Статья 'Россия и Китай в рамках ШОС: единство взглядов и причины расхождений ' - журнал 'Международные отношения' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международные отношения
Правильная ссылка на статью:

Россия и Китай в рамках ШОС: единство взглядов и причины расхождений

У Жочэнь

аспирант, Российский университет дружбы народов (РУДН)

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Wu Rochen

post-graduate student of the Department of Theory and History of International Relations at Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6

wu.rochen@bk.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0641.2018.1.25402

Дата направления статьи в редакцию:

08-02-2018


Дата публикации:

15-02-2018


Аннотация: В современной мировой политике наибольшую актуальность приобретает стратегическое партнерство России и Китая, которое охватывает в том числе и сотрудничество в рамках международных глобальных и региональных организаций. Наиболее активно государства взаимодействуют в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Несмотря на первоначальное единство позиций относительно развития ШОС, в текущем периоде наблюдаются расхождения, которые выявились при вступлении в организацию в 2015 г. Индии и Пакистана. Цель статьи – установление процесса взаимодействия двух стран в рамках ШОС в контексте приема в организацию Индии и Пакистана. Для достижения цели была проанализирована правовая база двусторонних отношений, изучены основные достижения и проблемы взаимодействия, объединяющие факторы и точки расхождения позиций Китая и России в рамках ШОС, рассмотрены позиции сторон по вопросу приема Индии и Пакистана в организацию. В качестве методологической основы были использованы аналитический и системный подходы. Подобная методология позволила наиболее аргументировано и объективно рассмотреть и проанализировать проблематику статьи, а именно – причины расхождения позиций России и Китая в рамках ШОС. Также был применен метод сравнения для анализа подходов ученых к определению геополитических интересов государств в регионе и международной системе в целом. Автор приходит к выводу, что деятельность ШОС, несмотря на определенные расхождения государств по некоторым вопросам, к числу которых относится прием новых членов, остается одним из важнейших механизмов двустороннего взаимодействия в региональном масштабе и способствует развитию Центрально-Азиатского региона и снижению проблем его безопасности.


Ключевые слова:

Россия, Китай, многополярный мир, международная система, ШОС, стратегическое партнерство, Индия, Пакистан, точки расхождения, взаимодополняемость

Abstract: For today's global politics the strategic partnership between Russia and China is growing important including their cooperation within international global and regional organisations. The countries most actively cooperate within The Shanghai Cooperation Organization (SCO). Despite the initial unity of these countries' opinions regarding the development of SCO, currently they face disagreements that became clear when India and Pakistan joined SCO in 2015. The aim of the present research is to describe the process of interaction between these two countries as part of The Shanghai Cooperation Organization after India and Pakistan joined it. To achieve the aim, the author of the article nalyzed the legal basis of their bilateral relations, main achievements and problems arising in the process of their interaction, uniting factors and points of disagreements between China and Russia as part of SCO, and their views on India and Pakistan joining The Organisation. The methodological basis of the research included analytical and systems approaches. Such methodology allowed a more argumented and objective analysis of the problem, in particular, what causes differences in opinions of Rusia and China as part of SCO. The author also applied the method of comparison to analyze approaches of different scientists on defining geopolitical interests of states in the region and international system in general. The author concludes that SCO activity still remains one of the most important bilateral interaction mechanism in the region and promotes development of the Central Asian Region and reduction of their security issues despite certain differences in opinions between the states. 


Keywords:

Russia, China, Multipolar world, International system, SCO, Strategic partnership, India, Pakistan, Sticking points, Complementarity

Современные Китайская Народная Республика и Российская Федерация представляют собой два важнейших актора международных отношений, активно участвующих в формировании новой архитектуры многополярного мира. Стратегические интересы Китая и России совпадают как на глобальном, так и на региональном уровне, что не раз подтверждалось заявлениями глав государств, а также позициями и действиями обеих сторон по актуальным вопросам международной жизни. Так, Китай и Россия выступают за создание справедливого, гармоничного, безопасного мироустройства; за многополярный мир и против монополии одной силы, за культурное разнообразие и не приемлют насильственное навязывание со стороны Запада так называемой демократии западного образца во всех регионах мира без учета национальной специфики. В региональных делах Пекин и Москва прилагают усилия для создания системы регионального сотрудничества и безопасности, противостоят силам, подрывающим международную стабильность и безопасность. Что касается двусторонних отношений, то российско-китайское стратегическое партнерство уже давно стало важнейшим фактором обеспечения внешнеполитических интересов двух стран в XXI в. Главы государств не раз заявляли, что каждая из сторон уважает выбор другой стороны собственного пути социально-экономического развития. Двусторонние политические связи и гуманитарные контакты стали образцовой моделью дружественного взаимодействия стран с разными системами. Экономики двух стран во многом дополняют друг друга [2].

