Статья 'Сотрудничество КНР со странами Балканского региона в области инвестиций и инфраструктуры' - журнал 'Международные отношения' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международные отношения
Правильная ссылка на статью:

Сотрудничество КНР со странами Балканского региона в области инвестиций и инфраструктуры

Шахэти Аибота

кандидат исторических наук

аспирант, кафедра Теории и истории международных отношений, Российский Университет Дружбы Народов

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Shaheti Ayibota

PhD in History

Postgraduate Student, Department of Theory and History of International Relations, Russian People’s Friendship University

117198, Russia, Moscow, Miklukho-Maklaya str., 6

1042218009@pfur.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0641.2023.4.69070

EDN:

OSHAAT

Дата направления статьи в редакцию:

20-11-2023


Дата публикации:

27-11-2023


Аннотация: Данное исследование посвящено изучению сотрудничества Китайской Народной Республики со странами Балканского региона в области инвестиций и инфраструктуры. Объектом исследования служат экономические отношения КНР с ключевыми акторами Балканского региона в лице Турецкой Республики, Болгарии, Румынии и Сербии. Предметом исследования является инвестиционная и инфраструктурная кооперация КНР со странами региона в контексте реализации проекта «Один пояс и один путь». Автор подробно рассматривает влияние прямых иностранных инвестиций (ПИИ) на экономику различных государств, основные потоки ПИИ, становление финансового сектора Китайской Народной Республики, сотрудничество КНР в области ПИИ и инфраструктуры с основными акторами Балканского региона: Турецкой Республикой, Болгарией, Румынией и Сербией. Особое внимание автор уделяет аспекту реализации проекта «Один пояс и один путь» в контексте сотрудничества КНР со странами Балканского региона в области инвестиций и инфраструктуры. Данное исследование базируется на теории политического реализма, рассматривающей международные отношения в контексте борьбы основных акторов в лице национальных государств за свои национальные интересы. Во время исследования автор активно применял следующие методы: системный, аналитический, сравнительный и логический. Основными выводами проведенного исследования являются определение инициативы «Один пояс и один путь» в качестве ключевого фактора сотрудничества Китайской Народной Республики со странами Балканского региона, выявление основных направлений инвестиций КНР на Балканском полуострове: Турецкая Республика, Болгария и Румыния, анализ влияния политических разногласий между правительствами государств региона и Китайской Народной Республикой на поток прямых иностранных инвестиций и инфраструктурных проектов КНР на примере Румынии, непрагматичность властей которой не способствует развитию сотрудничества с КНР в ранее обозначенных областях экономики, и Сербии, являющейся основным политическим союзником КНР в регионе, отчего аккумулирует на своей территории порядка 70% всех прямых иностранных инвестиций Китайской Народной Республики западных Балкан.


Ключевые слова:

Китай, КНР, Инвестиции, ПИИ, Балканы, Пояс-путь, Турция, Болгария, Румыния, Сербия

Abstract: The author examines the cooperation of the PRC with countries in the Balkan region in the areas of investment and infrastructure. The study focuses on China’s economic relations with key actors in the Balkan region: Turkey, Bulgaria, Romania and Serbia. The subject of the study is investment and infrastructure cooperation of China with the countries of the region in the context of the project «One Belt One Road». The author examines in detail the impact of foreign direct investment (FDI) on the economies of various countries, major FDI flows, the development of the financial sector of the PRC, the cooperation of China in the field of FDI and infrastructure with the main actors of the Balkan region. The author pays special attention to the aspect of implementation of the project «OBOR» in the context of cooperation of China with the countries of the Balkan region. This study is based on the theory of political realism. The main conclusions of the study are the definition of the initiative «One Belt One Road» as a key factor of cooperation of the People’s Republic of China with the countries of the Balkan region, the identification of the main directions of investment of the People’s Republic of China in the Balkan Peninsula: The Republic of Turkey, Bulgaria and Romania, analysis of the impact of political differences between the Governments of the States of the region and the People’s Republic of China on the flow of foreign direct investment and infrastructure projects.


