Статья 'Виртуальная реконструкция исторической поверхности рельефа восточной части Белого города Москвы с использованием программных средств ГИС' - журнал 'Историческая информатика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция > Редакционный совет
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Историческая информатика
Правильная ссылка на статью:

Виртуальная реконструкция исторической поверхности рельефа восточной части Белого города Москвы с использованием программных средств ГИС

Энтин Андрей Львович

кандидат географических наук

инженер, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, географический факультет, кафедра картографии и геоинформатики

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1

Entin Andrey

PhD in Geography

Engineer, Lomonosov Moscow State University, Faculty of Geography, Department of Cartography and Geoinformatics

119991, Russia, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1

aentin@geogr.msu.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2585-7797.2020.4.34680

Дата направления статьи в редакцию:

19-12-2020


Дата публикации:

29-12-2020


Аннотация.

Виртуальная реконструкция исторического ландшафта городской территории на относительно большой площади требует решения отдельной задачи реконструкция исторических поверхностей рельефа. Для решения этой задачи требуется иметь детальные пространственные данные о высотах земной поверхности на какой-либо исторический период, а также сведения о характере изменений высот с течением времени. Сама реконструкция может быть выполнена с использованием различного программного обеспечения, но одним из наиболее удобных вариантов является использование геоинформационных систем (ГИС), поскольку такой подход «по умолчанию» предполагает работу с пространственно-привязанными данными, что облегчает совмещение с другими компонентами реконструкции.         В работе рассматривается опыт создания цифровых моделей рельефа (ЦМР) на территорию восточной части Белого города Москвы, отражающих состояние местности на XVI, XVII и XVIII в., с использованием программных средств ГИС (МАГ, SAGA, QGIS). В качестве исходных данных используются горизонтали с топографических планов масштаба 1:2000 и обобщённые материалы археологических источников. На их основе с использованием методов геоинформационного анализа построено три растровых ЦМР (по одной на каждую эпоху), пригодные для использования в среде ГИС и для экспорта в другие программные средства.

Ключевые слова: анализ исторических данных, историческая геоинформатика, ГИС, историческая поверхность рельефа, цифровая модель рельефа, интерполяция, растровая алгебра, геопроцессинг, Москва, Белый город

Abstract.

Virtual reconstruction of an urban historical landscape over a relatively large area requires the reconstruction of historical land surfaces. To solve this problem one needs to obtain a detailed spatial data on the Earth surface elevation for a certain historical period as well as the information about the way it changed over time. The reconstruction can be performed using different software. One of the convenient options is to use geographic information systems (GIS) since this approach assumes work with georeferenced data “by default” thus providing for easier combinations with other reconstruction components. The article describes the creation of digital relief models (DRMs) of the eastern part of Moscow Bely Gorod reflecting the state of the land surface in the 16th, 17th and 18th centuries via GIS software (MAG, SAGA, QGIS). Input data for this research are contours from 1:2000 topographic plans and generalized materials of archaeological sources. Using this basis as well as GIS analysis methods, three gridded DRMs (one for each epoch) have been constructed. These DRMs are suitable for use within the GIS environment and for export to other software.

Keywords:

interpolation, digital elevation model, historic earth surface, GIS, historical geoinformatics, historical data analysis, raster algebra, geoprocessing, Moscow, Bely Gorod

Введение

Развитие методов, инструментов и программного обеспечения для 3D-моделирования, виртуальной и дополненной реальности (VR, AR) расширяет возможности исследователей, позволяя выполнять виртуальные реконструкции исторических ландшафтов, и в том числе исторической городской застройки [1,2]. Одна из существенных трудностей, возникающих в таких задачах, состоит в том, что виртуальные реконструкции должны быть обеспечены достоверными и детальными сведениями о высотах (рельефе) местности, актуальными на реконструируемый период. При этом, в отличие от аналогичных задач по современному состоянию ландшафтов, исследователи, как правило, не располагают прямой информацией о высотах местности (например, материалами топографической съёмки). Поэтому в ходе реконструкции приходится полагаться на данные, получаемые из материалов археологических и геологических исследований. «Плотность покрытия» территории такими данными существенно ниже, чем обычная плотность пикетов топографической съёмки, в ряде случаев приходится экстраполировать имеющиеся сведения на большие площади с учётом археологического и исторического контекста. Следовательно, реконструкция исторических поверхностей рельефа на определённые даты или временные периоды приобретает характер самостоятельной научной задачи.

