Статья 'Перспективы развития Арктики через рассмотрение социально-политической роли коренных народов Канады ' - журнал 'Международные отношения' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международные отношения
Правильная ссылка на статью:

Перспективы развития Арктики через рассмотрение социально-политической роли коренных народов Канады

Катамадзе Александр Кахаберович

ORCID: 0000-0002-4059-4179

магистр, кафедра политологии, университет Париж VIII Венсен-Сен-Дени

93526, Франция, г. Paris, ул. De La Liberté, 2

Katamadze Aleksandr

Master's Degree, the department of Political Science, Université Paris VIII Vincennes-Saint-Denis

93526, Frantsiya, g. Paris, ul. De La Liberté, 2

al.katamadze@yandex.ru

DOI:

10.7256/2454-0641.2022.1.35120

Дата направления статьи в редакцию:

25-02-2021


Дата публикации:

16-02-2022


Аннотация: Объектом исследования является устойчивое развитие канадской Арктики. Предметом исследования является взаимодействие правительства и коренного населения Канады в отношении развития социальной инфраструктуры арктического региона и защиты интересов северян, проживающих на данной территории. Целью данного исследования является определение точек соприкосновения между автохтонным населением Канады и руководящей администрацией страны через рассмотрение официальных государственных документов, характеризующих как права и свободы коренных жителей, так и их роль в формировании арктической повестки дня. Особый интерес вызывает анализ соответствия целевых установок государства в отношении коренных народов с процессом их реализации в современной действительности. Результатами проведённого исследования являются анализ канадской политики планирования и изучение практической деятельности государства относительно развития Арктики и её населения. Особым вкладом автора в исследовании темы является универсальный подход к рассмотрению вопроса о социально-политической составляющей целенаправленного видоизменения Арктики в регион с исключительными перспективами как для будущих качественных преобразований в сфере общественно-государственного развития, так и в области глобального сотрудничества в рамках работы международных организаций, регулирующих отношения в Арктике не только через официальных представителей канадского государства, но и через делегатов коренных народов, отстаивающих свои собственные права и свободы на интернациональном уровне.


Ключевые слова:

Арктика, Канада, Север, коренные народы, международное сотрудничество, права и свободы, внешняя политика, внутренняя политика, безопасность, суверенитет

Abstract: The object of this research is the sustainable development of the Canadian Arctic. The subject of this research is the interaction between the government and the indigenous population of Canada in relation to the development of social infrastructure of the Arctic region and protection of the interests of northerners living in this territory. The goal lies in determination of common ground between the indigenous population of Canada and the governing administration of the country through consideration of the official state documents that establish the rights and freedoms of the indigenous people and their role in the formation of the Arctic agenda. The analysis of correspondence of the government objectives towards the indigenous peoples with the process of their implementation in modern reality draws particular interest. The acquired results lie in the analysis of planning policy of Canada and examination of the practical activity of the state pertinent to the development of the Arctic and its population. The author’s special contribution lies in the universal approach towards consideration of the sociopolitical component of purposeful transformation of the Arctic into the region with exceptional prospects for the future fundamental changes in the public sphere, as well as global cooperation within the framework of the activity of international organizations that regulate relations in the Arctic not only through the official representatives of the Canadian State, but also through the delegates of indigenous peoples who defend their own rights and freedoms on the international level.


Keywords:

Arctic, Canada, North, indigenous people, international cooperation, rights and freedoms, foreign policy, domestic policy, security, sovereignty

Канада – арктическое государство, автохтонная часть населения которого является одним из обуславливающих факторов правомерности декларирования суверенных прав Канады в данном регионе [1]. В настоящее время коренные народы являются политическими акторами, систематически оказывающими целенаправленное воздействие как на внешнюю политику Канады в отношении Арктики, так и на принятие решений в рамках международных арктических форумов и организаций, где их представители обладают соответствующими полномочиями для представления и отстаивания своих интересов на региональном и глобальном уровнях. Следует заметить, что внутренняя политика Канады по отношению к северянам напрямую воздействует на их деятельность в ходе работы международных институтов, предопределяя цель данного исследования в рассмотрении статуса коренных народов в современной арктической политике Канады.

