Статья 'Пространственная мобильность Генриха IV в 1063-1073 гг. как фактографическая основа для анализа распространения информации в средневековой Германии' - журнал 'Историческая информатика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция > Редакционный совет
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Историческая информатика
Правильная ссылка на статью:

Пространственная мобильность Генриха IV в 1063-1073 гг. как фактографическая основа для анализа распространения информации в средневековой Германии

Гришин Евгений Сергеевич

руководитель сектора исторической картографии и геоинформационных систем, Научно-исследовательская лаборатория экономической и социальной истории, Институт общественных наук, РАНХиГС

123060, Россия, г. Москва, ул. Маршала Рыбалко, 4

Grishin Evgen

Head of the Sector of Historical Cartography and Geoinformation Systems, Research Laboratory of Economic and Social History, Institute of Social Sciences, RANEPA

123060, Russia, Moskovskaya oblast', g. Moscow, ul. Marshala Rybalko, 4

bibliosof-info@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2585-7797.2018.3.27415

Дата направления статьи в редакцию:

14-09-2018


Дата публикации:

16-10-2018


Аннотация: Предметом исследования является пространственная мобильность и распространение информации в средневековом пространстве. Объект исследования составляют факторы информационной проводимости: географическая активность населения и отдельных персоналий, также общие пространственные характеристики: топографические условия, плотность населения, пути сообщений. Отдельно рассматривается вопрос географического кругозора авторов нарративных источников и их возможности удаленного наблюдения за передвижениями Генриха IV. Особое внимание уделено влиянию географических императивов, определяющих содержание источников; приводятся объяснения искажений локализаций и противоречий в датировках событий. Методика исследования состоит в преимущественном применении картографического метода с последующим осуществлением пространственно-временного анализа. Материал исследования был оформлен в виде хронологически ориентированной геоинформационной системы. Главная новизна статьи состоит прежде всего в самой постановке озвученных в ней тем: распространение информации в конкретных исторических условиях, её влияние на различные стороны исторических процессов; обозначена значимость регулярной пространственной мобильности населения для изучения исторической географии региона. Обозначен потенциал и продуктивность проблемы информационной проводимости с точки зрения анализа нарративных источников. В методологическом плане значимость исследования состоит в демонстрации возможностей сложного по структуре геоинформационного проекта для решения множественных задач.


Ключевые слова: распространение информации, пространственная активность, географическая мобильность, система сообщений, геоинформационные системы, картографический метод, средневековая Германия, нарративные источники, историческая география, пространственный анализ источников

Abstract: The article studies spatial mobility and information dissemination within the medieval space. The research object is the factors of information conductivity such as geographical activity of the population and individuals as well as general spatial characteristics such as topographic conditions, population density and communication routes. The author pays special attention to the geographical outlook of the authors of narrative sources and their ability to remotely monitor Henry IV’s movements. Particular attention is paid to the influence of geographical imperatives that determine the content of sources. The author explains the distortion of localizations and inconsistencies of dates. The research method is the predominant application of the cartographic method followed by the space-time analysis. The research data were presented as a chronologically oriented geoinformation system. The research novelty is the topics raised. These are the information dissemination in a specific historical context and its influence on various aspects of historical processes. The author also stresses the importance of regular spatial activity of the population for studying historical geography of the region and potential and productivity of the information dissemination from the viewpoint of narrative sources analysis. From the viewpoint of methodology, the research significance is to demonstrate the capabilities of the complex geoinformation project for solving multiple problems. 



Keywords:

narrative sources, medieval Germany, cartographic method, geoinformation systems, path system, geographical mobility, spatial activity, Spread of information, historical geography, spatial analysis of sources

Среди многочисленных исследовательских направлений исторической географии тема информации и её распространения в историческом пространстве освещается лишь эпизодически, как один из сопутствующих вопросов. Между тем распространение информации и механизмы её искажения раскрывают множество вопросов, от сугубо источниковедческого аспекта – объяснения ложных локализаций и датировок, до утоучнения событий политической истории. Без информационной связанности пространства было бы невозможно его единство в культурном и политическом плане.

Фактологической основной для изучения явления «информационной проводимости» в конкретных исторических условиях была выбрана пространственная активность короля Германии Генриха IV в 1063-1073 гг. (императора Священной Римской империи c 1084 г.).