На глобальном уровне две страны являются стратегическими партнерами в Совете Безопасности ООН, в Совете директоров Международного агентства по атомной энергии и во многих других организациях. Общие позиции двух стран по Ираку, по ядерному вопросу Северной Кореи и Исламской Республики Иран и по многим другим вопросам подтверждают этот тезис. Кроме того, Россия является крупнейшим поставщиком оружия в Китай, таким образом играя важную роль в наращивании Китаем военной мощи необходимости сократить отставание от других глобальных держав [3].

Одной из иллюстраций тесного сотрудничества является активное взаимодействие в рамках такой международной организации, как Шанхайская организация сотрудничества. Организация была образована в 2005 г. с главной целью — обеспечить стабильное развитие в регионе, максимально снизить риски угрозы безопасности, связанных с тремя «силами зла» – терроризм, сепаратизм и религиозный экстремизм [4].

ШОС, выступая гарантом региональной безопасности, играет большую роль в продвижении экономического взаимодействия и углублении гуманитарных связей между странами-членами. Страны ШОС придерживаются «шанхайского духа», основанного на «взаимодоверии, выгоде, равенстве, консультациях, уважении многообразия культур и стремлении к совместному развитию», придерживаются принципов неприсоединения к блокам, ненаправленности против третьих стран [5].

В настоящее время страны-члены и страны-наблюдатели ШОС располагают широкими потенциальными возможностями. Общая территория входящих в ШОС государств составляет 61% территории Евразии, ее совокупный демографический потенциал – четвертую часть населения земли. Экономический потенциал включает в себя самую мощную после США китайскую экономику, на территории стран ШОС находится около 20% мировых запасов нефти и 50% мировых запасов газа [6]. Таким образом, организация имеет все шансы, чтобы в XXI в. стать одним из мощных полюсов силы.

Китай и Россия в качестве ведущих государств современного мира играют значительно большую роль и оказывают особое влияние на формирование и развитие ШОС по сравнению с другими членами организации [7]. На уровне региона ШОС является главным воплощением стратегического партнерства двух стран. Фактически Россия и Китай являются главной платформой для формирования и развития ШОС, и при этом они стремятся использовать ШОС в качестве инструмента для создания приемлемого для себя порядка в регионе, в рамках которого существуют важные общие особенности.

В то же время, следует отметить, что ШОС является организацией, где в наибольшей степени интересы двух стран и совпадают, и сталкиваются. Центральная Азия исконно является зоной интересов и влияния России, что многократно было отмечено в российских внешнеполитических концепциях и стратегиях. Однако после распада СССР в новообразованных государствах Центральной Азии появилась тенденция, если не к прозападной, то, по крайней мере, многовекторной внешней политике, направленной на диверсификацию связей для устранения зависимости от России. Фактически с началом 1990-х гг. позиции России в Центральной Азии ослабли, зато у других государств появилась уникальная возможность установить здесь свое влияние, чего у них не было в течение многих веков. Китай также имеет в Центральной Азии политические, экономические, культурные интересы, и у него появилась благоприятная возможность для развития отношений с государствами региона. Центральная Азия для Китая, помимо прочего, имеет большое транспортное значение. Китай в значительной степени импортирует энергоресурсы, которые доставляются в основном через Малаккский пролив. Высокая зависимость Малаккского пролива от политической обстановки в регионе, а также нерешенные территориальные споры Китая с целым рядом стран Юго-Восточной Азии могут в любой момент перекрыть этот путь доставки энергоресурсов. Китай стремится диверсифицировать свои торговые пути, поэтому развивает сотрудничество в Пакистаном, Мьянмой, государствами Центральной Азии. Китайская экономика динамично развивается, ее экспортные и инвестиционные возможности растут, что является чрезвычайно привлекательным для Центральной Азии. Создаваемые китайским руководством условия способствуют укреплению отношений между странами региона и Китаем. «Мягкая сила» распространяет «правильное» мнение о Китае, а географическая близость региона позволяет поставлять полезные ископаемые по выгодной цене. Китаю также необходимо сотрудничество со странами Центральной Азии, так как через них можно самым легким путем связать китайские рынки с европейскими [8]. С конца 1990-х гг. Китай существенно нарастил свое присутствие в регионе, что вызывает недовольство российской стороны.