В работе использована следующая методологическая база: ретроспективный метод (проводится изучение процесса политического оформления коренных народов Канады в качестве акторов регионального и глобального уровня), сравнительный метод (сопоставляются предыдущие и актуальные государственные документы по стратегии Канады в Арктике), институциональный метод (в ходе исследования выдвигается оценка и определение деятельности таких политических структур как Арктический совет и НАТО в рамках развития Арктики и её коренного населения), нормативно-ценностный подход (выявляются преимущества и недостатки функционирования существующей системы признания и реализации политических прав и свобод автохтонов), системный метод (коренные народы рассматриваются как отдельная система, непосредственно воздействующая и осуществляющая свою деятельность на территории Арктики в интересах решения следующих арктических проблем: экологический вопрос, защита суверенитета, развитие инфраструктурного потенциала, социальное развитие региона и др.).

История участия коренных народов в международных организациях

Вовлечение представителей коренных народов в управление данным регионом на международном уровне произошло только в конце XX в. после создания Арктического совета. Согласно Оттавской декларации 1996 г. восемь арктических государств посчитали целесообразным привлечение шести постоянных участников из числа коренных народов (инуитов, гвичинов, атабасков и др.) в целях проработки вопросов и осуществления арктических задач совместно с теми, на кого в первую очередь повлияют любые принятые решения [2].

Представительство коренных народов в Арктическом совете является основой, по которой можно проследить результат принятых ранее планов и проектов. Cеверяне с помощью данной платформы могут донести требующую внимания информацию до уполномоченных делегатов от государств-членов, которая поспособствует в будущем более эффективному принятию решений в рамках заседаний данной дискуссионной площадки для международного взаимодействия в регионе.

В частности, рассматривая роль инуитов как самых многочисленных представителей автохтонного населения Канады, можно привести следующую цитату: «Неразрывная связь между вопросами суверенитета и суверенных прав в Арктике и самоопределением инуитов и другими правами требует, чтобы государства признали присутствие и роль инуитов в качестве партнеров в ведении международных отношений в Арктике» [3]. Благодаря вовлечению коренного населения в процесс организации мероприятий по содействию сотрудничеству в области охраны окружающей среды, а также по обеспечению социально-технологического развития Арктики и страны-члены, и местное население вносят более практичный вклад в процесс стимулирования дальнейшего формирования Арктики как многофункционального региона с равными возможностями для её жителей, не отличаясь по качеству жизни населения от других провинций Канады.

Следует подчеркнуть, что права и свободы коренных жителей Канады прописаны в Конституции (1982) [4]. Введённый в силу основной закон государства навсегда разорвал последние конституционные и законадательные связи между Великобританией и Канадой. Однако, сохраняя членство в Британском Содружестве Наций, статус автохтонного населения приобрёл новое значение. Отныне, коренные народы не просто являются частью конфедерации, а фигурируют в качестве её партнёров, параллельно признавая их право на самоуправление и ведение законодательных процессов на своей территории.

Можно утверждать, что с каждым годом рассмотрению проблем коренных народов Канады придаётся большее значение в ходе решения вопросов, связанных с поиском путей конструктивного видоизменения Арктики. Соответственно, множество различных официальных документов на протяжении долгого периода времени декларируют необходимость развития данного региона не только с точки зрения более эффективного использования невозобновляемых ресурсов, но и с позиции преобразования социальной сферы жизни общества. Следующие документы лежали в основе вышеупомянутого, либо имеют определяющую роль и в настоящий момент: "Концепция Севера: Сильный Север и Прогрессирующая Канада" (2007) [5], "Северная стратегия Канады: наш Север, наше наследие, наше будущее" (2009) [6], "Основы политики Канады в Арктике и на Севере" (2019) [7].

Большинство целей и задач, относящихся к развитию канадского Севера, описанных в вышеуказанных документах, не меняются даже с течением времени, оставаясь на повестке дня десятилетиями. Можно выделить основные: поддержка общин коренных народов, решение вопроса трудоустройства северян, развития сервисов социальных услуг, доступное образование, расширение прав и возможностей народов Севера, решение земельных претензий, вовлечение представителей коренного населения в сферу госуправления и безопасность.

