Статья 'Допризывная подготовка молодежи БМАССР в 1923-1941 гг.' - журнал 'Исторический журнал: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет и редакционная коллегия > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Допризывная подготовка молодежи БМАССР в 1923-1941 гг.

Соболева Анастасия Николаевна

кандидат исторических наук

научный сотрудник, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт монголоведения, буддологи и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук

670047, Россия, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6

Soboleva Anastasiya Nikolaevna

PhD in History

Junior Scientific Associate, Institute for Mongolian, Buddhist and Tibetan Studies of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

670047, Russia, respublika Buryatiya, g. Ulan-Ude, ul. Sakh'yanovoi, 6

soboleva03_88@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0609.2019.5.30609

Дата направления статьи в редакцию:

22-08-2019


Дата публикации:

18-10-2019


Аннотация: Предметом исследования является военное обучение советской молодежи допризывного возраста перед службой в РККА. Актуальность данной темы вызвана тем, что военизация населения являлась важным ключевым моментом советской действительности, поскольку с приходом к власти большевистское руководство стремилось к укреплению нового социалистического государства и всячески старалось защитить его от любых внешних и внутренних посягательств. Важнейшее политическое значение имел вопрос о призыве нерусских национальностей и национальных формирований. Цель статьи – анализ комплектования частей РККА нерусскими народами в одном из национальных регионов страны, а именно в Бурят-Монгольской АССР. В качестве методологической основы данного исследования использовались общенаучные и специально-исторические методы. Историко-сравнительный анализ позволил сопоставить фактический материал, источниковедческий метод помог выявить и определить отдельные аспекты проблемы, которые не получили пока должного освещения в историографии, принцип научности дал возможность объективного анализа, а аналитический метод придал работе необходимый уровень теоретических обобщений. Новизна исследования заключается том, что в научный оборот впервые вводятся архивные материалы, газетные публикации и личные воспоминания, которые позволяют раскрыть различные аспекты подготовки бурят к военной службе. Автором делается вывод, что в обозначенный период в Бурят-Монгольской АССР довоенную подготовку прошли тысячи военнообязанных призывников, не имевших ранее традиции несения срочной военной службы.


Ключевые слова:

допризывная подготовка, молодежь, военизация страны, Красная Армия, военная пропаганда, оборонно-массовая работа, патриотическое воспитание, ОСОАВИАХИМ, комсомол, Бурят-Монгольская АССР

Abstract: The research subject of this study is the military training of Soviet youth of pre-conscription age and before serving in the Red Army. The relevance of this topic stems from the fact that the militarization of the population was an important aspect of Soviet reality, as with the coming to power, the Bolshevik leadership sought to strengthen the new socialist state and tried to protect it from any external and internal encroachments. Of paramount political importance was the question of the conscription of non-Russian nationalities and national formations. The aim of this article is to analyze the composition of parts of the Red Army by non-Russian peoples in one of the national regions of the country, namely in the Buryat-Mongol Autonomous Soviet Socialist Republic. As the methodological basis of this study, the author used general scientific and special historical methods. The historical and comparative analysis made it possible to compare the factual material, while the source study method helped to identify and determine certain aspects in the studied problem that have not yet been adequately addressed in historiography. Finally, the principle of scientific integrity has enabled the author's objective analysis and the analytical method has given this work the necessary level of theoretical generalizations. The novelty of this study lies in the fact that new archival materials, newspaper publications, and personal memoirs are introduced into scientific circulation for the first time, which revealed various aspects of the preparation of the Buryats for military service. The author concludes that in the designated period in the Buryat-Mongol Autonomous Soviet Socialist Republic, thousands of liable military conscripts, who did not have the tradition of military service before, underwent pre-war training.


Keywords:

preinduction training, youth, militarization of the country, Red Army, military propaganda, military-media work, patriotic education, OSOAVIAKHIM, кomsomol, Buryat-Mongolian ASSR

Введение.

