Статья 'БРИКС как приоритетное направление реализации экономической дипломатии Российской Федерации' - журнал 'Международные отношения' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международные отношения
Правильная ссылка на статью:

БРИКС как приоритетное направление реализации экономической дипломатии Российской Федерации

Кубасова Мария Александровна

ведущий аналитик Центра социально-политических исследований и информационных технологий РГГУ

125047, Россия, г. Москва, Миусская площадь, 6

Karabanova Mariia

Leading Analyst, Center for Socio-Political Research and Information Technologies, Russian State University for the Humanities

125047, Russia,Moscow, Miusskaya square, 6

M._karabanova@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0641.2017.1.20582

Дата направления статьи в редакцию:

29-09-2016


Дата публикации:

31-03-2017


Аннотация: Объектом исследования является экономическая составляющая внешней политики России. Предмет исследования - механизм взаимодействия России со странами группы БРИКС. Автором рассматриваются предпосылки возникновения данного объединения, основные этапы развития и его текущее состояние. Проанализированы основные механизмы и результаты взаимодействия Российской Федерации с Китаем, Индией, Бразилией и Южной Африкой на сегодняшний день. Отмечается особая роль Китая в двустороннем и многостороннем форматах сотрудничества с Россией, выделена проблема конкуренции двух стран в Африке и Латинской Америке. Определена перспектива развития БРИКС как объединения, представляющего альтернативу доминирования Запада. Для решения поставленных задач были использованы следующие методы исследования: теоретический анализ научной литературы по исследуемой проблеме; изучение, обобщение и анализ информации об опыте участия России в деятельности группы БРИКС и механизмах, используемых в международных отношениях. Основными выводами проведенного исследования являются: 1) БРИКС действительно представляет собой приоритетное направление внешней политики России на данный момент. 2) Так как данная группа была создана как обьединение для решения экономических вопросов, то это наилучший формат для реализации экономической дипломатии России. 3) Активное сотрудничество с данным объединением позволит России существенно повысить свои позиции на мировой арене. 4) Неоднородность экономического развития участниц и недостаточность правового обеспечения замедляет развитие данного объединения.


Ключевые слова:

Экономическая дипломатия, БРИКС, Внешняя политика России, Внешнеэкономическая политика, Российско-китайские отношения, Международные отношения, Региональное сотрудничество, Саммиты БРИКС, Международная торговля, Энергетическая дипломатия

Abstract: The research object is the economic component of Russia’s foreign policy. The research subject is the mechanism of interaction between Russia and the BRICS’ member-states. The author considers the prerequisites to the formation of the group, the main stages of its development, and its current state. The author analyzes the key mechanisms and the results of interaction of Russia with China, India, Brazil and South Africa at the present stage. The author notes the special role of China in bilateral and multilateral cooperation with Russia, and outlines the problem of competition between the two countries in Africa and Latin America. The author defines the prospects of BRICS’ development as a group, representing an alternative to the domination of the West. To solve the research tasks, the author applies the following research methods: theoretical analysis of scientific literature on the problem under study; consideration, generalization and analysis of information on the experience of Russia’s participation in the activities of the BRICS and the mechanisms, used in international relations. The author comes to the following conclusions: 1)    BRICS is in fact the priority direction of Russia’s foreign policy at the present moment. 2)    Since this group is aimed at solving economic issues, it is the best format for implementation of Russia’s economic diplomacy. 3)    Active cooperation with this group would help Russia to significantly strengthen its positions on the global stage. 4)    Heterogeneity of economic development of the member-states and insufficiency of legal support hampers the development of this association. 


Keywords:

energy diplomacy , international trade, BRICS summits , regional cooperation, international relations, Russia-China relations, foreign economic policy, foreign policy of Russia, BRICS, economic diplomacy

Экономическая дипломатия предполагает осуществление официальной дипломатической деятельности, направленной на увеличение экспорта, привлечение иностранных инвестиций и участие в работе международных экономических организаций, т.е. деятельности, направленной на признание экономических интересов страны на международном уровне.