В двусторонних отношениях России и Китая по вопросам перспектив развития центрально-азиатского направления их внешней политики возникает определенная дилемма. С одной стороны, Пекин осведомлен об особой чувствительности Москвы по отношению к региону, а с другой стороны Москва рассматривает Центральную Азию как свой «стратегический задний дворик» и стремится продолжать свою «политику ближнего зарубежья» [9]. По этой причине Китай старается избегать различного рода непосредственного столкновения интересов с важным партнером, официально подчеркивая отсутствие каких-либо амбиций относительно региона и уважение военной составляющей, которую привносит Россия в регион. В научных кругах КНР обращается внимание на такие мифы о «китайской экспансии». В последнее время китайские политологи в своих работах пытаются доводить до экспертного сообщества в странах Центрально-Азиатского региона иное понимание намерений Китая, связанных с ЦА, в том числе и в экономической сфере. Научной элите центрально-азиатских участников шосовского процесса внушается, что мощный Китай выгоден региону ЦА, равно как и процветающая, самостоятельная ЦА выгодна Китаю, а попытки доминирования или превращения этого региона в «экономический придаток» КНР контрпродуктивны с точки зрения китайских стратегических интересов и вовсе не составляют истинной государственной политики Китая, нацеленной на создание «дружественного окружения» [4].

Примечательно, что в сложившейся противоречивой ситуации одной из главных точек соприкосновения стран является безопасность. С учетом этого обстоятельства обе стороны, формулируя общие интересы и общие угрозы, рассматривают присутствие США и НАТО в Центральной Азии, а также расширение НАТО на Восток в качестве угрозы для себя, и в целях противостояния этой угрозе формируют мягкий баланс с Западом, в частности, вооруженным силам США и НАТО в этом регионе [7]. Также стоит отметить возрастающую объединительную роль таких факторов, как проблемы роста исламизации, контрабанды наркотиков и борьбы с вооруженными бандами и терроризмом. В связи с этим возрастает важность участия в организации таких стран, как Афганистан, Пакистан, которые непосредственно находятся у границ стран-членов ШОС и несут потенциальную угрозу в регион за счет экономического застоя и внутренней политической нестабильности.

Таким образом, очевидно, что общих целей относительно развития ШОС у России и Китая больше, чем расхождений. Однако их значимость также не стоит принижать ввиду возрастания роли Центральной Азии, вопросов энергетической дипломатии и взаимозависимости, исходящей от последствий глобализации.

Примером одного из наиболее явных расхождений в политике двух стран в рамках ШОС является вопрос о включении в состав организации новых членов на примере Индии и Пакистана, которые с определенными сложностями стали полноправными членами организации в 2015 г.

Дело в том, что обе страны с момента обретения независимости в 1947 г. не прекращают враждовать по многим вопросам, наиболее болезненным из которых является территориальная принадлежность исторической области Кашмир. Противостояние в течение 70 лет подстегивало государства на взаимную гонку вооружений, наращивание вооруженных сил на границе и т. д. Даже действующие правительства государств, отличающееся активностью и прагматизмом в принятии политических решений, демонстрируют лишь слабые позитивные жесты по отношению к двустороннему взаимодействию, что чаще всего выражается лишь словами, нежели чем конкретными действиями [10]. Проблема заключается в том, что Россия и Китай в этом сложном противостоянии поддерживают разные стороны.

Осложнили вопрос вступления Индии и Пакистана в ШОС и двусторонние китайско-индийские отношения, отягощенные также территориальным спором по поводу принадлежности плато Аксай-Чин и части штата Аруначал-Прадеш. И Китай, и Индия считают эти территории своими. Территориальные споры Индии и Китая берут начало с 1962 г., тогда конфликт нес в себе угрозу не только территориальной борьбы, но и использования ядерного потенциала стран. Именно события начала 1960-х гг. прошлого века наложили отпечаток и на сегодняшние отношения между Индией и Китаем.

