Статья '«Мы только для театра и приехали!»: столичный театр в туристических практиках рубежа XIX-ХХ веков. ' - журнал 'Исторический журнал: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет и редакционная коллегия > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

«Мы только для театра и приехали!»: столичный театр в туристических практиках рубежа XIX-ХХ веков

Захарова Евгения Андреевна

младший научный сотрудник, Музеи Московского Кремля

103132, Россия, г. Москва, Кремль

Zakharova Evgeniya

Junior Research Associate, Moscow Kremlin Museums

The Kremlin Museums, Moscow 103132 Russia

engamsu@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0609.2017.2.22512

Дата направления статьи в редакцию:

31-03-2017


Дата публикации:

12-04-2017


Аннотация: Статья посвящена театральным практикам провинциальных туристов в Санкт-Петербурге и Москве на рубеже XIX-ХХ веков. С развитием массового туризма в столичных городах постепенно сложился определенный набор достопримечательностей, которые должен был посетить в них каждый турист. Не менее важным для туристов этого периода было происходившее в процессе поездок приобщение к городской повседневности. В этом смысле столичный театр был особенно притягателен для провинциальных туристов, а посещение различных театров становилось одной из важнейших практик на протяжении всего пребывания приезжих в городе. Обращение к изучению этих практик представляется особенно актуальным в связи с растущим интересом исследователей к изучению истории повседневности и досуга, а также с развитием исторической антропологии, когда в фокусе исследований оказываются непосредственные участники исторических процессов. Целью данной статьи является анализ столичного театра в контексте туристических практик рубежа XIX-ХХ веков. Опираясь в методологическом плане на теорию социального мира П. Бурдье, автор приходит к выводу о том, что театральные практики туристов в столичных городах имели принципиальное значение для социальной значимости совершенной ими поездки. С туристической точки зрения театры несли в себе двоякую функцию: с одной стороны, спектакли столичных сцен были ярким явлением художественной жизни, и поэтому были интересны для туристов, с другой стороны – для туристов были привлекательны и театральные здания, часто являвшиеся образцами новейших достижений в архитектуре. Театры включались в туристическую программу в столичном городе даже в том случае, если у туриста был всего один день на осмотр города. Посещение театров наряду с другими достопримечательностями в ходе туристических поездок повышало культурный капитал провинциальных туристов у себя на родине и позволяло им говорить о том, что они не просто побывали в столицах, но и участвовали в жизни большого города.


Ключевые слова:

история туризма, история повседневности, театр, туристы, столица, путеводитель, культурные практики, город, путешествие, экскурсия

Abstract: The article concerns the theater practices of provincial tourists in Saint Petersburg and Moscow at the end of the 19th – beginning of the 20th centuries. With the development of mass tourism, the capital cities developed a range of tourist attractions, which every tourist was supposed to partake in. To these tourists it was no less important to familiarize themselves with the daily life of the city during their trip. In this regard, the city’s theater was particularly appealing to the provincial tourists, and going to different theaters became one of the most important practices during the whole of the visitor's trip to the city. Turning to the study of these practices is particularly relevant in light of the scholars’ growing interest in the history of daily life and recreation, as well as the development of historical anthropology, where studies focus directly on the participants of historical processes. The aim of this article is to analyze the capital cities' theaters in the context of tourist practices at the turn of the 19th – 20th centuries. Basing the methdology on Bourdieu's theory of the social world, the author concludes that the theater practices of the tourists in the capital cities were of crucial importance for the social significance of their trip. From the tourists' point of view, theaters had a double function: on the one hand, the performances on the capitals’ stages were interesting for the tourists as a bright display of artistic life, on  the other hand, the very theater buildings were appealing to the tourists as they were often an example of the latest achievements in architecture. Visiting a theater was included in the program of a tourist's trip to the capital, even if the tourist had only one day to see the city. Visiting the theatres  along with other activities during the course of tourist trips increased the cultural asset of the provincial tourists back in their hometowns and allowed them to say that they not only visited the capitals, but also partook in the big city life.    


