Статья 'Санскритские титулы двух правителей Пагана в памятниках эпиграфики на санскрите и пали ' - журнал 'Исторический журнал: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет и редакционная коллегия > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Санскритские титулы двух правителей Пагана в памятниках эпиграфики на санскрите и пали

Зайцев Иван Алексеевич

ORCID: 0000-0002-0883-059X

аспирант кафедры истории стран Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии, ИСАА МГУ

125222, Россия, г Москва область, г. Г Москва, ул. Зеленоградская, 18

Zaitsev Ivan Alekseevich

PHD student, department of Southeast Asia history, IAAS MSU

125222, Russia, Moscow region, Moscow, Zelenogradskaya str., 18

gorniy_strannik@mail.ru

DOI:

10.7256/2454-0609.2023.2.39842

EDN:

IWDLJZ

Дата направления статьи в редакцию:

25-02-2023


Дата публикации:

17-04-2023


Аннотация: В настоящей статье рассматривается вопрос записи царских титулов в надписях на языках индийской культурной традиции: санскрите и пали. На примере исследования источников демонстрируется феномен использования записи титулов с учетом использования норм орфографии санскрита в надписях на языке пали, записанных с помощью монского письма. Такой феномен носит непостоянный, вариативный характер, что указывает на отсутствие четкого стандарта записи царского титула в Пагане. К возможным причинам, побуждавшим паганских правителей использовать санскритские титулы, можно отнести поддержку брахманских культовых святилищ, что оказало влияние на особенности описания фигуры правителя. Наличие такого феномена позволяет уточнить некоторые выводы историографии об использовании конкретных систем письма для записи текстов на конкретных языках.   Феномену использования правителями Пагана титулов, учитывающих норму орфографии санскрита, не было посвящено специальных научных работ. В известных на сегодняшний день публикациях по политической истории этого государства, такие титулы ошибочно обозначались как палийские. Исследование такого феномена позволит заполнить существующие лакуны и уточнить некоторые концептуальные выводы, что предоставит возможность для сравнения некоторых политических процессов, протекавших в Пагане в XI-XII в. с их аналогами из буддийских стран пан-индийского культурного ареала. Это обуславливает научную новизну и актуальность подобных источниковедческих изысканий. В ходе исследования было установлено, что такой феномен носит нестрогий вариативный характер.


Ключевые слова:

надписи, пали, правитель, Паган, материал, Титул, Орфография, Санскрит, брахманы, влияние

Abstract: This article deals with the issue of recording royal titles in inscriptions in the languages ​​of the Indian cultural tradition: Sanskrit and Pali. Using the example of a study of sources, the phenomenon of using the notation of titles is demonstrated, taking into account the use of Sanskrit spelling norms in inscriptions in the Pali language written using the Mon script. Such a phenomenon is of a non-permanent, variable in nature, which indicates the absence of a clear standard for recording the royal title in Pagan. The significance of this phenomenon is betrayed by the fact that Pagan was a political center that was under the overwhelming influence of Theravada Buddhism, which suggested an orientation towards the Pali language as one of the main languages ​​of the canon and political culture. Possible reasons that prompted the Pagan rulers to use Sanskrit titles include the support of Brahmin cult shrines, which influenced the description of the figure of the ruler. The presence of such a phenomenon allows us to clarify some of the conclusions of historiography about the use of specific writing systems for recording texts in specific languages.


Keywords:

Inscriptions, Pali, King, Pagan, material, Title, Orthography, Sanskrit, brahmins, influence

Введение

В исследованиях политической истории средневековой Мьянмы памятники эпиграфики имеют большое значение, по причине отражения в них сведений о правителе, его родственниках, а также о совершенных им деяниях. В таких источниках фигура монарха описывалась особым образом, что могло включать в себя использование царского титула, набора хвалебных эпитетов (характеристики царя), а также указание генеалогического древа правителей.

