Статья 'Российские просоветские студенческие организации за рубежом и их связи с Пролетстудом СССР' - журнал 'Исторический журнал: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет и редакционная коллегия > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Российские просоветские студенческие организации за рубежом и их связи с Пролетстудом СССР

Строгалова Аполлинария Станиславовна

соискатель, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119191, Россия, г. Москва, Ломоносовский проспект, 27, корп. 4

Strogalova Apollinariya

PhD Candidate, Section of Russian History of the 20th Century, History Department, Lomonosov Moscow State University

Lomonosovsky prospekt 27-4, Faculty of History – MSU, Moscow 119192 Russia

apollinariyas@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0609.2019.4.29904

Дата направления статьи в редакцию:

01-06-2019


Дата публикации:

21-08-2019


Аннотация: Статья посвящена созданию и деятельности просоветских российских студенческих организаций в зарубежье в 1920-е гг. Предметом исследования является деятельность просоветских общественных организаций студенчества в первой половине 1920-х гг. Объект исследования – российское зарубежное студенчество. Цель статьи – на основе изучения уставной документации и переписки зарубежных просоветских студенческих союзов и объединений в первой половине 1920-х гг., исследовать характер их работы и взаимоотношения с советской общественной студенческой организацией «Пролетстуд». Методологической базой исследования послужили принципы историзма и объективности; в работе использовались историко-генетический, историко-сравнительный методы. Новизна работы заключается в том, что анализ неопубликованных (архивных) и опубликованных (периодическая печать) источников о деятельности просоветских союзов был осуществлен впервые. Статья написана на основе документов ГАРФ (фонд №5574), РГАСПИ (фонд №17, оп. 60), использовались материалы периодических изданий эмигрантской и советской студенческой прессы. Тема жизни российского зарубежного студенчества привлекает к себе внимание историков [1, 12-16, 19, 22-24, 27-29], но ими изучались антибольшевистские молодежные организации. В статье делается вывод, что в начале 1920-х гг. наряду со студенческими эмигрантскими организациями в странах Европы создавались студсоюзы, которые придерживались просоветских позиций. Эти союзы были ориентированы на активное сотрудничество с советскими организациями и студенчеством СССР в лице ЦБ Пролетстуда. Инициатива установления связей с ЦБ исходила от зарубежных союзов, однако контакты были неофициальными и непостоянными по ряду причин, что негативно влияло на работу союзов.


Ключевые слова:

высшее образование, интеллигенция, эмиграция, студенческие союзы, университеты, зарубежные связи, общественные организации, пролетарское студенчество, Пролетстуд, профсоюзы

Abstract: The article is focused on the creation and work of pro-Soviet Russian student organizations outside of the USSR in the 1920s. The research subject of this study is the activities of pro-Soviet public organizations of students in the first half of the 1920s. The research object of this study is the Russian students abroad.The aim of this article, based on an examination of the statutory documentation and correspondence of foreign pro-Soviet student unions and associations in the first half of the 1920s, is to study the nature of their work and their relationship with the Soviet public student organization Proletstud. The methodological basis of this study is the principles of historicism and objectivity; in this work, the historical-genetic and the historical-comparative methods are applied. The study's novelty lies in the analysis of unpublished (archival) and published (periodical) sources pertaining to the activities of pro-Soviet unions, which was carried out for the first time in historiography. The article is written on the basis of documents from the State Archive of the Russian Federation (collection no. 5574), the Russian State Archive of Socio-Political History (collection no. 17, op. 60), and information from periodical publications of emigrant and Soviet student press. The topic of the life of Russian students abroad has previously attracted the attention of scholars [1, 12-16, 19, 22-24, 27-29], but they focused solely on anti-Bolshevik youth organizations. The article concludes that in the early 1920s, along with student emigrant organizations in European countries, student unions were created, which adhered to pro-Soviet positions. These unions were oriented towards active cooperation with Soviet organizations and students from the USSR represented by the Proletstud. The initiative to establish relations with the Proletstud came from foreign unions, but the contacts were unofficial and unstable for a number of reasons, and negatively affected the work of the unions.


Keywords:

higher education, Intelligentsia, emigration, student unions, universities, foreign connections, public organizations, proletarian students, Proletstud, trade unions

После Октябрьской революции и гражданской войны в России, страну покинуло значительное количество людей, не признававших советскую власть. Количество эмигрантов точно не установлено. По некоторым данным, в 1920-е гг. в эмиграции оказалось не менее 2 млн человек [32, c. 26]. Эмигранты пытались воссоздать привычный уклад жизни в новых для них условиях, в том числе сохранить дореволюционную систему образования, включая высшее образование, поскольку среди эмигрантов было много студенческой молодежи. Создавались русские факультеты и университеты, в которых преподавали на своем языке русские профессора и ученые.

