одним из годов подведения итогов бурного роста региональных железных дорог в 1890-е гг., при том, что аграрная экономика Орловской губернии в этот период по ряду причин стагнирует.

С учетом этих временных срезов, у нас есть данные по переводам в Орловское отделение Госбанка за 1868, 1878, 1888 и 1898 гг., а также в Елецкое отделение за 1888 и 1898 гг. По товарным кредитам есть только данные по Орловскому коммерческому банку за 1878 и 1888 гг., и они важны как образец «чистых» данных об аграрном вывозе. Данные о местах платежей по векселям есть по Орловскому коммерческому банку за 1878 и 1888 гг., по Орловскому отделению Госбанка за 1878, 1888 и 1898 гг., по Елецкому отделению Госбанка за 1888 и 1898 гг.

Важно также отметить, что для обеспечения сопоставимости единицей учета в нашем исследовании является денежный поток между Орловской губернией и другим населенным пунктом за ее пределами. Это пришлось сделать потому, что, как уже было сказано, статистика Орловского коммерческого банка рассматривает все подразделения банка как единое целое. При этом векселя с местом учета и товарные кредиты с местом выкупа в Орле, Ельце, Брянске и Ливнах исключены из расчетов как местные операции. Для выравнивания статистики Госбанка со статистикой Орловского коммерческого банка было принято решение Орловское и Елецкое отделения Госбанка так же считать единым местом отправления товаров и присылки переводов. Для этого были сложены цифры по потокам векселей из Орла и Ельца одну географическую точку. Денежные переводы из одной точки в Орел и Елец также объединены. При этом исключены из расчетов все операции между Орлом и Ельцом как местные, а также переводы внутри Орловского отделения за 1898 г. (из Орла в Орел).

Нарративные источники об экономике Орловской губернии. Кроме статистических данных для анализа привлечены тексты второй половины XIX в., в которых с разных сторон оценивается ситуация с вывозом аграрной продукции из Орловской губернии. Так, товарные потоки в первой половине 1860-х гг., в «дожелезнодорожную» эпоху, были тщательно изучены секретарем Орловского губернского статистического комитета А. С. Тарачковым [28] [29]. Традиционным источником нарративов о текущей ситуации с урожаем, ценами на аграрную продукцию и возможностями для населения получать доходы являются отчеты губернаторов и приложения к этим отчетам [11] [13] [15] [16] [17]. Состояние сельского хозяйства и аграрного вывоза по отдельным губерниям и экономическим районам страны анализировалось Министерством земледелия и государственных имуществ (до 1894 г. Министерством государственных имуществ) в известном периодическом издании «…год в сельскохозяйственном отношении» [1] [2] [3]. Ценные местные сведения о проблемах вывоза товаров из губернии публиковало Орловское земство [25]. Об экономических трудностях 1880-х гг., включая падение аграрных цен, неблагоприятные железнодорожные тарифы и банковский кризис, в публицистическом жанре высказывалась Орловская городская дума под руководством городского головы Д. С. Волкова [9] [10]. Эти нарративные источники не освещают одинаково подробно вопрос об аграрном вывозе из губернии за весь изучаемый период, например, почти нет сведений, относящихся к концу 1890-х гг., однако по имеющимся высказываниям можно в целом понять, что современники считали наиболее важным в этом вопросе.

В итоге, для изучения географии вывоза товаров из Орловской губернии у нас есть фрагменты разных статистических данных о банковских платежах, которые необходимо сравнить друг с другом и со сведениями из нарративных источников. Общее в этих данных будет относиться к направлениям вывоза товаров, особенное — к изменениям этого вывоза во времени, к разнице в моделях операций двух банков, к специфике конкретного фрагмента данных. Все эти тенденции и характерные черты географии платежей анализируются в следующих разделах работы.

Общая статистика платежных сетей

При изучении географии платежей по разным банковским операциям важно представлять размер денежных потоков, который порождает каждая из них, чтобы понимать, в каких данных зафиксировано наибольшее количество межрегиональных расчетов. В таблице 1 представлены годовые объемы операций по денежным переводам, товарным кредитам и иногородним векселям. Из этих данных следует, что переводы дают существенно более широкий срез экономики региона, чем векселя и товарные кредиты. Это объяснимый факт в том смысле, что комиссионная операция превосходит по оборотам кредитную. В первом случает банк не несет кредитного риска и может выполнять поручения всех желающих. Во втором случае услуга оказывается только тем, кто прошел проверку на кредитоспособность.

Таблица 1. Банковская статистика, связанная с вывозом товаров из Орловской губернии в 1868–1898 гг.

Операция

Банк

Год

Объем операций, тыс. руб.

Кол-во потоков / *

Средний поток, тыс. руб.

Потоки
> 50 тыс. руб.

Кол-во

В % (4)

(1)

(2)

(3)

(4)

(5)

(6)

(7)

(8)

Переводы из других городов в Орел и Елец

ГБ**, Орел

1868

3 679,5

14 / 38

262,8

2

98

1878

23 435,5

42 / 54

558,0

14

98

ГБ, Орел и Елец

1888

24 438,3

73 / 90

334,8

32

98

1898

24 294,0

112 / 115

216,9

39

97

Товарные кредиты с выкупом в других городах

ОрлКБ***

1878

4 664,8

29

160,9

10

95

1888

9 498,8

33

287,8

13

97

Векселя с платежом в других городах

ОрлКБ

1878

157,0

17

9,2

0

0

1888

543,1

18

30,1

1

72

ГБ, Орел

1878

318,3

11 / 54

28,9

2

52

ГБ, Орел и Елец

1888

657,5

33 / 90

19,9

2

56

1898

1 041,2

52 / 115

20,0

6

55

Примечания: * — общее число отделений Госбанка в этот год; ** — здесь и далее — Госбанк;
*** — здесь и далее — Орловский коммерческий банк в Орле, Ельце, Ливнах и Брянске.

Рассчитано по: [4] [5] [6] [7] [8] [18, c. 35-55, 57-81] [19, c. 8, 14-15] [20, c. 8, 14-15].

Переводы в Орловскую губернию до появления железных дорог составляли всего 3,7 млн руб. в год, затем эта цифра выросла до 23,4–24,4 млн руб. c учетом возможностей для вывоза продукции по железным дорогам, при этом от 1878 к 1898 гг. сумма переводов мало изменилась, что косвенно свидетельствует о стагнации в экономике региона. Так, переводы в Орел от 1878 к 1888 г. сократились с 23,4 млн руб. до 21,0 млн руб., однако за счет Елецкого отделения (3,4 млн руб.) сумма по Орловской губернии почти не изменилась (24,4 млн руб.). Примерно такая же ситуация сохранилась и к 1898 г.: 20,7 млн руб. в Орел и 3,6 млн руб. в Елец (в сумме 24,3 млн руб.).

Однако за весь изучаемый период постоянно увеличивалось количество потоков, или межрегиональных связей: в 1868 г. их было всего 14, а в 1898 уже 112. С одной стороны, это было связано с общим расширением филиальной сети Госбанка. С другой стороны, если в 1868 г. Орел поддерживал связи менее чем с половиной отделений, то в 1898 г. переводы были присланы уже почти из всех отделений, т. е. экономическая интеграция Орловской губернии с другими регионами заметно усилилась. Средний размер потока был максимальным в 1878 г. — 558 тыс. руб., затем постепенно снизился в 2 раза, до 216,9 тыс. руб. в 1898 г., т. е. география получения дохода стала более разнообразной.

Наша методика сетевого анализа исключает потоки менее 50 тыс. руб., которые в каждом выбранном году могут быть случайными. Крупные потоки переводов в сумме составляли подавляющую массу платежей. Так, по Орловской губернии число потоков более 50 тыс. руб. в год постоянно росло от 2 в 1868 г. до 39 в 1898 г., составляя всегда 97–98% всех переводов. Это значит, что во второй половине XIX в. всё больше связей разрастались до существенных объемов, свидетельствующих об устойчивых направлениях сбыта продукции из Орловской губернии.

Насколько крупным является объем операций в 50 тыс. руб. в год в региональных банках XIX в.? Например, просмотр списков клиентов по учету веселей в Орловском и Елецком отделениях Госбанка в 1890-е гг. позволяет дать примерную оценку, что 50 тыс. руб. — это годовой объем операций 5‒10 клиентов, потому что кредитные лимиты торговцев сельскохозяйственной продукцией составляли примерно 5‒10 тыс. руб. [26] [27] Таким образом, получается, что наш ценз в 50 тыс. руб. действительно отсекает направления, на которых было мало фирм, либо объемы их операций были небольшими.

