Статья 'Функционирование кинотеатров в городах Тобольской губернии в начале XX в.' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Функционирование кинотеатров в городах Тобольской губернии в начале XX в.

Юнина Екатерина Александровна

Младший научный сотрудник, Тобольская комплексная научная станция Уральского отделения Российской академии наук

626152, Россия, Тюменская область, г. Тобольск, ул. Ул. Ю. Осипова, 15

Yunina Ekaterina Aleksandrovna

Junior Researcher, Tobolsk Complex Scientific Station of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

626152, Russia, Tyumen region, Tobolsk, ul. Yu. Osipova, 15

katy-yunick@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2022.12.39531

EDN:

WKHTJG

Дата направления статьи в редакцию:

23-12-2022


Дата публикации:

30-12-2022


Аннотация: Цель статьи – на основе анализа архивных материалов, хроникальных газетных публикаций и рекламной составляющей региональной периодики провести обзорную характеристику функционирования дореволюционных кинотеатров одной из самых отдаленных губерний России. Объектом исследования являются стационарные кинематографические заведения городов Тобольской губернии, предметом – особенности их функционирования в начале XX в. В методологическом плане работа опирается на описательно-повествовательный, сравнительно-исторический, логический и ретроспективный методы научного познания, метод исторической реконструкции. Описывается образование городских синематографов губернии, их технические характеристики и элементы инфраструктуры в соответствии с официальными российскими нормативами, условия приемки зданий, вопросы противопожарной безопасности и проблемные моменты существования кинотеатров. Уделяется внимание репертуарному контенту киносеансов, ценовой политике, явлениям конкурентной борьбы в среде кинопредпринимателей, их работе с аудиторией. Научная новизна исследования обусловлена отсутствием комплексных региональных трудов, рассматривающих специфику деятельности дореволюционных кинематографических заведений в территориальных рамках Тобольской губернии. Определяется, что кинематограф, возникнув в конце XIX в. как спорадический вид развлечений граждан, на протяжении первых десятилетий XX в. эволюционировал в важное социальное явление повседневности и стал одним из ключевых факторов трансформаций, происходивших в системе ценностных установок и поведенческих стереотипов населения региона. Стационарные кинотеатры были не только принципиально новым видом коммуникаций представителей городского сообщества, но со временем превратились в значимые объекты социокультурной инфраструктуры и центры досуга горожан Тобольской губернии. Ключевой тенденцией поступательного развития индустрии киноуслуг в изучаемом регионе была конструктивная конкурентная борьба за зрительскую аудиторию, в ходе которой владельцы заведений совершенствовали инфраструктуру и регулярно обновляли репертуар кинотеатров, прибегали к интенсификации и форсированию рекламного компонента в развитии собственного бизнеса.


Ключевые слова:

кинематограф, стационарные кинотеатры, синематеатры, театровладельцы, технические характеристики, нормативные правила, конкуренция, кинобизнес, репертуарный контент, Тобольская губерния

Abstract: The purpose of the article is to conduct an overview of the functioning of pre–revolutionary cinemas in one of the most remote provinces of Russia based on the analysis of archival materials, chronicle newspaper publications and the advertising component of regional periodicals. The object of the study is stationary cinematographic institutions of the cities of the Tobolsk province, the subject is the peculiarities of their functioning at the beginning of the XX century. In methodological terms, the work is based on descriptive-narrative, comparative-historical, logical and retrospective methods of scientific cognition, the method of historical reconstruction. It describes the formation of urban cinematographies of the province, their technical characteristics and infrastructure elements in accordance with official Russian standards, the conditions of acceptance of buildings, fire safety issues and problematic aspects of the existence of cinemas. Attention is paid to the repertoire content of film screenings, pricing policy, the phenomena of competition among film entrepreneurs, their work with the audience. The scientific novelty of the study is due to the lack of comprehensive regional works considering the specifics of the activities of pre-revolutionary cinematographic institutions in the territorial framework of the Tobolsk province. It is determined that cinema, having arisen at the end of the XIX century as a sporadic form of entertainment for citizens, during the first decades of the XX century it evolved into an important social phenomenon of everyday life and became one of the key factors of transformations that took place in the system of value attitudes and behavioral stereotypes of the population of the region. Stationary cinemas were not only a fundamentally new type of communication for representatives of the urban community, but over time they turned into significant objects of socio-cultural infrastructure and leisure centers for citizens of the Tobolsk province. A key trend in the progressive development of the cinema services industry in the studied region was constructive competition for the audience, during which the owners of institutions improved the infrastructure and regularly updated the repertoire of cinemas, resorted to intensification and forcing the advertising component in the development of their own business.


Keywords:

cinema, stationary cinemas, cinematheatres, theater owners, technical specifications, regulatory rules, competition, film business, repertoire content, Tobolsk province

Введение.

Конец XIX – начало XX вв. стало временем кардинальных преобразований в социально-экономическом, производственном, культурном развитии Российской империи. Масштабные изменения во многом были связанны с внедрением научно-технических новшеств во все сферы общественной жизни, что оказывало решающее влияние не только на промышленно-экономическую область, но и трансформировало структуры повседневности российских городов, модифицируя рекреационную сферу, досуговые традиции, поведенческие стереотипы и массовое сознание городских обывателей.

Тобольская губерния не осталась в стороне от воздействия социокультурных инноваций и общественных практик, вызванных научно-техническим прогрессом. Принципиально новой формой коммуникативного и развлекательного сектора повседневности городов отдаленного региона империи в начале XX в. становится синематограф.

Для более глубокого понимания исследуемой проблематики необычайно значима мемуарная литература, принадлежащая авторству современников отечественного кинематографа начала XX в., стоявших у истоков его формирования. Воспоминания кинопредпринимателей А. А. Ханжонкова, кинооператоров А. А. Левицкого и Л. П. Форестье, кинорежиссера Я. А. Протазанова, актера и кинодекламатора Я. А. Жданова, художника-постановщика и режиссера С. В. Козловского и других содержат ценные данные о первых годах существования кинематографа и развития киноиндустрии [1, 2, 3, 4, 5, 6].

В фундаментальных работах обобщающего характера Б. С. Лихачева, В. П. Михайлова, Р. П. Соболева, Н. А. Лебедева, Н. М. Зоркой, С. С. Гинзбурга, Ю. Г. Цивьяна, Б. Боймерс, П. Ролльберга исследован процесс зарождения дореволюционного кино в общероссийском масштабе, рассмотрены вопросы производства отечественных фильмов, цензуры, устройства кинопроцесса, вклад в дело развития кинематографа актеров, сценаристов, режиссеров, прокатчиков и владельцев кинотеатров [7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15].

На современном этапе многие отечественные ученые проводят исследования, касающиеся генезиса кинематографических заведений на рубеже XIX–XX вв. в столице и русской провинции [16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23]. Данная проблематика поднимается в диссертационных трудах и статьях В. В. Устюговой, Е. П. Алексеевой, И. Н. Гращенковой и других [24-27, 28, 29].

В региональном аспекте изучения проблемы важна работа В. А. Ватолина «Синема в Сибири: Очерки истории раннего сибирского кино (1896–1917)». К сожалению, в этом фундаментальном труде, основанном на обширном документальном материале, тема развития кинотеатров Тобольской губернии не затрагивалась [30].

Некоторые стороны истории кинематографа в отдельных городах изучаемого региона охарактеризованы в работах Л. В. Боярского, А. М. Васильевой, Н. Л. Конькова, В. Е. Копылова, Е. Л. Малышевой, В. Н. Носковой, Е. А. Юниной [31, 32, 33, 34, 35, 36, 37].

Источниковой базой исследования стали документы Строительного отделения губернского управления, хранящиеся в фонде И 353 Государственного архива в Тобольске, российские нормативные акты, справочные издания, хроникальные сообщения и рекламные анонсы местной и центральной периодической печати начала XX в. Для комплексного анализа деятельности кинозаведений Тобольской губернии привлекались опубликованные материалы по данной теме.

Основная часть.

Развитие кинематографа в Тобольской губернии условно можно разделить на четыре этапа. При этом региональная эволюция характеризуется наличием всех общих этапов, свойственных общероссийскому генезису этого социокультурного феномена, но с наличием территориальных особенностей.

В начальный период (1896–1909), который чаще всего именуют «бродячим», «балаганным», «путешествующим», в регионе устраивались спорадические сеансы гастролирующих демонстраторов из европейской части страны, которые предлагали публике многочисленные новинки кинотехники – кинетоскоп Эдиссона, синематограф Люмьера и другие. Импровизационные трансляции проходили в общественных, складских или торговых зданиях, мало подходящих для этой цели.

На втором этапе (1909–1910) становления кинематографа в Тобольской губернии начинаются регулярные общественные кинопоказы, появляются первые стационарные кинозалы в помещениях, адаптированных под нужды синематографа (частных домах горожан, театрах, цирках, образовательных учреждениях, общественных собраниях). Именно в этот период в России возникает система кинопроката и выпуск отечественной кинопродукции. Владельцы электротеатров Тобольской губернии получают доступ к кинематографическим новинкам, а сибирские кинозрители становятся активными потребителями фильмов иностранного и российского производства.

На третьем этапе (1910–1914) постепенно утверждается тенденция работы электротеатров в автономных от других учреждений зданиях, специально строившихся для нужд кинематографической индустрии. Происходит унификация правил эксплуатации и приемки кинотеатров, возрастает комфортабельность заведений, обогащается репертуарный контент. Усложняется структура киносеанса – появляется перерыв в действии, основная программа обогащается дополнительными развлекательными мероприятиями между актами трансляции картин.

Четвертый этап (1914–1918) отмечен мощным развитием кинопромышленности и кинопроката в России и на периферии империи, Тобольская губерния оказывается активно вовлеченной в этот процесс. Первая мировая война корректирует репертуарную политику за счет включения в киносеанс военной хроники и фильмов военно-патриотической тематики. На этой стадии кинотеатры присоединяются к благотворительной деятельности и другим социально значимым инициативам, превращаясь в важнейшие объекты социокультурной инфраструктуры и центры досуга горожан.

Специфика развития дореволюционного кинобизнеса в периферийной губернии состояла в том, что многие кинозалы на протяжении долгого времени продолжали функционировать в помещениях, приспособленных для демонстрации синематографа. По сравнению с центральными районами и столичными городами в Тобольской губернии меньший процент приходился на кинозаведения, располагавшиеся в зданиях, намеренно возведенных для публичного показа фильмов.

Дебютная серия сеансов кинематографа в городах Тобольской губернии состоялась благодаря сибирскому кинопутешествию С. О. Маржецкого в 1896 г., в последующие двенадцать лет местные и заграничные демонстраторы продолжили знакомить публику с «чудом века».

«Подвижный/мобильный» период становления кинематографа в Тобольской губернии заложил прочные основы для следующего стационарного этапа его эволюции, дальнейшего укоренения модерного вида досуга в повседневной культуре городов губернии.

Появление первых стационарных кинотеатров в масштабах Российской империи относится к 1903 г. С 1907 г. в Москве, как кинематографической столице, происходит кинобум, за два года в городе открывается около 80 кинотеатров [17, с. 10]. В Санкт-Петербурге первым кинотеатром, расположенным в специально приспособленном доме, стал «Moulin Rouge», открывшийся в 1908 г. на Невском проспекте [18, с. 10].