Спустя более 10 лет, со сменой нескольких официальных документов, акцентирующих своё внимание на развитие Арктики и Севера в целом, а также, в частности, проведения политики гражданского мотивирования в участии представителей коренных народов в административной жизни Канады, можно заявить следующее: указанные проблемы ещё не решены и в некоторых аспектах имеют неоднозначные результаты. Следует ознакомиться с реализацией распоряжений правительства поподробнее.

Реализация социальной политики правительства в отношении автохтонного населения

Представляет особый интерес анализ непосредственного участия канадского правительства в урегулировании возможных чрезвычайных ситуаций, связанных с риском для жизни и здоровья коренного населения страны. В данном отношении следует привести в пример деятельность системы здравоохранения. С целью принятия продуктивных мер в интересах сдерживания эпидемии COVID-19 был создан «Фонд поддержки коренных общин», которому было выделено за 2020 г. суммарно более 1 млрд. долл. для обеспечения возможности экстренного реагирования по предотвращению распространения вируса, а также в целях защиты уязвимых членов автохтонных объединений [8]. Следовательно, можно установить то, что в независимости от актуальной малонаселённости канадской Арктики, правительство принимает меры, регулирующие долгосрочное финансирование национальных проектов, гарантирующих эффективное функционирование профилактической медицины в целях обеспечения высокого качества жизни населения не только к настоящему моменту, но и в будущем.

Соответственно, было бы уместным обратиться к статистическим демографическим показателям. Коренные народы Канады составляют ~ 5% от её общего числа населения, то есть более 1,5 млн. чел [9]. Однако на постоянной основе проживают в данном регионе лишь относительно малая часть граждан в силу тяжелых природных условий (~ 150 тыс. чел.). В связи с чем канадское правительство активно содействует сохранению и развитию языка и культуры исконно проживающих в данной местности народов, параллельно включая их представителей в различные политические организации для уважения прав и свобод коренного населения Канады как: Совет первых наций [10], Федерация суверенных коренных народов [11] и др. Политика государства напротив направлена на совершенствование демографической обстановки арктического региона, а не на миграцию её населения, поскольку вышеупомянутый фактор отрицательно влияет на осуществление программ национальной важности в области устойчивого развития государства.

Следует обратиться к более детальным аспектам социальной действительности коренного населения Канады в интересах выявления особенностей, которые впоследствии отражаются на принятии тех или иных решений международными арктическими сообществами. Согласно данным правительства Канады в период с 2006 по 2016 гг., уровень занятости населения среди коренных народов Канады (от 25 до 54лет) снизился [12]. Посредством социальных исследований удалось определить, что северянам тяжелее устроиться на работу преимущественно в силу отсутствия требуемого уровня образования для того или иного вида деятельности, а также исходя из определённого рода проявлений дискриминации или расизма [13], основанных на мифах и заблуждениях в отношении автохтонного населения со стороны некоренных народов [14].

Следующим немаловажным аспектом является более детальное исследование жизнедеятельности инуитов как одних из самых распространённых на территории Канады представителей коренных общин. Уместным бы было подчеркнуть подписание декларации о создании Комитета партнерства инуитского населения с правительством Канады [15], которое способствует прямому диалогу между двумя сторонами по вопросам качественных преобразований арктического пространства, а также рассмотрению вопросов по улучшению качества жизни инуитов. В общей сложности, ~ 64 тыс. инуитов живут в Канаде, состоящие в 53 общинах по всей северной части Канады.

Средний возраст инуитов составляет 24 года. Правительство Канады осуществляет ряд программ и инициатив, направленных на то, чтобы помочь молодым инуитам полномасштабно участвовать в канадской экономике.

Примером деятельности вышеупомянутого комитета является разработка «Стратегии обеспечения занятости молодежи коренных народов и инуитов» [16], поддерживающая различные инициативы, которые предоставляют коренным народам возможность получения опыта работы и карьерного роста.

