Статья 'Мифологизация и рационализация образа знаменитой царицы Македонии' - журнал 'Исторический журнал: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет и редакционная коллегия > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Мифологизация и рационализация образа знаменитой царицы Македонии

Сивкина Наталья Юрьевна

доктор исторических наук

профессор, кафедра Истории древнего мира и Средних веков, Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского; НОЦ "Славяно-греко-латинский кабинет" при Нижегородском государственном лингвистическом университете им. Н.А. Добролюбова

603000, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, ул. Ульянова, 2

Sivkina Nataliya Yurievna

Doctor of History

Professor, Department of Ancient and Medieval History, N. I. Lobachevsky State University of Nizhny Novgorod

603000, Russia, Nizhegorodskaya oblast', g. Nizhnii Novgorod, ul. Ul'yanova, 2

natalia-sivkina@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0609.2022.1.37557

Дата направления статьи в редакцию:

16-02-2022


Дата публикации:

19-03-2022


Аннотация: Одна из знаменитых женщин античной истории – Олимпиада, мать Александра Македонского – представлена в источниках как жестокая, мстительная и властная женщина. Традиционно считается, что на складывание такого образа повлияли особенности источников: негреческое происхождение авторов, написание трудов в более поздние времена, непонимание македонских обычаев и нравов. Целью данной работы является рассмотрение некоторых известных фактов из жизни Олимпиады в мифологическом контексте. Выделение характерных особенностей, которые повлияли на сложившийся в историографии образ этой знаменитой царицы, позволит изменить современные представления о ней. В исследовании использовались традиционные для античной истории методы и подходы. Принцип историзма необходим для понимания причинно-следственных связей, принцип системности важен для систематизации сохранившихся данных об этой царице. Общефилософские методы анализа и синтеза дополняются специальными: сравнительно-историческим, методом ретроспекции. Новизна настоящего исследования заключается в попытке автора показать влияние мифологических образов и символов на эллинистическую историографию и выделить рационалистические конструкции древних авторов. В результате исследования автор делает вывод о том, что на закрепившийся в историографии образ Олимпиады повлияло не только негативное отношение к ней древних историков, но и их попытки рационально объяснить события, исходя из знания последствий. Однако мифологическое сознание тоже наложило свой отпечаток на их творчество. Жизнь Александра Македонского обрастала мифами, и все люди, близкие ему, также попадали в сферу мифологических представлений. Поэтому в источниках образ царицы не просто сильно искажен, но наделен символическими, свойственными для мифов, характеристиками.


Ключевые слова:

мифология, Олимпиада, Александр Македонский, Филипп II Македонский, древняя Македония, историография, мифологическая традиция, рационализация образа, царица Македонии, символ

Abstract: One of the famous women of ancient history – Olympias, the mother of Alexander the Great – is represented in the sources as a cruel, vindictive and domineering woman. Traditionally, it is believed that the formation of such an image was influenced by the peculiarities of the sources: the non-Greek origin of the authors, the writing of works in later times, misunderstanding of Macedonian customs and mores. The purpose of this work is to consider some well-known facts from the life of the Olympiad in a mythological context. Highlighting the characteristic features that influenced the image of this famous queen that has developed in historiography will allow us to change modern ideas about her. The study used traditional methods and approaches for ancient history. The principle of historicism is necessary for understanding cause-and-effect relationships, the principle of consistency is important for systematization of preserved data about this queen. The general philosophical methods of analysis and synthesis are supplemented by special ones: comparative historical, the method of retrospection. The novelty of this research lies in the author's attempt to show the influence of mythological images and symbols on Hellenistic historiography and highlight the rationalistic constructions of ancient authors. As a result of the research, the author concludes that the image of the Olympiad, which has become entrenched in historiography, was influenced not only by the negative attitude of ancient historians towards it, but also by their attempts to rationally explain events based on knowledge of the consequences. However, the mythological consciousness also left its mark on their work. The life of Alexander the Great was overgrown with myths, and all the people close to him also fell into the sphere of mythological representations. Therefore, in the sources, the image of the queen is not just greatly distorted, but is endowed with symbolic characteristics characteristic of myths.