Статья посвящена исследованию царских титулов двух правителей первого бирманского государства Паган, существовавшего с 1044 по 1368 г. Этими правителями являлись Чанзита (1044-1112/13 г.) и Элаунситу (1112/13-1167 г.). Важным вопросом, который затрагивается в исследовании, является специфическая форма записи царских титулов, орфография которых допускает употребление двух лексических форм, характерных для языков пали и санскрита. Значение такому явлению предает то обстоятельство, что Паган являлся политическим центром, который находился под подавляющим влиянием буддизма Тхеравады. Это предполагало ориентацию на язык пали как один из основных языков канона и политической культуры. Невзирая на это, среди памятников эпиграфики на пали, а также на древнебирманском, отмечается использование санскритских заимствований или слов, соблюдающих орфографию санскрита, использование которого не было распространено в среде буддизма Тхеравады. Такая специфика обуславливает возможность исследования данного феномена.

Использованию правителями Пагана титулов, учитывающих норму орфографии санскрита, не было посвящено специальных научных работ. В известных на сегодняшний день публикациях по политической истории этого государства, такие титулы ошибочно классифицировались как палийские [1; 10; 13; 14; 17]. Изучение этого вопроса позволит уточнить ряд наблюдений и предоставит возможность для дальнейшего сравнения системы записи царских титулов правителей Пагана XI-XII в. с записью титулов суверенов иных буддийских стран пан-индийского культурного ареала. Это обуславливает актуальность проведения подобных источниковедческих изысканий.

В качестве источников настоящего исследования автором рассматривается серия из 12 эпиграфических памятников на пали и санскрите, которая состоит из надписей на глиняных табличках и стелах из камня [6; 13 с. 13-15]. Выборка возможных источников была специально сокращена до надписей на канонических языках с целью фиксации такого явления на ограниченном количестве текстов. В дальнейшем, предполагается проведение исследования на более широком материале.

Источники: жанры, виды носителей и языки

В исследованиях по эпиграфике Юго-Восточной Азии выделяют несколько самостоятельных жанров текстов, к которым относятся: 1) дарственные надписи; 2) судебные надписи; 3) надписи-рецитации канонических текстов; 4) подписи каких-либо предметов или подписи иконографических, скульптурных изображений [9, с. 988-989]. Такая классификация может быть применима и к надписям, обнаруженным на территории Мьянмы, по причине однотипности их содержания и сходства со своими аналогами из других регионов Юго-Восточной Азии.

В настоящем исследовании рассматриваются тексты дарственных надписей. Эти источники увековечивают факт символического благого деяния (санскр. dāna): совершения дара правителем или каким-либо другим знатным дарителем в пользу буддийского культового сооружения или общины монахов [11, с. 24]. Совершение подобных дарений способствует накоплению благоприятной кармы у буддистов, что обуславливало их значимость как в прошлом, так и по сей день.

По своему содержанию дарственные надписи включали сведения о самом дарителе, объекте дарения, а также указывали на намерения совершения благого деяния. По своему назначению такие источники могли считаться юридическими документами, поскольку подтверждали право отдельных буддийских культовых сооружений (монастырей) на сбор урожая с оговоренной территории.

Внутри дарственных надписей следует выделить две подгруппы: вотивные надписи и надписи на стелах из камня. К вотивным относятся небольшие символические тексты, записанные на поверхности табличек из глины, которая после первичного обжига приобретала красно-бурый цвет и превращалась в терракоту. По своей форме, такие артефакты представляли небольшой объект овальной или прямоугольной формы. Содержание и объем таких текстов не являлись большими. Тексты, нанесенные на поверхность глиняных табличек, имели сакральное значение и не предназначались для публичного чтения, а сами артефакты закладывались в реликварий буддийского религиозного учреждения [20, с. 678].

Дарственные надписи, предназначавшиеся для публичного чтения, записывались на стелах из камня. По форме такой памятник напоминает прямоугольную плиту, обладающую характерным прямоугольным основанием. В ее строении можно выделить три части: основание, «туловище» и навершие. Поверхность стел подвергалась процессу шлифовки после чего на одну, две или несколько сторон резчиком помещались тексты самих надписей.

Языками рассматриваемых источников являются санскрит и пали. В историографии Н. Раем, Г. Люсом и У Мья была отмечена закономерность в использовании письма нагари только для записи санскрита и монского письма для записи текстов на пали [16; 18]. В ходе проведения текущего исследования такая точка зрения подвергнется некоторым дополнениям и уточнениям.