В настоящей работе рассматривается опыт реконструкции исторических поверхностей рельефа восточной части Белого города Москвы. В качестве основных исходных данных используются сведения о рельефе местности по состоянию на 1940 г., реконструированные мощности культурного слоя на различных участках территории, а также специально созданная виртуальная реконструкция рельефа не существующей в настоящее время долины р. Рачки. Реконструкция выполнена для состояний, приблизительно соответствующих XVI, XVII и XVIII вв. с применением геоинформационного программного обеспечения (МАГ МГУ, SAGA).

Материалы и методы

Объектом настоящего исследования является район старой Москвы в восточной части Белого города, известный как Ивановская горка, Подкопаево и прилегающие территории (рис. 1). Эта местность сравнительно хорошо обеспечена археологическими и геологическими источниками, подробный обзор которых представлен в работах С.З. Чернова, И.А. Бойцова и соавторов [3,4]. В частности, известны мощности культурного слоя для порядка 30 точек археологических обследований [5]. Также по косвенным признакам можно определить исторические отметки из материалов геологических изысканий [6].

._1___

Рисунок 1. Территория виртуальной реконструкции рельефа на карте г. Москвы. Красной рамкой показаны границы района реконструкции.

В рамках производимой виртуальной реконструкции мы делаем несколько допущений. Первое допущение состоит в том, что естественный рельеф местности, существовавший до начала застройки территории, не претерпел кардинальных изменений как минимум до середины XX в.. Исключением является ныне не существующая долина р. Рачки (подробнее о ней см. в работе [4]). Второе допущение — абсолютные высоты местности закономерно, но неравномерно увеличивались с течением времени за счёт накопления культурного слоя. Влияние других факторов изменения абсолютных высот (тектонические движения, естественная аккумуляция и денудация) считается пренебрежимо малым. Кроме того, мы исходим из того, что мощность культурного слоя, накопившаяся на исследуемой территории до начала XVI в., невелика, и высоты поверхности этого исторического периода соответствуют естественному состоянию рельефа. Такое предположение вполне разумно, поскольку известно, что к 1480 г. на местности сложился «догородской» ландшафт (великокняжеские сады, село Подкопаево) [3].

С учётом сделанных допущений и предположений, задача виртуальной реконструкции рельефа сводится к тому, чтобы получить цифровое представление поля высот (цифровую модель рельефа, ЦМР), соответствующую естественному состоянию рельефа, а затем увеличить его высоты, моделируя таким образом накопление культурного слоя. Независимо от формы представления ЦМР (регулярная сетка или нерегулярная триангуляционная сеть), эта задача может быть выполнена с использованием программных средств ГИС [5].

Следует отметить, что для территории исследования уже предпринимались попытки получить ЦМР, представляющие естественное состояние рельефа или мощность культурного слоя. Большой интерес представляет база данных, созданная по материалам геологических изысканий и представленная в работе [6]. Отдельный набор в этой базе представляет мощность культурного слоя (рис. 2). Этот набор данных получен на основе материалов геологических изысканий путём интерполяции с использованием сплайн-аппроксимации и геостатистических подходов. Другая известная попытка получить ЦМР путём интерполяции высот, полученных по геологическим и археологическим данным, приведена в работе [5].

._2_
Рисунок 2. Фрагмент карты мощности культурного слоя и изолиний кровли культурного слоя из базы пространственных данных, представленной в работе [5]. Составлено НПО «Георесурс».

