Статья 'Пространственно-временная реконструкция зала № 17 в северо-западном ризалите Зимнего дворца' - журнал 'Историческая информатика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция > Редакционный совет
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Историческая информатика
Правильная ссылка на статью:

Пространственно-временная реконструкция зала № 17 в северо-западном ризалите Зимнего дворца

Гук Дарья Юрьевна

кандидат филологических наук

старший научный сотрудник Отдела археологии Восточной Европы и Сибири Государственного Эрмитажа

190000, Россия, г. Санкт-Петербург, наб. Дворцовая, 34

Hookk Daria

PhD in Philology

Senior researcher at the Eastern Europe and Siberia Archeology Department of the State Hermitage 

190000, Russia, g. Saint Petersburg, nab. Dvortsovaya, 34

hookk@hermitage.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2585-7797.2019.2.30016

Дата направления статьи в редакцию:

15-06-2019


Дата публикации:

17-07-2019


Аннотация: Объекты культуры, претерпевшие серьёзные изменения в связи с различными историческими событиями, нуждаются в современных подходах к их представлению и показу, особенно, если нет наглядных иллюстративных источников, или такие свидетельства нужно по крупицам собирать в архивных документах и многочисленных научных публикациях. В Зимнем дворце есть уникальное помещение, временно закрытое для посетителей, где можно показать историю России, архитектуры и музейного собрания с XVIII по XXI век. Гипотезу о том, что трёхмерная компьютерная модель может оказаться полезной, была положена в основу настоящего исследования. В результате работы по реконструкции и моделированию должна получиться своеобразная «машина времени», которая покажет нам все этапы архитектурных реконструкций, функциональных трансформаций и расскажет об историческом контексте, обусловившем эти изменения. Никогда ранее задача сбора всех данных для соединения их в компьютерной модели интерьера с информацией о комнатном убранстве в целях создания виртуального тура по историческому интерьеру Зимнего дворца не ставилась. В настоящий момент невозможно предсказать, какие корректировки внесёт жизнь в планы использования помещений на тот момент, когда эти залы будут отремонтированы и снова доступны посетителям, но желательно на основе изучения комплекса различных заранее подготовить источников при помощи современных технологий рассказ об истории одного из помещений бывшей императорской резиденции.


Ключевые слова: архивный документ, исторические источник, SketchUp, 3D-модель, Николай I, кабинет, интерьер, Зимний дворец, историческая реконструкция, информационные технологии

Abstract: The cultural heritage objects that have undergone major changes due to various historical events need modern approaches to their presentation and display, especially if there are no illustrative sources or such evidence should be collected bit by bit in archival documents and numerous scientific works.
The Winter Palace has a unique room closed for visitors where one can demonstrate the history of Russia, architecture and museum collections from the 18th to the 21st centuries. This study was based on a hypothesis that a three-dimensional computer model can be of use. Reconstruction and modeling are sure to result in a “time machine” which will demonstrate all the stages of architectural reconstructions, functional transformations and tell us about a historical environment determining these changes.  Never before the task for collecting all data in a computer model of the interior with information about the room decoration in order to create a virtual tour of the Winter Palace historical interior has been put forward. At the moment, it is impossible to predict what adjustments will be made to the museum plans at the time when these halls are renovated and become available to visitors, but it is desirable to study the complex of different sources in advance to make up a story about the history of one of the premises of the former Imperial residence with the help of modern technology.



Keywords:

historical reconstruction, archive document, historical source, SketchUp, 3D-mode, Nicolas I, cabinet, interior, Winter Palace, information technologies

Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были. Не выходи из комнаты!

Иосиф Бродский

Представление объектов культуры, которые претерпели серьёзные изменения на протяжении столетий, всегда представляет большую сложность. Особенно трудно рассказывать об архитектурных изменениях, происходивших в связи с различными историческими событиями, если нет наглядных иллюстративных источников, или такие свидетельства нужно по крупицам собирать в архивных документах и многочисленных научных публикациях. Популярные компьютерные технологии и дополненная реальность могут помочь только тогда, когда все данные из источников собраны вместе и систематизированы, если объединяющая идея и результат работы по исторической реконструкции, верифицированный экспертами, можно представить в законченной популярной форме, доступной широкой публике на всевозможных мобильным устройствах. Это означает, что с самого начала необходимо чётко обозначить цель, ради которой выполнена реконструкция, в каком экспозиционном сценарии она будет использована и на восприятие какой аудитории рассчитана.

