Статья 'Социальная ситуация в Сталинграде в период Великой Отечественной войны и послевоенного восстановления' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Социальная ситуация в Сталинграде в период Великой Отечественной войны и послевоенного восстановления

Олейникова Елена Геннадьевна

доктор исторических наук

профессор, кафедра истории и теории политики, Волгоградский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы

400131, Россия, Волгоград, ул. Гагарина,8.

Oleinikova Elena Gennad'evna

Doctor of History

professor of the Department of History and Theory of Politics at Volgograd Branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

400131 Russia, Volgograd, ul. Gagarina 8.

gattogatto@mail.ru

DOI:

10.7256/2306-420X.2013.6.9492

Дата направления статьи в редакцию:

17-11-2013


Дата публикации:

1-12-2013


Аннотация: Статья посвящена исследованию социальной истории Сталинграда в период Великой Отечественной войны и первого послевоенного десятилетия. Анализируется комплекс источников: архивных документов, материалов периодической печати, многие из которых вводятся в научный оборот впервые. Автор исследует феномен развития советской общественной модели - формирование особого типа социальной политики, основанной на принципах патернализма, что обеспечивало приоритетную роль государства в реализации социальных интересов и потребностей личности. Всеохватывающее государственное влияние, наряду со сферой производства, распространялось на сферу распределения и потребления социальных благ. Рассмотрены социальные мероприятия власти накануне и в ходе обороны Сталинграда, в том числе: руководство процессами эвакуации, социальное обеспечение эвакуированного населения и жителей города, организация сбора средств в фонд обороны страны. Выявлены и охарактеризованы этапы восстановления социальной инфраструктуры города, особенности восстановительной политики. Сформулированы выводы о значимости социально-исторических исследований в современных условиях становления социального государства в Российской Федерации.


Ключевые слова: социальная история, социальная политика государства, социальное государство, патернализм, социальные программы, восстановительная политика, социальная инфраструктура, общественная модель, социальная сфера, социальные стандарты

Abstract: The article is devoted to the social history of Stalingrad during the period of the Great Patriotic War and the first decade after the War. The author of the article analyzes a number of sources: archive documents and periodical press. Many of these sources are introduced in science for the first time. The author studies the phenomenon of development of the Soviet social model, in particular, formation of a special kind of social policy based on the principles of paternalism. The new policy guaranteed the priority role of the government in realization of social interests and personal needs. The all-encompassing influence of the government covered not only the sphere of production but also the sphere of allocation and consumption of social benefits. The author describes the social activities performed by the government before and during the defence of Stalingrad including the guidance over the evacuation processes, social protecton of evacuated population and citizens and raising funds to support the national defence. The author defines and describes stages of reconstructon of the social infrastructure of Stalingrad as well as special features of the reconstructive policy. She makes conclusions about the significance of social and historical researches in the process of formation of the social welfare state in the Russian Federation.



Keywords:

social history, social policy of state, social welfare state, paternalism, social programs, reconstructive policy, social infrastructure, social model, social sphere, social standards

Значимость социально-исторических исследований в условиях становления социального государства в Российской Федерации.

Социальная история является отраслью исторического знания, востребованность которой в последние годы постоянно возрастает. Это обусловлено глобальными социальными трансформациями, происходящими в современной России, процессами, связанными с построением в нашей стране основ социального государства. Успешность этих процессов в огромной степени зависит от политических факторов – демократии, реального политического плюрализма, политической стабильности и ответственности. [1]

Бесспорную важность, по нашему мнению, имеет и всесторонний анализ опыта решения социальных проблем, который был накоплен в нашей стране в XX веке. Ведь с развитием государства трансформируется его социальное назначение, представления о стандартах уровня жизни, объеме и структуре социально-экономических прав населения, а также – о пределах вмешательства государства в социально-экономическую сферу в целом и социально-экономическое положение отдельных групп населения в частности. [2]