В силу некоторой специфичности выбранной тематики возникает потребность уточнения главных понятий, фигуриующих в статье. В основном автор оперирует понятиями "географическая активность" и "пространственная мобильность", которые в ряде случаев применяются как синонимы, однако имеют и некоторые особенности. Так, "географическая активность" - более общее понятие, под которым понимается вся деятельность персоналия, охватывающая установленный регион; пространственная мобильность подразумевает более конкретные количественные характеристики - протяженность отдельных участков маршрута, сроки их преодоления, среднюю суточную скорость переходов и другие параметры. Например, решение о проведении сейма в конкретном городе и участие в нем является проявление географической активности, в то время, как само движение к намеченному городу будет относится к пространственной мобильности.

Выбор объекта изучения и хронологических рамок был обусловлен достаточной репрезентативностью материала: передвижения короля в этот период, как правило, определялись только внутренними политическими делами и общей пространственной конъюнктурой. Выбранный период позволяет сопоставить сведения по четырем нарративным источникам: «Анналам» Ламберта Херсфельдского[1], «Анналам» Бертольда из Рейхенау[2], «Альтайхским анналам»[3] и «Аугсбургским анналам»[4]. Кроме того, сведения из анналистики могут быть уточнены по документам официального происхождения – королевским грамотам [5].

Историографической базой по данному периоду являются работы Г.М. Кнонау, которые в силу фундаментальности до сих пор остаются актуальными, несмотря на давний срок их создания. Также учитывались комментарии к источникам редакторов серии MGH, в которых разбирались те или иные противоречия в сведениях анналистов [6].

Чтобы яснее обозначить направленность данного исследования, приведем метафору, в которой объект удаленного наблюдения – Генрих IV и его окружение – является источником информационных сигналов, авторы нарративных документов – приемниками, а все пространство средневековой Германии – областью распространения информационных волн. Здесь вполне ожидаемы сомнения по поводу корректности подобного сравнения – ведь локализации событий и перемещений короля могли фиксироваться не в реальном времени, а ретроспективно, по прошествии значительного срока. Обойти это препятствие можно с помощью типизации всех локализаций, фигурирующих в источниках, выделяя среди них именно те, в которых пространственный фактор – удаленность наблюдателя от объекта наблюдения – является преобладающим. К тому же оперирование множественными фактами выравнивает общую картину, которая получается при сопоставлении трех основных явлений: пространственного кругозора источников, географической активности персоналия и условий распространения информации.

Добавим сюда также одно существенное замечание по характеру отслеживания перемещений короля в текстах анналов: если бы ретроспективное фиксирование доминировало, то общая ситуация по всем источникам была бы примерно одинаковой. Между тем неоднородность наблюдаемой в пространственных и хронологических сведениях всех четырех анналов по ообщему периоду (с 1063 по 1073 г.), подводит к выводу, что объяснение этой неоднородности состоит именно в возможностях географической информированности авторов источников. Альтайхский анналист вполне ожидаемо более осведомлен о делах в Баварии, Ламберт подробно излагает события в Саксонии.

Пути получения информации о событиях были разнообразны: личное присутствие или даже участие в происходящем (Титмар Мерзебургский), работа с устным источником (Адам Бременский), ведение корреспонденции, привлечение официальных документов. Каждая из перечисленных форм подразумевала прямую зависимость, пусть и разной степени, от пространства и возможностей его преодоления. Прежде всего нас интересуют именно случайные, бессюжетные географические маркеры, поскольку именно они показывают индивидуальную информированность автора источника.

Однако в этом отношении показательны не только факты, присутствующие в нарративных источниках, но и их отсутствие. Так, в «Альтайхских анналах» автор совершенно не упоминает о соборе в Эрфурте в марте 1073 г. Можно ли это объяснить политической конъюнктурой или особой избирательностью анналиста? Сомнительно: какова бы ни была «партийная принадлежность» автора, события в Эрфурте могли быть использованы им и в порицание королю, и для его восхваления. Наиболее вероятное объяснение отсутствия записей о соборе состоит в том, что на момент создания погодной статьи автор о нем попросту не знал: собравшиеся в Эрфурте епископы в основном представляли Тюрингию, и новости об их собрании могли иметь весьма локальное распространение.