Объект исследования

Не раз приходилось слышать от сотрудников музеев, что если бы у них были площади, как в Государственном Эрмитаже, то они бы смогли воплотить все свои фантазии в жизнь, а много ли можно показать в одном зале или даже комнате? Так уж сложилось, что в Зимнем дворце есть такое помещение, где можно показать историю России, архитектуры и музейного собрания с XVIII по XXI век. Это зал № 17 в северо-западном ризалите Зимнего дворца. Сейчас он закрыт для доступа посетителей, поэтому ничто не мешает превратить его в объект исследования для нашей исторической реконструкции методами компьютерного моделирования. Вытянутый с запада на восток прямоугольный зал общей площадью около 30 кв. метров, 5 окон, четыре из которых выходят в Собственный садик, а одно обращено к Адмиралтейству, и два дверных проёма. В результате работы по реконструкции и моделированию должна получиться своеобразная «машина времени», которая покажет нам все этапы архитектурных реконструкций, функциональных трансформаций и расскажет об историческом контексте, обусловившем эти изменения. В настоящий момент невозможно предсказать, какие корректировки внесёт жизнь в планы использования помещений на тот момент, когда эти залы будут отремонтированы и снова доступны посетителям, но желательно на основе изучения комплекса различных заранее подготовить источников при помощи современных технологий рассказ об истории одного из помещений бывшей императорской резиденции. Следует отметить особо тот факт, что ранее задача сбора всех данных для соединения их в компьютерной модели интерьера с информацией о комнатном убранстве в целях создания виртуального тура по историческому интерьеру Зимнего дворца не ставилась.

Исторический очерк - этапы реконструкций

Первый этап в строительстве датируется 1754-1762 годами, когда Бартоломео Растрелли проектирует для Елизаветы Петровны пятый по счёту Зимний дворец на месте Зимнего дома Анны Иоанновны. Сопоставление планов позволяет считать, что именно эта часть фундамента угла северо-западного ризалита сохраняется неизменной на протяжении столетий. В XVIII веке воду в императорскую резиденцию доставляли прямо с Невы, а потому в северной части на первом этаже расположены не только кухни, но и бани для членов императорской семьи (исключение составляет мыльня Екатерины II). В 1788-93 гг. И.Е.Старов устраивает апартаменты для наследника престола, любимого внука Екатерины I великого князя Александра Павловича [1, с.160-161][2]. Сохранившийся рисунок представляет организацию мыльни с овальным бассейном и печей для нагрева воды в соседних помещениях [1, с.125]. Это перестроенная баня после его женитьбы на Елизавете Петровне, для которой создан отдельный банный комплекс окнами во внутренний двор [3, с.256].

Капитальная реконструкция дворцовых помещений после 1816 года по проекту Огюста Монферана затронула и хозяйственные помещения. Так на месте бывшей царской бани в 1826-1827 гг. появился грот с фонтаном, к которому можно было спуститься со второго этажа по лестнице [4, с.150, 187]. Просуществовала эта изысканная красота не так долго. В пожаре 1837 года, уничтожившем весь дворец, погибло убранство интерьеров, запечатлённых на акварелях К.А.Ухтомского [4, с.190-191], и новые интерьеры были созданы уже по проектам А.П.Брюллова. Лестница с зеркальными беседками осталась на прежнем месте, но без зимнего сада [4, с.184]. Таким образом, в одном архитектурном пространстве фиксируется два этапа оформления одного интерьера [4. с.314]. Затем мраморную лестницу со второго этажа разобрали и пол заделали.

На первом этаже для Николая I устроили так называемый Малый (Нижний) кабинет, изображённый К.А.Ухтомским (инв.№ ГЭ ОР-14449), названный так в противоположность Большому кабинету на 3 этаже (зал 390), также известному по акварели Э.П.Гау (инв.№ ГЭ ОР-14431). Следующие изменения произведены в связи с ремонтными работами, документально засвидетельствованными в летний период 1850 года [5, с.50]. Император пользовался кабинетом и ранее, но теперь была благоустроена и отремонтирована мыльня в подвальном этаже [8], поскольку кабинет служил также и спальней. На литографии А.Козлова «Известие из Крыма 1854 года» (ГИМ, инв. № И III 48604) также запечатлена мебелировка Малого кабинета. Точная фиксация обстановки мемориального интерьера после кончины императора согласно бытовавшей тогда традиции произведена на акварели В.С. Садовникова [4, с.463]. Рисунок даже специально датирован именно днём смерти, чтобы подчеркнуть его статус как исторического документа. Для архива Дворцового управления составлена опись комнатного имущества [9]. Литография, выполненная А. Х. Кольбом, практически воспроизводит акварель, отсутствует лишь лежащая под столом собака.