Как уже было сказано, особенностью Орловского коммерческого банка была его развитая кредитная операция под залог сельскохозяйственных товаров. В отличие от переводной операции банк здесь рисковал своими средствами в том смысле, что клиент мог не вернуть кредита, поэтому объемы этой операции заметно меньше, чем по переводной операции. В 1878 г. было выдано 4,7 млн руб. товарных кредитов с выкупом в других городах, а в 1888 г. уже в 2 раза больше — 9,5 млн руб. Разница обусловлена тем, что в 1870-е гг. товарная операция банка была еще в стадии становления, тогда как в 1880-е гг. она скорее всего вышла на максимум возможного в условиях региона [22, c. 165-167]. В 1888 г. у банка было 33 направления вывоза товара со средним потоком в 287,8 тыс. руб., причем 13 крупнейших потоков составляли 97% всех выданных товарных кредитов.

Вексельная операция, как оказалось, давала совсем незначительный объем межрегиональных расчетов по сравнению с товарными кредитами и тем более переводами. В 1878 и 1888 гг. в другие города из одного банка отправлялось векселей на 157–658 тыс. руб., в 1898 г. по Орловскому и Елецкому отделениям Госбанка в сумме примерно на 1 млн руб. В основном это были потоки в 10–30 тыс. руб. в год, т. е. ниже порога, выбранного для сетевого анализа, поэтому такие данные не включены в этот анализ, однако география мест расчетов по векселям комментируется в следующем разделе.

Важно подчеркнуть, что мало было иногородних векселей, тогда как местных векселей (учитываемых и оплачиваемых в Орловской губернии) было достаточно для полноценной банковской кредитной операции, что показано в таблице 2. По Орловскому коммерческого банку масштабы операции были 5,2–5,4 млн руб. в год, по Госбанку 3,7–3,9 млн руб. в 1878 и 1888 гг., и до 5,2 млн руб. в 1898 г. Обратим внимание на «маркеры» конъюнктуры: показатели 1888 г. чуть ниже, чем 1878 гг. (1880-е гг. ситуация в регионе хуже, чем в конце 1870-х гг.), однако от 1888 к 1898 г. кредитная операция растет, несмотря на стагнацию по переводной операции, т.е. глубину проблем Центрального Черноземья не стоит переоценивать.

Таблица 2. Учет векселей в Орловском коммерческом банке, Орловском и Елецком отделениях Госбанка, 1878–1898 гг.

Банк

Год

Учтено векселей за год, тыс. руб.

Из них векселей с платежом в других городах, тыс. руб.

(4) в % от (3)

(1)

(2)

(3)

(4)

(5)

ОрлКБ*

1878

5 456,5

157,0

2,9

1888

5 214,6

543,1

10,4

ГБ**, Орел

1878

3 873,7

318,3

8,2

ГБ, Орел и Елец

1888

3 709,0

657,6

17,7

1898

5 206,6

1 041,2

21,3

Примечания: * — Орловский коммерческий банк в Орле, Ельце, Ливнах и Брянске;
** — здесь и далее — Государственный банк.

Рассчитано по: [7] [8] [18, c. 35-55] [19, c. 8] [20, c. 8].

Некоторое противоречие вексельной статистики коммерческих банков заключается в тщательном учете мест расчета по векселям при незначительных цифрах иногородних векселей. С точки зрения банковской теории той эпохи, расчетная функция векселей (как средств платежа) была очень важна. Однако в реальности вперед выходила кредитная функция (отложенный платеж), для которой была важна оценка кредитоспособности предпринимателей, участвовавших в вексельной операции. Кредитоспособность оценивалась там, где действовали подразделения банка, поэтому доступ к вексельному кредиту имели прежде всего местные фирмы. Иногородние векселя могли появляться, когда фирма, например, из Москвы прошла учетно-ссудный комитет в банке Орле. Ясно, что это могла быть только крупная, хорошо известная в Орле московская фирма. Таких клиентов было очень немного.

Доля межрегиональных фирм росла по мере интеграции орловской экономики в общероссийскую. Если в 1878 г. их векселя составляли менее 10% от всего учета в одном банке, то к 1898 г. их стало уже более 20%. Но всё равно расчеты по иногородним векселям оставались относительно небольшими по объему.

Таким образом, в нашем распоряжении есть три неравных по размеру сети межрегиональных расчетов, которые по-разному характеризуют два аспекта развития местной экономики. Во-первых, количественный рост операций как индикатор общего экономического роста: переводная операция, как наиболее широкая по числу клиентов, свидетельствует о застое, тогда как кредитные операции, наоборот, расширяются. Получается, что даже если возможности для роста были исчерпаны, происходили такие качественные изменения, которые делали кредит более доступным для предпринимателей. Во-вторых, вопрос о качественных изменениях можно прояснить именно при помощи сетевого анализа: устойчивый рост числа связей указывает на диверсификацию в получении доходов региональной экономикой. Связи росли по мере общего развития коммуникаций, и это увеличение разнообразия в источниках доходов могло со временем помочь региону выйти из стагнации.

Сетевой и геоинформационный анализ

В этом разделе методами сетевого и геоинформационного анализа исследуется диверсификация платежей за проданные товары. В частности, для 1868, 1878, 1888 и 1898 гг. созданы сетевые графы для потоков более 50 тыс. руб. в год. На графах представлены сети типа «звезда», центром которых является Орловская губерния, а остальные узлы графов — это населенные пункты, в которые был отправлен товар или из которого пришел банковский перевод. Товарно-денежные потоки — это дуги графов. Узлы сетевых графов размещены в пространстве с учетом географических координат населенных пунктов. В дополнение к графам созданы карты, на которых размещены те же самые населенные пункты, что и на графах, но в сочетании с железными дорогами и водными путями, по которым был возможен сплав товаров, что позволяет визуализировать основные пути вывоза из Орловской губернии. Кроме того, при анализе использованы сведения из нарративных источников об экономической ситуации, транспортной инфраструктуре и товарных потоках Орловской губернии. В итоге наша цель — выявить реальные товарные потоки через сопоставление разных источников.

1868 год — для самого раннего временного среза есть только данные о переводах в Орловское отделение Госбанка. Города, из которых были присланы переводы, представлены на карте 1, и эта платежная сеть настолько проста, что нет смысла представлять ее в виде графа. Из 3,7 млн руб. всех переводов 3,2 млн руб. (86%) пришли из Санкт-Петербурга и 341 тыс. руб. (9%) из Москвы. Потоки из остальных 12 городов были совсем незначительными (в среднем 7,4 тыс. руб. в год), поэтому по ним нельзя судить об устойчивых направлениях вывоза товаров [4]. Далее рассмотрим исторический контекст этих данных.

sgv_1_02

Карта 1. Города, из которых были присланы переводы в Орловское отделение Госбанка, железные дороги и водные пути в 1868 г.
Источник: [4]

В 1868 г. еще можно анализировать экономические связи до прихода железных дорог в Орловскую губернию. По Московско-Курской железной дороге (направление север-юг) участок Тула – Орел был открыт в августе 1868 г., а Орел – Курск — в сентябре 1868 г. В ноябре 1868 г. была введена в эксплуатацию Орловско-Витебская железная дорога (запад-восток) для вывоза товаров в морской порт в Риге [12, c. 57]. Таким образом, вряд ли в 1868 г. движение товаров по железной дороге получило заметное развитие.

По нарративным источникам, в 1860-е гг. Орел был центром накопления, переработки и отправки сельскохозяйственной продукции для Орловской и ближайших к ней губерний на юге, прежде всего Курской, а также Черниговской [30] [31] [10, c. 1-3]. Товар отправлялся в Санкт-Петербургский порт на экспорт, а также в Москву, на запад в Смоленскую и Могилевскую губернии и далее от Смоленска к Витебску к пристаням Западной Двины, откуда начинался сплав к Рижскому порту. Северо-западное направление вывоза вело в Калужскую губернию.

Товарные потоки имели ярко выраженный сезонный характер. По зимним путям товары свозились в Орел, где дожидались дальнейшей отправки гужом или по Оке к Москве. Однако возможности сплава по Оке от Орла были ограниченными. Когда река вскрывалась ото льда, нужно было быстро загрузить 125–150 и более барок и отправить их в мае по высокой воде. Сплав летом и осенью был возможен раз в 2–3 недели, для этого открывали плотину для накопления воды, расположенную выше города. Сплав шел до Серпухова и далее гужом товары отправлялись по шоссе Москва – Тула. Гужевой подвоз к окским пристаням Калужской губернии часто был заменой сплава от Орла. Подводы, вывозившие хлеб зимой в Калужскую губернию, возвращались с грузом строевого леса. Преимущественно зимним был вывоз на Западную Двину. Товарооборот Орла давал работу множеству крестьян, мещан и купцов, хотя в оптовой вывозной торговле преобладали иногородние и иностранные купцы из столиц и портовых городов.

