Статья 'Третья Конституция Российской республики' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Третья Конституция Российской республики

Данилова Елена Николаевна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра отечественной истории ХХ века, Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова

119991, Россия, Москва, ГСП-1, Ломоносовский проспект, д.27, корп.4

Danilova Elena Nikolaevna

PhD in History

associate professor of the Department of Russian History of the XX Century at Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, Moscow, GSP-1, Lomonosovsky prospect 27, korp.4

danilovaen@mail.ru

DOI:

10.7256/2306-420X.2013.3.721

Дата направления статьи в редакцию:

18-05-2013


Дата публикации:

1-6-2013


Аннотация: В статье исследуется история создания и принятия Конституции РСФСР 1937 г. Выявляются некоторые особенности этих процессов по сравнению с подготовкой Сталинской Конституции 1936 г. Акцентируется внимание на том, что разработка и принятие новых республиканских конституций – часть осуществляемой в СССР Конституционной реформы второй половины 1930-х гг. Делается вывод об особой роли партийных структур – Политбюро и ЦК ВКП(б), контролировавших весь процесс создания и принятия новых республиканских Конституций. Изучение материалов краткого народного обсуждения Проекта Конституции РСФСР 1937 г. позволило выявить круг наиболее существенных проблем, волновавших население Российской республики. Среди них – национальные отношения, положение автономий, уравнивание экономических и социальных прав сельского и городского населения, вопросы образования и репрессии.Ключевые слова: история, конституционная реформа, комиссия, политбюро, проект, РСФСР, ВЦИК, народное обсуждение, чрезвычайный съезд.


Ключевые слова: история, конституционная реформа, комиссия, политбюро, проект, РСФСР, ВЦИК, народное обсуждение, чрезвычайный съезд

Abstract: The author of the artile studies the history and adoption of the Constitution of the RSFSR in 1937. The author underlines some of peculiarities of these processes and compares them to the preparation of Stalin Constitution in 1936. The emphasis is made on the fact that development and adoption of new republican constitutions was a part of ongoing Constitional Reform in the USSR during the second half of the 1930's. The author of the article concludes that Politburo and the Central Committee of the Comunist Party of the Soviet Union played an important role and controlled the entire process of creation and adoption of new republican Constitutions. By studying materials of the brief peoples discussion of the Draft Constitution of the RSFSR in 1937 the author has defined the most important problems that worried the population of the Russian republic.  Those problems included national relations, status of national republics, economic and social rights of rural and urban population, education and repressions. 



Keywords:

history, Constitutional Reform, committee, Politburo, project, RSFSR, All-Russian Central Executive Committee, peoples discussion, special conference

Конституция РСФСР 1937 г. – третья по счету Конституция Российской республики. История ее создания изучена гораздо хуже предыдущих основных законов страны. В обширном библиографическом указателе С. А. Авакьяна не упомянуто ни одной специальной научной публикации (даже на уровне статьи) об этой Конституции [1]. Обычно о ней даются сведения самого общего характера в обобщающих трудах о советских конституциях. Пожалуй, больше других авторов уделил ей внимание в плане сравнительного анализа ее содержания с Союзной Конституцией С. А. Авакьяна [2]. Не совсем понятен столь незначительный интерес историков и юристов к Конституции 1937 г. Возможно, считалось, что ее текст настолько мало отличался от Сталинской Конституции СССР 1936 г., что не заслуживает особого изучения. Эта мысль находит подтверждение в высказывании Д. А. Пашенцева: «Республиканские Конституции были настолько тесно взаимосвязаны с союзными, что удобно и логично (выделено мной – Е.Д.) рассматривать их вместе»[3, c. 60].

Между тем подготовка очередной Российской Конституции имела ряд своих особенностей. А предлагаемые дополнения и изменения к ней в ходе короткого народного обсуждения позволяют выявить наиболее насущные и волновавшие население республики проблемы их жизни.

Статья построена, главным образом, на архивных материалах. Основная их часть извлечена из фондов Государственного архива Российской Федерации. В фонде 3316 – «Центральный исполнительный комитет СССР (ЦИК СССР)» сохранились 6 томов проектов Конституции РСФСР 1937 г. с поправками, дополнениями, замечаниями члена ЦК ВКП (б) Я. А. Яковлева, партийной комиссии Политбюро по предварительному рассмотрению проектов союзных конституций. Один из проектов, предшествующий его публикации в открытой печати, имеет рукописные вставки и дополнения И. В. Сталина и В. М. Молотова. В фонде отложились также предложения простых граждан по внесению в основной закон республики тех или иных важных на их взгляд дополнений. В фонде 1235 - «Всероссийский Центральный исполнительный комитет советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (ВЦИК)» содержатся стенографические записи заседаний ХУП Чрезвычайного Съезда Советов, списки и сведения о делегатах съезда, материалы обсуждения внесенных в ходе съезда поправок к тексту Проекта, и некоторые другие документы, освещающие процесс принятия Конституции 1937 г. Помимо вышеназванных документов привлечены документы Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ): Ф. 17 оп. 3 – «Протоколы заседаний политбюро ЦК ВКП (б)» и ф. 94 – «Группа ВКП (б) Президиума ВЦИК РСФСР». В статье использованы протоколы заседаний за август – ноябрь 1936 г. В исследованных нами документах упоминается о существовании специальной комиссии Политбюро по предварительному рассмотрению проектов конституций союзных республик. Но на сегодняшний день обнаружить эти материалы в РГАСПИ не удалось. Поэтому ни время создания комиссии, ни ее состав на сегодняшний день, к сожалению, пока не известны. Ход Чрезвычайного ХУП съезда РСФСР, утвердившего новую Конституцию, отражен в таком сборнике документов как «Съезды Советов РСФСР в постановлениях и резолюциях» [4] и на страницах центральных газет «Известия» и «Правда».

Конституционная реформа второй половины 1930-х годов включала в себя разработку и принятие Союзной и республиканских конституций. Можно согласиться с мнением Ю. Н. Жукова, что в постсоветский период эта реформа «практически не привлекла внимание историков», хотя, бесспорно, необходимо ее переосмысление и, по его мнению, следует искать ответ на чрезвычайно важный вопрос - «случайно или нет, она совпала с периодом массовых репрессий»[5, с. 47]. По убеждению автора в стране существовала серьезная оппозиция «сталинской группе», пытавшейся реформировать политическую систему, в лице, прежде всего региональной партократии. Главное звено изменения политической системы – принятие новых Конституций – Союзной и Республиканских. Усиление репрессий автор напрямую увязывает с попытками устранения противников нового конституционного законодательства, содержащего более демократические установки [6, гл. 9].

Необходимость разработки и принятия новой Конституции РСФСР была вызвана в первую очередь сменой Союзной Конституции. Она была утверждена 5 декабря 1936 г. на Чрезвычайном УШ Всесоюзном съезде Советов, ее называли «Сталинской» или «Конституцией победившего социализма». Решение о подготовке проектов новых Конституций для союзных и автономных республик «применительно к Проекту Конституции СССР» было сформулировано гораздо раньше - в одном из пунктов резолюции июньского Пленума ЦК ВКП (б) 1936 г., одобрившего Проект Союзной Конституции [2, гл. 2,4].

В РСФСР, крупнейшей по территории, числу жителей, экономическому потенциалу республики СССР, произошли те же кардинальные изменения в социально - экономическом развитии, культурной и общественной жизни республики и ее составных частей, что и в целом в Союзе Советских Социалистических Республик.

РСФСР – численно самая крупная и многонациональная из союзных республик. В ней проживало более 120 национальностей, она имела сложное национально-государственное устройство. Ее называли и называют «республикой автономий». Накануне принятия Сталинской Конституции газета «Известия» помещала очерки о каждой из будущих союзных республик. Один из первых таких очерков был посвящен РСФСР. По данным, приведенным председателем СНК РСФСР Д. Е. Сулимовым, в ноябре 1936г. площадь Российской республики составляла 197527 тыс. кв. км (92,8% всей территории СССР), население на 1 января 1935 г. насчитывало 113,6 млн. (68,6%) человек, в том числе городское население – 33,8 млн.(29,75%) человек. На ее территории располагалось 70% крупной промышленности страны, до 73% рабочих и служащих. Основные посевные площади советской страны (3/4) также располагались на землях РСФСР [7, 1936, 23 ноября].