Специфика советской модели социальной политики

Перед современными историками стоит сложная задача объективной оценки социальных мероприятий власти, осуществлявшихся в советский период. Феноменом развития советской общественной модели стало формирование особого типа социальной политики, основанной на принципах патернализма, что обеспечивало приоритетную роль государства в реализации социальных интересов и потребностей личности. Всеохватывающее государственное влияние, наряду со сферой производства, распространялось на сферу распределения и потребления социальных благ. В период Великой Отечественной войны, в условиях социальной катастрофы, поставившей под угрозу выживание нации, патерналистская система обнаружила способность мобилизации ресурсов и их целенаправленного использования, возможность быстрого реагирования при решении острейших социальных проблем, комплексный подход в решении задач обеспечения минимальных социальных стандартов всему населению.

Социальная ситуация в Сталинграде перед началом обороны города

Период Великой Отечественной войны стал одним из самых драматичных в истории Сталинграда и, в то же время, принесшим городу всемирную славу места, где была одержана крупнейшая и беспрецедентная победа над фашизмом.

В 1941 - начале 1942 гг. Сталинград еще не являлся прифронтовым городом, но стал важным центром, через который проходили потоки эвакуированного населения. Огромная работа по обеспечению эвакуированных ложилась на местные органы власти. В 1942 г. число эвакуированных, размещенных в Сталинградской области, достигло 129028 человек. [3] Исполкомы райсоветов Сталинградской области выполняли задачи трудоустройства взрослого эвакуированного населения, социального обеспечения нетрудоспособных.

Значительную часть эвакуированных составляли дети: в 1941 г. на территории области был размещен 71 детский дом (общее число воспитанников – 10179 человек). Документы свидетельствуют о том, что местной власти удалось обеспечить удовлетворительное снабжение детей продуктами питания. Кроме хлеба дети получали крупы, мясо, овощи, растительное масло. Но не хватало молочных продуктов, очень важных для детского питания.[4]

В 1941-1942 гг. в районах Сталинградской области было организовано 78 детских столовых, рассчитанных на 28 тыс. детей. Для эвакуированных детей было собрано 1 млн. рублей и 150 тыс. единиц одежды. [5]

Централизованная система руководства процессами эвакуации, четкое распределение функций и ответственности институтов управления разных уровней обеспечивали быстрое реагирование на возникавшие проблемы. К примеру, 22 октября 1941 г. начальник управления трудовых резервов Сталинградской области Н.Молчанов направил в Сталинградский городской Комитет обороны докладную записку о неудовлетворительном размещении и снабжении эвакуированных учащихся ремесленных училищ и школ ФЗО, остановившихся в Сталинграде по пути к месту эвакуации. Уже через день, 24 октября 1941 г. вышло Постановление СГКО, обязавшее горисполком и горздравотдел устранить недостатки. Эвакуированным учащимся были отведены помещения для временного размещения, проведена их санитарная обработка, организован медпункт. [6] Несмотря на лишения, вызванные войной, сталинградцы активно участвовали в сборе средств, поступавших в фонд обороны страны. В августе 1941 г. рабочие лесозавода им. Куйбышева, мебельно-ящичного комбината и ряда других предприятий приняли решение до конца войны ежемесячно отчислять в фонд обороны свой однодневный заработок. Коллектив Сталинградского драматического театра им. М.Горького с февраля 1942 г. каждый понедельник давал дополнительные спектакли, все сборы с которых поступали в фонд обороны. [7]

На деньги жителей Сталинграда в 1941-1942 гг. создавались боевые самолеты, которые составили авиаэскадрилью имени Сталинградского комсомола и авиаэскадрилью «Героический Сталинград». В сбор средств на строительство боевой техники свой вклад внесли и сталинградские школьники. В марте 1942 г. Сталинградская правда сообщала, что учащиеся школы № 54 собрали 1 тыс. рублей на создание танка и призвали других школьников города последовать их примеру. [8] Впоследствии в местной печати неоднократно сообщалось о передаче средств школами города на постройку танков. [9]