В то же время железные дороги в 1860-е гг. уже влияли на экономику Орловской губернии. Если раньше сплав из Орла шел до Серпухова, то с 1862 г. [12, c. 55] товары на железную дорогу к Москве можно было перегружать в Коломне, что оказалось дешевле. Доставка грузов в Санкт-Петербург предполагала уже только Николаевскую железную дорогу. Если раньше орловский хлеб привозился в Москву на 2 недели раньше, чем со Средней Волги, и мог продаваться какое-то время по более высоким ценам, то в 1862 г. железная дорога из Москвы в Нижний Новгород лишила Орел этого преимущества. К 1868 г. все надежды Орла были связаны с железной дорогой на Ригу.

Статистика переводов Госбанка хорошо отразила магистральные направления вывоза товаров из Орловской губернии — Санкт-Петербург и Москву, тогда как вывоз в соседние от Орла губернии пока вообще не попал в сферу банковского обслуживания. Доминирование Санкт-Петербурга в этих потоках, возможно, было связано с закупками крупных столичных экспортеров. Поток на Москву был слабее не только потому, что туда направлялось меньше товара, но и потому, что на этом направлении, видимо, было не очень много крупных фирм, проводивших платежи через Госбанк. С другой стороны, переводы из финансовых столиц включали не только торговые связи, что будет более понятно на аналогичных данных за более поздние годы.

1878 г. в Орловской губернии относился к периоду роста товарного сельского хозяйства в связи с развитием железных дорог (карта 2) и благоприятной мировой конъюнктурой. Орловская губерния находилась на магистральном направлении с востока на запад от Царицына на Ригу. Через крупные железнодорожные узлы в Смоленске и Динабурге открывался путь к Либавскому порту, а также к Вильне и далее в Польшу и Германию. Направление с севера на юг через Орел проходило по Московско-Курской железной дороге, где от Курска шла дорога на юг на Харьков и далее в Южный степной район. Важно отметить, что подвоз к Москве с востока (через Рязань и Козлов) был за пределами Орловской губернии, т. е. это мощное по товаропотоку направление было конкурирующим.

sgv_2_01

Карта 2. Города, связанные банковскими операциями с Орловской губернией, железные дороги и водные пути в 1878 и 1888 гг.
Источники: [5] [6] [19, c. 14-15] [20, c. 14-15].

В нарративных источниках отмечено, что из-за развития Московско-Курской железной дороги сплав по Оке из Орла потерял значение, тогда как железные дороги в западном направлении стали активно использоваться для экспорта. Орловская губерния сосредоточилась на производстве сельскохозяйственной продукции, которая хорошо оплачивалась на мировом рынке. В торговле еще более возросла роль посредников из экспортных портов, помещики получали хороший доход, земельная собственность росла в цене, заработки крестьян также повышались [11, c. 4-5] [10, c. 3].

Сельскохозяйственная продукция накапливалась в Орле, Ельце, Ливнах, в некоторых больших селах и на крупных железнодорожных станциях. Пшеница перерабатывалась в муку в восточных уездах (в Елецком, Ливенском, Малоархангельском). Остальная продукция в необработанном виде (главным образом овес и рожь) направлялась в Ригу и Либаву, а также в Варшаву и Кёнигсберг. По Московско-Курской железной дороге вывоз хлеба на юг был незначительным, однако из южных уездов Орловской губернии вывозилось конопляное масло в Киев, Полтаву, Харьков и Одессу [1, c. 37].

Урожаи 1877 и 1878 гг. были хорошими, заграничный спрос устойчивым, цены казались не очень благоприятными, но настоящее падение аграрных цен произошло примерно через четыре года. Однако из-за Русско-турецкой войны наблюдались большие скопления и задержки грузов на станциях железных дорог, поэтому результаты торговли в 1877–1878 г. оказались хуже, чем ожидалось [15] [16].

Насколько данные нарративов соотносятся со статистикой банковских платежей? За 1878 г. в нашем распоряжении есть данные о местах расчетов по товарным кредитам Орловского коммерческого банка (граф 1), данные о переводах в Орловское отделение Госбанка (граф 2). Исходные данные для этих графов приводятся в приложении 1 и 2, и все узлы графов представлены также на карте 2. В дополнение к этому, по обоим банкам есть данные о местах расчетов по иногородним векселям, которые тоже необходимо прокомментировать [5] [7] [19, c. 8, 14-15].

sgv_3_01

Граф 1. Вывоз товаров из Орловской губернии при участии Орловского коммерческого банка в 1878 г.*
* — Годовые суммы кредитов, выданные под залог товаров, перевозимых по железным дорогам.
Источник: [19, c. 14-15].

Сеть расчетов Орловского коммерческого банка по товарным кредитам (граф 1) — это сеть вывоза сельскохозяйственной продукции. При этом большая часть крупных потоков на графе 1 (79,1% от всех потоков внутри страны) была ориентирована на запад. Самым большим был поток в Ригу — 2,6 млн руб., или 56,2%. К магистрали Рига – Орел также относились узлы в Динабурге, Витебске и Смоленске. Потоки на Либаво-Роменскую магистраль (Либава и Минск) были пока небольшими. На запад за границу, в Кёнигсберг и Берлин, уходило товаров с кредитом на 249 тыс. руб. (5,3%), такие же небольшие потоки были на Санкт-Петербург (250 тыс. руб., 5,4%) и Москву (243 тыс. руб., 5,2%). Таким образом, модель вывоза на запад, представленная на графе 1, хорошо соответствует географии товарных потоков в исторических текстах.

Сеть переводов в Орловское отделение Госбанка (граф 2) значительно расширилась в 1878 г. по сравнению с 1868 г., что свидетельствует о росте межрегиональных связей по мере развития железных дорог. Однако как в 1868, так и в 1878 г. значительная доля потоков приходится на Санкт-Петербург (9,5 млн руб., 40,3%) и Москву (2,6 млн руб., 11,1%). Интересно, что товарооборот со столицами не упомянут в нарративах 1878 г. Нет его в таких объемах и в товарных кредитах Орловского коммерческого банка. Судя по статистике железнодорожных перевозок, товаропоток из Орловской губернии на Москву был значительно более слабым, чем на запад [28, таблица I.A]. Из этого следует, что денежные переводы из столиц отражают далеко не только расчеты за товары, однако пока у нас недостаточно данных, чтобы этот вопрос прояснить.

sgv_4_01

Граф 2. Переводы в Орловское отделение Госбанка из других городов в 1878 г.
Источник: [5].

Западное направление в графе 2 отчасти соответствует нарративам и графу 1. Поток переводов из Риги (9 млн руб., 38,2%) был почти таким же огромным, как и из Санкт-Петербурга. В сумме запад на графе 2 (Рига, Вильна, Смоленск, Псков) составлял 41,8% всех переводов в Орел в 1878 г. В то же время граф 1 и граф 2 не совсем сопоставимы в западном сегменте. Поскольку переводы Госбанка пересылались только между его собственными отделениями, на графе 2 не может быть узлов-населенных пунктов, где не было отделений Госбанка, пунктов за границей и в Польше, где в 1870-е гг. функции государственного банка выполнял Польский банк. Более того, в ранний период у Госбанка еще мало отделений на западе страны. Однако акцент на Ригу явно присутствует как на графе 1, так и на графе 2.

Еще одно отличие сетей двух банков в 1878 г. — у сети Госбанка есть южный сегмент (Харьков, Полтава, Екатеринослав, Одесса, Херсон, Таганрог, Тифлис), причем это не соседние от Орла губернии, а более отдаленные районы. Из таких городов присылались переводы в 100–210 тыс. руб. в год, что в сумме составляло 1,1 млн руб., или 4,8% всех переводов. Вывоз конопляного масла в южные губернии, упомянутый в нарративах, может в какой-то степени быть соотнесен с этими денежными потоками.