Беспорядок и разрушения, вызванные Февральской [7, с.60][10, с.30, 35][11, с.32], а затем Октябрьской революциями [7, с.71, 754][10, с.624, 628-629], были устранены при организации в Музее революции Мемориальных комнат Николая I, открытых для посещения с 1925 по 1926 год. Исторические комнаты включали три отдельных экспозиции из личных покоев Александра II, Николая II и Николая I, из которых последняя закрылась последней. Проход осуществлялся через Салтыковский подъезд и предполагал также осмотр нижнего этажа (подвала) северо-западного ризалита с царской мыльней [7. с.С.450, 457]. В 1928 году работает Комиссия по учёту имущества Исторических комнат, переданного до Великой Отечественной войны в ГМЗ «Петергоф» (по данным исследователей, утрачено во время войны). В 1933 году экскурсии туда окончательно прекратились, однако до 1 марта 1946 года эти комнаты оставались в ведении Музея революции. Формально переданные Эрмитажу залы фактически начали использоваться музеем только после войны. Ведущая из сеней на третий этаж винтовая лестница, спроектированная Руска ещё в 1816 году [3. с.256], разобрана в 1930 году [7. с.460]. Два тамбура для спуска с улицы и начинавшаяся в углу Адъютантской винтовая лестница с первого этажа в подвал разобраны в 1947-50 гг. [7. с.460]. В отличие от довоенных работ А.В.Сивкова по расчистке помещений от поздних наслоений и пристроек, сменивший главного архитектора В.Н.Талепоровский решал иные задачи. В 1946 году прорубили новый проём между залами 11-12 [7, с.504], и вероятно, тогда же между залами 16-17 [7, с.506, фото]. Двери из заложенного дверного проёма перевесили в новый. На плане 1 этажа конец 1840-х-начало 1880-х, хранящемся в НИМ РАХ [4, с.364, 460] стена между залами 16 и 17 глухая. План нижнего этажа 1898 года также подтверждает отсутствие дверного проёма [12, с.159]. Посетители получили возможность проходить насквозь через всю анфиладу помещений 4-й запасной (Детской) половины. Стена между залами 17 и 17а (Адьютантской) была убрана, выровнен уровень пола между ними, а ставшие ненужными мраморные ступени перенесены в проём между 16 и 17 залами. Стиль оформления интерьеров не соответствовал планировавшейся экспозиции, поэтому часть декора в залах 12 (статуи), 15 (колонны алькова) и 17 была демонтирована или зашита. В Малом кабинете разобран камин, изображённый на литографии по рисунку В.Ф.Тимма [4, с.466], и другой, в Адъютантской. Пришедший в полную негодность паркет заменили на полы, выполненные «в штучной технике из мраморной крошки» [7, с.505].

Последний период архитектурных изменений связан с комплексными реконструкциями и организацией экспозиции отдела археологии Восточной Европы и Сибири в 1980-х годах, когда частично восстановили оформление колонн в 12 зале [7, с.505]. В зале №17 были представлены археологические коллекции скифского времени, в том числе Панафинейская чернофигурная амфора из Елизаветинского кургана [13]. Ничто уже не напоминало об исторических событиях и статусом помещений, если не считать цитировавшихся здесь экскурсоводами строк Геродота о «царских скифах».

В настоящее время часть залов первого этажа северо-западного ризалита перекрыта и ожидает капитального ремонта, но компьютерная модель одной единственной комнаты может перенести нас сквозь время и оживить страницы истории.

Комплекс исторических источников

Как стало ясно из исследования, наиболее документированный период существования интерьера 1850-1855 гг., его и было предложено выбрать для реконструкции. В качестве основы компьютерной модели были взяты современные архитектурные планы и разрезы, а также фотографии сохранившихся архитектурных деталей внутреннего оформления интерьера. Детали уточнены по опубликованным планам и изображениям интерьеров. Верификация сведений источников и данных современной фотосъёмки являлась обязательным этапом исследования (Рис.1).

dh_fig1

Рис.1. Коллаж из современной фотографии зала 17 в Зимнем дворце и акварели К.А.Ухтомского.

Методика компьютерного моделирования

Постановка задачи компьютерного моделирования [14] включает в себя несколько разделов:

· определение объекта моделирования и периода времени, в котором он существовал в воссоздаваемом виде;

· определение конечного вида (формата и формы представления) создаваемой реконструкции;

· определение методов и способов создания реконструкции, наиболее адекватных поставленной задаче и сформированной источниковой базе, оценка их эффективности.

