Статья 'Особенности городских переписей населения Москвы и Санкт-Петербурга на рубеже XIX-XX вв. как источников для изучения истории труда' - журнал 'Историческая информатика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция > Редакционный совет
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Историческая информатика
Правильная ссылка на статью:

Особенности городских переписей населения Москвы и Санкт-Петербурга на рубеже XIX-XX вв. как источников для изучения истории труда

Щинова Анастасия Кирилловна

аспирант, кафедра исторической информатики, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

119192, Россия, г. Москва, ул. Ломоносовский Проспект, 27, корпус 4

Shchinova Anastasia Kirillovna

Post-graduate student, Historical Information Science Department, Lomonosov Moscow State University

119192, Russia, g. Moscow, ul. Lomonosovskii Prospekt, 27, korpus 4

anastasiashchinova@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2585-7797.2021.1.34914

Дата направления статьи в редакцию:

22-01-2021


Дата публикации:

11-05-2021


Аннотация: Данная статья посвящена рассмотрению городских переписей населения Москвы и Санкт-Петербурга на рубеже XIX-XX вв. как одних из важных источников для изучения истории труда (labour history) – междисциплинарного направления исследований. В качестве объекта исследования выступают агрегированные материалы городских переписей населения Санкт-Петербурга 1881, 1890,1900 и 1910 гг. и Москвы 1882, 1902 и 1912 гг., которые содержат сведения о профессиях и занятиях (группах занятий). Предметом исследования является рассмотрение структурного содержания таблиц переписей из разделов, посвящённых занятиям населения. При анализе городских переписей Москвы и Санкт-Петербурга используется сравнительно-исторический метод, который позволит выявить общее и особенное в исторических источниках. Несмотря на большое количество работ российских и зарубежных исследований, посвящённых дореволюционным переписям населениям, один из аспектов источников - профессиональное распределение мужчин и женщин во временном срезе (по данным Москвы и Петербурга) - пока что мало изучен.В ходе исследования даётся краткая история создания каждой переписи, анализируется структура данных, содержавшихся в этих источниках, показываются особенности учета занятий при проведении переписи, выявляются изменения в переписной программе Петербурга и Москвы за практически 30-летний период – с 1881 по 1912 гг. Так, можно проследить, как по-разному формировались группы занятий по переписям Москвы - по отраслевому принципу в 1882 году, по социальному положению работников в переписях 1902 и 1912 гг., и как в переписях Петербурга решался вопрос распределения - по отраслевому принципу с разделением по положению в производстве.Рассмотрение структуры переписей представляется важным для возможности сопоставимости данных во временном срезе и последующего анализа трудовой активности населения Москвы и Петербурга по этим источникам.


Ключевые слова: перепись населения, самодеятельные, несамодеятельные, группы занятий, занятия промысловые, занятия непромысловые, хозяева, рабочие, служащие, прислуга

Abstract: The article studies urban censuses taken in Moscow and Saint Petersburg at the turn of the 20th century as important sources for labor history studies (a cross-disciplinary field of research). The article addresses aggregated data of urban censuses taken in Saint Petersburg in 1881, 1890, 1900 and 1910 and in Moscow in 1882, 1902 and 1912 which provide occupational data. The research subject is the structural content of census occupational tables. When analyzing Moscow and Saint Petersburg censuses, the comparative-historical method is used to identify similar and unique data of historical sources. Despite numerous studies carried out by Russian and foreign scholars addressing pre-revolutionary censuses, one of the aspects of the sources (that is temporal occupational distribution of males and females in Moscow and Saint Petersburg) is still poorly studied. The article briefly describes the creation of each census, analyzes the way occupational data were registered and shows changes in the census program of Saint Petersburg and Moscow from 1881 to 1912. One can see different formation of Moscow occupational groups. Whereas an industry branch prevailed in 1882, social status of the worker dominated 1902 and 1912 censuses. In Saint Petersburg the distribution was related to an industry branch accompanied by a production status. The author considers census structure studies important for comparing temporal data and further analysis of labor activity in Moscow and Saint Petersburg presented in the sources understudy.   



Keywords:

blue-collar workers, owners, non-traded, industry, occupational groups, dependents, labor force, census, white-collar workers, servants

Традиция проводить учёт населения в России берёт своё начало со второй половины XIII века, когда у монголов появилась необходимость с помощью подсчётов численности населения определить размеры дани. Тогда эти «переписи» носили не всеобщий характер. В XIV-XVI вв. источниками, содержавшими данные о населении и описания городов, земель, деревень, стали писцовые книги - поземельные описи (для определения размера обложения населения). В XVII веке основной формой учёта населения стали подворные переписи с данными о каждом дворе и его владельцах, а также государственные переписи населения, в которых указывались все облагаемые налогами лица мужского пола (от младенцев до стариков). C царствования Петра I система учёта населения и налогообложения изменилась – в 1718-1719 гг. впервые собрали «сказки» (с данными о каждой душе мужского пола), а затем провели ревизии населения для дальнейшего введения нового налога - подушной подати в 1724 году. В период с 1718 по 1859 гг.. было проведено 10 таких ревизий. Конечно, этот корпус источников охватывает обширную географию населения (так как данные собирались по всей стране), однако учитывалось только «приписное» податное население мужского пола. В этих списках указывались только фамилия, имя, отчество, пол, возраст главы семьи, имена, отчества и возраст членов семьи.

Помимо «ревизских сказок» существовали метрические книги, в которых каждый год фиксировались данные о рождении, венчании и смерти как мужчин, так и женщин (в основном православного вероисповедания), живших или находившихся в отдельно взятом селе. Метрики заполнялись церковнослужителями и хранились в церквях при сёлах. Несмотря на то, что в метриках содержалось больше сведений о населении – национальность, вероисповедание, сословная и владельческая принадлежность, сведения о занятиях практически отсутствовали.

При подготовке к осуществлению реформ по отмене крепостного права уже Центральным статистическим комитетом была проведена перепись 1857-1859 гг. для того, чтобы как можно более точно узнать число всех крепостных и их долю в населении страны. После 1861 года вновь стали проводиться переписи уже отдельно в городах и губерниях Российской империи, однако многие собранные материалы так и не были систематизированы и опубликованы. Исключением стали переписи крупных городов России, в том числе Петербурга и Москвы. Если первый такой учёт в Петербурге был проведён уже в 1862 году, то в Москве первая «однодневная» перепись населения успешно осуществлена Губернским Статистическим Комитетом 12 декабря 1871 года (хотя этому предшествовал долгий процесс подготовки, выдачи и сбора листов). Тогда была собрана информация о численности, возрасте, вероисповедании, семейном и социальном положении, грамотности мужского и женского населения. Только с 1869 года в Петербурге и с 1882 года в Москве в переписях стали фиксироваться сведения о занятиях. В дальнейшем они собирались для городских переписей населения Санкт-Петербурга 1881, 1890,1900 и 1910 гг. и Москвы 1882, 1902 и 1912 гг..

По следам проведения городских переписей стали выходить первые работы, написанные по большей части теми, кто участвовал в организации обследований. В одних переписи использовались как одни из главных источников для рассмотрения аспектов жизни населения. В других рассказывалось о проведении переписей, были рассуждения о роли и значении этого источника. Так, о переписной традиции в России в целом писал статистик и этнограф П.И. Кеппен [1]. Статья профессора Ю.Э. Янсона [2] представляла собой сводку и анализ данных по занятости населения Петербурга в 1881 году. Заведующий статистическим отделом в Москве В.Н. Григорьев писал о подготовке и проведении петербургской переписи 1890 года [3].

Состав (половозрастной, профессиональный, по степени грамотности) и положение петербургских рабочих по переписям 1890, 1897 и 1900 гг. и обследованиям министерства финансов изучал С.В. Бернштейн-Коган [4]. Статистик А.А. Кауфман [5] в своей работе анализировал программу переписи Петербурга 1910 года.

Стоит упомянуть и работы, посвященные Первой Всеобщей переписи населения 1897 года. О подготовке и проведении писали А. Котельников [6], В.П. Семёнов-Тян-Шанский (сын П.П. Семёнова-Тян-Шанского) [7].

В советской историографии вопросам разработки, организации, проведения, а также анализа данных дореволюционных переписей (в основном, агрегированных) были посвящены работы А.И. Гозулова [8], Я.Е. Водарского [9], А.Г. Рашина [10] и др. Отдельно стоит выделить статью К.Б. Литвака [11], в которой автор критически подходил к данным переписи 1897 года, выявляя статистические погрешности и ставя вопрос о комплексном анализе переписей (как агрегированных, так и первичных источников). Среди работ, затрагивающих рабочий вопрос и использующих для этого материалы переписей, можно выделить исследования К.А. Пажитнова [12], А.Г. Рашина [13], С.Н. Семанова [14], Э.Э. Крузе [15] и др. В англоязычной историографии в работе Дж. Брэдли [16] рассматривался дореволюционный московский рынок труда в целом и взаимодействие «образованной элиты» и обычных рабочих в частности на основе городских переписей населения.