Для разработки новой Конституции РСФСР 9 июня 1936 г. Политбюро утвердило состав Конституционной комиссии ВЦИК из 28 человек под председательством М. И. Калинина (протокол № 40 Заседания Политбюро от 27 июня 1936 г.). Впоследствии решением Политбюро в нее были включены еще два человека: Я. А. Яковлев и Е. Г. Евдокимов [8, ф.17. оп.3, д.978. л.45,52; д.979, л.10]. Знаменательным представляется введение в состав Комиссии члена ЦК Яковлева, принимавшего самое активное участие в осуществлении конституционной реформы и текста Конституции СССР 1936 г. Яковлев Яков Аркадьевич (настоящая фамилия Эпштейн) – партийный и государственный деятель. С 1923 по 1929 г. возглавлял «Крестьянскую газету». По его инициативе был создан журнал «Беднота», который он также редактировал. В декабре 1929 г. был назначен руководителем Народного комиссариата по земельным делам (Наркомзем), одновременно возглавил «Колхозцентр». С 1934 г. заведующий отделом ЦК ВКП (б). В 1935 г. избран академиком ВАСХНИЛ.

27 июля 1936 г. в газете «Известия» был опубликован окончательный состав Конституционной комиссии ВЦИК республики из 30 человек. В комиссию вошли М. И. Калинин (председатель), А. А. Андреев, Н. И. Ежов, А. А. Жданов, В. Я. Чубарь, Д. Е. Сулимов, А. С. Киселев, Н. Н. Бухарин, А. И. Стецкий, В. Н. Яковлева, Б. М. Таль, Е. Б. Пашуканис, К. В. Уханов, А. С. Бубнов, Г. Н. Каминский, С. Б. Карп, Н. В. Крыленко, А. Я. Вышинский, Н. А. Филатов, Ю. М. Каганович, Г. Т. Полбицын, С. М. Кузнецов, Ф. П. Грядинский, И. Н. Пивоваров, Г. Г. Байчурин, З. Булашев, А. Н. Никитин, Б. Калмыков, Я. А. Яковлев, Е. Г. Евдокимов [7, 1936, 29 июля].

Состав комиссии достаточно представительный. В нее были включены члены и кандидаты в члены ЦК ВКП (б) (Бубнов, Каминский, Стецкий, Сулимов, Уханов, Филатов, Яковлев) и Политбюро (Андреев, Калинин, Жданов, Чубарь). В комиссию были включены руководители высших государственных учреждений и организаций СССР (например, народный комиссар юстиции Крыленко, генеральный прокурор страны Вышинский, глава НКВД Ежов и т.д.), руководители краев, территориальных областей, автономных республик и областей (например, Сулимов – председатель СНК РСФСР, Байчурин – председатель ЦИК Татарской республики, Филатов – председатель Московского облисполкома, Каганович – председатель Горьковского крайисполкома, Евдокимов – 1-й секретарь Северо-кавказского крайкома партии и т.д.).

Первоначально видимо, не предусматривалось большой работы над текстом Конституции РСФСР. Чрезвычайный съезд Советов для утверждения Российской конституции предполагалось созвать уже 29 ноября 1936 г. На заседании группы ВКП (б) Президиума ВЦИК 1 августа 1936 г. было одобрено постановление Президиума ВЦИК «О сроке созыва и порядке дня ХУП Чрезвычайного съезда Советов» [8, ф. 94, оп.1, д. 80, л.141]. Постановление было опубликовано за подписью его председателя М. И. Калинина и секретаря А. С. Киселева в газете «Известия» 21 августа 1936 г. В нем говорилось: «Созвать ХУП чрезвычайный Всероссийский съезд советов в Москве 29 ноября 1936 г».

Но позже сроки работы съезда были сдвинуты более чем на полтора месяца и перенесены на январь 1937г. На заседании Политбюро 17 ноября 1936 г. (протокол № 44 от 27 декабря 1936 г.) был утвержден Проект постановления Президиума ВЦИК следующего содержания: «В связи с ходатайствами ряда ЦИК автономных Советских Социалистических республик, краевых, областных исполнительных комитетов об отсрочке созыва ХУП Чрезвычайного Всероссийского съезда Советов, Президиум ВЦИК постановляет перенести срок созыва ХУП Чрезвычайного Всероссийского съезда советов на 15 января 1937 г.» [8, ф.17,оп. 3, д.982, л.48]. Из этого текста следует, что главными инициаторами отсрочки созыва съезда были национальные субъекты РСФСР.

29 августа 1936 г. (т.е. приблизительно через месяц после принятия первоначального решения о созыве съезда) на заседании группы ВКП (б) ВЦИК (протокол № 13) был одобрен и принят Проект Конституции РСФСР, выработанный Конституционной комиссией ВЦИК. Одновременно записано решение о его направлении в ЦК ВКП (б) «от имени партгруппы Президиума ВЦИК и Конституционной комиссии» [8, ф.94, оп.1, д.80, л.189]. Т.о. работа над проектом продолжалась около месяца. Первоначальный проект Конституции РСФСР состоял из 14 глав и 136 статей. Его текст сохранился в материалах РГАСПИ [8, ф.94, оп.1, д.80, л.151-180].

31 августа 1936 г. Проект Конституции РСФСР, включавший те же 14 глав, но уже 138 статей был направлен в ЦК ВКП (б) тов. И. В. Сталину. В препроводительном письме под № 371 – с (секретно) говорилось: «Направляем на Ваше рассмотрение проект Конституции РСФСР. Проект разработан Конституционной комиссией и принят группой ВКП (б) Президиума ВЦИК. М. Калинин. А. Киселев». В правом верхнем углу записки, очевидно, рукой Сталина написано: «Тов. Яковлеву» [9, д.33, л.1].

Именно Я. А. Яковлев - по словам Ю. Н. Жукова «надежный соратник Сталина» - занимался тщательным редактированием текста Российской Конституции. Жуков достаточно убедительно показал, что в числе основных авторов текста Конституции СССР был Яковлев. Он пишет: «Сталин передоверил (отстранив Енукидзе и Бухарина – Е.Д.) подготовку Конституции …лишь тем, кому он мог полностью доверять… уже входившему в подкомиссию по общим вопросам А.И.Стецкому – заведующему отделом культуры и пропаганды ЦК, по экономике - Я. А. Яковлеву – заведующему сельскохозяйственным отделом ЦК, а также Б. М. Талю – первому заместителю Стецкого» [5, с. 60, 259].

Поэтому ничего удивительного нет в том, что Сталин именно Яковлеву направил для доработки Проект Конституции РСФСР. Я.А.Яковлев внес принципиальные уточнения в ряд формулировок текста. Например, фразу «вхождение РСФСР в СССР» он предложил заменить формулировкой «объединение с другими республиками в единое союзное государство». Яковлев уточнил избирательную норму при выборах в Верховный Совет (1 депутат от 150 тыс. вместо 200 тыс. чел.), отнес к функциям Верховного Совета РСФСР (а не автономных республик) утверждение административного деления автономных республик и т.д.

В Государственном архиве РФ сохранились протоколы двух заседаний Конституционной комиссии Президиума ВЦИК РСФСР, прошедших совместно с представителями ЦК ВКП (б), - от 31 октября и 1 ноября 1937 г. На обоих заседаниях рассматривались постатейные поправки и замечания члена Конституционной комиссии Я. А. Яковлева (они в документах называются «замечаниями Яковлева»), подавляющая часть которых была принята.

В течение ноября и декабря 1936 г. работа над текстом Конституции продолжалась. Отражением серьезной и кропотливой работы служат 6 томов Проектов с правками, сохранившихся в ГАРФ. Первоначальный документ подвергся тщательной доработке.

