Статья 'Торгово-экономические связи Цейлона с зарубежными странами в конце XIX - начале XX вв. (по документам Вице-консульства Российской империи в Коломбо)' - журнал 'Исторический журнал: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет и редакционная коллегия > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Торгово-экономические связи Цейлона с зарубежными странами в конце XIX - начале XX вв. (по документам Вице-консульства Российской империи в Коломбо)

Сенасингхе Ранджана Девамитра

аспирант, кафедра истории России, Российский университет дружбы народов

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10/2, каб. кафедра истории России

Senasinghe Ranjana Devamitra

PhD Candidate, Department of Russian History, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 10/2, kab. kafedra istorii Rossii

roma.lanka@mail.ru

DOI:

10.7256/2454-0609.2019.3.29268

Дата направления статьи в редакцию:

18-03-2019


Дата публикации:

11-06-2019


Аннотация: Предметом исследования является изучение процесса установления торгво-экономических связей Цейлона с зарубежными странами в конце XIX - начале XX вв., его объемы и значение для страны. Автор уделяет особое внимание на экспортные и импортные товары с их географией происхождения и назначения, и подвергает сомнению ту версию, утвержденную в исторической науке, что Цейлон в рассматриваемый период являлся сырьевым придатком метрополии Великобритании. Для решения поставленных задач автором приводятся и анализируются архивные документы, составленными российскими дипломатами, которые носят экономический характер. Методологическую основу исследования составили принципы историзма, анализа и синтеза, а также количественные методы, позволяющие проанализировать ход развития и изменений во внешней торговле Цейлона. Новизна данного исследования заключается в том, что установление торгово-экономических связей Цейлона с зарубежными странами в конце XIX - начале XX вв. впервые рассаматривается на основе российских архивных документов. Автор приходит к выводу, что открытость экономики Цейлона позволил привлечь инвестиции из разных стран и прямыми торговыми партнерами Цейлона были целый ряд стран Европы, Северной и Южной Америки, Азии и Африки.


Ключевые слова:

Цейлон, колония, метрополия, торговые связи, колониальные товары, интеграция, чай, кокосовая продукция, резина, колониализм

Abstract: The article's research subject is the process of establishing trade and economic relations between Ceylon and other countries in the late 19th - early 20th centuries, its scope and importance for the country. The author dedicates particular attention to export and import goods and the geography of their origin and destination, and questions the established opinion in historiography that Ceylon in the period under review was a raw materials appendage to the metropolis of Great Britain. In order to solve these aims, the author cites and analyzes archival documents of economic nature compiled by Russian diplomats. The methodological basis of this study is constituted on the principles of historicism, analysis and synthesis, as well as quantitative methods, which allow the analysis of the development course and changes in the foreign trade of Ceylon. The novelty of this study lies in the fact that the establishment of Ceylon's trade and economic relations with foreign countries in the late 19th - early 20th centuries is for the first time examined on the basis of Russian archival documents. The author comes to the conclusion that the openness of the Ceylon economy had attracted investments from various countries and the direct trading partners of Ceylon were a number of countries in Europe, North and South America, Asia and Africa.


Keywords:

Ceylon, colony, metropolis, trade relations, colonial goods, integration, tea, coconut products, rubber, colonialism

Начиная с XVI в., в процессе колонизации европейскими державами Цейлона (который издревле был важным перевалочным пунктом на путях морского сообщения в Индийском океане и поставщиком за рубеж местных товаров) его торгово-экономическое положение заметно меняется в соответствии с потребностями европейского рынка. Цейлон входил в новую фазу торгово-экономических отношений в результате создания плантаций корицы, кофе, хинного дерева, чая, кокоса , гевеи. В результате открытия цейлонского рынка англичанами с начала 1880-х гг. как для импорта, так и для экспорта товаров Цейлон становится составной частью общемировой хозяйственной системы капитализма.

Проблемы экономического развития Цейлона в целом анализировались в советской историографии достаточно широко. Но это касалось, главным образом, периода после независимости Цейлона, т. е. с 1948 г. и особенно в эпоху 1960-1970-х гг., когда СССР оказывал значительную экономическую поддержку этому государству [1, 7, 11, 16, 17,]. В работах Л. Г. Иванова, Ю. Н. Маслова, Л. И. Бонифатьевой, Э. Д. Талмуд нашли отражение отдельные аспекты экономического развития Цейлона до получения независимости, в т. ч. создание и развитие плантационного хозяйства, изменение социально-экономической структуры цейлонского общества и др. [8, 14, 15, 18, 19, 21]. В работах этих авторов был проанализирован процесс экспроприации земель, способы налогообложения, особенности развития инфраструктуры острова, показана роль колониальной администрации в создании наиболее благоприятных условий для английского частного капитала. Что касается современной российской историографии, то следует выделить труд М. Н. Ждановой «Россия и Цейлон. Конец XIX – начало XX в.», в которой автор касается вопроса торговых связей Цейлона с Россией и другими странами, анализирует место России как на рынке экспорта, так и импорта и приходит к выводу о важности оказания поддержки со стороны императорского правительства в Петербурге русскому Добровольному флоту как «чисто русскому национальному предприятию» [12, с. 52].