Сталинград в период битвы

14 июля 1942 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР Сталинградская область была объявлена на военном положении. Оборона города началась с 17 июля. 15 августа бюро обкома ВКП(б) приняло решение об эвакуации населения из Сталинграда и районов, расположенных близко к фронту. К 22 августа в Сталинграде оставалось 525 тыс. жителей. [10]

23 августа 1942 г. Сталинград подвергся варварской воздушной бомбардировке, которую осуществили 2000 немецких самолетов. Большинство зданий города было разрушено, были уничтожены тысячи мирных жителей.

25 августа Сталинград был объявлен на осадном положении. Несмотря на то, что на сталинградские предприятия ежедневно сбрасывались тысячи фугасных и зажигательных бомб, заводы продолжали поставлять на фронт продукцию.

Осенью и зимой 1942 г. бои происходили на улицах города. В уличных боях, вместе с бойцами Красной Армии, участвовали подразделения, сформированные из сталинградцев – истребительные батальоны (свыше 1500 человек), рабочие отряды, которые были созданы в каждом районе города и насчитывали по 200-300 человек. 31 января 1943 г. советские войска пленили в Сталинграде южную группу гитлеровских войск во главе с генерал-фельдмаршалом Ф.Паулюсом. 2 февраля войска Донского фронта завершили ликвидацию группировки немецко-фашистских войск, окруженных в районе Сталинграда. Сталинградская битва закончилась судьбоносной для всей войны победой.

После завершения битвы население города составляло всего 32181 человек. Было полностью разрушено более 100 фабрик и заводов, железнодорожный узел, 124 школы, 75 рабочих клубов и Домов культуры, 15 больниц, свыше 90% жилого фонда. Общий материальный ущерб, нанесенный Сталинграду, составил, в пересчете на довоенные цены, более 9 млрд. рублей. [11]

Социальные аспекты восстановления Сталинграда

В восстановительном процессе Сталинграда можно выделить два этапа: 1) февраль 1943 – март 1945 гг.; 2) апрель 1945 – начало 1950-х гг.

В момент окончания Сталинградской битвы многие объекты Сталинграда были заминированы фашистами, территория была покрыта огромным количеством трупов, неразорвавшимися бомбами, разбитой военной техникой.

Разминирование и очистка города от трупов производилась совместными усилиями воинских частей и гражданского населения. Войска приволжского военного округа участвовали в уборке трупов до начала марта 1943 г., когда она была в основном завершена. После схода снега окончательную очистку производили мирные жители под руководством местных органов власти. Большую помощь в очистке города и первых восстановительных работах оказали специальные трофейные части, сформированные из бойцов Красной Армии и возглавляемые отделом трофейного вооружения бывшего Донского фронта. Они занимались разминированием, вывозом разбитой военной техники, ремонтом железнодорожных узлов, путей и станций.

Первые планы восстановления города появились уже в конце февраля 1943 г. 20 февраля 1943 г. бюро Сталинградского обкома ВКП(б) утвердило титульный список восстановления и строительства в Сталинграде. Восстановление Сталинграда приобрело характер общесоюзной программы. Сразу после окончания Сталинградской битвы в стране развернулось движение помощи сталинградцам, в котором участвовали многие регионы. Так, весной 1943 г. трудящиеся Кировской области отправили в Сталинград 101 вагон строительного леса, 6 вагонов чугунного литья, 20 тонн стали. [12] Помощь поступала из Азербайджанской ССР, Татарской АССР, Горьковской, Куйбышевской, Томской областей [13] Восстановление разрушенных промышленных предприятий шло быстрыми темпами. Уже в апреле 1943 г. небольшой коллектив рабочих и инженеров Сталинградского тракторного завода собрал первую партию отремонтированных дизелей. В июне 1943 на фронт был отправлен первый танк из серии «Ответ Сталинграда». 17 июня 1944 г., в день 14-й годовщины пуска завода, был выпущен первый после осады города гусеничный трактор. [14] К февралю 1944 г. на заводе «Баррикады» вступили в строй восстановленные цехи общей площадью 65 тыс. кв. м. [15]

Как и промышленные объекты, социально-культурная сфера Сталинграда начала восстанавливаться практически сразу после завершения военных действий на территории города. Силами мирных жителей началось возвращение к работе и учебе в полностью разрушенном городе.