Keywords:

excursion, travel, city, cultural practices, guide, capital, tourists, theatre, history of daily life, history of tourism

Одним из аспектов урбанизации, проходившей в Российской империи в конце XIХ-начале ХХ века было распространение стандартов и образа жизни крупных городов. Л. В. Кошман отмечает, что наряду с материальными проблемами «желание приобщиться к городской жизни, стать горожанином и пользоваться преимуществами, которые давал город» было одной из причин активного переселения в город на рубеже эпох [1, c. 71]. Подобная привлекательность городского образа жизни вместе с происходившим в этот же период развитием массового туризма, ставшим возможным благодаря снижению железнодорожных тарифов и изменениям в паспортном режиме, делала столичные города аттрактивными и для провинциальных путешественников. Сами туристы подчеркивали, что их привлекала к себе городская жизнь: «мне хочется пожить жизнью большого города: побывать в опере, драме, концертах», - писала одна из участниц экскурсии в Москву в 1903 году [2, с. 11]. Одной из возможностей приобщиться к столичной жизни было посещение театра, который в XIX веке был не только формой культурного досуга, но и необходимым атрибутом всякой столицы. Именно в столичном театре происходило соприкосновение обыкновенной городской публики с высшим светом империи [3, с. 108]. В этом смысле столичный театр был особенно притягателен для провинциальных туристов, а посещение различных театров становилось одной из важнейших практик на протяжении всего пребывания приезжих в городе. Обращение к изучению этих практик представляется особенно актуальным в связи с растущим интересом исследователей к изучению истории повседневности и досуга, а также с развитием исторической антропологии, когда в фокусе исследований оказываются непосредственные участники исторических процессов. Целью данной статьи является анализ столичного театра в контексте туристических практик рубежа XIX-ХХ веков. Для этого необходимо, во-первых, охарактеризовать социальный состав туристов и экскурсантов этого периода; во-вторых, рассмотреть то, каким образом репрезентировались театры в путеводителях по Санкт-Петербургу и Москве и какое место они занимали в предлагаемых туристических программах; затем рассмотреть организацию посещения театров экскурсантами и их место в реальных экскурсионных практиках; и, наконец, обратиться к восприятию столичного театра провинциальными туристами.

Определить точный состав и количество приезжающих в обе столицы экскурсантов не представляется возможным, т.к. на рубеже XIX-ХХ веков не существовало статистического учета туристов. Тем не менее, косвенные сведения, сохранившиеся в отчетах ряда комиссий по организации экскурсий, а также документы Министерства внутренних дел и Охранного отделения, дают примерное представление о численности организованных экскурсионных групп, которые достигали до 10000 человек в год [4], и позволяют говорить о широком социальном составе путешественников рубежа XIX-ХХ веков. Экскурсионное движение, зародившееся прежде всего с образовательными поездками столичных учебных заведений, постепенно распространилось на губернские, сельские и деревенские школы, в том числе и начальные. Социальный состав школьных экскурсий, как свидетельствуют списки их участников, был достаточно пестрым и включал наряду с дворянскими, купеческими и чиновническими отпрысками, детей мещан, рабочих и крестьян [5; 6; 7, л. 9; 8, л. 27]. В то же время, подобные экскурсии вызывали к себе широкий общественный интерес, о чем свидетельствуют просьбы о зачислении в состав экскурсантов различных лиц, не имевших отношения к учебным заведениям, - медицинского персонала, служащих, офицеров [9, л. 104; 10, с. 37; 11, с. 40]. С появлением в столицах комиссий по приему экскурсий поездки стали устраиваться для все более широких слоев населения, включая рабочих и крестьян [12]. Так, в отчетах экскурсионной комиссии при Московском обществе грамотности отмечалось, что в 1911 году первопрестольную столицу посетило 3 группы рабочих в количестве 102 человек, в 1912 году – 377 рабочих в 7 группах и 1 группа из 17 крестьян, а также группа пчеловодов, в 1913 году – 158 рабочих [13, с. 43; 14, с. 33; 15, с. 24]. При этом, в организуемых различными обществами туристических поездках в Санкт-Петербург и Москву большинство участников часто являлись сельскими жителями, как это было, например, в экскурсии, организованной Тульским обществом взаимного вспомоществования учащим и учившим, когда 85% ее участников являлись именно сельскими жителями [11, с. 36]. Важно отметить, что для провинциальных жителей подобные поездки зачастую были первым опытом посещения большого города как такового, что объясняет особенный интерес, проявляемый туристами к повседневной жизни городов и различным ее составляющим.