Расчеты по иногородним векселям в 1878 г. прослеживаются в минимальном объеме (таблица 2). Относительным преимуществом этих данных является, что они с большой вероятностью относятся к расчетам крупных фирм. В Госбанке такие потоки (30–100 тыс. руб. в год) были направлены прежде всего в Москву и Нижний Новгород (видимо, на ярмарку) и в крупные города-расчетные центры южнее Орловской губернии — Харьков, Ростов-на-Дону, Киев. Тот же акцент на три эти центра с потоками 20–30 тыс. руб. в год наблюдается в вексельной сети Орловского коммерческого банка. Получается, что крупные закупщики из Москвы, Нижнего Новгорода и южных городов из-за слабой интенсивности товарного потока покупали товары в кредит не под залог партий товара, а в кредит на доверии репутации фирме, тогда как закупщики с запада на интенсивном товарном потоке работали за наличный расчет (переводы) и в кредит под залог конкретных партий товара, отправляемых по железной дороге.

Таким образом, по разным источникам выявляется, во-первых, доминирующий вывоз товаров на запад; во-вторых, финансовые связи со столицами были значительными по объему и скорее всего превышавшими товарные потоки в этих направлениях; в-третьих, были явно регулярные, но небольшие по объему связи с центрами на юге, достаточно отдаленными от Орловской губернии.

1888 г. — следующий временной срез в нашем исследовании. Из существенных изменений в железнодорожной сети, влиявших на вывоз из Орловской губернии, можно отметить только открытие движения в 1887 г. по участку Полесских железных дорог от Брянска до Гомеля [12, c. 88], что давало еще один прямой выход в Польшу и к западным сухопутным границам (карта 2).

Урожай 1888 г. в Центральном Черноземье был выше среднего за пятилетие. К тому же в восточных губерниях Европейской России, особенно в Самарской и Оренбургской, уже третий год был неурожай, что создавало дополнительные возможности для аграрного вывоза из Орловской губернии [2, c. 49-53] [17, c. 1]. К сожалению, в 1888 г. кризис падения цен на сельскохозяйственную продукцию был еще далек от завершения. От длительного спада, продолжавшегося с 1882 г., страдали как помещичьи, так и крестьянские хозяйства [17, c. 6] [25, c. 91-94, 101-103]. К аграрному кризису в Орловской губернии добавился банковский кризис, описанный в статье С. А. Саломатиной, однако в 1888 г. ситуация в банках была лучше, чем в предыдущие годы [22, c. 168-169].

Во второй половине 1880-х гг. шли дискуссии о железнодорожных тарифах. Представителей Орловской губернии не устраивало, что при действовавшей системе тарифов необработанные зерновые было выгоднее сразу из мест производства отправлять за границу и в морские порты, а не везти в местные торгово-промышленные центры на переработку и перераспределение. Такая практика подрывала традиционную экономику губернии. К тому же, Центральному Черноземью было сложно конкурировать с восточными и южными губерниями, где производство зерна оказывалось дешевле. В дополнение к этому, в сложный экономический период другие страны, прежде всего Германия, вводили неблагоприятные для российского аграрного экспорта таможенные тарифы [9] [10, c. 3-5] [13].

Однако система первичной переработки и перераспределения сельскохозяйственной продукции сохранялась в 1888 г. в Орле и в других центрах губернии. Рижско-Орловское железнодорожное направление было важным не только для Орловской, но и для соседних губерний. О каких-либо принципиальных изменениях в товарных потоках нарративные источники не сообщают.

Из платежной статистики за 1888 г. есть данные о товарных кредитах Орловского коммерческого банка (граф 3), о переводах в Орловское и Елецкое отделения Госбанка (граф 4). Исходные данные для этих графов опубликованы в приложениях 3 и 4. Все населенные пункты (узлы графов) представлены также на карте 2. Для 1888 г. есть еще данные о расчетах по иногородним векселям по обоим банкам [6] [8] [20, c. 8, 14-15].

sgv_5

Граф 3. Вывоз товаров из Орловской губернии при участии Орловского коммерческого банка в 1888 г.*
* — Годовые суммы кредитов, выданные под залог товаров, перевозимых по железным дорогам.
Источник: [20, c. 14–15].

Если сравнить граф 3 с графом 1 по товарной операции Орловского коммерческого банка, то от 1878 к 1888 г. принципиальных изменений не произошло. Экономический кризис не повлиял на ориентированную на запад модель вывоза сельскохозяйственной продукции (85,5% всех потоков в 1888 г.). Однако если в 1878 г. акцент был на Ригу, то в 1888 г. ведущих портов вывоза было уже два — Либава (4 млн руб., 42,5%) и Рига (2,8 млн руб., 29%). Вывоз на запад за пределы Рижско-Орловского направления усиливался (Либава, Вильна, Минск, Белосток, Варшава, Псков). За границу было отправлено продукции с кредитом на 592,9 тыс. руб. кредита, или 6,2%, а также в обе столицы на 549,4 тыс. руб., или 5,8%.

Рассмотрим теперь граф переводов в Госбанк в 1888 г. (граф 4) в сравнении с аналогичным графом за 1878 г. (граф 2). В графе 4 сохраняется акцент на Санкт-Петербург (5,9 млн руб., 23,8 %) и Москву (4,3 млн руб., 17,3%), хотя петербургский поток меньше, а московский — больше, чем в 1878 г., и всё, что связано со столичными потоками, по-прежнему слабо объясняется в тех нарративных источниках, что есть в нашем распоряжении.

sgv_6

Граф 4. Переводы в Орловское и Елецкое отделения Госбанка из других городов в 1888 г.
Источник: [6].

Другой фактор, который необходимо учитывать при анализе — это резкий рост филиальной сети Госбанка в первой половине 1880-х гг. Именно тогда появились отделения, составившие существенную часть западного сегмента графа 4 — Варшава, Белосток, Витебск, Динабург, Ковно, Минск. Их просто не могло быть на графе 2 за 1878 г.

Поток переводов с запада составлял в 1888 г. 9,6 млн руб. (38,9%). Лидировали Рига (5,2 млн руб., 21,4%) и Либава (1,2 млн руб., 4,8 %), т. е. акцент на эти два балтийских порта выявляется как по данным Госбанка, так и Орловского коммерческого банка.

Увеличились потоки, связанные с отдаленными губерниями на юге и юго-востоке (3,5 млн руб., 14,3%). В этом сегменте выделяется Ростов-на-Дону (1 млн руб., 4,2%), другие города — Харьков, Киев, Одесса, Херсон, Николаев, Екатеринослав, Царицын, Астрахань, Тифлис, хотя в целом этот сегмент по размеру операций, как и прежде, значительно уступает западу и двум столицам.

В 1888 г. появляется сеть переводов, связанная с ближайшими к Орлу губерниями (Калуга, Воронеж, Тула, Курск, крупные железнодорожные узлы в Тамбовской губернии — Козлов и Борисоглебск), хотя пока еще в незначительном объеме.

В операциях крупных фирм с иногородними векселями в 1888 г., как и в 1878 г. преобладало направление на Москву (290,5 тыс. руб., 44% иногородних векселей Госбанка), из других крупных центров большую роль в 1888 г. играл Ростов-на-Дону (76,7 тыс. руб., или 12% в Госбанке), причем у этого узла высокий статус и в графе 4 по переводам Госбанка. Получается, что в 1888 г. запрос на южный вывоз из Центрального Черноземья усилился, возможно по причине неурожая в других регионах. Другие узлы интенсивных операций с векселями были в крупных финансовых центрах (Харьков, Рига, Киев, Одесса, Санкт-Петербург) и центрах аграрного вывоза с более региональным статусом (Воронеж, Херсон, Севастополь). Иногородние векселя Орловского коммерческого банка в 1888 г. отправлялись в первую очередь в Санкт-Петербург (392 тыс. руб., или 72% всех иногородних векселей в банке), остальные узлы в этой сети расположены южнее Орловской губернии, за исключением Москвы (Херсон, Харьков, Ромны, Ростов-на-Дону, Николаев, Одесса, Воронеж). Таким образом, в кредит, как и раньше, покупали небольшое число фирм из столиц и крупных городов.

В целом, несмотря на сложную ситуацию для торговли, платежные сети 1888 г. сопоставимы по направлениям и превышают по числу связей сети 1878 г.: акцент на запад и большие потоки из Санкт-Петербурга и Москвы, усиление южного сегмента.