Как определено в плане деятельности Министерства иностранных дел РФ на период до 2018 года, задачей государственных органов в области экономической дипломатии является «сосредоточенность на политико-дипломатическом сопровождении значимых проектов за рубежом, продвижении интересов компаний, участвующих в зарубежных тендерах на освоение месторождений полезных ископаемых, сооружение нефте- и газопроводов, объектов электроэнергетики, на получении доступа к новейшим технологиям, поддержке экспорта высокотехнологичной продукции, оказании информационной, консульской и политической поддержки бизнесу». [1]

Приоритетами экономической дипломатии, согласно данному плану, для России являются: полноправное участие во Всемирной торговой организации, активизация диалога с Организацией экономического сотрудничества и развития, системное продвижение российских экономических интересов на международной арене, обеспечение равноправных позиций отечественных экономических операторов в системе мирохозяйственных связей, последовательное снижение рисков, связанных с углубляющейся интеграцией России в мировую экономику. [1]

В качестве приоритетных направлений сотрудничества в Концепции внешней политики России выделены следующие страны: Китай, Индия, страны Латинской Америки и африканские государства, что предполагает дальнейшее расширение сферы влияния Российской Федерации на мировой арене. [2]

Заключение в 2014 году контракта о поставке российского газа в Китай сроком на 30 лет, участие в работе по созданию международного банка БРИКС и целый ряд международных соглашений в сфере экономики с этими странами говорит о нацеленности на долгосрочные отношения с перечисленными регионами. Сегодняшний период конфронтации с США и европейскими государствами будет способствовать ускорению процесса развития экономического и политического сотрудничества с развивающимися государствами Азии, Африки и Латинской Америки.

Во внешнеэкономической стратегии Российской Федерации прогнозируется, что к 2020 году сохранится тенденция увеличения доли стран группы БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай) с 20% до 30% мирового ВВП и сокращения доли «большой тройки» (США, Евросоюз, Япония) с 45 % до 34%. [3]

Дальнейшая интеграция в данной группе позволит создать реальный блок силы, представляющий альтернативу существующему доминированию Запада.

Несмотря на то, что БРИКС в сегодняшнем составе и понимании сформировался достаточно недавно, путь к данному формату сотрудничества был довольно длинным.

Впервые идею «стратегического треугольника» РИК, т.е. кооперации России, Индии и Китая, озвучил председатель Госдумы РФ И. Рыбкин во время официального визита в Дели осенью 1994 года. В 1998 году министр иностранных дел России Е. М. Примаков предложил рассмотреть данную концепцию в качестве ответа на расширение НАТО на Восток. Тем не менее, в тот период подобный проект оказался неактуален для России, чья политика в первую очередь была ориентирована на Запад, что, кроме возможных выгод от такого сотрудничества, было во многом связано и со сложившимися стереотипами о бесперспективности кооперации в рамках лишь развивающихся государств.

Постепенно идея объединения стран-лидеров незападного мира начала приобретать все большую популярность. В 1999 – 2001 годы началась интенсивная научная проработка проблем взаимодействия России, Индии и Китая в областях внешней политики, безопасности и экономики, в ходе которой выгоды от возможного сотрудничества стали очевидными.

Аббревиатура БРИК появляется в 2001 году в докладе группы экспертов американского инвестиционного банка «Goldman and Sax». Автором термина стал аналитик Д. О’Нилл.

В то же время активизируется сотрудничество стран группы в рамках ООН и в формате различных встреч на высшем уровне. На встрече министров иностранных дел стран БРИК в Екатеринбурге в 2008 году было согласовано решение о придании БРИК официального статуса и переводе ее на высший государственный уровень.

В июне 2009 году в Екатеринбурге состоялся первый саммит глав государств четверки БРИК, на котором осуществлялась выработка согласованных позиций 4 стран по широкому кругу международных вопросов и укреплению институциональных основ коалиционной группировки. Был зафиксирован его перевод на регулярную ежегодную основу, согласованы позиции по борьбе с мировым экономическим кризисом, были поставлены цели по активизации сотрудничества в широком спектре вопросов (наука, образование, экономика, энергетика).[4]

В 2011 году к группе присоединяется Южно-Африканская Республика, и обьединение получает название БРИКС.

Формирование объединения БРИКС ознаменовало выход интеграционных процессов в развивающемся мире на качественно новый уровень.