Молодое поколение занимает важное место в жизни общества, является его интеллектуальным потенциалом и важным трудовым ресурсом. Молодежи присущи наибольшая активность, мобильность, гибкость мировосприятия, она более успешно осваивает новые знания и профессии, привносит новые идеи и тенденции в различные сферы общества. В связи с этим данная тема весьма актуальна, интерес к ней не иссякает. Тема российского студенчества довольно широко представлена в работах ряда исследователей. Часть трудов посвящена студенческим союзам российской молодежи, созданным в 1920-е гг. за рубежом [1, 12, 14, 19, 27-29]. В данной статье речь пойдет о тех из них, которые были лояльны к советской власти.

Хронологические рамки исследования – первая половина 1920-х гг. – обусловлены тем, что этот период являлся начальным этапом деятельности студенческих союзов за рубежом.

Географические рамки охватывают те страны, где, на основе архивных материалов, были выявлены просоветские студенческие союзы.

Как пишет исследователь Н.В. Курамина, в 1921 г. за рубежом находилось 16 тысяч российских студентов [20, c. 205]. Другие источники указывают на более значительное их количество – 30-40 тысяч человек [3, c. 30], однако эти цифры, скорее, преувеличены.

Множество факторов определяло географию расселения эмигрантского студенчества. На это влияла внутренняя политика и экономическое положение той или иной страны в послевоенное время, наличие возможности получения высшего образования и стоимость обучения, языковая и культурная привлекательность, менталитет, отношение к русской эмиграции и многое другое.

С 1921 г. наиболее благоприятные условия для получения высшего образования существовали в Чехословакии и Югославии, а также в Германии и Франции, которые становятся центрами русской эмиграции.

Большая часть русского студенчества за рубежом не вступала ни в какие политические группировки. Но, так или иначе, оно находилось под идеологическим влиянием лидеров русской эмиграции, которые придерживались монархической или либерально-демократической позиции. Внутри самой эмиграции существовали политические разногласия, которые затронули и студенчество. К усилению этих разногласий привело появление «сменовеховского» течения.

Для защиты своих интересов и получения материальной помощи, а также для успешной социальной адаптации, российские студенты-эмигранты в разных странах и городах объединялись в общественные организации. Большинство эмигрантских студенческих объединений придерживалось аполитичности, другие указывали политические требования в своих программах, в том числе, главное - непризнание советской власти. Некоторая часть студенчества за рубежом придерживалась просоветских взглядов. Так, различное отношение к политической власти на родине вызывало конфронтацию между этими студенческими группами.

Термин «просоветское» студенчество, по нашему мнению, наиболее применим для начального этапа деятельности этих союзов, поскольку он отражает намерения членов организаций восстановить контакты с Советской Россией. Называть их «советскими» было бы не правильно, потому что союзы не являлись организациями советского государства. Инициатива создания союзов принадлежала именно представителям студенчества за рубежом.

Появление просоветского студенчества было связано с несколькими причинами. Этому способствовало постепенное усиление Советского Союза, рост его международного значения. С 1922 г. СССР постепенно выходит из дипломатической изоляции, установив дипломатические отношения с Германией, затем и с другими странами. Это заставило многих эмигрантов потерять надежду на скорое свержение советской власти в России. Расколу эмиграции способствовало и появление «сменовеховского» течения. В 1921 г. в Праге вышел сборник публицистических статей «Смена вех», авторы которого переосмыслили причины и итоги Октябрьской революции. Создатели сборника – видные деятели либерального направления (Н.В. Устрялов, Ю.В. Ключников, А.В. Бобрищев-Пушкин, С.С. Лукьянов и др.) – считали, что ради сохранения силы и единства России можно пойти на примирение с советской властью. Этот сборник стал основой нового идейно-политического направления среди российской эмиграции и вызвал внутри нее широкий резонанс. Желание части эмигрантов так или иначе восстановить связи с родиной сыграло важную роль.

Союзы просоветского студенчества стали формироваться с 1922 года, являясь профессионально-академическими организациями. Они занимались защитой академических, правовых и экономических интересов студентов. Союзы были организованы в разных странах Европы: в Германии, Чехословакии, Австрии, Швейцарии, Бельгии, Болгарии, Франции и Англии.

Состав членов студенческих просоветских организаций за рубежом был крайне разнообразен и зависел от страны пребывания: это «бывшие» белоэмигранты, выходцы из лимитрофных государств (бывшие территории Российской империи) и студенты, направленные на обучение советскими республиками [18, c.13]. Таким образом, социальный состав был неоднороден. Как и идейно политические убеждения членов этих союзов. Только небольшая доля студентов являлась коммунистами, основная же часть состояла из лояльных к советской власти. По уставу эти Союзы были неполитическими организациями и официально не представляли коммунистическое студенчество. Например, в Уставе «Союза студентов – граждан РСФСР» значилось только, что его члены должны признавать свою принадлежность к России в культурном и национально-государственном отношении. Таким образом, эти организации не были партийными.

С момента создания члены этих союзов искали возможности для установления связи с советскими организациями и студенчеством. В это время в Советской России существовала общественная профсоюзная организация «Пролетарское студенчество» (Пролетстуд) во главе с Центральным бюро. Пролетстуд способствовал пролетаризации студенчества СССР, заведовал организацией учебного процесса в вузах, занимался вопросами предоставления материальной помощи студентам. Пролетстуд представлял студенчество СССР и на международном уровне. Именно он занимался перепиской с зарубежными союзами.