Keywords:

China, PRC, Investments, FDI, Balkans, OBOR, Turkey, Bulgaria, Romania, Serbia

Введение

Прямые иностранные инвестиции (далее ПИИ) на данный момент времени являются одним из ключевых факторов роста экономики государства. Более того, их привлечение способствует притоку иностранных технологий, квалифицированных кадров и знаний [1].

По данным организации экономического сотрудничества и развития (англ. Organisation for Economic Co-operation and Development – OECD) [2] ключевыми «выгодополучателями» от глобальной инвестиционной политики являются следующие государства:

1. Соединенные Штаты Америки – 10,99 трлн долларов США;

2. Нидерланды – 4,19 трлн долларов США;

3. КНР – 3,49 трлн долларов США;

4. Люксембург – 2,96 трлн долларов США;

5. Великобритания – 2,69 трлн долларов США;

6. Канада – 1,46 трлн долларов США;

7. Ирландия – 1,4 трлн долларов США;

8. Швейцария – 1,18 трлн долларов США;

9. Германия – 1,08 трлн долларов США;

10. Франция – 896 млрд долларов США.

В то же время основными инвесторами выступают:

1. Соединенные Штаты Америки – 8 трлн долларов США;

2. Нидерланды – 5,13 трлн долларов США;

3. Люксембург – 3,96 трлн долларов США;

4. КНР – 2,79 трлн долларов США;

5. Великобритания – 2,2 трлн долларов США;

6. Германия – 2,17 трлн долларов США;

7. Канада – 2 трлн долларов США;

8. Япония – 1,94 трлн долларов США;

9. Франция – 1,48 трлн долларов США;

10. Швейцария – 1,47 трлн долларов США.

На основании ранее приведенных данных отчетливо видно, что основные потоки прямых иностранных инвестиций завязаны на развитых государствах, которые инвестируют в столь же развитые государства. Для подобной инвестиционной политики имеется целый ряд причин, среди которых можно выделить высокую окупаемость, отсутствие рисков и надежность вложенных средств. Крупные игроки на международном финансовом рынке в редкой степени инвестируют в экономики малых государств за исключением офшорных зон. Однако в данной парадигме отчетливо видно исключение в лице Китайской Народной Республики, инвестиционная политика которой в большей мере диверсифицирована, чем политика государств коллективного Запада.

Данное исследование базируется на теории политического реализма, рассматривающей международные отношения в контексте борьбы основных акторов в лице национальных государств за свои национальные интересы. Во время исследования автор активно применял следующие методы: системный, аналитический, сравнительный и логический.

Актуальность темы исследования обусловлена активным ростом экономического и политического влияния КНР в контексте транзита власти в современной меняющейся конъюнктуре мировой политики. Научная новизна данного исследования заключается в глубоком изучении сотрудничества КНР со странами Балканского региона в области инвестиций и инфраструктуры в контексте реализации проекта «Один пояс и один путь», анализе инфраструктурных проектов КНР на территории государств региона.

Становление финансового сектора КНР

Китайская Народная Республика с момента начала реализации политики реформ и открытости в 1978 г., заключавшейся в совмещении принципов коммунистического политико-экономического устройства КНР и рыночных элементов в экономике, активным образом начала процесс включения Китайской Народной Республики в международную рыночную систему.

Ранее указанная политика Дэна Сяопина способствовала выводу КНР из международной финансовой изоляции, что в свою очередь повлекло за собой привлечение иностранных инвестиций в экономику, технологий, знаний и производственных мощностей. Согласно данным Всемирного банка (англ. The World Bank), поток прямых иностранных инвестиций в КНР начиная с момента реализации политики реформ и открытости рос непосредственно с ростом показателей валового внутреннего продукта (ВВП): ПИИ в экономику КНР в 1990 г. составляли порядка 1% от ВВП государства, однако уже в 1993 г. показатель ПИИ составил 6,2% от ВВП [3]. Важно отметить, что, начиная с 1993 г., процент ПИИ к ВВП КНР сокращался, однако данный процент связан с ростом экономики Поднебесной, а не сокращением инвестиционного потока: в 1993 г. ВВП КНР составлял 444,7 млрд долларов США, однако уже в 2021 г. данный показатель был равен 17,8 трлн долларов США [4].