Титулы Чанзиты

Чанзита (бирм. Kyansittha) являлся третьим правителем Пагана, пришедшим к власти в результате узурпации. Он правил с 1084 по 1112/13 г. В историографии царь известен по своим посмертным обозначениям: Чанзита (бирм. Kyansittha) или Тхилайнщин (бирм. Thilaingshin) [10; 13].

После воцарения на трон в 1084 г. правитель принимает особый коронационный титул: tibhuvanādicca, который переводится с языка пали как солнце трех миров [существования]. Этот титул имеет прямое отношение к буддийской идее разделения мироздания на три составные части (пал. Tiloka): мир желаний (пал. kāmaloka); мир форм (пал. rûpaloka); мир не-форм (arûpaloka). В зависимости от совершенных деяний и накопленной кармы то или иное существо получало возможность переродиться в следующем рождении в одном из указанных миров. Похожие концептуальные идеи разделения мироздания на три части (санскр. tribhuvana) встречаются и в индуизме, где выделяются земля (bhûmī); небеса (svarga) и подземный мир (санскр. pātāla).

Использование титула, подчеркивающего величие правителя в трех мирах, отличало Чанзиту и его потомков от предшествующей династии паганских правителей, титулы которых имели прямые отсылки к образам божеств индуистского пантеона [10;13]. Стоит отметить, что отсылка к образу трех частей мироздания отмечается в титулах многих буддийских правителей пан-индийского культурного ареала.

Использование Чанзитой такого титула известно из памятников эпиграфики, которые были изготовлены в период его правления. К этим источникам относятся как вотивные надписи на глиняных табличках, так и дарственные на стелах из камня. Среди вотивных надписей можно выделить использование двух разных дарственных формул. Под этим термином автором понимается отдельная повторяющаяся смысловая конструкция, в которой упоминаются сведения о дарителе, его намерения, объект и предмет дарения. Тексты одних и тех же дарственных формул могли повторяться сразу на нескольких глиняных табличках.

Первая дарственная формула представляет собой одинаковый по содержанию двуязычный текст на санскрите и пали, записанный на трех разных табличках с помощью нагари и монского видов письма.

Текст [13, с. 12]:

ṥri tribhuvanādiytadevasya [письмо нагари]

ṥri tribhuvanādityadhammarājassa [монское письмо]

Перевод:

Солнца трех миров [существования]

Праведного правителя Солнца трех миров существования

По своему содержанию текст передает факт совершения символического дара паганским правителем. В части на санскрите титул царя записан с соблюдением орфографических и грамматических норм санскрита. Примечательным выглядит добавление аффикса –deva в конце, что можно трактовать двояко: отсылкой к символическому божеству, так и в значении «царь», «монарх».

В надписи на пали соблюдаются грамматические нормы родительного падежа ед. ч., что выражено употреблением окончания -ssa. При этом, орфография титула tribhuvanāditya не соответствует нормам записи пали. Это обусловлено тем, что ряд лигатур (соединение двух и боле графем) воспроизводят оригинальную санскритскую орфографию. Наглядно этот материал представлен в таблице № 1.

Таблица № 1. Сравнение орфографии лигатур.

Запись на пали

Слово с употребляемой лигатурой на пали

Транслитерация на санскрит

Слово с употребляемой лигатурой на санскрите

Si

Sirī

ṥr

ṥrī

Ti

Tibhuvana

Tri

Tribhuvana

Cc

Adicca

Ty

Aditya

В таблице представлено сравнение лигатур si, ti и cc, транслитерация которых с пали на санскрит воспроизводит написание ṥr; tr; ty. Таким образом, в искомом тексте употребляется санскритский вариант записи титула.

Вторая по содержанию дарственная формула записана на четырех глиняных табличках. Языком текста является пали, записанный с помощью монского письма.

Текст [13; с. 12-13]:

sirī tribhuvanādityadhammarājena attano atthena buddhabhāvāya agittā pratimā imā

Перевод:

Это изображение [изготовлено] праведным царем солнцем трех миров [существования] ради получения пользы [и] достижения состояния пробуждения

Вторая формула представляется более содержательной, по сравнению с первой. Текст указывает имя дарителя и ряд намерений, спровоцировавших совершить благое деяние. В отличие от текста первой формулы, гонорифический слог sirī записывается с учетом орфографии пали. Часть царского титула (tribhuvanāditya), как и в надписях первой группы, записывается с использованием орфографических норм санскрита.