В современной российской историографии материалы переписей населения используются обширно в работах, посвященных социальной истории как России (Б.Н. Миронов [17]), так и отдельно крупных городов, например, Санкт-Петербурга (В.В. Фортунатов [18]) и Москвы (И. Н. Гаврилова [19]), а также проблеме занятости и профессиональной структуры населения Российской империи с распределением населения по группам занятий (и отдельно Москвы и Петербурга) на рубеже XIX-XX вв. (С.Д. Морозов [20], Валетов Т.Я. [21] и др.). Причем привлекаются как агрегированные, так и всё больше уцелевших первичных - с применение статистических и пространственных методов анализа.

Разработке и проведении переписей, а также обзору этих источников также посвящено немало исследований – работы И. И. Елисеевой и соавторов [22], А.А. Сафронова [23], Брюхановой Е.А. [24] о Первой всеобщей переписи населения Российской империи как важной вехе развития общества; сборник источников и материалов о населении Санкт-Петербурга и Хельсинки на рубеже XIX-XX вв. (С. Г. Кащенко, О. В. Родионова, М. А. Маркова, М. А. Смирнова [25]), статья Ю.В. Гессена [26] о переписях Петербурга с 1862 по 1917 гг. (с привлечением архивных источников) и др.

Отдельно стоит выделить российские проекты, в которых собраны, систематизированы и проанализированы статистические данные переписей населения – «Электронный архив Российской исторической статистики» (https://ristat.org) [27], «ДемоскопWeekly» (https://demoscope.ru) [28], «Профессии и занятия населения Российской империи конца XIX — начала XX в.» (http://hcod.asu.ru) [29]. За рубежом один из ключевых мировых центров изучения демографической исторической статистики —знаменитая Кембриджская группа по истории народонаселения. Также существуют проекты MOSAIC, Nothern Athlantic Population Project (NAPP) и Integrated Public Use Microdata Series (IPUMS), объединившиеся с начала 2019 г.

Как можно заметить, для работы с переписями населения (прежде всего опубликованными) как источниками, содержащими сведения о занятости населения, представляется необходимым их перевод в формат электронных статистических таблиц (например, посредством программы Microsoft Excel).

Рис 1. Источник [30, С. 302-303]

Рис. 2. Таблица "Состав населения (женского) по занятиям по переписи населения Санкт-Петербурга 1881 года".

Составлено автором по данным [30]

Для комплексного анализа и систематизации возможно последующее создание информационной системы с реляционными базами данных.

Методы дескриптивного (описательного) анализа могут применяться для первичного подсчета распределения женского населения (самодеятельного и несамодеятельного) в % (где за 100% берётся общая численность лиц женщин отдельно самодеятельных и несамодеятельных по всем группам занятий).

Рис. 3. Источник [31, С. 132]

Рис. 4. Таблица "Распределение женского населения г. Москвы по главным группам занятий по переписи населения 1882 года". Составлено автором по данным [31]

Для анализа занятости населения могут использоваться различные подходы. Так, для систематизации данных (особенно во временном срезе) может быть проведена перегруппировка данных путем выделения 5 крупных сфер (отраслей) с тем, чтобы получить относительно одинаковую структуру трудовой занятости. Как правило, это сопряжено с большими сложностями, так как одни переписи (например, 1882 года в Москве) представляют данные о занятости населения в разрезе отраслей промышленности, последующие (1902 и 1912 гг. в Москве) – скорее в разрезе положения работников в занятии, а данные переписей Петербурга сгруппированы как по отраслевому принципу, так и по социальному положению/статусу работника.

Сфера занятий (производств)

1882 год

1902 год

1912 год

Общий прирост за 1882-1912 гг.

Промышленность

57691

76 495

116050

101%

Торговля, сфера услуг, транспорт

8 267

21293

35492

329%

Домашняя прислуга и перем. поденные работники

61008

73646

95899

57%

Придворные, гражданские и церковные служители и свобод. профессии

11372

20451

33149

191%

Без занятий, без точного указания занятий или вовсе без указаний

31 253

57125

85692

174%

ИТОГО ВСЕ ЗАНЯТИЯ

169591

249 010

366 282

116%

Таблица 1. Распределение самодеятельных женщин г. Москвы по сферам труда (по переписям населения 1882, 1902 и 1912 гг.). Составлено автором по данным [31, 32, 33]

В рамках анализа профессиональной структуры населения в переписях также активно развивается такое направление, как историческое профессиоведение, которое использует международные стандарты кодирования профессиональных данных в том числе для их сопоставления и сравнения (например, по времени и месту сбора).

Можно выделить два подхода. В первом (HISCO) профессии группируются по содержанию и характеру труда с учётом уровня образования, дохода и сложности занятий. Также структура может отражать статус в занятии и продукт производства. Для формирования классификатора из профессиональных данных западноевропейских стран выделили 1000 категорий, каждой присвоен пятизначный код, показывающий место категории в системе. В свою очередь они собраны в 284 частные группы, 83 малые и 10 больших групп. В основе второго (система PST) лежит разделение экономики на 3 сектора - первичный (добывающая промышленность, сельское хозяйство), вторичный (обрабатывающая промышленность, строительство, транспорт) и третичный (сфера услуг, торговля), а также 2 группы, куда вошли остальные занятия. При формировании системы использовались данные о занятиях в переписи Великобритании 1851 г. Было выделено около 1500 профессиональных категорий, которые имеют четырехзначный код, а также 128 групп, 418 секций [34].

Представляется важным рассматривать городские переписи населения Москвы и Санкт-Петербурга на рубеже XIX-XX вв. в качестве информативных источников для изучения занятости населения «двух столиц» Российской империи. Целью в данном случае является выявление и сравнение особенностей проведения переписей, переписных программ и обработки данных. Объектом исследования выступают агрегированные (вторичные) материалы переписей населения Санкт-Петербурга и Москвы, а предметом являются сведения о профессиях и занятиях (группах занятий), которые содержались в отдельных томах переписей в виде таблиц.

Перепись Санкт-Петербурга 1881 года

После проведения нескольких за десятилетие переписей Петербурга (в 1863, 1864, 1869 гг.) и истечения 12-летнего срока было решено провести новую перепись населения, которая бы качественно отличалась от предыдущих. Поэтому в начале 1881 года по ходатайству Санкт-Петербургской Городской Думы и Управления началась подготовка к проведению однодневной переписи, которая проводилась с 1 по 15 декабря (1 с 1 по 3 декабря для дворов, с 10 по 15 для квартир/учреждений и горожан [26, С. 44-63]). Примечательно, что тогда же было решено провести вторую перепись населения и в Москве в конце 1881 года, но она была перенесена на январь 1882 года. После проведения переписи в Петербурге данные были обработаны и систематизированы.

Первый подсчёт главнейших данных был готов к концу 1881 года, хотя он был затруднён несколькими обстоятельствами.

Так, ответы на вопросы (а в личном листке было 15 вопросов) не всегда были полными и ясными, особенно по поводу занятости населения - допускались ошибки и неточности как со стороны опрашиваемых, так и со стороны счётчиков, что-то и вовсе умалчивалось опрашиваемыми.

Наиболее спорным вопросом стал вопрос о роде главного занятия и наличии побочного занятия – ответы встречались часто неполные или слишком общие (назывался род деятельности без обозначения места работы – «слесарь», «приказчик», «служащий», «торговец», «чиновник»; побочные занятия часто не вписывались, хотя специальные графа для них в бланках имелась) [35, С. 6].

Следующим шагом Статистического отделения при Санкт-Петербургской Управе после формирования коллекции карточек стала разработка данных переписей – формирование таблиц и внесение сведений в них. Некоторые данные требовали особого внимания – так, группировка данных о занятиях проходила дважды, сначала занятия объединялись в более мелкие группы, затем эти группы объединялись в более крупные. Поэтому сводка требовала особой концентрации и внимательности.

В 1883 году вышел первый том сборника «Санкт-Петербург по переписи 15 декабря 1881 года» при участии Типолитографии А. Перотта и под редакцией управляющего Статистическим Отделением Ю.Э. Янсона, в 1884 году – остальные два тома. Они содержат порядка 275 листов таблиц, 23 картограмм и 9 диаграмм. Первый том предваряется предисловием под редакцией Янсона, рассказывающем о ходе проведения переписи 1881 года [35, С. 5-7], и включает в себя два выпуска, один из которых посвящен составу населения по полу, возрасту, семейному состоянию, сословиям, вероисповеданиям, грамотности и физическим недостаткам по всем городским и пригородным участкам со сводными таблицами по всему городу, а второй – занятиям населения отдельно в городских частях, во всём городе и в пригородных участках. Второй том также состоит из двух частей и посвящён отдельно квартирам жилым в Васильевской, Петербургской и Выборгской части города и жилищам нежилым. Третий том содержит информацию о дворовых местах.