Однако существуют определённые сферы социальной жизни, в которых правительство Канады не располагает должным планом действий по борьбе с особо острыми проблемами коренного населения. В данном отношении следует отметить отсутствие продовольственной безопасности среди домашних хозяйств коренных народов. В 2019 г. 48% из них не имели стабильного дохода для покрытия расходов на покупку товаров первой необходимости [17]. Одной из главных проблем является транспортировка продовольствия в связи с ограниченной доступностью северных территорий, для обеспечения пропитанием которых требуется преодолевать несколько тысяч километров, что существенно увеличивает стоимость, качество, а также своевременность доставки.

В сфере образования необходимо подчеркнуть несвойственный пробел в системе университетского просвещения северян. Канада является единственной циркумполярной страной, не имеющей университета в Арктике, а точнее в таких территориях как: Юкон, Нунавут, Северо-Западные территории [18]. В то же время поддержка начального и среднего образования имеет ясно выраженные основания, исходя из множества различных правительственных программ, поддерживающих коренные народы, включая исследовательские и учебные программы как: "Программа начального и среднего образования" [19]. К примеру, в 2016-2017 гг. было инвестировано 1,94 млрд. долл. на все программы, связанные с первоначальным обучением детей [20], "Программа специального образования, предполагающая высокие затраты" [21] (Согласно бюджету 2016 г. были сделаны инвестиции в размере 577,5 млн. долл. на следующие 5 лет), "Инновации в образовательной программе" [22] (Проект, финансирующий инициативы по улучшению качества жизни коренных народов).

Исходя из всего вышесказанного, можно предположить, что претворение в жизнь социальной политики Канады на современном этапе носит двойственный характер, поскольку сохраняются серьёзные недостатки, влияющие на качество жизни коренного населения. Вместе с тем, стоит отметить разработку различных программ, созидательно воздействующих на образ жизни северян.

Проблема признания политических прав коренных народов правительством Канады

В данном отношении немаловажным будет подчеркнуть нововведения актуальной канадской северной стратегии в отношении расширения прав представителей коренных народов и их возможности занимать высокопоставленные должности в сфере госуправления Канады. Однако следует упомянуть предшествующие данному факту события. Ранее в ходе председательства лидера консервативной партии Канады Стивена Харпера в качестве премьер-министра Канады (2006-2015) были предприняты недвусмысленные решения по отношению к автохтонному канадскому населению.

В качестве наглядного примера выступает отказ от ратификации декларации ООН о правах коренных народов на территории Канады, где за выступили 144 страны, а против следующие 4 государства: США, Новая Зеландия, Канада и Австралия. В 26 статье декларации ООН отмечалось следующее: «Коренные народы имеют право на земли, территории и ресурсы, которыми они традиционно владели, занимали или иным образом пользовались или приобретали» [23]. Вышеупомянутая декларация была определена «как несовместимая с Конституцией» министром по делам индейцев Чаком Стралом [24].

Также следует добавить то, что федеральное правительство без согласия общин коренных народов, которых поддержал Федеральный апелляционный суд, израсходовало 4,5 млрд. долл. на покупку трубопровода «Транс-Маунтин», что является не единичным случаем подобной деятельности со стороны высшей администрации [25]. Большинство крупных инфраструктурных проектов Канады напрямую влияют на качество жизни коренного населения, что нередко выливается в массовые протесты и судебные иски.

Главной и, предположительно, единственной трансформацией канадской политики в отношении получения высокопоставленных должностей представителями коренных народов было назначение Леоны Аглуккак, первой Инук, на пост министра здравоохранения Канады (2008-2013), затем министром окружающей среды Канады (2013-2015), параллельно являясь председателем Арктического совета [26].

Рассматривая осуществление урегулирования земельных претензий со стороны коренных народов Севера, следует обратиться к официальному документу, опубликованному министерством по делам индейцев и развитию северных территорий: «Разрешение претензий аборигенов: практическое руководство по канадскому опыту» [27], в котором иски в суд со стороны представителей коренных народов подразделяются на 3 категории земельных требований: комплексная обработка земельных исков, особые жалобы и другие претензии. Чёткое разграничение жалоб позволяет более комплексно и оперативно реагировать на исходящие претензии автохтонного населения.