В феврале-марте 1943 г. в Сталинграде возобновили работу 16 школ, в которых обучалось около 5000 детей. Огромная работа была проделана учителями и родителями школьников. К примеру, в Ворошиловском районе учительницы сестры Лучинские начали вести занятия в своей полуразрушенной квартире. Учителя средней школы № 50 Ворошиловского района при помощи родителей учеников организовали обучение в полуразрушенном нижнем этаже здания медицинского института. [16]

К середине 1944 г. в Сталинграде было восстановлено, приспособлено и отремонтировано 48 школьных зданий, в которых разместилось 44 школы. В них трудилось 687 учителей. Пополнение учительских кадров шло за счет вызванных из эвакуации (150 человек), выпускников педучилища (51 человек), вернувшихся к преподавательской работе из других профессий (14 человек). В 1943/44 учебном году в городе остались не укомплектованными всего 12 учительских мест.

Для обеспечения возможности посещать школу нуждающимся детям, в первую очередь детям фронтовиков, выдавались талоны на одежду и обувь, а также вещи из специального подарочного фонда. За первую половину 1943/44 учебного года детям было выдано 4556 пар обуви, 2777 комплектов одежды. Кроме этого, выдавались нитки, чулки, шапочки, мыло. Для подростков, работавших на производстве, было организовано 7 школ рабочей молодежи, рассчитанных на 426 учащихся. [17]

Огромное влияние на восстановительные процессы городского жилого фонда и социальной инфраструктуры оказало движение добровольцев, организованное в Сталинграде Александрой Максимовной Черкасовой. 15 июня 1943 г. газета Сталинградская правда опубликовала ее обращение к жителям города с призывом принять участие в восстановлении городских зданий в свободное от работы время. Инициатива А.М.Черкасовой нашла отклик у многих сталинградцев. Уже к концу июня 1943 г. в рядах черкасовцев насчитывалось около 10 тыс. человек. 2 августа 1943 г. постановлением Сталинградского горкома ВКП(б) и исполкома горсовета была учреждена городская Книга Почета для занесения в нее имен наиболее отличившихся в восстановлении города добровольцев-строителей. Первой в Книгу Почета была занесена бригада А.М.Черкасовой в количестве 21 человек. [18]

Постепенно увеличивалось количество культурно-просветительских мероприятий, достигшее к концу войны значительных объемов. В течение 1945 г. Сталинградский отдел культпросветработы провел 626 публичных лекций, на которых побывало около 100 тыс. посетителей. По сообщениям печати, наибольший интерес вызывали лекции «Происхождение жизни на земле», «Учение Дарвина», «Что такое вселенная», а также выступления на исторические темы – «Отечественная война 1812 года», «Иван Грозный», «Петр Первый», «Александр Невский». [19]

Следующий этап государственной восстановительной программы Сталинграда был начат в 1945 г. В апреле Совнарком СССР утвердил Генеральный план города Сталинграда. В августе 1945 г. вышло постановление Совнаркома СССР «О мерах по восстановлению Сталинграда». Было сформировано Главное управление по восстановлению Сталинграда – «Главсталинградстрой», которое объединяло тресты «Жилстрой», «Культстрой», «Сантехстрой», «Дорстрой». Был определен фронт работ на 1945-1947 гг., выделено на восстановительные работы 587,45 млн. рублей из бюджета страны. [15] В Сталинграде было объявлено общегородское социалистическое соревнование рабочих-строителей, результаты которого подводились ежемесячно. [20]

Созданию социально-культурных объектов города в строительных планах отводилось значительное место. Титульный список строительства в Сталинграде на 1946 г. включал 57 объектов культуры, в том числе Дом Советов, Дом печати, театр им. Горького, здания медицинского и педагогического институтов. Однако темпы их возведения отставали от плановых заданий.

