Статья 'Римская республиканская государственность в творчестве С. И. Ковалева ' - журнал 'Исторический журнал: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет и редакционная коллегия > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Римская республиканская государственность в творчестве С. И. Ковалева

Васильев Андрей Владимирович

ORCID: 0000-0002-0182-4250

кандидат исторических наук

доцент, кафедра истории древней Греции и Рима, СПбГУ

199034, Россия, Санкт-Петербург, г. Санкт-Петербург, линия Менделеевская, 5, каб. 48

Vasil'ev Andrei Vladimirovich

PhD in History

Associate Professor, Department of the History of Ancient Greece and Rome, St. Petersburg State University

199034, Russia, Saint Petersburg, Saint Petersburg, Mendeleevskaya line, 5, office 48

Ander-Vaas@yandex.ru
Пригодич Никита Дмитриевич

кандидат исторических наук

старший преподаватель, Центр социальных и гуманитарных наук, факультет технологического менеджмента и инноваций, Университет ИТМО

191187, Россия, Санкт-Петербург, г. Санкт-Петербург, ул. Чайковского, 11/2, каб. 1-С

Prigodich Nikita Dmitrievich

PhD in History

Senior lecturer, Centre of Social Sciences and Humanities, Faculty of Technological Management and Innovations, ITMO University

191187, Russia, Saint Petersburg, Saint Petersburg, Tchaikovsky str., 11/2, room 1-C

ndprigodich@itmo.ru

DOI:

10.7256/2454-0609.2023.2.40466

EDN:

RMVUAK

Дата направления статьи в редакцию:

15-04-2023


Дата публикации:

24-04-2023


Аннотация: Предметом исследования данной статьи является научное творчество выдающегося советского историка античности С. И. Ковалева, связанное с историей Римской республики и ее государственных институтов. Авторы анализируют высказанные Ковалевым гипотезы по наиболее дискуссионным проблемам истории республиканской государственности и сравнивают их с существовавшими в то время теориями в западной историографии, а также дореволюционной отечественной историографией. Авторы обращаются не только к работам самого советского ученого, его предшественников и современников, но также к архивным материалам, а именно к переписке С. И. Ковалева с его зарубежными коллегами. Обращение к изучению советской историографии античной истории в настоящее время становится все более актуальными среди российских антиковедов, однако подробного разбора научного творчества С. И. Ковалева в отечественной историографии до сих пор нет. Авторы показывают обоснованность многих предположений, высказанных С. И. Ковалевым, для уровня развития научных знаний в изучении истории древнего Рима середины XX века, а также преемственность многих его положений от гипотез выдающегося дореволюционного российского антиковеда И. В. Нетушила. Кроме того, в работе демонстрируется необоснованность распространенной точки зрения о полной изоляции советской исторической науки от общемировой.


Ключевые слова:

Ковалев, советское антиковедение, историография, Римская республика, государственность, магистраты, Нетушил, теория формаций, диктатура, олигархия

Abstract: The subject of this article is the scientific work of the outstanding Soviet historian of antiquity S. I. Kovalev, related to the history of the Roman Republic and its state institutions. The authors analyze the hypotheses expressed by Kovalev on the most controversial problems of the history of republican statehood and compare them with the theories that existed at that time in Western historiography, as well as pre-revolutionary Russian historiography. The authors refer not only to the works of the Soviet scientist himself, his predecessors and contemporaries, but also to archival materials, namely to the correspondence of S. I. Kovalev with his foreign colleagues. The appeal to the study of Soviet historiography of ancient history is currently becoming more and more relevant among Russian antiquarians, but there is still no detailed analysis of S. I. Kovalev's scientific work in Russian historiography. The authors show the validity of many assumptions made by S. I. Kovalev for the level of development of scientific knowledge in the study of the history of ancient Rome in the middle of the XX century, as well as the continuity of many of its provisions from the hypotheses of the outstanding pre-revolutionary Russian antiquarian I. V. Netushil. In addition, the paper demonstrates the groundlessness of the widespread point of view about the complete isolation of Soviet historical science from the global one.