Проблема военно-патриотического воспитания и военизации населения в советской действительности 1920-1930-х гг. является одной из любопытнейших тем в отечественной исторической науке, поскольку именно этот период можно назвать ключевым в разработке способов и методов воздействия на массовое сознание. В стране появляются первые общественные оборонные организации, которые становятся кузницей специалистов для армии и народного хозяйства. Особый интерес в изучении этой темы вызывает освещение данной проблемы на примере национальных регионов, поскольку помимо общесоюзных тенденций у них имелись свои особенности: культурно-языковые различия, дефицит командиров и работников, низкий уровень образования и пр. В последние годы отечественная историография уделяет этим вопросам огромное внимание [1, 2, 15-18, 20-22, 24-26]. На сегодняшний день исследователи существенно расширили источниковую базу и пополнили историографию новым фактическим материалом. Что вкупе с использованием современной методологии позволяет создать объективную картину происходивших процессов.

Основная часть.

Для советского руководства в 1920­–1930-е гг. была очень актуальной проблема военного обучения населения. Обострение международной обстановки вынуждало не терять бдительности и находится в постоянной готовности к внезапному вторжению извне. Особенностью такой подготовки в национальных регионах страны являлось то, что в большинстве из них коренные народы не проходили обязательный военный призыв. Например, буряты в дореволюционной России не привлекались к военной службе. Исключением были лишь те, кто состоял в казачьем сословии. 18 сентября 1923 г. Президиум обкома РКП(б), обсудив доклад Ербанова М.Н. «О воинской повинности бурятского населения» признал привлечение бурят к воинской обязанности необходимым и целесообразным [8, д. 244, л. 1].

Практическую работу по привлечению бурят к военной службе и организации призыва молодежи в Красную Армию осуществлял военный комиссариат Бурят-Монгольской АССР, на который были возложены следующие задачи: проведение призывной кампании, учет военнообязанных, вневойсковая подготовка допризывников, проверка лошадей. В проводимой агитационно-массовой работе основное внимание обращалось на отличия Красной Армии от царской армии, а в качестве информационного обеспечения были изданы небольшие брошюры и сборники «О призыве бурят в ряды Красной Армии», «О льготах семьям призываемых в армию», «О необходимости службы в Красной Армии».

28 августа 1925 г. Президиум ЦИК И СНК СССР принял постановление «О призыве на действительную военную службу граждан бурят-монгольской национальности», в котором указывалось «проводить призыв на общих основаниях с прочими гражданами СССР. Порядок и срок призыва бурят поручить Революционному военному совету СССР» [23].

Большое внимание было уделено первому призыву бурят 1903 года рождения. Бурятская молодежь к такому мероприятию советской власти отнеслась положительно и в своих заявлениях отмечала, что с интересом бы поучилась военному ремеслу и грамоте [11, д. 272, л. 9]. Допризывная подготовка проводилась по специальной программе на созданных сборных пунктах. День допризывника начинался с 6 часов утра и включал в себя политчас, изучение устава, разбор винтовок и строевые занятия. По окончанию занятий создавались испытательные комиссии из представителей военкомата и общественных организаций. Комсомольскими ячейками г. Верхнеудинска проводились специальные курсы для призывников, на которых читались лекции о Красной Армии, ее структуре и дисциплинарном уставе. В результате всей этой работы первый призыв бурятской молодежи прошел успешно. Из общего числа подлежащих призыву на сборные пункты явилось 96,5% призывников [9, д. 522, л. 610].

В 1927 г. министром иностранных дел Великобритании Д. Чемберленом было заявлено о прекращении дипломатических отношений с СССР. По всей стране развернулась пропагандистская кампания под названием «Наш ответ Чемберлену». Не осталась в стороне и молодежь Бурят-Монгольской АССР. Верхнеудинский актив комсомольцев вышел на митинг, закончившийся костюмированным шествием с загримированными «главами» государств.

Обком ВКП(б) и ЦИК БМАССР опубликовал обращение к призывникам 1905 года рождения с просьбой проявить активность и сознательность. Политруководители докладывали с мест: «В Агинском аймаке допризывная подготовка проходит оживленно. Допризывники стараются за месяц пребывания на пункте получать как можно больше знаний»; «В Хоринском аймаке не явилось всего 4% призывников. В недельный срок они научились сложным перестроениям, маршировке и прочим военным премудростям. На десятый день учебы допризывники отлично доказали свои успехи на параде «Сур-Харбана»; «В Боханском аймаке на пункт прибыли все состоящие на учете допризывники. Ребята охотно принялись за учебу» [3, с. 3]. При проверке усвоения знаний из 1195 чел. оценку «удовлетворительно» получили 1026 чел., не сдали 169 чел [12, д. 2511, л. 148]. Такое количество несдавших объясняется низкой общеобразовательной подготовкой и плохим знанием русского языка.