К дарственным надписям, тексты которых воспроизводят титул Чанзиты, относятся: надпись, найденная вблизи г. Швейсандо, текст которой записан на монском языке, но с наличием небольшого фрагмента на пали; надпись царевича Раджакумара, текст которой был составлен после смерти Чанзиты.

Фрагмент на пали из надписи из г. Швейсандо записывается следующим образом:

Текст [6, с. 162]:

[kato] Dhammarājena satthunā varabhûpati yo ṥrī Tribhuvanādityadhammarā

jā ti nāmako. Velubabbanna jā mātā pitā ādiccavansajo dvīhi vanse hinûbhûto dhammarājā….

Перевод:

[Изготовлено] праведным царем, совершенным правителем по имени солнце трех миров [существования]. [Его] мать родилась в бамбуковом роду, [его] отец родился в солнечном роду. Праведный царь родился в двух родах.

Титул царя начинается с употребления гонорифического слога ṥrī, написание которого учитывает нормы орфографии санскрита. После него следует характерный титул Tribhuvanāditya, орфография которого соблюдает нормы санскрита. Необходимо отметить, что в тексте присутствуют два разных орфографических написания слова «солнце»: aditya и adicca, что может указывать на заведомо специальное употребление санскритского варианта орфографии в царском титуле.

В надписи упоминается генеалогия правителя, согласно которой монарх представлялся выходцем из двух символических родов: бамбукового и солнечного. Похожие упоминания генеалогического происхождения правителей по отцовской и материнской линии встречаются в описаниях правителей буддийских и индуистских царств пан-индийского культурного ареала, что позволяет рассматривать такие явления в общем контексте [2; 11].

Ко второму источнику относится надпись царевича Раджакумара, которая записана на четырех языках: пали, пью, монском и древнебирманском. В статье рассматривается фрагмент надписи на пали с упоминанием титула Чанзиты.

Текст:

arimaddananāmasmiṃ pure āsi mahabbalo rājā

tibhuvanādicco udiccādicca vaṃsajo||

Перевод:

В том городе Аримаддане жил [обладающий] великой силой царь

Солнце трех миров [существования], рожденный в величественной солнечной династии

В надписи Раджакумара титул Чанзиты tibhuvanādicca записан с употреблением орфографических норм пали, что обуславливается употреблением лигатур ti и cc. Это отличает надпись от всех рассмотренных ранее случаев, где царский титул имеет санскритскую орфографию. Правитель упоминается как «[обладающий] великий силой» (пал. mahabbalo), вместо привычного титула dhammarāja «праведный правитель». Это указывает на символическую отсылку к образу Чаккаваттина, буддийского вселенского правителя, а также подчеркивает великую военную мощь Чанзиты. Как и в «надписи Швейсандо» указывается происхождение царя из символической буддийской солнечной династии, однако отсутствуют упоминания о его отце и матери.

Титулы Элаунситу

Элаунситу являлся четвертым правителем Пагана, правившим с 1112/13 до 1167 г. «Элаунситу» (бирм. alaungsithu или sithu) можно считать одним из возможных посмертных обозначений правителя, которым он именовался в более поздних памятниках эпиграфики. Тронный титул царя известен как tibhuvanādiccapavaradhammarāja, который выглядит практически идентичным с титулом Чанзиты за исключением добавления компонента pavara. С языка пали титул переводится как «совершенный праведный правитель, солнце трех миров [существования]».

В историографии считается, что этот царь был внуком Чанзиты, однако такое утверждение спорное, поскольку оно основано на интерпретации текста только одной надписи, датированной по палеографии более поздним временем [6, c. 83].

Вотивные надписи, изготовленные в период правления Элаунситу, воспроизводят всего одну дарственную формулу. Текст записан с помощью монского письма на языке пали [13, с. 14].