Проект Конституции РСФСР с вышеназванными поправками Яковлева и Предварительной комиссии Политбюро, согласованный с Конституционной комиссией ВЦИК, был вновь направлен Сталину 17 декабря 1936 г. На этой стадии работы над текстом Сталин и Молотов внесли свои поправки и добавления редакционного характера, преимущественно во П, УШ и ХП главы. Например, в начало статьи 13 второй главы, в которой речь идет о добровольном объединении союзных республик в союзное государство, рукой Сталина добавлено: «В видах осуществления союзными республиками взаимопомощи по линии экономической и политической, равно как и по линии обороны». В ту же статью добавлен новый абзац, направленный на усиление централизации: «Исходя из этого (имеется в виду объединение республик в Союз – Е. Д.) РСФСР обеспечивает за СССР в лице его высших органов власти и органов государственного управления права, определенные статьей 14 Конституции СССР». Им было предложено убрать статью 18 Проекта, согласно которой «Законы СССР обязательны на территории РСФСР. В случае расхождения законов РСФСР и законов СССР действует Закон общесоюзный». Вместо этого появилась статья 17: «Законы СССР обязательны на территории РСФСР», вторая часть фразы была убрана [9, д. 35. л.2; д.36, л.190 - 228]. В ряд статей (ст.77, 78, 104, 110, 115) добавлено уточнение «административные и национальные округа», т.е. сделан акцент на существовании национальных округов. Большой правке со стороны Сталина и Молотова (судя по почерку все же Сталина – Е.Д.) подверглась статья 145 главы ХП (в Проекте это статья 148) о выборах в советы депутатов трудящихся РСФСР; текст изобилует пометками. Все поправки высших руководителей страны были полностью учтены и вошли в текст Конституции. 21 декабря 1936 г. республиканский закон с учтенными «сталинско–молотовскими поправками» вновь был направлен в Конституционную комиссию ВЦИК и Яковлеву, которые приняли солидарное решение о его обнародовании.

Проект Конституции, опубликованный 24 декабря 1936 г. в газете «Известия» для общественного обсуждения, состоял из 14 глав и 153 статей. Т.о. в него в течение сентября – декабря были внесены дополнительно еще 17 статей, главным образом, в главу УШ – «Местные органы государственной власти».

Кампания по обсуждению проекта Конституции РСФСР (по сравнению с Конституцией СССР) оказалась весьма краткой – меньше месяца (напомним, обсуждение Сталинской Конституции продолжалось более 5 месяцев), до созыва 15 января 1937 г. ХУП Чрезвычайного съезда советов РСФСР. Она проходила организованно по инициативе местных советских и партийных органов власти. Подтверждением этого тезиса может служить «Сводка о ходе обсуждения проекта Конституции РСФСР от 10 января 1937 г. по 10 районам и четырем городам Крымской АССР», отложившаяся в архивных фондах. Согласно этому документу в республике было проведено: 71 пленум сельских советов, 56 заседаний секций советов, 126 колхозных собраний, в которых приняли участие 11 710 человек. Было внесено 13 предложений [9, д.40, л.50]. По итоговым данным в Конституционную Комиссию до 15 января 1937 г. поступило всего 68 предложений и дополнений к тексту Конституции РСФСР [9, д.40, л.62]. В ходе обсуждения Сталинской Конституции было предложено около 2 миллионов различных дополнений и поправок [15, с.147]. Кроме коллективных, в Конституционную комиссию направлялись дополнения и предложения от отдельных граждан. Таким образом, сжатые сроки обсуждения и небольшое количество внесенных предложений и дополнений, преимущественно коллективных – одни из особенностей подготовительного периода.

Следует подчеркнуть еще одну особенность. Если в ходе обсуждения Всесоюзной Конституции 1936 г. его материалы широко и регулярно публиковались в прессе, в частности, в газете «Известия», то ход обсуждения республиканской конституции практически не освещался. Свои дополнения и поправки, коллективы и граждане, очевидно, направляли в Конституционную комиссию в письменном виде.

На съезде в прениях по тексту новой Конституции выступило более 40 человек. В целом они одобряли Проект Конституции, но некоторые из них озвучивали свои предложения и поправки.

Определенный интерес представляют сохранившиеся материалы народного обсуждения Проекта Конституции 1937 г. Они не только отражают заинтересованное отношение граждан к будущему основному закону республики, но позволяют выявить круг вопросов и проблем, в наибольшей степени интересовавших и тревоживших население.

Дополнения и предложения, поступившие накануне и в ходе проведения съезда, можно разделить на несколько групп.

Часть из них относилась к государственному устройству и высшим органам республиканской власти, взаимоотношениям Российской республики с союзным государством.

Так, колхозник Писаревского сельсовета Унечского района предлагал создать Верховный Совет РСФСР «по принципу СССР, т.е. из двух палат в виду многонациональности» Российской республики (в Проекте выделение двух палат не предполагалось). Руководство Берестянского сельского совета Хвастовиченского района придерживалось той же позиции. Оно полагало, что две палаты нужны, «чтобы разбирать претензии национальностей». Это предложение не было учтено, хотя Российская республика отличалась исключительно многонациональным составом, о чем уже упоминалось. Счетовод Новиков Сморчкаевского сельского совета Ершичского района считал необходимым образовать в автономных республиках «наркоматы оборонной промышленности». Колхозник Калининского района П.Смирнов полагал необходимым указать в соответствующей статье, что «решение союзной республики о выходе из СССР может быть принято только после всенародного голосования в этой республике». А москвич С. И. Вайсман предлагал вовсе исключить статьи о праве республик на свободный выход из СССР и изменении республиканских территорий без их согласия [9, ф.3316, оп.40, л.23, 36, 37, 65].

Ленинградец Г. Лившин выступил с инициативой «перенести столицу РСФСР в Ленинград, сохранив столицу СССР в Москве». По его мнению, такая мера «обеспечит разгрузку Москвы от центральных учреждений и повысит роль города Ленина как образцового социалистического города» [7, 1936, 15 июля]. Другой житель Ленинграда – Скороходов предложил перенести столицу РСФСР либо в Ленинград, либо в Свердловск [9, ф. 3316, оп. 40, д. 40, л.84]. Таким образом, идеи переноса столицы из Москвы в другие города возникали еще во второй половине 1930-х годов.

Ряд предложений граждан был направлен на расширение прав автономных субъектов РСФСР. Так, делегат ХУП съезда от Калмыцкой АССР председатель республиканского СНК А.П.Порбеев – в своем выступлении откровенно заметил: « В разделе о бюджете мы хотели бы сказать о расширении прав автономных республик, о расширении бюджетных прав районов с тем, чтобы народное хозяйство республик, рост хозяйства и культуры получили бы в дальнейшем свое быстрое развитие». Федоров от имени Якутского ЦИК в радиограмме съезду предложил предоставить Верховным советам автономных республик право устанавливать самостоятельно избирательные нормы для местных советов в пределах законодательной нормы [9, ф. 3316, оп.40, д.40, л.47,58].

Хотя в материалах обсуждения присутствовали и другие предложения, например, Берестянский сельсовет Хвастовического района считал необходимым «заменить наркоматы Автономных республик уполномоченными» [9, ф. 3316, оп. 40. д. 40, л.36], что естественно еще более снизило бы самостоятельность автономий и усиливало бы процессы централизации.

При доработке проекта Конституции наблюдалось явное стремление ограничить права автономий. Например, в гл. 1Х «Бюджет РСФСР» присутствовала статья следующего содержания: «Ни один доход не может быть изъят из бюджета автономной республики или местного бюджета, как ни один расход не может быть им передан иначе, как на основании закона». Любопытно, что Сталин и Молотов при последнем ознакомлении с Проектом Конституции оставили эту статью в тексте. Она была упразднена позже [9, ф. 3316, оп. 40, д. 34, л.173] и в Конституцию не вошла.

В первоначальном варианте в ст.60 Проекта предусматривалось право Верховных Советов автономных республик издавать законы, обязательные на территории республики (пункт б, кстати, подобная статья существовала в Конституции РСФСР 1925г., ст.48), утверждать административно-территориальное деление автономной республики (пункт в). Предварительная Комиссия Политбюро вычеркнула пункт б) «в виду того, что Верховный совет АССР не может издавать законы по всем отраслям управления». Пункт в) был переформулирован: «Верховный Совет устанавливает районное деление автономных республик и границы районов и городов и вносит на утверждение Верховного совета РСФСР» [9, ф. 3316, оп.40, д.38, л.6-7]. То – есть, окончательное решение оставалось за федеральными органами власти, что также отражает шедшие в стране процессы централизации.

Критике подверглась ст.67 Проекта. В ней говорилось: «Состав и полномочия СНК автономных республик определяются Конституцией АССР». По поводу этой статьи в замечании Я. А. Яковлева, поддержанном партийной комиссией, утверждалось: «Неправильно относить состав и полномочия СНК автономных республик к предмето ведению Конституций АССР, в то время как состав и полномочия СНК союзных республик определены Конституцией СССР. Принятие статьи 67 означало бы, что совнаркомы автономных республик пользуются большими правами, чем совнаркомы союзных республик в отношении союзного правительства» [9, ф. 3316, оп.40, д.37, л. 121-об.]. Таким образом, при анализе высказанных предложений просматриваются две тенденции: со стороны автономий – к расширению их самостоятельности и полномочий; со стороны партийных и властных структур – напротив, к суживанию подобных функций.