В начале XX в. в России возникает большое количество журналов, посвященных насущным проблемам кинематографа. Теоретические и практические вопросы обсуждались на страницах столичных периодических изданий «Сине-Фоно», «Вестник кинематографии», а также в провинциальной специальной прессе – «Живой экран», «Кинема» (Ростов на Дону), «Кино» (Рига), «Южанин» (Харьков) и т. д. Кроме того, в распоряжении потенциальных театровладельцев были различные пособия, содержащие полезные советы по организации бизнеса. Популярный курс для киновладельцев, киномехаников, кинооператоров и любителей прикладной механики Е. И. Маурина «Кинематограф в практической жизни» являлся своеобразной энциклопедией, незаменимым планом к действию для лиц, желающих заняться собственным делом. В работе детально раскрывались общие основы электротехники и проецирования, вопросы обращения с электрическими установками, проекционными аппаратами, подробности устройства экрана, зрительного зала и освещения, тонкости разработки сеанса, составления программы и музыкальной иллюстрации фильмов, советы по производству кинематографических съемок, освещалась роль кинематографа в современной жизни [38, с. 11, 55, 99, 138, 171, 187].

Синематограф приобретал все большую популярность в изучаемом регионе и привлекал в новую сферу бизнеса внушительное количество предприимчивых и активных граждан различной сословной и профессиональной принадлежности, о чем свидетельствуют материалы фонда Строительного отделения Тобольского губернского управления Государственного архива в Тобольске. В начале XX в. Строительное отделение, в ведении которого находилась административная сторона создания синематографов, одновременно вело рассмотрение значительного числа письменных ходатайств от граждан на открытие кинотеатров в уездных городах и губернском Тобольске. Чиновники губернского управления постоянно проводили осмотр и приемку помещений, освидетельствование технических характеристик зданий, официально утверждали проекты кинозалов и кинотеатров. Окончательное разрешение на работу этих публичных заведений на основании определенных прескриптивных актов реализовывала губернская власть [37, с. 465].

Акторами развития кинотеатров Тобольской губернии в изучаемый период становятся как жители сибирских городов (мещане, купцы, дворяне, крестьяне), так и иногородние бизнесмены, и иностранные граждане, а также общественные городские организации. Поступательное развитие кинобизнеса в регионе возможно проследить по интенсивному процессу подачи заявлений в различные органы губернской и муниципальной власти.

В период 1909–1916 гг. прошения на разрешение эксплуатации помещений, аренды или строительства зданий с целью устройства публичных киносеансов, размещения в них специального оборудования, демонстрации картин подавали: в Тобольске – учитель Тобольской мужской гимназии Н. К. Дингильштедт (1909, 1910), тобольский потомственный дворянин И. Н. Бутлеров (1910), владивостокский мещанин П. И. Печокас (1910) [39, л. 1; 40, л. 1 а; 41, лл. 6 об.,16]; в Тюмени – житель города П. И. Кузнецов (1910), тобольский фотограф И. С. Шустер (1911, 1913), варшавский мещанин Ф. Ю. Мачуский (1911, 1914, 1915), тобольский мещанин В. А. Гирман (1914), коллежский регистратор С. К. Волкановский (1916) [42, л. 1; 43, лл. 1, 10; 44, лл. 1, 10, 21; 45, лл. 1, 27]; в Кургане – прусский подданный Г. Ф. Швензов (1909, 1910), курганские мещане И. М. Малышев (1911, 1912, 1913, 1915) и Е. Я. Малышева (1909, 1910), бийский мещанин М. Д. Селиванов (1910), курганский мещанин М. А. Крыжановский (1913) [46, лл. 1-1 об.; 47, лл. 2, 7, 18, 25; 48, лл. 1, 3, 13-18; 49, л. 1]; в Таре – крестьянин Корсинской волости Тарского уезда А. И. Кучеревский (1911), жена адвоката города Тары А. Н. Корикова-Михайлова (1913) [50, л. 10; 51, л. 1]; в Ялуторовске – председатель Ялуторовского уездного комитета попечительства о народной трезвости (1911), крестьянин Юргинской волости Ялуторовского уезда К. Фисенко (1913) [52, лл. 1-2, 4]; в Туринске – екатеринбургский мещанин И. П. Коган (1912), крестьянин Туринской городовой волости И. Рогожин (1913) [53, л. 1 а; 54, л. 1]; в Ишиме – Е. Бронников (1911) [55, л. 1 а].

В 1909–1910 гг. начался динамичный процесс основания синематографических театров, что дало толчок формированию в инфраструктуре досугового сектора региона за короткий временной промежуток (менее десяти лет) представительной сети кинотеатров. Наибольшее развитие киноиндустрии наблюдалось в южной части Тобольской губернии, этому способствовало наличие Транссибирской железнодорожной магистрали, функционирование которой облегчало доставку новых лент и оборудования в города губернии, входившие в сферу влияния железной дороги.

Подавляющее большинство успешно действовавших синематографических заведений в изучаемый период приходилось на такие крупные города губернии, как Тюмень, Тобольск, Курган. Вероятно, внушительное число кинотеатров в этих городах объяснялось выраженными урбанизационными явлениями, доступностью технических и культурных новшеств, более высоким уровнем грамотности населения, наличием значительного предпринимательского потенциала и потребительского спроса на новый вид развлечений.

В начале XX в. в социокультурном пространстве обозначенных городов имелись не только отдельные залы для демонстрации синематографических лент, но сложились своеобразные кварталы, в которых зачастую существовало сразу несколько досуговых заведений по устройству коммерческих киносеансов. Особенно привлекательными для предпринимателей становились оживленные центральные и соседствующие с ними улицы и внутренние усадебные дворы частных домовладельцев, однако кинозалы работали и в периферийных частях городов.

В Тюмени на право считаться местным «бульваром Капуцинов» претендовала основная улица Царская, являвшаяся сосредоточением киноточек, здесь в разное время работало около шести дореволюционных кинозаведений.

Начало второму этапу развития синематографа в Тобольской губернии было положено в мае 1909 г. открытием в доме купца Брюханова по Царской улице электротеатра «Рояль-Био», самого раннего из известных тюменских стационарных синематографов.

Появление первого в Тюмени здания, построенного для демонстрации кинокартин, относится к июню 1910 г. Деревянный синематеатр «Фурор» располагался на углу улиц Спасской и Войновской и имел собственное электрическое освещение. В ноябре того же года арендатором помещения стал И. С. Шустер и «Фурор» перешел в собственность компании «Модерн», продолжив работу под новым названием [31, с. 132].

В декабре 1910 г. житель города Тюмени Петр Иванович Кузнецов открывает электротеатр «Луч» на втором этаже деревянного дома Панкратьева на углу улиц Царской и Садовой [42, лл. 1, 9]. Примерно с 1910 по 1913 гг. на центральной улице Царской также действовал синематограф «Вольдемар» А. И. Ромашова [56, c. 160]. Согласно данным справочника «Вся кинематография» в период 1915–1916 гг. по адресу улица Низинская, 19 существовал электротеатр «Аполло» на 600 посадочных мест А. Г. Горячкина [57, с. 53].

Процесс формирования и развития сети частновладельческих заведений по профессиональной демонстрации кинематографических картин в дореволюционной Тюмени во многом связан с именем тобольского фотографа Иосифа Савельевича Шустера, который с 1908 г. вместе с семьей проживал в доме купчихи Павлы Петровны Воробейчиковой на Царской улице [33, с. 9]. В начале 1911 г. И. С. Шустер решает открыть на втором этаже дома очередное тюменское кинозаведение и обращается в Строительное отделение с проектом перестройки помещения под кинематограф. После выполнения всех требований, предъявленных в акте губернского инспектора и произведенных необходимых исправлений, комиссия позволяет кинопоказы [43, л. 17]. В декабре 1911 г. новый кинотеатр «Весь мир» принял первых посетителей.

Зимой 1913 г. И. С. Шустер запускает в ход свой третий электротеатр «Гигант», действовавший во дворе дома П. П. Воробейчиковой [43, лл. 12-12 об.]. Позднее И. С. Шустер инициировал работу еще нескольких киноточек в Тюмени и других городах Тобольской губернии.

В ноябре 1914 г. в первом этаже каменного дома купцов Брюхановых на углу улиц Царской и Подаруевской состоялось открытие электротеатра «Палас», принадлежавшего тобольскому мещанину, зятю арендодателей Владимиру Александровичу Гирману. Комиссия с участием архитектора К. П. Чакина, производившая осмотр помещения, признала его пригодным для проведения публичных киносеансов [45, л. 7]. 24 ноября 1916 г. В. А. Гирман продал синематеатр Анастасии Дмитриевне Ерофеевой, всю аппаратуру перенес во вновь построенный на собственной усадьбе по улице Иркутской электротеатр «Синематограф». Кинотеатр «Палас» при новой владелице работал до 1918 г., когда был национализирован [34, с. 802].

История стационарных кинематографов в губернском центре начала свой отсчет с деятельности омского предпринимателя Павла Павловича Фабри и учителя физики Тобольской мужской гимназии Николая Константиновича Дингильштедта. Инвестором становления и развития культурно-технической новинки в Тобольске был П. П. Фабри, Н. К. Дингильштедт на первых порах выполнял функции организатора. Согласившись поддержать предпринимателя в открытии синематографа, он активно взаимодействовал с муниципальными властями в получении их согласия на устройство помещения и на отпуск электроэнергии с городской станции. В дальнейшем он фактически принял на себя роль арт-директора, занимаясь формированием программ кинозаведения. При выборе картин Н. К. Дингильштедт, по его собственному признанию, старался отдать приоритет качественной кинопродукции, отвечающей «запросам этики и просвещения» [58, с. 2].

В августе 1909 г. было получено согласие от органов местного самоуправления на пользование электрической энергией тобольской электростанции. В ноябре Н. К. Дингильштедт предоставил в Строительное отделение проект устройства электрической установки для освещения синематографа, который был препровожден начальнику Омского почтово-телеграфного округа для проверки его с технической стороны электротехником. 11 декабря 1909 г. Тобольское губернское управление утвердило документ [39, л. 269]. Характерно, что открытие первого тобольского электротеатра «Люкс», расположившегося в арендованной квартире дома Фришмана (Коган) на Рождественской улице, состоялось в сентябре 1909 г., то есть еще до официального разрешения губернских властей [59, с. 2]. В начале XX в. подобная практика была распространена. Несмотря на тщательную систему приемки кинотеатров, фактически чиновники санкционировали временную демонстрацию картин до окончательного утверждения проектов помещений при условии выполнения владельцами всех требований губернских инженеров [37, с. 465].

Вероятно, такая культурно-досуговая бизнес-инициатива, как содержание кинотеатра, представлялась П. П. Фабри довольно выгодной и перспективной в финансовом плане. Будучи уверенным в достойной прибыли, практически через полтора месяца он инспирирует своего уполномоченного в Тобольске на дальнейшие действия по основанию следующего городского синематографа.