В марте 1946 г. была опубликована статья управляющего трестом «Сталинградкультстрой» М.Бардина, в которой анализировались недостатки, мешавшие успешному строительству. М.Бардин указывал на отсутствие проектов – из 57 объектов техническая документация имеется только на 3; на недостаточное количество спецодежды для строителей в магазинах города; на нехватку строительных материалов – в январе-феврале 1946 г. строители должны были получить от местной промышленности 1 млн. кирпичей, а получили только 154 тыс. Особо отмечалось равнодушие заказчиков, будущих хозяев возводимых зданий, к вопросам стройки. В частности, по мнению М.Бардина, работники исполкома Сталинградского горсовета, главного заказчика строительства, «охотнее говорят об итогах и перспективах, но неудовлетворительно занимаются проблемами сегодняшнего дня», исполком не следит за своевременной поставкой строительных материалов местными предприятиями. [21]

Производство строительных материалов значительно отставало от потребностей региона. Так, в 1945 г. план по выпуску силикатного кирпича в Сталинградской области был выполнен лишь на 9%, красного кирпича – на 57%. Остались невыполненными планы по производству извести, алебастра, мела. [22] Проблема частично решалась попытками более эффективно использовать ресурс разрушенных зданий, предназначенных на снос. В ходе разбора этих зданий было получено около 20 млн. кирпичей, пригодных для нового строительства. Работники треста «Сталинградкультстрой» взяли таким образом более 1 млн. кирпичей. В печати публиковались призывы полностью выбирать из руин ценные стройматериалы, включая труднодоступные цоколи и подвалы, а не брать только то, «что можно взять без труда». [23]

Сталинградским предприятиям удалось увеличить производство стройматериалов. В 1949 г. было произведено 89081 тыс. штук кирпича, годовой план выполнен на 115,6%; план по производству пиломатериалов был выполнен на 103,5%. [24]

К концу 1940-гг. объем валовой продукции большинства сталинградских предприятий тяжелой промышленности превысил довоенный уровень, или приблизился к нему:

Наименование

предприятия

Выпущено валовой продукции в 1940 г. (млн. рублей)

Выпущено валовой продукции в 1949 г. (млн. рублей)

Сталинградский тракторный завод

262,9

270,3

СталГРЭС

38,5

49,7

Завод «Красный Октябрь»

218,8

175,8

(Таблица составлена автором по данным источника: Итоги выполнения пятилетнего плана 1946-1950 гг. по промышленности, капитальному строительству, культуре и здравоохранению и данные по труду г.Сталинграда// ГАВО.Ф-Р 71. Оп.3. Д.118. Л.38,39.)

В то же время, показатели сталинградской пищевой и легкой промышленности в большинстве были значительно ниже довоенных:

Наименование

предприятия

Выпущено валовой продукции в 1940 г. (млн. рублей)

Выпущено валовой продукции в 1949 г. (млн. рублей)

Мясокомбинат

15,4

8,6

Гормолзавод

4,9

3,1

Кондитерская фабрика им. В.И.Ленина

6,41

3,99

Швейная фабрика им. 8 марта

8,9

3,1

Обувная фабрика

2,52

1,0

Чулочно-трикотажная фабрика

5,13

2,88

(Таблица составлена автором по данным источника: Итоги выполнения пятилетнего плана 1946-1950 гг. по промышленности, капитальному строительству, культуре и здравоохранению и данные по труду г.Сталинграда// ГАВО.Ф-Р 71. Оп.3. Д.118. Л.38,39.)