Тема личной пространственной мобильности в средние века тесно примыкает к социальной географии: регулярность и длительность перемещений во многом определялась статусной принадлежностью, сословием и родом занятий конкретного человека. У нас пока ещё нет ясной картины зависимости пространственной мобильности индивидуума от его положения в социальной иерархии, к тому же едва ли эта зависимость была прямой и имела четкие очертания. Монотонные перемещения крестьянина в пределах ближайшего прихода могли быть прерваны необходимостью бежать от надвигающейся войны; лишившийся своего феода воин не был больше привязан к территории своих владений, но тем самым менялся и его статус. Таким образом, социальная мобильность тотчас же отражалась и на пространственной. Другое важное наблюдение здесь – хорошо заметное разделение между регулярной пространственной активностью и нерегулярной. Собственно, именно регулярная географическая активность была показателем связанности пространства, его интегрированности в культурном, материальном и информационном смысле.

Определение «нормальной» пространственной активности для конкретного лица и даже социальной группы – задача сложная как с точки зрения источниковой базы, так и методологии, однако решение этой задачи для нас важно в двух аспектах: перемещения одновременно являются объектом наблюдения, то есть событием, о котором возникают новости, и механизмом распространениях этих новостей. В подобном подходе есть некоторый методологический риск и парадоксальность: мы опираемся на источники, чтобы установить механизмы искажения информация, а затем используем эти механизмы для объяснения неточностей в самих источниках. Выход из этого парадокса состоит в наборе данных с одинаковой актуальностью: сведения по одному эпизоду пространственной активности могут быть достаточны, чтобы сформулировать некоторую модель или отдельную закономерность, и объяснить те эпизоды, по которым возникают вопросы.

Итак, основная задача состоит в том, чтобы установить пространственную активность объекта наблюдения, выявить особенности распространения информации об отдельных эпизодах этой активности и объяснить механизмы искажения сведений, которые возникали по мере распространения информации от объекта до наблюдателей (в нашем случае – анналистов). Решение поставленной задачи проводилось в несколько этапов с выполнением следующих действий:

- подготовка фактографической базы в виде таблиц локализаций по отдельным группам источников;

- подготовка и адаптация топографической основы региона исследования;

- картографирование локализаций по материалам источников;

- выделение отдельных участков маршрутов; установление закономерностей общей географической активности объекта наблюдения;

- воспроизведение на основе репрезентативных участков передвижений общей сети сообщений, которые могут рассмотрены как каналы распространения информации;

- построение моделей распространения информации и их проверка на материале конкретных эпизодов в нарративных источников;

- верификация и оптимизация моделей на основе событий по другим источникам.

Стоит отметить, помимо чисто содержательных и методических задач одним из направлений этой работы была апробация возможностей инструментального пространственно-временного анализа исторических процесс с помощью геоинформационных систем (ГИС). Оперирование большими массивами данных, в том числе – пространственными, подразумевает активное использование ГИС-технологий, которые максимально учитывают специфику исторического картографирования и анализа метрических и атрибутивных данных во времени.

Остановимся отдельно на каждом этапе работы.

* * *

Фактографическая база, на основе которой строился картографический материал, в общем виде представляет собой две таблицы: по нарративным источникам и по источникам официального происхождения (королевским грамотам). Обе таблицы построены по хронологической сетке с указанием локализаций соответственно приведенным датам. В таблице по анналам отдельно выделены совпадения или противоречия локализаций, а также их типы по контексту упоминаний. Уже по материалам таблиц можно сделать несколько предварительных выводов и наблюдений. Все источники, за исключением «Аугсбургских анналов», стараются придерживаться рубрикации в сообщениях, указывая местопребывания короля на Рождество (рубрика по Рождеству поддерживалась ещё у продолжателя Регино с 954 г.) и Пасху. Противоречия и пробелы в рубриках свидетельствуют о том, что каждый автор опирался на свои собственные сведения, а не на некий общий источник, в котором фиксировались бы местопребывания короля.

Таблица локализаций по нарративным источникам

Легенда таблицы:

Полное соответствие сведений источников

Частичное соответствие

Противоречие

Сопоставление с другими источниками отсутствует

[1]

Рубрикационная запись

[2]

Запись, связанная с проведением собраний

[3]

Посещение локаций источника

[4]

Локализации с событийным сопровождением

[5]

Бессюжетные локализации

Год

Дата

Ламберт

Альтайхские анналы

Аугсбургские анналы

Бертольд

1063

Рождество

Гослар [1]

Фрейзинга [1]

1 января

Альтайх [3]

Пасха

Гослар [1,4]

Троица

Гослар [4]

Май(?)