Открытие заведения планировалось уже к Рождеству 1909 г., но подготовительный период затянулся до весны 1910 г. Расположить новый кинотеатр было решено на улице Богоявленской в здании напротив Тобольской мужской гимназии, которое осенью 1909 г. строил тобольский купец Алексей Николаевич Хвастунов. Первоначально купец предполагал разместить здесь торговое предприятие, но Н. К. Дингильштедт убедил хозяина сдать здание в аренду для обустройства в нем кинематографа. Первоначальное прошение Н. К. Дингильштедта, план усадьбы, проект фасада кинотеатра, поданные в Строительное отделение губернского управления в январе 1910 г., были отвергнуты из-за допущенных погрешностей в возведении постройки и нарушений правил пожарной безопасности, которые компаньонам пришлось устранять. 10 февраля было назначено освидетельствование электротеатра на усадьбе купца А. Н. Хвастунова [40, лл. 1-31].

Презентация нового электротеатра «Био» 31 марта 1910 г. привлекло массу публики, несмотря на дорогие входные билеты [60, с. 2].

Владельцами третьего электротеатра Тобольска «Искер», начавшего действовать 19 апреля 1910 г. в доме Лобкова на Абрамовской улице, были – купец, известный промышленник, благотворитель и общественный деятель Александр Андрианович Сыромятников и его компаньоны С. М. Сыромятникова, В. П. Густылева, господин Густылев и госпожа Шапошникова [61, с. 2].

22 апреля этого же года последовало открытие синематеатра «Модерн» по улице Большой Архангельской. Предварительно в марте 1910 г. тобольский потомственный дворянин Иван Николаевич Бутлеров запрашивал у Строительного отделения разрешение на постройку помещения синематографа на территории своей усадьбы [41, л. 16]. Его контрагент владивостокский мещанин Петр Иванович Печокас арендовал здание, добился разрешения на установку в нем электрической станции, размещение кинооборудования и трансляцию кинолент [41, лл. 1-5].

Кроме вышеперечисленных стационарных автономных кинотеатров в Тобольске в начале XX в. показ синематографических картин практиковался в зрительном зале Народной аудитории на пересечении улиц Абрамовской и Большой Архангельской после оснащения здания электрическим освещением в 1911 г.

У истоков регулярного показа кинематографа в Кургане стоял прусский подданный Георгий Федорович Швензов. В начале 1909 г. предприниматель развернул активную подготовительную деятельность, первоначально намереваясь организовать показ синематографа на центральной Дворянской улице в усадьбе купца Василия Ивановича Окладовикова. Согласно документам, поданным им в Строительное отделение губернского управления в феврале 1909 г., синематеатр должен был иметь собственную электростанцию, аппаратную, динамо-машину, зрительный зал на 150 человек [46, лл. 1-3]. Однако из-за чиновничьей волокиты антрепренер решил заказать новый проект. После необходимого усовершенствования технических чертежей и двухмесячных работ по переоборудованию помещения Г. Ф. Швензов смог основать электротеатр в доме содержателя аптеки Калистрата Сигизмундовича Земянского в Гостинодворском переулке [32].

Первый синематограф Кургана под привычным названием «Модерн», введенный в эксплуатацию осенью 1909 г., продолжил свою работу предположительно лишь до зимы 1910 г. [46, л. 30].

Следующий этап истории курганского кинобизнеса связан с одним и тем же адресом на карте города. Продолжительное время в социокультурном пространстве Кургана центром притяжения действий предпринимателей по организации кинотрансляций был Троицкий переулок. Именно здесь, в доме супругов Малышевых, последовательно сменяя друг друга, работало три кинотеатра.

В конце 1909 г. бийский мещанин Матвей Дмитриевич Селиванов арендовал дом Ивана Михеевича Малышева с целью устройства в нем электротеатра. Все хлопоты по взаимодействию с административными органами были возложены на Евдокию Яковлевну Малышеву, которая в феврале 1910 г. получила разрешение на обустройство в цокольном этаже каменного здания кинозаведения со всей необходимой техникой [47, лл. 1-18]. В июле 1910 г. новый кинотеатр «Эхо» принял первых посетителей, но через два года предприятие потерпело фиаско и было закрыто.

По убеждению арендодателя владелец кинотеатра М. Д. Селиванов вел дело крайне небрежно, что привело к падению посещаемости и полной утрате интереса публики к заведению [48, л. 1]. Через некоторое время, получив соответствующее разрешение, в январе 1913 г. домовладелец И. М. Малышев возобновил работу кинотеатра под новым названием «Лира» [32]. Спустя два года и этот электротеатр пришлось закрыть, т. к. аварийное состояние помещения требовало капитального ремонта. В августе 1915 г. вновь выстроенный кинотеатр И. М. Малышева «Весь мир» (бывший «Лира») продолжил трансляцию картин [48, л. 51].

Одновременно с кинотеатрами «Эхо», «Лира», «Весь мир» с августа 1911 г. в каменном здании, построенном на территории усадьбы купца Михаила Александровича Головизнина по Дворянской улице, действовал синематограф «Прогресс», в 1918 г. право на его владение перешло к Давиду Израилевичу Гетлиxерману [32].

Синематографической Меккой города Тары в начале XX в. являлась центральная улица Александровская, там размещались три из четырех известных дореволюционных городских кинотеатров. Пионером тарского кинематографа стал отставной чиновник Густылев, чей кинематограф «Заря» с февраля 1911 г. находился в здании Общественного собрания [45, с. 142].

С марта 1911 г. до сентября 1914 г. в деревянном жилом доме, принадлежавшем жительнице Тары Ю. Н. Мармелюк, располагался синематеатр «Эврика» крестьянина Корсинской волости Тарского уезда Андрея Ивановича Кучеревского [11, л. 11].

Хозяйкой одноименного кинотеатра, работавшего в 1911 г. в Таре, была жена адвоката Александра Николаевна Корикова-Михайлова, арендовавшая для показов одноэтажный деревянный дом городского нотариуса И. А. Рогачёва на улице Александровской [36, с. 142]. С 1913 г. ее кинозаведение было перенесено в специально выстроенное здание в усадьбе Кориковых-Михайловых по улице Никольской и под новым названием «Люкс» действовало вплоть до 1919 г. [37, с. 456].

В инфраструктуре других городов Тобольской губернии в начале XX в. также присутствовали заведения, оказывавшие кинематографические услуги населению. В Тюкалинске кинокартины демонстрировались с января 1912 г. в кинотеатре Я. Н. Клименко, в Ишиме – в электротеатре «Иллюзион» купца 2-й гильдии Павла Федоровича Желтышева, а с июня 1913 г. – в синематографе «Модерн» И. С. Шустера. В Ялуторовске некоторое время работал синематограф, принадлежавший Раисе Иосифовне Симкиной, а 17 декабря 1911 г. начальником Тобольской губернии сеансы кинематографа были разрешены председателю уездного комитета попечительства о народной трезвости в здании Народного дома. В 1913–1914 гг. в Ялуторовске существовал электротеатр г. Магуцкого, также прошение о возведении глинобитного здания для кинематографа в адрес Строительного отделения поступало от крестьянина Юргинской волости Ялуторовского уезда К. Фисенко. Екатеринбургский мещанин Илья Павлович Коган летом 1912 г. ходатайствовал о строительстве временного электротеатра балаганного типа в Туринске.

Сезонные кинодемонстрации в городах Тобольской губернии, преимущественно в летний период, осуществлялись во временных электробиографах, в Тюмени – в Гилевском саду, на городском ипподроме и базарной площади. В тобольском саду Ермака в июне 1907 г. открылся театр «Гранд-электро».

Таким образом, в период 1909–1918 гг. в восьми городах губернии функционировало более тридцати стационарных кинотеатров и временных кинопавильонов. За короткий отрезок времени эти объекты по социально-культурному обслуживанию граждан приобретают обширнейший круг клиентуры и становятся популярными местами отдыха практически всех социальных слоев городского населения. Однако зрительская аудитория различных кинозаведений Тобольской губернии была неоднородной. В свою очередь, технические характеристики, уровень комфортабельности, качество устройства сеансов, инфраструктура и репертуарная политика синематографов также были неодинаковыми.

В начальный период развития стационарные кинотеатры Тобольской губернии имели весьма примитивное устройство. Первое в регионе здание, построенное с целью демонстрации фильмов в Тюмени, было деревянным и по конструкции представляло сборно-разборный балаган.

Ключевым моментом в процессе регламентирования и унификации требований, а также условий эксплуатации кинематографических заведений в столичных городах и на местах стало принятие «Нормальных правил по устройству и содержанию театров-кинематографов и по хранению целлулоидной для них ленты». Пунктами 1-4 циркуляра МВД России от 12/13 мая 1911 г., утвержденного председателем Совета министров П. А. Столыпиным, предусматривалось, что кинотеатры могут быть устраиваемы как в каменных, так и в деревянных зданиях, в каменных зданиях не выше второго этажа, а в деревянных только в первом. Правилами предписывалось использовать конкретное помещение строго для проведения киносеансов. При этом кинематеатры, устроенные в специальных зданиях, должны были иметь не менее 5 саженей свободного места со всех сторон [62, с. 1].

Большинство кинозаведений городов Тобольской губернии в изучаемый период располагались на первых или вторых этажах каменных или первых этажах деревянных жилых домов. По имеющимся данным в отдельно стоящих постройках, намеренно возведенных с учетом проведения в них публичных киносеансов, работало несколько кинотеатров: «Фурор» и «Гигант» в Тюмени, «Био» и «Модерн» в Тобольске, «Люкс» в Таре, «Прогресс» в Кургане.

Устройство полноценных сибирских кинотеатров было общим с центральными и представляло собой: зрительный зал с экраном различных размеров, вмещающий места в партере и балконные ложи, аппаратную будку с размещенной в ней специализированной аппаратурой и рабочим местом техника, ожидательную комнату (фойе), использовавшуюся как для отдыха посетителей в антрактах, так и для проведения мероприятий и выступлений, буфет, основные и аварийные запасные выходы для эвакуации публики, иные служебные и санитарные комнаты.

Конечно, не все синематографы Тобольской губернии имели такие условия, некоторые располагали довольно скромными возможностями. Например, кинозаведение «Люкс» А. Н. Кориковой-Михайловой принимало посетителей в одноэтажном холодном помещении лишь в весенне-летний период [37, с. 456].

Согласно «Нормальным правилам» освещение в синематографах, находящихся в городах, где имелась электрическая энергия для общественного пользования, разрешалось только электрическое. В поселениях, где электроэнергии не было, допускалось пользование иными источниками света, кроме ацетилена [62, с. 4].

Многие кинотеатры обзаводились собственными электрическими станциями, поэтому на рубеже веков эти новые досуговые предприятия явились своеобразным символом технического прогресса в периферийных районах Российской империи. Обыватели связывали с их функционированием надежды по дальнейшему усовершенствованию инфраструктуры сибирских городов. В 1910 г. накануне открытия в Тобольске третьего синематографа корреспондент газеты «Сибирский листок» выражал мнение, что кто-нибудь из владельцев, электротеатры которых имеют свое электрическое освещение, со временем начнет обслуживать и частных лиц, т. к. в городе к тому времени не было крупной электростанции, способной удовлетворить все запросы населения и казенных учреждений [63, с. 2].

