Статья 'К вопросу о тайных действиях США по поддержке антисоветской кампании в 1970–1980-е гг.' - журнал 'Исторический журнал: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет и редакционная коллегия > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

К вопросу о тайных действиях США по поддержке антисоветской кампании в 1970–1980-е гг.

Якупов Роман Александрович

кандидат исторических наук

Исполнитель научного проекта

440026, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Лермонтова, 37

Yakupov Roman Aleksandrovich

PhD in History

Scientific Project Executor

440026, Russia, Penzenskaya oblast', g. Penza, ul. Lermontova, 37

penza.pr58@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Якупова Дарья Викторовна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра истории России и методика преподавания истории Историко-филологического факультета Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Пензенский государственный университет»

440026, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Лермонтова, 37

Yakupova Dar'ya Viktorovna

PhD in History

Associate Professor, Section of Russian History and Methodology for Teaching History, Department of History and Philology, Penza State University

440026, Russia, Penzenskaya oblast', g. Penza, ul. Lermontova, 37

bubnova90@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0609.2022.1.37267

Дата направления статьи в редакцию:

07-01-2022


Дата публикации:

19-03-2022


Аннотация: В работе на основе выявленных рассекреченных документов исследуются ранее неизвестные источники о потугах американского правительства по поддержке различных программ инакомыслия, свободы слова и средств массовой информации в СССР и странах, где поддерживался просоветский режим. Предметом исследования выступает содержание зарубежных разведывательных опубликованных и рассекреченных документов с описанием конкретных мер США по реализации тайных действий в Афганистане в целях противодействия влиянию и укреплению позиции СССР, а также поддержке центробежных тенденций в Советском Союзе через организацию и финансирование программ поддержки инакомыслия, развития радиовещания, увеличения зон радиопокрытия, содействия в публикации самиздатовской литературы и т.д. Объектом работы является документальная переписка Президента США и ключевых фигур американского истеблишмента по вопросам использования ресурсов в целях реализации и поощрения антисоветской деятельности. В статье раскрываются неизвестные ранее подробности подготовки вариантов и реализации утвержденных программ тайных действий по дискредитации Советского режима в рамках военной кампании в Афганистане, а также внутри СССР. Источники позволяют осветить деятельность Специального координационного комитета США по подготовке данной стратегии. Авторы обращают внимание на сложность решения финансовых вопросов в американской администрации, а также о размерах финансовых вливаний США по поддержке деструктивных сил в Советском Союзе. Такие свидетельства из весьма авторитетных источников значительно расширяют источниковедческую базу в научном освещении фактов реализации подрывной деятельности США в отношении СССР в 1970-1980-е годы.


Ключевые слова:

СССР, США, антисоветская кампания, СМИ, инакомыслие, ЦРУ, общественное мнение, права человека, тайные действия, международные отношения

Статья подготовлена при финансовой поддержке РФФИ в рамках проекта № 19-09-00261 «Социально-политическое развитие СССР в конце 1970-х–1991 г. в аналитических обзорах Центрального разведывательного управления».

Abstract: Based on the revealed declassified documents, the paper examines previously unknown sources about the attempts of the American government to support various programs of dissent, freedom of speech and mass media in the USSR and countries where the pro-Soviet regime was supported. The subject of the study is the content of foreign intelligence published and declassified documents describing specific US measures to implement covert actions in Afghanistan in order to counteract the influence and strengthen the position of the USSR, as well as support centrifugal trends in the Soviet Union through the organization and financing of programs to support dissent, the development of radio broadcasting, increasing radio coverage areas, assistance in the publication of Samizdat literature, etc. The object of the work is the documentary correspondence of the US President and key figures of the American establishment on the use of resources for the implementation and promotion of anti-Soviet activities. The article reveals previously unknown details of the preparation of options and the implementation of approved programs of covert actions to discredit the Soviet regime as part of the military campaign in Afghanistan, as well as inside the USSR. The sources allow us to highlight the activities of the US Special Coordinating Committee for the preparation of this strategy. The authors draw attention to the complexity of solving financial issues in the American administration, as well as the size of US financial injections to support destructive forces in the Soviet Union. Such evidence from very authoritative sources significantly expands the source base in the scientific coverage of the facts of the implementation of subversive activities of the United States against the USSR in the 1970s and 1980s.