Самые крупные организации просоветского студенчества находились в Чехословакии, Германии и Австрии. Остановимся более подробно на функционировании студенческих организаций в Чехословакии и их взаимоотношениях с Пролетстудом.

Чехословакия являлась одним из самых крупных центров эмигрантского студенчества. В 1921 г. в Чехословакии была организована так называемая «Русская акция помощи», направленная на оказание поддержки русским эмигрантам и студенчеству. Правительство республики выделяло на обучение российской молодежи крупные субсидии, которые шли на оплату обучения студентов, стипендии, общежития, материальную помощь. Это способствовало притоку российских студентов в республику из менее благополучных для эмигрантов стран. Если в 1921 г. в Чехословакии находилось 200-300 человек студенческой молодежи, то к началу 1922 г. уже 1800 студентов получали помощь в рамках «Русской акции» [30, c. 19-20]. В 1922-23 гг. поддержкой правительства Чехословакии пользовались более 6 тыс. студентов [2, c. 110].

В начале 1920-х гг. в Чехословакии среди других организаций российского студенчества существовало несколько союзов просоветских студентов, многие из которых являлись гражданами СССР. В Праге находились наиболее крупные организации – «Союз студентов – граждан РСФСР» и «Союз студентов – граждан УССР». В их состав входили представители белой эмиграции, которых в чехословацких организациях было большинство, и командированные из советских республик.

Существовавшая в Праге инициативная группа по созданию «Союза студентов – граждан РCФСР» призывала всех русских студентов вступать в ряды этого Союза. В агитационной листовке «К русским студентам в Чехословакии» говорилось: «Многое, быть может, не удовлетворяет в нынешней России, многое не нравится, слишком далека она от того идеала, каким многие из нас хотели бы ее видеть, но она наша Родина… Мы приглашаем всех, желающих восстановить связь с родиной и стремящихся к работе для нее, обращаться … к инициативной группе по созданию в Праге «Союза студентов – граждан РСФСР»…» [26, л. 1].

«Союз студентов – граждан РСФСР» в Чехословакии» был образован в Праге в июне 1922 г., через год устав Союза был официально утвержден МИД Чехословакии. За годовое существование в организацию записалось 146 членов [21, c. 22-23]. Союз также имел филиал в Брно [5, л. 32].

Контакты между просоветскими зарубежными союзами и советскими организациями были налажены уже в 1922 г. Пролетстуд сотрудничал именно с просоветски настроенными организациями. Но связи эти имели полуофициальный характер. Судя по архивным материалам, инициатива общения исходила от просоветских организаций: они посылали ЦБ письма, отчеты, просьбы. В архивах сохранилось множество таких писем, однако обратная связь представлена отрывочно. Надо отметить, что и руководители Пролетстуда осознавали важность этой связи, например, для осуществления своего влияния на эмигрантское студенчество через беспартийные легальные студенческие организации за рубежом [10, л. 3].

В конце 1923 г. была проведена перерегистрация членов Союза, и с 1 января 1924 г. в него принимались только лица, восстановленные в правах гражданства СССР. По всей видимости, это правило соблюдалось не всегда. Но наличие документов о советском подданстве давало возможность работать в России.

Так, в 1924 г. 13 студентов – членов Союза должны были окончить вузы Чехословакии и направиться в СССР для устройства на работу. В связи с этим было проведено анкетирование студентов внутри союза для получения советскими организациями подробных сведений об их специальности [5, л. 36-37]. При этом ЦБ Пролетстуда в своем письме настаивало, что возвращающимся на родину студентам необходимо быть не только хорошими специалистами, но и уметь ориентироваться «по-советски» в общественных вопросах и в любой отрасли строительства государства. Для чего Правлению Союза советовали «стремиться к искоренению «аполитичности», которая у некоторых членов, по-видимому, еще сильна» [5, л. 39]. Таким образом, ЦБ Пролетстуда после некоторого отбора предоставляло студентам этих Союзов работу в СССР.

Поскольку многие студенты нуждались в материальной помощи, Правление Союза периодически обращалось с прошениями о финансовой поддержке к различным организациям и должностным лицам в Чехословакии. В декабре 1923 г. при организации была создана Комиссия по изысканию материальных средств для оказания помощи нуждающимся членам Союза, которые не состояли на иждивении чехословацкого государства [5, л. 48]. Помимо прочего, организация занималась поиском работы на лето и составляла рабочие артели для студентов Союза.

Пролетстуд финансово не помогал этой организации. Но участвовал, например, в пополнении библиотечного фонда. Библиотека Союза пополнялась местными изданиями, из СССР приходила немногочисленная советская литература и газеты «Правда» и «Известия ВЦИК» [5, л. 34-35].

Помимо официальных задач, прописанных в Уставе, Союз ставил перед собой еще одну неофициальную – разложение эмигрантского студенчества, как части эмиграции. Можно предположить, что это было связано с идеологическими посылами советских властей.