Большая часть поступивших в Конституционную комиссию предложений и дополнений касалась вопросов совершенствования работы и расширения прав местных органов власти. По замечанию Я. А. Яковлева в первоначальном Конституционном проекте о местной власти говорилось «весьма глухо». В замечаниях к главе УШ «Местные органы государственной власти» он указывает: «Вопрос о местной власти по существу обойден… Конституция СССР не ответила на многие вопросы именно для того, чтобы на них дали ответ Конституции республик» [9, ф.3316, оп.40, д.33, л.42]. По предложению Яковлева и в целом Комиссии Политбюро эта глава была существенно дополнена новыми статьями. В окончательном виде Проекта она включала уже 26 статей (вместо 13 первоначального Проекта).

Многие дополнения от делегаций съезда и граждан также относились к местным органам власти. Так из 6 поправок, предложенных Куйбышевской делегацией, 4 затрагивали главу «Местные органы власти». Делегаты предлагали уточнить и дополнить состав отделов советов депутатов трудящихся: ввести организационный, коммунальный, финансовый, дорожный, физкультурный, школьный и другие отделы. В предложениях граждан присутствовала мысль, что необходимо предусмотреть регулярные, более частые сроки созыва сессий местных советов, внести изменения в избирательные нормы при выборах депутатов в районные и сельские советы в сторону их понижения. Любопытно предложение председателя РИКа Московской области Баранникова. Он ратовал за то, чтобы помимо городских и сельских советов внести в ст.78 еще две категории местных советов – рабочие и дачные. «Это особенность не только Москвы, - пояснял он, - но и Ленинграда, Харькова, Киева. Мы имеем там крупные рабочие и дачные поселки» [9, ф. 3316, оп.40, д.33, л.49,84].

Житель Гордей из Воронежской области Липицкого района считал, что в разделе о местных государственных органах власти следует добавить специальную статью о создании в многонациональных областях и районах советов национальностей при советах депутатов трудящихся. То – есть, очевидно, что отсутствие специальных органов на местах по осуществлению государственной национальной политики тревожило рядовых граждан. Ставили вопрос об организации при сельсоветах общественных судов, выборе руководителей колхозов тайным голосованием, законодательном закреплении ревизионных комиссий, регулярных отчетах местных депутатов перед избирателями [7, 28 августа; 9, ф. 3316, оп.40, д.40, л.34, 40, 42] и пр. Таким образом, речь шла о расширении демократических прав трудящихся. Некоторые из этих предложений были учтены.

В замечаниях и дополнениях к Проекту Конституции, особенно от сельского населения, значительное место уделялось улучшению социального положения колхозников. В их письмах предлагалось полностью обеспечивать престарелых колхозников за счет колхоза, предоставлять колхозникам бесплатные медикаменты, ввести страхование, двух недельный оплачиваемый отпуск и выходные дни, предоставить колхозницам право на дородовой и послеродовой отпуск, право колхозникам пользоваться курортами и т.д. Часто в обращениях присутствует фраза - «как рабочим и служащим». То – есть, выявляется нацеленность сельского (колхозного) населения на уравнение их прав с городскими социальными группами [9, ф. 3316, оп. 40, д.40, л.22, 23, 38,40, 42 и др.]. Такие предложения преобладали. В то же время Астахов (видимо рабочего происхождения) из Трубачевского района предлагал «дать возможность рабочим иметь больше права пользования курортными местами, чем другим» [9, ф.3316, оп.40, д.40, л.22]. Такая позиция отдельных читателей может рассматриваться как отголосок привыкшего к привилегиям представителя рабочей среды.

В сфере образования наибольшее число предложений, главным образом, от школьных работников касались введения всеобщего семилетнего образования (вместо начального) и увеличения возраста при приеме в вузы до 35-45 лет [9, ф. 3316, оп.40, д.40, л.27,30]. Подобные же предложения активно поступали и в ходе обсуждения Конституции СССР. Знаменательно, что в письмах колхозников большое внимание уделялось вопросам школьного образования.

Отражением проходивших в 1930-е гг. в советском обществе сложных общественно-политических процессов можно считать предложения граждан Российской республики, направленные на расширение прав местных органов власти по осуществлению репрессивной политики по отношению к своему населению. Так, в решении пленума Масловского сельсовета Вяземского района содержалось следующее предложение: «Предоставить Советам депутатов трудящихся право обыска». В предложениях руководителей пленумов Никольского и Кочетовского сельсоветов было сформулировано требование «права ареста лиц за уголовное преступление и за хулиганство без санкции прокурора». Колхозник А. Рысаков из Усвятовского района считал, что в Конституцию надо добавить формулировку об ограничении единоличников в развитии кустарного производства. Кохозник Прохоренков из Жирковского района предлагал применять более жесткие меры к тем членам общества, «которые расхищают колхозное, кооперативное, общественное добро». Гражданин Молчанов из Сталинского сельского совета того же района призывал «дела, связанные с хищением общественной и социалистической собственности рассматривать вне всякой очереди, с выездом суда на место в показательном процессе» [9, ф.3316, оп.40, д.40, л.31,33,41]. Что это? Влияние пропаганды? Измененное сознание? Последствия жесткой государственной политики? Или сложившийся к этому времени менталитет части советских граждан, абсолютно поддерживавших власть, в том числе и в сфере репрессивной политики?

ХУП Чрезвычайный съезд Советов РСФСР, созванный для рассмотрения и принятия Российской Конституции, прошел в Москве в зале Большого Кремлевского дворца с 15 по 21 января 1937 г. На нем присутствовало 1338 делегатов, представлявших 43 национальности России. В социально-классовом отношении на съезде преобладали делегаты из рабочих (47,6%), за ними шли служащие (36,4 %). Крестьяне значительно отставали (16%) [4, с.486]. Среди делегатов присутствовало 90 военных (6,7%), в том числе 2 женщины. Женщин среди делегатов было значительно меньше – 280 (23,3%). Заметно повысился образовательный уровень делегатов съезда по сравнению с ХП съездом Советов РСФСР 1925 г., принимавшего вторую Российскую конституцию. По сообщению председателя мандатной комиссии М.Ф.Шкирятова 14, 4 % (173 чел.) делегатов имели высшее образование (в 1925 г. – 25 человек), 25,2 % (303 чел.) - среднее образование (в 1925 г. - 212 чел). ХУП съезд называли «съездом передовых людей». В нем участвовали 336 орденоносцев, в том числе много стахановцев. Повысился процент молодежи: 223 делегата не достигли 30 лет (18,5%). Но основной возраст делегатов – от 40 лет и старше - 493 человек (41%) [7, 1937, 18 января].

На съезде в первый день его работы с докладом о Проекте новой Конституции РСФСР выступил председатель Конституционной комиссии М. И. Калинин. Он напомнил, что совсем недавно прошел УШ Чрезвычайный съезд Советов СССР, принявший 5 декабря 1936 г. новую Сталинскую Союзную Конституцию - Конституцию «победившего социализма».

«РСФСР, - констатировал он, - самая разнообразная по экономике, культуре, быту из союзных республик. Значит, государственные органы должны обладать такой гибкостью, чтобы….возможно лучше обслуживать трудящихся, чтобы население всех национальностей органически воспринимало власть как свою, народную» [7, 1937, 15января]. В своем выступлении Калинин сделал акцент на том, что после принятия Конституции РСФСР 1925 г. в Российской республике, как и во всем СССР, произошли большие изменения, отражающие прогрессивные перемены в социально-политической и экономической системе государства, в его социально - классовой структуре. Помимо этого в РСФСР шли дальнейшие процессы усложнения ее внутренней структуры: появились новые автономии, ряд автономных областей приобрели статус автономных республик, изменилось административно - территориальное деление республики, увеличилось количество народных комиссариатов. Все это требовало не просто дополнений в Российскую Конституцию, но разработки и принятия новой республиканской Конституции.

В ходе заинтересованного обсуждения во время съезда в прениях участвовало несколько десятков делегатов. В газете «Известия» были помещены выступления председателя СНК РСФСР Д.Е. Сулимова, его заместителя Т.Р.Рыскулова, председателей облисполкомов (Горьковского – Ю.М.Кагановича, Сталинградского – С.М.Кузнецова, Рязанского – П.И.Баранникова, Челябинского – М.А.Советникова, Куйбышевского – Г.Т.Полбицына и др.), руководителей автономных республик (председателя ЦИК Татарской АССР Г.Г.Байчурина, председателя СНК Калмыцкой АССР А.П.Пюрбеева, председателя ЦИК Крымской АССР И.У.Тархана и др.), академика И. А. Орбели и многих других. Помимо них выступали обычные советские граждане – комбайнеры, учителя, трактористы, ткачихи и пр.