Keywords:

the USSR, USA, anti-Soviet campaign, Media, dissent, CIA, public opinion, human rights, secret actions, international relations

В 1970-е годы СССР был сосредоточен на решении внешних задач, вызванных разрядкой, а также необходимостью осуществления политики торговой дипломатии в целях доступа страны к твердой валюте. Это не могло не отразиться на росте внутриполитических проблем. Затратная внешняя политика отодвигала внутренние экономические потребности на второй план.

Вместе с тем по мере того как рост потребления в 1970-х годах замедлялся, а население становилось менее изолированным от внешнего мира, росло народное недовольство, особенно среди молодежи, верующих и национальных меньшинств. Руководству СССР было известно, что социальные патологии негативно влияют на экономические и социальные цели режима. В руководстве СССР осознавали, что внутренние проблемы, если ими не заниматься или ими неправильно управлять, могут выйти из-под контроля и привести к социальным столкновениям или политическому кризису.

Растущая озабоченность советского руководства уязвимостью СССР перед внешним давлением подпитывала данные опасения. Многие официальные лица Союза были обеспокоены тем, что расширение доступа к информации с Запада, особенно через зарубежное радиовещание, усиливало разочарование многих граждан по поводу советского уровня жизни и позволяло им более критически оценивать пропаганду режима. Особенно заметным стала данная тенденция с 1970-х годов, усилившись затем на фоне ввода советских войск в Афганистан [1]. Очевидно, что и разрядка, и начало военной кампании СССР в Афганистане, и старт политики «гласности» служили своеобразными факторами для расширения действий США по использованию в отношении Советского государства и его сателлитов «мягкой силы».

Отечественные исследования ввиду очевидности данных выводов не сосредотачивались на поисках конкретных решений высших лиц США по данному направления. Как правило многие работы концентрировались на использовании текстов официальных директив Совета национальной безопасности США, в которых в общих чертах описывались ключевые тенденции перспективной политики в отношении СССР. Невоенная поддержка США повстанцев в Афганистане достаточно подробно описывается в работах В.М. Топоркова [2], Т.В. Рабуш [3], М.Р. Аруновой [4] и других исследователей.

Учитывая внутренний институционализм американской системы госуправления, решения относительно тех или иных тайных действий США в отношении СССР, как правило, требовали увеличения финансирования и соответствующего обсуждения на всех уровнях власти. Это свидетельствует о том, что попытки обсуждения, рассмотрение вариантов одобрения данных политических решений должны были отложиться в документальном наследии разведывательного сообщества, Госдепартамента США, Конгресса США, ровно, как и в других центрах аккумуляции информации, традиционно игравших роль в согласовании действий в отношении противодействия Советскому Союзу.

Ряд таких документов, которые стали официально доступны исследователям, обнаружен нами и приведен в текущей статье для описания конкретных мер США по реализации тайных действий в Афганистане в целях противодействия влиянию позиции СССР, а также поддержке центробежных тенденций в Советском Союзе через организацию и финансирование программ поддержки инакомыслия, развития радиовещания, увеличения зон радиопокрытия, содействия в публикации самиздатовской литературы и т.д.

В ходе научного поиска нами выявлен документ, направленный президенту США 11 апреля 1970 года, в котором описываются программы тайных действий, осуществляемые для использования напряженности в Советском Союзе и Восточной Европе, и определяются мероприятия, которые могли бы использоваться в будущем. При оценке уязвимости Советского Союза в докладе отмечается, что хотя «внутренняя оппозиция вряд ли окажет существенное влияние на советское общество в краткосрочной перспективе, существующие тенденции к более активному диссидентству могут быть затронуты внешними событиями» [5]. В ЦРУ констатировали, что «дискредитация режима серьезным экономическим кризисом или другим кризисом чешского типа может способствовать радикальным изменениям во внутриполитическом климате». Специалистами разведсообщества США фиксировалось, что подавление растущего инакомыслия советскими властями разочаровало многих зарубежных коммунистов, а «среди нерусских меньшинств в Советском Союзе инакомыслие было широко распространено». Отмечался и рост критики советской экономики. «В Восточной Европе, где напряженность усилилась, а западная ориентация стала намного сильнее, Советам приходится полагаться на силу для поддержания стабильности», – подчеркивалось в докладе.