В зарубежной историографии в работах Колина Кросса[24], П.Дж. Кейна и А.Г. Хопкинса.[25], Дэвида Армитеджа [22] анализируется британская имперская идеология и ее роль в становлении Британской империи. В этой связи анализируются и история ее взаимоотношений с колониями в Азии [22] [26] [27].

Работа «Джентльменский капитализм и Британский империализм» посвящена продолжению дискурса по поводу британского империализма, начатого П.Дж. Кейном и А.Г. Хопкинсом в их работе «Британский империализм». В ней Цейлон также, как и Малайя и Фиджи, упоминается в качестве примера заморских территорий, где велись колониальные войны с применением сухопутных, морских и воздушных вооруженных сил. В книге представлен анализ экономик ряда британских колоний, в частности, Индии, Малайи, при этом вопросы, связанные с Цейлоном, не стали предметом специального изучения авторов.

В работе А.Дж. Христофора исследуется экономическая география взаимоотношений метрополии и колоний с примерами различныых экспортно-импортных культур и сырьевых материалов, в которых в те годы нуждалась Великобритания. Более подробно в книге анализируются британские инвестиции в страны Латинской Америки, которые не были ее колониями.[23]

Третий том «Оксфордской истории Британской империи» рассматривает в том числе и экономическую историю, анализируя, в частности, объемы импорта и экспорта Великобританией разных колониальных товаров по регионам в XIX в.-начале XX в. [28] Однако экономические связи Цейлона как с метрополией и ее колониями, так и с другими странами не стали предметом в рамках этого исследования. Тем не менее в четвертом томе «Оксфордской истории…» специальная глава посвящена Цейлону, где рассматриваются вопросы, связанные с политической историей Британского Цейлона, с традиционной социальной стратификацией местного населения, характером социально-экономического положения местного населения и его отношением к системе управления и др. вопросы. [29]

В целом, историографический анализ свидетельствует о том, что изучаемая нами тема не была предметом специального рассмотрения как в российской, так в зарубежной историографии. В этой связи привлечение новых источников позволит значительно расширить представления о состоянии экономического развития острова Цейлон на рубеже ХIХ-ХХ вв. и о роли международной торговли в интеграции этой британской колонии в единую мировую хозяйственную систему.

Цейлон в древности и в средние века был известен как важный перевалочный пункт так называемого «морского шелкового пути» и также как место происхождения самоцветов, жемчугов, корицы и черного перца. Португалия и Голландия, которые стали хозяевами прибрежных районов этого островного государства, занимались торговлей этими продуктами с начала XVI в. Однако, в отличие от португальцев, голландцы не ограничивались закупкой у местных жителей дикорастущей корицы. Они создали довольно обширные по тем временам плантации этой культуры. В результате корица вплоть до 1830-1840 гг. оставалась главной экспортной культурой страны, пока она не была заменена кофейным деревом, в виду упадка рынка из-за постоянно растущих цен на корицу и подменой ее заменителем кассии на европейском рынке [15, с. 126-127].

Это во многом совпало со временем, когда формы колониальной эксплуатации Британской империи, которая завладела всей территорией острова Цейлон к 1815 г., изменились от первоначального накопления до тех форм, которые отвечали «интересам развитой капиталистической метрополии» [21, с. 34]. И эти изменения начали даже приобретать такие формы, что у Лорда Грея, который на короткое время занимал пост колониального секретаря Великобритании, разделявшего взгляды либералов, была идея утверждения системы свободной торговли во всей Британской империи [21, с. 47]. Это выразилось не только в политике «космополитизм свободной торговли» [28, c. 31], но и в таких лозунгах, как: «не будет свободной торговли – не будет и империя» [28, c. 365]. Однако эти планы сразу не были реализованы. Примерно до начала 1880-х гг. цейлонский рынок оставался исключительной монополией так называемых «стерлинговых» компаний, уставной капитал которых был заложен в английской валюте в Лондоне. И все цейлонские товары поставлялись только на лондонский рынок, откуда переправлялись в другие страны. В переходный период от кофе, упадок производства которого наблюдается к началу 1880 гг., главными продуктами, вывозимыми с Цейлона, стали хинное дерево, какао, кардамон и другие товары. Продукции кокосовой пальмы стабильно занимали место одних из главных экспортов Цейлона. А к моменту формирования русской общины в Коломбо в 1898 г. значение хинного дерева уже не представляло серьезного торгового значения [10, с. 389]. К тому времени главную статью экспорта из Цейлона составлял чай. И это видно и из отчетов обосновавшихся в 1898 г. в Коломбо агентств русских фирм в Китае, таких как «Молчанов и Печатнов» и «Токмаков и Молотков», которые занимались отправкой чая в Россию. Пользовавшись открывшейся возможностью основать «рупийные» (или рупиевые) компании с уставным капиталом в местной валюте в Коломбо, и была создана фирма «Щербачев и Чоков» [10, с. 384]. И по мнению Л. Г. Иванова, в результате значительных вложений английского частного капитала «к началу XX в. на Цейлоне был создан крупный частнокапиталистический уклад, занявший ведущее место в производстве экспортной продукции», создание, которого «по существу, явилось началом качественно нового этапа в экономической истории Цейлон, окончательно превратившегося «в аграрно-сырьевой придаток» английской метрополии [15, с. 160].