Как отмечается в итоговом докладе семинара«Роль и место БРИКС в современной международной системе и перспективы ее развития в контексте внешних вызовов и долгосрочных приоритетов российской внутренней и внешней политики», «становление БРИКС как одного из новых ключевых элементов системы глобального управления требует формирования позитивной и долгосрочной повестки дня, включающей вопросы внешнеторговой, валютно-финансовой, инвестиционной, инновационной, научно-технической, внешнеполитической сфер сотрудничества, вопросы использования природных ресурсов».[5]

Как пишет А.Г. Савойский, «если «Группу восьми» рассматривали на международной арене, как политический клуб лидеров ведущих промышленно развитых демократических стран, а «Группу двадцати» – как платформу для расширенного политического диалога и консолидации политической воли лидеров «Большой двадцатки», то саммиты БРИКС имеют изначально экономическую направленность». [6]

На саммитах рассматривались проблемы глобальной продовольственной и энергетической безопасности, развития Африканского континента, преодоления последствий мирового экономического кризиса, создания нового финансового порядка и большего влияния в ряде международных экономических организаций, как Всемирный банк, Международный Валютный Фонд и Всемирная Торговая Организация. Также обсуждались вопросы взаимного экономического сотрудничества с использованием национальных валют, постепенного отказа от евро и доллара в расчётах между странами, что предусматривает процесс укрепления национальных валют.

Встречи руководителей и министров БРИКС стали главным звеном организационно-структурного формирования «неформальной» группы. Саммиты БРИКС нацелены на укрепление партнерства стран в интересах устойчивого развития и служат одной из главных форм разработки принципов сотрудничества в сферах экономики, финансов, выработки общей политики.

Как заявил премьер-министр России Дмитрий Медведев, интеграцию в многосторонних форматах типа АСЕАН и БРИКС нужно теснее увязывать с интересами отечественного бизнеса.

«Чтобы добиться более выгодных условий для наших предприятий, нужно встраиваться в кооперационные цепочки, добиваться особых торговых режимов с отдельными странами или объединениями», - сказал он. «Мы такую работу ведем, в том числе в рамках ЕврАзЭС, в многосторонних форматах, типа АСЕАН, БРИКС, - напомнил премьер. - Все это нужно теснее увязывать с интересами бизнеса». [7]

Усиление партнёрских отношений со странами группы БРИКС позволяет обеспечить интересы российского бизнеса, предполагает выход на новые рынки, расширение сфер сотрудничества и, как следствие, укрепление позиций России.

Отношения России и Китая имеют ключевое значение в российской внешней политике. Китай в нынешних условиях является главным партнёром и союзником России — как в военно-политическом, так и в экономическом плане. Экономики России и Китая хорошо дополняют друг друга, а исходящая от блока НАТО угроза подталкивает страны к созданию оборонительного альянса.

Важнейшей целью Китая является создание так называемого Нового Шёлкового Пути, наземная часть которого представляет собой транспортный коридор через Казахстан и Россию в Европу. Также важнейшими международными проектами, которые реализуются при участии России и Китая, является Азиатский Банк инфраструктурных инвестиций, Банк Развития БРИКС и Банк Шанхайской организации сотрудничества.

Китай и Россия преследуют общие интересы: во-первых, наращивание взаимной торговли и реализация совместных проектов в области транспорта и энергетики приносит значительную выгоду обеим странам; во-вторых, потенциалы двух держав позволяют создать обьединение, которое сможет стать альтернативой доминирующего положения Запада в настоящее время.

Китай долгое время поддерживал нейтральное отношение к действиям России в связи событиями на Украине. Однако 21 ноября 2014 года МИД КНР прямо заявил, что Китай поддерживает подход России к урегулированию украинского кризиса. [8] Данный шаг говорит о стратегической нацеленности Китая на партнёрские отношения с Российской Федерацией, которые не будут осложнены возможным неодобрением подобной поддержки мировым сообществом.

