Статья 'Методика оценки изменений агрокультурного ландшафта на основе ГИС-обработки планов межевания 1861 г. и современного описания лесного фонда Национального парка «Кенозерский» ' - журнал 'Историческая информатика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция > Редакционный совет
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Историческая информатика
Правильная ссылка на статью:

Методика оценки изменений агрокультурного ландшафта на основе ГИС-обработки планов межевания 1861 г. и современного описания лесного фонда Национального парка «Кенозерский»

Козыкин Александр Владимирович

научный сотрудник, Национальный парк "Кенозерский"

163000, Россия, Архангельская область, г. Архангельск, ул. Набережная Северной Двины, 78, оф. Кенозерский национальный парк

Kozykin Aleksandr Vladimirovich

Reseacher, Kenozero National Park

163000, Russia, Arkhangel'skaya oblast', g. Arkhangel'sk, ul. Naberezhnaya Severnoi Dviny, 78, of. Kenozerskii natsional'nyi park

gryllus2007@gmail.com

DOI:

10.7256/2585-7797.2021.2.35089

Дата направления статьи в редакцию:

20-02-2021


Дата публикации:

13-07-2021


Аннотация: Для многих особо охраняемых природных территорий России традиционные агроландшафты являются объектами высокого историко-культурного и природного наследия. Их сохранение и восстановление требует глубокого понимания процессов их возникновения, формирования и деградации. В условиях Севера Европейской части России агроландшафты при сокращении ведения сельского хозяйства зарастают лесами, утрачивая свои внешние черты. Однако, структурные характеристики этих лесов, как правило, свидетельствуют об их происхождении и особенностях сукцессий.Исследование проведено с целью выработки методики оценки масштабов сельскохозяйственного освоения в прошлом, моделирования процессов исторической трансформации агроландшафтов, идентификации участков подсечно-огневого, переложного, двух- и трёхпольного земледелия по структурным характеристикам постагрогенных лесов. В основе исследования лежит сравнительное сопоставление в ГИС растровых аналогов планов межевания второй половины XIX века и векторных слоёв современного лесоустройства с атрибутивными данными о структуре лесов.       Использование картографических материалов лесоустройства и таксационных характеристик лесов для сопоставления с землеустроительными документами прошлого на модельном участке ранее в научной литературе не встречалось. Высокая точность современных лесоустроительных работ обеспечивает вполне допустимую сходимость со старыми межевыми планами, выполненными инструментальным способом, и дает возможность использования данных по таксации лесов для внутриландшафтной дифференциации агроландшафтов XIX в. Исследование проведено на территории модельного участка в границах Национального парка «Кенозерский» (Архангельская область) на основе комплекта межевых планов 1861 г. и ГИС лесоустройства 2014 г., разработанной Архангельским филиалом ФГУП Рослесинфорг.Обработка в ГИС межевых планов XIX в. и планов современного лесоустройства позволяет моделировать изменения агроландшафтов по отдельным угодьям, проследить влияние почвенных условий и элементов аграрного использования на процессы изменений типологической и таксационной структуры формирующихся на них современных лесов, исторических реконструкций биологического разнообразия экосистем прошлого.


Ключевые слова: агроландшафты, эколого-историческая трансформация, исторические ГИС, межевые планы, лесоустроительные планы, внутриландшафтная дифференциация, типы угодий, таксационные характеристики лесов, пашня, перелог

Abstract: In many Russian nature reserves traditional landscapes are objects of important historical and cultural heritage. To preserve and restore them one needs to deeply understand their development, formation and degradation processes. In the north of European Russia agricultural landscapes are often covered with forests and lose their features when agricultural activity decreases. However, structural characteristics of these forests as a rule tell us about their development and peculiarities of successions. The study aims at creating a technique to estimate the scope of former agricultural land development, model historical transformation of agricultural landscapes and identify plots of slash and burn, shifting, two and three field agriculture judging by structural characteristics of post-agrarian forests. Aided by GIS the study compares raster analogs of land demarcation plans of the second half of the 19th century and vector layers of present day forests with attributive data on the forest structure.
The use of cartographic forest data and inventory forest characteristics to compare with former land management documents related to the plot named have not been found in studies before. High precision of present day land management provides for permitted comparability with old demarcation plans and allows one to use inventory data for inter-landscape differentiation of agricultural landscapes in the 19th century. The study covers a model plot within Kenozero National Park (Arkhangelsk Region) addressing 1861 demarcation plans and 2014 forests GIS developed by Arkhangelsk branch of Roslesinforg. GIS processing of 19th century and present day demarcation plans provides for modeling agricultural landscape changes in relation to separate plots, trace the influence of soil conditions and elements of agrarian use on topological and inventory changes of emerging forests and reconstruct the biodiversity of ecosystems in the past.