Документы Вице-консульства Российской империи в Коломбо позволяют более подробно и углубленно проследить ход этого процесса. Как видно из опубликованного донесения вице-консула Н. Данилова за август 1898 г., на Цейлоне имели место вложения не только английского частного капитала, но и например, немецкого (известно, что в Коломбо существовала довольно сильная и богатая община немцев) [3, л. 121]. Основание подданными Российской империи на территории Коломбо небольшой чаеторговой фирмы свидетельствовало, в свою очередь, о притоке русского капитала на Цейлон. Акции акционерных рупиевых компаний также принадлежали как цейлонским предпринимателям, так и представителям английского и индийского капитала [15, с. 158], что является подтверждением интернационального характера фомировавшегося частнокапиталистического уклада на Цейлоне. Как видно из письма консульского агента России Т. К. Чокова от 1 февраля 1909 г., к этому времени в Коломбо находились представители Австро-Венгрии, Италии, Бельгии, Дании, Франции, Германии, Японии, Мексики, Голландии, Норвегии, Персии и Америки. За исключением последней представители всех остальных стран были купцами, приказчиками, доверенными, агентами, партнерами, маклерами, представителями фирм. Это является косвенным свидетельством того, что каждая из перечисленных стран имела свои экономические и торговые интересы на Цейлоне. Америку представлял журналист, который вероятно, помимо коммерческих, имел в этой стране и другие интересы [13, с. 199]. Вполне возможно, что сами страны являлись акционерами местных фирм или имели здесь собственные торговые фирмы. К сожалению, характер обнаруженных нами документов не позволяет однозначно ответить на этот вопрос.

Что касается стран, куда экспортировались цейлонские товары, то не сложно убедиться в том, что еще с середины 1880-х гг. чай начали вывозить с Цейлона в другие места назначения, минуя Лондон, о чем в своих донесениях сообщал и российский вице-консул. Важным также является его замечание по поводу того, что лондонский рынок стал, наоборот, тормозом для развития чайной промышленности [10, с. 384]. В то же время открывшийся чайный аукцион в Коломбо в 1883 г. явился стимулом для развития чайной торговли Цейлона. И прямые поставки чая в другие страны в обход Лондона также постоянно росли, что видно из таблицы 1 [10, с. 394].

Таблица 1

Экспорт цейлонского чая за 1886-1897 гг.

Год

Общее количество чая, вывезенного из Коломбо

(в англ. ф.)

Количество вывезенного чая без посредничества Лондона

(в англ. ф.)

1886

7.849.888

1.267.298

1887

13.834.057

1.606.031

1888

23.820.723

2.783.429

1889

34.345.852

4.627.762

1890

45.799.519

6.114.225

1891

67.717.372

9.578.611

1892

72.279.985

11.578.869

1893

82.269.353

14.365.017

1894

85.376.322

15.723.080

1895

98.581.061

19.668.116

1896

110.095.194

25.402.624

1897

114.466.318

25.603.499

Первую партию чая с Цейлона вывезли в 1873 г. [5, л. 4], а спустя десять лет был открыт рынок цейлонского чая. Тем самым на Цейлон англичанами были привлечены большие вложения не только из метрополии, но и из других стран, с одной стороны, а с другой, были открыты торговые направления в разные страны мира. Тем не менее, Англия все еще продолжала занимать ведущее место по закупкам цейлонского чая, количество которого в 1898 г. составляло 96.133.833 ф., несмотря на уменьшение по сравнению с 1897 г. на 2.796.226 ф. [4, л. 2]. Остальные 3.572.552 ф. были куплены ею из тех 27.197.810 ф., что поступили для продажи на аукционе в Коломбо [4, л. 3]. И даже при условиях открытого рынка, тот чай, который попадал в Лондон, частично подлежал переотправке в другие страны. Вслед за Англией по количеству отправленного напрямую из Цейлона чая лидером была Австралия, куда было вывезено 15.126.891 ф. (и здесь рост составил 1.868.435 ф.) [4, л. 3]. Третье место в 1898 г. занимала Россия и четвертое - Америка, поставки куда составляли 2.714.003 ф. и 2.180.188 ф. соответственно; здесь отмечался рост по сравнению с предшествующим периодом на 2.274.654 ф. и 1.349.315 ф. соответственно [4, л. 3]. Объемы торговли Цейлона с Россией всего лишь за год возросли более чем в три раза, опередив другие страны, что во многом объясняется деятельностью русских фирм в Коломбо. Китай, в свою очередь, стал местом переотправки цейлонского чая из-за того, что во время отсутствия прямых транспортных линий в Австралию, отправляемые туда грузы с чаем ехали через Китай и оформлялись как грузы в Китай. Как видно из таблицы 2, чай из Цейлона напрямую поставлялся и в другие страны, при этом объемы закупок также постепенно увеличивались [4, л. 4].

Таблица 2

География экспорта цейлонского чая за 1897-1898 гг.

Страна назначения

Количество чая, вывезенного с 1 января по 16 августа 1897 г.

( в англ. ф.)