В силу субтильно проработанных процедур, которые нередко решают вопросы чрезвычайной важности, по разрешению противоречий между исторической несправедливостью с одной стороны (со стороны коренных народов) и стремлениями правительства с другой, можно утверждать, что это, по меньшей мере, принципиальный шаг в сторону сближения коренных народов Севера и представителей «современной» Канады. Более того, данный документ был также опубликован для обмена опытом с другими странами мира, которые имеют схожие затруднения по данному вопросу.

Таким образом, можно утверждать, что в настоящее время представители коренных народов имеют специфические сложности в реализации своих политических прав и свобод. Более того, следует подчеркнуть особую степень неравноправия между автохтонным и некоренным населением Канады в политической сфере жизни общества. Существующие разногласия возникают из-за расхождения интересов правительства и коренных народов по отношению к вопросу принадлежности территорий, а также ведению промышленной деятельности государства. Можно предположить, что критически низкое число делегатов коренных народов во властных структурах обусловлено потребностью правительства в прямом регулировании всех вопросов, связанных с продвижением индустриализации арктического региона. Соответственно, автохтонное население сохраняет возможность отстаивания своих интересов только извне через работу международных форумов и организации, а также посредством массовых демонстраций.

Участие представителей коренного населения Канады в обеспечении суверенитета в Арктике

Многовековая история канадского Севера, его человеческое измерение являются основой прочного фундамента идеи народного суверенитета Канады, осуществление и защита которого является основополагающим фактором развития Канады как государства, а также поддержки его социально-экономического потенциала посредством широкого спектра действий, предпринимаемых правительством. В их число входит обеспечение безопасности Арктики через расширенное присутствие канадских вооружённых сил и использование специализированной военной техники, как в полярных водах, так и на северных территориальных владениях.

Следует подчеркнуть, что ещё в 2006 г. постоянный комитет по национальной безопасности и обороне в одном из своих промежуточных докладов отмечал применение военной составляющей в Арктике как неуместный вариант развития событий. Объявлялось следующее: «Лучший способ для Канады сохранить присутствие в Арктике – не отправлять туда большие группы военного персонала; а посылать ледоколы на постоянной основе для выполнения практичных задач. Канадский ледокольный флот, который отчаянно нуждается в модернизации, находится в руках канадской береговой охраны, а не канадского военно-морского флота. Управление этими ледоколами также принадлежат береговой охране, а вынуждая ВМФ повторно овладеть этими полномочиями и приобрести флот ледоколов – уменьшит его потенциал и способность выполнять другие военные обязанности» [28]. Следовательно, признавалась нецелесообразность нахождения канадского военного контингента в данном регионе, а также отмечалось особое разделение полномочий между вышеупомянутым видом войск и федеральным агентсвом, которое препятствовало единогласному управлению действиями в Арктических водах.

Однако в 2008 г. в официальном документе по оборонной стратегии Канады мы видим коренные изменения в отношении применения вооружённых сил в Арктике: «…канадские вооруженные силы должны иметь возможность осуществлять контроль и защищать суверенитет Канады в Арктике. В регионе появляются новые возможности, влекущие за собой новые проблемы. По мере ускорения активности в северных землях и водах военные будут играть все более жизненно важную роль в демонстрации видимого присутствия Канады в этом потенциально богатом ресурсами регионе…» [29]. С этого момента можно говорить о начале появления многочисленных заявлений со стороны первых лиц государства о необходимости присутствия военного контингента в арктическом регионе.

Одну из ведущих ролей по защите суверенитета Канады в Арктике занимают канадские рейнджеры. Специализированное формирование канадских вооружённых сил, не относящееся к регулярным войскам Канады, в основном состоящее из представителей коренных народов Севера. Численный состав колеблется в пределах ~ 2 тыс. чел. Деятельность направлена на поддержание постоянного военного присутствия Канады в регионе посредством участия в операциях патрулирования и наблюдения в Арктике [30]. С годами их значимость только увеличилась, что можно проследить по новой оборонной политике Канады, вступившей в силу в 2017 г. [31].