Майнц [2]

1064

Рождество

Вормс [1]

Кёльн [1]

Очищение св. Марии

Аугсбург [3]

Пасха

Льеж [1]

1065

Рождество

Гослар [1]

Кёльн [1]

Гослар [1]

Пасха

Вормс [1,4]

Вормс [1]

Троица

Аугсбург [3]

Начало осени

Гослар [5]

1066

Рождество

Гослар [1, 4]

Майнц [1]

[ ]**

Нач. января

Ингельхайм [4]

Январь

Трибур [2]

Пасха

Утрехт [1]

Шпейер [1]

Утрехт [1]

Май

Фрицлар [4]

Троица

Херсфельд [3,5]

Рождество Петра и Павла

Вюрцбург [4]

13 июля

Трибур [2]

Ингельхайм [2]

Трибур [2]

1067

Рождество

Регенсбург [1]

Шпеер [1]

Перед Очищением

Аугсбург [3]

Пасха

Гослар [2]

[ ]

Рождество св. Мартина (11.11)

Гослар [4]

1068

Рождество

Гослар [1]

Гослар [2]

Кёльн [1]

Очищение св. Марии

Аугсбург [4]

Рождество св. Марии

Аугсбург [3]

Пасха

[ ]

1069

Рождество

Гослар [1]

Майнц [1]

Гослар [1]

Пасха

Квердлинбург [1]

Троица

Кёльн [5]

?*

Льеж [4]

Нач. июня

Вормс [2]

4-10 октября

Франкфурт [2]

1070

Рождество

Фрайзинга [1]

Фрайзинга [1]

Фрайзинга [1]

Очищение св. Марии

Аугсбург [3]

Аугсбург

Пасха

Хильдесхайм [1, 4]

Шпейер [1]

Вознесение

Квердлинбург [5]

Троица

Мерзебург [5]

Мейсен [2]

1 августа

Гослар [2]

Начало декабря

Гослар [4]

1071

Рождество

Гослар [1,4]

Бамберг [1]

[ ]

6 марта

Аугсбург [3]

Перед Пасхой

Хаммерштейн [4]

Пасха

Кёльн [1]

Льеж [1,4]

После Пасхи

Льеж [4]

Троица

Хальберштадт [2,4]

Хальберштадт [4]

Нач. августа

Херсфельд [3]

Нач. августа

Уденхаузен [4]

Нач. августа

Майнц [2]

Сентябрь

Мейсен [2,4]

1072

Рождество

Вормс [1]

Регенсбург [1]

[ ]

Начало 40-дневного поста

Гослар [5]

Вербное воскресенье

Кёльн [5]

Пасха

Утрехт [1,4]

После Пасхи

Аахен [4]

?

Гарцбург [4]

Вознесение Господне

Гослар [5]

Троица

Магдебург [4]

Рождество св. Иакова

Вормс [2]

1973

Рождество

Бамберг [1]

Бамберг [1]

[ ]

10 марта

Эрфурт [2]

Вербное воскресенье (24.03)

Аугсбург [4]

Айхштетт [4]

Пасха

Регенсбург [2]

Регенсбург [1]

Троица

Аугсбург [5]

Аугсбург [2]

Праздник князя апостолов

Гослар [2]

*Сообщение Бертольда об опустошении Льежа. Мейер фон Кнонау, С. 610.

**В тексте стоит пропуск

Даты праздников

Обрезание Господне

1 января

Троица

57-й день после Пасхи

Рождество Петра и Павла

29 июня

Рождество св. Иоанна Крестителя

24 июня

Очищение св.Марии

2 февраля

Праздник князя апостолов

29 июня

Рождество св.Марии

8 сентября

Пасхальная таблица 1063-1073

1063

20 апреля

1064

31 марта

1065

27 марта, троица 15 мая

1066

16 апрелья

1067

8 апреля

1068

23 марта

1069

12 апреля

1070

4 апреля, Троица – 23 мая

1071

24 апреля, Троица – 12 июня

1072

8 апреля

Таблица по источникам официального происхождения:

Год

Дата

Локализация

Стр.*

1063

29-31 января

Вормс

129-131

14 июня

Гослар

132

24-27 июня

Алльштедт

133-35

14 июля-7 августа

Гослар

137-142

20 августа

Эрланген

143-4

27 сентября

Р. Фиша

145

24-25 октября

Регенсбург

146-150

31 декабря

Бонн

156

1064

13 января

Требур

157

15-17 января

Требур

158-9

4-8 февраля

Аугсбург

161-2

23 февраля

Базель

163

1 марта

Страсбург

163

15 апреля

Люттих

164

30 апреля-2 мая

Кайзерсверт

167-8

10-11 июля

Альштедт

170-1

19-31 июля

Гослар

172-76

2 окт.