Некоторые делегаты вносили свои предложения и поправки к тексту Проекта Российской Конституции.

17 января 1937 г. собралась специальная комиссия под председательством Д.Е.Сулимова для обсуждения поправок к проекту Конституции. В работе Комиссии принимал участие М.И.Калинин. Сулимов, открывая работу комиссии, признал, что поправок с мест получено небольшое количество, что в отличие от Союзной Конституции, «которая широко обсуждалась на местах, поправки были заблаговременно получены, обобщены, изучены.…Наша Конституция (Конституция РСФСР – Е.Д.) так широко не могла обсуждаться. Поправки, которые были получены в последнее время от ряда работников, райисполкомов, сельских советов….имеют более случайный характер… Нам приходится руководствоваться тем, что получено на съезде» [9, ф. 1235, оп. 16. д.57, л.3-4]. Таким образом, рассматривались, главным образом, предложения и поправки, озвученные участниками ХУП Чрезвычайного съезда Советов РСФСР.

Во время обсуждения поправок в комиссии представители некоторых автономных республик и областей были достаточно настойчивы в своих предложениях. Так, Г.Г.Байчурин (Татарская АССР) обратил внимание на то, что ни в первой, ни во второй главах Проекта Российской Конституции «ни одним словом не подчеркиваются права отдельных национальностей РСФСР на оформление своего государственного бытия на основе советской автономии». Любопытно, что подобная формулировка присутствовала в тексте Российской Конституции 1925 г. (ст. 13). Байчурин предложил внести в первую главу соответствующую статью. «Присутствие такой статьи в начале Конституции, - пояснял он, - будет иметь исключительное политическое значение» [9, ф.1235, оп.16, д.17, л.73]. Против этой формулировки еще в конце сентября 1936 г. при обсуждении первоначального Проекта Конституции возражал Яковлев. Он задавал вопрос: «Что означает формулировка «оформление своего государственного бытия»? Предоставляется ли советская автономия, например, евреям, живущим в Белоруссии или украинцам Дальнего Востока? Из этого пункта, говорил он, - такой вывод вытекает» [9, ф. 3316, оп.40, д.33, л.28]. Очевидно, по его настоянию данный текст был изъят и не был включен в окончательный Проект Конституции, вынесенный на обсуждение делегатов съезда. Таким образом, национальные меньшинства (народы, национальности) лишались возможности инициировать вопрос о создании своей автономии.

И.У.Тархан (Крымская АССР) внес два важных предложения. Первое также касалось национальной сферы. Он предложил, чтобы в тех национальных областях РСФСР, где имеются компактные массы национальных меньшинств, делопроизводство велось на национальных языках. При этом выступавший апеллировал к практике союзных национальных республик, в которых законодательные акты СССР публиковались на национальных языках, а государственные учреждения вели делопроизводство на языках национальных республик. Второе его предложение заключалось в том, чтобы Верховные Советы АССР имели право отменять не соответствующие законам РСФСР постановления и распоряжения СНК Автономных республик (Проектом, а позже принятой Конституцией 1937 г. предусматривалось, что таким правом наделялся Президиум Верховного Совета РСФСР – гл. Ш., ст. 33, пункт г). С похожей позицией выступил Н.В.Архипов – председатель ЦИК Карельской АССР, предложив следующую формулировку: «Президиум Верховного Совета АССР и сам Верховный Совет АССР отменяет постановления и распоряжения СНК АСССР, если они не соответствуют законам СССР и РСФСР» [9, ф.1235, оп.16, д. 57, л.12,13,16]. То есть, их предложения были направлены на усиление роли Верховных Советов Автономных республик. Эти предложения не были приняты и не были включены в текст Конституции.

Еще один член комиссии Крутов предложил сохранить в местных органах власти самостоятельные национальные отделы. «Возьмите северные народы, корейцев, китайцев и т.д. – все это, если свести к организационному отделу (предполагалось, что национальными вопросами будут ведать организационные отделы советов – Е.Д.), получится, что мы будем заниматься лишь самыми насыщенными и населенными русскими районами, но не национальными меньшинствами» [9, ф. 1235, оп.16, д.57, л.48]. Калинин и Сулимов уточнили, что в рамках организационных отделов советов депутатов трудящихся будут образованы подотделы или секции по работе с национальными меньшинствами. При голосовании большинство членов комиссии высказались против сохранения в Советах специальных национальных отделов. На практике это означало дальнейшее свертывание работы среди многочисленных национальных меньшинств РСФСР.

Предложения некоторых представителей автономных субъектов Российской республики были направлены на усиление их административных и хозяйственных функций. Представитель Татарской АССР высказал пожелание об организации в СНК республики трех новых наркоматов – пищевой (на территории республики находилось более 120 предприятий этой отрасли), легкой промышленности (в Татарстане имелось 18 крупных предприятий этой группы промышленности) и наркомата зерновых и животноводческих совхозов (что, по его мнению, помогло бы улучшить работу 29 республиканских совхозов) [7, 1937, 17 января].

Когда обсуждался вопрос о создании новых наркоматов в Российской республике и ее автономиях, председатель Горьковского облисполкома Ю.М.Каганович высказал мнение, что Верховный Совет РСФСР должен сам решать этот вопрос и лишь представлять список вновь образованных наркоматов на утверждение Верховного Совета СССР. Д.Е. Сулимов в ходе обсуждения бросил такую реплику: «Наоборот, это надо будет ограничивать. Мы считаем, что наш Верховный Совет (РСФСР - Е.Д.) может только поставить вопрос об образовании новых наркоматов» [9, ф. 1235. оп.16, д.57, л. 17]. То есть, и в данном важном вопросе РСФСР и тем более автономные республики не обладали возможностью принятия самостоятельных решений. Заместитель председателя облисполкома Ленинградской области Иванов констатировал: «Наблюдается тенденция у наших республиканских наркоматов подражать союзным наркоматам в деле управления подчиненным им хозяйством. Нам кажется неправильным, что наркоматы легкой и пищевой промышленности почти ничего не передали или очень мало передали местам из тех промышленных предприятий, которые они получили от союзных наркоматов. Надо расширить хозяйство, подведомственное непосредственно исполкомам…» [9, ф.1235, оп.16, д.17, л.86]. Это предложение также оказалось не учтенным.

В результате обмена мнениями участников съезда в рамках работы комиссии по рассмотрению поправок были намечены к учету лишь 12 из них. Список поправок был составлен лично М.И.Калининым (подлинник с карандашными записями сохранился в архивных материалах – Е.Д.) [9, ф. 1235, оп. 16, д.57, л.1-2]. Половина из поправок относилась к главе о местных органах власти с предложениями об организации дополнительных отделов (общего, организационного, дорожного, коммунального, заготовительного, а также ревизионных комиссий и пр.) в советах всех уровней. Эти поправки после их тщательного обсуждения были учтены в тексте Российской Конституции.

Все предлагаемые дополнения и поправки 17 и 18 января 1937 г. передавались в ЦК ВКП (б) Я. А. Яковлеву. Ему же 19 января был направлен Проект с внесенными изменениями [9, ф.3316, оп.40, д. 40, л.53,62]. Таким образом, одобрение Проекта высшими партийными структурами считалось важным и окончательным этапом ее подготовки. Все-таки основной вклад в разработку третьей Конституции Российской республики внесли именно высшие партийные структуры страны и, в частности, Яковлев, что может служить еще одним косвенным подтверждением его активного участия в подготовке текста Конституции СССР.

Для окончательного рассмотрения и редактирования текста Конституции съезд избрал солидную Редакционную комиссию в составе 164 человек, куда полностью вошла Конституционная комиссия. Председателем Редакционной комиссии избрали М. И. Калинина [4,с.486]. 19 января состоялось заседание Редакционной комиссии для рассмотрения внесенных до съезда и в его ходе поправок и дополнений и установления окончательного текста Российской конституции. Комиссия приняла ряд поправок, выработала окончательный вариант текста проекта Российской Конституции и вынесла его на утверждение делегатами съезда.

Заключительное заседание съезда состоялось в зале Большого Кремлевского Дворца 21 января 1937 г. в памятный день - годовщину смерти В.И.Ленина.