В исследуемом нами документе ЦРУ описано множество свидетельств эффективности программы, направленной на извлечении выгоды из советских уязвимостей: от пользы, которую приносит вещание Радио «Свободы» и «Голос Америки», до распространения запрещенных в СССР книг и изданий.

В планах использования слабостей советской системы ЦРУ выделяло следующие направления:

– усиление эксплуатации инакомыслия посредством модернизированных радиопередающих устройств;

– более широкое распространение критики со стороны интеллигенции и поощрение националистических стремлений среди советских меньшинств;

– нападки на советскую деятельность вне советского блока и усиление эксплуатации антикоммунистических тем за рубежом;

– поддержка лидеров, способных обеспечить демократическую альтернативу организаций, поддерживаемых СССР;

– подготовка к тайным программам противодействия угрозе победы коммунистов на выборах.

В ЦРУ подсчитали, что в Чехословакии и Болгарии центральные власти СССР использовали от 2000 до 2500 глушителей при расчетной годовой стоимости обслуживания 150 млн долл. Однако, глушение все равно было незначительным, поскольку целевая аудитория слушала радио на нескольких частотах [6]. Уже с середины 1970-х годов русская служба Радио «Свобода» (RFE/RL) стала каналом распространения документов о нарушениях в СССР прав человека и гражданина. Как правило, сообщения включали освещение петиций репрессированных этнических и религиозных меньшинств, таких как литовские католики, крымские татары и евреи, а также выпуски информбюллетеней, подготовленные неофициальными группами мониторинга Московской Хельсинской группы. Советские власти долгое время считали деятельность RFE/RL деструктивной и провокационной, а саму организацию связанной с американской разведкой и не соответствующей целям госбезопасности.

Разрабатывая тему настоящей работы, в наше поле зрения попал доклад, посвященный тайной деятельности ЦРУ в Афганистане, подготовленный Центральным разведывательным управлением 22 августа 1979 года, то есть незадолго до ввода Советских войск в Афганистан. В этом рассекреченном документе разведсообществу США было поручено осуществить три варианта действий в Афганистане, одобренных на заседании Специального координационного комитета – органа, утверждавшего крупные операции тайного политического характера в США при Дж. Картере [7]. По сообщениям печати, помимо тайных разведывательных операций комитет занимался проблемами изучения государственных внутриполитических кризисов [8].

Итак, какие же варианты политики тайных действий США предполагалось осуществить США на фоне увеличения группировки советских войск вблизи Афганистана и продолжавшейся в Афганистане революционной ситуации? Прежде всего, эти действия ставили целью разоблачить кабульский режим как деспотичный и подчиненный СССР, а также предавали гласности деятельность повстанцев. Согласно «Варианту 1», озаглавленному как «Психологические операции»: ЦРУ необходимо было обеспечить международную радиосвязь и расширить пропаганду повстанцев. ЦРУ рассматривало возможность использования действующих радиопередач вещания в данных целях. Как указано в документе, в Лэнгли первоначально была изучена возможность использования радиооборудования для программы «Голос Афганистана». «Афганским повстанцам необходим «регулярный и надежный» доступ к радио для населения в целом, которое на 90% было неграмотным», – подчеркивалось в отчете. По оценкам ЦРУ, строительство передатчика для реализации данной идеи должно было занять от 18 до 24 месяцев [9]. Создание производственного механизма для подготовки пропагандистских материалов и поставка двух радиопередатчиков в Пакистан для предоставления повстанцам их «собственного радио» являлись, по мнению ЦРУ, «важными шагами, но эффект пропагандистской операции от данных мер будет постепенным и выступал частью более масштабных усилий активизации повстанческого движения». Пока шли дебаты и поиск финансирования для строительства радиопередатчика, пропагандистские радиоматериалы при поддержке США регулярно выпускались для маломощной повстанческой радиостанции, которая в 1979 году работала вблизи афгано-пакистанской границы.