Keywords:

mythology, Olympiad, Alexander the Great, Philip II of Macedon, ancient Macedonia, historiography, mythological tradition, rationalization of the image, queen of Macedonia, symbol

Современная историография, описывая жизнь и деятельность матери Александра Македонского, передает стереотип, сложившийся еще в древности и переживший многие эпохи. За Олимпиадой закрепился образ безжалостной, мстительной женщины, жаждавшей власти и упивавшейся ею. Трудность изучения этой фигуры македонской истории связана не только с особенностями источниковой базы, но и с противоречивостью натуры этой женщины. В наши дни сложно объяснить некоторые поступки Олимпиады, если даже люди, знавшие ее лично, не всегда понимали ее действия. Чем больше времени отделяет современного автора от времени жизни царицы, тем труднее разобраться, где присутствует пристрастное отношение к ней источников, а где – объективная реальность. Миф и мифотворчество оказывали сильное влияние на писателей древности, ведь любая значимая историческая фигура со временем обрастаем легендами и преданиями [1, с. 39]. И степень недоразумений с годами лишь увеличивалась, поскольку неординарная личность продолжала мифологизироваться после смерти. С другой стороны, древние авторы, писавшие о ней, пытались рационализировать имевшуюся информацию, что приводило к новым искажениям ее образа.

Следует отметить, что античные историки не посвятили этой женщине отдельного произведения, как правило, сведения о ней содержится в произведениях, посвященных ее сыну – Александру Македонскому. Плутарх в «Сравнительных жизнеописаниях» приводит много материала о детстве великого полководца и о роли Олимпиады, а говоря о деятельности Александра, упоминает оказываемое влияние царицы, описывает также и некоторые её самостоятельные поступки. У этого же автора есть интересная работа – «О том, что пифия более не прорицает стихами». В ней содержатся сведения обо всех именах Олимпиады Эпирской.

Важным источником является и произведение Юстина. Хотя автор, излагая данные о Филиппе II или об Александре, приводит сведения о царице, но недостатком данного произведения является явно негативное отношение к македонской монархии. Диодор Сицилийский в «Исторической библиотеке» уделил много места Восточному походу и борьбе между приемниками Александра, в которой принимала участие и Олимпиада Эпирская, но, к сожалению, книги, посвященные периоду после смерти царя, сохранились довольно фрагментарно. Диодор, в сущности, является самым важным источником, наименее враждебно настроенным к царице [2, p. 125–127], версия Юстина непоследовательна, он слишком увлекается драматичными сценами и необычным поведением героев [2, p. 128–129]. Упоминают царицу и Квинт Курций Руф в своей «Истории Александра Македонского», и Арриан в «Анабасисе Александра», но авторов больше интересовала военная история, а не личность Олимпиады. Кроме того, все источники объединяет гендерная предвзятость. Ведь поведение Олимпиады не укладывалось в сложившийся в Греции и Риме стереотип восприятия женщины. Роль женщины должна была сводиться к рождению и воспитанию наследников, политика была уделом исключительно мужчин. Все, что выходило за рамки общественных представлений, давало почву слухам, а со временем способствовало складыванию мифологического образа.

В связи с этим обстоятельством Э. Кэрни предлагает, совершенно обоснованно на наш взгляд, следующий подход к содержащейся в источниках информации: доверие могут вызывать лишь документальные свидетельства (сохранившиеся надписи, декреты и т.п.), утверждения противников Македонии, вроде Демосфена, имеют гораздо меньшее значение, а самыми сомнительными данными располагают произведения анекдотического характера [2, p. 3]. В целом, можно отметить, что в источниках нет ни одной объективной характеристики Олимпиады, и ни один источник нельзя считать надежным для оценки ее карьеры и политики.