Количество чая, вывезенного с 1 января по 16 августа в 1898 г.

(в англ. ф.)

Увеличение

Англия

66.991.578

62.206.198

-0.07

Австралия

8.085.738

9.660.336

+0.19

Индия

624.379

786.137

+0.26

Америка

533.071

1.385.354

+1.6

Китай

388.965

694.762

+0.79

Россия

305.867

1.286.244

+3.21

Германия

159.573

214.880

+0.35

Африка

126.516

231.658

+0.83

Франция

53.421

52.389

-0.02

Мальта

40.910

116.229

+1.84

Швеция

28.136

25.664

-0.09

Сингапур

19.633

32.884

+0.67

Испания

15.610

24.150

+0.55

Голландия

15.305

22.631

+0.48

Маврикий

11.790

7.300

-0.38

Бельгия

8.495

8.340

-0.02

Турция

6.720

22.042

+2.28

Австро-Венгрия

3.785

12.333

+2.26

Италия

3.724

2.970

-0.2

Как видно из таблицы 2, в 1898 г. Австралия, Индия, Америка, Китай, Германия, Африка, Мальта, Сингапур, Испания, Голландия, Россия, Турция, Австро-Венгрия увеличили свои закупки чая на Цейлоне по сравнению с предыдущим годом. По трем последним странам этот рост увеличился вдвое, в то время, как закупки чая Англией, Бельгией, Италией, Францией, Швецией и Маврикием заметно уменьшились. Покупки чая метрополией упали на 4,785,380 ф. [10, с. 395]. Также следует отметить, что вполне возможно, что как Китай, так и Индия, Мальта, Маврикий и Сингапур служили пунктами переотправки цейлонского чая в другие места назначения.

Приведенная выше таблица 2 также показывает главную роль Британской империи (Англии и ее колоний - Австралии, Индии, Мальты, Сингапура и Маврикия -) на чайном рынке Цейлона в конце XIX в., несмотря на его открытость еще с начала 1880 гг. В чистом виде эта монополия в количественном отношении: 72.809.084 англ. ф. против 3.056.997. англ. ф. за экспорт чая во все остальные страны, за исключением Африки. Можно также предположить, что среди африканских стран-покупателей цейлонского чая были и британские колонии. В долю импорта Британской империи следует добавить и тот объем чая в 694.762 англ. ф., который через Китай доставлялся в Австралию. Итого, в целом получается, что 96% цейлонского чайного рынка в 1898 г. контролировала Британская империя.

Из донесения вице-консула России Н. Данилова за август 1898 г. следует, что в экономике Цейлона с 1880-х гг. продукция кокосовой пальмы занимали стабильное положение. Копра и другие продукты, которые применяются для добывания масла, в большом количестве вывозились в Англию, Австралию, Америку и Германию. Волокна в двух видах – сыром и обработанном – экспортировались в Англию и Америку. Масло шло преимущественно в Индию. В самом конце XIX в. все эти продукты шли в Россию в небольшом количестве [10, с. 388]. Вывозились также готовые товары: масло, веревки, крученные нитки, арак, жмых, помимо копры и цельных орехов. Важно отметить, что наиболее крупные фабрики по переработке продуктов кокосовой пальмы принадлежали английскому капиталу [15, с. 160]. В донесении вице-консула Н. Данилова от 6/18 января 1899 г. говорится о том, что в 1898 г. Россия вышла на первое место по импорту цейлонской копры. Ниже в таблице 3 приводятся данные по странам по количеству поставок копры, как они приведены в приложенной к указанному донесению таблице [4, л. 4].

Таблица 3

Объем экспорта цейлонской копры за 1898 г.

Страна назначения

Количество копры

(в центнерах)

Россия

143.688

Бельгия

92.270

Германия

84.197

Франция

80.791

Англия

51.067

Австрия

20.856

Швеция

14.006

Италия

11.801

Голландия

4.502

Индия

3.093

Китай

6

Главными покупателями кокосового масла в 1899 г. были Англия (88.821 центнеров), Америка (69.932 центнеров) и Индия (42.237 центнеров). Кокосовый жмых экспортировался в Германию и Бельгию, цельные орехи почти все были вывезены в Англию, наибольшая часть измельченного кокосового ореха тоже вывозилась в Англию [6, л. 84]. Помимо Англии, свои заводы по переработке копры на Цейлоне имели также Германия и Австро-Венгрия. [4, л. 5]. Цены на копру на цейлонском рынке были очень высокие, так как цейлонская копра была отличного качества, что вызвало большой спрос. «Причиной большого спроса на копру, - как отмечалось в донесениях российских консулов, - и высоких цен на нее является то обстоятельство, что означенный продукт наиболее подходит для выработки суррогата коровьего масла, главным образом в Германии» [2, л. 2]. Экспортировались в разные страны также хинная корка, графит, какао, кофе, кардамон и другие товары. Однако в документах Российского императорского вице-консульства в Коломбо не имеется точных сведений о местах назначения этих товаров.