Конфронтация между студенческими эмигрантскими и просоветскими организациями в Чехословакии проявлялись особенно сильно по сравнению с другими странами, поскольку здесь находилось значительное количество эмигрантского студенчества. Так, например, именно в Праге был создан самый крупный союз «Объединение русских эмигрантских студенческих организаций» (ОРЭСО).

Различные случаи столкновений имели место в Праге и в Брно. Частыми были случаи оскорблений и словесных перепалок между студентами, срывы плакатов и другой советской атрибутики представителями белоэмигрантского студенчества, но доходило и до физической расправы. Особенно жаловались на «варварское отношение» к себе со стороны белоэмигрантских союзов члены филиала в г. Брно. В июне 1923 г. они направили председателю «Союза студентов – граждан РСФСР» несколько писем, в которых просили поспособствовать их защите [6, л. 24-25]. Чехословацкие власти принимали различные меры для предотвращения противозаконных действий во взаимоотношениях российской молодежи, иногда достаточно кардинальные, например, высылку из страны.

В начале 1924 г. «Союз студентов – граждан РСФСР» решил исключить для себя вопрос о необходимости борьбы за разложение эмиграции. Правление Союза предполагало, что к этому времени эмиграция не представляет более «ни силы, ни ценности, ни интереса» [5, л. 49]. Все силы организации были направлены на то, чтобы укрепить свое положение среди чешской общественности.

Одной из практических задач советских студенческих союзов за рубежом являлось распространение информации о своей работе. Подготовка выступлений и докладов о Советской России организовывалась в целях прекращения распространения негативной информации о жизни в СССР, что отрицательно отражалось на деятельности союза. Союз стремился установить контакты с различными студенческими организациями Чехословакии и с группами иностранного студенчества [5, л. 44].

В Чехословакии существовали союзы, объединявшие студентов других советских республик. Одной из таких организаций был «Союз студентов – граждан УССР», который возник 6 октября 1923 г. [4, л. 9] в Праге и поддерживал дружественные отношения с «Союзом студентов – граждан РСФСР». В его составе находилось 200 человек, не считая членов филиалов в Брно и Подебрадах.

В феврале 1924 г. назрел вопрос о необходимости объединения Союзов граждан РСФСР и УССР в Чехословакии. В конце 1924 г. они создали «Союз студентов – граждан СССР», который решал основные принципиальные вопросы работы под руководством ЦБ Пролетстуда [4, л. 34-35]. К концу 1925 г. в Центральном Бюро Советского студенчества в Чехословакии было уже пять организаций в количестве 300 человек: ним присоединились студенты – граждане Белоруссии, Молдавии и Грузии.

В целом, ЦБ Пролетстуда положительно оценивало тактическую линию и работу «Союза студентов – граждан РСФСР». В свою очередь, Пролетстуд интересовали политические новости и информация, связанные с Советским Союзом, сведения о белоэмигрантском студенчестве и его руководящей организации ОРЭСО, а также связь с различными студенческими организациями, в том числе международными [5, л. 39-39об.].

Наряду с чехословацкими студорганизациями, некоторые объединения студентов в Германии налаживали связи с Пролетстудом.

В начале 1920-х гг. Германия являлась одним из центров российской эмиграции, в том числе и для значительного процента студенческой молодежи. Правление ОРЭСО в своем журнале «Студент» сообщало, что к началу 1922 г. в Германии численность русских студентов превышала 1500 человек [30, c. 12]. Другие данные указывают, что в начале 1920-х гг. лишь в Берлине находилось не менее 4000 студентов [31, c. 74]. Но не все из них имели возможность получить высшее образование, поскольку обучение в Германии было платным.

Среди российского студенчества в Германии были союзы, лояльные к советской власти. Один из них - «Объединение российских студентов в Германии» - был создан в феврале 1922 г. [26, л. 7]. К концу года в нем числилось 140 человек. Центр Объединения российских студентов базировался в Берлине, но постепенно создавались отделения по всей стране. Так, к концу 1924 года отделения были организованы в 11 городах Германии с общей численностью 289 человек [7, л. 78-79].

Берлинская организация развивала весьма активную деятельность, в том числе способствовала развитию совместной работы зарубежных союзов. 27-30 декабря 1922 года Объединение при поддержке Пражского союза организовало в Берлине конференцию Российских (советских) студенческих организаций за рубежом с участием союзов просоветского студенчества Германии, Чехословакии, Австрии, Болгарии и Швейцарии. В ней участвовали 12 организаций с общим числом членов около 700 человек [7, л. 20; 25, с. 126]. На конференции было принято решение о создании Центрального Бюро Объединения российских студенческих организаций за рубежом, выработаны основные задачи, а также определены общие направления деятельности всех союзов [10, л. 1-2]. Однако деятельность Центрального Бюро Объединения российских студенческих организаций за рубежом в архивных материалах прослеживается только на протяжении 1923 года. Позже Бюро прекратило свою деятельность, причиной стала несогласованность действий между союзами.