30 августа 1927 г. городские ячейки комсомола решили проверить полученные знания у допризывников и организовали учебный военный поход. «Обороняющаяся часть молодых людей со скатками из дождевиков на плечах, с котомками, жестяными кружками на поясах в 7 часов утра отправились в назначенное место на 13 километров от города. На месте шло формирование наступающих батальонов. Всем были выданы условные пулеметы, винтовки, патроны, противогазы и красные флажки. Разбивка шла по ротам, взводам и отделениям. Были сформированы химкоманда, артиллерия, кавалерия, техсвязь, кухня, санитарный отряд, повозки и агиавтомобиль. Походное движение развернулось по правилам устава. Впереди пошла разведка и охраняющие части. Вскоре был встречен противник. Бой длился около получаса. Враг отступил. Колонны с песнями тронулись на отдых. Чистка винтовок, обед, чай…» [4, с. 3]. В целом, такой поход имел положительный результат и позволил в короткий срок ознакомить молодежь с действительностью боевой обстановки.

Активизации военно-массовой работы способствовал приезд в марте 1929 г. в республику инспектора кавалерии Красной Армии Буденого С.М., который выступил в клубе стеклозавода. «В клубе тесно, но нет толкотни и шума. Скамейки заняты, некоторые стоят на ногах. Так просто и толково молодежи было рассказано о том, кто нас окружает, как смотрят на государство рабочих и крестьян зарубежные враги и наши друзья. Доклад выслушан внимательно» [5, с. 2].

Летом-осенью 1929 г. возникла напряженность на КВЖД и были разорваны дипломатические отношения с Нанкинским правительством. Военкоматы Бурят-Монгольской АССР в этот период провели большую работу по призыву граждан 1907 года рождения. Из аймаков поступали сообщения о патриотическом подъеме призывников. Так, например, уполномоченный из Торейского совета Селенгинского аймака сообщал: «Настроение призывников и населения в целом бодрое. Никакой паники не наблюдается. Комсомольцы заявляют: если нас не возьмут в армию, все равно не поедем домой, будем настаивать на приеме в ряды РККА» [10, д. 1153, Л. 251].

Из призывников 1907 года рождения был сформирован учебный дивизион, который развернул учебу ускоренным темпом и готовил резерв для боевого дивизиона, находящегося на передовых позициях у китайской границы.

Значительная работа в эти годы была проведена по комплектованию военно-учебных заведений. При обкоме партии работала специальная комиссия по отбору кандидатов в такие заведения, куда входил военком республики. Так, в августе 1925 г. она рекомендовала в кавалерийскую школу 15 чел., в пехотную – 5 чел., политическую – 5 чел., военно-морское училище – 1 чел. В Ленинградскую кавалерийскую школу комиссия отобрала 25 чел. Успешно был проведен набор кандидатов в военно-учебные заведения в последующие годы. В 1927 г. 18 чел. были направлены в Томскую артиллерийскую, Тверскую кавалерийскую, Владивостокские инженерную и пехотную школы, а также в Киевскую школу связи. Бурятия готовила средние командные кадры кавалерийских частей в Северокавказской, Татаро-Башкирской и Тверской кавалерийских школах, несколько позже – в Тамбовской объединенной кавалерийской школе имени Первой Конной. Например, в 1936 г. туда поступило 32 курсанта из республики.

В 1931–1938 гг. допризывная подготовка проводилась в основном по наряду военных органов в созданных массовых оборонных организациях –ОСОАВИАХИМ. Для обучения допризывников были созданы кружки военных знаний (КВЗ) и военно-учебные пункты (ВУПы).

В КВЗ подготовка велась около двух месяцев и включала в себя изучение элементов топографии и оружия. В 1931 г. военным обучением в КВЗ было охвачено 3988 чел., а в 1932 г. – 4497 чел. [13, д. 2, л. 43-44]. Но, несмотря на количественный рост, качество работы по военной подготовке молодежи оставалось низким. Не хватало высококвалифицированных кадров, наглядно-учебных пособий, оружия, патронов и другого необходимого инвентаря. В редакцию газеты «Бурят-Монгольская правда» поступило письмо от красноармейца Николаева, заведующего КВЗ в с. Новая Курба, в котором он сообщал: «молодежь стремиться к учебе. Ребята с интересом прослушали лекции по военному делу, научились маршировать, а также провели два образцовых наступления. Они очень бы хотели ознакомиться с винтовкой, но у нас их нет» [6, с. 2]. Писали в газету и сами рядовые: «у нас нет практики, одна лишь теория. Изучаем винтовки, а сами их в глаза не видели. Лучше сделать упор на качество, а не на количество молодых ребят» [7, с. 3]. Такая картина встречалась практически во всех кружках военных знаний республики.