Перед началом моделирования исторического интерьера следует уточнить, что именно под этим понимается. Интерьер – это архитектурно и художественно оформленное внутреннее пространство здания, обеспечивающее человеку эстетическое восприятие и благоприятные условия жизнедеятельности; внутреннее пространство здания или отдельного помещения, архитектурное решение, которого определяется его функциональным назначением. Современные словари наравне с основной дефиницией: «внутреннее пространство здания», включают также и обстановку [15]. Задачей реконструкции в данном исследовании будут являться: пространственный объём со встроенными конструкциями (лестницы, камины и др.), оконные и дверные проёмы, их декоративное убранство, покрытия стен и полов, системы освещения. Мебель, картины и другое мобильное имущество - обстановка в данное понятие не входит. Отсутствие чёткой границы между понятиями интерьера и обстановки может серьёзно затруднить работу над компьютерной моделью, поскольку моделирование последней очень трудоёмкий процесс, требующий сверки с большим количеством исторических источников, документальных и вещественных. Вместе с тем, такие детали, в частности, как фурнитура оконных рам, двери, мраморные подоконники и ступени могли бы считаться достоинством разрабатываемой модели.

В соответствии с принципами Лондонской хартии [16] в основу реконструкции должны быть положены документально подтверждённые источники, реальные материалы, а все воссоздаваемые объекты должны быть тщательно задокументированы [17]. Работа с письменными источниками без соотнесения изложенных фактов с существующим в реальности пространством приводит к ложным выводам, и требуется более длительное знакомство с дворцовыми интерьерами, чтобы избежать возможных недоразумений.

Создание компьютерной модели включает в себя:

- виртуальное построение пространственного объёма по современным архитектурным обмерам;

- сопоставление его с изображениями (фотографиями, литографиями и акварелями) для уточнения местонахождения существовавших ранее каминов и лестниц;

- восстановление оформления элементов интерьера, реконструкцию по изобразительным источникам и существующим аналогиям;

- создание текстур для оформления стен (обои) и пола (ковёр), эффекта зеркальной поверхности. Вид из окон – это ещё одна отдельная задача, поскольку речь идёт об определённом временном интервале, а вид из окна менялся в разные периоды времени. Моделирование мебели стоит на втором месте, тем более, что оригинальная мебель не выявлена или даже не сохранилась, поэтому моделирование нужно проводить на основе аналогичной мебели. В этом случае требуются текстуры кожи, полированного дерева и сукна.

Выбор программного обеспечения мотивирован следующими условиями:

лёгкость в освоении и доступность, как разработчику, так и научному консультанту;

поддержка форматов представления результатов, пригодных для последующего использования созданной модели. Сюда включаются растровые изображения для быстрого уточнения и согласования отдельных элементов и форматы, допускающие применение модели в других проектах (видеофильмах или интерактивных виртуальных экскурсиях). Выбор среды моделирования SketchUp [18] оптимален, поскольку обеспечивает гибкое управление моделью, её оперативную модернизацию и возможность экспорта данных в другие формата, а также она проста в эксплуатации. Если бы речь шла о лазерном сканировании реального интерьера, дающим в качестве результата облако точек, то, возможно, использовался бы 3D Max AutoCAD, а модель бы была представлена на бесплатных открытых сервисах Google Sketchfab или Potree. Приоритет функции экспортирования модели, а не просто демонстрации её в сети, например, в виде видеоролика на Youtube, определяет окончательный выбор. Для студентов и профессиональных преподавателей производитель предоставляет бесплатную лицензию, что соответствует условиям использования продукта для дипломного проектирования. Музеям необходимо приобретать любой пакет программ для работы с трёхмерной графикой.

Следующий вопрос, это какие могут возникнуть сложности, если всё выглядит так оптимистично? Первую неожиданность можно отнести к разряду информационно-коммуникационной культуры. Чем больше компьютерные технологии входят в повседневную жизнь, тем сложнее объяснить необходимость обозначения файлов таким образом, чтобы можно было различать содержание и версии. Абсурдность нумерации изображений каждый раз с начала, а также беспорядочное смешивание источников с результатами недопустимы при работе с научным консультантом. Разбираться в этой путанице никто не обязан, это пустая трата времени и трафика, оптимально создать отдельную вложенную папку в папке общего доступа с понятным названием латиницей. Включение точек в названия файлов, архивов и папок также не приветствуется. Можно искать истоки этой проблемы в квалификации исследователя, в данном случае гуманитарного направления «исторической информатики», но это будет в корне неверно, поскольку основы информационной грамотности закладываются ещё в школьном курсе, и именно там не уделяют таким мелочам должного внимания.

dh_fig2

Рис.2. Процес моделирования несимметричного свода.