Интерес туристов к городской жизни нашел отражение и в путеводителях по столичным городам, издававшихся в конце XIX-начале ХХ веков. Наряду с описанием достопримечательностей, музеев, общественных учреждений, большое место авторы путеводителей по Санкт-Петербургу и Москве уделяли столичным театрам, нередко посвящая им отдельный раздел, в которым давались схемы театральных залов, указывалась стоимость билетов, приводились краткие сведения о самих театрах [16, с. 51; 17, с. 129; 18, с. 23]. При этом, описывая столичную театральную жизнь, авторы туристической литературы неоднократно не только подчеркивали ее превосходство над театральными практиками в провинциальных городах, но и указывали на ее значимость для мирового театрального искусства. Особенно это касалось Москвы, которая «влекла к своим театрам не только томящегося в провинциальной глуши Андрея из «Трех сестер», но и режиссера-иностранца, едущего посмотреть и поучиться, и крупнейшего из западных поэтов, который подводит итоги своим впечатлениям знаменательной фразой: “Высшее театральное искусство – удел Москвы”» [19, с. 290]. В путеводителях отмечалось, что московские театры – Императорские Большой и Малый, Художественный театр, театр Корша, Частная опера и другие, – достигли высот во всех видах театрального искусства. Особое внимание при этом уделялось драматическим театрам, среди которых особенно выделялись Малый и Художественный театры, посетить которые настоятельно рекомендовалось «не только интересующемуся театром, но и всякому интеллигентному человеку» [20, с. 33]. Путеводители по Северной столице, признавая первенство Москвы в театральном отношении, в то же время ревниво отмечали, что Санкт-Петербург «представляет картину очень интенсивной и несомненно цветущей театральной жизни. … Приезжий из провинции и при том не из какого-нибудь глухого угла, а хотя бы из наиболее крупного провинциального центра вынесет из посещения петроградских театров навсегда незабываемое впечатление, которое создает игра первоклассных артистов, роскошь и блеск постановок» [21, с. 53-54].

В расписанных по дням программах пребывания в столицах, предлагаемых путеводителями своим читателям, посещение театров было неотъемлемым элементом вне зависимости от продолжительности путешествия. Авторы русских «бедекеров» настойчиво рекомендовали туристам посетить один из столичных театров даже в том случае, если приезжий предполагал провести в столицах только один день. Так, Г. Г. Москвич в путеводителе по Санкт-Петербургу говорил о том, что туристу, имеющему в своем распоряжении всего один день для посещения достопримечательностей столицы, «можно осмотреть: Исаакиевский собор, памятник Петру I, Александровскую колонну, Имп. Эрмитаж или музей имп. Александра III. Вечером – посетить один из театров (зимой) или сад “Аквариум” (летом)» [22, с. 22]. Похожее времяпрепровождение предлагалось и приезжему в Москву: «для лиц, приехавших в Москву лишь на один день, мы рекомендуем следующую программу: утром осмотреть Кремль и собор Василия Блаженного, посетить Оружейную палату или Кремлевский дворец и осмотреть Третьяковскую художественную галерею; после обеда можно успеть съездить на Воробьевы горы или же прогуляться по Кузнецкому мосту, Тверской и Моховой (мимо Румянцевского музея) к набережной р. Москвы (вид на Кремль и храм Христа Спасителя); вечером побывать в одном из театров (Большом, Малом, Художественном или Частной опере)» [23, с. 107]. Если же путеводители предлагали своему читателю краткое расписание поездки на несколько дней, то вечернее посещение различных театров включалось практически в каждый день подобной программы. В путеводителе «Москва для всех» при условии пребывания туриста в первопрестольной столице в течение трех дней в первый вечер рекомендовалось побывать в Большом театре или Петровском парке, во второй – в Художественном театре или саду «Аквариум», в третий – в Малом театре [24, с. VI-VII]. Автор путеводителя «Петроград и его окрестности» советовал своему читателю в первый вечер пребывания в Петрограде посетить «зимой – один из Императорских театров, летом – по возвращении с Островов – в Народный дом», во второй отправиться «зимой – в один из Императорских театров, летом – в один из садов («Аквариум» или иной)», в третий - побывать зимой в оперном театре «Музыкальная драма», летом – в оперетке в театре «Буфф» или «Луна-парке», в четвертый вечер зимой рекомендовалось пройтись по Невскому и заглянуть в один из кинематографов, а летом побывать за городом; а в пятый вечер следовало «посетить один из театров («Кривое зеркало», «Палас-театр», «Пассаж» или иной)» [21, с. 80-81].