Детали организации электрического освещения строго контролировались как для стационарных кинозаведений, так и для временных электротеатров. В списке документов должны были присутствовать не только проекты помещений, но и схемы размещения электрических установок, чертежи распределительных досок с указанием точных мест расположения лампочек и проводов, а также пояснительные записки с подробным описанием устройства освещения.

В качестве изоляционного материала для прокладки проводов внутри помещений владельцам кинотеатров вменялось в обязанность применять бергманские трубки, предохраняющие провода от повреждений [48, л. 51].

Все технические материалы проходили предварительную проверку электротехниками Омского почтово-телеграфного округа согласно действующим правилам Министерства внутренних дел и возвращались в Тобольское губернское управление для дальнейшего утверждения.

В начале XX в. обязательной процедурой, предваряющей введение синематографов в эксплуатацию, были осмотры их помещений специальными комиссиями. Акты осмотров этих комиссий, в состав которых входили приставы, городские инженеры и архитекторы, технические работники Строительного отделения, члены городской управы, служат важным источником в реконструировании устройства кинотеатров того времени.

Настоящим бедствием в условиях превалирующей деревянной застройки городов были многочисленные пожары, культурно-зрелищные учреждения часто становились источниками возгораний. Кинотеатры находились в зоне особого риска из-за использования легко воспламеняющегося горючего для работы двигателей, нитроцеллюлозной кинопленки и эфирно-кислородных горелок при демонстрировании кинолент, недопустимых приборов освещения, большой скученности народа во время сеансов, неприспособленности залов и выходов.

После страшной трагедии на станции Бологое в феврале 1911 г. проверка помещений на соответствие противопожарным нормам стала главным основанием приемки зданий, а обеспечение безопасности киносеансов, минимизация риска возгорания и правильная организация эвакуационных действий – существенными условиями дальнейшей работы кинотеатров [37, с. 461].

В целях безопасности жизни посетителей каждый синематографов по нормативам должен был иметь не менее двух выходов на улицу или на две несгораемые, отдельные друг от друга, лестницы. Кинематографические театры предписывалось оснащать самостоятельными лестницами и выходами, изолированными от других учреждений и жилых помещений. Ширина всех дверей должна была быть достаточной для пропуска 150 человек и составлять не менее 1 аршина 12 вершков [62, с. 2-3].

В соответствии с этими правилами оборудовались входные группы, лестничные пролеты, аварийные выходы, двери сибирских кинотеатров начала XX в. Например, электротеатр «Лира» в Кургане имел три выхода – два постоянных и один запасной, а тюменский «Палас» В. А. Гирмана 6 выходов – 5 запасных и главный на улицу Подаруевскую [48, лл. 3 об.-4 об.; 45, л. 7]. Синематограф «Весь мир» И. С. Шустера был оснащен двумя внешними выходами и тремя выходами из зрительного зала в коридор шириной в 0,99 саж., ширина дверей составляла 0,70 саж. Основной наружный выход имел бетонную лестницу и вел на улицу Царскую, ширина лестницы и двери составляла 0,81 саж., второй выход был запасным с деревянной лестницей шириной в 0,70 саж. и дверью 0,63 саж. [43, л. 17].

Особо тщательно в циркуляре 1911 г. прописывалось устройство аппаратной камеры (будки), которая должна была иметь внутренние стены, полы, потолки и двери из огнестойкого материала. Дерево, обитое с внутренней стороны железом, допускалось лишь при асбестовой или войлочной прокладке. Ширина, длина и высота аппаратной камеры должны быть не менее 3 аршин, а дверь, оснащенная пружиной, отворяться наружу [62, с. 2-3].

В ходе приемных мероприятий участниками комиссий особое внимание обращалось на организацию аппаратных помещений. Так, в результате приемки кинотеатра «Весь мир» И. С. Шустера специалисты определили, что аппаратная будка от зрительного зала отделяется бетонной стеной 5 вершков в толщину, а от коридора деревянной заштукатуренной переборкой, пол в будке бетонный, дверь обита железом, но не имеет автоматического прибора. Помещение было аттестовано вполне пригодным для работы [43, л. 17]. Техническую комнату киномеханика курганского электротеатра «Лира», помещавшуюся между двумя каменными стенами с деревянными перегородками, изнутри обшитыми по войлоку железом, с металлическим полом признали безопасной в пожарном отношении [48, лл. 3 об.-4 об.]. Не обнаружилось препятствий и к открытию сеансов в доме купцов Брюхановых, т. к. аппаратная будка кинотеатра «Палас» В. А. Гирмана была выполнена из бетона [45, л. 7].

Характерно, что меры пожарной безопасности в кинотеатрах Тобольской губернии не ограничивались приемными осмотрами и регулярными проверками. В некоторых синематографах практиковалось присутствие пожарных на киносеансе с профилактическими и наблюдательными целями. Дежурные должны были нести пост во время демонстрации картин у экрана, запасного выхода и у аппаратной будки. Как следует из заявления начальника команды Курганского Вольно-пожарного общества от 26 сентября 1913 г. вопрос о локации дежурных постов становился иногда причиной разногласия между чинами местных ведомств. Последний был не согласен с мнением пристава второй части города Кургана о том, что ответственные дружинники должны находится в электротеатрах не у экрана, а у аппаратной будки, считая, что для дежурства достаточно наличие пожарного только у экрана и запасного выхода. Ввиду таких разносторонних мнений начальник команды Вольно-пожарного общества настаивал на образовании комиссии из сведущих лиц для установления места дежурных пожарных в электротеатрах [48, л. 18].

«Нормальными правилами» рекомендовалось центральное отопление кинозаведений, однако сибирские синематографы чаще всего отапливались несколькими обыкновенными или калориферными печами, их надлежащее использование оговаривалось отдельно [43, л. 17]. По установленным правилам топка печей прекращалась за 4 часа до начала представления [62, с. 3].

Важной частью инфраструктуры рекреационных объектов, предназначенных для публичных киносеансов, была проблема проветривания, улучшения воздухообмена, устранения неприятных запахов и создания комфортного микроклимата. В связи с возможностью единовременного большого скопления народа в кинозалах и вспомогательных помещениях синематеатров, использованием печного отопления, а также опасностью выделения вредных для организма человека веществ при работе киноаппаратов хозяева заведений старались организовать систему вентиляции электрическим способом. Незадолго до открытия тобольского кинотеатра «Био» его владельцы с гордостью сообщали в прессе, что «помещение отделают по типу лучших столичных кинотеатров, и среди прочих достоинств оно будет иметь электрическую вентиляцию» [64, с. 2]. Контролирующие органы также призывали театровладельцев устанавливать машины такой мощности, чтобы вентилировать помещения при помощи электричества [47, л. 6].

Кроме соответствия установленным нормативам в техническом плане немалое значение придавалось санитарно-гигиеническим условиям синематографов. Комиссия, осматривавшая тюменский электротеатр «Палас» 9 ноября 1914 г., нашла помещение, расположенное в нижнем этаже каменного здания, чистым, сухим, светлым, с исправно действующим ватер-клозетом [45, л. 7].

В процессе периодических инспекций кинотеатров зачастую выяснялись случаи нарушения принятых нормативных актов. Согласно требованиям подвалы зданий, в которых размещались кинотеатры, не должны были использоваться для жилья или торгово-промышленных целей [62, с. 1]. Однако 28 февраля 1915 г. при очередном освидетельствовании курганского синематографа «Лира», было обнаружено, что подвальное помещение здания занимала булочная господина Котовинского. Комиссия, указав на нарушение первого пункта «Нормальных правил», тем не менее формально разрешила дальнейшую эксплуатацию кинотеатра с непременным условием перевода булочной в месячный срок [48, л. 31].

Стационарные синематографы Тобольской губернии в начале XX в. были оснащены электрическими генераторами переменного тока – динамо-машинами европейского производства, двигателями внутреннего сгорания, работавшими на керосине, нефти или бензине.

Все кинооборудование и требуемое техническое оснащение для работы синематографов Тобольской губернии выписывалось из крупных городов Урала и Сибири, таких как Екатеринбург, Омск и других. Местные антрепренеры сотрудничали с «Уральским технико-промышленным товариществом» Л. А. Кроля и Л. В. Меклера, прокатной конторой В. Л. Метенкова в городе Екатеринбурге. Выдающийся уральский фотограф Вениамин Леонтьевич Метенков, бизнесмен и родоначальник кинематографических съемок в регионе имел оптово-розничный фотографический магазин, ассортимент которого включал не только широчайший спектр фотографических товаров, волшебных фонарей для дома, школ и народных аудиторий, но и кинематографические приборы. С 1906 г. здесь можно было приобрести полное оборудование для электротеатров и воспользоваться услугой командированных механиков, которые помогали наладить установку театрального оборудования на местах и организовать показ первых сеансов.

В кинотеатре «Люкс» города Тары использовался германский нефтяной двигатель «Отто Диц» [51, лл. 1-30]. Курганский кинотеатр «Прогресс» М. А. Головизнина имел в своем арсенале динамо-машину, которая применялась не только во время киносеансов, но и для приведения в движение раструстной мельницы с разрешения Курганской городской управы [32]. При помощи динамо системы, нефтяных и керосиновых двигателей демонстрировались фильмы в тобольском «Искере», «Био», тарском кинотеатре «Эврика», курганских «Модерн», «Эхо», «Лира», «Прогресс» и других кинозаведениях Тобольской губернии.

Установка специализированной техники и электростанций, их перенос на новое место и дальнейшее использование в синематографах также находилось в объективе внимания губернских и муниципальных контролирующих органов.

Хозяин самого раннего синематографа Кургана Г. Ф. Швензов перед вводом его в эксплуатацию собирался укомплектовать заведение нефтяным двигателем «Урсус» мощностью в 10 лошадиных сил для чего просил разрешения Строительного отделения, предоставляя план установки двигателя [46, лл. 1-12]. 15 сентября 1909 г. телеграммой он извещал губернское управление об окончании монтажа. После освидетельствования синематографа устройство электростанции, освещения и работа всей необходимой техники были признаны удовлетворительными [46, лл. 30-35].

Арендодатель Е. Я. Малышева во время организации в своем доме синематеатра «Эхо» М. Д. Селивановым 25 ноября 1909 г. ходатайствовала о возможности постановки электрической установки для освещения помещения, нефтяного двигателя и системы динамо постоянного тока в 60 ампер 10 вольт [47, л. 2 об.]. Первоначально кинотеатр «Эхо» был оснащен мотором марки «Bandini» итальянского производства и динамо-двигателем завода «Бруни» в 30 ампер. В мае 1910 г. потребовалась замена этих установок, к сентябрю текущего года Малышева получила разрешение на монтаж нефтяного двигателя «Перкун» в 10 лошадиных сил, выписанного из Варшавы и динамо-машины в 56 ампер лейпцигского завода «Сириус» [47, лл. 6-18].

Владелец синематографа «Эврика» А. И. Кучеревский 3 марта 1911 г. получил свидетельство от тарского уездного исправника Левицкого на установку нефтяного двигателя системы «Болиндер» мощностью в 12 сил для электрического освещения своего заведения [50, л. 11].

В сибирских синематеатрах начала XX в. применялись киноаппараты двух видов производства французских фирм Пате и Гомон.