1898 г. — последний временной срез платежной статистики в нашем анализе. Результаты роста железнодорожной сети в 1890-е гг. отражены на карте 3 [12, c. 66–73]. Во-первых, появились железные дороги с запада на восток по Воронежской губернии, что дало этому региону выход на запад через Либаво-Роменское направление. Во-вторых, с участка Рижско-Орловской магистрали по Тамбовской губернии (Грязи – Борисоглебск) западный вывоз тоже в значительной степени пошел через Воронежскую губернию [29, таблица I]. В-третьих, в 1890-е гг. сильно разрослась сеть местных железных дорог, и многие новые ветки забрали часть вывоза с Рижско-Орловской магистрали на другие направления. Статус Орловской губернии как межрегионального торгового центра в 1890-е гг. оказался на более низком уровне, чем в предыдущие десятилетия.

sgv_7

Карта 3. Города, из которых были присланы переводы в Орловскоеи Елецкое отделения Госбанка, железные дороги и водные пути в 1898 г.
Источник: [18, c. 57–81].

В конце XIX в. экономика страны в целом находилась в стадии подъема, однако с сельским хозяйством ситуации был сложная. После 1891–1892 гг. следующий достаточно большой неурожай в Центральном Черноземье случился в 1897–1898 гг. [3, вып. 4, c. i-xiv, 4-6] [3, вып. 5, с. xi-xiv] В итоге общая экономическая ситуация в 1898 г. в Орловской губернии была неблагоприятной [14, c. 37-46, 73-99] [32, c. 44-52], причем часть проблем региона имела системный характер, что не связано с темой нашего исследования [21].

Как эта реальность 1890-х гг. отразилась на товарно-денежных потоках? Данных по Орловскому коммерческому банку за 1898 г., сопоставимых с 1888 г., нет. Платежные сети можно анализировать только по переводам в Орловское и Елецкое отделения Госбанка (граф 5, приложение 5, карта 3) [18, c. 57-81]. На графе 5 (за 1898 г.), как и на аналогичных графах 2 и 4 (за 1878 и 1888 гг.), основной поток шел из Санкт-Петербурга (9,1 млн руб., 37,5% всех переводов), и еще один существенный поток был из Москвы (1,1 млн руб., 4,5%).

Западный сегмент графа 5 составлял второе направление по объему операций (5,9 млн руб., 24,2%), однако в 1898 г. доминировали уже не Рига и Либава, а крупный железнодорожный узел Вильна (2,3 млн руб., 9,3%), т. е. основное направление товарного потока на запад сместилось в 1890-е гг. на Либаво-Роменскую магистраль. В сумме товарные потоки на Рижско-Орловское направление (Рига, Двинск (бывш. Динабург), Витебск, Смоленск) снизились относительно других узлов на западе (Либава, Вильна, Варшава, Ковно, Гродно, Минск, Могилев, Псков).

В 1898 г. заметно выросла сеть переводов в соседние губернии (Калуга, Тула, Курск, Рязань, Воронеж, Тамбов и Козлов), тогда как в 1888 г. этот сегмент сети только намечался. Эти географически близкие к Орлу связи в сумме составляли 3,3 млн руб., или 13,6%. Интересно, что техническая возможность посылать переводы в большинство из этих центров существовала еще с 1860-х гг., однако только в 1890-е гг. это стало массовым явлением, что хорошо соотносится с ростом региональных железных дорог и возможным удешевлением простых переводов. Это явление еще не изучалось. Может быть, традиционная местная торговля наконец-то стала использовать банковские переводы. Другая версия — ближайшие регионы стали больше закупать в Орловской губернии, тогда как раньше вывоз из губернии шел преимущественно в отдаленные районы.

В 1898 г. заметно увеличение числа узлов в южном сегменте за пределами Центрального Черноземья (в сумме 3,8 млн руб., 15,8 %), но размеры потоков там в среднем меньше, чем потоки между Орлом и близкими к нему центрами, что еще раз привлекает внимание к каким-то качественным изменениям в межрегиональных связях в Центральном Черноземье, произошедшим в 1890-е гг.

sgv_8

Граф 5. Переводы в Орловское и Елецкое отделения Госбанка из других городов в 1898 г.
Источник: [18, c. 57-81].

Сеть расчетов крупных фирм по иногородним векселям в Госбанке в 1898 г. заметно выросла по сравнению с 1888 г., в ней уже было 6 узлов с размером потока более 50 тыс. руб. в год, которые можно включить в сетевой анализ. Крупнейшим узлом, как и раньше была Москва (176,6 тыс. руб., 17%); затем шел Воронеж (106,2 тыс. руб., 10,2%), куда в 1890-е гг. сместились значительные товарные потоки при вывозе из Центрального Черноземья на запад. Следующей по размеру операций была Тула (81,9 тыс. руб., 7,9%), т. е. еще одна точка ближайшего вывоза в пределах региона. Остальные три узла с размером потоков 60–80 тыс. руб. — это морские порты Одесса, Санкт-Петербург и Севастополь. В целом это хорошо объясняемая модель, когда на каждом направлении несколько крупных фирм вывозили товары в одну из столиц, в соседние губернии, в экспортные порты.

В итоге сопоставление пяти графов, трех карт и нарративных источников за 1868, 1878, 1888, 1898 гг. позволяет сделать вывод о том, модель вывоза по Рижско-Орловской магистрали, которая обеспечивала Орловской губернии статус межрегионального торгового центра, испытывала всё более сильное конкурентное давление со стороны других регионов по мере расширения железнодорожной сети. Это вело к изменениям условий торговли, к которым нужно было адаптироваться. Статистика банковских переводов выявляет крупные денежные потоки из Санкт-Петербурга и Москвы, но объем вывоза товаров в столицы плохо подтверждается другими источниками, поэтому этот вопрос требует дальнейшего изучения. Экономические связи с южными губерниями занимали в экономике Центрального Черноземья намного меньшее значение, чем западные и столичные направления. В 1890-е гг. резко активизируются связи с центрами внутри Центрального Черноземья, но этот аспект региональной экономики нуждается в изучении по другим источникам. В целом, для торговых связей аграрного региона было характерно нарастание разнообразия в источниках получения доходов, и это есть основной вывод, который можно сделать именно из сетевого анализа.

Заключение

Статистика банковских платежей накапливалась не для учета товарно-денежных потоков, а для получения детализированной информации о банковских операциях — кредитной и комиссионной (переводной). Однако через эту статистику в нашем исследовании сделана попытка изучить именно потоки вывоза товаров, или, другими словами, выявить географию получения доходов региональной экономикой.

В центре нашего внимания — Орловская губерния, специализировавшаяся на сельскохозяйственном производстве. Ведущими коммерческими банками региона были Орловский коммерческий банк, а также Орловское и Елецкое отделения Госбанка. Оба банка оставили комплексы статистических данных, по которым можно выявить географию расчетов за продукцию, вывезенную из Орловской губернии. Эти данные доступны не за все годы и не полностью сопоставимы между собой, что потребовало внимательной источниковедческой работы, в результате которой удалось подобрать фрагменты платежной статистики для сравнения на четырех временных срезах (1868, 1878, 1888, 1898 гг.). К этим данным применены методы сетевого и геоинформационного анализа. Для интерпретации результатов использованы также данные из нарративных источников о текущей экономической ситуации в регионе.

Из проведенного анализа следует, что модель экономики Орловской губернии сложилась в 1870-е гг. как ориентированная на вывоз сельскохозяйственной продукции на запад по Рижско-Орловской магистрали. Орловская губерния была центром накопления, первичной переработки и перераспределения сельскохозяйственной продукции для соседних губерний еще до появления железных дорог, однако без этого акцента на вывоз на запад. Этот статус межрегионального центра губерния сохраняла в 1870-е и 1880-е гг. Однако в 1890-е гг., когда появилась сеть железных дорог на юге Центрального Черноземья (прежде всего в Воронежской губернии) значение Рижско-Орловской магистрали снизилось. Теперь с ней конкурировало более южное Либаво-Роменское направление и многочисленные региональные ветки, по которым товары из Орловской и ближайших к ней губерний вывозились на другие магистральные железнодорожные направления. Эта конкуренция снижала возможности Орловской губернии быть межрегиональным торговым центром.

Из статистики переводов Госбанка следует высокий статус Санкт-Петербурга и Москвы в платежах в Орловскую губернию. Такой же вывод следует из расчетов крупных фирм по иногородним векселям как в Госбанке, так и в Орловском коммерческом банке. Эти связи со столицами сложились еще в «дожелезнодорожный» период. Однако денежные переводы из столиц в Орловскую губернию выглядят намного большими по объему, чем товаропотоки, упоминаемые в нарративных источниках. Разумеется, переводы из столиц только отчасти относятся к расчетам за товары и включают переводы частных лиц, не связанных с предпринимательской деятельностью. К тому же пока не удалось найти доказательств, что через эти потоки шли бюджетные средства, потому что операции казначейств не смешивались с коммерческими операциями в годовых отчетах Госбанка. В итоге, пока можно только отметить, что структура столичных потоков нуждается в уточнении по архивным источникам, если такие будут найдены, однако это уже задача для другого исследования.