Помимо прочего «Вариант 1» предусматривал одобрение «оказания повстанцам помощи в расширении и распространении их записанной и печатной пропаганды» с минимальным риском привязки материалов к Соединенным Штатам. В этих целях в разведывательном агентстве была собрана специальная группа экспертов по пропаганде и лингвистике, которая готовила как вещательные, так и печатные материалы для распространения внутри Афганистана. Был создан вспомогательный механизм для производства пропагандистских материалов, включая кассеты для трансляции по радио мнения повстанцев и для передачи из рук в руки внутри Афганистана. Кроме того, были выпущены шесть листовок, и две из них были распространены в Афганистане, включая Кабул. Были записаны четыре кассеты, две из которых были распространены в Афганистане. В соответствии с этим планом и более ранним планировочным документам, посвящённым советскому вмешательству в дела других стран, в 1979 году была проведена следующая работа:

– размещены в средствах массовой информации 35 стран 145 основных материалов;

– регулярные ежемесячные брифинги по Афганистану в рамках дружественных связей, которыми воспользовались 23 агента влияния.

В СССР в передачах вещания ТАСС отмечалось, что «Голос Америки» резко расширил объем вещания на языках «пушту и дари» в Афганистане, а Сенат США принял поправку, предусматривающую создание субверсивной радиостанции, под названием «Свободный Афганистан» [10]. Кроме того, в советских информсообщениях со ссылкой на газету «Вашингтон Пост» указывалось на то, что в этих целях Информационному агентству США (USIA) было выделено 500 тыс. долл. для обучения «афганских повстанцев» методам пропаганды [11], а «посольство США регулярно проводит брифинги, на которые сотрудники ЦРУ обеспечивают приглашение представителей СМИ в целях искажения освещения «афганской проблемы» [12].

Но пропаганда, поддерживаемая США не могла правильно работать без мониторинга выходивших в странах программ СМИ, в том числе затрагивающих позицию СССР и США по Афганистану. В результате реализации действий была профинансирована деятельность программы «Мусульманский мир» [13], которую реализовывала Foreign Broadcast Information Service (FBIS) – информационная служба перевода и мониторинга, интегрированная в разведсообщество США. Официально 10 сентября 1979 года было создано структурное подразделение FBIS «Бюро Персидского залива», которое изначально занималось мониторингом иранских региональных передач на азербайджанском и персидском языках. Это было первое мониторинговое покрытие Ирана, которое было предоставлено потребителям через FBIS. Уже к январю 1981 года Бюро ежедневно контролировало около 26 часов трансляций из Афганистана, Бахрейна, Ирана, Ирака, Катара, Саудовской Аравии, СССР и Объединенных Арабских Эмиратов, а также от четырех тайных вещателей – «Национальный голос Ирана», «Свободный голос Ирана», «Радио Ирана» и «Голос иракской исламской революции».

Советское региональное покрытие – Ташкентская международная служба на узбекском и персидском языках и бакинская внутренняя служба на азербайджанском языке, никогда прежде недоступная для мониторинга, также попала в обзоры и дайджесты. Освещение советских периодических изданий на башкирском, дунганском и татарском языках было добавлено позже, с 1 июня 1981 года [14].

ЦРУ также получило разрешение на расширение психологических усилий по поддержке повстанцев и объединению афганских диссидентов. В частности, было дано разрешение на работу с существующим пакистанским агентом, имеющим связи с афганскими диссидентскими группами. Вашингтон, предоставил дополнительные средства афганским повстанцам совместно с саудитами и пакистанцами в одностороннем порядке для закупки невоенных товаров, и предоставил дополнительные средства для продолжения и расширения пропагандистской деятельности. В соответствии с принятыми решениями осуществлялось оказание денежной и невоенной поддержки повстанцам Афганистана. Для этой цели президентским указом от 3 июля 1979 года была установлена сумма в объеме 695 тыс. долл. США. Часть этой суммы была передана нуристанским активистам в поддержку усилий этого племени по борьбе с просоветским режимом Тараки. Предпринимались и действия по сбору медицинских комплектов для повстанцев (один комплект на 50 человек). Также было решено сообщить правительству Саудовской Аравии о решении США оказать скрытую невоенную поддержку афганским диссидентам. Кроме того, саудитам со стороны ЦРУ было предложено вложить часть своих собственных средств в аналогичные проекты скрытой помощи. В ЦРУ отмечалось, что в Пакистане были установлены связи с лидерами афганских диссидентов. По мнению ЦРУ, денежная поддержка продуктов питания, одежды и медикаментов имела решающее значение для того, чтобы оппозиция режиму Тараки сохранялась в течение всей зимы 1979–1980 гг. [15]

В СССР разведка оперативно оповещала обо всех потугах американского правительства по подрыву доверия режиму Тараки, в том числе о военной помощи повстанцам [16]. В частности, Советским Союзом были подготовлены действия и дипломатические инициативы, направленные на блокирование иностранного вещания на население стран Советского блока [17]. Советское министерство иностранных дел впоследствии вызвало послов из США, Великобритании, Германии и Франции сообщив им, что вещание на территорию Советского Союза противоречит международным соглашениям и что Советский Союз намеревается поднять этот вопрос на международном форуме.