Сведения о занятиях населения во втором выпуске первого тома переписи 1881 года имеют интересные особенности. Так, занятия классифицировались по трём большим категориям – промысловые (промышленность и торговля по отраслям), непромысловые (государственная служба, образование, наука, искусство или profession liberale), а также неизвестные занятия и занятия, не дающие личного заработка [30, C. 302-312]. Это было новшеством, так как в переписи 1869 года такого разделения на категории не было – занятия распределялись по родам и видам. Брались данные об основных занятиях населения; от определения побочных занятий было решено отказаться (хотя в переписных бланках был вопрос о дополнительных занятиях), так как ответы на это вопрос часто были недостаточно полными. Первая и третья категории распадались на группы и классы, а вторая на классы и подклассы. В итоге получалось 20 групп и 90 классов в первой категории, 16 классов во второй и 3 группы, 8 классов в третьей категории – или 39 главных групп занятий (если считать классы во второй категории за группы). Система группировки занятий в городских переписях Российской империи ещё не была выработана, поэтому за основу была взята классификация занятий из германских переписей населения как наиболее удовлетворительная и полная, хотя и до конца несовершенная [30, С. 302-310]. Всё население делилось на мужское и женское, самостоятельное (работающее или имеющее собственный доход) и несамостоятельное (живущее доходами тех, кто их содержит). Из самостоятельного также выделяли личную прислугу и соотносили по всем группам занятий. Помимо этого, в первой категории занятий отдельно выделялось 4 типа работников в промышленности и торговле – «хозяева», «администрация» (служебный персонал – директора, бухгалтеры, управляющие), «рабочие» (основной костяк производства) и «одиночки» (не относящиеся к предыдущим 4 типам). Во второй категории были другие 2 типа работников – «служащие» (чиновников, занимающихся квалифицированным трудом) и «прислуга заведений и учреждений». В третьей категории оставалось деление только на самостоятельных и несамостоятельных. Помимо этого, отдельно были выделены таблицы с занятиями евреев [30, С. 311-312].

В итоге в переписи учитывались данные и тех, кто был главой семьи, рабочим, одиночкой, а также имел самостоятельный заработок (от трудовой деятельности) или доход (от капитала, недвижимости, государства или благотворителей), и тех, кто был несамостоятельным [30, С. 302-310].

Разработка переписей, однако, часто не ограничивалась выпуском официальных сборников Статистического Отделения.

Так, по следам переписи 1881 года заведующим Отделением и разработчиком проекта петербургской переписи Ю. Янсоном была опубликована статья «Промыслы и занятия Петербургского населения по переписи 1881 года» в №11 журнала истории, политики и литературы «Вестник Европы» за 1884 год [2, С. 324-325]. Она имеет скорее общий характер, так как представляет собой главнейшие количественные и качественные результаты и выводы второй части первого тома, посвящённой занятиям, а именно сводные сведения в численном и процентном соотношении о самостоятельных и несамостоятельных, хозяевах, администрации и рабочих, о прислуге, об уроженцах и пришлых, занятиях евреев и лиц с физическими недостатками, о занятиях населения пригородных участков, а также сравнение данных Петербургских переписей 1869 и 1881 гг. и переписи 1881 года с данными переписей других городов, в том числе Москвы (по данным 1882 года). Последний пункт вызывает особый интерес, так как в нём Янсон предпринимает попытку сравнить группировку занятий в переписях двух городов и количественные данные по основным группам и категориям в процентном отношении.

Перепись Москвы 1882 года

В начале 1881 года по ходатайству Санкт-Петербургской Городской Думы и Управления началась подготовка к проведению однодневной переписи не только в Санкт-Петербурге, но и в Москве в конце того же года. Но из-за бюрократических проволочек и изменений в формулярных списках перепись была перенесена на январь 1882 года и закончилась 24-го числа [36, С. 2-3].

О проведении переписи населения 1882 года в Москве писал великий русский писатель Лев Николаевич Толстой в своей статье «О переписи в Москве (1882 года)», которая была помещена ещё накануне главного дня переписи (20 января 1882 года) в №19 газеты «Современные известия». Как известно, Толстой сам изъявил желание помочь и даже выбрал один из самых сложных участков - Проточный переулок, где находилась московская ночлежка. Увиденное настолько поразило писателя, что он не мог не поделиться своим видением ситуации:

«2000 человек-счётчиков-студентов, которые приходили в ночлежные дома, подвалы, находили умирающего от бескормицы человека и спрашивали у него звание, имя, отчество, род занятий, затем записывали и проходили дальше…Счётчики безразлично заносят в списки с жиру бесящихся, довольных и спокойных, погибающих и погибших» [37, С. 4, 7]

Каждому жителю предлагалось несколько анкет – подворная карта для описи домовладений; карта строения; квартирная карта для описи квартир; семейный листок, где спрашивались данные о семейном положении и лицах в каждой семье; наконец, личная карта. Она содержала в себе следующие вопросы: возраст, сословие, семейное положение, образование, время поселения, место рождения, вероисповедание, родной язык, занятия (самодеятельных и членов семей). Последний пункт программы обследования стал новшеством в данной переписи (в переписи 1871 года информация о промыслах и главных группах занятий населения отсутствовала).

После проведения переписи 1882 года первые две части сборника «Перепись Москвы 1882 года» были опубликованы в 1885 году в Москве Городской типографией на Тверской, а третья вышла в той же типографии в 1886 году. Первый выпуск посвящен квартирам и хозяйствам г. Москвы. Второй – распределению женского и мужского населения по численности, возрастам, вероисповеданию, образованию, семейному положению, родному языку, сословию, пребыванию в городе, месту рождения и, наконец, занятиям (группам занятий/промыслов) в целом по городу Москве [31, С. 131-134]. Третий содержит ту же информацию о населении города (с увечными), что и второй выпуск, только данные были по каждому участку/району города. Данные в двух первых выпусках были подвергнуты статистической (счётной) обработке. Так, во втором выпуске «Переписи…» были вычислены проценты численности населения по возрастным группам, сословиям, пребыванию, месту рождения и группам занятий (эта таблица имеет также половозрастную специфику). Третий выпуск остался без процентных вычислений, впрочем, большой объём информации не позволял сделать эту работу быстро и в срок.

Если переходить непосредственно к анализу таблиц второго выпуска, которые посвящены грамотности и занятиям населения Москвы, то можно обнаружить следующее: сведения о неграмотных женщинах распределены по возрастным категориям лишь в процентном соотношении к числу всех женщин (что позволяет вычислить процент грамотных); указаны лишь группы занятий (всего их 24) и кое-где даётся список промыслов каждой группы занятий; есть разделение на промысловые занятия и непромысловые (для этого в таблицах указывается отдельно итог по промысловым группам 1-17 и непромысловым 18-24); список занятий составлен по отраслевому принципу (на это указывают группы «Сельское хозяйство, скотоводство и садоводство», «Писчебумажное и кожевенное производства», «Торговые промыслы» и т.д.); распределяется по группам занятий как всё женское и мужское население, так и отдельно самодеятельное (т.е. имеющее собственный заработок).

В целом данные двух переписей – Петербурга 1881 года и Москвы 1882 года - являются ценными для анализа как промыслов и занятий, существовавших в начале 80-х гг. XIX века, так и подходов к разработке переписей вообще. Так, в переписи Петербурга 1881 года по сравнению с переписью 1869 года была пересмотрена классификация занятий, которая в итоге закрепилась и использовалась в следующих переписях, а в Москве как раз в 1882 году состоялась первая попытка собрать цельную информацию о деятельности горожан (в переписи 1871 года занятия населения не учитывались[31, С. 130]), в связи с чем составленный формуляр с наименованиями групп занятий был новым и ещё не устоявшимся для московских переписей.

Перепись Санкт-Петербурга 1890 года

Через 8 лет после проведения петербургской переписи населения, в 1889 году был предложено провести новую масштабную перепись населения в столице, которая явилась бы логичным продолжением кратких исчислений населения в 1888 году. Уже через год, 15 декабря 1890 года, такая перепись была проведена. Примечательно, что она положила начало традиции проведения «однодневных» переписей населения раз в 10 лет в строго определённый день. При этом эта перепись имела важное значение не только для Петербурга, но и для других городов, так как уже тогда могла считаться одной из лучшей по уровню организации и разработки данных в Российской империи, а успешный опыт её проведения мог быть использован при учёте населения в других городах. Так, известен случай, когда в переписи 1890 года принимал участие в качестве счётчика одного из участков В. Григорьев. Его впечатления от проведения переписи были положены в основу отчёта «Перепись Петербурга 15 декабря 1890 года» [3], главное предназначение которого состояло в том, чтобы использовать его при работе над следующей переписью Москвы в 1902 году. В своём сочинении Григорьев подробно останавливается на подготовке к Петербургской переписи 1890 года, особенностях найма счётчиков и распределения переписных участков между ними, а также о процедуре переписи и дальнейших действиях после неё.