Текст [13, с. 14]:

ṥrī tribhuvanādityapavaradhammarājā dānapati

Перевод:

Даритель праведный правитель совершенное солнце трех миров [существования]

Орфография слова dānapati идентична как в пали, так и в санскрите. Текст начинается с употребления сакрального слога ṥrī, вместо аналогичной палийской формы sirī. Затем идет титул tribhuvanāditya с соблюдением орфографии санскрита. В слове dhammarāja употребляется лигатура mm, что соответствует нормам пали. Тем не менее, все слова в тексте стоят в форме ед. ч. именительного падежа, который имеет одинаковые оканчания в пали и в санскрите. Такая ситуация делает возможным определение языка как гибридного санскрита или как пали, отражающего орфографию санскрита в царском титуле. В том случае, если предположение об использовании санскрита верное, то пример искомого источника можно считать аргументом в пользу использования монского письма для записи текстов на санскрите.

Титул царя упоминается в тексте дарственной надписи ступы «Швегучжи». Текст источника высечен с двух сторон на поверхности каменной стелы из песчаника и по своему содержанию является поэмой, воспевающей благие качества Будды и бирменского царя, который совершил благое деяние: строительство культового сооружения с последующим дарением имущества в его пользу. Как отмечает Г. Люс, искомый текст не является оригинальным и представляет собой более позднюю копию на основании изучения палеографии [13, с. 85].

В надписи титул царя впервые указывается в строках 18-20:

Текст [13, с. 85-88]:

tibhuvanādiccapava

ra dhammarājā ti vissuto|| rājā āsi mahāpañño saddhammasavane rato|| rajjaṃ dhammena kārento so samena

narādhipo…..

Перевод:

Существовал царь, известный как совершенный праведный правитель, солнце трех миров [существования] очень мудрый, [чрезвычайно] восторженный в заслушивании [буддийских проповедей] и наставлений. Он царствовал неразрывно с дхаммой!

В представленном фрагменте содержится восхваление символического облика царя: идут перечисления его благих качеств, нацеленных на формирование образа праведного буддийского правителя. Титул царя записывается с учетом соблюдения орфографических норм пали как tibhuvanādiccapavaradhammarāja. В отличие от дарственных надписей Чанзиты, надпись Швегучжи не содержит информации о причислении правителя к символическим буддийским родам.

Титул правителя упоминается и в другом фрагменте надписи, занимающем строки 41-43:

Текст:

śrī tibhuvanādityapavaradhammarājena sati dhiti mati gati

sampannena bodhisambhāra gavesakena ratanattaya bhattikena nibbānagave sakena patiṭhāpitā ayaṃ silā

lekhāti

Перевод:

Эта надпись на камне праведного правителя [по имени] Солнце трех миров [существования], [излучающего] спокойствие, храброго, благоразумного, успешного, [излучающего] мудрость, жаждущего (накопления) средств, ведущих к [просветлению], преданного трем драгоценностям (Будде, дхарме и сангхе), [находящегося] в поиске дороги [в] Нирвану.

По смыслу представленный фрагмент содержит панегирические конструкции, восхваляющие символический облик царя. В отличие от предыдущего фрагмента, часть титула царя записана с использованием норм орфографии санскрита. Текст начинается с употребления санскритского сакрального слога ṥrī, а также титула tribhuvanāditya, вариант записи которого соответствует санскритским аналогам из иных рассмотренных в статье источников. Тем самым, в палийской надписи Швегучжи отмечается использование обоих вариантов записи царского титула, что может указывать на отсутствие фиксированного стандарта записи царского титула.

Использование санскритских заимствований: причины и следствия

В ходе исследования было обнаружено, что в надписях на санскрите и пали допускается вариант записи части царского титула, учитывающий орфографические нормы санскрита. Таким компонентом является tribhuvanāditya. Перед титулом также возможно употребление гонорифического санскритского слога ṥrī.

Во всех рассмотренных надписях на глиняных табличках вне зависимости от их языка и письма титулы паганских царей записывались только на санскритский лад, что можно интерпретировать спецификой жанра надписей на вотивных табличках.

В ходе разбора текстов источников было установлено, что в вотивных надписях записанных на языке пали, могли присутствовать отдельные слова, соблюдающие нормы орфографии санскрита. Такое наблюдение позволяет уточнить выводы предшествующей историографии и опровергнуть предположение, что монское письмо использовалось только для записи пали [13; 18]. Запись отдельных слов, соблюдающих орфографию санскрита, так и целых вотивных надписей на гибридном санскрите могла осуществляться с использованием монского письма.