Keywords:

Kovalev, soviet classical studies, historiography, Roman republic, statehood, magistrates, Netushil, theory of formations, dictatorship, oligarchy

Введение

Жизнь и научное творчество С. И. Ковалева пришлись на переломное время в истории нашей страны: годы Первой мировой войны, революции, гражданской войны, сталинского террора и Великой Отечественной войны. В наше неспокойное время представляется как никогда актуальным опыт подобного рода «выживания» в кризисных обстоятельствах и одновременно плодотворной научной и организаторской работы.

Зачастую принято воспринимать Ковалева преимущественно как организатора науки (именно он стал основателем кафедры истории древнего мира ЛГУ, а ныне – кафедры истории древней Греции и Рима Института истории СПбГУ, ее правопреемницы), одного из создателей марксистской концепции истории древнего мира, выдающегося популяризатора научного знания, а также автора знаменитого курса по истории древнего Рима (1948 г.), который получил признание не только у нас в стране, но и в Европе, будучи многократно переиздан на итальянском и испанском языках (достаточно упомянуть, что одно из последних испанских изданий вышло в Мадриде в 2007 г.).

В данной статье речь пойдет преимущественно о научном творчестве ленинградского профессора, причем в той части, которая редко становится предметом внимания в истории науки. Как отмечал Э. Д. Фролов, Ковалева неоднократно привлекали две крайние точки римской истории – становление гражданской общины в Риме и падение Западной Римской империи [1, с. 441]. Рассмотрение второй из них не входит в нашу задачу, но то, как Ковалев оценивал процессы становления гражданской общины в Риме и какие гипотезы высказывались им по отдельным вопросам развития римской республиканской государственности, представляет для нас чрезвычайный интерес.

Римские республиканские институты в трудах С.И. Ковалева

Если в ранних работах С. И. Ковалева, как и многих других историков-марксистов 1920-х годов, присутствовали идеи циклизма и модернизаторский подход к античной истории, при котором каждый отдельный культурно-географический регион проходил как бы свой собственный цикл от первобытности к капитализму ещё в рамках древнего мира, то с конца 1920-х – начала 1930-х гг. он, как и многие его коллеги, отходит от подобных трактовок марксизма. Как отмечает А. М. Скворцов, модернизаторский подход к историческому материалу был возможностью сохранения исследований древних эпох в новых условиях. Антиковедов первых лет существования советской власти занимал вопрос, каким образом сделать историю древней Греции и Рима актуальной для их времени, а вместе с тем и привлекательной для изучения. «Модернизация» античности была пресечена сверху после публикации в конце 1920-х гг. работы В. И. Ленина «О государстве», в которой говорилось об античности, как о рабовладельческом обществе, где существовали два антагонистических класса – рабовладельцев и рабов [2, с. 175].

Впервые достаточно полно взгляды С. И. Ковалева на основные проблемы истории древнего Рима были высказаны им в двухтомнике «История античного общества: Греция, эллинизм, Рим», вторая часть которого, посвященная эллинистической и римской истории вышла в Ленинграде в 1936 г. Первое, на что сразу можно обратить внимание, — это констатация наличия у латинов полисного строя. С точки зрения отношения к достоверности традиции о ранней римской истории, Ковалев в эти годы занимал более критическую позицию, нежели впоследствии. Достаточно сравнить его утверждения о полном отсутствии чего-либо исторически достоверного в легенде об основании Рима и о том, что первым более или менее достоверным событием ранней римской истории являлась запись действующего права (законы XII таблиц) с более поздним скрупулёзным разбором легенды об основании Рима в университетском курсе [3, с. 65, 67].

Уже в этой книге С. И. Ковалев высказывает свою идею о том, что переход власти от царей к двум консулам (преторам) не был одномоментным, так как первоначально консулы не были равноправны, а один из них был старшим [3, с. 75]. Разумеется, ленинградский историк не был первым, кто высказал эту идею. Она опирается на хорошо известное свидетельство Тита Ливия о древнем законе (lex vetusta), начертанном на правой стороне храма Юпитера 1 Всеблагого Величайшего, который гласил: «в сентябрьские иды верховный претор да вбивает здесь гвоздь» (ut qui praetor maximus sit idibus Septembribus clauvm pangat – Liv., VII, 3, 5-8).