Галле

177

26 октября

Магдебург

179

18 ноября

Кведлинбург

180

5 декабря

Гослар

181

1065

31 марта

Майнц

182

1 апреля

Вормс

184

3-5 апреля

Майнц

185-88

1 мая

Регенсбург

191

20 мая

Аугсбург

193

22 мая

Гюнцбург

196

31 мая

Рейхенау

197

8-11 июня

Базель

199-200

?

Трир

7-8 августа

Требур

211

18 августа

Герстунген

212

30 августа

Гослар

214

6 сентября

Ошерслебен

217

8 сентября

Магдебург

218

16-19 октября

Гослар

225

19 ноября-8 декабря

Корвей

228

1066

20 февраля 1066

Вормс

229

11 марта

Райнбах

230

?

Дортмунд

233

5 июня

Херсфельд

234

1066

Вюрцбург

235

13 июля

Требур

236

?

Эбсдорф

238

16 ноября

Эккартсберга

239

3 декабря

Гослар

240

1067

5-6 марта

Регенсбург

243-44

?

Виэ

246

8 июня

Рейхенау

248

?

Пфорцен

249

?

Брухзаль

250

?

Шпейер

251

?

Майнц

255

?

Аахен

256

1068

14 мая 1068

Дортмунд

259

29 мая

Зюст

261

18 июля

Бодфельд

262

5 августа

Гослар

263

12 августа

Берштадт

266

18 октября

Майсен

268

28 октября

Рохлиц

270

1069

3 января 1069

Гослар

272

?

Мюльхаузен

274

?

Кельн

275

1 июня

Майнц

275

15 августа

Требур

276

23 сентября-8 окттября

Франкфурт

279,281

26-27 октября

Мерзебург

283

4 декабря

Альштедт

286

14 декабря

Хайна

287

29 декабря

Фрайзинга

288

1070

11 апреля 1070 г.

Гослар

289

7 июня

Берштадт

292

15 июня

Санкт-Гоар

293

25 июня

Аахен

294

20 июля

Вайсенбург

296

6 августа

Гослар

297

28 сентября

Мантуя

299

1071

6 января 1071

Гослар

301

26 марта

Базель

302

3 апреля

Страсург

303

Апрель

Вормс

304

11 мая

Люттих

305

30 июля

Херсфельд

307

4 октября

Мерзебург

308

28 ноября-11 декабря

Гослар

310

29 декабря

Вормс

1072

1 января 1072 г.

Лорш

249

9 января-4 февраля

Регенсбург

317

27 апреля

Ахен

323

27 июля

Вормс

324

1073

2 января

Вюрцбург

326

20-24 мая

Аугсбург

330

26 июля

Гарцбург

331

*Страницы указаны по издания MGH «Diplomata Regum et Imperatorum Germaniae. T. VI. Heinrich IV. 1:1056-1076»

При сравнении обоих массивов источников становится заметной разница в их топографии: авторы анналов и хроник в основном отмечают события, важные для церкви и её институтов - смена аббатов и епископов, проведение церковных соборов. Отсюда преобладание в географии их текстов центров диоцезов и аббатств; города и королевские резиденции фигурируют лишь в контексте важнейших политических событий. Населенные пункты, представленные в официальных документах, более разнообразны по своей типологии.

Топографическая основа была подготовлена соответственно региону географической активности Генриха IV и его окружения и охватывает территорию нескольких исторических областей Германии: Саксонию, Тюрингию, Франконию, Баварию, Лотарингию. Естественными границами этой территории очерчиваются с запада – Рейном, с юга – верхним течением Дуная, с востока – Эльбой. Север доходит до датских земель. На западе в состав топографической основы входит левый берег Рейна вместе с Мозелем и ближайшими землями вплоть до Льежа. Если очертить регион географическими координатами, то с юга на север он вытянут с 47° С. Ш. до 55° С. Ш.; западная и восточные границы, соответственно, - 4-14° В. Д.

В общей сложности на карту было нанесено 149 населенных пунктов, из них 74 составляют фактографическую основу, поскольку непосредственно фигурируют в локализациях маршрутов, а оставшиеся 75 упоминаются в текстах по другим событиям и служат для уточнения. Базовые населенные пункты разделены на три группы соответственно их статусам: архиепископства (5), епископства (16) и прочие, куда входят аббатства, вольные города, отдельные крепости, королевские резиденции [7].

Выбранный уровень детализации соответствует содержанию карты, позволяя с достаточной информативностью визуализировать изучаемые явления и процессы, и в тоже время избежать лишней перегрузки картографического материала.