Местный рынок был открыт и для импортных товаров. В 1897 г. стоимость объема импорта на Цейлон составляла 98.027.473 рупий 95 центов. Эта сумма состояла из закупок разных товаров на сумму 85.730.156 рупий 92 цента и из монет стоимостью 12.297.317 рупий 3 цента. Общая стоимость вывоза продукции оценивалась в 77.674.073 рупий 45 центов. Следовательно, стоимость импорта на Цейлоне в 1897 г. превзошла стоимость экспорта на 20.353.400 рупий 50 центов [4, л. 6].

География стран-поставщиков выглядела следующим образом: Англия – на сумму 25.957.311 рупий, британские колонии – на сумму 60.147.366 рупий 7 центов, другие страны – на сумму 11.922.796 рупий 84 цента. Во вторую группу входила Индия, откуда вывозился перец, в частности, в 1897 г. объем его закупок составил 2 тыс. центнеров на сумму 42.047 рупий. Сюда же относился индийский сахар, который ежегодно ввозился на сумму в более чем 2.000.000 рупий [10, с. 391]. Одна из ценных пород строительного дерева – тиковое – также импортировалось из Индии [10, с. 393]. В группе стран-поставщиков за исключением Великобритании и ее колоний, в 1897 г. пятое место занимала Россия, которая при этом практически обладала монополией на поставку керосина (75% всего рынка). Керосин из России привозили на судах под иностранным флагом в объеме в 1.337.393 галлона на сумму 835.870 рупий 62 цента [4, л. 6]. Из России на судах Добровольного флота импортировали также сахар на сумму 6.502 рупий 42 цента и вещи для домашнего обихода на сумму 814 рупий 53 цента [4, л. 6]. В таблице 4, составленной по приложению к выше названному донесению, приводятся данные импорта на Цейлон сахара по странам [4, л. 8].

Таблица 4

Импорт сахара на Цейлон за 1897 г.

Страна-поставщик

Сахар-рафинад

(в центнерах)

Неочищенный сахарный песок

(в центнерах)

Пальмовый сахар

(в центнерах)

Китай

46.503

Британская Индия

29.070

6.658

10.857

Германия

15.726

Гонконг

13.131

Англия

2.687

1

Маврикий

949

Английские колонии на Малаккском проливе

903

Россия

240

Австрия

94

США

48

Бельгия

30

Французские колонии в Индии

5

80

Австралия

2

Мальдивские острова

7

Еще одним импортируемым на Цейлон товаром стали спички, которые вывозились преимущественно из Швеции и были очень высокого качества. В этой связи российский вице-консул А. Булах считал и для России возможным поставлять тот же товар при условии, что он должен был соответствовать высокому качеству. По мнению российского вице-консула, на цейлонский рынок по состоянию на 1907 г. можно было из России поставлять еще и цемент, помимо уже ввозимых туда керосина, смазочных масел и ящиков для упаковки чая [9, с. 250-251].

Можно предположить, что открытие цейлонского рынка привело к постепенному улучшению в пользу Цейлона его торгового баланса. Уже к 1908 г. общий импорт всех товаров на Цейлон составил 123.000.000 рупий в противовес общему экспорту в 128.900.000 рупий [3, л. 11]. Главными торговыми партнерами по импорту на Цейлон была Великобритания, доля которой составляла 26.4%, и такие британские колонии, как Индия, Канада, Австралия и др. с общей долей 60.4%. Доля всех других иностранных государств составила соответственно 13.2% [3, л. 12]. Обратимся к таблице 5, которая показывает географию стран-экспортеров и объем поставок ими своих товаров на Цейлон к 1908 г. [3, л. 12-13]

Таблица 5

Торговые партнеры Цейлона по импорту (1908 г.)

Страна-поставщик

Поставки (в рупиях)

Британская Индия

55.000.000

Великобритания

32.000.000

Сингапур и прилегающие острова

10.000.000

Бирма

3.000.000

Германия

2.800.000

Мальдивские острова

2.000.000

Япония

2.000.000

Гонконг

1.800.000

Австралия

1.500.000

Австрия

1.100.000

Ява

1.000.000

Америка

1.000.000

Голландия

1.000.000

Сиам

1.000.000

Борнео

900.000

Франция

850.000

Россия

737.900

Бельгия

700.000

Все остальные государства

менее 500.000

Основным импортируемым на Цейлон товаром был, прежде всего, рис, обороты которого доходили до 60% общего потребления. Основными поставщиками риса на Цейлон были Индия и Бирма, где закупались в среднем 35-40% продукции от общего объема потребляемого населением риса [3, л. 60]. Затем шла мука и разные виды зерна, спирт, вина, керосин, сахар и мануфактурный товар [3, л. 13].

Список товаров, экспортируемых из Цейлона в 1908 г., мало чем отличался от того, что было в конце XIX в. Чай, продукция кокосовой пальмы, графит, какао, кофе, всякие масла и резина по-прежнему пользовались спросом на мировом рынке. Доля чая в общем экспорте Цейлона в процентном отношении составляла 57.9%, кокоса – 23.3%. Главными торговыми партнерами по экспорту Цейлона были на тот период 16 стран; доля каждой из них по состоянию на 1908 г. представлена в таблице 6 [3, л. 14].

Таблица 6

Торговые партнеры Цейлона по экспорту (1908 г.)