В дарственных надписях на пали, высеченных на стелах из камня, титулы правителей могли записываться как на санскритский лад, так и соблюдать нормы оригинальной орфографии пали. Так, например, в палийском фрагменте надписи из г. Швейсандо и надписи Раджакумара на пали титул Чанзиты записывался с соблюдением норм орфографии как санскрита, так и пали. Орфография записи титула могла меняться в рамках отдельно взятого источника, чему служит пример надписи Швегучжи. Наличие таких расхождений можно трактовать отсутствием строгого стандарта записи титула правителя.

Важной проблемой текущего исследования является интерпретация причин, побуждавших средневековых писцов записывать части титулов паганских правителей с соблюдением норм орфографии санскрита. Этот феномен происходил при полном преобладании буддизма Тхеравады и соответствующей ему культурой записи текстов на языке пали. Невзирая на это, незначительное использование санскритизмов в текстах на пали, монском и древнебирманском было возможно, что подтверждается свидетельствами из синхронных и более поздних источников. Такие наблюдения могут указывать на знакомство населения Пагана с санскритской письменной культурой.

Использование норм орфографии санскрита для записи части царских титулов возможно интерпретировать следующими факторами: возможным влиянием санскритской письменной культуры и наличием института брахманов при царском дворе правителей Пагана в рассматриваемый хронологический период. Брахманские сообщества (бирм. puṃnā) в строгом понимании их значения не представляли собой отдельных направлений индуизма, конкурировавших с Тхеравадой, а были интегрированы в царский двор буддийских правителей с целью проведения церемоний коронации (санскр. abhiṥeka), а также осуществления ряда астрологических предсказаний. Участие брахманов в сакральных ритуалах, проводимых при царском дворе, являлось распространенной практикой в различных тхеравадинских политических центрах [19].

Выполнение сакральных ритуалов предусматривало знакомство брахманов с индийскими письменными памятниками, языком которых являлся санскрит. В таком контексте, можно предположить, что при проведении церемонии коронации правителю мог даваться как палийский, так и санскритский титул, которые имели равное значение и использовались впоследствии в документах делопроизводства.

Феномен поддержки брахманов со стороны правителя известен из истории многих буддийских политических центров пан-индийского культурного ареала. В ряде случаев, такая поддержка могла оказывать влияние и на особенности описания фигуры правителя. Так, в истории араканских царств, располагавшихся на территории одноименной национальной области в Мьянме, цари наравне с поддержкой буддизма Махаяны спонсировали строительство брахманских святилищ. В такой ситуации некоторые правители Аракана провозглашали себя выходцами из символического рода Иши (Шивы) (санскр. Iṥānvaya), одновременно подчеркивая свою приверженность буддизму [19].

В истории Пагана на основании имеющихся источников представляется едва ли возможным вывод о наличии независимых от Тхеравады форм индуизма или буддизма, которые могли бы выступать в качестве альтернативных Тхераваде религий, привлекавших внимание правителей. Тем не менее, практика поддержки малочисленных брахманских святилищ наравне с буддийскими монастырями была возможна, что подтверждается некоторыми сообщениями из дошедших до нашего времени источников, так и данными археологии. Поддержка брахманов могла оказать влияние и на использование царями титулов. Так, например, в одной из «биографических надписей» Чанзиты употребляется шиваитский титул paramisvara, что позволяет провести некоторые аналогии с историей Аракана и других буддийских политических центров восточной Бенгалии [6;19].

Важно учитывать и точку зрения американского буддолога М. Мендельсона, который указывал на наличие влияния брахманизма в бирманском буддизме XI-XII в., что могло серьезно отличать его от современных форм [15]. В таком контексте, использование орфографии санскрита для записи части царских титулов паганских правителей в надписях на пали выглядит рациональным.

Заключение

Феномен употребления царских титулов, соблюдающих орфографию санскрита, в надписях на пали, найденных на территории современной Мьянмы, не получил специального исследования в научной литературе. Это явление могло быть спровоцировано целым набором факторов, к которым можно отнести: знакомство населения Мьянмы XI-XII в. с письменной культурой санскрита; поддержка правителями сообщества брахманов, а также влияние брахманизма на бирманский буддизм.