Сборник данных переписи состоит из 4 частей с приложением- диаграммами и картограммами. Первая посвящена населению Санкт-Петербурга и разделена на 2 выпуска – «Численность и состав населения по полу, возрасту, семейному положению, грамотности, вероисповеданию, сословию и родному языку» (Типография Шредера, 1891 год)[38] и «Распределение населения по занятиям» (Типография Шредера, 1892 год)[39], вторая и третья части содержат данные по квартирам и дворовым местам (Типография Шредера, 1892 год), а четвёртая представляет собой общий обзор всех главнейших данных переписи, а именно численность и состав населения, опись жилищ с приложенными к ним диаграммами (Типография Шредера, 1892 год).

Распределение населения по занятиям составляет основу второго выпуска первой части опубликованных данных переписей. За образец была взята классификация занятий, разработанная для переписи 1881 года Ю. Янсоном. Так, все группы делились на три большие категории – «занятия промысловые», «занятия непромысловые» и «не имеющие личного заработка и не обозначившие занятия». При этом было выделено 43 группы и 303 класса занятий вместо 39 групп в переписи 1881 года за счёт уплотнения групп непромысловых занятий (органы международного, центрального и местного управлений сливались в группу «администрация») и увеличения количества групп (или оформления классов занятий в группы) в третьей категории («население, не имеющее личного заработка»). Население делилось на мужское и женское, на «самостоятельных», «несамостоятельных» и прислугу (причём теперь личная прислуга отдельно не выделялась для каждой группы занятий) и распределялось отдельно по каждой городской части; в категории промысловых занятий население делилось ещё на хозяев, администрацию, рабочих, прислугу (неличную) [39, С. 2-23]. Были выделены по тому же принципу занятия евреев. По сравнению с переписью 1881 года не было деления на служащих и прислугу учреждений в категории «непромысловых занятий». Как и в переписи 1881 года, отсутствовали данные о побочных занятиях населения, так как данной переписью этот аспект не учитывался вовсе.

Перепись Санкт-Петербурга 1900 года

К 1900 году была запланирована новая «однодневная» перепись населения Петербурга несмотря на то, что за три года до этого была проведена перепись Всеобщая. Тем не менее программа Всероссийской переписи не включала обследование квартир и домов, а также отдельно пригородов (так, в XX таблице о занятиях содержались данные только по городским частям и Санкт-Петербургу с пригородами), поэтому проведение отдельно городского обследования было необходимо. К 15 декабря 1900 года такая перепись была проведена.

К 1903 году в типографии Шредера в Петербурге был выпущен первый выпуск сборника «Санкт-Петербург по переписи 15 декабря 1900 года»[40], содержащий сведения о распределении и численности населения по полу, возрасту, месту рождения (в Санкт-Петербурге или вне его), времени поселения в Петербурге, семейному состоянию, грамотности, сословию, вероисповеданию и родному языку как по всему городу, так и по городу и пригородным участкам по отдельности. Второй выпуск, выпущенный в том же году, был посвящен занятиям населения Петербурга отдельно по городским частям, всему городу и пригородам [41], третий выпуск за 1905 год – квартирам, домам и дворовым местам. Все три выпуска были опубликованы под редакцией нового заведующего Статистическим Отделением Н. Федулова, который продолжил дело уже к тому времени почившего Янсона.

Несмотря на то, что в разработке переписи применялся опыт предыдущих городских переписей 1881 и 1890 гг., были и новые дополнения, и изменения в переписном формуляре и таблицах [41, С. 2-35, 36-105]. Так, сохранялось и даже расширялось распределение мужского и женского населения старше 6 лет по возрастным категориям (6-10, 11-15 лет и т.д.), грамотности и степени образования-домашнее, среднее, высшее (таблица XVA), а также деление всего населения на самостоятельных, несамостоятельных и прислугу, промыслового населения по положению на хозяев, администрацию, рабочих и одиночек, а непромыслового населения - на служащих учреждений и прислугу (таблица IIA). Классификация групп также сохранялась, но в новой переписи было выделено 306 классов и 51 группа занятий – как в переписи 1897 года, дробились промысловые группы занятий (а именно торговая промышленность по типу продаваемых товаров). Примечательно, что группа занятий «проституция» теперь классифицировалась не как промысловая, а относилась к категории, лица которой не имеют личного заработка. Тем не менее, данные дают возможность уже проследить динамику вовлечения женщин в группы занятий за несколько десятилетий – с 1881 по 1900 гг. по данным трёх переписей.

При этом появилось подробное распределение иностранного и пригородного населения по группам и классам занятий, более точно была произведена группировка личной прислуги, а также выделение самостоятельной прислуги учреждений и её несамостоятельных членов семьи. Несмотря на новшества, перепись имела и недостатки – так, в переписных бланках не был конкретизирован вопрос о личном занятии, что приводило к недостатку информации о предприятиях и местах, на которых работали люди.

Перепись Москвы 1902 года

Ещё в начале 90-х гг. XIX века данные городского обследования Москвы 1882 года были признаны устаревшими. Требовалось провести новую перепись, однако из-за подготовки к Всероссийской переписи населения 1897 года это мероприятие было отложено. Только после публикации предварительных данных о населении Москвы по участкам в 1898 года (в рамках Всероссийской переписи 1897 года) разработка новой городской переписи была возобновлена. Перепись населения 31 января 1902 года стала четвёртой в истории городских однодневных переписей [42, С. I-II]. При её разработке была поставлена задача унифицировать новую программу, которая должна была охватить все сферы жизнедеятельности города и горожан, а также стать прообразом для будущих переписей населения города Москвы и пригородов.

В 1899 году подготовка к городской переписи началась. В ходе работы была поставлена задача составить новую, расширенную программу переписи. Особенно коснулось это разработки раздела, посвящённого занятиям населения. Так, было сформировано 2 списка главных групп занятий – по отраслям (добывающая и обрабатывающая промышленность, торговые промыслы, сфера услуг, без обозначения занятий) по социальному положению работников (хозяева с наёмными рабочими, хозяева без наёмных рабочих, но с членами семьи, хозяева-одиночки, помогающие хозяевам члены семьи, рабочие, ученики, служащие, безработные) с приведением в каждой группе наименований однородных личных профессий. Первая методика деления на группы, применявшаяся ещё в переписи 1882 года, показывала численность работников в каждой отрасли, однако она не могла дать полных и дифференцированных данных о профессиональном составе населения и подспудно об условиях труда и жизни на производстве, так как в одну группу сводились представители часто разных профессий без указания места их работы и статуса на производстве. В то же время деление по социальному и рабочему положению давало больше информации о численности рабочих, их месте в производстве/на службе и статусу в иерархии трудового общества. Тем не менее включение двух вариантов групп было необходимо, дабы с помощью первого сравнить показатели 1902 года с аналогичными за 1882 и 1897 гг., а за счёт второго осветить вопрос о городском страховании наёмного труда – полученные сведения планировалось использовать для осуществления закона о страховании рабочих от 1903 года [32, С. II].

Помимо деления населения на 2 вида групп занятий, оно дробилось также по следующим признакам: 1) степень лично-хозяйственной самостоятельности (самодеятельные, несамодеятельные, личная прислуга при хозяевах); 2) форма производства (лица, занятые на фабриках и заводах; в домашней форме промышленности; в ремесле и сельскохозяйственных предприятиях); 3) место рождения (Родившиеся в Москве, все остальные); 4) возрастные группы.

После проведения переписи начался процесс анализа данных и последующей публикации результатов. В итоге появилось два отдельных издания – «Перепись Москвы 1902 года» и «Главнейшие данные переписи города Москвы 31 января 1902 года».

«Перепись Москвы 1902 года» изначально планировалось издать в двух частях – «Население» и «Квартиры и владения». Тем не менее вышла лишь первая. Она делится на три выпуска - один, вышедший в 1904 году в Городской типографии в Москве, называется «Население по полу, возрасту, месторождению, продолжительности пребывания в Москве, семейному состоянию, сословиям, грамотности и степени образования»[42], а другие два, опубликованные в 1906 году там же – «Население г. Москвы (без пригородов) по занятиям, вероисповеданию и родному языку. Безработные и увечные» [43] и «Население пригородов Москвы…». Каждый выпуск, в свою очередь, делится на отделы – первый имеет названия «Данные о населении города Москвы без пригородов», «Данные о населении пригородов Москвы и некоторые итоги по Москве с пригородами», «Данные о населении г. Москвы по полицейским участкам и отдельным пригородным местностям», а второй состоит из одного отдела, названного так же, как и выпуск (хотя изначально планировалось добавить ещё два отдела). Всё издание содержит в себе только таблицы с численными данными.