Страна-покупатель

Покупки (в рупиях)

Великобритания

64.000.000

Америка

10.450.000

Россия

10.000.000

Германия

8.000.000

Австралия

6.400.000

Британская Индия

5.500.000

Бельгия

4.300.000

Канада

3.300.000

Китай

3.300.000

Австрия

2.000.000

Новая Зеландия

2.000.000

Дания

1.000.000

Голландия

700.000

Франция

700.000

Сингапур и острова

550.000

Россия, которая занимала лидирующие позиции по закупкам чая, приобрела в 1908 г. 20.000.000 ф. листового чая на Цейлоне. 6.000.000 ф. чайной пыли было экспортировано русскими в Ханькоу (ныне – часть мегаполиса Ухань, Китай) для производства так называемого «кирпичного чая», который уже оттуда ввозился в основном в Россию.

С конца XIX в. началось разведение каучуконосного растения гевеи на Цейлоне. Представители России в Коломбо видели «колоссальную будущность» этой культуры. В 1908 г. вся производимая на Цейлоне резина в объеме 1.000.000 ф. была экспортирована в США. В 1910 г. 80% всего производства резины было экспортировано в США на основании ранее подписанных контрактов [3, л. 59]. Это было время, когда традиционные покупатели чая и копры – Великобритания и Россия – значительно сократили свой экспорт с Цейлона из-за резко поднявшихся цен, причиной чему была начавшаяся засуха [3, л. 58-59]. Напротив, в 1910 г. общие продажи резины на мировом рынке выросли в десять раз. Выросли также цены на цейлонскую резину по причине того, что качество цейлонской резины было «значительно выше каждой другой», что особенно было оценено Америкой, которая купила 75% всей произведенной в этом году продукции [3, л. 149]. Во многом благодаря экспорту резины «общее благосостояние цейлонского населения необыкновенно окрепло против прежнего времени» [3, л. 60]. Как сообщает 24/7 июля 1910 г. в Первый департамент МИД России российский консульский агент в Коломбо Т. К. Чоков, «чтобы возможно избегнуть зависимости Лондона, местная Торговая Палата постановила производить в Коломбо еженедельные продажи наличной резины с аукционного торга» [3, л. 61]. В этой ситуации, «видя большие надежды, особенно в деле с резиной, как частные лица, так и акционерные предприятия в Лондоне, охотно приобретали акции и паи так называемых рупийных компаний, т.е. тех компаний, которые образовались на острове с капиталами в местной валюте» [3, л. 27]. Также в записке Чокова говорится о том, что на Цейлоне наблюдался необычный, против последних 25 лет, прилив денег из Англии из-за улучшения положения с резиной, чаем и графитом.

Что касается промышленности, то, по мнению консульского агента Т. К. Чокова, за исключением выделки кокосового масла и производства предметов первой необходимости исключительно для туземцев, и двух небольших заводов, «в широком смысле этого слова, таких учреждений для выделки продуктов из местного сырья на Цейлоне нет» [3, л. 17]. Хотя в донесении в Первый департамент МИД в Санкт Петербурге от 25/7 января 1911 г. под названием «Рынок с черными листовыми чаями» тот же самый консульский агент признает, что чайная пыль, «которая получается в Индии и на Цейлоне после машинной обработки чайного листа и является поэтому чистым продуктом, тогда как китайская чайная пыль собирается как-нибудь и полна посторонней грязной примеси», поэтому «индийская и цейлонская чайная пыль стоит в три раза дороже китайской» [3, л. 327]. Следует отметить, что цейлонский чай вывозился как полностью готовый продукт после фабричной обработки, при этом сами фабрично-заводские станки для переработки сырья тоже были импортированы на остров.