В туристических изданиях, посвященных Москве и Санкт-Петербургу, при описании театров обращалось внимание не только на качество ставившихся там спектаклей, но и на технические характеристики театральных зданий, а также на вместительность их залов. Так, путеводители по Санкт-Петербургу сообщали своим читателям, что Мариинский театр вмещал в себя 1750 зрителей [25, с. 23]; в Михайловском имелось 3 яруса лож, а вмещал он при этом не более 900 человек [26, с. 110]; в Александринском на спектаклях могло присутствовать 1700 человек [27, с. 63]. Подобным образом описывались и московские театры: Большой театр был рассчитан на 4000 зрителей [28, с. 152], а Малый вмещал до 1000 зрителей [23, с. 209]. Подобные указания на вместительность зрительных залов указывали туристу на превосходный характер столичных театров по отношению к провинциальным. Важным было и обращение к описанию технических новшеств, которые использовались в театре. В этом смысле новые театры выступали в качестве примера современной архитектуры, с которой туристы могли познакомиться изнутри. Так, в описании театра Парадиз в Москве указывалось, что он «имеет 16 выходов, причем каждый ярус имеет особый подъезд. Зрительный зал, в 4 яруса, и с висячим потолком особого устройства; обширное и изящное фойе 2-го яруса имеет хоры для публики из лож 3-го яруса. Над оркестром имеется два аршина в глубину пустого пространства, кончающегося полом, под которым лежит на 4 фута битого стекла для резонанса. Сцена сделана из мелких кусков дерева и подъемных плит, дающих возможность изменять, когда нужно поверхность сцены. Зрительный зал устроен так, что может подниматься наравне со сценой для составления общего зала на случай балов, причем вся мебель опускается особыми машинами под пол» [29, с. 80]. Подчеркивая таким образом современность столичной сцены и в техническом отношении, путеводители в том числе конструировали образ столиц как современных урбанистических центров, что было одной из важнейших составляющих города как туристического направления.

На важность театральных практик для туриста указывает и тот факт, что театральные учреждения столиц настоятельно рекомендовались к посещению, даже несмотря на существовавшие проблемы с покупкой билетов на спектакли. Провинциальных туристов, которые неоднократно подчеркивали свое бедственное финансовое положение [7, л. 3; 30, л. 9], разумеется, интересовали прежде всего дешевые билеты на спектакли столичных сцен, которые далеко не всегда удавалось приобрести и автохтонным жителям. Так, в воспоминаниях москвичей о театральной жизни первопрестольной столицы начала ХХ века нередко встречаются упоминания о предшествовавших походу в театр «путешествиях за дешевыми билетами в Каретный ряд, ночных дежурствах, неподдельной радости в случае удачи и горе тех, кому не доставалось» [31, с. 126]. На подобные сложности с приобретением билетов в императорские театры обращали внимание и авторы путеводителей: например, Ф.В. Домбровский в своем путеводителе по Санкт-Петербургу приводил подробные правила записи билетов на спектакли Императорских театров [27, с. 72-74], которые были сложно выполнимы для приезжих туристов. По свидетельству автора путеводителя «Петроград и его окрестности», тем, кто не обладал абонементом в Мариинский театр, было необходимо «за несколько дней до спектакля с раннего утра становиться в хвост громадной очереди чающих получить билет. Так как число желающих превышает во много раз количество поступающих в продажу билетов – то масса собравшихся тянет жребий. Удачливый номер дает возможность подойти к билетной кассе, а вытянутый номерок с большей цифрой знаменует провал надежд» [21, с. 60]. Похожая ситуация была и с Большим театром в Москве, куда «в дни более интересных спектаклей, в которых участвуют любимцы, доставать билеты, особенно в более дешевые места, бывает довольно затруднительно, и потому о билетах следует заботиться заблаговременно, так как перекупщики барышники, оперирующие около театра, в зависимости от спроса, заламывают иногда безумные цены, превышающие нормальные в пять, а то и в десять раз» [20, с. 34]. Тем не менее, такие сложности с покупкой дешевых билетов не отторгали туристов от посещения театров, а, напротив, делали их еще более притягательными, возможно именно в связи с тем, что тем самым давали ощущение приобщения к избранному кругу зрителей, осчастливленных возможностью попасть на спектакль.