Keywords:

inter-landscape differentiation, forest management plans, demarcation plans, early GIS data, ecological and historic transformation, agricultural landscapes, land types, taxational specifications of forest stock., arable land, fallow

Введение

Одна из экологических проблем в заповедной системе – сохранение и управление исторически сложившимися агрокультурными ландшафтами [1, 2, 3], трансформированными в настоящее время. Для России важен период учета информации по агроландшафтам на состояние середины XIX в., когда произошла их историческая стабилизация, до начала эпохи распада русской поземельной общины [1]. Установление связи типологической структуры и распространения агрокультурных ландшафтов того времени с современным их постагрогенным состоянием позволяет проследить историю и механизм экологической трансформации типов угодий того времени и решить вопрос об их эколого-экономической реабилитации.

Оцифрованные в экологических и социально-экономических целях исторические картографические материалы разного периода применяют как в России, так и за рубежом [4], разрабатывая в том числе и сценарии землепользования агрокультурных ландшафтов [3].

Современные возможности применения ГИС позволили широко использовать планы Генерального межевания конца XVIII – начала XIX веков для изучения истории землепользования Европейской России [6, 7], трансформации почвенного покрова и агрономической оценки почв [5, 8, 9], изменения лесистости [10, 11]. Исследования проводились на территориях разного уровня – от регионов до модельных и участков, и на разных временных отрезках, совмещая исторические планы с космоснимками. ГИС применялись также и при изучении трансформации и историческом моделировании границ городских поселений [12].

Север Европейской части России представляет лесной регион, здесь трансформация ландшафтов происходит в связи с зарастанием сельскохозяйственных угодий лесом. При точечных натурных обследованиях определить принадлежность к историческому землепользованию возможно только при почвенном опробовании [13]. Совмещение в ГИС разновременных картографических материалов позволяет проследить внутриландшафтную дифференциацию [14] агрокультурных ландшафтов и современных насаждений, сформированных на различных угодьях землепользования. Подобные исследования очень важны для моделирования и разработки проектов сохранения, а возможно, и исторического восстановления агрокультурных ландшафтов, требующих особого подхода в системе ООПТ. Работы, связанные с сохранением и восстановлением ценных в историко-культурном и природном отношении агроландшафтов, при прекращении их традиционного сельскохозяйственного использования, экономически затратны [2], требуют проведения оценки состояния больших территорий для разработки сценариев управления, основанных на методах исторической информатики.

Задача исследования – отработать алгоритм совмещения и методику оценки исторической трансформации агроландшафтов на основе цифровых аналогов межевых планов 1861 г. и материалов лесоустройства 2014 г. на примере модельного участка территории Национального парка «Кенозерский».

Объекты и методы

Национальный парк «Кенозерский» образован в 1991 г. на территории Каргопольского и Плесецкого муниципальных районов Архангельской области. По физико-географическому районированию парк расположен на севере Русской равнины. По геоботаническому районированию территория относится к подзоне среднетаёжных лесов. Свое название парк получил от самого крупного водоема, находящихся на его территории – озера Кено (Кенозеро). Территория Кенозерского национального парка имеет поистине уникальное расположение на границе Балтийского кристаллического щита и Русской платформы. Для территории парка характерно разнообразие форм рельефа и комбинаций древних и четвертичных отложений.

Большая часть территории парка, в отличие от большинства районов Русского севера, исторически формировалась как аграрный регион [15]. Этому способствовали почвенно-литологические особенности, наличие весьма продуктивных окарбоначенных почв, обладающих уникальными свойствами и дренированностью в результате карстовых процессов [13]. К середине XIX в. здесь сформировался уникальный аграрный комплекс, с внутриландшафтной дифференциацией по типам землепользования, связанной с комплексом систем земледелия, используемых одновременно – пашенного с постоянными полями и двух-трехпольным «оборотом», переложного и подсечно-огневого. Пашни и перелоги в сочетании с сенокосными и пастбищными угодьями, перемежались с лесными и болотными территориями [16].

Для исследования и отработки методики оценки ландшафтных изменений в качестве ключевого участка был выбран район юго-западного, южного и юго-восточного побережья оз. Кенозера – окрестности старинных деревень Тамбич-Лахты, Косицына, Тырышкино, Горбачиха, Видягино, Семёново, Майлахта, Матёра, Ряпусовский погост, Зехнова, Спицына, Мамонов остров, Медвежий остров, и район окрестностей Порженских озёр. Общая площадь района исследования составила 28481,6 га. С конца XVIII в. до первой половины XIX в. исследуемая территория находилась в Пудожском уезде Олонецкой губернии, затем была частично переведена в Каргопольский уезд Олонецкой губернии. Выбор района исследования обусловлен наличием на эту территорию комплекта из двадцати одного смежного плана межевания 1861 года, хорошей территориальной дифференциацией сельскохозяйственных угодий в прошлом, относительно точной привязкой межевых планов к опорным точкам территории, наличием данных по населению за исследуемый период. Важнейшим условием выбора участка было практически полное отсутствие ландшафтных изменений, вызванных активизацией хозяйственной деятельности, связанной с крупномасштабной заготовкой леса, расширением сельскохозяйственных земель и их мелиорацией, строительством дорог и изменением планировки поселений за прошедшие 100 -150 лет.