Безусловно, стоит обратить внимание на широкую популяризацию вышеупомянутого формирования правительством Канады. Финансируются крупнейшие ежегодные молодёжные программы, рассчитанные на юношей в возрасте от 12 до 18 лет. Данный метод используется для привлечения молодёжи в вооружённые силы Канады посредством проведения различных мероприятий, знакомящих с деятельностью канадских военнослужащих, одновременно с этим улучшая образ рейнджеров среди потенциальных новобранцев.

Касательно использования современных технологических возможностей следует отметить принятие мер по расширению совместного потенциала разведки и наблюдения – все сетевые платформы будут объединены в общую систему, связанную с средствами наблюдения космического базирования, с помощью которых можно будет отслеживать входящие данные в реальном времени с целью осуществления ещё большей оперативности в ходе выполнения операций. В связи с чем был обозначен приоритет оборонных исследований для выработки инновационных решений по осуществлению наблюдения на Севере Канады.

Суровость погодных условий также оказала влияние на внедрение инновационных решений по оснащению войск современными образцами специальной военной техники. Были приобретены транспортные средства, оптимизированные для использования в арктических условиях. Передвижение вооружённых сил без соответствующей техники усложняло выполнение порученных задач. Основной целью в данном отношении отмечалось улучшение мобильности военнослужащих для охвата самых северных территорий Канады.

Более того, в интересах увеличения военного присутствия Канады в Арктике ежегодно с 2007 г. проводятся операции «Nanook». Многофункциональные учения в арктических условиях, предназначенные для отработки возможностей канадских вооружённых сил по защите суверенитета страны в пределах национальных границ. Следует упомянуть, что воинский контингент, направляемый на вышеупомянутые учения, в большинстве своём состоит из коренного населения, которое более приспособлено к ведению боевых действий в суровых климатических условиях.

Немаловажное значение играет содействие Канады по вопросу участия стран НАТО в вышеупомянутых учениях. Ранее Канада проводила операции по боевой подготовке в Арктике на самостоятельной основе. Однако несколько лет назад было принято решение по разработке и координации общих процедур между такими заинтересованными странами как США, Дания и др. Данный факт свидетельствует о том, что Канада целенаправленно продвигает в Арктику партнёров в рамках Североатлантического альянса, обосновывая это необходимостью поддержки в решении арктических проблем и осуществлении необходимого обмена информации.

В свою очередь, целесообразно проанализировать связанный тематически документ: «Основы арктической и Северной политики: Охрана, безопасность и оборона» [32], где можно проследить, что конкретно обозначенных мер по усилению обороны государства не приведено. Специфическая роль отводится Канадской береговой охране, принимая во внимание то, что это правительственная морская организация без военно-морских или правоохранительных обязанностей, утверждение о том, что Канадская береговая охрана стоит «в противовес угрозам безопасности на море и окружающей среды Арктики» вызывает ряд сомнений. Впрочем, следует обозначит тот факт, что данная правительственная структура приобрела 3 временных ледокола, которые будут полностью введены в эксплуатацию до конца 2021 г., что, безусловно, поспособствует морской навигации в Арктике.

В результате, можно прийти к выводу, что Канада намерена наращивать свой военный потенциал в Арктике ускоренными темпами посредством организации частых военных учений на территории государства, не пренебрегая поддержкой стран-членов НАТО, одновременно способствуя их вовлечению в деятельность арктических государств. Существенным является закрепление роли коренных народов как военнообразующей основы арктической безопасности Канады, поскольку преимущественное большинство военнослужащих в Арктике являются представителями автохтонного населения.