Подобная ситуация с покупкой недорогих билетов, когда вероятность их приобретения за несколько дней до спектакля сводилась к минимуму, заставляла туристов заранее готовиться к театральной части их программы пребывания в городе. Руководители туристических поездок обращались за помощью в различные столичные общества по приему иногородних экскурсий, с просьбой приобрести для них билеты заранее [32, л. 71], или же отправляли запросы напрямую в различные столичные театры с просьбой оставить им дешевые билеты на определенные дни [33, с. 79]. О важности театральных практик туристов в ходе поездок в столичные города свидетельствует и тот факт, что письма, касающиеся билетов на спектакли, отправлялись даже в тех случаях, когда подготовка к экскурсии в целом велась в последний момент, и все остальные элементы программы пребывания в столичном городе не были подготовлены [34, л. 94]. Попытки «забронировать» себе билеты на определенную дату часто были успешными: дирекция театров шла навстречу приезжим провинциалам, оставляя для них определенное количество мест [35, л. 68]. Однако, в связи с многочисленностью экскурсионных групп, в театрах не всегда удавалось получить достаточное количество билетов на один спектакль, и в этом случае туристы разделялись на партии и посещали спектакли по очереди [36, с. 20]. Интересно при этом, что в некоторых случаях провинциалов пускали в театр совершенно бесплатно: «благодаря любезности администрации, а также отдельным лицам, сочувствовавшим стремлениям экскурсантов, им были предоставлены билеты в Большой Императорский и Художественный театры; В. И. Немирович-Данченко, директор Художественного театра, был так внимателен к учащим, что даже предоставил им совершенно бесплатно свою директорскую ложу, в которую было помещено более 15 человек» [37, с. 58]. Как отмечает М. Г. Литаврина, подобная политика театральной администрации была выгодна и самим театрам, т.к. привлекала к ним нового зрителя и еще больше способствовала превращению актерской игры в столичную достопримечательность [38, с. 225].

Можно говорить о том, что такие действия театров по своей популяризации достигали определенного эффекта, о чем говорит стремление экскурсантов попасть на спектакли даже в том случае, если им не удавалось получить бесплатные или приобрести дешевые билеты и приходилось тратить на покупку собственные средства. Так, учащими Ковровского земства во время экскурсии в Москву на театральные билеты было потрачено 70 руб. 65 коп., что составляло почти половину от всей суммы (148 руб. 47 коп.), израсходованной на поездку [11, с. 13]. С учетом того, что самими экскурсантами неоднократно подчеркивалась их бедность, подобные расходы свидетельствуют об исключительной значимости театральной практики во время поездки в столицы. Кроме того, среди простых участников экскурсионных поездок, незнакомых с проблемами покупки театральных билетов, невозможность попасть в театр воспринималось как большое разочарование. Так, когда руководителям одной из экскурсий не сразу удалось достать билеты в театр, их подопечные стали выражать свое недовольство: «Назад! Домой! Мы только для театра и приехали!» [2, с. 27]. Восприятие туристами театральной жизни столиц как одного из важнейших элементов экскурсионной программы понималось как организаторами поездки, так и принимающей стороной. В ответ на запрос из Пензенского художественного училища о предоставлении жилого помещения на время экскурсии в Москву, директор Училища живописи, ваяния и зодчества вместе с сообщением о согласии разместить экскурсантов, просил их «предупредить, что при посещении вечерних спектаклей в театрах они должны возвращаться немедленно после окончания спектакля» [9, л. 210], что свидетельствует о том, что посещение туристами столичных театров уже являлось традиционной практикой и воспринималось как данность.