Одним из доказательств прямой поддержки RFE/RL со стороны разведсообщества США и Госдепартамента США служит документ от 3 августа 1987 года, подписанный американским президентом Р. Рейганом, опубликованный в сборнике «Foreign relations of the United States». По названием «Меморандум об уведомлении», который санкционировал увеличение финансирования программ «Расширение влияния СМИ в Советском/Восточноевропейском вещании». «Наша расширенная программа предназначена для использования нынешней советской политики “гласности” и революции в области электронных коммуникаций, двух явлений, которые открывают беспрецедентную возможность для реализации программы скрытых действий по воздействию на советскую аудиторию», – отмечалось в донесении [18].

Так, в 1986 году на территории Советского Союза и Восточной Европы в рамках усилий американского правительства по отчетам ЦРУ было распространено около 500 тыс. книг, периодических изданий, аудиокассет и видеокассет с пропагандой западных ценностей. В Лэнгли были уверены, что по крайней мере две трети данных материалов достигли целевой аудитории, то есть интеллигенции и других элитных групп. «Нынешние политические тенденции в Советском Союзе и Восточной Европе отражают возросшую либерализацию и внутренние дебаты о необходимости большей открытости или “гласности”. Эти тенденции согласуются с целями политики США и будут поощряться и продвигаться этой программой секретных действий», – отмечалось в записке [19]. По нашему мнению, не стоит переоценивать вклад зарубежной пропаганды в уровень снижения социального самочувствия населения. Скорее можно говорить о том, что зарубежные издания и радиопередачи одними из первых показали образец работы со слушателями в новых реалиях. Однако там, где присутствовал религиозный или этнический фактор в диссидентском движении, роль зарубежной пропаганды следует признать значительной.

Мы уже описывали вклад самиздатовского контента в национальное определение и борьбу за независимость ряда районов Украины, Литвы, Латвии в позднем СССР [20]. Отметим, что растущие возможности коммуникаций по всему миру, по своей сути, основывались на языке, который, как мы знаем, выступает основой этнической общности. Именно поэтому невозможно было обойти вниманием одну из сторон затронутой нами темы – влияние информационной революции и масс-медиа на процессы созревания этнического самосознания, завершения процесса мобилизации национальных конструктов. К сожалению, в СССР с запозданием осознали роль коммуникаций, что определило нехватку ресурсов для контрпропаганды. Хотя, провозглашенный КПСС в середине 1980-х гг. курс на перестройку и привел к резкому увеличению количества печатных изданий. В 1987 г. в СССР выходило свыше 7,5 тыс. газет, в том числе около тысячи центральных, республиканских, краевых и областных. Тираж «Правды» превысил 11 млн. экз., «Труда» – 18 млн. экз., за 8 млн. экз. перешагнул тираж «Известий», а «Комсомольской правды» – за 17 млн. экземпляров [21]. Но, несмотря на начало эпохи гласности, периодика конца 1980-х гг. была еще переполнена речами М.С. Горбачева, носившими ярко выраженную идеологическую и агитационную направленность. Прогосударственные издания СССР вначале «гласности» лишь изредка освещали неудачи первых лет рыночных преобразований, справиться с напором общественного мнения и народным недовольством им не удавалось. Номера как центральных, так и региональных государственных изданий все чаще пропитывались волнующими людей вопросами дальнейшего их социального существования. Причем, демократизация и гласность не только открыли для газет новые темы, но и создали им огромные трудности. Никогда прежде однопартийная советская журналистика не сталкивалась с необходимостью объективного отражения многочисленных проблем, рожденных новым политическим и экономическим мышлением [22].