Общий вывод

Таким образом, можно сделать вывод о том, что на протяжении нескольких десятилетий сохраняются обыденные сложности относительно расширения строительства необходимой инфраструктуры для обеспечения достойный жизни северян; уровень трудоустройства коренного населения среди определённых групп остался неизменным, либо снизился, что говорит о несостоятельных мерах по урегулированию данного вопроса со стороны правительства Канады; фрагментарно существующая сфера образования автохтонного населения, напрямую влияющая на предыдущую особенность в силу физического отсутствия возможности для приобретения высшего образования, в то время как начальное и среднее образование является альфой и омегой просвещения северян; сравнительно затруднительное положение по отношению к возможности быть избранным в высшие круги госуправления страны по отношению ко всему остальному населению; многочисленные политически организованные процедуры, идущие вразрез с правами и свободами коренного населения; низкий уровень продовольственной безопасности. Одновременно со всем вышеупомянутым, можно отметить конструктивно принятые меры по предотвращению распространения вируса, что подчёркивает особое занимаемое положение северян в сфере здравоохранения; комплексно проработанную программу по разрешению противоречий относительно вопросов земельной принадлежности, а также создание множество программ, способствующих обеспечению занятости коренного населения на канадском рынке труда. Исходя из вышесказанного, следует признать только частичную реализацию национальных проектов в отношении северян, а также обозначить релятивное технологическое отставание государства, детерминирующее возникновение проблем в области устойчивого развития канадской Арктики и её коренного населения. В сфере же арктической безопасности можно сделать вывод о том, что Канада движется по пути милитаризации Арктики, продвигая инициативы по расширению воинского контингента в данном регионе. Выдвинутый тезис о том, что вооружённые силы необходимо увеличить в численности и развернуть в канадской Арктике в мирное время для предупреждения и немедленной ликвидации чрезвычайных случаев является тому подтверждением. Представляется необходимым обозначить роль канадских рейнджеров в качестве центрального звена в осуществлении обороны суверенитета Арктики, где представители коренного населения составляют доминирующую основу. Более того, регулярные военные учения дают основания полагать, что канадские национальные интересы не ограничиваются нынешними сферами влияния в Арктике. Также следует признать, что Канада способствует продвижению неарктических государств-членов НАТО в Арктическую зону, что существенно повлияет на будущие решения в сфере регионального развития и сотрудничества.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Статья посвящена изучению нормативных и концептуальных основ политики развития Канады в Арктике и на Севере с опорой на формирующую роль коренных народов, что делает фокус исследования весьма уникальным в научном отношении, поскольку исследователи редко обращаются к анализу основ внешней политики посредством описания внутренней национальной политики государства. Канада - один из ведущих игроков в Арктическом регионе, поэтому обращение к исследованию ключевых основ внутренней и внешней политики весьма актуально и существенно с точки зрения анализа международной конфигурации государств в регионах крайнего Севера. В этом смысле автором достаточно основательно обоснован тезис о том, что коренные народы Канадского Севера в настоящее время являются политическими акторами, систематически оказывающими целенаправленное воздействие как на внешнюю политику Канады в отношении Арктики, так и на принятие решений в рамках международных арктических форумов и организаций. Статья опирается на формальный анализ стратегических документов и официальных документов ООН в рамках формирования институциональной политики Канады. Преимуществом данной публикации является всесторонний охват ключевых доктринальных источников, формирующих политику развития Канады в Арктическом регионе.
Из существенных недостатков необходимо отметить то, что исследование не имеет последовательной логической структуры, выраженной в тематических блоках, так, например, только условно можно выделить введение и заключение, однако часть с методологией и анализом совершенно не выделены, а разработанность основного вопроса исследования в современном научном дискурсе отсутствует. Несмотря на обилие информационных источников и ресурсов в библиографическом списке, складывается впечатление, что автор совершенно не обращается к существующим концепциям исследования политики в Арктических регионах, хотя многие отечественные ученые обращаются к данной тематике на протяжении последних нескольких десятилетий. Вопросы развития арктической территории обстоятельно исследовались, например, А.В. Рыжовой ("Арктическая политика либерального правительства Канады") и А.А. Харевским ("Арктическая политика Канады: трансформация подхода к управлению северными территориями").