Вывоз товаров из Орловской губернии на юг, за пределы Центрального Черноземья, был устойчивым, хотя и небольшим по объему. Видимо, на юг можно было вывозить только некоторые продукты специализации Орловской губернии, прежде всего конопляное волокно (пеньку) и масло.

В 1890-е гг. заметно усиливаются связи между Орлом и Ельцом, с одной стороны, и другими центрами Центрального Черноземья, с другой. К этой же категории относится Калужская губерния — традиционное ближайшее северо-западное направление аграрного вывоза из Орловской губернии. Железные дороги и телеграфное сообщение было между этими центрами давно, но переводы между ними активизировались только в конце 1880-х гг. и стали бурно расти в 1890-е гг., что хорошо соотносится с появлением региональных железнодорожных веток. Это ставит еще один вопрос для дальнейшего изучения: какие качественные изменения происходили в региональной торговле в конце XIX в. Эти «ближние» переводы могли быть следствием как перехода в сферу банковского обслуживания традиционной местной торговли, так и ее роста в условиях, когда конкуренция с другими регионами мешала продажам на дальние расстояния.

С точки зрения сетевых структур, в 1870-е гг. возможности получать доходы были сконцентрированы на ограниченном количестве направлений, т. е. связей было еще относительно немного. В 1890-е гг. фактически тот же денежный объем операций был существенно более географически распределенным, т. е. направлений получения дохода стало намного больше, что могло привести к формированию новой модели вывоза товара из региона и выходу из застоя.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Примечания для всех приложений: * — Риго-Орловская магистраль. ** — Места расчетов по кредитам, выданным под залог товаров, перевозимых по железным дорогам.

Приложение 1. Вывоз товаров из Орловской губернии** при участии Орловского коммерческого банка
в 1878 г. (потоки более 50 тыс. руб. в год)

Направление

Населенный пункт

В тыс. руб.

Столицы

Санкт-Петербург

250,0

493,4

Москва

243,4

Запад

Рига*

2 621,3

3 690,2

Витебск*

252,4

Динабург*

171,2

Смоленск*

110,6

Либава

227,7

Минск

307,0

Запад, за границу

Кёнигсберг

131,2

249,3

Берлин

118,1

Всего по пунктам >50 тыс. руб.

4 432,9

В % от «Всего по всем пунктам»

95%

Всего по всем пунктам

4 664,8

Рассчитано по: [19, c. 14-15].

Приложение 2. Переводы в Орловское отделение Госбанка из других городов в 1878 г.
(потоки более 50 тыс. руб. в год)

Направление

Населенный пункт

В тыс. руб.

Столицы

Санкт-Петербург

9 455,3

12 049,3

Москва

2 594,0

Запад

Рига*

8 959,2

9 789, 0

Смоленск*

617,1

Вильно

144,4

Псков

68,3

Юг

Полтава

210,3

1131,3

Тифлис

202,7

Екатеринослав

186,7

Херсон

168,4

Одесса

138,7

Таганрог

118,5

Харьков

106,0

Центральное Черноземье

Борисоглебск

95,1

Всего по пунктам >50 тыс. руб.

23 064,7

В % от «Всего по всем пунктам»

98%

Всего по всем пунктам

23 435,5

Рассчитано по: [5].

Приложение 3. Вывоз товаров из Орловской губернии** при участии Орловского коммерческого банка
в 1888 г. (потоки более 50 тыс. руб. в год)

Направление

Населенный пункт

В тыс. руб.

Столицы

Санкт-Петербург

357,5

549,4

Москва

191,9

Запад

Рига*

2 752,0

8 260,8

Динабург*

410,4

Витебск*

58,1

Либава

4 040,4

Минск

69,5

Белосток

63,9

Вильна

55,1

Варшава

565,4

Псков

110,4

Запад, за границу

Кёнигсберг

386,4

592,9

Берлин

206,5

Всего по пунктам >50 тыс. руб.

9 267,4

В % от «Всего по всем пунктам»

97%

Всего по всем пунктам

9 498,8

Рассчитано по: [20, c. 14-15].

Приложение 4. Переводы в Орловское и Елецкое отделения Госбанка из других городов в 1888 г.
(потоки более 50 тыс. руб. в год)

Направление

Населенный пункт

В тыс. руб.

Столицы

Санкт-Петербург

5 867,2

10 125,9

Москва

4 258,7

Запад

Рига*

5 275,1

9 585,9

Витебск*

627,4

Смоленск*

394,0

Динабург*

344,9

Либава

1 179,5

Варшава

824,8

Минск

337,8

Вильна

194,0

Ковно

140,6

Псков

113,8

Белосток

98,4

Ревель

55,5

Юг за пределами Центрального Черноземья

Ростов

1 022,3

3 520,6

Харьков

728,1

Киев

390,7

Одесса

304,1

Херсон

301,8

Николаев

257,1

Астрахань

154,0

Царицын

143,4

Екатеринослав

115,0

Тифлис

104,1

Центральное Черноземье и Калуга

Калуга

260,7

677,2

Воронеж

89,0

Тула

72,2

Курск

69,5

Борисоглебск

68,9

Козлов

66,9

Кострома

50,0

Восток

Саратов

91,2

91,2

Всего по пунктам >50 тыс. руб.

24 000,8

В % от «Всего по всем пунктам»

97%

Всего по всем пунктам

24 632,1

Рассчитано по: [8].

Приложение 5. Переводы в Орловское и Елецкое отделения Госбанка из других городов
в 18
98 г. (потоки более 50 тыс. руб. в год)

Направление

Населенный пункт

В тыс. руб.

Столицы

Санкт-Петербург

9 103,8

10 186,9

Москва

1 083,1

Запад

Смоленск*

707,2

5 827,6

Рига*

394,0

Витебск*

269,0

Двинск* (бывш. Динабург)

134,7

Вильна

2 269,5

Могилев

737,3

Варшава

439,0

Ковно

268,4

Либава

224,5

Псков

156,0

Минск

120,8

Гродно

107,2

Юг за пределами Центрального Черноземья

Харьков

502,5

3 842,3

Севастополь

465,8

Полтава

350,2

Баку

349,6

Чернигов

304,6

Батум

275,0

Сумы

250,8

Кишинев

248,0

Киев

247,5

Ростов-на-Дону

242,4

Елисаветград

195,3

Екатеринослав

131,5

Одесса

128,3

Таганрог

100,2

Ровно

50,6

Центральное Черноземье и Калуга

Тула

651,3

3 315,1

Курск

615,8

Козлов

572,8

Тамбов

554,2

Калуга

351,3

Рязань

292,4

Воронеж

277,3

Восток

Казань

190,7

389,4

Саратов

114,2

Нижний Новгород

84,5

Всего по пунктам >50 тыс. руб.

23 561,3

В % от «Всего по всем пунктам»

97%

Всего по всем пунктам

24 294,2

Рассчитано по: [18, c. 57-81].