Следующая трудность заключалась в создании виртуального пространственного объёма с несимметричным сводом (Рис. 2). Кроме того, поскольку имеющийся в настоящее время проход не существовал на реконструируемый момент времени, то следовало предусмотреть потенциальную возможность его обозначения в модели. То же самое относится и к изменениям уровня пола, в результате которых ступени из дверного проёма между Нижним кабинетом и Адъютантской были перенесены в новообразованный проём. В настоящее время функция «демонтажа» в создаваемой модели не предусмотрена. Текстуры повели себя непредсказуемо при экспортировании кадра в растр, породив полосы на ковровом покрытии. «Зеркальная» поверхность не отражала интерьер на противоположной стене, тем более при повороте модели, и выглядела просто как серая вставка. Резкая смена яркости цветов и оттенков при смене угла обзора является недостатком программного обеспечения, но требует, чтобы её учитывали. Такие недостатки модели не могут быть адекватно восприняты теми, кто сравнивает компьютерную модель с акварелью.

dh_fig3

Рис.3. Моделирование окружающей среды за окном.

Попытка поместить за окном некий абстрактный современный пейзаж вместо видов на Адмиралтейство и юго-западный ризалит Зимнего дворца приводит к тому, что с этим эскизом нельзя обращаться для согласования к научным сотрудникам. Лучше вообще ничего не размещать или закрыть окно шторами. Определив приоритетные задачи моделирования, следовало сконцентрироваться на вопросах моделирования пространства, то есть части здания (Зимнего дворца) и окружающей среды (Рис.3), акцентировать внимание на то, что именно находилось под окнами, поскольку Собственного садика на месте разводной площадки в 1850 году ещё не устроили. В противном случае, при попытках доработки и дополнения модели за счёт подвального этажа (царская мыльня) или лестницей со второго этажа, ведущей в грот с фонтаном, расположенный между этажами, может оказаться, что модель существует сама по себе, а не в архитектурном пространстве, «висит» между небом и землёй.

Есть ещё одна особенность моделирования по историческим источникам. Увлечённость технологиями провоцирует выдвижение гипотез о том, что могло быть. Реалии пребывания в императорской резиденции были таковы, что всё тщательно документировалось, в частности, в архиве имеются датированные описи предметов из мемориального кабинета Николая I. Именно ими руководствовались сотрудники музея во время организации музейной экспозиции Мемориальных комнат в 1920-е гг. Упомянутые в описях личные документы хранятся в архиве и не требуют моделирования. Живописные полотна, висевшие на стенах и в простенках окон, требуют идентификации по актуальному месту хранения и могут быть встроены в модель как растровые изображения. При векторизации появляется эффект смазывания, но этот технический вопрос также может быть решён. Моделирование картин связано также с моделированием рам. Первое впечатление, что все рамы одинаковы, обманчиво. Это отдельная часть исследования, которая требует обращения к фондам. Моделирование оконной фурнитуры по сохранившимся оригиналам оказалось удачным решением. В то же самое время мраморные подоконники простой формы создали определённые сложности с передачей цвета и текстуры. Рендеринг стандартной текстуры при смене угла обзора создаёт ложное впечатление однотонной поверхности из непонятного материала. Отсюда следует, что для воссоздания исторического интерьера требуется дополнительная библиотека оригинальных текстур, включающая такие материалы как мрамор, кожа, сукно, портьерная ткань, полированное дерево, бумажные обои. Для текстуры обоев кабинета можно было также воспользоваться оригинальными обоями из интерьеров Дома учёных (дворец Великого князя Владимира Александровича), рисунок и цвет которых соответствует изображённым на акварели В.С.Садовникова. Для обоев в Адъютантской комнате прямых аналогий нет, но их рисунок гораздо проще. Работа над элементами оформления интерьера требует от исследователя владения лексикой и широты кругозора, глубоких знаний в области быта соответствующей эпохи.

Винтовая лестница, задокументированная на фотографиях, при моделировании непостижимым образом превращается в образец современной коттеджной архитектуры. Литые ступеньки с заклёпками выглядят несколько иначе, в музее сохранились примеры аналогичных лестниц. Абсолютно симметричных форм в них мало. К тому же, лестница должна вести куда-то, то есть в банный комплекс, расположенный в подвале, пусть он пока и не проработан детально.