Характерно, что в начале XX в. синематеатры Тобольской губернии нередко становились проводниками новинок технического прогресса, не ограничиваясь новаторством лишь в сфере кинематографии. С целью соблюдения правил пожарной безопасности в кинотеатрах предписывалась установка специальной сигнализации или телефона. Некоторые кинозаведения имели телефонную связь.

Вместительность кинотеатров Тобольской губернии и размеры зрительных залов варьировалась в среднем от 100–230 до 600 посадочных мест. Один из первых в губернии стационарных кинотеатров «Люкс» в Тобольске был рассчитан менее чем на 100 чел., «Модерн» на 320 посетителей, курганский синематограф «Эхо» имел зрительный зал на 250 мест и фойе на 75 чел., тюменский «Весь мир» на ул. Царской вмещал 230 посетителей, соседний кинозал «Луч» мог принять единовременно 250 чел., «Вольдемар» А. И. Ромашова – 380 зрителей. Абсолютное преимущество в категории вместимости зрительного зала принадлежало кинотеатру «Гигант» И. С. Шустера и «Аполло» А. Г. Горячкина, спроектированным на 600 зрительских мест.

Появление фойе и других сопутствующих деталей благоустройства кинотеатров, а также новых рекреационных элементов обозначили новый этап в развитии отечественной киноиндустрии, качественное изменение самой природы киносеанса. Со временем трансляции в синематографах Тобольской губернии становятся более длительными, предполагающими антрактный перерыв между отделениями. Вынужденное ожидание зрителями смены картин заставило владельцев заведений для заполнения паузы включать в основную программу дополнительные развлечения, услуги буфета и т. п.

Вместимость комнат для ожидающей публики «Нормальными правилами» 1911 г. определялась с учетом размещения восьми человек на одну квадратную сажень [62, с. 3]. По имеющимся данным фойе существовали в тобольских кинотеатрах «Био», «Искер», «Модерн», тюменском «Гиганте», «Аполло», курганских «Эхо», «Лира», «Прогресс» и др.

Феномен кинематографа стал одним из определяющих маркеров, сформировавших культурные коды российского общества начала XX в. Представители журналистики, формулируя значение «кинема», отмечали, что это «самый точный выразитель современной культуры, символ и синтез современной жизни», присваивали текущей эпохе хрононим «век кинема-культуры» [65, с. 16-17]. Репертуар кинотеатров изучаемого периода можно рассматривать как своеобразный визуальный документ, иллюстрирующий основные идеи, властвующие в обществе.

К концу первого десятилетия XX в. почти все кинозаведения в городах изучаемого региона переходят на ежедневную рабочую неделю. В праздничные и выходные дни демонстрация картин начиналась в час дня и продолжалась до пяти часов вечера. В будни проходили только вечерние трансляции, начинаясь в 5–6 часов вечера и заканчиваясь иногда в 11–2 часа ночи. Таким образом, воскресная программа состояла примерно из семи отдельных киносеансов, будничная из четырех. Длительность каждого сеанса составляла в среднем полтора-два часа. В сезонном театре «Гранд-Электро» тобольского сада Ермака трансляции происходили дважды в день: дневной сеанс открывался в четыре часа, вечерний – в девять часов [66, с. 1].

Переход к регулярному показу кино в стационарных кинотеатрах предусматривал постоянное обновление репертуара. В 1907 г. в России возникает прокат фильмов, в следующем – выпуск отечественной художественной кинематографической продукции.

В период 1908–1914 гг. в стране совершенствуется прокатная система. Базовые прокатные предприятия были сосредоточены в центральном регионе, а районные конторы поставляли картины для провинциальных кинотеатров, обслуживая несколько губерний, входивших в прокатный район.

Хозяева местных кинозаведений получили возможность доступа к кинематографическим новинкам посредством сотрудничества с региональными прокатными фирмами. Согласно установившейся практике кинематографическаго дела и порайонному распределению Тобольская губерния относилась к Екатеринбургскому прокатному району [57, с. 70]. Основным субпрокатчиком, работавшим с кинотеатрами городов Тобольской губернии, было предприятие В. Л. Метенкова. Екатеринбургский предприниматель не только предлагал картины для проката в электротеатрах, но и продавал «пропущенные картины» от 10 коп. за метр, а также картины с видами Урала собственного производства.

В условиях регулярной трансляции кинолент начался процесс усложнения программы, в том числе в сибирских кинотеатрах. Столичный журнал «Сине-Фоно» советовал предпринимателям менять репертуар два–три раза в неделю, чтобы не потерять зрителя [65, с. 14].

В период 1910–1916 гг. программа кинозаведений Тобольской губернии менялась не реже одного раза в неделю. До начала массового выпуска полнометражных российских лент в 1913 г. в киносеансы включались как зарубежные, так и отечественные картины. Повседневный вечерний сеанс кинотеатров Тобольской губернии продолжался около двух часов и состоял из 7–9 коротких фильмов: одной исторической картины и драмы серьезного содержания, одной-двух комических картин и мелодрам французского или итальянского производства, одного видового фильма. Реже в репертуар попадали научно-популярные ленты.

Антрепренеры оперативно обновляли репертуар, соревнуясь в яркости, остроумии и привлекательности рекламных анонсов, используя при этом сильные эпитеты и образные обороты речи. В ежедневную программу синематографов входили картины различных жанров, рассчитанные на любой вкус зрителя.

На экранах транслировались кинематографическая продукция зарубежных и отечественных фирм Братьев Пате, Гомон, Эклер, Витограф, Амброзио, Эдиссон, Чинес, Нордиск, акционерных обществ А. Ханжонкова и А. Дранкова, торгового дома Перского, товарищества И. Ермольева и др.

Владельцы разных кинотеатров одного города старались не повторять ассортимент кинопродукции своих конкурентов, почти во всех синематографах репертуарный контент был оригинален. Однако провинциальные предприниматели часто вынуждены были прокатывать в своих заведениях продукцию одних и тех же киноателье, поэтому иногда сенсационные новинки и особенно полюбившиеся публике фильмы могли транслироваться сразу в нескольких кинотеатрах в одно и то же время.

Основу программы дореволюционных кинотеатров составляли кинематографические драмы. Вероятно, стойкий интерес провинциального кинозрителя, воспитанного на репертуаре драматического театра, объяснялся привычным языком повествования этого жанра для большинства посетителей синематеатров, доступностью сюжетного ряда. Бытовая тематика, приближенность к жизненным событиям, разнообразие конфликтных ситуаций располагала публику к этому роду фильмов, обеспечивая владельцам кинотеатров высокую прибыль от проката драматических лент. В структуре газетных анонсов, рекламирующих эту кинопродукцию, владельцы отдельно акцентировали внимание зрителя именно на реалистичности, злободневности воспроизводимых проблем.

Следует отметить, что сюжеты этих фильмов обычно отражали девиантные отношения и патологические явления современного общества, показанные в утрированной острой форме. В сибирских кинотеатрах шли картины с такими говорящими названиями как «Мрак жизни», «Современная Голгофа», «Темные личности», «Горе побежденным», «В пучине зла», «Бросила тайну на ветер», «Жених гейши», «Месть и самосожжение», «Терновый путь», «На покатой плоскости», «Капканы нашей жизни», «Женщина в 40 лет или опасный возраст» и т. п. [59, с. 1; 61, с. 1; 67, с. 1].

Комедийный контент киносеансов, являвшийся второй причиной пристрастия к синематографу массового зрителя, базировался на трансляции комических серийных короткометражных картин, объединенных присутствием постоянного персонажа. В сибирских кинотеатрах преимущественно демонстрировались фарсовые миниатюры с участием французских актеров-эксцентриков, эксплуатировавших узнаваемые экранные образы – «Глупышкин на балу», «Глупышкин с визитом», «Штаны Глупышкина» с Андре Дидом, «Прэнс остается джентельменом», «Прэнс и его невеста», «Прэнс ищет ангажемента» с Шарлем Сеньером (сценический псевдоним Прэнс Ригаден) [67, с. 1; 68, с. 1].

Непременным гвоздем сибирских киносеансов изучаемого периода были премьерные показы комических сцен Макса Линдера – «Макс-сердцеед», «Макс женится», «Макс и его теща», «Макс разводится с женой», «Макс выздоравливает» и т. д. В январе 1914 г. в кинотеатрах Тобольской губернии при большом ажиотаже шел фильм «Приезд Макса Линдера в Москву» [69, с. 1].

Авантюрно-приключенческий репертуар в кинотеатрах Тобольской губернии, также собиравший полные залы, был представлен дежурными произведениями этого жанра. В 1914–1916 гг. здесь с огромным успехом демонстрировался многосерийный фильм «Сонька Золотая ручка» акционерного общества А. Дранкова, в 1915 г. – четырехсерийная картина из похождений московских разбойников «Сашка-семинарист» фирмы И. Ермольева.

Особым жанром в кинотеатрах начала XX в. были зрелищные костюмированные исторические пеплумы, обязательно включавшиеся в ежедневные киносеансы на протяжении всего изучаемого периода. Провинциальную публику преимущественно привлекали помпезные картины, чаще всего снятые на темы античной и библейской истории, изобилующие роскошными панорамными съемками, сценами сражений с наличием множества персонажей. При этом достоверность представляемых в картинах исторических событий не была главным условием их положительной оценки сибирским зрителем. В 1912 г. на экранах синематеатров Тобольской губернии шел трехчастный фильм «Освобожденный Иерусалим» по произведению итальянского средневекового поэта Торквато Тассо, довольно вольно трактовавший историю первого крестового похода [70, с. 1].

Видовые и научные документальные фильмы сибирских кинотеатров апеллировали не только к эмоционально-чувственной сфере, но и мыслительным способностям зрителей, расширяя кругозор и обогащая их интеллектуальный багаж.

Ассортимент кинопродукции натурно-видового жанра в местных кинотеатрах отличался большим разнообразием, включая картины на различные темы: этнографические – «Свадьба у сербских цыган», социальные – «Приют детей в Берлине», географические – «Окрестности Неаполя», «Прогулка по Мюнхену», «Водопады французской Гвинеи», «Путешествие капитана Скотта и открытие южного полюса», «Разведение кайманов в Калифорнии», «Военно-грузинская дорога», «Путешествие по Лапландии» [71, с. 1; 84, с. 1].

Научно-популярные картины давали представление о новинках современной науки, техники и медицины. Новатором этого кинематографического жанра в тобольском обществе был совладелец самого первого и скромного по размерам синематеатра «Люкс» Н. К. Дингильштедт.

Среди тобольских синематографов основательным подходом к формированию программ с опорой на картины серьезного содержания выгодно выделялся электротеатр «Био». Дирекция кинотеатра под влиянием авторитета Н. К. Дингильштедта чаще других вводила в репертуар специально выписываемые научно-популярные фильмы, такие как «Рыба-сепия», «Жизнь микробов», «Развитие куриного яйца», «Операция Дуэна», «Исследование желудка X-лучами», «В стоячих водах», «Панамский канал» [50, с. 1; 72, с. 1; 73, с. 1; 74, с. 1].

Новейшие номера «Пате-журнала» знакомили сибирских обывателей с мировыми новостями, эффектными парижскими модами и развлечениями буржуазного мира [75, с. 1; 76, с. 1].