В качестве исторической основы использовали обнаруженные в 2015 году в Национальном архиве Республики Карелия (далее НА РК) планы специального межевания Кенозерской и Почезерской дач Вершининской волости Каргопольского и Пудожского уездов Олонецкой губернии 1861 г. (всего – 114 листов) [17]. Они изготавливались в целях размежевания земель, предоставленных сельским обществам, и уточнения характеристик угодий для последующего налогообложения. Эти планы дают возможность увидеть структуру земельных угодий и оценить реальные масштабы сельскохозяйственного освоения значительной по площади территории в несколько десятков тысяч гектаров на середину XIX в. Изображения межевых планов представлены на рис.1.

Рис. 1. Смежные межевые планы 1861 г. на южное и юго-восточное побережье оз. Кенозера [17].

Планы межевания выполнялись в губернской чертёжной (вероятно, в г. Петрозаводске или в г. Олонце) вручную на основе материалов полевой межевой инструментальной съёмки. Масштаб планов – 1 английский дюйм-100 саженей, что соответствует в метрической системе 1мм – 8,4 м. На планах нанесены контуры сельскохозяйственных и лесных угодий, побережья озёр, рек, а также точечные объекты – дома, церкви, часовни, мельницы. «Отмывка» (раскраска) различных типов угодий выполнена вручную цветными красками с нанесением тушью номеров выделов и на некоторых – их местных названий. Приложением к Планам межевания являются межевые книги, содержащие таблицы с вычислением и описанием угодий (в нашем исследовании они не использовались). Изучение структуры межевых планов даёт основание предполагать, что они вычерчивались на основе небольших полевых абрисов приблизительной площадью около 120 га, границы которых «отбивались» буссольными ходами (на планах отмечены «красными» линиями). Вероятно, буссольные ходы использовались и при съёмке береговых линий озёр, рек. Детальная съёмка пашен производилась с использованием мензулы и сажени. Очевидно, что внутренние криволинейные границы угодий, береговых линий, дороги на абрисах прочерчены на основе глазомерной съёмки. Об относительно высокой точности межевой съёмки говорит совпадение некоторых объектов при наложении в ГИС планов на современную основу.

В качестве современной топоосновы использована векторная карта лесонасаждений и космические снимки высокого разрешения. Для анализа структурных изменений категорий земель и растительного (лесного) покрова использованы слои ГИС лесоустройства Кенозерского национального парка 2014 г. [18] с атрибутивной информацией по лесным выделам. Лесоустройство выполнено по 1 разряду, что даёт основание применять характеристики лесных выделов – тип леса, бонитет, состав, возраст и др. для оценки экосистемных изменений и построения корреляционных связей.

Пространственная привязка растровых аналогов межевых планов, их обработка и векторизация произведена в лицензионной программе ArcMap 10.6. с использованием базовых инструментов.

Пробная последовательная пространственная привязка растров отдельных межевых планов к современной топооснове показала значительные несовпадения по их смежным границам. Вероятное объяснение этому состоит в том, что при межевой съёмке сеть опорных точек формировалась на основе буссольных ходов, расходящихся от базовых точек к периферии. При инструментальной точности буссольной съёмки в 1 градус значительные искажения масштаба на длинных ходах вполне естественны. Наиболее точное соответствие межевой съёмки современной топооснове отмечено вдоль межуездных границ, в местах расположения деревень, по границам участков «оброчных статей». Отклонения опорных точек межевых планов при привязке их к слою современной карты приходятся на периферийные лесные участки.

Для снижения искажений масштаба при стыковке смежных планов было проведено их «сшивание» в растр, соединяющий весь комплект планов.

«Сшивание» межевых планов в единый растр проведено вручную в программе Easy Trace 8.65 Free.

Лист единого растра (далее – Растр), объединяющего межевые планы района исследования, привязан в ГИС в системе координат WGS-84 UTM Zone 37N с использованием порядка трансформации «сплайн». Для привязки в качестве современной топоосновы использован векторный слой полигонов лесных выделов цифровой карты лесоустройства 2014 г. (М 1:25000), а также пирамидальные сборки космических снимков высокого разрешения с файлами привязки с интернет-ресурса SAS-Planet [19]. В качестве опорных точек связей привязки использованы наиболее явные элементы гидрографической сети, побережья озёр, межуездные просеки, а также часовни и дороги (в случае их неизменного местоположения с середины XIX в.).