В чём несомненный плюс данной виртуальной реконструкции? Если акварель и литография представляют только один ракурс помещения, то компьютерная модель даёт эффект присутствия, при котором можно ощутить себя не только участником военного совета периода Крымской компании, но и посетителем Мемориальных комнат в Зимнем дворце периода 1922-26 гг. Полученный в ходе менее чем полугодового проектирования опыт приводит к мысли о необходимости тесного взаимодействия музейных специалистов разной направленности (историков архитектуры, искусствоведов, сотрудников архива и хранителей по каждому отдельному фонду) и разработчика, выполняющего компьютерное моделирование.

Потенциальная возможность публичной демонстрации результатов

Традиционно для комментариев по истории бытования залов императорской резиденции использовались информационные стенды на бумажных носителях, на которых размещались архивные фотографии и сопроводительные тексты. Основные требования, которые предъявляют современные посетители, это не только краткость и информативность [19. с.52], но и многоязычие [20]. Ещё лучше, если текст читается одновременно с изобразительным рядом, то есть видео. Именно видеоэкраны названы музеями в числе наиболее распространённых средств современной компьютерной техники. Если заглянуть в перспективу, то предпочтительно предоставить возможность посмотреть видео каждому посетителю на его собственном мобильном устройстве, например, через интернет-сервис, доступ к которому активируется по какому-либо коду (дополненная реальность) на этикетке или информационном стенде. Тогда рассказ об истории дворцовых помещений, который предлагают прослушать в зоне отдыха непосредственно вблизи тех залов, о которых идёт речь, будет весьма уместен. Особенно он полезен тем, кто попал в Эрмитаж впервые в жизни, ранее историей музейного комплекса не интересовался и ему сложно понять, откуда вдруг на его пути возникают витрины с археологическими экспонатами, не характерными для существующего стереотипа художественного музея.

Благодарности

Автор выражает глубокую признательность за консультации сотрудникам отдела истории и реставрации памятников архитектуры Государственного Эрмитажа Т.Л.Пашковой, С.Ф.Янченко и А.Н.Зимину, а также кафедре исторической информатики Московского Государственного университета в лице Д.И.Жеребятьева и Т.В.Маландиной за компьютерное моделирование исследуемого объекта.