В анонсах заранее сообщалось о скором показе последних сенсационных новинок. В 1910 г. в кинотеатрах Тобольской губернии транслировалась картина о покорителе Сибири «Ермак Тимофеевич», в 1913 г. – исторический боевик «Камо грядеши» итальянской фирмы «Чинес» [77, с. 1]. Первая полнометражная лента отечественного производства «Оборона Севастополя» демонстрировалась с опозданием с января 1913 г. Картину показывали без антракта, чтобы не снижать художественное впечатление.

Широкий резонанс вызвал выход на экраны юбилейного фильма «Воцарение дома Романовых» производства фирмы Братьев Пате. С целью привлечения наибольшего числа посетителей в рекламе отмечалось, что картина была просмотрена императором и удостоена его высочайшего одобрения [78, с. 1; 79, с.1].

На структуру репертуара влияла политическая обстановка в стране. С началом Первой мировой войны обязательным разделом киносеанса была военная хроника, а в стоимость билетов включался военный налог. В 1916 г. в кинотеатрах Тобольской губернии демонстрировались «Патриотический журнал», хроника фирмы Гомон, ленты «Государь Император в действующей армии», «Отступление австрийцев», «Пребывание генерала Жоффра на фронте», «Трофеи наших войск» и т. д. [80, с. 1; 81, с. 1; 82, с. 1].

Владельцы, желая придать сеансам своих кинотеатров наибольшую аттрактивность, практиковали повторные показы самых популярных кинолент. По желанию публики особенно любимые части фильма даже могли быть продемонстрированы несколько раз в день. Кроме того, для привлечения публики фойе театров оформлялись художественными плакатами и фотографическими снимками с отдельными выигрышными сценами какого-либо фильма, а в кассах продавались наборы открыток с портретами знаменитых актеров [68, с. 1; 83, с. 1].

При формировании программы кинотеатров действовала система возрастных ограничений. Так, администрация тобольского кинотеатра «Био», рекламируя в мае 1912 г. кинороман в двух частях «Пляска жизни», презентующий необычные сцены из жизни «веселого Парижа с его разгулом, бесшабашными развлечениями и дикими оргиями», предупреждала о запрете посещения этой картины детьми [70, с. 1].

В 1912 г. владельцы «Био» предлагали зрителям постановку картин из жизни Тобольской губернии – торжественное освящение в присутствии губернатора дамбы в селе Червишевском, построенной крестьянами в 1911 г. и тюменские юбилейные торжества 26 августа 1912 г., кинотеатр «Модерн» предоставлял посетителям редкий случай увидеть себя на экране в картине «Виды города Тобольска в летнее время» [84, с. 1; 85, с. 3]. И. С. Шустер в своих синематеатрах перед основным сеансом показывал кинохронику собственного производства, отражавшую повседневную жизнь местного населения, а также выдающиеся городские события: «Детские гуляния в Спасском саду», «Полет авиатора А. В. Васильева», «Празднование 300-летия Дома Романовых в Тюмени», виды тюменского ипподрома и др. [86, с. 3; 87, с. 3; 31, с. 134].

В исследуемый период серьезную конкуренцию кинотеатрам в борьбе за зрителя составляли драматические театры, цирки и другие учреждения по массовому развлечению публики. Мобильность и гибкость действий, оперативная реакция на запросы потребителя и условия рынка были важными конкурентными преимуществами владельцев электротеатров в предпринимательском сообществе Тобольской губернии в начале XX в. Кинотеатры перемещались из одного здания города в другое, переезжали в соседние города. Театровладельцы не упускали возможности для извлечения как можно большей прибыли из своего дела.

В истории развития кинематографического бизнеса изучаемого региона были попытки распространения деятельности на несколько городов Тобольской губернии одного и того же предпринимателя. Например, И. С. Шустер, являвшийся явным представителем пассионарного типа делового поведения, сумел создать своеобразную сеть кинематографических досуговых заведений. Тюменский бизнесмен успешно вел дела в нескольких городах губернии, прокатывая картины в синематографических залах других городов, открывая новые кинематографические заведения, получая дополнительный доход. Он активно работал в городе своего проживания, владея стационарными кинотеатрами «Модерн», «Весь мир» и «Гигант», кроме этого, телеграфом от 30 мая 1913 г. ему было разрешено демонстрирование картин в Гилевском саду, где он открыл летний кинотеатр [45, л. 27]. В том же году он вел переговоры о дозволении проката в течение пяти дней картины «Камо грядеши» в каменном зимнем помещении одного из клубов Тюмени, а также в тобольской Народной аудитории или клубе приказчиков [43, л. 6-7]. Через два года И. С. Шустер взял в аренду театр купца А. И. Текутьева в Тюмени.

Не останавливаясь на достигнутом, предприниматель искал все новые формы работы, используя любые варианты для развития бизнеса. Видя нерентабельность сборно-разборного деревянного театра «Модерн», устроенного по типу балагана, который не выдержал конкуренции с более комфортабельными синематографами города, он разобрал здание и вместе с проекционной аппаратурой отправил в Ишим, где электротеатр вновь начал работу 15 июня 1913 г. В 1916 г. бизнесмен закрыл свой тюменский кинотеатр «Весь мир» и перевез всю аппаратуру в Тобольск, намереваясь там продолжить деятельность [31, с. 132, 134].

Весьма энергичными, хотя не столь последовательными и тщательно спланированными, а потому далеко не всегда успешными, были действия еще одного тюменского предпринимателя, варшавского мещанина Франца Юзефовича Мачуского. Ему принадлежит наибольшая активность в подачи прошений о разрешении демонстрации кинокартин в различных точках города Тюмени, объясняемая выраженным желанием быстро заработать на синематографе.

16 сентября 1911 г. он подает заявление в Строительное отделение, намереваясь открыть «Фотоскоп-Синематограф» в доме Шмырева на Царской улице. Месяц спустя он меняет свое решение и просит дать разрешение на основание электротеатра в доме Ф. С. Колмагорова во второй части Тюмени за рекой Турой [44, лл. 1-2]. Тобольский губернатор разрешил предпринимателю демонстрацию синематографа в доме Колмагорова, однако по свидетельству заявителя «условия его с этим домом не сошлись», и в 1914 г. он вновь ходатайствовал на предмет устройства демонстрации кинематографических картин на открытом воздухе в Тюменском загородном саду [44, л. 10]. На этот раз Строительное отделение губернского управления, ориентируясь на рапорт тюменского исправника, отказывает Мачускому в выдаче разрешения «в виду наблюдающихся отрицательных сторон в жизни названного сада» [44, л. 17].

Стремясь получить наибольшую прибыль, бизнесмены в летнее время или в период религиозных праздников и регулярных массовых торговых мероприятий, старались организовать демонстрацию кинолент в местах наибольшего скопления народа.

Все тот же Ф. Ю. Мачуский, желая с праздника Пасхи и в течение всего летнего сезона демонстрировать кинематограф в здании цирка, принадлежащего Анне Васильевне Коромысловой, 16 марта 1915 г. ходатайствовал перед Тобольским губернским управлением о легитимизации этих действий. Прилагая план цирка, бизнесмен подробно описывал помещение, предполагавшееся для показа кино. Небольшое по размерам здание деревянного цирка, в диаметре составляющее всего 48 аршин, но расположенное в центре ярмарочной площади в третьей части города Тюмени, было очень привлекательным объектом для организации в нем публичных киносеансов. Ф. Ю. Мачуский планировал оборудовать киноаппаратную в «приспособленной для этого будке, обитой в середине листовым железом и асбестом» [44, л. 21]. Опасаясь проволочек, 9 апреля Мачуский убедительно просил ускорить рассмотрение его дела, а также «выслать ему предварительную схему необходимых приспособлений в цирке, чтобы еще до получения чертежа приступить к устройству помещения и демонстрации картин, не пропустив пасхальных праздников» [44, л. 22].

Общественные городские организации Тобольской губернии также не оставались в стороне от возможности получить прибыль посредством технической новинки начала XX в., пытаясь приурочить открытие синематографов к событийным мероприятиям. 29 ноября 1911 г. в адрес начальника Тобольской губернии последовало заявление от председателя Ялуторовского уездного комитета попечительства о народной трезвости об открытии кинематографа в здании Народного дома. Заявитель также настаивал на оперативном решении вопроса и предоставлении разрешения на открытие кинотеатра телеграммой, чтобы «избежать убытков и во время ярмарочных гуляний успеть заработать денег» [52, лл. 1-2].

Существенной составляющей становления кинобизнеса и дальнейших этапов его развития в Тобольской губернии являлась напряженная конкуренция между владельцами электробиографов одного города.

Классическим приемом конкурентной борьбы негативного свойства была практика подачи доносов и анонимных писем в муниципальные органы власти и Тобольское губернское управление с изложением технических недостатков и допускаемых нарушений в театре соперника. В архивном деле о работе тобольского кинотеатра «Модерн» имеется анонимное письмо, адресованное городскому полицмейстеру, с указанием на то, что кроме «Искера» ни в одном синематеатре нет запасных выходов, что может стать причиной трагедии, аналогичной той, что произошла в 1911 г. в городе Бологое [41, л. 7].

Не менее интенсивно модерная сфера досуга развивалась в Кургане, где одной из особенностей работы синематографов было также наличие довольно мощной конкурентной составляющей и использование бизнесменами недостойных способов достижения своих целей. Жесткое соперничество приводило к исчезновению заведений и быстрой смене владельцев кинотеатров: первый электро-синематический театр города «Модерн», не выдержав конкуренции, был закрыт, его нишу в июле 1910 г. занял кинотеатр бийского мещанина М. Д. Селиванова «Эхо». После двух киносезонов и этот синематограф был вытеснен следующим под названием «Лира», размещавшемся в том же доме, но имевшим другого владельца И. М. Малышева. Новоявленный предприниматель в процессе получения разрешения на перестройку помещения обвинял прежнего арендатора дома и владельца кинотеатра «Эхо» М. Д. Селиванова в намеренном вредительстве и задержке устройства очередного электротеатра подачей в Строительное отделение доноса с вымышленными сведениями о том, что помещение якобы представляет опасность за счет возможности «обрушения маток потолка» [48, л. 1].

Все же основной формой соперничества в истории конкурентной политики кинопредпринимателей изучаемого региона была конструктивная функциональная борьба за зрительскую аудиторию. Владельцы старались усовершенствовать инфраструктуру кинотеатров, применяли технические новинки, стремились к частой смене репертуара, разнообразию жанров представляемых картин.

В Тобольске самым благоустроенным на период 1910–1913 гг. был кинотеатр «Био», он имел обширное и высокое помещение, втрое больше, чем в синематеатре «Люкс», собственное электрическое освещение, динамо-машину с керосиновым двигателем, увеличенный размер проекционного экрана, вместительный партер, несколько лож, электрическую вентиляцию, частный буфет с «приличной» столовой и ожидательную комнату для публики. Кроме обыкновенного киноаппарата было выписано приспособление для демонстрации картин с пением [88, с. 3]. Однако дрожание света во время демонстрации фильмов здесь было заметнее, чем в первом городском электробиографе «Люкс» [73, с. 2].