Атрибутика угодий планов межевания представлена на рис. 2.

Рис. 2. Фрагмент межевого плана с условными обозначениями [17].

Необходимо отметить, что на разных планах условные обозначения отличаются, сохраняя общую структуру. Это создавало некоторые сложности при расшифровке межевых планов. В связи с этим при векторизации пришлось упростить легенду, убрав разграничения угодий по «сухому и мокрому грунту», на «чистые» и «с кустарником», а также рассматривать устаревшее понятие «мшаный лес» как хвойный. Церкви, часовни и мельницы в легенде нигде не были отмечены, однако на самих планах присутствуют знаки и записи, позволяющие идентифицировать эти объекты.

В результате для анализа исторических и современных карт в ГИС были вручную сформированы следующие векторные полигональные слои – пашня, перелог, сенокос, огород, деревня, хвойный лес, лиственный лес, «оброчные статьи», а также точечные слои – церковь (часовня), здания, мельницы.

На планах межевания отмечены полигоны «оброчных статей». Казенными оброчными статьями «называются казенные недвижимые имущества, отдаваемые в оброчное, с публичных торгов, содержание или, по безуспешности торгов, временно оставляемые в хозяйственном управлении того или иного учреждения ведомства министерства земледелия и государственных имуществ» [20]. На планах межевания, в рамках исследования, выявлено пятнадцать таких участков общей площадью 512,5 га, что в земельном балансе исследуемого участка составляет 1,8%. Участки «оброчных статей» не являются категорией хозяйственных угодий. На них формировались отдельные схемы и таблицы с описями включённых угодий. Полевая рекогносцировка, проведённая независимо от данного исследования, даёт основание полагать, что в основном это были такие же участки пашен, перелогов, сенокосов и лесов. В некоторых случаях, в границы полигонов «оброчных статей» могли входить и деревни, например, д. Турово Сельцо, в районе оз. Малое Порженское. Автор не ставил в рамках данного исследования задачу поиска и обработки архивных материалов по «оброчным статьям».

В атрибутивную информацию были внесены, при наличии на карте, названия угодий.

Для корректировки и последующего анализа полигональных слоёв по типам угодий использованы базовые инструменты геообработки программы ArcMap - «вырезание», «буфер», «слияние» и «слияние по атрибуту». При «вырезании» исходным был полигональный слой лесных выделов лесоустройства 2014 г., а вырезающими – слои сформированных полигонов по типам угодий 1861 г. Результирующие слои имеют в качестве атрибутивной информации таблицы современных описаний лесных выделов и иных категорий земель, расположенных на местах угодий 1861 года.

Редактирование результирующих полигональных слоёв произведено с использованием инструмента «выборки по атрибуту». Целью корректировки было удаление из полигонов сельскохозяйственных угодий 1861 г. участков современной акватории водоёмов и болот. В данном случае, сделано допущение неизменности границ участков этих категорий земной поверхности с момента проведения межевой съёмки. Учитывая уровень съёмки 1861 г. и цель проводимого исследования, такое допущение представляется достаточно корректным. Тем не менее, в рамках полевых рекогносцировок и сопоставления межевых планов 1861 года с современной ситуацией, было обнаружено исчезновение некоторых небольших озёр, вероятно в результате сплавинообразования, и изменения русел речек и ручьёв вследствие меандрирования.

Классификация структурных изменений агроландшафта, произошедших с 1861 г. по настоящее время, на всей территории исследования, также производилась с использованием инструмента «выборки по атрибуту». Из результирующих слоёв по типам угодий 1861 г. были сформированы слои по современным категориям земель, таксационным характеристикам лесного покрова – типам леса, бонитетам, породному составу, возрастной структуре древостоев.

Окончательная обработка и анализ постагрогенных изменений произведены в приложении Microsoft Excel.

Результаты и перспективы использования

Общая площадь земель, выделенных межеванием в 1861 г., в рамках границ исследуемого полигона с учётом «оброчных статей» – 28210 га. Площадь полигона без учёта «оброчных статей» – 27698 га. Общая площадь исследуемого полигона по данным лесоустройства 2014 г. – 28481,6 га (рис. 3).

Разницу в площади исследуемого полигона (0,95%) между современным балансом земель и данными межевания 1861 г. следует объяснить точностью совмещения межевой съёмки с современной топоосновой, а также появлением при оцифровке «белых пятен» (не оцифрованных участков в случае затруднения отнесения участков к тому или иному типу угодий). В частности, такие «белые пятна» появлялись при отсутствии линий смыкания угодий вдоль дорог. На межевых планах дороги отмечены как отдельные полигоны, что, вероятно, было связано с использованием их в качестве «улиц» для прогона скота через участки пашен, сенокосов и перелогов.