Участники Объединения российских студентов в Германии считали одной из своих задач, подобно чехословацким организациям, «борьбу за Советскую Россию» с эмигрантскими силами, в данном случае – студенческими организациями. Первоначально немногочисленные члены Объединения выступали оппонентами на лекциях предводителей эмиграции, читали доклады об СССР, убеждая многих слушателей пополнять ряды организации. С этой же целью велась интенсивная культурная работа, к которой были привлечены советские ученые, писатели и поэты, видные представители «сменовеховства» [7, л. 19-20; 21, с. 21]. Активный период противоборства с эмигрантским студенчеством продолжался до весны 1924 года, когда совещание коммунистов-членов организации констатировало, что «период расслоения эмигрантского студенчества закончен, что в этом направлении Объединение исполнило свою задачу успешно».

Весной 1924 года Объединение российских студентов сосредоточило свое внимание на внутренней работе и поставило перед собой следующие задачи: сплотить просоветские студенческие союзы в Германии, организовать теснейшую связь с пролетарским студенчеством СССР и коммунистическим студенчеством Германии, поддерживать интерес к СССР в академических и общественных кругах Германии и пр. [7, л. 20-21об.].

В ноябре-декабре 1924 года после проведения перерегистрации в берлинском отделении, количество его членов уменьшилось со 160 до 126 человек. Что касалось советского гражданства, то 65% студентов имели официальные документы о гражданстве СССР, 13% в этот момент ходатайствовали о восстановлении подданства. Остальные являлись гражданами Германии, Румынии Польши, Литвы, Латвии, Эстонии [7, л. 78-79]. Таким образом, большинство студентов отделения имели документы о гражданстве СССР. Всего в немецких просоветских студорганизациях состояло 289 человек. Как писал журнал «Красная молодежь»: «Для тех условий и обстановки, в которой приходиться работать в «демократической» Германии, это количество значительно» [17, c. 128].

По инициативе Объединения российских студентов, 27-28 июня 1924 года в Берлине состоялась первая общая конференция всех просоветских студорганизаций Германии: Союз студентов советского Закавказья, Украинский студсоюз «Громада», туркестанский и татарский студсоюзы, Объединение российских студентов. Задачей конференции было «создание общего организационного центра для координации экономической, академической, культурной и политической работы всех советских студсоюзов Германии». На конференции был создан и принят временный устав «Союза студенческих организаций СССР в Германии».

Перед организацией ставились следующие задачи: сближение студентов–представителей различных национальностей между собой, установление единого фронта советских студенческих организаций против антисоветской эмигрантской интеллигенции и студенчества, проведение общей культурной работы для вовлечения членов организаций в советскую идеологию, установление общей линии поведения по отношению к академическим и государственным органам Германии и налаживание экономической работы.

Исполком Союза студенческих организаций СССР в Германии приступил к созданию общего клуба, объединению библиотек и читален, организации совместных докладов, выпуску бюллетеня, организации отделений в провинции и т.д. Намечались основные принципы взаимоотношений с ЦБ Пролетстуда. Союз готов был знакомить ЦБ с академической жизнью Германии и, наоборот, предоставлять информацию Западу о политической, культурной и частной студенческой жизни в СССР, присылать интересующую Пролетстуд литературу и т.д. [7, л. 18-18об.].

На II Конференции Союза студенческих организаций СССР в Германии в декабре 1924 года произошло окончательное объединение всех советских студенческих организаций Германии. В итоге, в январе 1925 года, в составе объединенного Союза находилась 31 организация и около 600 студентов [7, л. 36-37, 80].

В отношении контактов с СССР, Исполком Союза наладил связь не только с ЦБ Пролетстуда, но также и с другими академическими организациями СССР и отдельных республик, в том числе с отделами Наркомпроса – Главполитпросветом, Главнаукой и т.д. [7, л. 37].

Менее крупным был Союз студентов в Австрии. Австрия приняла сравнительно небольшое количество эмигрантов по сравнению с соседними странами – Чехословакией, Германией и Францией. Однако и здесь были созданы организации студентов, стоявших на платформе советской власти.

«Союз студентов из России в Вене» был создан ранее, но перешел на советскую платформу осенью 1922 года [21, c. 23]. Союз являлся третьей по значению организацией просоветского студенчества в это время в Европе после чехословацкой и немецкой. В феврале 1923 года Союзом студентов из России в Вене была принята Декларация, дополнявшая старый устав и утверждавшая идею об обязательстве каждого члена организации «приложить все свои силы и знания в работе в СССР и для СССР» после окончания учебного заведения заграницей. В задачи Союза входила не только правовая, академическая и экономическая поддержка членов Союза, но и содействие подготовке членов организации для работы в России в культурной, экономической и государственной областях [8, л. 38-39].