Во второй половине 1940-х гг. жилищный фонд Сталинграда постепенно увеличивался, но довоенные показатели в этот период достигнуты не были:

Общественный жилищный фонд Сталинграда (тыс. кв. м)

Состояние на 01.01.1940

1032,4

Состояние на 01.01.1945

330,3

Состояние на 01.01.1947

535,2

Состояние на 01.01.1950

736,5

(Таблица составлена автором по данным источника: Итоги выполнения пятилетнего плана 1946-1950 гг. по промышленности, капитальному строительству, культуре и здравоохранению и данные по труду г.Сталинграда// ГАВО.Ф-Р 71. Оп.3. Д.118. Л.46.)

Заключение

Таким образом, нами была предпринята попытка исследовать динамику социальной ситуации в Сталинграде в период 1941- начала 1950-х гг. Этот период социальной истории города, на наш взгляд, иллюстрирует особенности политики государственного патернализма в социальной сфере.

Современное российское общество переживает этап развития, на котором проблема формирования научно обоснованной государственной социальной политики приобретает особую актуальность. [25]

В настоящее время очевидно возрастающее внимание государства к социальным проблемам населения, активизация процесса движения к социальному государству (хотя это движение не всегда последовательно и нередко сталкивается как с экономическими трудностями, так и с бюрократическими препонами). Перед нашей страной стоит важная задача обеспечения всему населению социального благополучия (под которым исследователи понимают показатель общественного развития в конкретных условиях построения экономических и политических отношений в конкретное историческое время). [26] Данная государственная установка актуализирует проблему объективного исследования сильных и слабых сторон советской социальной политики. Великая Отечественная война – особый период ее развития, когда в стране разразилась социальная катастрофа, и государство взяло на себя всю полноту ответственности за минимизацию ее последствий.