Невзирая на сложности и определенные денежные затраты даже на самые дешевые билеты, театральная жизнь провинциальных туристов в ходе их краткого пребывания в столицах отличалась своей насыщенностью: театры могли посещаться каждый вечер, а иногда туристам удавалось в один день побывать и на дневном, и на вечернем спектакле [39, л. 379об]. Так, экскурсанты Рижского городского реального училища, прибывшие в Москву вечером 16 октября 1913 года, на следующий день смотрели в Малом театре пьесу Рышкова «Прохожие», 18 октября вечером присутствовали на опере «Демон», 19 октября в Большом театре были на спектакле «Сказка о царе Салтане», а в последний день пребывания в Москве, 20 октября, днем побывали на опере «Фауст» в театре Зимина, а вечером – на опере-балете «Млада» [40, л. 277]. Такой же интенсивной была театральная жизнь экскурсантов и в Санкт-Петербурге: участники одной из экскурсий за время своей шестидневной поездки «пять раз были на представлениях и концертах: 1) в Императорском Мариинском театре слушали оперу «Евгений Онегин», 2) в Императорском Александринском театре смотрели комедию Островского «На всякого мудреца довольно простоты», 3 и 4) в театрах при народном доме Императора Николая II смотрели ²Cинюю птицу² и комедию Потапенко ²Чужие² и 5) были на концерте в Технологическом институте» [41, л. 152]. Интересно, что в определенной степени туристы оказывались в более выигрышном положении, чем столичные жители тех же социальных слоев. Как показывает А. Е. Иванов, даже те студенты, которые были заядлыми театралами, не могли позволить себе постоянное присутствие на театральных спектаклях, особенно если в них принимали участие «звезды» столичной сцены [42], тогда как провинциальным экскурсантам из студенческой и учительской среды это неоднократно удавалось.

Столичные театры производили на неискушенных туристов впечатление и качеством своих постановок, и актерской игрой, и особенной театральной атмосферой. Зачастую впервые присутствовавшие на столичных спектаклях провинциалы с восторгом воспринимали новый для них опыт, отмечая малейшие отличия в игре и постановках. Так, слушательницы Минских педагогических курсов после посещения оперы «Жизнь за царя» в Большом театре писали о том, что «обстановка, игра столичных артистов, великолепная музыка – останутся на всю жизнь в памяти слушательниц» [43, с. 115], а экскурсанты из Устюжны вспоминали о своем присутствии на опере «Снегурочка» в Народном доме Николая II в Санкт-Петербурге, где «все были прямо очарованы пением и декорациями» [44]. Вследствие того, что театральная жизнь начала ХХ века характеризовалась стихийным рождением «кумиров публики» [45, с. 267], особого упоминания в отчетах экскурсантов заслуживало их присутствие на спектаклях с известными артистами. «Побывали на спектаклях в театрах: Большом, Малом и Художественном, где между прочим имели возможность слышать известных артистов Шаляпина и Собинова» [46, л. 101]; «удалось побывать на вечерних спектаклях – оперном в Мариинском театре («Борис Годунов» с Шаляпиным) и Народном доме («Дубровский» с Фигнером)» [46, л. 18]; «мы получили редкое удовольствие видеть на сцене игру знаменитой русской артистки, гордости русского театра, М. Д. Савиной и одного из лучших представителей старых театральных традиций К. А. Варламова» [43, с. 165], – подобные ремарки указывали на приобщение экскурсантов к столичной культуре и тем самым в определенной степени повышали культурный капитал провинциалов, ведь они принимали участие в зрелище, недоступном большинству. Кроме того, экскурсантами отдельно отмечалось и внутреннее устройство театров, что прежде всего касалось новых зданий. Так, участники экскурсии Вольмарской женской гимназии, вспоминая о посещении Московского Художественного театра, писали, что «театральная зала, отделанная тщательно до мелочей, правдивая по эпохе постановка пьесы, игра артистов – все произвело на учениц сильное впечатление, т.к. большая часть из них видела в первый раз представление в хорошо обставленном театре большого города» [39, л. 379]. При этом иногда театральные здания специально осматривались туристами, как это было в случае экскурсии из Нижегородского дворянского института, когда ее участники перед спектаклем «познакомились с колоссальным зданием самого «Народного дома» [47, с. 11].