Детальное исследование доступных археологических источников, проведённое С.З. Черновым и И.А. Бойцовым [3] показывает, что выполнение математической интерполяции без учёта локальных особенностей накопления культурного слоя и зонирования территории по этому признаку может негативно повлиять на достоверность реконструкции. Поэтому в рамках настоящей работы было решено отказаться от сделанных ранее попыток реконструировать поверхность «материка» и выполнить такую реконструкцию заново, опираясь на детальные сведения о рельефе, представленные на топографических планах масштаба 1:2000, составленных в 1939–1940 гг. Рельеф на этих планах изображён горизонталями, сечение рельефа составляет 1 м (рис. 3).

._3___20_
Рисунок 3. Горизонтали с топографических планов масштаба 1:2000, используемые в качестве исходных данных в настоящей работе.

Поскольку мы предполагаем, что рельеф местности не претерпел существенных изменений вплоть до времени составления топографических планов, и основным фактором изменения высот выступает накопление культурного слоя, то для получения высот «естественной» поверхности нужно «вычесть» мощность культурного слоя из высот «современного» рельефа. Для этого нам необходимо иметь схему (или карту) районирования территории по мощности культурного слоя. Такая карта, основанная на ландшафтном районировании В.А. Низовцева, приведена в работе С.З. Чернова и И.А. Бойцова [3, рис. 4]. Согласно этой карте, на исследуемой территории выделяются следующие районы с приблизительно однородными условиями накопления культурного слоя:

  • Участки поймы р. Москвы (современные отметки ниже 126 м);
  • I и II надпойменные террасы (126–133 м);
  • Коренные склоны долин ниже III надпойменной террасы («подножье холма», 133–140 м);
  • «Полугора» (140–146 м): участки склонов, примыкающие снизу к III надпойменной террасе;
  • Поверхность III надпойменной террасы — так называемая «главная бровка» (146–153 м), характеризуется наиболее мощным культурным слоем;
  • Моренные равнины (выше 153 м)

Для каждого из этих районов отметки естественного рельефа могут быть получены путём простого вычитания мощности культурного слоя из отметок высот условно-современного (1939–1940) рельефа.

Следует отметить, что на схеме, представленной в [3], не нашла отражения долина р. Рачки как самостоятельная форма рельефа. Её реконструкция была выполнена отдельно [4]. Кроме того, дополнительный анализ археологической информации в точках обследований к востоку от положения р. Рачки позволяет немного уточнить общую мощность и скорость накопления культурного слоя в отдельных выделах [4]. С учётом этих дополнений, схема из [3] должна быть скорректирована. Окончательный вариант районирования представлен на рис. 4. Мощности культурного слоя для каждого района, а также его изменения за отдельные исторические периоды приведены в табл. 1.

._4___
Рисунок 4. Районы с условно однородными условиями накопления культурного слоя. Контура районов выходят за область реконструкции для того, чтобы избежать краевых эффектов при последующем моделировании. См. пояснения в тексте и таблице 1.

Таблица 1. Характеристики мощности культурного слоя. Составлено по [3] с дополнениями С. З. Чернова в соответствии с [4]

Название района

Общая мощность культурного слоя, м

Накопление культурного слоя в интервале XVIXVII вв., м

Накопление культурного слоя в интервале XVIXVIII вв., м

Васильевский луг

4,0

0,5

1,0

I и II надпойменные террасы

участок к востоку от долины р. Рачки, (штриховка на рис. 4)

2,0

1,5

0,5

0,4

1,0

0,75

«Подножье холма»

1,0

0,25

0,5

«Полугора»

1,0

0,25

0,5

«Подножье холма» и «полугора» к востоку от долины р. Рачки

1,2

0,3

0,6

«Главная бровка»

2,0

0,67

1,0

«Моренная равнина»

2,0

0,5

1,0

Долина р. Рачки

неоднородная

0,65

1,3

Для каждого из этих районов отметки естественного рельефа могут быть получены путём простого вычитания мощности культурного слоя из отметок высот условно-современного (1939–1940) рельефа.