Реализация экономико-политической программы Дэна Сяопина поспособствовала решить многие назревавшие в КНР проблемы, среди которых можно выделить бедность населения, низкий уровень образования, низкую ожидаемую продолжительность жизни и т.д. Однако самое весомое влияние ПИИ в экономику КНР оказали на промышленное производство: значительная часть производственных мощностей транснациональных компаний (далее ТНК) была сконцентрирована на территории КНР ввиду низких издержек на производство своей продукции. Данная аккумуляция производства позволила КНР в значительной степени укрепить свои экономические показатели и, самое важное, обеспечить государство производственным суверенитетом. Китайские корпорации смогли осуществить импортозамещение в большей части секторов экономики и наладить производство своей продукции на экспорт. На данный момент продукция из Поднебесной занимает одну из ключевых позиций на мировом рынке: КНР является ключевым торговым партнером для США, ЕС, Российской Федерации, большинства государств Африки и Юго-Восточной Азии.

Таким образом, политико-экономическая программа Дэна Сяопина позволила вывести КНР из затяжного кризиса, вызванного последствиями гражданской войны, политикой «Большого скачка» и «Культурной революцией» в Китае; что в свою очередь позволило КНР привлечь инвестиции из зарубежных стран, что привело к росту экономического и политического влияния КНР на современном этапе.

Сотрудничество КНР со странами Балканского полуострова в области инвестиций и инфраструктуры

Китайская Народная Республика, обзаведясь значительным экономическим и производственным влиянием в мире, приступила к реализации инвестиции зарубежных проектов по всему миру. Безусловно, основными направлениями китайских ПИИ являются развитые государства, ранжировать которые по объему китайских ПИИ на момент 2010 г. можно следующим образом:

1. Соединенные Штаты Америки – 328,9 млрд долларов США;

2. Германия – 104,9 млрд долларов США;

3. Франция – 84,11 млрд долларов США;

4. Гонконг – 76,01 млрд долларов США;

5. Япония – 56,26 млрд долларов США;

6. Российская Федерация – 51,7 млрд долларов США;

7. Канада – 38,58 млрд долларов США;

8. Нидерланды – 31,9 млрд долларов США;

9. Республика Корея – 19,23 млрд долларов США;

10. Индия – 14,63 млрд долларов США [5].

Важно отметить, что, начиная с 2010 г., роль КНР в общем мировом потоке ПИИ выросла, однако остается на достаточно низком уровне:

1. 2010 г. – 1,7%;

2. 2015 г. – 4,4%;

3. 2020 г. – 6,4% [6].

Основываясь на возросшей роле Китайской Народной Республики в мировом потоке ПИИ, следует изучить инвестиционную политику КНР в отношении стран Балканского полуострова. К государствам «пороховой бочки Европы» можно отнести Албанию, Болгарию, Боснию и Герцеговину, Грецию, Румынию, Северную Македонию, Сербию, Словению, Турецкую Республику, Хорватию и Черногорию.

Географическое положение стран Балканского полуострова: нахождение на перепутье торговых путей, соединяющих государства Азии и «Старый Свет», позволяет Балканским государствам выступать в роли «ворот в Европу».

Китайская Народная Республика, реализую проект «Один пояс и один путь» (англ. One Belt One Road - OBOR), выстраивает торговые маршруты, направленные в Европу, с целью сокращения издержек на транспортировку товаров, произведенных в Поднебесной [7]. Реализация ранее обозначенного проекта, включающего в себя построение двух торговых коридоров: сухопутного «Экономический пояс Шелкового пути» и морского «Морской путь XXI века», началась после визита Председателя Китайской Народной Республики в Астану в 2013 г [8].