В настоящем исследовании рассматриваемый феномен прослеживается на примере употребления санскритского компонента титула tribhuvanāditya и палийского компонента tibhuvanādicca в надписях на пали. Было установлено, что использование разных компонентов в титулах бирманских правителей не носило фиксированный характер.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Отзыв на статью "Санскритские титулы двух правителей Пагана в памятниках эпиграфики на санскрите и пали".


Предмет исследования - санскритские титулы двух правителей Пагана в памятниках эпиграфики на санскрите и пали. В тексте статьи автор также разъяснил предмет исследования.
Методология исследования. Работа основана на принципах историзма, анализа и синтеза, достоверности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов.
Актуальность исследования обозначена автором тем, что во всех известных публикациях по средневековой истории Мьянмы санкритские титулы правителей до настоящего времени рассматривались как палийские. А «изучение этого вопроса позволит уточнить ряд наблюдений и предоставит возможность для дальнейшего сравнения системы записи царских титулов правителей Пагана XI-XII в. с записью титулов суверенов иных буддийских стран пан-индийского культурного ареала». И этот факт «обуславливает актуальность проведения подобных источниковедческих изысканий».
Научная новизна рецензируемой статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится рассмотреть санкритские титулы в памятниках эпиграфики на санскрите и пали. Научная новизна определяется и подбором эмпирического материала: рассматриваются тексты дарственных надписей выявленных из 12 эпиграфических памятников на санскрите и пали. Автор разъяснил и охарактеризовал выбор источников. Он отметил, что «дарственные надписи «увековечивают факт символического благого деяния (санскр. dāna): совершения дара правителем или каким-либо другим знатным дарителем в пользу буддийского культового сооружения или общины монахов. Совершение подобных дарений способствует накоплению благоприятной кармы у буддистов, что обуславливало их значимость как в прошлом, так и по сей день». Автор планирует в будущем изучить тему на более широком круге источников, в том числе на основе судебных надписей; надписей-рецитаций канонических текстов; подписи каких-либо предметов или подписи иконографических, скульптурных изображений. Он также разъяснил хронологические рамки исследования. Автор анализирует дарственные надписи двух правителей: третьего правителя Пананга Чанзиту и четвертого правителя Элаунситы, которого считали внуком Чанзиту (автор разъясняет, что это было ошибочным мнением и было «основано на интерпретации текста только одной надписи, датированной по палеографии более поздним временем».

Стиль статьи научный, но вместе с тем понятный и доступный для широкого круга читателей. Структура работы состоит из введения, где обозначена актуальность работы, цели и задачи, следующий раздел посвящен источникам и называется «Источники: жанры, виды носителей и языки», два последующих раздела посвящены разбору титулов двух правителей: Танзиту и Элаунситы (каждому посвящен отдельный раздел), в этих разделах идет разбор текста дарственных надписей на языках оригинала и в переводе на русский язык. Следующий раздел называется «Использование санскритских заимствований: причины и следствия», в котором автор довольно подробно и всесторонне рассматривает надписи на глиняных табличках и отмечает, что «на надписях на глиняных табличках вне зависимости от их языка и письма титулы паганских царей записывались только на санскритский лад, что можно интерпретировать спецификой жанра надписей на вотивных табличках». Автор выявил, что на таких табличках, записанных на языке пали встречаются отдельные слова, соблюдающие нормы орфографии санскрита. И это позволило автору работы опровергнуть некоторые положения предшествующей историографии о системе письма того времени. В разделе заключение представлены основные выводы по работе. Структура изложения характеризуется взаимосвязанностью частей, логичностью переходов от одного раздела к другому и это в итоге дает логически завершенное исследование по исследуемой теме. В статье автор дает квалифицированную оценку ранее полученных результатов и разъясняет ошибочные представления предшествующей историографии, обосновываясь на полученных в ходе исследования результатах.
Библиография работы состоит из 22 источников в основном на английском языке по теме исследования (сборники эмиграфических источников, исследования по буддизму, санкриту и т.д.). Библиография показывает, что автор хорошо разбирается в изучаемой теме и смежных темах. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи. Выводы объективны и вытекают из проделанной автором работы.
Статья представляет интерес для специалистов и представляется, что не только автор статьи, но и другие исследователи продолжат изучение данной темы на более широком комплексе источников.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.