Виртуальная реконструкция исторических поверхностей рельефа была начата с интерполяции высот горизонталей, представляющих «современный» рельеф. Интерполяция выполнена в программе МАГ [7] на основе специализированного алгоритма, предназначенного для интерполяции высот изолиний [8], чтобы получить плавный рельеф без резких «изломов» в местах прохождения горизонталей. В результате была получена ЦМР в регулярно-сеточной (растровой) форме с размером ячейки 2 м. Размер ячейки был выбран на основе известных соотношений между детальностью исходных данных и допустимым целевым разрешением ЦМР, приведённых в работе [9]. На следующем шаге высоты этой ЦМР были снижены на величину общей мощности культурного слоя. Для этого контура районов, представленные на рис. 4, были растеризованы (преобразованы в регулярно-сеточную форму), а затем произведено вычитание полученного растра из ЦМР, представляющей современный рельеф. Эти операции выполнены в программе SAGA [10] путём применения инструментов Shapes to Grid и Grid Difference , соответственно. Последовательное применение описанных процедур позволило получить ЦМР, представляющую высоты местности на XVI в. для всей территории исследования, кроме долины р. Рачки. Формы рельефа внутри долины реконструировались отдельно с применением методики, аналогичной геоморфологической интерполяции (см. работу Бойцова и др. в текущем выпуске журнала). Чтобы совместить эти материалы с остальной частью территории исследования, на основе ЦМР были рассчитаны положения изолиний высот местности на XVI в. Эти изолинии были соединены с горизонталями реконструкции долины, после чего снова интерполированы в МАГ для получения «полной» ЦМР на XVI в. Суммирование высот этой ЦМР с величиной накопления культурного слоя также выполнено в SAGA.

На каждом шаге, предполагающем операции с растром мощности культурного слоя, необходимо было добиться плавного, «неступенчатого» изменения высот на границах соответствующих участков. Для этого были созданы следующие вспомогательные наборы пространственных данных: полигоны буферных зон радиусом 15 м вокруг границ районов, а также растр евклидовых расстояний до этих границ (рис. 5). Каждый полигон отражает семантику соседнего с ним района. Использование этих наборов данных позволяет обеспечить плавность перехода изменений накопления культурного слоя. Для этого соответствующие величины складываются с использованием следующей формулы:

codecogseqn

где ΔH — рассчитываемое изменение высоты в ячейке растра, ΔHarea — изменение высоты, соответствующее району, в который попадает ячейка, ΔHbuffer — изменение высоты, соответствующее соседнему району, d — евклидово расстояние от границы районов. Формула реализует линейную интерполяцию высот на расстояниях 15 м от границы в каждую сторону (общая ширина зоны интерполяции — 30 м): на расстоянии 15 м от границы «внутрь» района коэффициент для ΔHрайона равен 1, а для ΔHбуфера — 0. На самой границе эти величины складываются с коэффициентом 0,5. Все расчёты выполнены в SAGA с использованием следующих инструментов: Shapes to Grid для растеризации линий границ и буферных зон, Pro ximity Grid для расчёта евклидовых расстояний, Grid Calculator для вычислений по приведённой выше формуле. Затем полученные растры изменений высот в переходных зонах совмещались с растрами, представляющими изменение высот на основной части территории исследования.

._5___
Рисунок 5. Вспомогательные данные для обеспечения плавности поверхностей и сглаживания переходов между районами

Результаты и обсуждение

В результате выполнения перечисленных операций получена ЦМР, представляющая высоты местности по состоянию на XVI в., а на её основе — ЦМР, представляющие высоты по состоянию на XVII и XVIII в. Изображения всех трёх ЦМР представлены на рис. 6. Модели пригодны для использованя в среде ГИС, но также и относительно просто могут быть преобразованы в форматы, пригодные для импорта в САПР (ArchiCAD), программы для 3D-моделирования (Blender) или средства разработки для игровых движков (Unreal Engine).

._6__
Рисунок 6. Визуализация ЦМР, соответствующих состоянию рельефа на XVI, XVII и XVIII в. Изображения созданы с использованием QGIS.