Библиография
1.
'1881-й год в сельскохозяйственном отношении по ответам, полученным от хозяев. – Санкт-Петербург: тип. Министерства внутренних дел, 1882. – 242 с.
2.
'1888 год в сельскохозяйственном отношении по ответам, полученным от хозяев. Вып. 3: Общий обзор года: ч. 1. – Санкт-Петербург: тип. В. Ф. Киршбаума, 1889. – 378 c.
3.
'1898 год в сельскохозяйственном отношении по ответам, полученным от хозяев. Вып. 4–5. – Санкт-Петербург, 1898.
4.
Ведомость о переводах сумм по переводным билетам и телеграммам за 1868 год // Отчет Государственного банка по операциям за 1868 год. – СПб., 1869. – без ном. стр.
5.
Ведомость о суммах, переведенных по переводным билетам и телеграммам за 1878 год // Отчет Государственного банка за 1878 год. – СПб., 1879. – без ном. стр.
6.
Ведомость о суммах, переведенных по переводным билетам и телеграммам за 1888 год // Отчет Государственного банка, его контор и отделений за 1888 год. – СПб., 1889. – без ном. стр.
7.
Ведомость учтенных в 1878 г. банком, конторами и отделениями векселей по местам назначенного по ним платежа // Отчет Государственного банка за 1878 год. – СПб., 1879. – без ном. стр.
8.
Ведомость учтенных в 1888 году Государственным банком, конторами и отделениями векселей по местам назначенного по ним платежа // Отчет Государственного банка, его контор и отделений за 1888 год. – СПб., 1889. – без ном. стр.
9.
Волков Д. С., Булаткин А. Тарифы наших дорог и их последствия: записка уполномоченных от Орловского биржевого общества Д. Волкова и А. Булаткина (По поводу ходатайства Орловского биржевого общества и всего торгового сословия г. Орла об упорядочении железнодорожных тарифов и о возможности уравнении местных тарифов с вывозными). – Санкт-Петербург: тип. Э. Арнгольда, 1888. – 25 с.
10.
Волков Д. С., Булаткин А., Суханов П. Просьба погибающего города: записка уполномоченных от г. Орла Волкова, Булаткина и Суханова (О ссуде г. Орлу 1.200.000 руб. для расчета с вкладчиками несостоятельного городского банка). – Санкт-Петербург: тип. Э. Арнгольда, 1888. – 44 с.
11.
«Всеподданейший» отчет Орловского губернатора о состоянии губернии за 1884 г // РГИА. Научно-справочная библиотека. Печатные записки. «Всеподданейшие» отчеты Орловского губернатора о состоянии губернии. – Шифр 2855.
12.
Ермилов Н. Е. Железнодорожный ежегодник: справочная книга для железнодорожников. Год 1904. – Санкт-Петербург: Тип. Ц. Крайз, 1904. – 325 c.
13.
Записка о состоянии Орловской губернии (31 января 1889 г.) // РГИА. Научно-справочная библиотека. Печатные записки. «Всеподданейшие» отчеты Орловского губернатора о состоянии губернии. – Шифр 2855.
14.
Лавицкая М. И. Орловское купечество второй половины XIX — начала ХХ века. – Орел: Изд-во ОРАГС, 2007. – 287 с.
15.
Обзор Орловской губернии за 1877 год. // РГИА. – Ф. 1263. – Оп. 1. – Д. 3972. – Л. 692–695.
16.
Обзор Орловской губернии за 1878 год. // РГИА. – Ф. 1263. – Оп. 1. – Д. 4034. – Л. 237–238.
17.
Обзор Орловской губернии за 1888 г. – Орел: Орловский губернский статистический комитет, 1889. – 60 с.
18.
Особые приложения к отчету Государственного банка за 1898 год. – Санкт-Петербург, 1899. – 93 с.
19.
Отчет Орловского коммерческого банка за 1878 год. – Москва: Типо-Литография Н. И. Куманина, 1879. – 35 с.
20.
Отчет Орловского коммерческого банка за 1888 год. – Москва: Типо-Литография Н. И. Куманина, 1889. – 35 с.
21.
Поленов А. Д. Исследование экономического положения центрально-черноземных губерний: Труды Особого совещания 1899–1901 гг. – Москва: Типо-лит. т-ва И.Н. Кушнерев и К°, 1901. – 70 с.
22.
Саломатина С. А. Коммерческие банки и сельское хозяйство во второй половине XIX в.: статистический анализ операций Орловского коммерческого банка в сравнении с Государственным банком Российской империи // Исторический журнал: научные исследования. – 2019. – № 6. – С. 151–178. – DOI: 10.7256/2454-0609.2019.6.31310. – URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=31310.
23.
Саломатина С. А., Гарскова И. М., Валетов Т. Я. Межрегиональные расчеты Орловского коммерческого банка во второй половине XIX в.: сетевой анализ // Историческая информатика. – 2019. – № 4. – С. 122–147. – DOI:10.7256/2585-7797.2019.4.31020. – URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=31020.
24.
Саломатина С. А., Парфирьев Д. С. Региональная банковская элита Российской империи: Поляковы и Орловский коммерческий банк, 1872–1908 гг. // Вестник Московского университета. Серия 8. История. – 2020. – № 1. – С. 68–94.
25.
Сельскохозяйственный обзор по Орловской губернии за 1887/8 год. – Орел: Орловское губернское земство, 1888. – 324 с.
26.
Списки лиц, кредитующихся в Елецком отделении [Государственного] Банка, 1892–1895 // РГИА. – Ф. 587. – Оп. 52. – Д. 1039. – 274 л.
27.
Списки лиц, кредитующихся в Орловском отделении [Государственного] Банка, 1892–1895 // РГИА. – Ф. 587. – Оп. 52. – Д. 1073. – 655 л.
28.
Статистический сборник Министерства путей сообщения. Вып. 6. – Санкт-Петербург: издание Министерства путей сообщения, 1882. – 477 с., разд. паг.
29.
Статистический сборник Министерства путей сообщения. Вып. 60. – Санкт-Петербург: издание Министерства путей сообщения, 1900. – 197 с., разд. паг.
30.
Тарачков А. Материалы для истории торговли и промышленности в Орловской губернии // Памятная книжка и адрес-календарь Орловской губернии на 1864 год. – Орел: Канцелярия Орловского губернского статистического комитета, 1864. – С. 1–79.
31.
Тарачков А. Торговля и главные ее предметы в г. Орле // Памятная книжка и адрес-календарь Орловской губернии на 1868 год. – Орел: Канцелярия Орловского губернского статистического комитета, 1867. – С. 1–49.
32.
Чекомазова В. И. Из истории елецкого купечества. – Елец: б. и., 2007. – 127 с.
References (transliterated)
1.
'1881-i god v sel'skokhozyaistvennom otnoshenii po otvetam, poluchennym ot khozyaev. – Sankt-Peterburg: tip. Ministerstva vnutrennikh del, 1882. – 242 s.
2.
'1888 god v sel'skokhozyaistvennom otnoshenii po otvetam, poluchennym ot khozyaev. Vyp. 3: Obshchii obzor goda: ch. 1. – Sankt-Peterburg: tip. V. F. Kirshbauma, 1889. – 378 c.
3.
'1898 god v sel'skokhozyaistvennom otnoshenii po otvetam, poluchennym ot khozyaev. Vyp. 4–5. – Sankt-Peterburg, 1898.
4.
Vedomost' o perevodakh summ po perevodnym biletam i telegrammam za 1868 god // Otchet Gosudarstvennogo banka po operatsiyam za 1868 god. – SPb., 1869. – bez nom. str.
5.
Vedomost' o summakh, perevedennykh po perevodnym biletam i telegrammam za 1878 god // Otchet Gosudarstvennogo banka za 1878 god. – SPb., 1879. – bez nom. str.
6.
Vedomost' o summakh, perevedennykh po perevodnym biletam i telegrammam za 1888 god // Otchet Gosudarstvennogo banka, ego kontor i otdelenii za 1888 god. – SPb., 1889. – bez nom. str.
7.
Vedomost' uchtennykh v 1878 g. bankom, kontorami i otdeleniyami vekselei po mestam naznachennogo po nim platezha // Otchet Gosudarstvennogo banka za 1878 god. – SPb., 1879. – bez nom. str.
8.
Vedomost' uchtennykh v 1888 godu Gosudarstvennym bankom, kontorami i otdeleniyami vekselei po mestam naznachennogo po nim platezha // Otchet Gosudarstvennogo banka, ego kontor i otdelenii za 1888 god. – SPb., 1889. – bez nom. str.
9.
Volkov D. S., Bulatkin A. Tarify nashikh dorog i ikh posledstviya: zapiska upolnomochennykh ot Orlovskogo birzhevogo obshchestva D. Volkova i A. Bulatkina (Po povodu khodataistva Orlovskogo birzhevogo obshchestva i vsego torgovogo sosloviya g. Orla ob uporyadochenii zheleznodorozhnykh tarifov i o vozmozhnosti uravnenii mestnykh tarifov s vyvoznymi). – Sankt-Peterburg: tip. E. Arngol'da, 1888. – 25 s.
10.
Volkov D. S., Bulatkin A., Sukhanov P. Pros'ba pogibayushchego goroda: zapiska upolnomochennykh ot g. Orla Volkova, Bulatkina i Sukhanova (O ssude g. Orlu 1.200.000 rub. dlya rascheta s vkladchikami nesostoyatel'nogo gorodskogo banka). – Sankt-Peterburg: tip. E. Arngol'da, 1888. – 44 s.
11.
«Vsepoddaneishii» otchet Orlovskogo gubernatora o sostoyanii gubernii za 1884 g // RGIA. Nauchno-spravochnaya biblioteka. Pechatnye zapiski. «Vsepoddaneishie» otchety Orlovskogo gubernatora o sostoyanii gubernii. – Shifr 2855.