Библиография
1.
Эрмитаж. История строительства и архитектура зданий// Под общей ред. Б.Б. Пиотровского. Л.: Стройиздат. Лен.отд. 1989.-560 с.
2.
Суслов, А. Зимний дворец (1754-1927 гг). Исторический очерк. Л.: Ком-т популяризации худож. изд. при Гос. акад. истории материальной культуры, 1928. 64 с.
3.
Зимний дворец. Очерки жизни императорской резиденции. XVIII-первая треть XIX века. 2000. СПб: «Лики России».-288 с.
4.
Пашкова Т.Л. Император Николай I и его семья в Зимнем дворце: в 2 ч. Ч.1: 1796-1837. Ч.2: 1838-1855. Санкт-Петербург: Изд-во Гос. Эрмитажа, 2014.-524 с.
5.
Описание архитектурной отделки Цветника и его мебелировки. 1839. РГИА. Ф. 470. Оп.1(82.516). Д.269. Л.112-116.
6.
Зимин И.В. Зимний дворец. Люди и стены. История императорской резиденции. 1762-1917. М.: Центрполиграф, 2012.- 478 с.
7.
Сивков А.В. Дворцы Эрмитажа в советский период. СПб.: Издательство Государственного Эрмитажа, 2018.-550 с.
8.
Описание бани и комнат Николая I. Архив ГЭ. Ф.1. Оп.8. Д.1. Л.5.
9.
Опись комнатного имущества императора Николая I. 1859//1910//1925-1926. Архив ГЭ. Ф.1. Оп.VIII. Лит.А. Д.1; Д.2; Д.3.
10.
Эрмитаж от февраля к октябрю 1917. Архивные документы. СПб: Изд-во Гос. Эрмитажа, 2017. - 712 с.
11.
Миролюбова Г. А., Петрова Т. А. Петербургский альбом. Фотографии из коллекции Государственного Эрмитажа. М : Издательский дом "Искусство", 2002.-296 с. С.32.
12.
Конивец А.В. Зимний дворец. От императорской резиденции до Кавшколы Осоавиахима. СПб: Изд-во Гос. Эрмитажа, 2014.
13.
Галанина Л.К. Панафинейская амфора-награда атлету в Афинах. – Л.: Изд-во Гос. Эрмитажа, 1962.-22 с.
14.
ГОСТ Р 52440-2005. Модели местности цифровые.
15.
Интерьер// БРЭ. Электронный ресурс: https://bigenc.ru/fine_art/text/2015253.
16.
London Charter Initiative. London Charter for the computer-based visualisation of cultural heritage. Draft 2.1. 2009. Электронный ресурс: http://www.londoncharter.org/fileadmin/templates/main/docs/london_charter_2_1_en.pdf.
17.
Kuroczyński P., Hauck O.B., Dworak D. Digital Reconstruction of Cultural Heritage – Questions of documentation and visualisation standards for 3D content//EUROGRAPHICS Workshops on Graphics and Cultural Heritage, R. Klein and P. Santos (eds), 2014. Электронный ресурс: http://www.academia.edu/9189049/Digital_Reconstruction_of_Cultural_Heritage_Questions_of_documentation_and_visualisation_standards_for_3D_content .
18.
SketchUp Pro. Электронный ресурс: https://www.sketchup.com/ru/products/sketchup-pro.
19.
Щербакова А. Тексты в музее. Для кого они? // Музей как пространство образования: игра, диалог, культура участия. М., 2012. С.44-54.
20.
ГОСТ Р ИСО 14915-1-2010. Эргономика мультимедийных пользовательских интерфейсов. Часть 1. Принципы проектирования и структура.
References (transliterated)
1.
Ermitazh. Istoriya stroitel'stva i arkhitektura zdanii// Pod obshchei red. B.B. Piotrovskogo. L.: Stroiizdat. Len.otd. 1989.-560 s.
2.
Suslov, A. Zimnii dvorets (1754-1927 gg). Istoricheskii ocherk. L.: Kom-t populyarizatsii khudozh. izd. pri Gos. akad. istorii material'noi kul'tury, 1928. 64 s.
3.
Zimnii dvorets. Ocherki zhizni imperatorskoi rezidentsii. XVIII-pervaya tret' XIX veka. 2000. SPb: «Liki Rossii».-288 s.
4.
Pashkova T.L. Imperator Nikolai I i ego sem'ya v Zimnem dvortse: v 2 ch. Ch.1: 1796-1837. Ch.2: 1838-1855. Sankt-Peterburg: Izd-vo Gos. Ermitazha, 2014.-524 s.
5.
Opisanie arkhitekturnoi otdelki Tsvetnika i ego mebelirovki. 1839. RGIA. F. 470. Op.1(82.516). D.269. L.112-116.
6.
Zimin I.V. Zimnii dvorets. Lyudi i steny. Istoriya imperatorskoi rezidentsii. 1762-1917. M.: Tsentrpoligraf, 2012.- 478 s.
7.
Sivkov A.V. Dvortsy Ermitazha v sovetskii period. SPb.: Izdatel'stvo Gosudarstvennogo Ermitazha, 2018.-550 s.
8.
Opisanie bani i komnat Nikolaya I. Arkhiv GE. F.1. Op.8. D.1. L.5.
9.
Opis' komnatnogo imushchestva imperatora Nikolaya I. 1859//1910//1925-1926. Arkhiv GE. F.1. Op.VIII. Lit.A. D.1; D.2; D.3.
10.
Ermitazh ot fevralya k oktyabryu 1917. Arkhivnye dokumenty. SPb: Izd-vo Gos. Ermitazha, 2017. - 712 s.
11.
Mirolyubova G. A., Petrova T. A. Peterburgskii al'bom. Fotografii iz kollektsii Gosudarstvennogo Ermitazha. M : Izdatel'skii dom "Iskusstvo", 2002.-296 s. S.32.
12.
Konivets A.V. Zimnii dvorets. Ot imperatorskoi rezidentsii do Kavshkoly Osoaviakhima. SPb: Izd-vo Gos. Ermitazha, 2014.
13.
Galanina L.K. Panafineiskaya amfora-nagrada atletu v Afinakh. – L.: Izd-vo Gos. Ermitazha, 1962.-22 s.
14.
GOST R 52440-2005. Modeli mestnosti tsifrovye.
15.
Inter'er// BRE. Elektronnyi resurs: https://bigenc.ru/fine_art/text/2015253.
16.
London Charter Initiative. London Charter for the computer-based visualisation of cultural heritage. Draft 2.1. 2009. Elektronnyi resurs: http://www.londoncharter.org/fileadmin/templates/main/docs/london_charter_2_1_en.pdf.
17.
Kuroczyński P., Hauck O.B., Dworak D. Digital Reconstruction of Cultural Heritage – Questions of documentation and visualisation standards for 3D content//EUROGRAPHICS Workshops on Graphics and Cultural Heritage, R. Klein and P. Santos (eds), 2014. Elektronnyi resurs: http://www.academia.edu/9189049/Digital_Reconstruction_of_Cultural_Heritage_Questions_of_documentation_and_visualisation_standards_for_3D_content .
18.
SketchUp Pro. Elektronnyi resurs: https://www.sketchup.com/ru/products/sketchup-pro.