Литература, посвященная Олимпиаде, довольно скудна, современные исследователи редко обращались к изучению роли македонских цариц. Как правило, здесь мы имеем тот же подход, что и в источниках, авторы ограничивались краткими упоминаниями о матери Александра в трудах, посвященных ее великому сыну [3, 4, 5, 6, 7, 8, 9]. Ситуацию изменила монография Элизабет Доннелли Кэрни [2]. В данном исследовании историк осветила основные вопросы биографии царицы: происхождение, брак, её политическую роль в Эпире и Македонии как при Александре, так и после его смерти, рассмотрела истоки негативной оценки личности и деятельности Олимпиады Эпирской в трудах античных авторов. Сравнительный анализ ее деяний и роль других женщин македонского дома позволили сделать вывод о субъективности оценок древних авторов и о негативном отношении греческого общества к женщинам, активно ведущим дела на политической арене [10, 11, 12, 13, 14, 15, 16].

Целью данного исследования является рассмотрение некоторых известных фактов из жизни Олимпиады в мифологическом контексте и выделение характерных особенностей, которые повлияли на сложившийся в историографии образ этой знаменитой царицы.

Доминированию мифа в жизни людей способствовал тот факт, что миф тесно связан с фигурами героев, а герой придавал жизни устойчивость, творил реальность вместо хаотического состояния [17, c. 84]. Конечно, таким героем в древности стал Александр Македонский. Однако личности, соприкасавшиеся с ним и попадавшие в сферу действия мифа о знаменитом завоевателе, также наделялись мифологические чертами. В силу этого обстоятельства, можно предположить, что сохранившийся в литературе образ Олимпиады, вполне вероятно, весьма далек от действительности.

Согласно мифологической традиции пространство, в котором существует герой, делится на свой мир и иной. Центром мира для Олимпиады была Македония, иной мир связан со смертью, с мертвецами, с преодолением серьезных трудностей и выходом «за границы» профанного мира. Иномирность героя должна проявляться в облике и связанных символах, особенно, змеиных.

В образе царицы эти характеристики тоже проявляются – несмотря на годы, она сохраняет красоту и привлекательность, хотя и одинока (типичные черты мифологической личности). Действительно, в Македонии она окружена соперницами за внимание мужа и врагами. Отношения между супругами были довольно холодными. Олимпиада в семейной жизни была несчастной [8, c. 52]. А после того, как сын отправился в Восточный поход, она остается одна. Оригинальна попытка Э. Кэрни выяснить, кого можно считать союзником или сторонником Олимпиады в Македонии, ведь источники говорят лишь о тех, кого царица ненавидела [2, p. 54]. По мнению исследовательницы, в список союзников попадают Птолемей, Неарх, Гарпал, Арриба, Неоптолем, Полиперхонт, Леоннат, Пердикка и др., то есть те, кто относился либо к династии Аргеадов, либо к семье Олимпиады, либо происходил из кланов Верхней Македонии. Однако с началом Восточного похода почти все они ушли вместе с ее сыном воевать. А после 323 г. Олимпиада, фактически в одиночку, вынуждена бороться против сговора ее основных противников – сына Антипатра, Кассандра, и жены Филиппа-Арридея Адеи-Эвридики.

Ей часто присуща совсем не женская роль: как архаический герой, она не слишком следует моральным нормам и действует согласно обстановке, а не по велению совести. Характер героя должен нести отпечаток неистовости, неуправляемого, необузданного гнева. Так и в случае с Олимпиадой: она-женщина может убить, не задумываясь; сама ведет в бой армию, причем в образе вакханки.