Синематограф «Искер», размещавшийся напротив здания Народной аудитории, также оснащенной кинозалом, безусловно, составлял серьезную конкуренцию для других кинозаведений города. «Искер» располагал больших размеров экраном и просторным фойе, освещался автономной электрической установкой, киноаппаратура была представлена динамо-машиной и нефтяными двигателями, выписанными от Уральского технико-промышленного товарищества Екатеринбурга. Среди специального инвентаря театра были также проекционный фонарь, рояль для музыкального сопровождения кинопредставлений и многое другое. Все имущество кинотеатра «Искер» оценивалось на сумму 1394 руб. Партер зрительного зала синематографа предусмотрительно был оборудован владельцами характерным конструктивным элементом – подъемом рядов кресел, специально сооруженным для беспрепятственной видимости со зрительских мест [89, с. 2].

Здание синематографа «Модерн», выстроенное из дерева в псевдорусском стиле, было единственным в Тобольске в дореволюционный период изначально спроектированным для публичных демонстраций фильмов. Помещение, освещавшееся электродуговыми лампами, имело высокий потолок и лучше наполнялось воздухом по сравнению со зрительным залом кинотеатра «Искер», параметры киноэкрана также превышали размеры последнего.

Театровладельцы работали не только над контентом самого киносеанса, но пытались сделать максимально удобными для клиентов периоды ожидания и улучшать техническую сторону трансляций. Самые короткие антракты были в «Модерне», публике почти не приходилось ждать, в «Искере» в перерывах звучал оркестр, качество передачи изображения на экране во время демонстрации картин в обоих кинотеатрах признавалось отчетливым и ясным. В декабре 1910 г. «Искер» ввел новинку в виде выступлений в антрактах актеров Украинцевой и Черноморца, вышедших из театральной труппы Кармелюка-Каменского, что привлекало массу публики [90, с. 2].

Большим преимуществом электротеатра «Модерн» была постоянно исправная работа машины, а предоставляемая посетителям возможность в антрактах вечернего сеанса ознакомиться со свежей прессой, которую обычные горожане получали только на следующий день, было одним из «ноу-хау» владельцев. В частном буфете вниманию клиентов предлагались газеты «Русское слово», «Речь», «Биржевые ведомости», «Уральская жизнь», «Сатирикон» [91, с. 2]. Дирекция «Модерна», претендуя на звание первоэкранного кинотеатра, заключила долгосрочный договор с прокатной конторой В. Л. Метенкова, стремясь к получению самых свежих фильмов. На протяжении нескольких лет во время антрактов в фойе «Модерна» играл оркестр балалаечников [61, с. 2].

Музыкальное и звуковое сопровождение во время демонстрирования фильмов было неотъемлемым атрибутом кинематографа в рассматриваемый период. Эта часть киносеансов, как правило, обеспечивалась импровизационной игрой на фортепьяно, скрипке или других инструментах так называемых «музыкальных иллюстраторов», нанятых таперов-исполнителей, которые зачастую были профессиональными музыкантами. В электротеатре «Люкс» города Тары в годы Первой мировой войны аккомпанемент фильмов осуществлялся при помощи пленного немца-музыканта, а в тюменском кинематеатре «Палас» тапером служила В. И. Шустер, окончившая консерваторию [36, с. 142; 6, с. 121].

В кинотеатре «Био» перед зрителями проходили «говорящие картины», озвученные не устройством, а живыми людьми. Важный этап в истории перехода от немого к звуковому кино, когда использовался прием озвучивания киноперсонажей с помощью актера, связан с персоной Я. А. Жданова, которому принадлежала сама идея озвучивания кино в России, первые опыты звукового кино и появление «говорящих картин».

В 1911–1913 гг. Я. А. Жданов неоднократно посещал с гастролями Тобольск, в один из этих приездов кинодекламатор сотрудничал с электротеатром «Био» в постановке картин «Мертвые души» Н. В. Гоголя, «Хирургия» А. П. Чехова, «Свадьба Кречинского» А. В. Сухово-Кобылина [92, с. 2].

Оригинальным коммерческим приемом привлечения публики в новые заведения социокультурной городской инфраструктуры было открытие при них моментальных электрических фотографий по низкой цене. Такая услуга с сентября 1912 г. была доступна клиентам кинотеатра «Био» в Тобольске, дюжина миниатюрных снимков обходилась им всего в 50 коп. [85, с. 2]. В 1914 г. разрешение на работу электрической фотографии при курганском синематографе «Прогресс» получил хозяин фотографического павильона пензенский мещанин Владимир Алексеевич Карташев. Причем первоначально фотограф намеревался сотрудничать с кинотеатром «Лира», однако владелец «Прогресса» М. А. Головизнин на более выгодных условиях переманил специалиста у своего прямого конкурента И. М. Малышева [48, лл. 12-15].

Ценообразование в области кинематографических услуг Тобольской губернии зависело от условий рынка, уровня кинотеатра, его ориентации на определенную аудиторию, степени новизны и эксклюзивности представляемых картин, разнообразия программы. Ценовая линейка обуславливалась также количеством посещений синематеатров и периодом киносезона, очередностью сеанса. Первый сеанс обычно стоил дешевле, чем каждый последующий.

Кроме обычных платных билетов в сибирских кинотеатрах применялась система контрамарок и пропусков, в ходу были чеки, почетные билеты, выдававшиеся администратором театра отдельным лицам, обеспечивающие бесплатный проход на сеанс, а также абонементные билеты со скидкой.

С целью привлечения большего числа зрителей, а также под давлением общественного мнения, кинотеатры могли предусматривать льготы для некоторых категорий посетителей.

В 1910–е гг. самым «дорогим» из всех тобольских кинозаведений признавался электротеатр «Био». В день его открытия цены на места колебались от 20 копеек в партере до 3 рублей за четырехместные ложи. Несмотря на высокий ценовой статус кинотеатра, почти половину его партера занимали дешевые места за 20 коп. Для детей и учащихся билеты стоили 10 коп., однако редакция газеты «Сибирский листок» выражала надежду на введение еще более гибкой системы скидок. К концу 1910 г. нижняя граница цен составила 8 коп. Цена в сезонных синематографах варьировалась от 1 руб. до 40 коп.

Вследствие больших затрат владельцев на выписку какой-либо «нашумевшей фильмы» или в случае премьерного показа минимальные цены на билеты повышались примерно с 10 до 75 коп. В 1912 г. дирекция кинотеатра «Био» сообщала, что в виду больших затрат по приобретению популярной картины «Полудева» цены местам понижены не будут, а останутся обычными – от 15 коп., партер от 40 коп, 1-й сеанс от 10 коп. [93, с. 1].

В период гастролей известных актеров, выступавших в антрактах между киносеансами, а также в дни их бенефисов цены местам также повышались, чеки и почетные билеты в этих случаях были недействительны [93, с. 1].

Причиной демпинга цен могло стать падение сборов в определенный период работы кинотеатров, как это произошло с тюменскими синематографами, которые в мае 1910 г. за две недели работы не выручили даже двух третей затрат и вынуждены были для всех категорий зрителей снизить цены на билеты до 8 коп. [94, с. 2].

Кроме уменьшения заработка и посещаемости, соперничества со стороны коллег-конкурентов, драматических театров и других досуговых учреждений владельцы кинотеатров губернии сталкивались с рядом проблем объективного и субъективного свойства.

Одной из трудностей были чиновничьи препоны, становившиеся препятствием к открытию новых кинематографов. Известно, что 16 ноября 1913 г. курганский мещанин Михаил Авксентьевич Крыжановский просил разрешить ему открыть электротеатр в собственном доме с пристройкой деревянного помещения для зрительного зала в вокзальном поселке между станцией и городом Курганом, предоставив план предполагаемой постройки [49, л. 1]. Требования, предъявленные к оформлению технической документации Строительным отделением Тобольского губернского управления, оказались для просителя настолько трудновыполнимы, что в сентябре 1914 г. он оставил свои намерения [49, л. 6].

Важнейшей проблемой для театровладельцев Тобольской губернии в начале XX в. оставались периодические пожары. Кроме того, что возгорания несли прямую опасность для здоровья и жизни зрителей, материального движимого и недвижимого имущества владельцев, что, безусловно, отрицательно сказывалось на работе кинотеатров, ставя под угрозу их дальнейшее существование, пожары в синематографах являлись причиной конфликтов с местным населением и поводом для жалоб.

В апреле 1911 г. в первом кинотеатре города Тары «Заря», работавшем в деревянном здании Общественного собрания и освещавшемся при помощи кислорода, произошел взрыв газа, от воспламенения ленты в одно мгновение все здание было охвачено огнем. Несмотря на то, что пожар был оперативно потушен, это событие вызвало резонанс в среде городских обывателей. В новостной хронике сообщалось, что если бы пожар случился в присутствии публики, не обошлось бы без человеческих жертв, т. к. здание совсем не приспособлено на случай возгорания [95, с. 1-2].

Буквально через несколько дней в адрес главы городского самоуправления было направлено коллективное заявление о пожароопасности кинематографа «Эврика». В данном документе сообщалось, что владелец означенного кинотеатра, располагавшегося во флигеле общего двора недалеко от соседних жилых домов, нарушил сразу несколько параграфов действующих правил: помещение было оснащено только одними входными дверями; нефтяной двигатель, динамо-машина и достаточное количество легко воспламеняющегося топлива помещались в деревянном амбаре всего в 2 аршинах от кинозала с публикой и в 2/4 аршинах от соседней жилой постройки; электрические провода кинотеатра, проходящие через весь двор, располагались всего в 4 аршинах от уровня земли; оконные проемы кинозала были наглухо закрыты; работающий киноаппарат во время сеансов помещался прямо около входных дверей и загораживал проход зрителям. Кроме того, заявители выражали сомнения по поводу профессионализма и осведомленности технических работников, состоявших при киноаппарате и нефтяном двигателе синематографа «Эврика» [50, л. 19].

В результате разбирательства Тарский городской голова Шанский в своем донесении подтвердил опасения по поводу пожароопасности кинематографа, т. к. он находился в центральном заселенном квартале города в окружении деревянных построек [50, л. 18].

Делу был дан ход, о поступившем заявлении проинформировали контролирующие губернские органы. Однако Тарскому уездному исправнику удалось разрешить конфликт. 15 мая 1911 г. он рапортовал Строительному отделению, что, «невзирая на беспокойства общественности, в кинотеатре «Эврика» владельца А. И. Кучеревского на усадьбе домовладелицы Юлии Мармелюк, работающим в городе Таре по улице Александровской, пожара никогда не было. Только однажды вылетело на воздух несколько искр воспламенившейся сажи, скопившейся в сетке машинной трубы, но это тотчас же было замечено машинистом и устранено» [50, л. 17].

Еще одним поводом для инцидентов становились специфические неудобства, причиняемые жителям окружающих домов вследствие работы заведений – недопустимый уровень шума, производимый двигателями. В сентябре 1910 г. Г. Ф. Швензову пришлось доказывать приставу второй части города Кургана необоснованность требования по уничтожению шума, который якобы издает двигатель его кинотеатра, так как «трансляция картин разрешена губернским управлением, а все оборудование прошло освидетельствование комиссией, которая не обнаружила никаких неудобств» [46, л. 92].