После постатейного чтения и постатейного голосования 21 января 1937 г. ХУП Чрезвычайный съезд советов в 15 часов 25 минут единогласно принял Конституцию РСФСР. В постановлении съезда говорилось: «Проект Конституции (основной Закон) РСФСР в редакции, представленной Редакционной комиссией съезда, утвердить» [10]. В окончательном варианте она имела 14 глав и 151 статью (Конституция РСФСР 1925 г. имела 8 глав и 89 статей).

М. И. Калинин в своем выступлении образно назвал ее «дочерью Сталинской Конституции». Конституция РСФСР была первой принятой республиканской Конституцией - своеобразным образцом для других союзных республик. В течение февраля – марта 1937 г. были утверждены Конституции Украинской, Белорусской, Азербайджанской, Армянской, Грузинской, Туркменской, Узбекской, Таджикской, Казахской, Киргизской Советских Социалистических республик [11, с.750 примеч.]

Принятая 21 января 1937 г. Конституция (основной закон) РСФСР действовала свыше 40 лет. На республиканском уровне она закрепляла социалистические ценности и нормы.

Обратимся к анализу содержания третьей Российской Конституции.

Конституция РСФСР 1937г. сходна с текстом Конституции СССР и по структуре и по содержанию. Многие статьи Сталинской Конституции текстуально прямо воспроизводились в нормах республиканской Конституции (например, главы 1 и П со статьями о политической и экономической основе советского социалистического государства, о руководящей роли партии, о федеративном устройстве СССР, глава Х1 об основных правах и обязанностях граждан и пр.).

Но были и некоторые отличия. Так, изменился порядок слов в расшифровке названия РСФСР: было - «Российская социалистическая федеративная советская республика», стало «Российская советская федеративная социалистическая республика», то есть поменялись местами слова «советская» и «социалистическая»

Российская Конституция состояла из 14 глав (Союзная – из 13 глав). В нее была включена глава 1Х - «Бюджет РСФСР», которой не было в Конституции СССР 1936 г. Напомним, такой же раздел под названием «Бюджетное право» (гл. 7) существовал в Конституции РСФСР 1925г.[12, c. 187-188, 251-253]. Наличие специальной главы о бюджете Российской республики воспринималось как выражение заботливого отношения к нуждам республики, ее автономных и местных субъектов и направлена была на укрепление финансовой самостоятельности республики в целом, ее автономий и местных советов. Статьи 103 - 106 главы о бюджете Конституции 1937 г., по мнению руководителей страны, создавали стабильность в бюджетных отношениях. Бюджет РСФСР составлялся СНК РСФСР и утверждался Верховным Советом республики, точно также как и отчеты об его исполнении (ст. 103, 105). Бюджет и отчет публиковались «для всеобщего сведения», т.е. были открытыми сведениями. Статья 106 определяла - какого рода доходы могли включаться в бюджеты субъектов федерации и местных советов разного уровня: «Доходы от местного бюджета, отчисления от поступающих на их территории государственных доходов, а также поступления от местных налогов и сборов в размерах, устанавливаемых законодательством СССР и РСФСР» [14, c.39].

Гораздо полнее, чем прежде, отражены в Конституции РСФСР 1937 г. нормы, относящиеся к собственно федеративному устройству республики. Предыдущая Конституция РСФСР 1925 г. не определяла конкретный состав субъектов Российской федерации. В то время, по мнению исследователей, он еще не был стабильным [15, c.187]. Конституция РСФСР 1937г. в гл. П (ст. 14) перечислила субъекты Российской федерации. В нее вошли 5 административно – территориальных краев, 19 областей, 17 автономных республик и 6 автономных областей [14, c.13].

Таким образом, в основу федеративного устройства России был заложен смешанный принцип: субъекты федерации выделялись как по территориальному (края и области), так и по национальному (национальные автономные советские социалистические республики и автономные области) принципам. Но в отличие от Конституции РСФСР 1925 г., где в ст.2 определялось, что Российская республика строится «на основе федерации национальных республик» в третьей Российской Конституции это положение отсутствовало. В ст.1 говорилось только, что РСФСР «есть социалистическое государство рабочих и крестьян». Очевидно, подразумевалось, что присутствие в названии Российской республики слова «федеративная» не требует дополнительных пояснений.

Более четко закреплены принципы вхождения РСФСР в состав СССР. Включены нормы о том, что республика полностью сохраняет свои суверенные права и самостоятельно осуществляет государственную власть на своей территории (вне пределов компетенции и прав СССР, оговоренных в Союзной Конституции в ст. 14.). ( Гл.П., ст. 13.)

Подчеркивались добровольность вхождения РСФСР в состав Союзного государства, самостоятельность осуществления государственной власти на территории республики, сохранение суверенных прав (гл. П, ст. 13). Статьи 15 и 16 предусматривали сохранение за РСФСР права выхода из СССР и невозможность изменения границ республики без ее согласия (Глава П. Ст. 15, 16)

Это важное и принципиальное положение. Но в Конституции РСФСР 1937 г. не были прописаны полномочия Президиума Верховного Совета РСФСР решать вопросы целостности республики, хотя, как говорилось выше, без ее согласия территория республики не могла быть изменена (ст.16).

Появились более полные главы об организации республиканской государственной власти и ее субъектов.

Достаточно подробно в Конституции 1937 г. прописаны структура и полномочия высших органов государственной власти и государственного управления РСФСР и входящих в нее автономных республик, национальных краев и областей ( главы Ш – УШ).

Высшим органом государственной власти РСФСР объявлялся Верховный Совет РСФСР (ст.22) вместо Съездов Советов, а в автономных республиках – Верховные Советы АССР (ст.56), избираемые и те и другие на 4 года. Если нормы представительства депутатов в Верховный Совет Российской республики были определены ее Конституцией (по ст. 25 один депутат на 150 тыс. чел.), то нормы представительства в автономных республиках там не были заложены, они устанавливались Конституциями этих республик (ст.57).

Верховные Советы образовывали правительства своих республик – высшие исполнительные и распорядительные государственные органы управления (ст. 40,64), избирали Президиумы своих Верховных Советов. Российский Верховный Совет состоял из 38 человек: председатель, 17 его заместителей – представителей от всех автономных республик и еще 20 членов (ст. 31). Численный состав Президиумов Верховных советов автономных республик в Конституции РСФСР 1937 г. не оговаривался.

Законодательными функциями обладал только Верховный Совет РСФСР (ст.33, пункт б), для Автономных республик такие функции в Конституции 1937г. не были прописаны. Хотя в предыдущей Конституции РСФСР 1925 г. по ст.48 центральные исполнительные органы власти автономных республик обладали законодательными функциями на своих территориях, имели право издавать законодательные акты [13, c.245]. Таким образом, по новой Конституции автономные республики утратили право законодательной инициативы.

Только Верховный Совет Российской республики (а не автономных республик) имел право отменять постановления и распоряжения СНК любого уровня (от республиканского до областного) в случае их несоответствия законам (там же, пункт г), что вызывало недовольство ряда автономий. Он же имел право образовывать следственные и ревизионные комиссии «по любому вопросу, запросы и требования которых должны были выполнять все учреждения и должностные лица» (ст.35). В ведении Верховных Советов автономных республик находились вопросы установления районного деления и границ районов и городов, а также утверждение народнохозяйственных республиканских планов (ст.59). То есть, все-таки полномочия и права высших органов власти автономных республик в целом были значительно ограниченными.

Очень важным представляется наличие среди полномочий Верховного Совета РСФСР права «производить всенародный опрос» (референдум) среди населения своей республики (ст. 33. пункт в) или инициировать таковой на всесоюзном уровне (Конституция СССР 1936 г. Ст. 49, пункт д). Хотя до принятия Конституции СССР 1977 г. эта статья никогда не использовалась, и не было проведено ни одного союзного или республиканского народного референдума.

По Конституции РСФСР Автономным республикам было дано право разрабатывать и принимать свои республиканские Конституции в соответствии с Основными Законами СССР и Российской республики и с учетом «особенностей автономных республик» (ст.20 и 59). Но окончательное их утверждение находилось в ведении Верховного Совета РСФСР (ст. 19. пункт б; ст.59, пункт а). То – есть, и в этой норме просматривается сужение самостоятельности субъектов Российской федерации.

Более детально в Российской Конституции 1937г. были прописаны структура и полномочия органов государственного управления на республиканском уровне.