В контексте изучения инвестиционной политики КНР в Балканском регионе необходимо сконцентрировать внимание на сухопутной части Пояса-Пути. Основываясь на данных официального портала ранее обозначенного проекта КНР, сухопутный коридор, соединяющий Азию и Европу, будет проходить по территории Балканского полуострова: Турции, Болгарии и Румынии, посему и распределение инвестиционных проектов КНР на территории Балканского полуострова концентрируется на трех ранее обозначенных государствах:

Турецкая Республика. Турция, соединяющая Европу и Азию и располагающаяся сразу на двух континентах, не могла быть незамеченной со стороны Поднебесной в контексте реализации проекта Пояса-пути. При проведении анализа китайских ПИИ необходимо обозначить и состояние турецкой экономики: неэффективные и недальновидные решения президента Турции Р.Т. Эрдогана привели к запредельному росту показателей инфляции: в 2016 г. инфляция в Турецкой Республике составляла порядка 7,8%, однако уже в 2022 г. данный показатель составил 72,3% [9]. Вслед за ростом инфляции «взлетела» и ключевая ставка турецкого ЦБ: в 2021 г. ключевая ставка турецкого ЦБ составляла 8,5%, в сентябре 2023 г. – 30% [10]. Данная монетарно-денежная политика президента Республики, получившая в народе саркастичное название «эрдоганомика», «оголила» уязвимые для иностранного влияния области экономики, которые могут занять иностранные ТНК. Важно понимать, что размер экономик обеих держав не является эквивалентным: ВВП КНР на момент 2022 г. составлял порядка 17, 96 трлн долларов США, в то же время ВВП Турции – 905 млрд долларов США [11]. Более того, стоит обозначить и разрыв торгового баланса двух государств: на момент 2021 г. КНР экспортировала в Турцию товаров и услуг на сумму более 31,6 млрд долларов США, в то же время импортировала на сумму 3,79 млрд долларов США [12].

В то же время Турция занимает 23 место в рейтинге государств по объему китайских капиталовложений, опережая по данному показателю ЮАР, но отставая от Греции [13]. На момент 2022 г. КНР имеет на территории Турции 1148 зарегистрированных компаний и порядка 1 млрд долларов США прямых инвестиций [14]. Однако не только прямым финансированием ограничивается сотрудничество между КНР и Турцией: инфраструктурные проекты на территории Турции играют важную роль в двусторонних отношениях между КНР и Турецкой Республикой. Среди самых масштабных уже реализованных проектов можно выделить построение железнодорожного пути Баку-Тбилиси-Карс, сокращающего торговый маршрут между КНР и странами Европы на 7000 км [15].

Подводя итог всему вышесказанному, можно сделать вывод, что сотрудничество между КНР и Турцией в области инвестиций и инфраструктуры можно охарактеризовать как однонаправленное: ключевым инвестором в отношениях между двумя государствами выступает КНР, вкладывающая в экономику и инфраструктуру Турции значительные средства с целью развития транспортной, энергетической и добывающей отраслей экономики последней, преследуя цели сокращения издержек при транспортировке товаров, произведенных на территории Поднебесной в европейские страны, пользуясь выгодным географическим положением Турецкой Республики.

Болгария. Болгария, находясь на побережье Черного моря, имея сухопутную границу с европейской частью Турции, играет важную роль «ворот в Европу» для КНР в контексте реализации проекта Пояса-Пути. Безусловно, экономический потенциал Болгарии несравнимо меньше такового же у Турции: ВВП Болгарии уступает турецкому более чем в 10 раз и составляет 89 млрд долларов США [16], от чего и поток ПИИ КНР в экономику Болгарии составляет лишь 151 млрд долларов США [17].

Основываясь на данных инвестиционного портала Министерства коммерции Китайской Народной Республики, можно увидеть, что на момент 2023 г. на территории Болгарии реализуется порядка 25 инвестиционных проектов КНР в различных сферах экономики Болгарии:

1. Сфера недвижимости – 8 проектов;

2. Обрабатывающая промышленность – 13 проектов;

3. Электроэнергия, отопление, газ – 1 проект;

4. Строительная отрасль – 2 проект;

5. «Прочее» - 2 проекта (проект комбинированного производства биомассы в Берковице, завод по переработке строительных отходов) [18].