19.
Shcherbakova A. Teksty v muzee. Dlya kogo oni? // Muzei kak prostranstvo obrazovaniya: igra, dialog, kul'tura uchastiya. M., 2012. S.44-54.
20.
GOST R ISO 14915-1-2010. Ergonomika mul'timediinykh pol'zovatel'skikh interfeisov. Chast' 1. Printsipy proektirovaniya i struktura.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Данная статья представляет один из теоретико-методологических подходов к решению задачи исторической реконструкции интерьеров, основанной на комплексе разновидовых источников и являющейся первым этапом создания целой серии реконструкций одного и того же объекта и его изменений во времени. Она отражает взгляд музейных сотрудников на создание подобных реконструкций и их использование в музейной практике, что значительно расширяет возможности одного из самых популярных направлений исторической информатики - виртуальных реконструкций, и приближает их к «практической» музейной деятельности, не снижая при этом высоких научных требований к полноте, достоверности и репрезентативности созданных моделей.
Предметом данного исследования является изучение теоретических предпосылок к возможности реконструкции, источниковой базы и плюсов и минусов конкретного программного обеспечения, использованных при формировании виртуальной реконструкции зала № 17 в северо-западном ризалите Зимнего дворца, который в первой половине - середине XIX в. был личным кабинетом императора Николая I. Обращает на себя внимание то, что, как справедливо указывает автор, «ранее задача сбора всех данных для соединения их в компьютерной модели интерьера с информацией о комнатном убранстве в целях создания виртуального тура по историческому интерьеру Зимнего дворца не ставилась». Учитывая это, методологическое и методическое осмысление процесса создания реконструкции являются чрезвычайно важными и актуальными с точки зрения анализа полученного результата и необходимости изучения накопленного опыта.
Автор статьи построил свой текст на основе методологии, закрепленной в Лондонской хартии и описывающей технологию исторической реконструкции, которая состоит из нескольких последовательно реализуемых этапов. Каждый из разделов текста посвящен конкретному этапу реконструкции, рассмотренному применительно к реконструируемому объекту.
Так, в статье дается подробное описание современного состояния объекта реконструкции, его размеров, объемов, архитектурных особенностей.
Далее представлен краткий обзор истории возведения этого помещения и его многочисленных перестроек. При этом обзор основывается на обширном комплексе выявленных и умело систематизированных разновидовых источников, представленных в хронологической последовательности, которая со временем позволит создать полноценную, динамично изменяющуюся во времени модель интерьера кабинета Николая I.
Следующий раздел статьи посвящен характеристике собственно комплекса выявленных и привлеченных к анализу источников, а также обоснованию выбора первого хронологического этапа реконструкции. При этом автор подчеркивает жесткую верификацию сведений источниковой базы данными современной фотофиксации.
Далее автор подробно останавливается на методике компьютерного моделирования и конкретизируют предмет моделирования, а именно уточняет понятие «интерьера», а также рассматривает достоинства и недостатки компьютерных программ с точки зрения репрезентативного представления реконструируемого объекта. В этом фрагменте статья удачно дополнена изобразительным рядом, который добавляет наглядности описываемым проблемам.
Завершается статья кратким резюме по созданной модели, перечислением задач, которые еще необходимо решить, а также обозначением перспектив данной работы - как с точки зрения наращивания ее информационного потенциала, так и с точки зрения ее интеграции в экспозиционно-информационное музейное пространство и использование в работе с посетителями.
Представляется, что данный материал чрезвычайно актуален, поскольку открывает новые перспективы научного и практического сотрудничества между сотрудниками музеев (профессиональными хранителями, специалистами в области музейной экспозиции как основной формы музейной коммуникации и т.п.), и историками, специализирующимися в области исторической информатики и источниковедения; формирует и вводит в научный оборот нестандартные комплексы разновидовых исторических источников (в том числе, архитектурных, вещественных, письменных, изобразительных и т.п.), обнаруживая их латентно присутствующие информативные возможности, раскрывающиеся именно в комбинации с другими источниками; заставляет требовательней относится не только к выявлению и верификации источниковой базы, но и к выбору программного обеспечения и определению «конечной» формы (и формата) реконструкции.
Статья написана хорошим русским языком, имеет логичную структуру, завершенное содержание, обогащена наглядным иллюстративным рядом и сопровождается выверенным списком библиографии, каждая позиция которого находит свое представление в тексте.
Статья будет интересна как специалистам в области исторической информатики, источниковедения, истории, так и сотрудникам музеев, архивов и библиотек, а также студентам бакалавриата и магистратуры.

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"