Т. Моммзен полагал, что термин praetor maximus обозначал в данном случае любого магистрата, который в момент церемонии оказывался по статусу верховным в римской республике [4, S. 74-76]. Другие ученые высказывали различные предположения по данному сюжету в зависимости от занимаемой ими позиции в отношении проблемы перехода от царской власти к высшей республиканской магистратуре [Подробный разбор существующих точек зрения: 5, с. 39-50].

От кого же позаимствовал Ковалев свою версию происхождения высшей магистратуры? Судя по всему, это был выдающийся историк и филолог-классик, последний ректор Императорского Харьковского университета, И. В. Нетушил. Позднее в знаменитом учебном пособии С. И. Ковалев прямо укажет на гипотезу И. В. Нетушила, касавшуюся появления высшей римской магистратуры, и солидаризируется с ней [6, c. 67]. В его фундаментальном труде «Очерк римских государственных древностей», изданном ещё в 1894 г., Нетушил предположил, что даже в коллегии двух преторов один мог вполне называться praetor maximus, являясь старшим в ней. Обычно это отрицалось, исходя из того, что в классической латыни maximus – превосходная степень сравнения прилагательного, а при наличии двух магистратов в коллегии был бы более логичным термин maior. Однако Теренций (Ter. Adelph., 881: natu maximus) и Ливий (Liv., I, 3, 10: stirpis maximus) дают примеры использования термина maximus в смысле «старший из двух» (братьев), а не трех и более [7, c. 80-81].

Стоит отметить, что в зарубежной историографии «теория неравной коллегиальности» получила признание и широкое распространение позднее и, вполне возможно, не без влияния итальянского перевода учебника Ковалева [8, p. 743-766],[9, p. 161-175],[10, p. 257-286]. Во всяком случае, Ковалев подчеркивал преимущественно военный характер высшей магистратуры республики при ее основании, а также приводил ряд дополнительных доводов в пользу ее двойственности: существование «старших» и «младших» центурий, руководство переворотом со стороны двух патрицианских родов [6, с. 66-67]. Выкладки Ковалева в данной связи никоим образом не были субъективными или необоснованными: похожие идеи в те же годы высказывал итальянский историк А. Бернарди, указывая на происхождение первоначальной претуры от двух командующих Сервиева легиона, соответственно для «старших» и «младших» центурий [11, p. 24-26].

Интересен и оригинален был взгляд Ковалева на происхождение института диктатуры в Риме. В работе 1936 г. он писал о том, что случилось это, по-видимому, в 438 г. до н. э. в связи с войной с городом Вейи, не приводя для этого никаких дополнительных аргументов [3, c. 88]. В университетском курсе Ковалев связал учреждение диктатуры с появлением консулярного военного трибуната. До этого должность диктатора, по его мнению, была просто не нужна, так как старший претор обладал единоличной властью, а второй был его помощником. С появлением коллегии военных трибунов с консульской властью, каждый из которых обладал равными правами, могла возникать, при исключительных условиях, необходимость максимальной концентрации власти в руках одного лица. Тогда, по образцу уже существовавшей в некоторых латинских общинах высшей магистратуры, и в Риме была введена должность диктатора [6, c. 82].

Следует заметить, что данное утверждение Ковалева о причинах возникновения диктатуры может являться одним из аргументов против теории о том, что первоначальным ординарным магистратом был диктатор, обозначавшийся термином praetor maximus, который был заменен в 449 г. по законам Валерия-Горация двумя консулами. «Теория диктатуры» опиралась именно на странность объяснения возникновения диктатуры в римской традиции вскоре после установления республики вследствие войны с латинами [12, S. 42-53],[13, S. 125],[14, S. 231-236]. События 367-366 гг. до н. э., связанные с законодательством Лициния-Секстия, С. И. Ковалев справедливо рассматривал в качестве ключевого этапа формирования римской республиканской государственности. В университетском курсе была окончательно сформулирована та модель возникновения высшей магистратуры, которая восходила к гипотезе И. В. Нетушила (что характерно, Ковалев здесь уже открыто признавал преемственность своих взглядов от дореволюционного ученого). Согласно этой модели должности консула не существовало в Римской республике до принятия законов Лициния-Секстия, а существовали два претора, старший и младший, которые время от времени заменялись военными трибунами с коллегиальной властью. Поэтому в действительности рогация Лициния, по-видимому, сводилась к тому, что к двум, уже существовавшим, преторам присоединялся третий. Он должен был избираться только из плебеев и по своей власти целиком приравнивался к старшему из патрицианских преторов. Оба они, таким образом, и представляли теперь коллегию и стали называться «консулами». Младшему же патрицианскому претору были присвоены судебные права, он не вошел в коллегию и сохранил старое название «претора». Одновременно с этим произошло удвоение и эдильских должностей. Такова, по мнению Ковалева, наиболее вероятная картина образования консулата, коллегиальной высшей магистратуры, которая явилась историческим завершением децемвирата и военного трибуната с консулярной властью [6, c. 85-86].