Численность Союза в 1923 году составляла более 150 человек и являлась самой крупной организацией среди русского студенчества в Вене [21, c. 23]. В середине 1924 года Союз объединился с Союзом Закавказского студенчества в Союз студентов СССР в Вене. К марту 1925 года в состав Союза входило 95 человек, из которых около 50% являлись гражданами СССР. Союз имел тесные связи с посольством СССР в Вене, в котором несколько студентов организации получили подработку [8, л. 38. 39об.].

Одним из крупных центров российской эмиграции и всей ее культурной и идейно-политической жизни являлась Франция. К 1 апреля 1924 года во Франции находилось полторы тысячи русских студентов [11, л. 404].

Группы просоветского студенчества во Франции организовались несколько позже, чем в Чехословакии или Германии: Союз студентов РСФСР во Франции был создан в 1924 году. Представители украинской молодежи во Франции создали свою группу в марте 1925 года – «Союз студентов УССР во Франции» [4, л. 2; 9, л. 5].

В начале июня 1925 года в Париже была созвана общая конференция нескольких студенческих союзов – УССР, РСФСР и ЗССР для координации работы и создания «Объединения студентов СССР во Франции». На конференции был принят Устав, избраны Центральное Бюро, Ревизионная комиссия и Правление Кассы взаимопомощи. В Объединение входило 200 человек. Политика руководства Объединения при приеме в свою организацию первоначально была мягкой («берем всех»), что было сделано для быстрого пополнения членов организации, в дальнейшем планировалось провести «чистку». Однако все же формальным условием вступления в Объединение являлось предоставление прошения о получении советского гражданства. По данным самой организации, по численности она являлась самой крупной из российских студорганизаций во Франции. Материальное положение студентов Объединения было крайне тяжелым: 90% занимались физическим трудом на заводах и других предприятиях [9, л. 5-6].

В работе просоветских студенческих организаций разных европейских стран было много общего. Они уделяли большое внимание культурно-просветительной работе: организовывали читальни и библиотеки, по возможности пополняя их советскими книгами и периодикой; публиковали собственные журналы, газеты и брошюры, организовывали кружки по изучению коммунистической идеологии. Так,в Германии был организован марксистский семинар, где изучались история развития капитализма, диалектический материализм, история классовой борьбы на Западе и в России, государство в эпоху диктатуры пролетариата [7, л. 38-39].

Важным аспектом в работе просоветских студсоюзов являлось проведение лекций, чаще циклов лекций, освещавших жизнь в СССР. Исполком Союза студенческих организаций СССР в Германии организовал курс лекций об СССР, которым заинтересовались не только студенты Союза, но в том числе сторонние студенты. На лекциях рассматривались различные вопросы государственного устройства Советской России. Стоит отметить, что интерес к Советскому Союзу у местных студенческих сообществ существовал и в других странах, где организовывались подобные лекции.

При студсоюзах существовали общеразвивающие кружки: литературно-художественные, технические, спортивные, музыкальные и др.;

устраивались балы, концерты и открытые вечера.

Просоветские студсоюзы предоставляли своим студентам академическую помощь, содействуя при поступлении в местные вузы. Оказывалась и правовая помощь в получении паспортов и других документов через советское представительство.

Известно о существовании организаций просоветского студенчества в первой половине 1920-х гг. в Швейцарии, Болгарии, Англии и Бельгии, но данных о них крайне мало.

Итак, в начале 1920-х гг. в различных странах Европы находилось большое количество российской, преимущественно эмигрантской молодежи, которая стремилась получить высшее образование. Для защиты своих академических, правовых, экономических, культурных интересов студенчество организовывалось в группы и союзы, по большей части руководимые монархическими или демократическими лидерами русской эмиграции. Однако небольшая часть студенчества придерживалась просоветских позиций и создавала свои обособленные организации.

Просоветские союзы возникли в 1922-23 гг., главным образом, в странах Европы. Самые крупные из них существовали в Чехословакии, Германии и Австрии, где были наиболее приемлемые условия для обучения и жизни. В начале 1920-х гг. союзы также были созданы в Австрии, Швейцарии, Бельгии, Болгарии, позже – в Англии и Франции. К 1924 году в просоветских организациях по всей Европе состояло 950 человек [10, л. 1]. По мере развития деятельности союзов, прослеживается тенденция к их объединению в пределах одной страны, а также улучшение координации работы между организациями в разных странах. Это позволяло вести общую международную культурно-просветительскую работу, обмениваться информацией, советскими и местными изданиями, периодикой, находиться в курсе событий всем союзам.

В целом, появление просоветских организаций российского студенчества за рубежом в начале 1920-х гг. представляет собой интересное явление. Существуя в окружении антибольшевистской эмиграции, этим студенческим союзам удалось сплотиться и вести достаточно активную деятельность. В этих условиях, одной из задач просоветских зарубежных студенческих организаций в этот период являлось разложение эмигрантского студенчества, как части эмиграции.