Полученные ЦМР достоверно отражают высоты местности на указанные исторические периоды в тех пределах, которые задаются исходными данными и сделанными допущениями. Эти ограничения следует перечислить. Во-первых, поскольку сечение горизонталей рельефа XX в. составляет 1 м, относительная ошибка их высотного положения составляет половину сечения рельефа, то есть 0,5 м. Соответственно, любые «формы» рельефа, распознаваемые на итоговых ЦМР и имеющие высоту (глубину) менее 0,5 м, должны рассматриваться как артефакты интерполяции. Другой источник ошибок — несовершенство алгоритма интерполяции изолинейных исходных данных. Эта процедура была применена дважды: для интерполяции горизонталей XX в. и для интерполяции горизонталей XVI в. Соответственно, артефакты интерполяции могут накладываться и усиливаться. Наконец, определённые искажения вносятся также относительно крупным размером ячейки растра (2 м). Такой размер ячейки выбран, исходя из детальности исходных данных (горизонталей с топографических планов), и он адекватно отражает основные формы рельефа в обзорном масштабе, но затрудняет дальнейшую детализацию и может создавать дополнительные ошибки и неточности при преобразовании растра в другие форматы. Например, если вновь построить изолинии по такому растру, их форма будет неестественной, изломанной, угловатой, как показано на рис. 7.

._7_
Рисунок 7. Неестественная форма изолиний, построенных по ЦМР, полученных в настоящем исследовании. «Изломы» являются артефактами интерполяции.

Несмотря на относительную сложность описанной процедуры, практически на каждом её шаге возможны методические или технические замены. Например, сама базовая форма представления ЦМР в виде регулярной сетки не является обязательной. Растр можно заменить на полигональную модель (TIN); при использовании тех же исходных данных это приведёт к тому, что поверхность будет проще редактировать на уровне отдельных отметок высот, хотя ради этого придётся пожертвовать плавностью. Далее, использование программы МАГ — не единственное решение для интерполяции высот изолиний. В качестве альтернатив можно рассмотреть использование пакета Surfer® разработчика Golden Software, в котором реализован аналогичный алгоритм, или инструментария приложений ArcGIS (модуль Topo to Raster). Наконец, все базовые ГИС-технологии и операции растровой алгебры, используемые в этой работе, являются универсальными и доступны практически в любых программных средствах ГИС, включая ArcGIS, GRASS GIS, MapInfo и т.п. Выбор SAGA в качестве основного инструмента в значительной степени случаен и продиктован в том числе относительной простотой прототипирования решений.

Заключение

В работе рассмотрен опыт создания цифровых моделей рельефа (ЦМР), отражающих состояние поля высот на различные исторические периоды, на материалах проекта виртуальной реконструкции исторического ландшафта восточной части Белого города Москвы (Ивановская горка, долина р. Рачки). В качестве исходных данных используются горизонтали с топографических планов масштаба 1:2000, а также контура участков (районов), условия накопления культурного слоя на которых считаются приблизительно однородными. В качестве допущения принято, что накопление культурного слоя являлось основным фактором изменения высот местности с начала рассматриваемого периода и до середины XX в., когда были составлены упомянутые топографические планы. Интерполяция высот горизонталей и применение инструментов анализа растров в среде ГИС позволили получить три ЦМР, отражающие состояние рельефа на XVI, XVII и XVIII в. Перечисленные ЦМР представлены в регулярно-сеточной (растровой) форме, размер ячейки растров составляет 2 м. ЦМР пригодны для самостоятельного использования в среде ГИС, а также позволяют создавать производные наборы данных для работы в других программных средах, используемых в ходе виртуальной реконструкции (САПР, 3D-моделирование).

Исследование выполнено при поддержке гранта РФФИ, проект № 18-00-01641.