После смерти Александра царица возвращается в Македонию защитить права своего малолетнего внука на трон. Если бы Олимпиада дожила до того времени, когда внук смог бы вести за собой армию и стал бы реальным правителем Македонии, ей было бы почти 70 лет. Скорее всего, она и не рассчитывала, что проживет так долго, но могла хотя бы устранить очевидную угрозу жизни внука [2, p. 73]. Из подобного утверждения следует, что царица сознательно шла к своей гибели ради обеспечения царствования своему внуку. В этом случае мы имеем и героический мотив жертвенности, и героическую модель поведения в последние минуты жизни (Diod. 19. 51. 2; Just. 14. 6. 9–12). Жертва, традиционно, выступает в качестве предельной формы сакрального, что позволяет отнести этот феномен к порядку мифологического [18, с. 83], точнее к мифоконтентным феноменам [19, с. 35].

Черты змея в мифах обычно присущи практически всем злодеям. Об Олимпиаде тоже сохранилась история с упоминанием змеи. История о спящей змее, которая испугала Филиппа (Plut. Alex. 2), по одной из версий, появилась позднее, когда Александр стал считать себя сыном Зевса [2, p. 26]. Легенда должна была оправдать его божественное происхождение (Plut. Alex. 3), но творцом этого мифа была не Олимпиада (Arr. 4. 10. 2). Царица была участницей дионисийского культа (Plut. Alex. 2), именно в религиозных делах проявлялось общественное положение женщины, но вакханки, препоясанные живыми змеями, с тирсами в руках и плющевыми венками поверх распущенных волос, остались незабвенным на все времена символом прекрасной дикости, дремлющей в глубине человеческой души [20, c. 113]. Древние авторы сотворили из этих фактов смесь мифа и рациональности: участие женщины ее положения в дионисийских ритуалах (Plut. Alex. 2. 6), разлад в отношениях мужа и жены, а позднее претензии Александра на культ способствовали складыванию мифа о связи Олимпиады с Зевсом в лучших традициях греческой мифологии. Контакт с иным миром и появление змея на ложе царицы – это символическое указание на негативное восприятие события.

Враги ее тоже имеют проявления иномирности: они необычны, отрицательны или наделены некими физиологическими особенностями. Стоит вспомнить Филиппа Арридея – умственно отсталого сына Филиппа (Just. 13. 2. 11; Diod. 18. 2. 1), провозглашенного одним из царей Македонии, и его жену Адею-Эвридику [14, p. 498], воспитанную на иллирийский манер, владеющую оружием и также ведущую за собой армию в бой.

Можно отметить, что Олимпиада была из царского рода Молоссии, а положение эпирских женщин было гораздо свободнее, чем в Афинах или других греческих городах, и даже чем в Македонии [2, p. 7]. Кроме того, некоторые ее привычки (характерные, например, для дионисийского культа), казались экзотическими [2, p. 92]. Естественно, эта свобода должна была сказаться на образе жизни Олимпиады в дальнейшем. Именно это становится первопричиной неприятия ее греческими авторами. Таким образом, исторический образ матери Александра несет сильный мифологический отпечаток. Развитие античной философии привело к десакрализации и рационализации мифологии, однако древнегреческая культура не смогла избавиться от всепроникающего влияния мифа [1, с. 50], но рационализировала его.

В Македонию она прибыла, осознавая, что прежние жены Филиппа II, не занимали такого престижного положения, как она. После рождения сына Александра, царица увидела угрозу для его будущего в Арридее, сыне фессалийки Филлины, тем более, что Арридей был примерно на год старше Александра. В источниках появляется версия о том, что Олимпиада пыталась отравить Арридея каким-то ядом или наркотиком, что повлияло на его умственные способности. Впрочем, Э. Кэрни справедливо отрицает это факт считая данный эпизод проявлением враждебной Олимпиаде пропаганде [2, p. 25]. Хотя, вероятно, правильнее говорить о позднейшей рационализации этой истории. Древние авторы знали о слабых умственных способностях старшего сына Филиппа и попытались объяснить это кознями злодейки – Олимпиады.