а.

б.

в.

Рис. 3. Векторные слои изучаемого полигона, сформированные по межевому плану 1861 г. (а) и по материалам лесоустройства 2014 г. – типологическая структура лесов (б), структура лесов по преобладающим лесным породам (в) (разработка автора).

По историческим и современным планам изучаемого ключевого участка Кенозерского национального парка в принятой атрибутике слоев составлены карты (рис.3) и вычислены площади угодий (табл. 2).

Таблица 2

Распределение (%) типов угодий на территории изучаемого ключевого участка Кенозерского национального парка согласно межевых планов 1861 г. и лесоустройства 2014 г. (по данным автора)

Тип угодий

Межевые планы,

1861 г.

Лесоустроительные планы, 2014 г.

Воды

13,5

13,2

Болота

3,1

3,0

Лес

38,9

80,5

Кустарниковая пустошь

0,4

0,0

Сенокос

5,2

3,0

Перелог

33,4

0,0

Пашня

5,3

0,0

Деревни

0,1

0,3

Итого

100,0

100,0

Сравнительные результаты показывают, что за полтора столетия произошло кардинальное изменение агроландшафтов в результате забрасывания и зарастания лесом пашен, перелогов, частично неиспользуемых сенокосов и разрастания древесных пород на кустарниковых пустошах. Использование атрибутивной информации лесоустроительных планов позволяет вести исследования типологического состава и таксационной структуры современных лесов, сформированных на старых сельскохозяйственных угодьях. Так, выявлено, что современные леса, расположенные на изученном ключевом участке, на 48,6 % представлены сосняками кисличными, на 24,9 % – сосняками черничными. Меньше представлены ельники черничные, травяно-болотные, долгомошные (2,6 – 7,6 %), еще реже встречаются сосняки сфагновые, лишайниковые, брусничные, ельники кисличные (0,5 – 1,8 %). Анализ современной структуры лесов исследуемого участка по параметру «тип леса» необходим для понимания степени использования земель в прошлом в сельскохозяйственных целях.

Выводы

Таким образом, обработка в ГИС межевых планов 1861 г. даёт неоспоримое доказательство, что соотношение хозяйственных угодий в середине XIX в. кардинально отличалось от современного. Использование современных лесоустроительных материалов для исторического сравнения, анализа и оценки изменений землепользования вполне оправдано. Высокая точность современных лесоустроительных работ обеспечивает вполне допустимую сходимость со старыми межевыми планами, и дает возможность широкого использования лесоустроительной атрибутики, применяемой в таксации лесов для внутриландшафтной дифференциации. Сопоставление и сравнение обработанных слоёв ГИС по типам угодий 1861 года и современным категориям земель позволяет выявить изменения агроландшафтов прошлого, проследить влияние плодородия почв, особенно на пашенных и переложных угодьях, на типологическую и таксационную структуру формирующихся лесов.

Статья выполнена в рамках научной темы «Историческая трансформация и современное состояние культурно-ландшафтных комплексов Кенозерского национального парка (динамика растительного покрова, планировки с/х угодий и населённых пунктов) на основе Межевых планов Почозерской, Кенозерской и Кенорецкой дач 1861 года».

Благодарности

Автор выражает признательность доктору с.-х. наук, профессору кафедры лесоводства и лесоустройства Высшей школы естественных наук и технологий Северного (Арктического) федерального университета (САФУ) имени М.В. Ломоносова Е.Н. Наквасиной за научные консультации при подготовке статьи.