Важно отметить, что для туристов часто было важным посетить не какой-то конкретный театр, но в принципе побывать на столичном спектакле. Разумеется, прежде всего, экскурсанты стремились попасть в главные столичные театры, однако в связи с нехваткой денег и отсутствием свободных мест на спектаклях часто посещались те учреждения, куда удавалось достать билеты. Так, в отчете об экскурсии Ливенского реального училища в Москву сообщалось, что экскурсанты в первый же день пребывания в городе «решили сделать попытку попасть в какой-либо из театров. Не найдя билетов ни в Большой театр, где в этот день пел Шаляпин, ни в Художественный, мы направились в театр Солодовникова, где шла опера Мусоргского ²Хованщина²» [34, л. 94]. Не отказывались от посещения театров и в том случае, если происходила замена спектакля. Во время экскурсии Лодейнопольского двухклассного училища в Санкт-Петербург, руководители планировали слушать в Народном доме оперу «Борис Годунов» и даже проводили для этого специальную подготовку, читая экскурсантам одноименную поэму А. С. Пушкина. Однако в день спектакля выяснилось о замене оперы на оперетту «Цыганский барон», что очень разочаровало руководителей, которые, тем не менее, приняли решение о посещении спектакля. Несмотря на сомнение руководителей в художественных качествах постановки, дети после посещения спектакля «ликовали» и «долго потом вспоминали пение, хотя слов разобрать и не могли» [48, с. 15]. О важности именно практики посещения театра в столичном городе без учета значимости конкретного театра и качества постановки свидетельствует и тот факт, что провинциальные туристы в обеих столицах очень часто посещали представления Народных домов, репертуар которых, как отмечает И. Ф. Петровская, вызывал нередкие нарекания в тогдашней критике [49, с. 267]. Несмотря на это, народные дома также как и императорские, и ведущие частные художественные театры воспринимались туристами как образец столичного театра, а их доступность для широких масс населения определяла тот факт, что они достаточно часто посещались экскурсантами в Москве и Санкт-Петербурге. Таким образом, можно говорить о том, что для туристов был важен прежде всего сам акт посещения столичного театра, вне зависимости от того, каким именно будет этот театр и что именно там будет идти.

Характеризуя театральную жизнь провинции, Е. Долгих отмечает, что «приезд иногородних артистов, пусть и из ближайшего города, тем более гастроли столичных трупп становились событием местной жизни» [50, с. 346]. В связи с этим очевидно, что посещение самого столичного театра в ходе туристической поездки становилось одним из главных элементов программы пребывания в городе, от которого провинциалов не отвращали ни сложности с приобретением билетов, ни определенная ограниченность во времени. Театр становился тем местом, где туристы могли приобщиться к неизвестному для себя образу жизни и познакомиться со способами столичного проведения досуга. С помощью описаний ведущих столичных театров путеводители проводили идею превосходства и уникальности столичного города в культурном отношении, а театральные здания в определенной степени становились образцами технического прогресса. В столичном театре туристы не только знакомились с лучшими образцами русского и мирового театрального искусства, но и получали возможность оказаться в непосредственной близости от светской жизни столиц, и в определенной степени принять в ней участие. Таким образом, театральные практики становились средством приобщения экскурсантов к культурной жизни столиц и к достижениям современного искусства, и являлись уникальным приобретенным опытом.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.