Характерно, что в качестве административной по преимуществу реформы рассматривал события 367-366 гг. до н. э. и такой видный исследователь римского государственного права середины XX века как К. фон Фритц [15, p. 3-44]. А идея о возникновении коллегиальности римской магистратуры не ранее 367 г. до н. э. также находит приверженцев и в историографии последних десятилетий [16, S. 182-212]. Впрочем, как справедливо отметила В. В. Дементьева, первыми римскими магистратами, наделенными равной коллегиальностью, были децемвиры и именно при них par potestas получила свое подлинное оформление, выражавшееся, прежде всего, в праве наложить запрет на действие коллеги (ius intercessionis) [17, c. 72-90]. Наконец, по свидетельству Диона Кассия в передаче позднего автора XII в. Иоанна Зонары (Zonar., VII, 19), именно с 449 г. до н. э. высшие магистраты, прежде называвшиеся преторами, стали называться консулами.

Ещё одна проблема, которой пытался дать объяснение С. И. Ковалев, — это характер государственного устройства Римской республики. Римская конституция как она сложилась к началу III в. до н.э., по его мнению, была весьма далека от идеала античной демократии: руководящая роль нобилитета, огромное значение сената, неорганизованность народного собрания – все это делало из Рима скорее олигархический, чем демократический полис [3, с. 87]. Такой консерватизм римского государственного строя по сравнению с передовыми рабовладельческими демократиями объяснялся, по его мнению, аграрным характером хозяйства Италии и отсутствием в ней достаточных предпосылок для развития простого товарного производства, что обусловило недостаточный рост торгово-ремесленных элементов города. Именно слабость городской демократии привела к компромиссу между верхушкой плебса и патрициатом и созданию новой олигархии нобилей [20, с. 93]. На смену старой родовой знати патрициев пришла новая знать (нобилитет), и римская республика III в. была, в сущности, олигархическим, а не демократическим полисом [6, с. 93].

Признание олигархического характера римской республиканской государственности было практически повсеместным в историографии эпохи Ковалева: правда, тон исследованиям задавало в этот период просопографическое направление М. Гельцера и Ф. Мюнцера, утверждавшее о неформальных инструментах власти и влияния как основах господства нобилитета [18; 19].

Выводы

Подводя итоги, следует заметить, что последние годы жизни С. И. Ковалева были посвящены изучению истории раннего христианства. Его работа в Музее истории религии и атеизма способствовала появлению ряда публикаций по этой тематике [20; 21; 22]. О неподдельном интересе историка к этим сюжетам говорит и переписка С. И. Ковалева с итальянским историком христианства А. Донини, профессором кафедры истории христианства в Бари, марксистом и генеральным секретарем Итальянской Ассоциации по развитию культурных связей с Советским союзом [23].

Любопытно привести некоторые детали из этой переписки: например, жалобы Донини на то, что в Италии научные и исторические издания почти никогда не превышают 2000 экземпляров тиража, что несопоставимо с тиражами научных изданий в Советском союзе. Также Донини признавался Ковалеву, что итальянские историки марксистского направления вынуждены делить время между научными занятиями и активной политической деятельностью, поскольку общественная жизнь в Италии должна быть радикальным образом преобразована перед тем, как можно будет заняться наукой более кропотливо. Парламентская работа занимала у него 15-20 дней в месяц, что сильно сокращало возможности систематического исторического исследования [23, c. 2-3].

Незадолго до смерти ленинградского профессора журнал Deutsche Literaturzeitung в письме от 8 октября 1960 г. предлагал ему написать рецензию на книгу выдающегося итальянского историка Санто Мадзарино «La Fine del Mondo Antico» [24]. Остается только пожалеть, что эта рецензия так и не увидела свет.