Распределение населения по грамотности, возрасту (или возрастным категория), полу и месторождению можно обнаружить в первом выпуске «Переписи Москвы 1902 года» (таблица VII) [42]. Полную информацию по занятиям населения предоставляет второй выпуск «Населения Москвы 1902 года…», причём он отличается разнообразием [43]. Книга содержит сводные таблицы с распределением населения по занятиям, полу, возрасту, грамотности, месту рождения, продолжительности пребывания в Москве и семейному состоянию (таблицы I—III); с разделением пришлого населения по занятиям и губерниям/уездам (таблицы IV, V); с данными о самодеятельном населении как по личным занятиям, которые подробно обозначены (таблица VI), так и по отраслям производственной и непроизводственной сферы труда (таблица VII-IX); с информацией о безработных и увечных (таблицы X-XII) и о родном языке и вероисповедании (таблица XIII). Обращает на себя внимание то, что группы занятий сформированы в издании как по положению в промысле лиц (хозяева, рабочие, служащие – всего 36 групп), так и по отраслям (добывающей, торговой, непромысловой – всего 38 групп), а население в таблицах разделено не только по положению в промысле или по отраслям, но и по возрастным категориям, по полу, по степени самостоятельности (самодеятельное, несамодеятельное, прислуга), а также по форме производства (фабрики, домашняя промышленность, ремесло и строительство).

Первый выпуск другого издания переписи 1902 года - «Главнейшие данных переписи г. Москвы 31 января 1902 года» («Общая численность населения Москвы и пригородов ее с распределением жителей по полу» ) - был опубликован Городской типографией раньше «Переписи Москвы 1902 года» [44]. Далее было издано ещё 5 выпусков – «Общие итоги переписи владений и квартир. Пустующие квартиры» (1902), «Возрастной состав населения Москвы и ее пригородов» (1903), «Население по семейному состоянию и сословию» (1904), «Грамотность населения города Москвы» (1905) и «Население Москвы по занятиям» (1907). Авторами выпусков «Главнейших данных переписи города Москвы 31 января 1902 года» были В. Г. Михайловский (I, V), В. И. Массальский (II, III, IV), С. М. Блеклов (II) и Б. Д. Никитин (VI). Издания поделены по тематическим блокам – к первому относятся переписи населения (выпуски I, III-VI), а ко второму – переписи владений и квартир (выпуск II). Информация в них представляет собой табличные данные о населении и владениях города Москвы и пригородов с вступительным словом о значении конкретных данных и пояснительными комментариями. Например, в выпуске, посвящённом возрасту населения, указывалось, что распределение населения по возрастным категориям даёт возможность делить его на производительные и непроизводительные классы [45, С. 1].

Конкретно при разработке формулярного списка групп занятий и данных для VI выпуска учитывалась VI таблица второго выпуска «Переписи Москвы 1902 года», содержавшая список 36 главных групп личных занятий (сформированных по социальному составу населения) [32]. По сравнению с городской переписью 1882 и Всеобщей переписью 1897 гг. такой принцип дробления групп занятий (хозяева, служащие, рабочие) был применён впервые, что препятствует сопоставлению данных о занятиях в 1882, 1897 гг. с данными за 1902 год. Помимо этого, VI выпуск «Главнейших данных…» имел сведения о количестве самодеятельных женщин и мужчин в каждой группе занятий. Как видно, в перепись 1902 года возвращались понятия «самодеятельное» и «несамодеятельное» население, означавшие то же, что и в предыдущих переписях населения.

Перепись Санкт-Петербурга 1910 года

По плану Статистического Отделения следующая однодневная перепись Петербурга состоялась 15 декабря 1910 года. В целом, её разработка и проведение во многом опирались на опыт предыдущих переписей, однако перепись имела свои особенности. Об этом, в частности, писали организаторы и одни из руководителей переписи А. Кауфман и И. Макаров в своём труде «По поводу переписи города Санкт-Петербурга 15 декабря 1910 года» (из практики 34 переписного отдела).Но это не столько отчёт о деятельности 34 переписного отделения, которое состояло из слушательниц статистического семинара Санкт-Петербургских высших (Бестужевских) женских курсов, сколько критический обзор программы переписи 1910 года, её недостатков при составлении формуляров и вопросов с предложениями по улучшению организации. Так, авторами предлагалось перенести будущие переписи с 15 на 1 декабря ввиду приближающихся праздников, уменьшить размер участка и количество описываемых людей на одного счетчика с увеличением оплаты труда, упростить содержание наставлений и инструкций для жителей и переписчиков [5, С. 11]. По содержанию личных листков у авторов были вопросы к таким пунктам, как сословия, вероисповедание, грамотность (звучало предложение поставить перед пунктом грамотность пункт об образовании во избежание избыточной информации) и занятия населения - предлагалось оставить пункт о побочных занятиях и поставить один общий вопрос для всех занятий человека, изъять из формуляров элементы классификации и просто указывать группы занятий, убрать категорию рабочих из переписей, мешающую отделять хозяев-предпринимателей от хозяев без наёмных работников или одиночек [5, С. 31-37].

Между тем разработка переписи затянулась, а в связи с начавшейся Первой мировой войной в 1914 году план опубликования данных не был реализован в полной мере. Как отмечал управляющий Отделением Степанов, «увеличивающиеся затруднения по печатанию побуждают Статистическое отделение выпускать в свет оконченные разработкой материалы по переписи населения по мере завершения печатания отдельных таблиц». В итоге был выпущен всего один сборник под редакцией управляющего Статистическим Отделением В.В. Степанова – «Петроград по переписи населения 15 декабря 1910 года» (предположительно был отпечатан в Городской типографии на Садовой и опубликован после августа 1914 года, на что указывает использование в качестве топонима нового названия города). Он состоит из двух частей. Первая содержит сводные табличные данные о численности и составе населения по полу, возрасту, грамотности, степени образования, месту рождения, времени поселения в Петрограде, семейному состоянию, вероисповеданию, сословию и родному языку [46], вторая – о распределении населения по группам занятий.

Первая часть открывается сводной таблицей «Население Санкт-Петербурга по переписям 1910, 1900 и 1890 гг.», где дается сводка по каждому участку и каждому году, а также показатели прибыли или убыли, прироста или уменьшения населения отдельно по городской части, отдельно по пригородам и вместе с ними [47]. Обращает на себя внимание также таблица с распределением населения старше 6 лет по возрасту (возрастным категориям), полу, грамотности и степени образования отдельно по городу с указанием сводных данных по пригородам.

Вторая часть содержит данные о занятиях населения отдельно по каждому участку, всему городу, пригородам и всей агломерации. Примечательно, что в переписи 1910 года представлены лишь распределение самостоятельного и несамостоятельного мужского и женского населения по каждому городскому участку – список групп занятий располагается горизонтально, а список участков и графы со сводными по городу и пригородам данным – вертикально. Сохранялось разделение на занятия промысловые, занятия непромысловые и занятия лиц, не имеющих личного заработка (при этом занимающиеся проституцией снова относились к последнему кластеру, в отличие от данных переписей 1881 и 1890 гг.), а также распределение населения по категориям – хозяева, администрация, рабочие, одиночки, служащие учреждений, прислуга учреждений и отдельно прислуга. При этом было выделено 57 групп главных занятий без дальнейшей их классификации (больше, чем в переписях 1890 и 1900 гг., но меньше, чем во Всеобщей переписи 1897 года) [47]. Причём имело место не только дробление на более мелкие группы промышленных занятий, но и появление в принципе новых производств и занятий – так, уже в переписи 1900 года появляется группа «производство и передача физической силы», которая объединяла работников газовых и электрозаводов, которые стали строиться к концу XIX века; в 1910 году в отдельную группу были выделены «занимающиеся спортом» - как раз к началу XX века появляются первые профессиональные спортсмены, участвующие в местных, так и в международных соревнованиях (к примеру, на Олимпийских играх 1908 и 1912 гг.).

Не представлены сводные данные отдельно по всему городу и отдельно по пригородам, что опять же указывает на спешку при разработке данных переписи 1910 года. Тем не менее разработчиками была взята за основу такая же классификация групп занятий, как и в предыдущих переписях, что позволяло тогда и позволяет исследователям сейчас сравнивать данные во временном срезе за практически 30-летний период.

Перепись Москвы 1912 года

Через 10 лет вновь появилась потребность в переписи населения Москвы, так как данные учёта 1902 года уже устарели. После некоторых приготовлений 6 марта 1912 года перепись населения Москвы и пригородов была произведена. К разработке результатов Статистический отдел Городской управы под управлением В. Михайловского приступил уже в конце апреля, так как только к этому времени получил материалы от всех заведующих переписными отделами. Тогда же было выпущено 2 листка с предварительными данными о числе жителей, квартирах и владениях [48, С. 3]. А уже в 1913 году в Москве был опубликован краткий обзор важнейших данных переписи – «Главнейшие предварительные данные переписи Г. Москвы 6 марта 1912 года: Ч. 1».В ней были даны общие сведения о численности населения, количестве квартир, домов по городу и отдельно по городским участкам и пригородам, а также сравнивались показатели с аналогичными из зарубежных переписей населения (была дана информация о населении 16 крупнейших городов мира). Предполагалось, что к 1914 году будут изданы выпуски о населении домов и квартир, о детях дошкольного возраста, о «долгостроях» и пустующих квартирах, о занятиях населения, однако этому не суждено было сбыться в то время, поэтому исследователи располагают только первой частью этого сборника «Трудов Статистического отдела Московской городской управы».