Библиография
1.
Колбовский Е. Ю. Геосистемные закономерности формирования Кенозерского культурно-ландшафтного реликта. Наследие и современность // Heritage and Modern Times. 2019. № 2(2). С. 49–63.
2.
Третьяков С. В., Коптев С. В., Неверов Н. А., Новикова Н. С. Сохранение агрокультурных ландшафтов и устойчивое управление ими в Каргопольском секторе Кенозерского национального парка // Вестник Северного (Арктического) федерального университета. Серия «Естественные науки». 2014. №3. С. 40-47.
3.
Schulp S. J. E., Levers C., Kuemmerle T., Tieskens K. F., Verburg P. H., Mapping and modelling past and future land use change in Europe’s cultural landscapes, Land Use Policy, 2019. Vol. 80. Рp. 332–344, DOI: 10.1016/j.landusepol.2018.04.030
4.
Ellis E. C., Goldewijk Klein K., Siebert S., Lightman D., Ramankutty N. Anthropogenic transformation of the biomes, 1700 to 2000 // Global Ecology and Biogeography. 2010. Vol. 19. №.
5.
Pр. 589–606. 5.Кукушкина О. В., Алябина И. О., Голубинский А. А. Опыт реконструкции земледельческого использования почвенного покрова Балахнинского уезда Нижегородской губернии в XVIII–XIX веках (по картографическим источникам) // Почвоведение, 2018. № 7. С. 882–892.
6.
Кукушкина О. В., Алябина И. О., Голубинский А. А., Хитров Д. А. Материалы генерального межевания как источник картографической информации для характеристики землепользования в Балахнинском уезде Нижегородской губернии // Известия РАН. Серия Географическая. 2018. № 2. С. 103–117.
7.
Степанова Л. Г. Материалы Генерального межевания XVIII в. как источник по истории крестьянского землепользования в России предыдущих столетий // Русь, Россия, Средневековье и новое время: материалы конференции; Чтения памяти акад. РАН Л.В. Милова. 2011. (2). С. 264-268.
8.
Алябина И. О., Кукушкина О. В. Трансформация отображения почвенного покрова Нижегородской губернии на картах в XIX-XX веках// // Вестник Московского университета. Серия 17. Почвоведение. 2015. № 3. С. 13-24.
9.
Кириллова В. А., Алябина И. О. Почвенная карта Европейской России 1900 года как источник информации для агрпоэкологической оценки земель центральных губерний (исторический аспект) // Вестник Московского университета. Серия 17. Почвоведение. 2015. №2. С. 3-12.
10.
Степанова Л. Г. Природная среда Северо-Запада России в материалах Генерального межевания // Экологическая история России: локальные измерения и перспективы интегральных исследований: Материалы конференции (г. Череповец, 5–7 октября 2017 г.). С. 244-252.
11.
Архипова М. В. Восстановление лесов на нарушенных землях в Национальном парке «Угра» // Moscow University Bulletin. Ser. 5. Geography. 2017. № 1. С. 192-199.
12.
Акашева А. А., Чечин А. В. Методика реконструкции межевого плана и границ Нижнего Новгорода 1784 года на базе специализированных геодезических программ // Историческая информатика. 2020. № 1. С. 111-142. DOI: 10.7256/2585-7797.2020.1.32103 URL22
13.
Голубева Л. В., Наквасина Е. Н. Трансформация постагрогенных земель на карбонатных отложениях: монография. Архангельск: КИРА, 2017. 152 с.
14.
Maтасов В. М. Внутриландшафтная динамика использования земель Мещерской низменности за последние 250 лет // Вестник Московского университета. Серия 5: География. 2017. № 4. С. 65-74.
15.
Трапезникова О. Н., Тормосова Н. И. Историко-геоэкологический анализ освоения Русского Севера в условиях развития карстового процесса (на примере Каргополья) // Геоэкология. Инженерная геология, гидрогеология, геокриология. 2019, №3. С. 52–62. DOI: https://doi.org/10.31857/S0869-78092019352-62
16.
Наквасина Е. Н. Традиционное землепользование как форма отражения современного лесного ландшафта севера Русской равнины //Глобальные проблемы Арктики и Антарктики [электронный ресурс]: сборник науч. материалов Всерос. конф. с междунар. участием, посвящен. 90-летию со дня рождения акад. Николая Павловича Лавёрова / отв. ред. акад. РАН А. О. Глико, акад. РАН А. А. Барях, чл.-корр. РАН К. В. Лобанов, чл.-корр. РАН И. Н. Болотов. – Архангельск, 2020. С. 723-725.
17.
Межевые планы съёмки 1861 г. Кенозерской дачи Вершининской волости Каргопольского уезда Олонецкой губернии / Архив Кенозерского национального парка, Ф.1, оп.8, д. 401, 402.
18.
Пояснительная записка к материалам лесоустройства национального парка «Кенозерский». Архангельск: Архангельский филиал ФГУП «Рослесинфорг», 2014. 170 с.
19.
SASGIS Веб-картография и навигация. SAS Планета [Электронный ресурс]. http://www.sasgis.org/sasplaneta/ (Дата обращения: 22.07. 2020)
20.
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (Энциклопедия Брокгауза и Ефрона) – российская универсальная энциклопедия [Электронный ресурс] http://gatchina3000.ru/brockhaus-and-efron-encyclopedic-dictionary/ (Дата обращения: 15.09. 2020).