Просоветские союзы стремились к установлению связи с советскими организациями, в первую очередь, представлявшими студенчество СССР. На тот момент такой организацией являлся Пролетстуд и его Центральное Бюро, которое поддерживало переписку с зарубежным просоветским студенчеством и направляло деятельность этих союзов в общих принципиальных вопросах. Взаимоотношения зарубежных студенческих организаций и Пролетстуда выражались в форме идеологического руководства деятельностью союзов со стороны ЦБ. Центральное Бюро предоставляло этим союзам информационную поддержку, направляло советские издания и периодическую печать, помогало с оформлением документов через советские представительства в разных странах. Материальная помощь зарубежным организациям оказывалась минимальная.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью
Общественные организации российского просоветского студенчества за рубежом и их связи с Пролетстудом СССР

Название отчасти соответствует содержанию материалов статьи, название статьи автором не продумано и сформулировано не вполне удачно: из текста статьи выяснилось, что автор стремился изучить различные аспекты организации и функционирования студенческих союзов с участием бывших подданных России и граждан СССР, обучавшихся за рубежом в 1921–1925 гг.
В названии статьи не просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор не разъяснил выбор темы исследования и не обосновал её актуальность.
В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах.
Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи.
При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования. Апелляция к оппонентам в статье отсутствует.
Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
Автор не разъяснил и не обосновал выбор хронологических рамок исследования.
Автор не разъяснил и не обосновал выбор географических рамок исследования.
На взгляд рецензента, автор стремился грамотно использовать источники, выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, но не сумел соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
Вместо вступления автор сообщил читателю примерную численность русских эмигрантов за рубежом в 1920-х гг., а также примерную численность учащейся молодёжи, некритично оценив её от 16 до 40 тысяч. Затем автор перечислил факторы, определявшие «географию расселения эмигрантского студенчества по разным странам», сугубо абстрактно, не оформив ни одной ссылки на источники или научную литературу, сообщил о «благоприятных условиях для получения высшего образования», имевших место в Чехословакии, Югославии, Германии и Франции, о некоторых причинах и обстоятельствах появления студенческих общественных организаций, заметив, что «некоторая часть студенчества за рубежом придерживалась просоветских убеждений и взглядов», абстрактно сообщил о причинах появления «просоветского студенчества» и их обособленных организаций.
Далее автор умозрительно описал группы в составе данных организаций, заключил, что «к 1924 году в просоветских союзах по всей Европе состояло 950 человек» и что «самые крупные из них находились в Праге, Берлине и Вене» и сообщил о том, что зарубежные организации стремились к сотрудничеству с советской общественной организацией «Пролетарское студенчество».
Далее автор заявил о намерении сосредоточиться на анализе «взаимоотношений Пролетстуда и студенческой организации в Чехословакии» и фрагментарно описал различные аспекты истории: меры поддержки русской молодёжи правительством Чехословакии, назвал ведущие просоветские студенческие организации, в составе которых находились и граждане СССР, охарактеризовал взаимовосприятие и отношения Пролетстуда и Союза студентов – граждан РСФСР, задачи деятельности данного Союза и др., кратко описал «конфронтацию между студенческими эмигрантскими и просоветскими организациями», наконец, создание «Союза студентов – граждан СССР».
Далее автор перешёл к схожему описанию различных аспектов истории студенческих организаций в Германии, затем в Австрии, Франции, косвенно связанных с темой исследования.
Результаты классификации направлений и форм взаимодействия Пролетстуда и зарубежных студенческих организаций, а также их реализации, наконец, результаты анализа динамики состава студенческой молодёжи автор читателю не представил.
В статье встречаются ошибки/описки, как-то: «По некоторым данным, в 1920-е годы» т.д., неудачные и некорректные выражения, как-то: «обустраивалась в Европе и США», «в разных странах Западной Европы: в Германии, Чехословакии, Австрии, Швейцарии, Бельгии, Болгарии, Франции и Англии», «с 1 января 1924 года в Союз принимались только лица, восстановленные в правах гражданства СССР» (об эмигрантах?), «в разных городах Германии существовали отдельные друг от друга группы российских студентов, лояльных к советской власти» и т.д.
Выводы автора носят обобщающий характер.
Выводы отчасти позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы не отражают результатов исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительных абзацах статьи автор сообщил о том, что «в начале 1920-х годов в различных странах Европы находилось большое количество российской, преимущественно эмигрантской, молодежи, которая стремилась получить высшее образование» т.д., что «небольшая часть студенчества придерживалась просоветских позиций и создавала свои организации», что «эти союзы возникли в 1922-23 гг., главным образом, в странах Западной Европы» т.д., что «этим студенческим союзам удалось… вести достаточно значимую деятельность», «одной из основных задач просоветских зарубежных студенческих организаций являлось разложение эмигрантского студенчества, как части эмиграции», наконец, что Пролетстуд поддерживал «переписку с зарубежным просоветским студенчеством» и направлял «деятельность этих союзов в общих принципиальных вопросах».
Выводы, на взгляд рецензента, не проясняют цель исследования.