Среди важнейших объектов топографии Германии, которые были учтены в топооснове, нужно выделить Саксонские Рудные горы (Erzgebirge), хребет которых представляет собой естественную границу между германскими землями и Чехией; Тюрингенский лес – горная цепь, вытянутая на 150 км с северо-запада на юго-восток; Шварцвальд, вершины которого возвышаются вдоль нижнего течения Рейна. Саксонские Рудные горы, смыкаясь на северо-западе с Тюрингенским лесом, образуют своеобразный угол, отсекающий восточную часть Баварии (от Регенсбурга до Пассау) от северных земель королевства, затрудняя прямое сообщение с восточными марками и Саксонией.

Также среди слоев в группе топографической основы были учтены крупнейшие лесные массивы.

Назначение карты топографических условий состоит не только в построении базы для картографирования фактических данных, но и в уточнении географических условий, которые определяли мобильность населения и распространение информации.

1_03

Карта 1. Топографические условия Германии XI в.

Базовое содержание карты – береговые линии, рельеф, гидрологические объекты были векторизованы по физической карте Германии в масштабе 1: 2 500 000; лесные массивы картографированы соответственно материалам статьи «Dark ages and dark areas: global deforestation in the deep past» М. Вильямса [8].

Все картографические материалы были построены специально для решения задач исследования. Стоит обозначить, что основное содержимое карт в подготовлено формате хронологически ориентированного геоинформационного проекта, выполненного в авторской версии ГИС-редактора «Bibliosof-HGIS», особенности которого были изложены в одной из статей автора[9]. Пространственно-временной анализ в проекте был осуществлен с помощью хронологических атрибутов. Один из вариантов этого подхода был изложен в работе Я. Грегори относительно применения геоинформационных систем в исторических исследованиях [10].

Основным инструментом более гибкой хронологической обработки содержания карты и моделирования исторических процессов является возможность изменения атрибутивных и метрических данных. Каждый проект или карта сопровождается собственной вспомогательной таблицей в виде справочника событий, в котором указываются новые значения координат или атрибутов, которые актуальны для конкретного временного интервала. В ходе запроса через хронологический слайдер пользователь устанавливает нужные ему даты, после чего из справочника выгружаются все изменения, соответствующие выбранному диапазону. Тем самым исчезает необходимость построения многочисленных карт по отдельным периодам; в обозначенном варианте все фактографические данные интегрированы в один проект и визуализируются на карте по мере необходимости для исследователя.

Временные рамки карты были определены соответственно исследуемому периоду – с 1063 по 1073 год. Маркеры локализаций были картографированы соответственно представленным таблицам в виде двух слоев: синими маркерами были отмечены локализации в нарративных источниках, красными – в королевских грамотах.

Среди других атрибутов маркеров локализаций стоит выделить индекс населенного пункта, связанный с соответствующими слоями топоосновы, и индексы источников и ссылок. Последний атрибут позволяет осуществлять выборки по конкретному источнику, например, с помощью запроса подобного рода: «отобрать все упоминания Бамберга в «Альтайхских анналах» с 1068 по 1071 год».

Анализируя пространственный охват в текстах нарративных источников можно выделить два императива, задающих границы этого пространства: внешняя граница определяется общим уровнем пространственной осведомленности автора; внутренняя соответствует его личной избирательности, через которую пропускаются сведения, попадающие в конечном итоге в анналы и хроники.

Географический кругозор средневекового человека, безусловно, был шире, чем его собственная мобильность, и в большей степени определялся его контактами, возможностью обращения к устным источникам. Однако и здесь регулярная информированность не могла выходить за определенные пределы. Редкие и случайные новости, достигавшие германских хронистов, о делах в Константинополе или русских княжествах именно своей нерегулярностью показывают, как далеко распространялось их поле информированности. Конкретный пространственный показатель в каждом отдельном случае менялся, и установить его можно только эмпирически. Анналисты XI в. демонстрируют хорошую осведомленность о событиях в пределах десяти суточных переходов от их собственной локализации. Естественно, что этот показатель не является абсолютным. События в Майнце и ближайших к нему городах в силу своей значимости хорошо находили свое отражение даже в удаленных источниках.