Библиография
1.
Бородкин Л.И. Цифровые технологии в задачах виртуальной реконструкции исторического городского ландшафта // Вестник Пермского университета. Серия “История.” 2019. № 3. С. 109–117.
2.
Бородкин Л.И. О виртуальной реконструкции исторического городского ландшафта Белого города // Историческая информатика. 2019. № 4. С. 90–96.
3.
Чернов С.З., Бойцов И.А. Археологические источники визуальной реконструкции исторического ландшафта восточной части Белого города Москвы (XIV-XVI вв.). Ивановская горка. // Историческая информатика. 2020. № 2. С. 135–178.
4.
Бойцов И.А., Ким О.Г, Моор В.В., Чернов С.З., Энтин А.Л. Археологические, геолого-геморфологические и историко-архивные источники визуальной реконструкции исторического ландшафта восточной части Белого города Москвы (XIV-XVI вв.). Подкопаево и реконструкция долина речки Рачки // Историческая информатика. 2020. № 4.
5.
Энтин А.Л. Возможности использования геоинформационных технологий для реконструкции и анализа исторических поверхностей рельефа // Историческая информатика. 2019. № 4. С. 97–107.
6.
Вилькович Р.В., Бучкин М.Н., Петров А.К. Культурный слой Москвы как объект археологического картирования. Картосоставительские работы. Систематизация и накопление археологических данных в формате ГИС-атласа «Археология Москвы»-опыт проекта 2017-2019 гг. и перспективы развития // От электронного ресурса – к атласу археологического наследия города Москвы. Методические материалы. 2019. С. 108–144.
7.
Кошель С.М. Цифровое моделирование и анализ геополей с помощью пакета “МАГ” // Взаимодействие картографии и геоинформатики / отв. ред. А.М. Берлянт М.: Научный мир, 2000. С. 41–49.
8.
Кошель С.М. Моделирование рельефа по изолиниям // Университетская школа географической картографии. К 100-летию профессора К. А. Салищева / ред. Берлянт А.М. М.: Аспект Пресс, 2005. С. 198–208.
9.
Hengl T. Finding the right pixel size // Computers and Geosciences. 2006. Vol. 32, Issue 9. P. 1283–1298.
10.
Conrad O. et al. System for Automated Geoscientific Analyses (SAGA) v. 2.1.4 // Geoscientific Model Development. 2015. Vol. 8, Issue 7. P. 1991–2007.
References (transliterated)
1.
Borodkin L.I. Tsifrovye tekhnologii v zadachakh virtual'noi rekonstruktsii istoricheskogo gorodskogo landshafta // Vestnik Permskogo universiteta. Seriya “Istoriya.” 2019. № 3. S. 109–117.
2.
Borodkin L.I. O virtual'noi rekonstruktsii istoricheskogo gorodskogo landshafta Belogo goroda // Istoricheskaya informatika. 2019. № 4. S. 90–96.
3.
Chernov S.Z., Boitsov I.A. Arkheologicheskie istochniki vizual'noi rekonstruktsii istoricheskogo landshafta vostochnoi chasti Belogo goroda Moskvy (XIV-XVI vv.). Ivanovskaya gorka. // Istoricheskaya informatika. 2020. № 2. S. 135–178.
4.
Boitsov I.A., Kim O.G, Moor V.V., Chernov S.Z., Entin A.L. Arkheologicheskie, geologo-gemorfologicheskie i istoriko-arkhivnye istochniki vizual'noi rekonstruktsii istoricheskogo landshafta vostochnoi chasti Belogo goroda Moskvy (XIV-XVI vv.). Podkopaevo i rekonstruktsiya dolina rechki Rachki // Istoricheskaya informatika. 2020. № 4.
5.
Entin A.L. Vozmozhnosti ispol'zovaniya geoinformatsionnykh tekhnologii dlya rekonstruktsii i analiza istoricheskikh poverkhnostei rel'efa // Istoricheskaya informatika. 2019. № 4. S. 97–107.
6.
Vil'kovich R.V., Buchkin M.N., Petrov A.K. Kul'turnyi sloi Moskvy kak ob''ekt arkheologicheskogo kartirovaniya. Kartosostavitel'skie raboty. Sistematizatsiya i nakoplenie arkheologicheskikh dannykh v formate GIS-atlasa «Arkheologiya Moskvy»-opyt proekta 2017-2019 gg. i perspektivy razvitiya // Ot elektronnogo resursa – k atlasu arkheologicheskogo naslediya goroda Moskvy. Metodicheskie materialy. 2019. S. 108–144.
7.
Koshel' S.M. Tsifrovoe modelirovanie i analiz geopolei s pomoshch'yu paketa “MAG” // Vzaimodeistvie kartografii i geoinformatiki / otv. red. A.M. Berlyant M.: Nauchnyi mir, 2000. S. 41–49.
8.
Koshel' S.M. Modelirovanie rel'efa po izoliniyam // Universitetskaya shkola geograficheskoi kartografii. K 100-letiyu professora K. A. Salishcheva / red. Berlyant A.M. M.: Aspekt Press, 2005. S. 198–208.
9.