Помимо отсутствия четкой методологической базы исследования, артикулированной целевой установки и его ключевых задач, имеются некоторые стилистические погрешности, которые делают статью неудобочитаемой. Среди западных исследователей важно отметить работы Р. Хьюберта, М. Ландрио, которые анализировали новую арктическую Стратегию Канады. Складывается впечатление, что автор не в полной мере знаком с современным состоянием разработанности данного вопроса, так, за рамками остались, к примеру, проблемы в сфере безопасности, несмотря на то, что Канада активно наращивает свое военное присутствие в Арктике.
Во-первых, автору следует выверить текст статьи на предмет ошибок, которые бросаются в глаза уже в самом введении: Канада – арктическое государство, с самого начала образования которого имеющее притязания на территории, находящиеся в арктическом и субарктическом поясах. Во-вторых, следует избегать также сложных синтаксических конструкций, чтобы не затруднять восприятие материала читателем. Также необходимость дублирования названия статьи во введении отсутствует. Перечисляя нормативные документы, регулирующие концепцию развития Канады с точки зрения социального потенциала, а также ключевые вопросы повестки дня, автору следовало бы отказаться от пронумерованных списков, достаточно сделать просто перечисление.
Статья представляет весьма значимый интерес для читательской аудитории журнала «Международные отношения», однако она должна быть доработана с учетом высказанных замечаний, в частности, должна быть введена четкая структура исследования и прописана его методологическая база.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом настоящей статьи выступает арктическая политика Канады, направленная на специфику взаимоотношений с коренным населением региона. По мнению автора, в настоящее время коренные народы являются политическими акторами, систематически оказывающими целенаправленное воздействие как на внешнюю политику Канады в отношении Арктики, так и на принятие решений в рамках международных арктических форумов и организаций, где их представители обладают соответствующими полномочиями для представления и отстаивания своих интересов на региональном и глобальном уровнях. Автор проанализировал такие немаловажные вопросы, как эволюция участия коренных народов в международных организациях, организация социальной политики канадского правительства в отношении автохтонного населения, признание политических прав коренных народов правительством Канады, Участие представителей коренного населения Канады в обеспечении суверенитета в Арктике и ряд других.
Актуальность данной работы не вызывает сомнений, поскольку внутренняя политика Канады, как и других арктических государств по отношению к коренным народам напрямую обусловлена работой в рамках международных институтов, таких как Арктический Совет. В выдвижении данного тезиса заключается новизна представленной работы.
Особую ценность настоящей статье придает комплексное использование различных научных методов и подходов, среди которых ретроспективный метод, сравнительный метод, институциональный метод, нормативно-ценностный подход,системный метод.
Рецензируемая статья имеет довольно четкую структуру со всеми необходимыми разделами, предъявляемыми к работам научного жанра. Автор вводит читателя в сферу рассматриваемой научной проблемы, формулирует основные тезисы и понятийно-категориальный аппарат, а затем разворачивает свои тезисы, подкрепляя их соответствующими аргументами. Стиль статьи грамотный научный, но без излишнего употребления канцеляризмов и заимствований. Автор проработал обширную источниковую базу, документы и нормативно-правовые акты, относящиеся непосредственно к предмету исследования. Вместе с тем, представленная автором библиография весьма ограниченна и не дает всестороннего представления о рассматриваемой научной проблеме. Конечно, статья выиграла бы от привлечения работ исследователей Арктического региона, как зарубежных , так и отечественных. В частности, можно было бы упомянуть работы российских ученых А.А. Сергунина и В.В. Конышева.
Подводя итог, необходимо согласиться с выводами автора о том, что, несмотря на предпринимаемые меры, сохраняются системные сложности относительно расширения строительства необходимой инфраструктуры для обеспечения достойный жизни северян; уровень трудоустройства коренного населения среди определённых групп остался неизменным, либо снизился; сфера образования автохтонного населения представляется фрагментарной; возможность быть избранными в высшие круги госуправления страны по отношению ко всему остальному населению остается в зачаточном состоянии; сохраняется низкий уровень продовольственной безопасности и т.д.
Исходя из вышеизложенного, ясно, что настоящая статья будет интересна мыслящей читательской аудитории
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.