Гораздо больше данных о переписи населения города Москвы 1912 года может предоставить второй выпуск «Статистического ежегодника Г. Москвы и Московской губернии. Статистические данные по Г. Москве за 1914-1925 гг.», выпущенный уже в советское время – в 1927 году – в Москве Статистическим отделом Моссовета, основу которого составили городской и земский Отделы, объединённые в 1921 году. Создавали таблицы сотрудники Московского статистического отдела (МСО) С. К Спасская, В. А. Губин, Ф. А. Маркузон, И. А. Вернер и прочие под руководством главы МСО В.Г. Михайловского, которого затем заменил Заведующий Московским Статистическим Отделом А. Шишков [33, С. III].

Последний такой «Ежегодник…» в дореволюционной Москве был выпущен в 1916 году и предоставлял статистические данные до 1913 года, затем из-за разработки промышленной переписи 1918 года и переписи населения 1920 года выпуск «Ежегодника…» был отложен. Тем не менее, уже в 1925 году вышло издание Статотдела Моссовета «Выпуск 1-й. Сельскохозяйственный обзор Московской губернии», а в 1927 – «2-й выпуск. Статистические данные по г. Москве», который включал в себя информацию о территории и климате города, статистику численности населения и его передвижений, данные о квартирах, владениях, больницах, фабричной промышленности, трудовой активности, питании, торговли, предприятиях, образовании, уровне преступности и даже пожарах за 1914-1925 гг. (или за 1871-1925 гг. в главах о населении города). Важность данного источника состоит в том, что он содержит сведения переписи населения г. Москвы 1912 года, не вошедшие в первый выпуск «Главнейших предварительных данных переписи Г. Москвы 6 марта 1912 года» и не вышедшие затем в отдельном сборнике. Так, в «Ежегоднике…» предоставляются сводные данные по возрасту всего мужского и женского населения Москвы (без разделения на самодеятельное и несамодеятельное) за 1912, 1917, 1918, 1920 и 1923 гг., а также отдельно таблица «Население г. Москвы по занятиям, социальному положению и месту рождения по переписи 6 марта 1912 года» [33, С. 65-74]. Взглянув на группу занятий, можно отметить следующее – как и в переписи 1902 года, категории занятий формировались по социальным группам (хозяева, рабочие, служащие, живущие за счёт доходов); шло разделение на «Родившихся в Москве» и «Родившихся вне Москвы»; только в конце каждой группы и в итогах указывалось число несамодеятельных лиц (в графе «Кроме того несамодеятельных этой группы»), остальная информация относилась к самодеятельным; уменьшилось число групп занятий – с 36 в 1902 году до 17 в 1912 году, они стали дробиться крупнее. Впрочем, показатели переписи 1902 и 1912 гг. вполне сравнимы.

Переписи населения г. Санкт-Петербурга 1910 и Москвы 1912 года стали последними крупными и полными (не считая небольшую по объёму перепись Петрограда 1915 года) в истории проведения петербургских и московских обследований населения и хозяйств в Российской империи. Следующий учёт народонаселения был проведён уже в Советской России. Во многом по этим причинам полученные данные представляются интересными для анализа социально-экономической ситуации в Москве и Санкт-Петербурге перед началом Первой Мировой войны в целом и трудовой активности населения в частности.

Таким образом, городские переписи населения содержат данные о занятости мужского и женского населения Москвы и Петербурга на рубеже XIX века (с 1881 по 1912 гг.). Они показывают, в каких группах занятий (промысловых и непромысловых) превалировало число женщин/мужчин, как формировались и менялись эти группы занятий, как соотносилось число самодеятельных и несамодеятельных лиц женского и мужского полов.