2_03

Карта 2. Пространственная фактография и анализ источников

С другой стороны, наблюдаются территории, объекты которых практические не попадают в тексты, без прямой зависимости от расстояния до центров историописания. Территория от Брухзаля до Пфорцена, включая Штутгарт, Ульм, Гюнцбург, Страсбург, Базель и Рейхенау, оказывалась «мертвой» с точки зрения её представления в нарративных источниках. Если отдельные события в этом ареале и попадают в строки анналов, то перемещения короля здесь совершенно не фиксируются. Значительность этого явления нельзя недооценивать – практически весь юго-запад территории, охваченной деятельностью Генриха, оказывается вне поля зрения главнейших историописателей Германии того времени. Объяснение, котороее здесь требуются, может состоят в удаленности Швабии от обоих центров ведения анналов (Херсфельда и Альтайха); Бертольд мог бы продемонстрировать большую информированность, однако он поддерживал лишь регулярные сообщения о Рождестве и Пасхе, в то время швабские земли Генрих посещал в основном в промежутке между обоими праздниками. Добавим сюда же, что свою роль сыграла и труднодоступная местность Шварцвальда, которая сильно затрудняла прямое сообщение рейнско-дунайской системы с городами Восточной Франконии.

Среди факторов упоминания конкретных локация можно выделить следующие:

- удаленность объекта от локализации источника;

- продолжительность интервалов между перемещениями. Чем дольше объекты оставался в одной локации, тем больше была вероятность зафиксировать его местоположением и корректно его датировать;

- интегрированность пространства между объектом и наблюдателем;

- значимость события, которое выражалось в количестве задействованных участников.

На основе полученного массива локализаций было осуществлено картографирование маршрутов перемещений Генриха IV. Установленные участки были отмечены сплошной красной направленной линией, предполагаемые – штриховой. Для установленных участков был принят показатель в 1-2 перехода с соответствующим сроком передвижения из одного пункта в другой. В отдельных случаях к установленным были отнесены те фрагменты маршрутов, которые могли быть уточнены топографическими условиями или по материалам других источников. Так, широко привлекались сведения из «Хроники» Титмара Мерзебургского и «Дорожник» аббата Николая. Несмотря на то, что эти источники хронологически выходят за рамки выбранного периода, их сообщения соответствуют историко-географическим условиями Германии XI века и могут быть задействованы для уточнения отдельных вопросов.

3_03

Карта 3. Пространственная мобильность Генриха IV в 1063-1073 гг.

Полученный набор линий передвижений позволяет выделить репрезентативные участки маршрутов, которые были наиболее востребованы и составляли регулярную систему путей сообщений. Они же представляли собой и пространственные каналы распространения информации. Полученная сеть линий была сопоставлена с крупнейшими историческими дорогами Германии – Хелльвег, Виа Регья, Биркенхайнерштрассе. Соответствие их маршрутов полученной сети сообщений подтверждает общую правильность выбранной методики определения основных направлений пространственной активности. Каждому дискретному участку путей сообщений был установлены атрибут времени, за которое он мог быть преодолен, указанный в количестве переходов. Например, участки Херсфельд–Фульда, Льеж-Ааахен, Гослар-Пёльде, Шпеер-Брухзаль по расстоянию соответствуют одному переходу; Фрайзинга-Регенсбург, Фрайзинга-Аугсбург, Аайхен-Кёльн, Нюрнберг-Бамберг – двум переходам и пр.

4_04

Карта 4. Пути сообщений, выделенные на основе репрезентативных участков маршрутов Генриха IV, и главные исторические дороги Германии

Накопленный материал в виде ГИС-проекта позволяет провести более глубокий анализ противоречий в сведениях нарративных источниках и выявить на их основе механизмы искажения информации по мере её распространения. Проиллюстрируем это на примере расхождений в сообщениях относительно Пасхи 1070 года: «Альтайхские анналы» сообщают, что король находился в Шпеере, в то время как у Ламберта речь идет о пребывании в Хильдесхайме. Здесь недостаточно констатировать, что прав Ламберт в силу близости к описываемым событиям, - это не исчерпывает вопрос о происхождении сообщения о Шпеере. На помощь приходит уже накопленный массив маршрутов, который позволяет реконструировать мобильность короля, предшествующую Пасхе. Учитывая его движение Генриха IV в январе-феврале из Фрайзинга в Аугсбург, можно предположить, что он привычно воспользовался Рейнско-дунайской системой сообщений и к середине марта, двигаясь на север-запад, достиг Шпейера, после чего направился к Хильсхайму через Трибур, Франкфурт, Берштадт и Фицлар. Согласно «Дорожнику» аббата Николая, дорога из Хильдесхайма в Майнц занимала 9 дней. Добавим ещё сюда 2 дня до Шпеера. В итоге передвижение Генриха из Шпеера в Хильдесхайма занимало около двух недель. В свою очередь дорога из Шпеера в Альтайх требовала 12-13 дней, следовательно, именно за этот срок новость о пребывании короля в Шпеере могла достичь автора источника. Таким образом, во время Пасхи альтайхский анналист действительно мог полагать, в соответствии с последними известиями, что Генрих IV находится именно в Шпеере.