Таким образом, можно сделать вывод, что Болгария является важным компонентом проекта Пояса-Пути ввиду своего географического положения, по этой причине КНР инвестирует в Болгарию значительные средства, превышающие объем ВВП страны, более того, в данном государстве также реализуются и инфраструктурные проекты в сферах недвижимости, обрабатывающей промышленности, электроэнергетики, отопления, строительства и прочего.

Румыния. Румыния, также имеющая выход к Черному морю, обладает схожими с Болгарией геополитическими и геоэкономическими характеристиками: малое государство с переходной экономикой, выступающее воротами в Европу. В 2020 г. общий объем китайских ПИИ в Румынию составил 307 млн евро, что в пересчете в доллары составляло примерно 320 млн долларов США [19]. В то же время инфраструктурные проекты КНР в Румынии ограничиваются лишь постройкой 400 МВт электростанции. В сотрудничестве с китайскими IT-гигантами Huawei и ZTE были вложены значительные средства в телекоммуникационную сферу Румынии.

На основании ранее приведенных данных отчетливо видно, что инвестиционный поток КНР в Румынию в значительной степени отличается от потока в Турцию либо Болгарию. Подобная «скромность» двустороннего инвестиционного и инфраструктурного сотрудничества связана в первую очередь с низкой перспективностью румынской экономики, малым влиянием на транспортные коридоры проекта Пояса-пути и политическими разногласиями.

Однако сотрудничество КНР со странами Балканского полуострова не ограничивается рентабельностью реализации проекта «Один пояс и один путь», важную роль играет и политический фактор. Основным политическим союзником КНР в регионе является Республика Сербия, тесные политические контакты с которой были начаты еще во времена существования Социалистической Федеративной Республики Югославия (СФРЮ): в 1955 г., когда были установлены дипломатические отношения между двумя государствами [20].

Сербия, являясь основным политическим союзником КНР в регионе, аккумулирует основной инвестиционный поток из Поднебесной: порядка 70% всего инвестиционного потока на территорию западных Балкан направлены в Сербию, в денежном выражении составляя более 528 млн евро на момент 2022 г [21]. Важно также отметить, что за 10 лет (2010-2020 гг.) инвестиционный поток КНР в Сербию вырос более чем в 260 раз: 2010 г. -2 млн евро, 2020 г. – 528,5 млн евро [22].

Заключение

Основными выводами проведённого исследования являются:

Ключевым фактором сотрудничества КНР со странами Балканского региона является инициатива китайского правительства «Один пояс и один путь» (англ. One Belt One Road - OBOR), включающей в себя два торговых маршрута из Азии в Европу: сухопутный «Экономический пояс Шелкового пути» и морской «Морской путь XXI века», направленная на сокращение издержек при транспортировке товаров из Поднебесной в Европу.

Основными инвестиционными направлениями КНР на Балканском полуострове являются Турция, Болгария и Румыния. Все три государства обладают выгодным географическим положением, заключающимся в позиционировании государств как «ворот в Европу», слабой экономикой, неспособной конкурировать с экономикой КНР, что позволяет китайским компаниям беспрепятственно «захватывать» рынки черноморских государств региона, что явно видно на примере с Турецкой Республикой, охваченной последствиями так называемой «эрдоганомики». Более того, инфраструктурные проекты КНР также направлены на строительство тех объектов, которые могут быть задействованы при реализации проекта Пояса-пути [23].