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором отчасти.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует существенной доработки, прежде всего, в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Выдающийся отечественный литературный критик В.Г. Белинский как-то заметил: «Русская история есть неистощимый источник для всякого трагика и драматика». И действительно, многовековая история нашей страны отличается и великими свершениями, и не менее известными трагедиями. Среди самых значимых событий, сохраняющихся в памяти народной, можно смело называть Великую Отечественную войну. На протяжении семидесяти с лишним лет не менее яркой, воспеваемой не только историками, но и деятелями искусства была Великая Октябрьская социалистическая революция. Воспринимаемая как начало новой эры (неслучайно, именно с нее в советской историографии начиналась эпоха новейшей истории), она получила масштабное, хотя и идеологизированное рассмотрение в тысячах специализированных изданиях. Перестройка и последовавшая в результате нее демократизация и гласность привели к масштабным изменениям во всех сферах советского общества: не стала исключением и историческая наука. Именно на рубеже 1980-х – 1990-х гг. происходит активный пересмотр господствовавших прежде концепций, причем вектор рассмотрения смещается все правее и правее. Сегодня молодежь скорее знакома с лидерами Белого движения, нежели с советскими военачальниками Гражданской войны, в гораздо большей степени отмечается изучение деятельности белоэмигрантских организаций и движений, нежели просоветских. И все это происходит на фоне псевдоисторических и откровенно фальсифицированных работ, заполнивших полки российских книжных магазинов. В этой связи представляет важность подлинно научное, основанное на архивных материалах изучение различных аспектов советской истории.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой являются российские просоветские студенческие организации за рубежом в первой половине 1920-х гг. Автор ставит своей задачей определить общественно-политические взгляды находившихся в эмиграции российских студентов, проанализировать причины появления просоветского студенчества, рассмотреть деятельность крупных просоветских студенческих организаций на примере Чехословакии, Франции, Германии, Австрии.
Работа основана на принципах историзма, системности, объективности, методологической базой исследования выступают историко-генетический метод, в основе которого по определению академика И.Д. Ковальченко находится «последовательное раскрытие свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического движения, что позволяет в наибольшей степени приблизиться к воспроизведению реальной истории объекта», а также сравнительный метод.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор на основе различных источников стремится охарактеризовать деятельность зарубежных просоветских студенческих организаций и их связь с Пролетстудом. Научная новизна заключается также в привлечении архивных материалов.
Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность (всего список литературы включает в себя свыше 30 различных источников и исследований). Источниковая база статьи состоит из опубликованных (материалы периодической печати) и неопубликованных (документов Государственного архива Российской Федерации и Российского государственного архива социально-политической истории) материалов. Из привлекаемых исследований укажем на труды З.С. Бочаровой, Е.Г. Осовского, Е.П. Серапионовой и других авторов, в которых раскрываются различные аспекты деятельности российской эмигрантской молодежи за рубежом в 1920-е гг. В качестве еще одного положительного момента отметим наличие в тексте краткого обзора библиографии, что важно, как с научной, так и с просветительской точки зрения. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований позволило автору собрать необходимый материал для дальнейшего анализа и обобщений.
Стиль работы является научным, вместе с тем доступный для понимания не только специалистам, но и широкому кругу читателей, всем тем, кто интересуется как историй России советского периода, в целом, так и эмиграцией 1920-х гг., в частности. Апелляция к оппонентам представлена в выявлении проблемы на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой исследования.
Структура работы отличается определенной логичностью и последовательностью, в ней можно выделить ряд разделов, в том числе введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что создававшиеся российскими студентами за рубежом эмигрантские организации были полярного спектра взглядов: от антисоветских до лояльных советской власти. Относительно последних автор предлагает термин «просоветское» студенчество, «поскольку он отражает намерения членов организаций восстановить контакты с Советской Россией». Рассматривая причины появления просоветского студенчества, автор обращает внимание на усиление международного авторитета СССР, а также появление «сменовеховского движения». В работе показана активная культурно-просветительская работа данных союзов, участники которых помимо прочего читали лекции, освещавшие жизнь в СССР. При этом Центральное Бюро Пролетстуда «предоставляло этим союзам информационную поддержку, направляло советские издания и периодическую печать, помогало с оформлением документов через советские представительства в разных странах». Примечательно, что как указывается в статье общая численность просоветских студенческих организаций в Европе к 1924 г. достигала 950 человек.
Главным выводом статьи является то, что «существуя в окружении антибольшевистской эмиграции, этим студенческим союзам удалось сплотиться и вести достаточно активную деятельность», а важнейшей их задачей являлось «разложение эмигрантского студенчества, как части эмиграции».
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по истории России, так и в различных спецкурсах.
В то же время к статье есть замечания:
1) Автор не показывает дальнейшую эволюцию просоветских студсоюзов за рубежом, ограничившись только первым этапом их организации. Желательно хотя бы кратко показать их дальнейшую историю, что вызовет читательский интерес.
2) Необходимо вычитать текст с точки зрения русского литературного языка. Так, у автора значится: «Таким образом, социальный состав был неоднороден. Как и идейно политические убеждения членов этих союзов», имеются пунктуационные ошибки.
3) В названии статьи желательно показать хронологические рамки.
После исправления указанных замечаний статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Исторический журнал: научные исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.