Из источников известно, что Олимпиада сыграла ключевую роль в смерти последней жены Филиппа – Клеопатры и ее ребенка (Plut. Alex. 9–10; Just. 9. 7. 12; Paus. 8. 7. 5). В наше время убийство младенца воспринимается как зверство, но греки были довольно равнодушны к гибели маленьких детей. Более того, общая тенденция свидетельствует, что современники не были удивлены действиями царицы, ведь, как правило, детей убивали, если их семья была обречена на смерть, этой участи не избежали и сами Аргеады. Древних авторов не возмутил сам факт устранения Клеопатры и младенца, они вновь рационализировали событие. Александр после смерти отца устранил возможных претендентов на свою власть, в частности двоюродного брата Аминту и Аттала, дядю Клеопатры. Характерно, что последние трое относились к Аргеадам, поэтому убийство членов собственного клана впоследствии плохо вписывалось в героический облик Александра. Говоря о смерти Аттала, историки приводят обоснование в необходимости его устранения, об Аминте упоминают вскользь, а гибель молодой мачехи и сводного брата требовало пояснений. Клеопатра предстает невинной жертвой, хотя таковой не являлась [2, p. 45], их гибель становится актом насилия, выгоду от которого историки приписали Олимпиаде, мотивом действия оказывается ревность и месть отвергнутой женщины [13, p. 30], а, следовательно, оформляется очередное мифологическое проявление ее неистовой, иномирной сущности.

Саму предысторию убийства Филиппа также можно рассмотреть в этом контексте. Царя убил один из его телохранителей – Павсаний. Но авторы передают слухи о возможном заговоре (Plut. Alex. 10. 4), организованном Олимпиадой. Основным аргументом в пользу этой теории является погребение Павсания, устроенное царицей (и не имевшее для нее последствий): она сама похоронила убийцу своего мужа и надела на Павсания золотой венок [8, c. 52]. С мифологической точки зрения, она вновь соприкасается с иным миром, выходя за рамки, точнее «за границы» привычного мира. Несомненно, что смерть Филиппа оказалась для Александра и Олимпиады, необыкновенной удачей [9, p. 308]. Но едва ли они были замешаны в убийство, ведь физическое устранение царя могло иметь следствием выступления оппозиции и многочисленных внешних врагов [7, c. 115]. Нужно было быть весьма уверенным в собственных силах и поддержке сторонников, чтобы решиться на столь кардинальный шаг. Однако у Олимпиады, прожившей несколько месяцев до убийства Филиппа в Эпире, едва ли могла быть такая опора.

Таким образом, за мифологизацией и рационализацией образа царицы довольно трудно усмотреть исторический контекст. К тому же феномен жертвы, который присутствует в рассказах о ее смерти, обретает дополнительный социально-политический смысл, а поскольку он включается в историю целой страны, то становится частью чего-то возвышенного, великого [18, с. 85]. Нельзя с уверенностью говорить о мотивах ее действий: руководствовалась ли царица только эмоциями (мифологическая составляющая ее портрета) или преследовала прагматическую цель – устранить и ослабить оппозицию (рациональное зерно в ее образе). Рациональность с античных времен прочно укоренилась в жизни людей, но она не может заменить или вытеснить иррациональные компоненты культуры: чувства, эмоции, переживания. Поэтому в реальности человеческое существование проникнуто одновременно и осмысленностью, и импульсивностью [21, с. 102]. Так, например, если бы Олимпиада поддавалась эмоциям, то следовало ожидать, что она устранит Филиппа-Арридея и его жену при первой возможности, расчищая дорогу к власти, но этого не произошло. Конфликт разгорелся позднее, когда Адея-Эвридика попыталась отстранить Олимпиаду. Лишь проиграв, Эвридика и Филипп оказались в тюрьме (Diod. 19. 11. 4), а потом тайно были убиты (Diod. 19. 11. 6). Царица причастна к убийству брата Кассандра и других его сторонников, но в период войн диадохов кровь проливалась в больших количествах. Аргеады всегда поступали подобным образом с противниками, да и сам Кассандр не остановился перед убийством сначала Олимпиады, а потом всей царской семьи. Осквернение могил (Олимпиаду осуждали, в частности, за осквернение могилы Иолая, сына Антипатра, виночерпия Александра, обвиненного в отравлении царя) тоже было нередким явлением, т.к. вписывалось в понятие кровной мести [3, p. 77].