5_01

Карта 5. Передвижения Генриха IV в 1070 г.

Это лишь одно из наблюдений, доступных при рассмотрении моделей распространения информации в средневековом пространстве. Исследовательская ценность обозначенного направления многовекторна и дает инструменты для работы над вопросами источниковедения, политической истории, торговли, культурных процессов. Поскольку в данной статье были изложены прежде всего методика и технология создания проекта подобной структуры, более подробное изложение прикладных аспектов использования здесь опущены и будут рассмотрены в отдельных работах.

Библиография
1.
Ламберт Херсфельдский. Анналы Scriptores rerum Germanicarum in usum scholarum separatim editi 38: Lamperti monachi Hersfeldensis Opera. Anhang: Annales Weissenburgenses. // MGH Hannover 1894, S. 305–340
2.
Die Chroniken Bertolds von Reichenau und Bernolds von Konstanz// // MGH SRG NS 14, Hannover 2003
3.
Альтайхские анналы Annales Altahenses maiores // MGH, SS. Bd. XX. Hannover. 1868, p. 782—824
4.
Аугсбургские анналы по изданию Annales Augustani // MGH, SS. Bd. III. Hannover. 1839, p. 123—136
5.
Diplomata Germaniae Historica. T. VI. Heinrici IV. Diplomata// MGH Hannover 1978
6.
Knonau G. M. Jahrbücher des Deutschen Reiches unter Heinrich IV. und Heinrich V. 1-2, Duncker & Humblot, Leipzig 1890-1894.
7.
Robinson I. S. Henry IV of Germany, 1056-1106. Cambridge University Press, 1999.
8.
Williams M. Dark ages and dark areas: global deforestation in the deep past//Journal of Historical Geography, 26, 1 (2000) 28–46
9.
Гришин Е.С. Специализированный редактор для исторических геоинформационных систем «Библиософ-ИГИС»: технологические и методические основы функционала // Историческая информатика. — 2017.-№ 4.-С.56-66. DOI: 10.7256/2585-7797.2017.4.25070. URL: http://e-notabene.ru/istinf/article_25070.html
10.
Gregory I. N. A place in history: A guide to using in historical research Centre for Data Digitisation and Analysis, Queens University, Belfast, 2005
References (transliterated)
1.
Lambert Khersfel'dskii. Annaly Scriptores rerum Germanicarum in usum scholarum separatim editi 38: Lamperti monachi Hersfeldensis Opera. Anhang: Annales Weissenburgenses. // MGH Hannover 1894, S. 305–340
2.
Die Chroniken Bertolds von Reichenau und Bernolds von Konstanz// // MGH SRG NS 14, Hannover 2003
3.
Al'taikhskie annaly Annales Altahenses maiores // MGH, SS. Bd. XX. Hannover. 1868, p. 782—824
4.
Augsburgskie annaly po izdaniyu Annales Augustani // MGH, SS. Bd. III. Hannover. 1839, p. 123—136
5.
Diplomata Germaniae Historica. T. VI. Heinrici IV. Diplomata// MGH Hannover 1978
6.
Knonau G. M. Jahrbücher des Deutschen Reiches unter Heinrich IV. und Heinrich V. 1-2, Duncker & Humblot, Leipzig 1890-1894.
7.
Robinson I. S. Henry IV of Germany, 1056-1106. Cambridge University Press, 1999.
8.
Williams M. Dark ages and dark areas: global deforestation in the deep past//Journal of Historical Geography, 26, 1 (2000) 28–46
9.
Grishin E.S. Spetsializirovannyi redaktor dlya istoricheskikh geoinformatsionnykh sistem «Bibliosof-IGIS»: tekhnologicheskie i metodicheskie osnovy funktsionala // Istoricheskaya informatika. — 2017.-№ 4.-S.56-66. DOI: 10.7256/2585-7797.2017.4.25070. URL: http://e-notabene.ru/istinf/article_25070.html
10.
Gregory I. N. A place in history: A guide to using in historical research Centre for Data Digitisation and Analysis, Queens University, Belfast, 2005
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"