Проведенный анализ содержания передач, показал, что RFE/RL влияло на советскую общественность, предоставляя информацию через призму демократических ценностей, прав человека и пропаганды антикоммунизма. В частности, информация, переданная RFE/RL, строилась на основе противопоставлений: коммунизм и восточные идеи были негативными, а демократия и западные ценности – положительными. Отметим, что RFE/RL было чрезвычайно популярно среди советской общественности в период с 1987 по 1991 год. Оно стало лидером западного вещания, достигнув около 30 млн человек ежегодно в 1989 и 1990 годах. По данным проведенных опросов в период политики «гласности», слушатели воспринимали RFE/RL как весьма актуальный и надежный источник информации. Наиболее важными темами основных программ RFE/RL в период с 1987 по 1991 гг. были проблемы перестройки и гласности, вопросы прав человека в СССР и демократические общества, советский уровень жизни и представления о свободе, критический обзор политики и действий Горбачева, национальный вопрос в Советских республиках. Кроме того, Радио «Свобода» предлагало широкий спектр культурных программ, которые отражали политические перемены, происходившие в СССР. Радио «Свобода» представляло советскую действительность, сосредоточив внимание на фактических данных и разоблачении пропагандистских идей о том, что в СССР «все хорошо». Новостные корреспонденты выезжали на места для проверки фактов. Редакторы программ делились экспертными мнениями и мнениями представителей общественно-политических организаций, которые были против правящей партии и коммунистического режима, приводили выдержки из официальных документов, раскрывающих проступки КПСС и недостатки коммунистической системы.

Используя ранний опыт и итоги тайных действий в Афганистане, на фоне информационной революции, роста количества радиоприёмников и роли средств массовой информации в глобальной повестке, США незамедлительно применили его и на территории СССР, активно поддерживая центробежные тенденции в союзных республиках через дискредитацию успехов Советского государства и его экономического и политического положения, а также активно поддерживая обсуждение гражданских прав групп националистов.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

К вопросу о тайных действиях США по поддержке антисоветской кампании в 1970–1980-е гг. // Исторический журнал: научные исследования.
В свете современного напряженного международного положения первой трети XXI века рецензируемая статья воспринимается как актуальное исследование, в котором автор освещает события почти полувековой давности. Один из первых постулатов статьи сформулирован как четкий тезис, что «население становилось менее изолированным от внешнего мира» и что это было вызвано расширением доступа к информации с Запада, особенно через зарубежное радиовещание, а иностранный туризм еще не стал массовым. Новизна работы объясняется редко используемыми зарубежными источниками: отражением в документальном наследии разведывательного сообщества, Госдепартамента США, Конгресса США и в других центрах аккумуляции информации. Поэтому логично и аргументировано использованы зарубежные источники о тайных умыслах американского правительства в начале 1970-х гг. Для анализа иностранной информации по радио о том, что в СССР, якобы, нарушаются права человека и гражданина названы некоторые «слабости советской системы», как это трактовало ЦРУ, в том числе «петиций репрессированных этнических и религиозных меньшинств, таких как литовские католики, крымские татары и евреи». Значение разработки данной проблемы, по мнению рецензента, заключается в неизбежно возникающих аналогиях в современном мире. Отличие состоит только в том, что используются на радиоустановки, при помощи которых ЦРУ обеспечивало международную радиосвязь и расширяло пропаганду афганских повстанцев, а новейшие цифровые технологии. Главная задача американской системы заключалась в искажения освещения «афганской проблемы». В статье выдвигается важная историко-политическая проблема о необходимости расширения пропаганды на восточных языках, ибо языки «как мы знаем, выступает основой этнической общности», чтобы противостоять «потугам американского правительства по подрыву доверия» к СССР и современной России. Другому каналу распространения подрывной идеологии в СССР распространению «книг, периодических изданий, аудиокассет и видеокассет с пропагандой западных ценностей» автор уделяет меньше внимания. Для обоснования своих позиций автор использует данные о недостатках советской внутренней пропаганды. Общий вывод статьи звучит обоснованно. что RFE/RL было чрезвычайно популярно среди советской общественности в 1987-1991 гг. Убедителен вывод статьи: Используя ранний опыт и итоги тайных действий в Афганистане, США применили его и на территории СССР, активно поддерживая центробежные тенденции в союзных республиках. Список литературы отражает современную русскоязычную литературу и более 15 иностранных источников. Статья вызовет интерес читательской аудитории, соответствует современным требованиям научной литературы и может быть рекомендована к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.