СНК РСФСР включал плановую комиссию, 14 наркоматов (по Конституции 1925 г. – 11), уполномоченных общесоюзных комиссариатов (их число не указано) и начальника управления по делам искусств (ст.47). Из перечня народных комиссариатов СНК РСФСР исчезли такие наркоматы, как РКИ, ВСНХ, Наркомат Труда. Но появились новые, не упоминавшиеся в Конституции 1925 г. Также как и в Сталинской Конституции, в СНК РСФСР были предусмотрены две категории наркоматов: одни отнесены к союзно-республиканским (общероссийским), другие - к республиканским (имеются в виду автономные республики). К первым были причислены 10 Наркоматов (вдвое больше, чем по Конституции 1925 г.), что также по нашему мнению отражает процессы централизации власти. Это следующие наркоматы - внутренних дел, внутренней торговли, пищевой, легкой, лесной промышленности, земледелия, финансов, здравоохранения, юстиции, зерновых и животноводческих совхозов. Ко вторым – республиканским были отнесены четыре наркомата: просвещения, местной промышленности, коммунального хозяйства и социального обеспечения (Ст.54 - 55). СНК автономных республик в своем составе имели такие же наркоматы, за исключением одного – зерновых и животноводческих совхозов, причем три из них (пищевой, легкой и лесной промышленности) могли создаваться только с разрешения Верховного Совета РСФСР и с учетом особенностей той или иной автономной республики (ст. 69).

Очень не внятно в Конституции 1937г. прописаны органы государственной власти автономных областей. Когда при обсуждении поправок делегат ХУ11 съезда Советов Резчиков предложил определить в Конституции в главе УП структуру аппарата автономной области, М.И.Калинин заметил: «Это сделано сознательно. Каждая область имеет свои особенности. Поэтому в одной области будет одно положение, в другой – другое» [9, ф.1235, оп.16, д.57, л.31]. Глава УП, посвященная автономным областям, содержит всего четыре статьи. В одной из них лишь констатируется, что главным органом власти в области является Совет депутатов трудящихся, который избирается на два года. Очевидно, это было связано с тем, что автономные области, также как и национальные округа были отнесены к местным органам власти наряду с административно - территориальными краями и областями.

В Конституции 1937 г. достаточно много внимания уделено местным органам государственной власти. Глава УШ содержит 26 статей. Напомним, что именно эта глава подверглась в ходе подготовки новой третьей по счету Российской Конституции наиболее серьезной доработке, о чем говорилось выше. И среди дополнений и поправок большая часть касалась местных органов власти – их функций и структуры.

На местах органами государственной власти признавались советы депутатов трудящихся (ст.77), и их исполнительные и распорядительные учреждения – исполнительные комитеты разного уровня (областные, окружные, районные, городские, сельские), избиравшиеся на два года. Четко прописаны сроки созывов сессий, причем, для более низших структур они более частые. Например, сессии краевых и областных советов должны были созываться не реже 4 раз в год, сессии районных советов не реже 6 раз в год, а городских и сельских советов – не реже одного раза в месяц (ст.85 и 86), то есть 12 раз в год. Определялась строгая иерархичность советов, их вертикальная соподчиненность.

Согласно Конституции, местные органы власти сами устанавливали свой бюджет и руководили всеми направлениями жизни (от хозяйственной до культурно - просветительской) населения подчиненной им территории. Впервые в третьей Конституции РСФСР четко регламентировались количество и номенклатура отделов исполнительных комитетов Советов. В зависимости от уровня местных советов их насчитывалось от 13 в краевых и областных исполкомах до 10 в районных. Все это предполагало более широкое вовлечение населения в работу советов и отражало, по мнению разработчиков Конституции, нарастающие процессы демократизации. «Введение этого раздела, - утверждал М.И.Калинин, - имеет большое значение, так как кладет конец всякому произволу и местному правотворчеству. Конституция точно определяет функции и взаимоотношения отделов Совета» [7,1937, 15 января].

Глава Х предусматривала наличие в Российской республике и автономных образованиях своей судебной системы и органов прокуратуры и соответствовала главе 9 Конституции СССР. Высшим судебным органом РСФСР являлся Верховный республиканский суд, а в автономных республиках их верховные суды, избиравшиеся Верховными Советами на 5 лет. На такой же срок избирались Советами депутатов трудящихся суды в краях, округах и областях. Для осуществления высшего надзора за судебной системой республики на 5 лет назначался прокурор РСФСР и прокуроры субъектов РСФСР (все они назначались прокурором СССР). Народные суды, заседавшие в районах, избирались гражданами района на три года. Провозглашались независимость судей (ст.116), открытость судебных процессов, использование родного языка в ходе судебных разбирательств (с привлечением переводчиков).

В соответствии с веяниями того времени М.И.Калинин в своем докладе делегатам ХУП съезда 15 января 1937 г. особо подчеркнул: «Наш суд должен разоблачать и карать врагов советского строя…Он должен учить людей коммунистически подходить к явлениям жизни» [16, 1937, 16 января]. То есть руководитель Верховного Совета СССР сделал особый акцент на карательных функциях судебной системы.

В ходе обсуждения Проекта Российской Конституции представитель Татарской АССР Г.Г.Байчурин считал необходимым упомянуть о роли прокуроров Автономных республик, краев и областей по надзору за выполнением законов на местах. «Это очень важно указать, - сказал он» [9, ф. 1235, оп.16, д.17, л.74]. Но в принятом тексте много внимания уделено выборам судей в субъектах Российской республики, организации судопроизводства. Однако статья 117 закрепляла осуществление высшего надзора за исполнением законов на территории РСФСР за Прокурорами СССР и РСФСР, обойдя молчанием (то – есть, по – сути, не признавая) подобные полномочия прокуроров автономных образований.


Полностью совпадала с Союзной конституцией глава Х1 Конституции РСФСР «Основные права и обязанности граждан» (ст. 122 – 137)., существенно расширившая круг демократических прав и свобод советских граждан (впервые провозглашались право на труд, на отдых, на материальное обеспечение в старости, на получение бесплатного образования и т.д.). При этом сохранялись все права на демократические свободы, присутствующие в предыдущих Конституциях (свобода совести, свобода слова, равноправие всех граждан независимо от пола или национальности и т.д.). Хотя на стадии подготовки в республиканском Проекте статья о равноправии граждан независимо от их национальной и расовой принадлежности была более развернутой. В ней по аналогии с Конституцией РСФСР 1925 г., присутствовал дополнительный текст, касающийся национальных меньшинств. В ст. 114 Проекта говорилось: «РСФСР охраняет права национальных меньшинств и признает за всеми гражданами РСФСР право и обеспечивает им полную возможность свободного пользования родным языком в советах, суде, школе, управлении и общественной жизни». Напротив этой статьи Я. А. Яковлев написал: «Лишнее. Вычеркнуть.» [9, ф.3316, оп.40, д.33, л.48]. Эта часть не была включена в текст конституционной статьи. (Напомним: в Конституции 1925 г. в ст. 13 присутствует понятие «национальные меньшинства», признавалось право за отдельными национальностями на отделение по решению их съездов Советов, право пользования родным языком на съездах, в суде, управлении и общественной жизни).

В новой Российской Конституции считалось достаточным провозглашение равноправия независимо от национальности и расовой принадлежности, осуждения и преследования законом проповеди расовой или национальной исключительности, ограничение прав национальностей (ст.127 принятой Конституции РСФСР), право обучения в школах на родном языке (ст.125). Таким образом, целенаправленно права национальных меньшинств и их защита, в отличие от Конституции РСФСР 1925 г., не были закреплены на законодательном уровне. Более того в Конституции 1937 г. не содержится вообще такого понятия как «национальные меньшинства», хотя их многочисленность и компактное проживание некоторых из них (например, немцев, финнов, корейцев и др.) были особенностью Российской республики.

Очевидно, подобная ситуация связана прежде всего с выводом о решенности в Советском государстве к середине 1930-х годов национального вопроса в связи с достижением фактического равенства народов. Этот тезис присутствовал в советской историографии не одно десятилетие, начиная с 1930-х гг. Ю.С.Кукушкин и О.И.Чистяков в своей монографии, изданной в 1987 г., утверждают: «К этому времени (имеется в виду время принятия Конституции СССР 1936 г. – Е.Д.) было в основном ликвидировано оставшееся от прошлого фактическое неравенство различных народов в хозяйственном и культурном отношениях….За годы Советской власти ранее отсталые народы…догнали передовые народы, правовое равенство стало равенством фактическим» [15, с. 142, 176]. Главными установками в национальной политике государства и в развитии межнациональных отношений со второй половины 1930-х годов становятся установки на унификацию общественной жизни. Сейчас тезис об окончательном решении национального вопроса в СССР ставится некоторыми историками и политологами под сомнение, по их мнению, он требует дополнительных исследований и пересмотра.