Библиография
1.
Симонова С.С., Олейникова Е.Г. Социальные приоритеты в программах политических партий России // Философия социальных коммуникаций. 2012. № 4 (21). С. 102.
2.
Олейникова С.С. Социальная функция государства: история и современность // Правовая политика и правовая жизнь. 2011. № 4. С 21-22.
3.
ЦДНИВО.Ф.13.Оп.12.Д.62.Л.239.
4.
ЦДНИВО.Ф.13.Оп.12.Д.13.Л.45,46.
5.
ГАВО. Ф.2115.Оп.1.Д.14.ЛЛ.10-11.
6.
Постановление СГКО о мероприятиях по обслуживанию эвакуированных учащихся ремесленных училищ и школ ФЗО // Сталинградский городской Комитет Обороны в годы Великой Отечественной войны. Документы и материалы. 2-е изд. / Под ред. проф. М.М.Загорулько. – Волгоград: «Издатель», 2007. С.54.
7.
Культурное строительство в Волгоградской области. 1941-1980 гг.-Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1981. С.366.
8.
Сталинградская правда. 1942. 25 марта.
9.
См. напр.: Сталинградская правда. 1942. 1 апреля.
10.
Поднятый из руин: Сб. документов и материалов. – Волгоград, 1966. С.37.
11.
Волгоград: хроника истории. 1589-1989 гг. – Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1988. С.193-194.
12.
Сталинградская правда. 1943. 27 марта.
13.
Сталинградская правда. 1943. 9 апреля.
14.
Сталинградская правда. 1946.6 февраля.
15.
Сталинградская правда. 1946. 1 января.
16.
ГАВО. Ф. 3423. Оп.7. Д.52. Л. 44-50.
17.
ГАВО. Ф-Р 71. Оп.1. Д.658. Л. 12-15.
18.
ГАВО. Ф.Р-71. Оп.1. Д.1271. Л.174-177.
19.
Сталинградская правда. 1946. 20 января.
20.
ГАВО.Ф-Р 71. Оп.3. Д.70. Л.7-9.
21.
Сталинградская правда. 1946. 10 марта.
22.
Сталинградская правда. 1946. 13 марта.
23.
Сталинградская правда. 1946. 12 марта.
24.
ГАВО.Ф-Р 71. Оп.3. Д.118. Л.7.
25.
Олейникова Е.Г. Социальная политика государства в современной России: проблемы научного анализа // Философия социальных коммуникаций. 2012. № 1 (18). С.47.
26.
Попов Е.А. Региональная специфика совершенствования человеческого потенциала и социального благополучия населения // NB: Проблемы общества и политики. - 2012. - 2. - C. 118 - 164. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.2.234. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_234.html
References (transliterated)
1.
Simonova S.S., Oleinikova E.G. Sotsial'nye prioritety v programmakh politicheskikh partii Rossii // Filosofiya sotsial'nykh kommunikatsii. 2012. № 4 (21). S. 102.
2.
Oleinikova S.S. Sotsial'naya funktsiya gosudarstva: istoriya i sovremennost' // Pravovaya politika i pravovaya zhizn'. 2011. № 4. S 21-22.
3.
TsDNIVO.F.13.Op.12.D.62.L.239.
4.
TsDNIVO.F.13.Op.12.D.13.L.45,46.
5.
GAVO. F.2115.Op.1.D.14.LL.10-11.
6.
Postanovlenie SGKO o meropriyatiyakh po obsluzhivaniyu evakuirovannykh uchashchikhsya remeslennykh uchilishch i shkol FZO // Stalingradskii gorodskoi Komitet Oborony v gody Velikoi Otechestvennoi voiny. Dokumenty i materialy. 2-e izd. / Pod red. prof. M.M.Zagorul'ko. – Volgograd: «Izdatel'», 2007. S.54.
7.
Kul'turnoe stroitel'stvo v Volgogradskoi oblasti. 1941-1980 gg.-Volgograd: Nizh.-Volzh. kn. izd-vo, 1981. S.366.
8.
Stalingradskaya pravda. 1942. 25 marta.
9.
Sm. napr.: Stalingradskaya pravda. 1942. 1 aprelya.
10.
Podnyatyi iz ruin: Sb. dokumentov i materialov. – Volgograd, 1966. S.37.
11.
Volgograd: khronika istorii. 1589-1989 gg. – Volgograd: Nizh.-Volzh. kn. izd-vo, 1988. S.193-194.
12.
Stalingradskaya pravda. 1943. 27 marta.
13.
Stalingradskaya pravda. 1943. 9 aprelya.
14.
Stalingradskaya pravda. 1946.6 fevralya.
15.
Stalingradskaya pravda. 1946. 1 yanvarya.
16.
GAVO. F. 3423. Op.7. D.52. L. 44-50.
17.
GAVO. F-R 71. Op.1. D.658. L. 12-15.
18.
GAVO. F.R-71. Op.1. D.1271. L.174-177.
19.
Stalingradskaya pravda. 1946. 20 yanvarya.
20.
GAVO.F-R 71. Op.3. D.70. L.7-9.
21.
Stalingradskaya pravda. 1946. 10 marta.
22.
Stalingradskaya pravda. 1946. 13 marta.
23.
Stalingradskaya pravda. 1946. 12 marta.
24.
GAVO.F-R 71. Op.3. D.118. L.7.
25.
Oleinikova E.G. Sotsial'naya politika gosudarstva v sovremennoi Rossii: problemy nauchnogo analiza // Filosofiya sotsial'nykh kommunikatsii. 2012. № 1 (18). S.47.
26.
Popov E.A. Regional'naya spetsifika sovershenstvovaniya chelovecheskogo potentsiala i sotsial'nogo blagopoluchiya naseleniya // NB: Problemy obshchestva i politiki. - 2012. - 2. - C. 118 - 164. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.2.234. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_234.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"