Также за последние годы в рамках двустороннего сотрудничества был подписан ряд стратегических соглашений. В 2014 в Шанхае подписаны: соглашение о стратегическом сотрудничестве российских и китайских железных дорог; о сотрудничестве по вопросу использования национальных валют; о сотрудничестве между рядом министерств, регионов и предприятий России и Китая; контракт купли-продажи сжиженного газа в рамках проекта «Ямал СПГ» между ОАО «НОВАТЭК» и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией; о реализации ряда инвестиционных проектов с участием Китая на Дальнем Востоке и многие другие. [8]

21 мая 2014 года российский «Газпром» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) заключили тридцатилетний договор на поставку газа — контракт предусматривает поставку до 38 млрд кубометров газа в год с общей ценой $400 млрд за 30 лет.

В 2015 было подписано заявление о сотрудничестве по ЕАЭС и проекту «Шёлковый путь»; соглашение о создании Российско-китайского инвестиционного банка, который будет финансировать совместные проекты двух стран.

Полный перечень совместных проектов весьма внушителен, однако также можно выделить и те области, где Россия и Китай занимают конкурентные позиции - это интересы обеих стран относительно присутствия в Африке и сфера оборонной промышленности, где китайские технологии демонстрируют невероятные результаты.

Конкуренции между Россией и Китаем за влияние в Африке в наши дни предшествовали разделение влияния и даже конкуренция между СССР и Китаем за спонсирование революционных движений и вооружения государств.

Пауза, возникшая в отношениях между Россией и Африкой после распада Советского Союза, в начале 2000-х заменилась нацеленностью на восстановление присутствия в регионе, порожденной беспокойством, что Китай, Индия, Бразилия и особенно Соединенные Штаты усилили свое вмешательство в Африке для обеспечения доступа к природным ресурсам и энергозапасам.

Сегодня политические устремления России в Африке включают налаживание заново связей на том уровне, которого достиг Советский Союз путем установления своего присутствия и построения новых связей, чему особенно послужил визит Дмитрия Медведева в 2009 году.

Согласно Владимиру Шубину, пока Россия становится более уверенной в направлениях и целях своей внешней политики, Россия и Африка «нуждаются друг в друге» для того, чтобы укрепить безопасность и суверенность 60% мировых природных ресурсов, которые находятся как в России, так и в Африке. С этой целью задачи азиатского и африканского департаментов российского министерства экономического развития включают развитие двусторонних отношений «в соответствии с приоритетами внешнеэкономической стратегии Российской Федерации до 2020 года».[9]

Приоритеты внешнеэкономической деятельности России в регионе следующие:

• Разведка ископаемых, горная промышленность, нефтяные разработки и сооружения, добыча газа, нефти, урана и бокситных активов (Ангола, Нигерия, Судан, ЮАР, Намибия и т.д.);

• Сооружение гидроэлектических станций на реке Конго (Ангола, Замбия, Намибия, Экваториальная Гвинея) и атомных электростанций (ЮАР и Нигерия);

•Создание атомной электростанции и привлечение Южной Африки к международному проекту в строительстве центра атомного обогащения в России;

• Строительство железных дорог (Нигерия, Гвинея и Ангола);

• Создание российских торговых зданий для продвижения и обслуживания российских технических продуктов (Нигерия и ЮАР).

Как в случае с регионом Среднего Востока, неотложная задача в отношении Африки заключается в участии российских компаний в приватизации промышленных активов, включая те, которые были созданы с технической поддержкой от бывшего Советского Союза (Иран, Турция, Марокко, Нигерия, Гвинея и Ангола). Именно поэтому для России членство Южной Африки в БРИКС представляет особый интерес и предполагает возможность усиления влияния не только в партнёрских отношениях с республикой, но и во всем регионе.