Библиография
1.
Кеппен П.И. О народных переписях в России // Западное Русское Географическое общество. 1889. Т. VI. 94 с.
2.
Янсон Ю. Э. Промыслы и занятия петербургского населения по переписи 1881 г. // Вестник Европы. Кн. 11. 1884. С. 324-325.
3.
Григорьев В. Н. Перепись Петербурга 15 декабря 1890 года. 1891. 44 с.
4.
Бернштейн-Коган С. В. Численность, состав и положение петербургских рабочих. СПб.: Б. и., 1910. 188 с.
5.
Кауфман А. А. По поводу переписи города Санкт-Петербурга 15 декабря 1910 года. СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1911. C. 11, 31-37.
6.
Котельников А. История производства и разработки всеобщей переписи населения 28-го января 1897 г. СПб, 1909. 124 с.
7.
Семёнов-Тян-Шанский В. П. То, что прошло. В 2-х томах. Том 1-1870-1917. М.: Новый Хронограф, 2009. 678 с.
8.
Гозулов А. И. Местные переписи населения до революции. Учен. зап. Ростовского-на-Дону финансово-экономического ин-та, 1941, т. 1. С. 249-350.
9.
Водарский Я. Е. Население России за 400 лет (XVI — начало XX в.). М.: Просвещение, 1973. 159 с.
10.
Рашин А. Г. Население России за 100 лет (1811–1913). М.: Госстат, 1956. 352 с.
11.
Литвак К. Б. Перепись населения 1897 г. о крестьянстве России (источниковедческий аспект) // История СССР. 1990. No 1. С. 123–125.
12.
Пажитнов К. А. Положение рабочего класса в России. Т. 2: Период свободного договора в условиях самодержавного режима (с 1861 по 1906 г.). 1924. 296 с.
13.
Рашин А. Г. Формирование рабочего класса в России. М., 1958. 623 с.
14.
Семанов С.Н. Состав и положение рабочих Петербурга по данным городских переписей // Рабочий класс и рабочее движение в России (1861-1917). М.: Наука, 1966. C. 394-403
15.
Крузе Э. Э. Положение рабочего класса России в 1900—1914 гг. Л., 1976. 298 с.
16.
Bradley J. Muzhik and Muscovite: Urbanization in Late Imperial Russia. Berkeley, 1985. 442 p.
17.
Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII–начало XX вв.): Генезис личности, демократ. семьи, гражд. об-ва и правового государства: Т.1 СПб. 2003.547 с.
18.
Социальная история Санкт-Петербурга / Фортунатов В. В., Платова Е. Э., Симоненко Т. И., Данилов В. А., Гутина Е. Р. – СПб.: Русский остров, 2005. 336 с.
19.
Гаврилова И. Н. Население Москвы: исторический ракурс / И.Н. Гаврилова; Моск. гор. об-ние архивов.-М.: Мосгорархив, 2001. 478 с.
20.
Морозов С.Д. Население Центральной России: сословия, занятия, профессии (1897-1917 гг.) / Рос. акад. наук, Науч. совет по ист. демографии и ист. географии, Ин-т Рос. истории.-М.: Ин-т Рос. истории РАН, 2005. С. 209-236.
21.
Валетов Т. Я. Чем жили рабочие люди в городах Российской империи конца XIX — начала ХХ века // Социальная история. Ежегодник 2007. М., 2008. С. 176-196.
22.
Елисеева И. И., Дмитриев А. Л. История российской государственной статистики: 1811–2011. М. : ИИЦ «Статистика России», 2013. С. 63–69.
23.
Сафронов А. А. Из истории подготовки Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. // Документ. Архив. История. Современность. Екатеринбург, 2001. Вып. 1. С. 211–231.
24.
Брюханова Е. А. Материалы Первой всеобщей переписи населения 1897 года в архивах России и ближнего зарубежья : монография / Е. А. Брюханова ; АлтГУ.-Барнаул : Изд-во АлтГУ, 2019. 192 с.
25.
Население Санкт-Петербурга и Хельсинки в зеркале российской и финской статистики. Вторая половина XIX — начало XX в. СПб., 2012. 387 с.
26.
Гессен Ю.В. Как нас переписывали в Санкт-Петербурге – Петрограде до октября 1917 г. К 150-летию первой переписи населения // Клио. 2012. No 8. С. 44–63.
27.
Статистика // Электронный архив Российской исторической статистики. URL: http: // ristat.org (дата обращения 01.09.2020).
28.
Демоскоп Weekly. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/census.php?cy=0 (дата обращения 01.09.2020).
29.
Профессии и занятия населения Российской империи конца XIX — начала XX в. URL: http: // hcod.asu.ru/ (дата обращения 01.09.2020).
30.
С.-Петербург по переписи 15-го декабря 1881 года : [в 2 т.] Т. 1: Население. Ч. 2, [Состав населения по занятиям]. 1884. С. 302-312.
31.
Перепись Москвы 1882 года. Вып. 2: Население и занятия. М., 1885. С. 130-134.
32.
Главнейшие данные переписи города Москвы 31 января 1902 года. Вып. 6. Население Москвы по занятиям… / сост. Б. Д. Никитиным. М., 1907. 90 c.
33.
Статический ежегодник Г. Москвы и Московской губернии. Выпуск 2-й. Статистические данные по Г. Москве за 1914-1925 гг. М., 1927. С. III.
34.
Историческое профессиоведение: создание HISCO и исследования профессиональной и социальной мобильности / под ред. В. Н. Владимирова, М. Х. Д. ван Леувена. Барнаул, 2009. 300 c.; Брюханова Е. А. Модели реконструкции профессиональной структуры населения Сибири по данным переписи 1897 г // Вестн. Том. гос. ун-та. 2013. №369. Стр. 67-69.
35.
С.-Петербург по переписи 15-го декабря 1881 года : [в 2 т.] Т. 1: Население. Ч.1, [Состав населения по полу, возрасту, семейному положению, сословиям…].1884. С. 5-7.
36.
Перепись Москвы 1882 года. Вып. 1: Квартиры и хозяйства. М., 1885. С. 2-3.
37.
Толстой Л.Н. О переписи в Москве (1882 года). М.: Посредник, 1911. 15 с.
38.
С.-Петербург по переписи 15 декабря 1890 года. Ч. 1 : Население. Вып. 1 : Численность и состав населения по полу, возрасту, семейному положению, грамотности, вероисповеданию, сословию и родному языку. СПб., 1891. 93 с.
39.
С.-Петербург по переписи 15 декабря 1890 года. Ч. 1 : Население. Вып. 2 : Распределение населения по занятиям. СПб., 1892. 75 с.
40.
С.-Петербург по переписи 15 декабря 1900 года. Население. С.-Петербург: Типография Шредера, 1903-1905.
41.
С.-Петербург по переписи 15 декабря 1900 года. Население. Вып. 2 : Распределение населения по занятиям. СПб., 1903. 215 c.
42.
Перепись Москвы 1902 года. Ч. 1 : Население, вып. 1 : Население по полу, возрасту, месторождению, продолжительности пребывания в Москве, семейному состоянию, сословиям, грамотности и степени образования.М.: Стат. отд. Моск. гор. управы, 1904. 155 c.
43.
Перепись Москвы 1902 года. Ч. 1. Население. Вып. 2. Население г. Москвы (без пригородов) по занятиям, вероисповеданию и родному языку. Безработные и увечные. М.: Стат. отд. Моск. гор. управы, 1906. 136 с.
44.
Главнейшие предварительные данные переписи города Москвы 31 января 1902 года Вып. 1. : Общая численность населения Москвы и пригородов ее с распределением жителей по полу / Сост. Стат. отд. Моск. гор. управы. М. 1902. 35 с.
45.
Главнейшие данные переписи города Москвы 31 января 1902 года. Вып. 3. Возрастной состав населения Москвы и ее пригородов/ Сост. В.И. Массальским. М., 1903. С. 1.
46.
Петроград по переписи населения 15 декабря 1910 года : Население/ [Под ред. управляющего отд-нием В.В. Степанова] Ч. 1: Численность и состав населения по полу, возрасту, грамотности, степени образования, месту рождения, времени поселения в Петрограде, семейному состоянию, вероисповеданию, сословию и родному языку. Петроград : Изд-во Гор. управа по Стат. отделению. [191-?]. 339 с.
47.
Петроград по переписи населения 15 декабря 1910 года : Население. Ч.2. Распределение населения по группам занятий : Вып. 1. [191-?]. С. 2-39.
48.
Московская городская управа. Статистический отдел. Труды статистического отдела Московской городской управы. Вып. 1 : Главнейшие предварительные данные переписи г. Москвы 6 марта 1912 года, ч. 1 : Общие данные о населении, квартирах и владениях г. Москвы и пригородов. М., 1913. 38 с.
References (transliterated)
1.
Keppen P.I. O narodnykh perepisyakh v Rossii // Zapadnoe Russkoe Geograficheskoe obshchestvo. 1889. T. VI. 94 s.
2.
Yanson Yu. E. Promysly i zanyatiya peterburgskogo naseleniya po perepisi 1881 g. // Vestnik Evropy. Kn. 11. 1884. S. 324-325.
3.
Grigor'ev V. N. Perepis' Peterburga 15 dekabrya 1890 goda. 1891. 44 s.
4.
Bernshtein-Kogan S. V. Chislennost', sostav i polozhenie peterburgskikh rabochikh. SPb.: B. i., 1910. 188 s.
5.
Kaufman A. A. Po povodu perepisi goroda Sankt-Peterburga 15 dekabrya 1910 goda. SPb.: Tip. M. M. Stasyulevicha, 1911. C. 11, 31-37.
6.
Kotel'nikov A. Istoriya proizvodstva i razrabotki vseobshchei perepisi naseleniya 28-go yanvarya 1897 g. SPb, 1909. 124 s.
7.
Semenov-Tyan-Shanskii V. P. To, chto proshlo. V 2-kh tomakh. Tom 1-1870-1917. M.: Novyi Khronograf, 2009. 678 s.
8.
Gozulov A. I. Mestnye perepisi naseleniya do revolyutsii. Uchen. zap. Rostovskogo-na-Donu finansovo-ekonomicheskogo in-ta, 1941, t. 1. S. 249-350.
9.
Vodarskii Ya. E. Naselenie Rossii za 400 let (XVI — nachalo XX v.). M.: Prosveshchenie, 1973. 159 s.
10.
Rashin A. G. Naselenie Rossii za 100 let (1811–1913). M.: Gosstat, 1956. 352 s.
11.
Litvak K. B. Perepis' naseleniya 1897 g. o krest'yanstve Rossii (istochnikovedcheskii aspekt) // Istoriya SSSR. 1990. No 1. S. 123–125.
12.
Pazhitnov K. A. Polozhenie rabochego klassa v Rossii. T. 2: Period svobodnogo dogovora v usloviyakh samoderzhavnogo rezhima (s 1861 po 1906 g.). 1924. 296 s.
13.
Rashin A. G. Formirovanie rabochego klassa v Rossii. M., 1958. 623 s.
14.
Semanov S.N. Sostav i polozhenie rabochikh Peterburga po dannym gorodskikh perepisei // Rabochii klass i rabochee dvizhenie v Rossii (1861-1917). M.: Nauka, 1966. C. 394-403
15.
Kruze E. E. Polozhenie rabochego klassa Rossii v 1900—1914 gg. L., 1976. 298 s.
16.
Bradley J. Muzhik and Muscovite: Urbanization in Late Imperial Russia. Berkeley, 1985. 442 p.
17.
Mironov B.N. Sotsial'naya istoriya Rossii perioda imperii (XVIII–nachalo XX vv.): Genezis lichnosti, demokrat. sem'i, grazhd. ob-va i pravovogo gosudarstva: T.1 SPb. 2003.547 s.
18.
Sotsial'naya istoriya Sankt-Peterburga / Fortunatov V. V., Platova E. E., Simonenko T. I., Danilov V. A., Gutina E. R. – SPb.: Russkii ostrov, 2005. 336 s.