С одной стороны, Индия и Китай выступают за создание новой системы международных отношений многополярного склада, поддерживают друг друга в международных дискуссиях относительно актуальных проблем современности – построения новой системы международных отношений, международного терроризма, загрязнения окружающей среды и т.д. Однако в регионе Южная Азия конкуренция государств охватывает целый спектр сфер: начиная от экономики, заканчивая военно- технической сферой. Китай стремительно «захватывает» некогда сферу влияния Индии, устанавливает экономические связи, расширяет образовательные возможности обмена для студентов из государств региона и т.д.

В Южной Азии наиболее тесные отношения у Китая сложились с Пакистаном, что не может не беспокоить Индию. Китай не только активно инвестирует в экономику Пакистана, но и сбывает в Пакистан свои товары, участвует в модернизации его транспортной инфраструктуры и армии. Ко всему прочему, Дели озабочен продолжающимся сотрудничеством Китая и Пакистана в деле тайной реализации последним программы создания собственного оружия массового поражения, а также продажей Исламабаду китайского ракетного вооружения. Недавнее заявление обоих государств в стремлении продвигать создание китайско-пакистанского экономического региона стало определенным дополнением китайской стратегии «нитей жемчуга» уже на суше. Китайско-пакистанский экономический коридор – инфраструктурный проект на сумму 46 миллиардов долларов, средства в который инвестирует Китай. В рамках проекта предполагается посредством широкой сети автомобильных и железных дорог соединить пакистанский юго-западный портовый город Гвадар с китайским Синьцзян-Уйгурским автономным районом [11].

Китай рассматривает Пакистан также как стратегического партнера в диалоге с набирающим силу исламским миром. Пекин никогда не забывает, что исламские экстремисты занесли Китай в список своих главных врагов. В частности, выступая как лидер исламского мира, Пакистан помог Китаю наладить связи с арабскими странами и другими мусульманскими государствами [12]. Другими словами, Пакистан можно назвать посредником между Китаем и исламским миром. По словам официального представителя МИД Китая Цзян Юй, «любое нападение на Пакистан – это нападение на Китай» [13]. В свою очередь премьер Пакистана Гайлани выразил также дружественное отношение к китайским коллегам: «Мы гордимся тем, что Китай наш лучший и самый верный друг. Пусть и Китай знает, что Пакистан всегда и во всем рядом. Когда мы говорим о дружбе, выше, чем Гималаи и глубже, чем океан, это реальность» [14].

Таким образом, сотрудничество между Китаем и Пакистаном является довольно тесным и имеет большие перспективы на будущее.

Индия же является традиционным партнером России. Начиная с момента установления дипломатических отношений в 1947 г., государства имели тесные связи в экономике, политике, культурно-образовательной и научно-технической сферах [15]. Примечательно, что в индийско-пакистанских войнах СССР выступал на стороне Индии, а также в конфликте между Китаем и Индией относительно пограничных территорий, СССР выступал в пользу последней. Китай же, ввиду наличия давних территориальных противоречий с Индией, имел тенденцию поддерживать Пакистан. Вследствие вышесказанного, Россия всячески поддерживала Индию в ее стремлении стать полноправным членом ШОС, Китай всячески поддерживал в подобных намерениях Пакистан. В рамках организации складывается ситуация, когда военно-политическое преобладание России в регионе и организации постепенно сменяется экономическим преобладанием Китая.

Таким образом, многообразие международных отношений характеризуется нестабильностью течения событий, динамичностью. Взаимосвязанность государств делает необходимым при любых изменениях в мире, реагировать и адаптироваться к новым сложившимся условиям. Как и в любой видной организации, ШОС постепенно стали складываться зачатки к созданию платформы для экономического взаимодействия. Учитывая факт, что экономики стран Центральной Азии и Китая отличаются высокой степенью взаимодополняемости и огромным потенциалом к экономическому сотрудничеству, вопрос о снижении роли России в ШОС предоставляет близкую перспективу [16]. Однако включение в ШОС новых игроков вполне может повлиять на деятельность внутри ШОС и «обновить» положение региональных игроков.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.