Важное преимущество перед КВЗ имели ВУПы, немного лучше приспособленные к условиям занятий молодежи допризывного возраста военным делом. Пункты располагали своей, пусть и небольшой, материально-технической базой. Например, районный ВУП имел 50 карт крупного масштаба, 50 противогазов, 25 учебных и 10 боевых и винтовок, 25 пар лыж военного образца, 10 учебных гранат, 4 компаса и 4 прицельных станка.

В 1933 г. допризывной подготовкой было охвачено более 3,5 тыс. граждан 1911 года рождения, в том числе 967 молодых людей бурятской национальности. С конца 1934 г. началась военно-морская подготовка призывников. Военно-морской учебный пункт (ВМУП), созданный на Селенгинском речном пароходстве в 1935 г. подготовил 35 кандидатов для поступления в военно-морское училище.

Особое внимание в рассматриваемый период отводилось развитию отечественной авиации и авиационных видов спорта. Выдвинутый в 1931 г. лозунг «Комсомолец – на самолет!» был горячо поддержан молодежью. В начале 1935 г. был открыт республиканский аэроклуб, который принял на учебу 30 чел. В том же году на базе управления Бурят-Монгольской воздушной линии появляется транспортное летное подразделение.

Созданный аэроклуб широко поддерживал парашютный спорт. В 1936 г. для подготовки парашютистов из Москвы в республику был направлен специальный инструктор. На организованные им курсы записались 33 чел. курсантов и летчиков. Молодежью был совершен 291 прыжок [13, д. 2, л. 110]. К началу 1937 г. аэроклуб располагал 9 самолетами, 9 парашютами, 7 планерами и 1 парашютной вышкой. К концу 1930-х гг. им было подготовлено более 250 летчиков запаса [13, д. 2, л. 113].

Кроме этого, в рассматриваемый период рос интерес молодежи к стрелковому делу. 16 апреля 1935 г. был открыт областной стрелково-спортивный клуб, который начал обучение стрелков и снайперов, а также занимался организацией различных стрелковых конкурсов, соревнований и состязаний. Из-за недостаточного количества тиров и стрельбищ подготовкой инструкторских кадров и обучением молодежи стрельбе занимались передвижные школы. Практические же стрельбы проводились в тирах воинских частей.

Поскольку традиционной отраслью животноводства в Бурят-Монгольской АССР являлось коневодство, то в 1933 г. свою работу начала кавалерийская школа. В 1936 г. ячейки ОСОАВИАХИМа приняли участие в создании кавалерийских кружков для молодежи и клубов «ворошиловских кавалеристов». По всей территории республики насчитывалось 45 кружков, в которых обучалось около 804 чел. [14, д. 23, л. 5].

В предвоенные годы была активизирована работа среди допризывников по развитию военно-прикладных видов спорта. Например, конных скачек и фехтования. В ее основу были положены нормативы военного-спортивного комплекса «Готов к труду и обороне» (ГТО). К началу 1935 г. в БМАССР было подготовлено 1537 значкистов ГТО I ступени, а к началу 1940 г. – 2136 чел. Ворошиловскими стрелками I ступени стали 5737 чел., II ступени – 128 чел. [19, с. 47]

Призывы 1939–1940-х гг. дали более качественное пополнение для Красной Армии и Военно-морского флота. Характерным являлся рост физического здоровья контингента. По итогам призыва 1940 г. военный комиссариат БМАССР занял первое место в Забайкальском военном округе.

В январе 1941 г. проводилась приписка призывников 1922–1923 годов рождения. На приписных пунктах были организованы беседы о всеобщей воинской обязанности, о военной присяге, о международном положении и пр. Только в Кабанском аймаке состоялось 32 беседы, на которых присутствовало 2476 чел. К середине июня 1941 г. вся подготовительная работа по призыву молодежи в Советские вооруженные силы в основном была завершена.