Инвестиционное сотрудничество КНР со странами Балканского региона не в полной мере зависит от политических отношений, однако Румыния и Сербия выступают явными примерами сохранения политического влияния на инвестиционное и инфраструктурное сотрудничество: Сербия, являясь основным политическим партнером КНР в регионе, аккумулирует порядка 70% всего инвестиционного потока западных Балкан, в то же время действия румынских властей и их непрагматичная политика в отношении китайских инвестиций привели к сокращению сотрудничества с КНР в ранее обозначенных сферах.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Отзыв
на статью «Сотрудничество КНР со странами Балканского региона в области инвестиций и инфраструктуры»

Предмет исследования является сотрудничество КНР со странами Балканского региона в области инвестиций и инфраструктуры.
Методология исследования, как отмечает автор рецензирумой статьи «базируется на теории политического реализма, рассматривающей международные отношения в контексте борьбы основных акторов в лице национальных государств за свои национальные интересы». Автор при работе применял также следующие методы: системный, аналитический, сравнительный, логический.
Актуальность темы обусловлена тем, что Китай в последние десятилетия стремится заявить о себе на международной арене как одного из активных акторов. Автор пишет, что актуальность выбранной им темы обусловлена «активным ростом экономического и политического влияния КНР в контексте транзита власти в современной меняющейся конъюнктуре мировой политики» и с этим трудно не согласиться.
Научная новизна заключается в постановке проблемы и задач исследования. Научная новизна заключается в том, что автор делает попытку «глубокого изучения сотрудничества КНР со странами Балканского региона в области инвестиций и инфраструктуры в контексте реализации проекта «Один пояс и один путь», анализе инфраструктурных проектов КНР на территории государств» Балкарского региона.
Структура работы направлена на достижение цели и задач исследования. Структура состоит из введения, разделов: Становление финансового сектора КНР; Сотрудничество КНР со странами Балканского полуострова в области инвестиций и инфраструктуры; Заключения и библиографии. Во введении автор раскрывает актуальность темы, методологию исследования и отмечает в чем заключается новизна данного исследования.
В разделе «Становление финансового сектора КНР» автор анализирует политику открытости и реформ, начатую в 1978 г., которая заключалась в совмещении принципов коммунистического политико-экономического устройства КНР и рыночных элементов в экономике и тогда же начал процесс включения страны в международную рыночную системы и отмечает ее успешность и подчеркивает, что КНР удалось « привлечь инвестиции из зарубежных стран, что привело к росту экономического и политического влияния КНР на современном этапе». В разделе «Сотрудничество КНР со странами Балканского полуострова в области инвестиций и инфраструктуры» дан анализ уже инвестиционной политики КНР. Автор пишет, что после того, как республика обзавелась «значительным экономическим и производственным влиянием в мире, приступила к реализации инвестиции зарубежных проектов по всему миру». Автор дает в тексте статьи уровень ПИИ Китая в экономику разных стран на 2010 г. (Наибольшее количество ПИИ Китая было в экономику трех стран: США, Германия, Франция и Гонконг). Вместе с тем, автор отмечает, что уровень в общем мировом потоке ПИИ Китая все еще остается на достаточно низком уровне и если в 2010 г. он составлял 1,7%, то в 2020 г. 6,4%. Интерес КНР к странам Балканского региона обусловлен тем, что эти страны являются «воротами в Европу» и Китай «реализую проект «Один пояс и один путь выстраивает торговые маршруты, направленные в Европу, с целью сокращения издержек на транспортировку товаров, произведенных в Поднебесной». Данный проект включает два торговых коридора: сухопутного «Экономический пояс Шелкового пути» и морского «Морской путь XXI века» и сухопутный коридов идет через страны Балканского региона. Автор рецензируемой статьи исследует экономические и политические факторы активной инвестиционной политики на Балканах, дает анализ выстраивания отношений со странами региона и уровень инвестиций. В заключении автор делает обоснованные выводы по исследуемой теме и пишет, что «ключевым фактором сотрудничества КНР со странами Балканского региона является инициатива китайского правительства «Один пояс и один путь» … Основными инвестиционными направлениями КНР на Балканском полуострове являются Турция, Болгария и Румыния», обладающие выгодным географическим положением и слабой экономикой, что «дает КНР возможность «захватывать рынки» государств черноморского региона».
Библиография работы разнообразна и показывает, что автор хорошо разбирается в теме.
Апелляция к оппонентам представлена на уровне собранного в ходе работы над темой статьи информации, проведенного анализа и библиографии работы.
Статья написана на интересную и актуальную тему.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.