Проанализированные документы свидетельствуют о том, что ведущее место в торговле с Цейлоном в рассматриваемый период оставалось за Великобританией. Но благодаря тому, что цейлонский рынок был открыт в начале 1880 гг. и для других стран, у них также появился интерес к инвестированию в такие наиболее успешные отрасли экономики Цейлона, как производство чая, резины, кокоса, графита, следствием чего явился прилив денежного потока на остров. Это, в свою очередь, помогло поднять уровень жизни населения острова. Как справедливо отмечает Л. Г. Иванов, в результате этого процесса «Цейлон был втянут не только в обмен товарами, но и само капиталистическое производство в рамках мирового капиталистического разделения труда» [7, с. 160]. При этом Цейлон нельзя назвать аграрным придатком метрополии, так как торговыми партнерами Цейлона в рассматриваемый период был целый ряд стран Европы, Северной и Южной Америки, Азии, Африки. Более того, Цейлон не был сырьевым придатком в чистом виде в том смысле, что из Цейлона экспортировалась готовая продукция (чай, кокосы и кокосовые изделия), на острове имелась в небольших объемах необходимая для ее производства и переработки инфраструктура, принадлежавшая как метрополии и местным предпринимателям, так и зарубежным странам. Лишь резина экспортировалась в виде полуфабриката. И все эти процессы, происходившие на Цейлоне с начала 1880 гг., служат примером того, как эта азиатская колония интегрировалась в мировую капиталистическую систему, переживавшую на рубеже ХIХ-ХХ вв. очередной этап экономической модернизации.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Эпоха Великих географических открытий не только расширила границы известной европейцам Ойкумены, но и способствовало, в конечном итоге, экономическому процветанию стран Старого Света: испанцы и португальцы, а затем англичане и голландцы получили гигантские барыши от освоения природных ресурсов захваченных территорий, торговле, в том числе рабами, эксплуатации местного и привезенного населения. «История голландского колониального хозяйства дает нам непревзойденную картину предательств, подкупов, убийств и подлостей», - эти слова Карла Маркса могут быть с равным успехом отнесены к любой другой созданной европейцами колониальной системе той эпохи. В XIX в. этап колониальной эксплуатации, для которого характерно первоначальное накопление капитала, сменяется новым этапом, отличавшегося формированием общей мировой системы капитализма. А в прошлом веке на смену привычному колониализму приходит неоколониализм. Уместно привести слова суринамского лидера Д. Боутерсе: «Пять первых лет нашего независимого существования прошли под знаком неоколониализма. Теперь мы намерены завоевать нашу независимость в экономике». Сегодня о необходимости ускоренной модернизации развивающихся стран говорят различные специалисты – политологи, экономисты, социологи, философы, историки. В этой связи представляет интерес изучение различных примеров вхождения европейских колоний в мировую систему капитализма.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой являются торгово-экономические связи британского Цейлона с другими странами на рубеже XIX – XX вв. Автор ставит своей задачей показать эволюцию экономики острова, вызванную потребностями европейского рынка, проанализировать характер цейлонского экспорта и импорта, а также рассмотреть торгово-экономические отношения между Цейлоном и Российской империей.
Хронологические рамки исследования охватывают период конца XIX – начала XXвв. и обусловлены приходящейся на эти годы интеграцией Цейлона в мировую хозяйственную систему.
Работа основана на принципах историзма, объективности, достоверности, методологической базой исследования выступает один из ведущих в арсенале профессионального историка историко-генетический метод, в основе которого по определению академика И.Д. Ковальченко находится «последовательное раскрытие свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического движения, что позволяет в наибольшей степени приблизиться к воспроизведению реальной истории объекта».
Научная новизна статьи заключается в том, что автор стремится охарактеризовать торгово-экономические отношения Цейлона с зарубежными странами в условиях витка капиталистической модернизации, приходящейся на период конца XIX – начала XX вв. Научная новизна определяется также привлечением архивных источников.
Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент отметим его разносторонность (всего список литературы включает в себя свыше 20 различных источников и исследований). Привлекаемые автором источники можно разделить на две группы: опубликованные (в первую очередь, консульские донесения) и неопубликованные из фондов Архива внешней политики Российской империи. Из используемых автором исследований отметим труды советских (О.Д. Белый, Л.Г. Иванов, Ю.Н. Маслов) и российских (М.Н. Жданова, Т.Н. Загородникова) историков, в центре внимания которых различные аспекты экономической истории Цейлона. Среди позитивных моментов укажем на осуществленный автором краткий анализ отечественной литературы. В то же время, на наш взгляд, в качестве недостатка укажем на отсутствие зарубежной, в том числе англоязычной литературы: а ведь ее наличие позволило бы показать достижения зарубежных специалистов по рассматриваемой теме. Кроме того, целый ряд работ, представленных в библиографии имеет заведомо справочный характер. Таким образом, на наш взгляд, библиография статьи нуждается в дополнении в части работ зарубежных исследователей.
Стиль работы можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания широкой читательской аудитории, всех, кто интересуется как экономической историей, в целом, так и взаимоотношениям России со странами Южной Азии, в частности. Апелляция к оппонентам представлена в выявлении проблемы на уровне полученной информации, собранной автором в ходе работы над темой исследования.
Структура работы отличается определенной логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение и заключение. Вначале автор определяет актуальность темы, показывает, что «привлечение новых источников позволит значительно расширить представления о состоянии экономического развития острова Цейлон на рубеже ХIХ-ХХ вв. и роли международной торговли в интеграции этой британской колонии в единую мировую хозяйственную систему». Выявив данную лакуну, автор переходит к непосредственному рассмотрению проблемы торгово-экономических связей Цейлона с другими странами: примечательно, что начиная с 1880-х гг. главную местную эскортную культуру, чай, стали вывозить, минуя Лондон. Как указывает автор, в начале XX в. в Коломбо находились представители 13 стран, подавляющее большинство из которых были купцы и маклеры. На основе документов вице-консульства Российской империи в Коломбо, автор показывает основные торгово-экономические связи Цейлона и других стран, характер экспорта и импорта. Что касается России, то она вывозила из Цейлона чай, а экспортировала преимущественно керосин.
Главным выводом статьи является то, что в рассматриваемый период на Цейлоне зарождалась «необходимая для ее производства и переработки инфраструктура, принадлежавшая как метрополии и местным предпринимателям, так и зарубежным странам», а зарубежные инвестиции способствовали развитие экономики острова.
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, снабжена 6 таблицами, вызовет определенный интерес у читателей, а ее материалы и выводы могут быть использованы в курсах лекций по новой и новейшей истории, а также различных спецкурсах.
В то же время к статье есть следующие замечания:
1) Оформление статьи должно быть приведено в соответствие с требованиями журнала и издательства: необходимо убрать из текста самой статьи название, аннотацию и ключевые слова, информацию об авторе, список литературы.
2) Желательно дополнить библиографию статьи работами зарубежных исследователей.
3) Имеющимся в тексте таблицам следует дать названия.
4) Необходимо вычитать текст с точки зрения русского литературного языка: так, у автора значится: «Так как довольно сильная и богатая община немцев существовала в Коломбо [3, л. 121], можно предположить, что и немецкий капитал тоже имел место во вложениях на Цейлоне в рассматриваемый период», «Он распространился во все континенты вместе с другим явлением, связанным с ним, колониализмом», «Несмотря на то, что вице-консул Российской империи в своем донесении противоречит сам себе, когда пишет, что весь чай вывозился в Лондон еще в 1898 г., тогда как в приложении А №I приводит данные о том, как с 1886 г. чай начали частично вывозить с Цейлона напрямую в другие места назначения», «Менее чем за десять лет после этого цейлонский рынок был открыт», «Помимо английских заводов по переработке копры, на Цейлоне имелись и заводы, принадлежавшие местному капиталу. Еще были и германские и австрийские заводы. И они поставляли продукцию своих заводов в свои же страны, в большинстве случаев на судах этих же стран» и т.д.
5) Желательно подробнее рассказать о самом Вице-консульстве Российской империи в Коломбо, что вызовет читательский интерес.
6) В целом ряде случаев, автор тяготеет к описательности, излишне подробно повторяя в тексте данные таблиц. В этой связи в тексте следует выделить только самые основные выводы из имеющихся данных.
При условии исправления указанных замечаний статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Исторический журнал: научные исследования».