Выводы.

Таким образом, поставленная советским руководством задача подготовки резерва для Красной Армии была выполнена. И хотя в регионах кадровая, материально-техническая и ресурсная база находилась на невысоком уровне и не соответствовала в полной мере предъявляемым требованиям к качеству военного обучения, за предвоенные годы допризывной подготовкой было охвачено большое количество молодежи допризывного возраста, которые смогли получить базовые военные навыки. На протяжении дальнейшего развития оборонного движения в стране шел постоянный поиск оптимальной модели по охвату и обучению граждан военному делу. Большое внимание уделялось лицам коренных национальностей, что способствовало не только расширению мобилизационной базы для комплектования Красной Армии, но и помогало вовлечению окраинных коренных народов СССР в орбиту советской общественной жизни.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью
Допризывная подготовка молодежи БМАССР в 1923-1941 гг.

Название в целом соответствует содержанию материалов статьи.
В названии статьи условно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и условно обозначил её актуальность.
В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах.
Автор не представил результатов анализа историографии проблемы, ограничившись абстрактным замечанием о том, что «в последние годы отечественная историография уделяет этим вопросам огромное внимание» и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи.
При изложении материала автор продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования.
Апелляция к оппонентам в статье отсутствует.
Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
Автор не разъяснил и не обосновал выбор хронологических рамок исследования.
Автор не разъяснил и не обосновал выбор географических рамок исследования.
На взгляд рецензента, автор стремился грамотно использовать источники, выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обозначил её актуальность.
В основной части статьи автор сообщил о признании 18 сентября 1923 г. Президиумом обкома РКП(б) «привлечения бурят к воинской обязанности необходимым и целесообразным», перечислил задачи военного комиссариата Бурят-Монгольской АССР, сообщил о принятии 28 августа 1925 г. Президиумом ЦИК И СНК СССР постановления «О призыве на действительную военную службу граждан бурят-монгольской национальности», кратко описал программу допризывной подготовки. Затем автор сообщил о реакции молодёжи БМАССР в лице «верхнеудинского актива комсомольцев» на заявление министра иностранных дел Великобритании Д. Чемберлена, кратко описал содержание отчетов о явке призывников 1905 года рождения на сборные пункты и результаты проведения военных игр, необоснованно заключив, что «поход имел положительный результат и позволил в короткий срок ознакомить молодежь с действительностью боевой обстановки».
Далее автор вновь обратил внимание читателя на внешнеполитическое событие (в 1929 г. «возникла напряженность на КВЖД и были разорваны дипломатические отношения с Нанкинским правительством»), связав с ним высокую явку очередных призывников и усилия органов военного управления.
Далее автор охарактеризовал работу «по комплектованию военно-учебных заведений», затем оценил работу кружков военных знаний и военно-учебных пунктов в 1930-х гг., описал меры по «развитию отечественной авиации и авиационных видов спорта», по обучению молодёжи стрельбе, по «развитию военно-прикладных видов спорта». В завершение статьи автор умозрительно сообщил, что «призывы 1939–1940-х гг. дали более качественное пополнение для Красной Армии и Военно-морского флота» и что «по итогам призыва 1940 г. военный комиссариат БМАССР занял первое место в Забайкальском военном округе», что «к середине июня 1941 г. вся подготовительная работа по призыву молодежи в Советские вооруженные силы в основном была завершена».
Почему автор именует в статье партийную организацию республики областной, осталось неясно.
Выводы автора носят обобщающий характер, обоснованы отчасти, поскольку данная статья ограничена рамками БМАССР.
Выводы позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования отчасти. Выводы не отражают результатов исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительном абзаце статьи автор сообщил, что «поставленная советским руководством задача подготовки резерва для Красной Армии была выполнена», что «за предвоенные годы допризывной подготовкой было охвачено большое количество молодежи допризывного возраста» т.д., что «на протяжении дальнейшего развития оборонного движения в стране шел постоянный поиск оптимальной модели по охвату и обучению граждан военному делу» и что «большое внимание уделялось лицам коренных национальностей, что способствовало не только расширению мобилизационной базы для комплектования Красной Армии, но и помогало вовлечению окраинных коренных народов СССР в орбиту советской общественной жизни».
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором отчасти.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует доработки в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.