References (transliterated)
1.
Kolbovskii E. Yu. Geosistemnye zakonomernosti formirovaniya Kenozerskogo kul'turno-landshaftnogo relikta. Nasledie i sovremennost' // Heritage and Modern Times. 2019. № 2(2). S. 49–63.
2.
Tret'yakov S. V., Koptev S. V., Neverov N. A., Novikova N. S. Sokhranenie agrokul'turnykh landshaftov i ustoichivoe upravlenie imi v Kargopol'skom sektore Kenozerskogo natsional'nogo parka // Vestnik Severnogo (Arkticheskogo) federal'nogo universiteta. Seriya «Estestvennye nauki». 2014. №3. S. 40-47.
3.
Schulp S. J. E., Levers C., Kuemmerle T., Tieskens K. F., Verburg P. H., Mapping and modelling past and future land use change in Europe’s cultural landscapes, Land Use Policy, 2019. Vol. 80. Rp. 332–344, DOI: 10.1016/j.landusepol.2018.04.030
4.
Ellis E. C., Goldewijk Klein K., Siebert S., Lightman D., Ramankutty N. Anthropogenic transformation of the biomes, 1700 to 2000 // Global Ecology and Biogeography. 2010. Vol. 19. №.
5.
Pr. 589–606. 5.Kukushkina O. V., Alyabina I. O., Golubinskii A. A. Opyt rekonstruktsii zemledel'cheskogo ispol'zovaniya pochvennogo pokrova Balakhninskogo uezda Nizhegorodskoi gubernii v XVIII–XIX vekakh (po kartograficheskim istochnikam) // Pochvovedenie, 2018. № 7. S. 882–892.
6.
Kukushkina O. V., Alyabina I. O., Golubinskii A. A., Khitrov D. A. Materialy general'nogo mezhevaniya kak istochnik kartograficheskoi informatsii dlya kharakteristiki zemlepol'zovaniya v Balakhninskom uezde Nizhegorodskoi gubernii // Izvestiya RAN. Seriya Geograficheskaya. 2018. № 2. S. 103–117.
7.
Stepanova L. G. Materialy General'nogo mezhevaniya XVIII v. kak istochnik po istorii krest'yanskogo zemlepol'zovaniya v Rossii predydushchikh stoletii // Rus', Rossiya, Srednevekov'e i novoe vremya: materialy konferentsii; Chteniya pamyati akad. RAN L.V. Milova. 2011. (2). S. 264-268.
8.
Alyabina I. O., Kukushkina O. V. Transformatsiya otobrazheniya pochvennogo pokrova Nizhegorodskoi gubernii na kartakh v XIX-XX vekakh// // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 17. Pochvovedenie. 2015. № 3. S. 13-24.
9.
Kirillova V. A., Alyabina I. O. Pochvennaya karta Evropeiskoi Rossii 1900 goda kak istochnik informatsii dlya agrpoekologicheskoi otsenki zemel' tsentral'nykh gubernii (istoricheskii aspekt) // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 17. Pochvovedenie. 2015. №2. S. 3-12.
10.
Stepanova L. G. Prirodnaya sreda Severo-Zapada Rossii v materialakh General'nogo mezhevaniya // Ekologicheskaya istoriya Rossii: lokal'nye izmereniya i perspektivy integral'nykh issledovanii: Materialy konferentsii (g. Cherepovets, 5–7 oktyabrya 2017 g.). S. 244-252.
11.
Arkhipova M. V. Vosstanovlenie lesov na narushennykh zemlyakh v Natsional'nom parke «Ugra» // Moscow University Bulletin. Ser. 5. Geography. 2017. № 1. S. 192-199.
12.
Akasheva A. A., Chechin A. V. Metodika rekonstruktsii mezhevogo plana i granits Nizhnego Novgoroda 1784 goda na baze spetsializirovannykh geodezicheskikh programm // Istoricheskaya informatika. 2020. № 1. S. 111-142. DOI: 10.7256/2585-7797.2020.1.32103 URL22
13.
Golubeva L. V., Nakvasina E. N. Transformatsiya postagrogennykh zemel' na karbonatnykh otlozheniyakh: monografiya. Arkhangel'sk: KIRA, 2017. 152 s.
14.
Matasov V. M. Vnutrilandshaftnaya dinamika ispol'zovaniya zemel' Meshcherskoi nizmennosti za poslednie 250 let // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 5: Geografiya. 2017. № 4. S. 65-74.
15.
Trapeznikova O. N., Tormosova N. I. Istoriko-geoekologicheskii analiz osvoeniya Russkogo Severa v usloviyakh razvitiya karstovogo protsessa (na primere Kargopol'ya) // Geoekologiya. Inzhenernaya geologiya, gidrogeologiya, geokriologiya. 2019, №3. S. 52–62. DOI: https://doi.org/10.31857/S0869-78092019352-62
16.
Nakvasina E. N. Traditsionnoe zemlepol'zovanie kak forma otrazheniya sovremennogo lesnogo landshafta severa Russkoi ravniny //Global'nye problemy Arktiki i Antarktiki [elektronnyi resurs]: sbornik nauch. materialov Vseros. konf. s mezhdunar. uchastiem, posvyashchen. 90-letiyu so dnya rozhdeniya akad. Nikolaya Pavlovicha Laverova / otv. red. akad. RAN A. O. Gliko, akad. RAN A. A. Baryakh, chl.-korr. RAN K. V. Lobanov, chl.-korr. RAN I. N. Bolotov. – Arkhangel'sk, 2020. S. 723-725.
17.
Mezhevye plany s''emki 1861 g. Kenozerskoi dachi Vershininskoi volosti Kargopol'skogo uezda Olonetskoi gubernii / Arkhiv Kenozerskogo natsional'nogo parka, F.1, op.8, d. 401, 402.
18.
Poyasnitel'naya zapiska k materialam lesoustroistva natsional'nogo parka «Kenozerskii». Arkhangel'sk: Arkhangel'skii filial FGUP «Roslesinforg», 2014. 170 s.
19.