Подводя итоги, следует отметить, что Олимпиада не совершила ничего экстраординарного, ничего сверх того, что было принято в те суровые времена. В сущности, мы имеем дело с особенностями источников. Они были написаны в те времена, когда массовое сознание еще долго оперировало мифологическими образами [22, c. 119]. Морализирующие авторы, для которых свободное и необычное поведение царицы, ее активная роль в политике были непонятны и, в силу этого, неприемлемы, попытались, с одной стороны, дать привычное рациональное объяснение, а с другой, не просто сильно преувеличили значение этих событий, но наделили их символическими, свойственными для мифов, характеристиками.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Эпоха античности является уникальным явлением в истории человеческой цивилизации. И действительно, за несколько столетий эллины создали культуру, многие достижения которой (театр, Олимпийские игры, алфавит) используются и в настоящее время. Среди ярких личностей античной эпохи широкое внимание как историков, так и массовой аудитории привлекает Александр Македонский. Неслучайно, наверное, имя Александр и сегодня пользуется большой популярностью в различных странах мира, в том числе в нашей стране. И все же родители Александра известны в значительно меньшей степени.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является образ царицы Македонии Олимпиады. Автор ставит своими задачами проанализировать источники и литературы о знаменитой царице, рассмотреть некоторые известные факты из жизни Олимпиады в мифологическом контексте, выделить характерные особенности, которые повлияли на сложившийся в историографии образ этой знаменитой царицы.
Работа основана на принципах историзма, анализа и синтеза, достоверности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать образ царицы Македонии Олимпиады с точки зрения мифологизации и рационализации.
Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя свыше 20 различных источников и исследований. Несомненным достоинством рецензируемой статьи является привлечение зарубежной, в том числе англоязычной литературы. Из привлекаемых автором исследований укажем на труды Л.Р. Вершинина, А.С. Шофмана, К.А. Киляшовой. Заметим, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований способствовало решению стоящих перед автором задач.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкой читательской аудитории, всем, кто интересуется как историей античности, в целом, так и женщинами античной эпохи, в частности. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что царице Олимпиаде античные историки не посвятили отдельного произведения, «как правило, сведения о ней содержится в произведениях, посвященных ее сыну – Александру Македонскому». Автор обращает внимание на то, что «авторы, для которых свободное и необычное поведение царицы, ее активная роль в политике были непонятны и, в силу этого, неприемлемы, попытались, с одной стороны, дать привычное рациональное объяснение, а с другой, не просто сильно преувеличили значение этих событий, но наделили их символическими, свойственными для мифов, характеристиками». В работе показано, что «за мифологизацией и рационализацией образа царицы довольно трудно усмотреть исторический контекст», «к тому же феномен жертвы, который присутствует в рассказах о ее смерти, обретает дополнительный социально-политический смысл, а поскольку он включается в историю целой страны, то становится частью чего-то возвышенного, великого».
Главным выводом статьи является то, что образ Олимпиады создавался в то время, когда массовое сознание оперировало мифологическими образами и соотвественно отсюда мифилогизация самой царицы Македонии.
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы в курсах лекций по истории древнего мира, так и в различных спецкурсах.
К статье есть замечания: так, на наш взгляд, следует указать в названии публикации имя царицы Македонии Олимпиады.
Однако, целом, на наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Исторический журнал: научные исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.