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью
Торгово-экономические связи Цейлона с зарубежными странами в конце XIX - начале XX вв. (по документам Вице-консульства Российской империи в Коломбо)

Название соответствует содержанию материалов статьи.
В названии статьи условно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования, но не обосновал её актуальность.
В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования просматриваются в названии и тексте статьи.
Автор представил результатов обстоятельного анализа историографии проблемы и обозначил новизну предпринятого им исследования.
При изложении материала автор продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования.
Апелляция к оппонентам в статье отсутствует.
Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
Автор не разъяснил и не обосновал выбор хронологических рамок исследования.
Автор отчасти разъяснил и отчасти обосновал выбор географических рамок исследования.
На взгляд рецензента, автор стремился грамотно использовать источники, выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, но не вполне сумел соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, представил результаты анализа историографии проблемы.
В основной части статьи автор сообщил читателю об интересах колонизаторов Цейлона в 17 – начале 19 веков, поверхностно описал условия торговли в Британской империи и структуру экономики Цейлона, оформив, однако, ссылки на научную литературу по теме исследования.
Далее автор, ссылаясь на источники, охарактеризовал роль иностранных инвестиций в экономике Цейлона в начале 20 века, затем представил читателю сведения об экспорте чая в 1886-1897 гг., сопоставил объемы торговли Цейлона чаем с разными странами, затем – объёмы торговли цейлонской копрой, кокосовым маслом.
Далее автор перешёл к описанию импорта, указал его объёмы, сопоставил объемы поставок на Цейлон сахара разными странами, затем спичек и дал оценку торговому балансу Цейлона в начале 20 века, представив список ведущих торговых партнеров по импорту и экспорту, вновь обратив внимание на объемы вывоза и ввоза отдельных товаров разными странами.
Далее автор неожиданно сосредоточился на описании состояния каучуковой промышленности Цейлона и дал общую оценку состояния промышленности в целом.
В статье встречаются ошибки/описки, как-то: «», «», «в начале 1880 гг.».
Выводы автора носят обобщающий характер, в целом обоснованы, сформулированы ясно.
Выводы отчасти позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы отражают результаты исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительных абзацах статьи автор сообщил, что «благодаря тому, что цейлонский рынок был открыт в начале 1880 гг.» у различных стран «появился интерес к инвестированию в… наиболее успешные отрасли экономики Цейлона… следствием чего явился прилив денежного потока на остров» и т.д. Затем автор сообщил, что «при этом Цейлон нельзя назвать аграрным придатком метрополии, так как торговыми партнерами Цейлона в рассматриваемый период был целый ряд стран Европы, Северной и Южной Америки, Азии, Африки» и что «Цейлон не был сырьевым придатком в чистом виде в том смысле, что из Цейлона экспортировалась готовая продукция» и т.д. Автор резюмировал, что «все эти процессы, происходившие на Цейлоне с начала 1880 гг., служат примером того, как эта азиатская колония интегрировалась в мировую капиталистическую систему, переживавшую на рубеже ХIХ-ХХ вв. очередной этап экономической модернизации».
Тем не менее, на взгляд рецензента, Потенциальная цель исследования – изучить торгово-экономические связи Цейлона с зарубежными странами в конце XIX - начале XX вв., автором в целом достигнута.
Между тем структуру экспорта и импорта Цейлона в полном виде автор читателю в данной статье не представил.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует доработки в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов, после которой она безусловно может быть опубликована.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.