SASGIS Veb-kartografiya i navigatsiya. SAS Planeta [Elektronnyi resurs]. http://www.sasgis.org/sasplaneta/ (Data obrashcheniya: 22.07. 2020)
20.
Entsiklopedicheskii slovar' Brokgauza i Efrona (Entsiklopediya Brokgauza i Efrona) – rossiiskaya universal'naya entsiklopediya [Elektronnyi resurs] http://gatchina3000.ru/brockhaus-and-efron-encyclopedic-dictionary/ (Data obrashcheniya: 15.09. 2020).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования: является, по мнению автора статьи, сопряженной методика оценки изменений агрокультурного ландшафта на основе ГИС-обработки планов межевания 1861 г. и современного описания лесного фонда Национального парка «Кенозерский»
Методология исследования: Исходя из содержания статьи, можно предположить, что автором использована методика работы с литературными источниками, критический анализ содержания и обобщение литературных данных с последующей их структуризации в форме логико-структурных схем в табличном формате. Кроме этого используя метод авторской интерпретации, был составлен обзор.
Авторы позиционируют методики оценки ландшафтных изменений ключевого участка район юго-западного, южного и юго-восточного побережья оз. Кенозера, в качестве исторической основы использовали планы специального межевания Кенозерской и Почезерской дач Вершининской волости Каргопольского и Пудожского уездов Олонецкой губернии 1861 г. В качестве современной топоосновы использована векторная карта лесонасаждений и космические снимки высокого разрешения. Для анализа структурных изменений категорий земель и растительного (лесного) покрова использованы слои ГИС лесоустройства Кенозерского национального парка 2014 г. «Сшивание» межевых планов в единый растр проведено вручную в программе Easy Trace 8.65 Free. Редактирование результирующих полигональных слоёв произведено с использованием инструмента «выборки по атрибуту».
Актуальность проблемы состоит в выявлении в том, что одна из экологических проблем в заповедной системе – сохранение и управление исторически сложившимися агрокультурными ландшафтами. Оцифрованные в экологических целях исторические картографические материалы разного периода применяют как в России, так и за рубежом. Работы, связанные с сохранением и восстановлением ценных в историко-культурном и природном отношении агроландшафтов требуют проведения оценки состояния больших территорий для разработки сценариев управления, основанных на методах исторической информатики при разработке мер по адаптации хозяйственной деятельности к изменениям климата с позиции повышения экономической эффективности природопользования.
Научная новизну автор статьи не позиционирует, ими проведен анализ сопоставление и сравнение обработанных слоёв ГИС по типам угодий 1861 года и современным категориям земель позволяет выявить изменения агроландшафтов прошлого, проследить влияние плодородия почв, особенно на пашенных и переложных угодьях, на типологическую и таксационную структуру формирующихся лесов.
Стиль, структура, содержание стиль изложения результатов научный, структура построения и изложения материала выстроена достаточно логично.
Однако есть ряд вопросов, в частности: автору статьи следовало бы атрибутику угодий планов межевания на рис. 2. привести в соответствие с содержанием приводимой карты, несколько сократив, так как она не совсем информативна в данном масштабе.
На Рис. 3. Векторные слои изучаемого полигона, сформированные по межевому плану 1861 г. (а) и по материалам лесоустройства 2014 г. – типологическая структура лесов (б), структура лесов по преобладающим лесным породам (в) (разработка автора). Следовало бы указать населенные пункты в соответствии с историей формирования. Речь шла о церквях, следовательно, не деревня , а село...
Было бы интересным визуализировать информацию таблицы и показать в графической форме сравнительные результаты кардинальных изменений агроландшафтов в результате забрасывания и зарастания лесом пашен, перелогов, сенокосов и разрастания древесных пород на кустарниковых пустошах.
Библиография обширна, содержит исторические источники картографического характера с описанием земель XIX века и новые источники.
Апелляция к оппонентам в выявлении проблемы на уровне имеющейся информации, полученной автором в результате анализа ограниченного ряда литературных источников.
Выводы, интерес читательской аудитории Приводимый автором вывод резюмирует содержание статьи, а потребитель представленной информации в статье авторами не определён, однако статья будет интересна людям, занимающимся охраной окружающей среды, рациональным природопользованием, историкам географической науки.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"