19.
Gavrilova I. N. Naselenie Moskvy: istoricheskii rakurs / I.N. Gavrilova; Mosk. gor. ob-nie arkhivov.-M.: Mosgorarkhiv, 2001. 478 s.
20.
Morozov S.D. Naselenie Tsentral'noi Rossii: sosloviya, zanyatiya, professii (1897-1917 gg.) / Ros. akad. nauk, Nauch. sovet po ist. demografii i ist. geografii, In-t Ros. istorii.-M.: In-t Ros. istorii RAN, 2005. S. 209-236.
21.
Valetov T. Ya. Chem zhili rabochie lyudi v gorodakh Rossiĭskoi imperii kontsa XIX — nachala KhKh veka // Sotsial'naya istoriya. Ezhegodnik 2007. M., 2008. S. 176-196.
22.
Eliseeva I. I., Dmitriev A. L. Istoriya rossiiskoi gosudarstvennoi statistiki: 1811–2011. M. : IITs «Statistika Rossii», 2013. S. 63–69.
23.
Safronov A. A. Iz istorii podgotovki Pervoi vseobshchei perepisi naseleniya Rossiiskoi imperii 1897 g. // Dokument. Arkhiv. Istoriya. Sovremennost'. Ekaterinburg, 2001. Vyp. 1. S. 211–231.
24.
Bryukhanova E. A. Materialy Pervoi vseobshchei perepisi naseleniya 1897 goda v arkhivakh Rossii i blizhnego zarubezh'ya : monografiya / E. A. Bryukhanova ; AltGU.-Barnaul : Izd-vo AltGU, 2019. 192 s.
25.
Naselenie Sankt-Peterburga i Khel'sinki v zerkale rossiiskoi i finskoi statistiki. Vtoraya polovina XIX — nachalo XX v. SPb., 2012. 387 s.
26.
Gessen Yu.V. Kak nas perepisyvali v Sankt-Peterburge – Petrograde do oktyabrya 1917 g. K 150-letiyu pervoĭ perepisi naseleniya // Klio. 2012. No 8. S. 44–63.
27.
Statistika // Elektronnyi arkhiv Rossiiskoi istoricheskoi statistiki. URL: http: // ristat.org (data obrashcheniya 01.09.2020).
28.
Demoskop Weekly. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/census.php?cy=0 (data obrashcheniya 01.09.2020).
29.
Professii i zanyatiya naseleniya Rossiiskoi imperii kontsa XIX — nachala XX v. URL: http: // hcod.asu.ru/ (data obrashcheniya 01.09.2020).
30.
S.-Peterburg po perepisi 15-go dekabrya 1881 goda : [v 2 t.] T. 1: Naselenie. Ch. 2, [Sostav naseleniya po zanyatiyam]. 1884. S. 302-312.
31.
Perepis' Moskvy 1882 goda. Vyp. 2: Naselenie i zanyatiya. M., 1885. S. 130-134.
32.
Glavneishie dannye perepisi goroda Moskvy 31 yanvarya 1902 goda. Vyp. 6. Naselenie Moskvy po zanyatiyam… / sost. B. D. Nikitinym. M., 1907. 90 c.
33.
Staticheskii ezhegodnik G. Moskvy i Moskovskoi gubernii. Vypusk 2-i. Statisticheskie dannye po G. Moskve za 1914-1925 gg. M., 1927. S. III.
34.
Istoricheskoe professiovedenie: sozdanie HISCO i issledovaniya professional'noi i sotsial'noi mobil'nosti / pod red. V. N. Vladimirova, M. Kh. D. van Leuvena. Barnaul, 2009. 300 c.; Bryukhanova E. A. Modeli rekonstruktsii professional'noi struktury naseleniya Sibiri po dannym perepisi 1897 g // Vestn. Tom. gos. un-ta. 2013. №369. Str. 67-69.
35.
S.-Peterburg po perepisi 15-go dekabrya 1881 goda : [v 2 t.] T. 1: Naselenie. Ch.1, [Sostav naseleniya po polu, vozrastu, semeinomu polozheniyu, sosloviyam…].1884. S. 5-7.
36.
Perepis' Moskvy 1882 goda. Vyp. 1: Kvartiry i khozyaistva. M., 1885. S. 2-3.
37.
Tolstoi L.N. O perepisi v Moskve (1882 goda). M.: Posrednik, 1911. 15 s.
38.
S.-Peterburg po perepisi 15 dekabrya 1890 goda. Ch. 1 : Naselenie. Vyp. 1 : Chislennost' i sostav naseleniya po polu, vozrastu, semeinomu polozheniyu, gramotnosti, veroispovedaniyu, sosloviyu i rodnomu yazyku. SPb., 1891. 93 s.
39.
S.-Peterburg po perepisi 15 dekabrya 1890 goda. Ch. 1 : Naselenie. Vyp. 2 : Raspredelenie naseleniya po zanyatiyam. SPb., 1892. 75 s.
40.
S.-Peterburg po perepisi 15 dekabrya 1900 goda. Naselenie. S.-Peterburg: Tipografiya Shredera, 1903-1905.
41.
S.-Peterburg po perepisi 15 dekabrya 1900 goda. Naselenie. Vyp. 2 : Raspredelenie naseleniya po zanyatiyam. SPb., 1903. 215 c.
42.
Perepis' Moskvy 1902 goda. Ch. 1 : Naselenie, vyp. 1 : Naselenie po polu, vozrastu, mestorozhdeniyu, prodolzhitel'nosti prebyvaniya v Moskve, semeinomu sostoyaniyu, sosloviyam, gramotnosti i stepeni obrazovaniya.M.: Stat. otd. Mosk. gor. upravy, 1904. 155 c.
43.
Perepis' Moskvy 1902 goda. Ch. 1. Naselenie. Vyp. 2. Naselenie g. Moskvy (bez prigorodov) po zanyatiyam, veroispovedaniyu i rodnomu yazyku. Bezrabotnye i uvechnye. M.: Stat. otd. Mosk. gor. upravy, 1906. 136 s.
44.
Glavneishie predvaritel'nye dannye perepisi goroda Moskvy 31 yanvarya 1902 goda Vyp. 1. : Obshchaya chislennost' naseleniya Moskvy i prigorodov ee s raspredeleniem zhitelei po polu / Sost. Stat. otd. Mosk. gor. upravy. M. 1902. 35 s.
45.
Glavneishie dannye perepisi goroda Moskvy 31 yanvarya 1902 goda. Vyp. 3. Vozrastnoi sostav naseleniya Moskvy i ee prigorodov/ Sost. V.I. Massal'skim. M., 1903. S. 1.
46.
Petrograd po perepisi naseleniya 15 dekabrya 1910 goda : Naselenie/ [Pod red. upravlyayushchego otd-niem V.V. Stepanova] Ch. 1: Chislennost' i sostav naseleniya po polu, vozrastu, gramotnosti, stepeni obrazovaniya, mestu rozhdeniya, vremeni poseleniya v Petrograde, semeĭnomu sostoyaniyu, veroispovedaniyu, sosloviyu i rodnomu yazyku. Petrograd : Izd-vo Gor. uprava po Stat. otdeleniyu. [191-?]. 339 s.
47.
Petrograd po perepisi naseleniya 15 dekabrya 1910 goda : Naselenie. Ch.2. Raspredelenie naseleniya po gruppam zanyatii : Vyp. 1. [191-?]. S. 2-39.
48.
Moskovskaya gorodskaya uprava. Statisticheskii otdel. Trudy statisticheskogo otdela Moskovskoi gorodskoi upravy. Vyp. 1 : Glavneishie predvaritel'nye dannye perepisi g. Moskvy 6 marta 1912 goda, ch. 1 : Obshchie dannye o naselenii, kvartirakh i vladeniyakh g. Moskvy i prigorodov. M., 1913. 38 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Статья посвящена важному и интересному статистическому источнику по истории России позднего имперского периода – однодневным городским переписям населения. Автор рассматривает городские переписи двух столичных городов – Москвы и Санкт Петербурга, сосредоточив при этом своё внимание на роли этих источников в изучении истории труда. Обращение к подобному материалу вполне оправдано, поскольку указанные документы, с одной стороны, требуют дополнительного изучения в источниковедении, с другой, – многоаспектность однодневных переписей определяет необходимость дополнительного обращения к их возможностям ввиду такой же многоаспектности их изучения с точки зрения тематики и проблематики исследования.
Методология статьи определяется ее источниковедческим характером и выражается в описательном представлении истории проведения переписей и их возможностей для характеристики истории труда. При этом автор излагает материал в рамках традиционного источниковедения, используя столь же традиционные исторический методы, прежде всего историко-генетический, и историко-сравнительный.
Актуальность статьи заключается прежде всего во введении в научный оборот хотя уже и известных источников, но, тем не менее, вполне валидных для изучения тематики и проблематики изучения истории труда, что важно с точки зрения расширения информационной отдачи источников и дальнейшего раскрытия их потенциала.
Научная новизна определяется введением рассматриваемых автором однодневных переписей столичных городов в рассмотрение вопросов занятости их населения и ее эволюции в конце XIX – начале XX вв.
Структура и содержание статьи полностью соответствуют ее традиционному описательному характеру. Работа начинается с введения, где рассматривается краткая история учета населения в России. Далее автор подходит собственно к городским переписям Москвы (1882, 1902, 1912 гг.) и Санкт-Петербурга (1881, 1890, 1900, 1910 гг.), рассматриваемым в хронологическом порядке. Каждой переписи посвящён отдельный раздел статьи. Все переписи рассматриваются по одному и тому же плану: необходимость проведения, подготовка, отражение в источнике занятости населения, публикация материалов, общая оценка значения переписи для тематики исследования. Статья заканчивается кратким подведением итогов источниковедческого исследования. Стиль статьи представляется вполне научным и соответствующим ее содержанию.
Библиография статьи довольно любопытна и полезна (состоит почти исключительно из источников), но все же в ней не хватает хотя бы небольшого количества работ, в том числе и последних по времени, раскрывающих современный взгляд на роль и значение источника.
Дискуссионные вопросы в статье не поднимаются в силу ее строго источниковедческого и информационного характера.
Переходя к выводам о возможности публикации статьи, стоит отметить, что работа подана в журнал «Историческая информатика», который акцентирует внимание авторов далеко не в последнюю очередь на методических аспектах исследования. С этой точки зрения статья пока кажется не вполне готовой для публикации и нуждается в достаточно глубокой, но вполне осуществимой в разумные сроки доработке, прежде всего за счёт включения в ее состав хотя бы небольшой методической части, содержащей в том числе и необходимый визуализационный материал. Хотелось бы также увидеть хотя бы краткий, но, как кажется, все же необходимый историографический обзор. Не лишним было бы указать и на новые подходы к изучению профессионального состава и профессиональной структуры населения, распространившиеся в последние десятилетия в мировой исторической науке и связанные с историческими классификациями профессий (HISCO, PST и пр.), по крайне мере, на уровне их упоминаний, если обращение к ним не входит в планы автора.
В целом статья обладает необходимой цельностью в изложении авторской концепции, после предложенной доработки может быть опубликована и, безусловно, найдёт своего читателя. Замечания главного редактора от 29.03.2021 : "Автор в полной мере учел замечания рецензентов и исправил статью. Доработанная статья рекомендуется к публикации".
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"