Значимой заботой театровладельцев начала XX в. была проблема поддержания своих кинозаведений в течение всего периода их работы в надлежащем виде. Периодические ремонты зданий также находились под скрупулезным контролем надзорных органов.

К началу 1915 г. курганский кинотеатр «Лира» приходит в аварийное состояние, возникает необходимость капитального ремонта помещения. В июне 1915 г. И. М. Малышев отсылает проект переустройства своего кинематографа, 6 июля документ утверждается Строительным отделением [48, лл. 38-39].

В результате контрольного освидетельствования выяснилось, что большинство недостатков владельцы устранили, однако устройство балконов кинотеатра выполнено неправильно. Высота балкона по проектной документации должна составлять пять с половиной аршин от уровня пола, в действительности сооружение отстояло от пола на четыре аршина, также не было опорных деталей для крепления конструкции. В связи с Первой мировой войной в регионах ощущалась нехватка строительного материала, поэтому владелец телеграфировал губернатору, что «за неимением расходного материала в городе укрепить балкон сейчас невозможно» [48, л. 51]. Он ходатайствовал о разрешении действий кинематографа при условии закрытия балкона для публики, которая будет впускаться только в партер. Начальник губернии позволил открытие синематографа с условием ограничения доступа зрителям на балкон [48, лл. 53-54].

18 августа 1915 г. в ходе окончательного осмотра проделанных работ под наблюдением техника В. К. Иванова комиссия резюмировала, что опасность для публики устранена – под край балкона во всю длину положен деревянный брус толщиной 4 на 4 вершка, который подперт чугунными колоннами в количестве шести штук через каждые две сажени. 1 сентября 1915 г. с разрешения губернатора доступ публики на балконы кинематографа был возобновлен [48, л. 56].

Характерно, что в рассматриваемый период происходит формирование клиентуры синематографов, начальное оформление вкусовых предпочтений публики и, как следствие, ее дифференцирование согласно потребительским запросам, интеллектуальным интересам и художественным предпочтениям. Намечается своеобразная специализация отдельных кинематографических заведений на работу с определенными категориями зрителей, различными по социальным, культурным, возрастным, образовательным, имущественным характеристикам. Этот процесс можно наглядно проследить на работе тобольских кинотеатров изучаемого периода. Так, электротеатр «Био» привлекал большое количество обеспеченной и интеллигентной публики, отличаясь грамотным выбором картин, прекрасно организованным музыкальным сопровождением, способствующим цельности и силе впечатления. В «Искере», напротив, за счет недорогих билетов преобладал «демократичный зритель», а первый кинотеатр города «Люкс» из-за высокой конкуренции к 1910 г. почти перестал посещаться основной массой публики, однако стал очень привлекателен для воспитанников народных училищ, которым дирекция «уступала места бесплатно» [73, с. 2]. Владельцы кинематографов устраивали даровые представления, адресованные определенному контингенту зрителей, например, для начальных городских школ в дни пасхальных праздников. Практиковались также выездные киносеансы синематографа, как это делалось для учащихся Тюмени в здании реального училища [31, с. 132].

Для рассмотрения преобразования социокультурной инфраструктуры городов Тобольской губернии с позиций модернизации имеет большое значение тот факт, что в изучаемый период усложняются социальные функции кинотеатров. Эти заведения начинают использоваться не только как места собственно кинотрансляций. В практику входит проведение в помещениях синема мероприятий, посвященных традиционным светским и религиозным праздникам представителями общественных организаций, различных конфессий и национальных общин городского сообщества. Рождественские дни 1914 г. в Тобольске были отмечены устройством в электротеатре «Модерн» католической елки для детей и взрослых силами общественниц польской диаспоры А. В. Печокас и Ю. Н. Кузиковской, привлекшей почти все католическое население города и детей других вероисповеданий. Кроме обычных рождественских развлечений (игр и конкурсов для детей, раздачи подарков, танцев молодежи, любительской постановки на польском языке комедии в трех актах) в программу праздника входила и демонстрация дневного репертуара кинотеатра [96, с. 2].

В зданиях электротеатров также проходили гастроли иногородних артистов, значительно повышающие сборы: знаменитой трансформаторши Мери Эрнальдо в курганском кинематографе «Прогресс», пластические танцы А. Шпаковской и иллюзиониста «Короля цепей», известного оперного украинско-русского певца Т. Г. Пиддубного в тобольском «Био» и т. д. [74, с. 3].

Постепенно кинематограф становился главным источником распространения на периферии империи передовых научных идей в общедоступном популярном виде, а дирекции кинотеатров способствовали развитию конструктивного разумного досуга, включая в программу все большее количество документальных научно-познавательных картин, а также позволяя организовывать на своих площадках различные просветительские лекции и собрания. В апреле 1918 г. в «Модерне» вниманию горожан была представлена серия лекций по огородничеству, разработанная тобольским женским клубом [97, с. 2]. Владельцы кинотеатров охотно сотрудничали с инициативными горожанами и многочисленными общественными объединениями, чаще всего безвозмездно предоставляя залы для мероприятий, понимая, что эти акции будут способствовать привлечению в кинотеатры все большего количества публики.

Кроме этого, кинотеатры были не только ключевым звеном массово-развлекательного сегмента городской повседневности, но принимали активное участие в общественно-благотворительной сфере. В синематографах городов Тобольской губернии постоянно проходили сеансы, выручка от которых поступала в пользу недостаточных студентов и гимназистов, местных городских и сельских столовых уездного отделения Красного креста, лечебниц для бедных и т. д.

Заключение.

Таким образом, начало XX в. в Тобольской губернии стало временем становления, развития и укоренения синематографа как принципиально новой досугово-коммуникационной формы в структуре городской повседневности. Появление сети стационарных кинотеатров и демонстрирование кинематографических сеансов на регулярной основе значительно обогатило социально-культурную инфраструктуру региона, во многом трансформировало систему ментальных установок и общественных отношений, коллективного культурного стереотипа и в целом образ жизни населения западносибирского региона.

Устройство помещений, техническое оснащение, противопожарные мероприятия и все стороны функционирования кинозаведений Тобольской губернии в основном находились в соответствии с действующими в Российской империи нормативными правилами, а также подвергались контролю надзорных губернских и муниципальных органов.

Существенными преимуществами владельцев электротеатров в предпринимательском сообществе Тобольской губернии были мобильность их действий, оперативная реакция на запросы потребителя и условия рынка.

Ключевой тенденцией генезиса кинематографического сектора начала XX в. и важным фактором поступательного развития индустрии киноуслуг в изучаемом регионе являлась напряженная конкуренция между кинотеатрами одного города. В ходе конструктивной конкурентной борьбы за зрительскую аудиторию хозяева заведений совершенствовали инфраструктуру кинотеатров, применяя технические новинки, регулярно обновляли репертуарный контент, прибегали к интенсификации и форсированию рекламного компонента в развитии бизнеса.

В начале 1910-х гг. в связи с активным развитием российского кинопроката и возникновением региональных прокатных контор владельцы синематеатров Тобольской губернии получают возможность доступа к кинематографическим новинкам. В этот же период происходит оформление вкусовых предпочтений публики согласно интеллектуальным и потребительским запросам, уровню образования, художественным интересам и социальной принадлежности.

Отличия в качестве организации сеансов, репертуарной политике, степени комфортабельности синематографов Тобольской губернии привели к дифференцированию зрительской аудитории и специализации кинематографических заведений на работу с отдельными категориями посетителей.

С течением времени усложнялась структура киносеанса посредством появления антракта и включения в основную программу дополнительных развлекательных мероприятий, расширялись социальные функции кинематографа за счет популяризации передовых научных идей и развития местного разумного досуга. К концу изучаемого периода кинотеатры вовлекаются в общественно-благотворительную деятельность, превращаются в важнейшие объекты социальной и культурно-досуговой сферы городов Тобольской губернии.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.
60.
61.
62.
63.
64.
65.
66.
67.
68.
69.
70.
71.
72.
73.
74.
75.
76.
77.
78.
79.
80.
81.
82.
83.
84.
85.
86.
87.
88.
89.
90.
91.
92.
93.
94.
95.
96.
97.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.
60.
61.
62.
63.
64.
65.
66.
67.
68.
69.
70.
71.
72.
73.
74.
75.
76.
77.
78.
79.
80.
81.
82.
83.
84.
85.
86.
87.
88.
89.
90.
91.
92.
93.
94.
95.
96.
97.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Функционирование кинотеатров в городах Тобольской губернии в начале XX в. // Журнал: Genesis: исторические исследования
Рецензируемая статья соответствует сложившимся канонам оформления научных текстов: правильно структурирована и содержит подзаголовки. Обильный справочный аппарат отражает хорошее знание специальной литературы. Актуальность статьи определяется не ослабевающим интересом к истории кино и кинопроизводства. Научная новизна статьи определяется выбранным регионом. Судя по библиографическому списку, тема еще не стала предметом специальных исследований, а пока содержит только отрывочные сведения. Стиль и структура соответствуют содержанию. Но главное достоинство данного исследования заключается в стремлении вписать историю освоения кинематографии в сферу массового влияния на зрителей. Автором выбран оригинальный комплекс основных источников. Прежде всего, это документы строительного отделения губернского управления из Государственного архива в г. Тобольск. Для обоснования выдвигаемых положений использованы и публикации газеты «Сибирский листок». Тема рассматривается не только в культурологическом отношении, но и с точки зрения урбанистики: кинотеатр характеризуется как структурная часть городской архитектуры и как необходимое условие развития строительной техники. Статья отражает формирование особой прослойки городского сообщества – архитекторов и инженеров-строителей. Развитие кинобизнеса напрямую связано со складыванием городских электросетей. Автор доказывает, что «акторами развития кинотеатров» становились жители сибирских городов, иногородние бизнесмены и иностранные граждане, а также подчеркнуто, что в складывании кинематографической культуры выступали общественные городские организации. В статье упомянуто о роли транссибирской железнодорожной магистрали в развитии всеобщего увлечения кинематографом. Основное внимание в статье уделено культурно-развлекательному обслуживанию горожан, но показано и начало просветительских функций кино. Рассказ о развитии культуры киносеансов автор выводит на изменение архитектуры общественных развлекательных зданий для кинематографов. Статья демонстрирует также новации в развитии технического оснащения синематографов. Репертуар кинотеатров автор рассматривает как иллюстрации основных общественных настроений сибирских горожан. Приведенные сведения позволяют сопоставить варианты увлечения кино в начале ХХ в. в разных Тобольских городах.
Рецензируемая статья привлечет внимание читателей, особенно молодых, обстоятельным показом многих сторон истории и деятелей становления в Сибири кинематографов. Тем не менее, хорошо было бы акцентировать внимание на общероссийском социально-экономическом и политическом фоне. Различные стороны общегосударственной жизни значительно влияли на архитектуру зданий, техническое оснащение, репертуар, нормы и правила проведения досуга граждан Тобольской губернии. Высказанное мнение не снижает качества статьи. Библиографический список отражает хорошее знание советской и современной литературы, а использованные архивные источники и данные местной периодической печати оживляют изложение. Статья вызовет интерес читательской аудитории и рекомендуется к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.