12.
Ermilov N. E. Zheleznodorozhnyi ezhegodnik: spravochnaya kniga dlya zheleznodorozhnikov. God 1904. – Sankt-Peterburg: Tip. Ts. Kraiz, 1904. – 325 c.
13.
Zapiska o sostoyanii Orlovskoi gubernii (31 yanvarya 1889 g.) // RGIA. Nauchno-spravochnaya biblioteka. Pechatnye zapiski. «Vsepoddaneishie» otchety Orlovskogo gubernatora o sostoyanii gubernii. – Shifr 2855.
14.
Lavitskaya M. I. Orlovskoe kupechestvo vtoroi poloviny XIX — nachala KhKh veka. – Orel: Izd-vo ORAGS, 2007. – 287 s.
15.
Obzor Orlovskoi gubernii za 1877 god. // RGIA. – F. 1263. – Op. 1. – D. 3972. – L. 692–695.
16.
Obzor Orlovskoi gubernii za 1878 god. // RGIA. – F. 1263. – Op. 1. – D. 4034. – L. 237–238.
17.
Obzor Orlovskoi gubernii za 1888 g. – Orel: Orlovskii gubernskii statisticheskii komitet, 1889. – 60 s.
18.
Osobye prilozheniya k otchetu Gosudarstvennogo banka za 1898 god. – Sankt-Peterburg, 1899. – 93 s.
19.
Otchet Orlovskogo kommercheskogo banka za 1878 god. – Moskva: Tipo-Litografiya N. I. Kumanina, 1879. – 35 s.
20.
Otchet Orlovskogo kommercheskogo banka za 1888 god. – Moskva: Tipo-Litografiya N. I. Kumanina, 1889. – 35 s.
21.
Polenov A. D. Issledovanie ekonomicheskogo polozheniya tsentral'no-chernozemnykh gubernii: Trudy Osobogo soveshchaniya 1899–1901 gg. – Moskva: Tipo-lit. t-va I.N. Kushnerev i K°, 1901. – 70 s.
22.
Salomatina S. A. Kommercheskie banki i sel'skoe khozyaistvo vo vtoroi polovine XIX v.: statisticheskii analiz operatsii Orlovskogo kommercheskogo banka v sravnenii s Gosudarstvennym bankom Rossiiskoi imperii // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. – 2019. – № 6. – S. 151–178. – DOI: 10.7256/2454-0609.2019.6.31310. – URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=31310.
23.
Salomatina S. A., Garskova I. M., Valetov T. Ya. Mezhregional'nye raschety Orlovskogo kommercheskogo banka vo vtoroi polovine XIX v.: setevoi analiz // Istoricheskaya informatika. – 2019. – № 4. – S. 122–147. – DOI:10.7256/2585-7797.2019.4.31020. – URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=31020.
24.
Salomatina S. A., Parfir'ev D. S. Regional'naya bankovskaya elita Rossiiskoi imperii: Polyakovy i Orlovskii kommercheskii bank, 1872–1908 gg. // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 8. Istoriya. – 2020. – № 1. – S. 68–94.
25.
Sel'skokhozyaistvennyi obzor po Orlovskoi gubernii za 1887/8 god. – Orel: Orlovskoe gubernskoe zemstvo, 1888. – 324 s.
26.
Spiski lits, kredituyushchikhsya v Eletskom otdelenii [Gosudarstvennogo] Banka, 1892–1895 // RGIA. – F. 587. – Op. 52. – D. 1039. – 274 l.
27.
Spiski lits, kredituyushchikhsya v Orlovskom otdelenii [Gosudarstvennogo] Banka, 1892–1895 // RGIA. – F. 587. – Op. 52. – D. 1073. – 655 l.
28.
Statisticheskii sbornik Ministerstva putei soobshcheniya. Vyp. 6. – Sankt-Peterburg: izdanie Ministerstva putei soobshcheniya, 1882. – 477 s., razd. pag.
29.
Statisticheskii sbornik Ministerstva putei soobshcheniya. Vyp. 60. – Sankt-Peterburg: izdanie Ministerstva putei soobshcheniya, 1900. – 197 s., razd. pag.
30.
Tarachkov A. Materialy dlya istorii torgovli i promyshlennosti v Orlovskoi gubernii // Pamyatnaya knizhka i adres-kalendar' Orlovskoi gubernii na 1864 god. – Orel: Kantselyariya Orlovskogo gubernskogo statisticheskogo komiteta, 1864. – S. 1–79.
31.
Tarachkov A. Torgovlya i glavnye ee predmety v g. Orle // Pamyatnaya knizhka i adres-kalendar' Orlovskoi gubernii na 1868 god. – Orel: Kantselyariya Orlovskogo gubernskogo statisticheskogo komiteta, 1867. – S. 1–49.
32.
Chekomazova V. I. Iz istorii eletskogo kupechestva. – Elets: b. i., 2007. – 127 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья представляет собой исследование экономических связей между российскими регионами во второй половине XIX в. на материалах Орловской губернии. Сфера изучения конкретных исторических процессов в представленной работе лежит в рамках экономической истории, неослабевающий интерес к которой наблюдается на протяжении многих десятилетий как в отечественной, так и в зарубежной историографии.
Методология статьи основана на междисциплинарном подходе, в рамках которого исследование отдельной проблемы осуществляется с привлечением целого комплекса методов, как общенаучных, так и конкретно-научных, в частности, статистических, применены также сетевой и геоинформационный анализ, предполагающие использование современных информационных технологий. Это позволило автору(-ам) статьи получить весьма оригинальные и новые выводы о характере межрегиональных экономических связей в Российской империи второй половины XIX в.
Актуальность работы определяется как пристальным вниманием научного сообщества к проблемам экономической истории, так и серьезным расширением методического инструментария подобных исследований, продемонстрированным в статье. Выход на межрегиональный уровень позволяет конкретизировать и углубить общее представление о характере экономических процессов в такой огромной по территории стране, как Россия.
Научная новизна представленной работы заключается прежде всего в привлечении материалов банковской статистики для изучения вывоза товаров из конкретного региона. Это особенно важно, учитывая недостаток систематических источников о межрегиональных товарных потоках. В рамках статьи впервые сравнивается статистика Орловского коммерческого банка со статистикой Госбанка. Исследование продемонстрировало также важную роль применения математических методов и информационных технологий в изучении экономической истории.
Статья написана по четкому плану и имеет ярко выраженную логику изложения, отразившуюся как во внешней, так и во внутренней структуре текста. Работа начинается с постановки проблемы и изложения методологии и методики исследования. Статья не содержит историографического обзора, отсылая читателя к предыдущим работам в рамках представленной тематики. Большой раздел посвящен источникам, при этом автор(-ы) характеризует не столько сами источники, сколько содержащиеся в них данные, необходимые для решения поставленных в статье проблем. Данные скомпонованы по четырем временным срезам через десятилетие (1868, 1878, 1888, 1898 гг.). Кроме статистических данных для исследования привлечен ряд нарративных источников, имеющих в данном случае вспомогательное значение. В следующем разделе статьи представлена общая банковская статистика, связанная с вывозом товаров из Орловской губернии, при этом сопоставляются данные по Орловскому коммерческому банку и Госбанку. Далее представлены собственно сетевой и геоинформационный анализ диверсификации платежей за проданные товары по обозначенным ранее временным срезам. В заключительной части статьи сделан вывод о том, что модель экономики Орловской губернии основывалась на вывозе сельскохозяйственной продукции на запад, при этом с развитием железнодорожной сети губерния стала испытывать значительную конкуренцию со стороны соседних губерний. Статья хорошо иллюстрирована (таблицы, графы, карты), а также снабжена большими статистическими приложениями. Работа написана хорошим и строгим научным стилем.
Статья снабжена довольно обширной библиографией, включающей как источники, так и исследования по рассматриваемой теме и позволяющей при необходимости расширить представление об экономическом развитии региона во второй половине XIX в.
Статья не содержит выраженных дискуссионных моментов, поскольку изложение сосредоточено на анализе полученных данных и следующих из них принципиально новых выводах.
Рецензируемая работа представляет собой законченное исследование по экономической истории с использованием новых данных и применением современных методов и технологий их анализа. Каких-либо принципиальных недостатков в статье не выявлено. Работа привлечет внимание как специалистов, так и широкого круга читателей, интересующихся проблемами отечественной истории. Статья полностью соответствует формату журнала и рекомендуется к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"