Hengl T. Finding the right pixel size // Computers and Geosciences. 2006. Vol. 32, Issue 9. P. 1283–1298.
10.
Conrad O. et al. System for Automated Geoscientific Analyses (SAGA) v. 2.1.4 // Geoscientific Model Development. 2015. Vol. 8, Issue 7. P. 1991–2007.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья посвящена проблематике трехмерного моделирования объектов историко-культурного наследия одного из исторических мест Москвы – восточной части Белого города. В статье решается методическая задача реконструкции исторических поверхностей рельефа местности на различные временные периоды, что необходимо для обеспечения научной достоверности результатов. Методология статьи базируется на междисциплинарном подходе, реализуемом в процессе работы над решаемой проблемой. Отсутствие прямых данных о высотах местности в историческом прошлом побуждает использовать данные геологических и археологических исследований, что трансформирует реконструкцию рельефа в самостоятельную научную задачу. Автор исходит из ряда допущений, важнейшим из которых является предположение о том, что главным фактором изменения высот является накопление культурного слоя. Актуальность статьи определяется огромным и все возрастающим интересом к виртуальным историческим реконструкциям объектов историко-культурного наследия. С этой точки зрения каждый шаг на пути к обеспечению и повышению научности подобных реконструкций представляет собой чрезвычайно важный момент. Научная новизна статьи заключается в создании методики реконструкции рельефа на основе геологических и археологических данных. В результате была получена цифровые модели рельефа на XVI, XVII и XVIII вв. Полученные модели могут быть преобразованы в форматы для 3D-моделирования. Структура статьи характерна для научно-методических работ. Во введении ставится проблема реконструкции рельефа и определяется необходимость ее решений для дальнейшего научного трехмерного моделирования. Далее следует собственно методическая часть работы, определяются необходимые допущения для моделирования и ставится конкретная задача, связанная с рассмотрением влияния накопления культурного слоя на изменения высот. Подробно описывается ход исследования и основные программные инструменты для моделирования (SAGA). В последней части статьи обсуждаются результаты исследования. Отмечается, что полученные цифровые модели рельефа имеют некоторые ограничения, связанные с исходными данными и сделанными допущениями. В заключении делаются основные выводы, подчеркивается, что полученные модели могут использоваться не только для трехмерных реконструкций, но и как самостоятельные для работы в среде геоинформационных систем. Несмотря на достаточную сложность изложенного материала, автору удалось добиться определенной простоты изложения, которая позволяет читать работу не только узким специалистам, но и широкому кругу читателей, не владеющих математическим аппаратом. Этому способствует и то, что статья хорошо иллюстрирована. Библиография статьи имеет ограниченный объем, тем не менее, она позволяет познакомиться с некоторыми уже достигнутыми результатами в области реконструкции исторического ландшафта. В статье не затрагиваются дискуссионные вопросы в силу ее новаторства и исключительно научно-методической направленности. Подводя итог, можно отметить, что статья полностью соответствует формату журнала «Историческая информатика», характеризуется высоким научным уровнем и вносит существенный вклад в создание научной платформы для виртуальных реконструкций объектов историко-культурного наследия. Однако, есть ряд недочетов в оформлении. Прежде всего это касается рисунков. Практически все они обрезаны с правого края, при этом не отображается значительная их часть. Кроме того, непосредственно в тексте, между таблицей 1 и рисунком 5, непосредственно перед математической формулой строит лишний значок. Статья рекомендуется к доработке, после устранения недочетов ее можно опубликовать. Замечания главного редактора от 24.12.2020: "Автор в полной мере учел замечания рецензентов и исправил статью. Доработанная статья рекомендуется к публикации".
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"