В главе Х1 определены для граждан Российской республики те же обязанности, что и для граждан СССР – соблюдать Советскую Конституцию, всеобщая воинская обязанность, защищать отечество, беречь и укреплять социалистическую собственность.

Глава об избирательной системе (ХП) фактически также в своих главных чертах воспроизводила соответствующую главу Союзной Конституции, закрепляя демократические принципы выборов депутатов в высшие и местные органы власти – всеобщность, равное и прямое избирательное право, тайное голосование, отчетность перед избирателями и право на отзыв своих депутатов. В Конституции РСФСР подтверждался новый территориальный принцип формирования избирательных округов и участков для голосования с учетом многотипности советов депутатов трудящихся. Много внимания в Российской Конституции уделено конкретизации избирательных норм с установлением нижней и верхней границы при выборах в советы разных уровней в зависимости от типов субъектов федерации, их размеров и численности населения. Чем крупнее был избирательный округ, тем выше были эти нормы. Если, например, в краевой (или областной) Совет один депутат избирался от 15000 до 40000 избирателей, то в районный совет – один депутат от 500 до 1500 человек, а в сельский совет – от 100 до 250 человек (ст.145).

Больше внимания, чем в предыдущей Конституции РСФСР 1925 г., в основном законе Российской федерации уделялось, с одной стороны, разграничению полномочий между союзным центром и РСФСР, а, с другой стороны, - между РСФСР и ее субъектами.

Каждый гражданин республики одновременно являлся гражданином СССР, т.е. признавалось общесоюзное гражданство (Гл. П., ст.18). В Проекте Российской Конституции присутствовала статья о полномочиях Президиума Верховного совета РСФСР и среди них «предоставлять право гражданства РСФСР», то есть проектом предусматривалось введение республиканского гражданства. Пометка Яковлева и комиссии Политбюро на полях текста проекта гласила: «Исключена в виду того, что будет специальный закон о гражданстве» [9, ф.3316, оп.40, д.38, л.6]. Конституция РСФСР 1937г. имела специальную главу ХШ о гербе, флаге и столице. Флаг российской республики представлял собой красное полотнище с золотыми буквами в левом углу РСФСР (без изображения символа СССР серпа и молота как на флаге СССР). На республиканском гербе, отличавшемся от союзного, присутствовало изображение серпа и молота в обрамлении колосьев с надписью РСФСР и «Пролетарии всех стран соединяйтесь». Столицей РСФСР объявлялась Москва, бывшая одновременно и столицей СССР.

Конституция РСФСР также как и Сталинская Конституция, закрепляла усиление тенденций к централизации. Особенно это было заметно в экономической сфере. Объединенными стали наркоматы ВСНХ, продовольствия, труда, финансов, рабоче-крестьянской инспекции (Конституция (основной Закон) СССР 1936 г. С. 52). Но еще до принятия Конституций СССР и РСФСР в октябре 1936 г. Политбюро утвердило образование в РСФСР объединенных (союзно-республиканских) наркоматов легкой (нарком К. В. Уханов), пищевой (нарком С. С. Лобов), лесной (нарком И. К. Жуков) промышленности и наркомата зерновых и животноводческих совхозов (нарком Т. А. Юркин) [8, ф.17, оп. 3, д.982, л.13,14]. Был создан Наркомзем СССР, которому подчинялись республиканские земельные наркоматы. Таким образом, шли процессы расширения и усиления прав общесоюзных органов власти и управления за счет республиканских. И соответственно – уменьшение самостоятельности республик. Подобное положение было отражением той политической системы, которую называют сталинским режимом тоталитарного типа. А также тех тенденций к централизации, которые сложились в стране к моменту принятия Конституции СССР 1936г. и Конституции РСФСР 1937 г. Аналогичные процессы централизации наблюдались и на уровне союзных республик по отношению к своим автономиям, что отчетливо прослеживается при анализе Конституции РСФСР 1937 г.

Итак, работа над Конституцией РСФСР 1937 г. и ее принятие было осуществлено в весьма сжатые сроки. Обсуждение республиканской Конституции не было таким масштабным и гласным как обсуждение Сталинской Конституции. Но оно также организовывалось и осуществлялось под жестким и пристальным контролем власти и прежде всего партийных структур. Вообще, все принципиальные и окончательные решения (состав Конституционной комиссии, окончательное утверждение текста Проекта Конституции РСФСР, сроки созыва Чрезвычайного съезда, список членов комиссии по руководству съездом и т.д.) принимались на уровне Политбюро и ЦК ВКП (б). Как и при обсуждении Союзной Конституции, население в данном случае Российской республики не равнодушно отнеслось к возможности высказать собственные суждения. Активнее других участвовали в обсуждении Проекта Конституции РСФСР автономные республики, пытаясь максимально расширить свои полномочия и отстоять самостоятельность. В материалах обсуждения отчетливо прослеживается и активность сельского населения, его стремление добиться уравнения своих прав с городским населением, прежде всего в социальной и налоговой сферах.

Принятие Конституции РСФСР 21 января 1937 г. ознаменовало начало следующего этапа конституционной реформы – разработки и утверждения конституций остальных союзных республик. Вкупе со Сталинской Конституцией Основные Законы союзных республик составили законодательную систему СССР на новом этапе государственного развития.

Библиография
1.
Авакьян С.А. Библиография по конституционному и муниципальному праву России. М.2002.
2.
Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. М. 2000.
3.
Пашенцев Д.А. Конституция России: этапы развития. М. 2008.
4.
Съезды Советов РСФСР в постановлениях и резолюциях. Сборник документов. М.1939.
5.
Жуков Ю. Н. Настольная книга сталиниста. М. 2010.
6.
Жуков Ю. Н. Иной Сталин. М. 2010.
7.
«Известия». Газета.
8.
Российский Государственный Архив социально-политической истории (РГАСПИ).
9.
Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ).
10.
Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского правительства СССР. 1937. №2. Ст.11.
11.
История Советской Конституции (в документах). 1917-1956. М. 1957.
12.
Баркова О. Н. История разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. М. 2007.
13.
Конституция (Основной закон) РСФСР 1925 г. /В кн. Баркова О.Н. История разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. М. 2007. Приложение Ш.
14.
Конституция (основной закон) Российской советской федеративной социалистической республики. М. 1937.
15.
Кукушкин Ю. С., Чистяков О. И. Очерк истории советской Конституции. М. 1987.
16.
«Правда». Газета.
References (transliterated)
1.
Avak'yan S.A. Bibliografiya po konstitutsionnomu i munitsipal'nomu pravu Rossii. M.2002.
2.
Avak'yan S.A. Konstitutsiya Rossii: priroda, evolyutsiya, sovremennost'. M. 2000.
3.
Pashentsev D.A. Konstitutsiya Rossii: etapy razvitiya. M. 2008.
4.
S''ezdy Sovetov RSFSR v postanovleniyakh i rezolyutsiyakh. Sbornik dokumentov. M.1939.
5.
Zhukov Yu. N. Nastol'naya kniga stalinista. M. 2010.
6.
Zhukov Yu. N. Inoi Stalin. M. 2010.
7.
«Izvestiya». Gazeta.
8.
Rossiiskii Gosudarstvennyi Arkhiv sotsial'no-politicheskoi istorii (RGASPI).
9.
Gosudarstvennyi arkhiv Rossiiskoi Federatsii (GARF).
10.
Sobranie zakonov i rasporyazhenii Raboche-Krest'yanskogo pravitel'stva SSSR. 1937. №2. St.11.
11.
Istoriya Sovetskoi Konstitutsii (v dokumentakh). 1917-1956. M. 1957.
12.
Barkova O. N. Istoriya razrabotki i prinyatiya Konstitutsii RSFSR 1925 g. M. 2007.
13.
Konstitutsiya (Osnovnoi zakon) RSFSR 1925 g. /V kn. Barkova O.N. Istoriya razrabotki i prinyatiya Konstitutsii RSFSR 1925 g. M. 2007. Prilozhenie Sh.
14.
Konstitutsiya (osnovnoi zakon) Rossiiskoi sovetskoi federativnoi sotsialisticheskoi respubliki. M. 1937.
15.
Kukushkin Yu. S., Chistyakov O. I. Ocherk istorii sovetskoi Konstitutsii. M. 1987.
16.
«Pravda». Gazeta.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"