В целом, несмотря на отмечаемые в исследовательской литературе схематизм и упрощенчество в научном творчестве первых десятилетий советской власти, догматизм марксистского формационного учения и тяготение советских ученых к широким обобщениям, окидывая взором опыт научной деятельности С. И. Ковалева и его суждения по основным проблемам истории Римской республики, невозможно признать их поверхностными или находящимися в отрыве от тогдашних тенденций в развитии историографии римской истории в ведущих европейских странах. В этой связи стоит особо отметить готовность историка-марксиста с вниманием и уважением подойти к изучению произведений выдающихся отечественных дореволюционных историков античности, в первую очередь, И. В. Нетушила. В такой консервативной дисциплине как антиковедение опора на традиции исследовательской школы всегда представляла собой важное подспорье для успеха начинающего исследователя.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Отзыв на статью «Римская республиканская государственность в трудах С.И. Ковалева».

Предмет исследования обозначен автором в заголовке статьи и разъяснен в самом тексте статьи.
Методологическую основу исследования, что следует из ее текста, составляют принципы объективности, историзма, критический подход к использованию информации. Это позволило изучить научные взгляды С.И. Ковалева с учетом конкретно-исторической обстановки, проследить динамику их изменений. Оценка научных взглядов С.И. Ковалева исходит из уровня развития знаний современной ему эпохи. Представляется, что в работе использован также микроисторический анализ, в рамках которого применяются историко-антропологический и просопографический подходы, предполагающие исследование биографии, общественно-политической и научной деятельности С.И. Ковалева с целью анализа его представлений о Римской республиканской государственности, но с целью показать влияние С.И. Ковалева на развитие исторической науки в нашей стране и за рубежом.
С.И. Ковалев внес значимый вклад на становление и развитие советского антик ведения. Становление С.И. Ковалева как историка проходило в 1920-ые годы в период становления советской исторической науки. Автор статьи пишет, что С.И.Ковалев не только «транслировал марксистские постулаты о древней истории, но высказывал оригинальные идеи», которые в какой-то мере противоречили марксизму. Актуальность рецензируемой статьи определяется тем, что в ней исследуются взгляды С.И. Ковалева «на процессы становления гражданской общины в Риме» и его гипотезы «по отдельным вопросам развития римской республиканской государственности». С другой стороны, С.И. Ковалев родился в конце XIX века и как историк сложился в 1920-ые годы и становление его взглядов как историка представляют интерес как с точки зрения становления советского антиковедения (Ковалев был фактически его создателем), так и с точки зрения изучения судьбы историка в период глобальных перемен.
Сергей Иванович Ковалев – один из известных советских историков первой половины ХХ века, труды его не потеряли актуальности до настоящего времени. Автор статьи пишет, что его «курс истории древнего Рима (1948 г.), который получил признание не только у нас в стране, но и в Европе, будучи многократно переиздан на итальянском и испанском языках (достаточно упомянуть, что одно из последних испанских изданий вышло в Мадриде в 2007 г.)».
Научная новизна статьи определяется тем постановкой проблемы. В статье фактически впервые рассмотрены взгляды С.И. Ковалева на древнюю историю Рима, отражена эволюция его взглядов ( от поддержки в 1920-ые годы модернизаторского подхода к античной истории и отход нее в начале 1930-х годов). Автор подчеркивает, С.И. Ковалев высказал точку зрения о причинах формирования неравной коллегиальности» в Древнем Риме, которая была принята западными исследователями на несколько десятилетий позже и предполагает, что западные историки, видимо, заимствовали ее у С.И. Ковалева после прочтения его работы по истории Древнего Рима.
Стиль статьи научный, Структура направлена на достижение цели исследования и ее задач. Структура состоит из введения, основной части и выводов.
Библиография работы насчитывает 20 источников (это труды предшественников о С.И. Ковалеве, работы самого Сергея Ивановича Ковалева, труды российских и зарубежных историков по истории Римской республиканской государственности и смежных тем, а также фундаментального труда В.И. Нетушил «Очерк римских государственных древностей»). Библиография оформлена по требованиям журнала.
Апелляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи и в библиографии.
Выводы вытекают из проделанной работы и объективны. Статья имеет признаки научной новизны и представляет интерес для читателей журнала.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.