Что касается стран Латинской Америки, то Россия также является не единственной страной, преследующей свои интересы в данном регионе. Как пишет П.П. Яковлев: «Нахождение баланса интересов США, КНР и РФ в Латинской Америке будет означать формирование в регионе геополитического треугольника, результатом чего станет дальнейшее расширение альтернативных торгово-экономических и политических возможностей латиноамериканских стран».[10]

Россия поддерживает партнёрские отношения со многими странами Латинской Америки. С крупнейшей страной региона, страной-участницей БРИКС, Бразилией у России сложились отношения стратегического сотрудничества как на двусторонней основе, так и в многостороннем формате, в рамках БРИКС и Группы 20. В числе пакета российско-бразильских соглашений были подписаны следующие документы: Декларация Директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (Российская Федерация) и Министра обороны Федеративной Республики Бразилии; План действий по торгово-экономическому сотрудничеству Россия – Бразилия (2014‒2015 гг.); Меморандум о взаимопонимании между «РН – Бразил» (дочерняя компания ОАО «НК «Роснефть»), компанией «Petrobras» и ООО «HRT O&G» по разработке схем монетизации газа проекта Солимойс и другие. [10]

Как отмечает П.П. Яковлев, «страны Латинской Америки располагают необходимыми товарными ресурсами, чтобы заменить продукцию западных компаний и сбалансировать российский продовольственный рынок. Не случайно такая перспектива вызвала серьезное беспокойство в деловых кругах Европейского союза. Евросоюз принял решение провести переговоры со странами Латинской Америки, чтобы отговорить их от замещения своей продукцией европейского сельскохозяйственного экспорта на российский рынок. Тем не менее, в результате представители латиноамериканской пищевой промышленности выразили готовность существенно нарастить поставки в Россию продовольственных товаров и в оперативном порядке провели соответствующие переговоры с российскими импортерами». [10]

Отдельного внимания заслуживает рассмотрение современного этапа взаимодействия России и Индии. Данный регион представляет собой одно из приоритетных направлений как в рамках двустороннего сотрудничества, так и в формате БРИКС.

Уровень стратегического партнерства создает необходимую базу для нового качества российско-индийских отношений. За последние 15 лет сделано многое для их укрепления. Товарооборот между двумя странами вырос в 6 раз, реализуются масштабные проекты в военно-технической сфере, ведется совместная разработка природных ресурсов, растет число научных программ и образовательных обменов. Россия и Индия выступают практически с единых позиций по актуальным международным и региональным проблемам, эффективно координируют свои шаги на авторитетных международных площадках, в том числе и новых – БРИКС и ШОС.

Российский совет по международным делам в рамках проекта «Россия и Индия: к новой повестке двусторонних отношений» подготовил рабочую тетрадь «100 тезисов о российско-индийских отношениях», целью которого заявлено «обозначить потенциал и дать рекомендации к развитию российско-индийских связей». Как отмечается в документе, несмотря на статус особо привилегированного политического партнерства, торгово-экономические связи России и Индии остаются наиболее слабым параметром отношений. По итогам 2015 г. Индия заняла 17-е место среди крупнейших торговых партнеров России. Россия, по данным индийской статистики, по итогам 2014–2015 финансового года была на 33-м месте среди внешнеторговых партнеров Индии с долей 0,84% в общем объеме внешней торговли страны. Тем не менее, процесс согласования и реализации совместных проектов идёт весьма активно. Так, например, военно-техническое сотрудничество России и Индии осуществляется на системной и долгосрочной основе. Индия – единственная страна мира, с которой реализуется долгосрочная программа сотрудничества в области вооружений с 2011 до 2020 года. [11]

Таким образом, регионы, отмеченные в качестве приоритетных в Концепции внешней политики и объединённые в группу БРИКС, представляют собой стратегически важные направления для развития долгосрочных отношений во многих сферах. Торговый, промышленный, энергетический, военный и политический потенциалы России позволяют применять к данным регионам обширный арсенал экономических инструментов для создания взаимовыгодных отношений и достижения национальных интересов, в первую очередь.

Тем не менее, следует отметить, что несмотря на активный процесс институционализации БРИКС, повышения роли данного объединения в мировой политике, существуют и некоторые сложности. В частности, это неоднородность экономического развития стран-участниц группы; высокая конкурентоспособность Китая; борьба за влияние в африканском и латиноамериканском регионах; ограничения, связанные с отсутствием правового статуса данного объединения и другие.

Однако подобные сложности, на наш взгляд, являются закономерными для такого молодого объединения как БРИКС, поэтому укрепление дальнейшего сотрудничества позволит усилить позиции России и всего объединения на мировой арене, повысить качество жизни, поддержать социальную, политическую и экономическую стабильность внутри каждого государства-участника.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.