Статья 'Популяризация научно-технических знаний, авиация и военно-политические проблемы в творчестве писателя Николая Николаевича Шпанова (1896-1961). ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Популяризация научно-технических знаний, авиация и военно-политические проблемы в творчестве писателя Николая Николаевича Шпанова (1896-1961)

Бочаров Алексей Алексеевич

кандидат исторических наук

доцент, кафедра общественных наук, Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого

194064, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Политехническая, 29

Bocharov Aleksei Alekseevich

PhD in History

Associate Professor, The Department of Social Sciences, Peter the Great St. Petersburg Polytechnic University

194064, Russia, Saint Petersburg, Politechnicheskaya str., 29

bocharov_aa@spbstu.ru
Михайлов Андрей Александрович

доктор исторических наук

профессор, Научно-исследовательский отдел (военной истории Северо-западного региона Российской Федерации), Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации

191055, Россия, Санкт-Петербург, г. Санкт-Петербург, ул. Дворцовая Пл., 10

Mikhailov Andrei Aleksandrovich

Doctor of History

Professor, Researcher, Research Department (Military History of the North-Western Region of the Russian Federation), Research Institute (Military History) of the Military Academy of the General Staff of the Russian Federation Armed Forces

191055, Russia, Saint Petersburg, Saint Petersburg, Dvortsovaya Pl., 10

dragun66@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Фишева Анастасия Александровна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра государственного и муниципального управления, Северо-Западный институт управления - филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации"

199178, Россия, г. Санкт-Петербург, Средний проспект, 57/43

Fisheva Anastasiya Aleksandrovna

PhD in History

Associate Professor, The Department of State and Municipal Administration, The North-West Institute of Management of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

199178, Russia, Saint Petersburg, Sredny prospekt, 57/43

ana-f@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2022.12.39249

EDN:

STWLYI

Дата направления статьи в редакцию:

25-11-2022


Дата публикации:

30-12-2022


Аннотация: В статье рассмотрены научно-популярные и художественные (прежде всего, научно-фантастические) произведения советского писателя и летчика, одного из основателей жанра военной фантастики в советской литературе, Н.Н. Шпанова. В его произведениях нашли выражение определенное умонастроение в обществе, его чаяния и ожидания, поддержанные политическим руководством страны. В статье анализируется деятельность Н.Н. Шпанова по распространению и пропаганде знаний об авиации, а также прогнозирование писателем накануне Великой Отечественной войны хода предстоящего столкновения с мощной западной державой (Германией) и роли военной авиации в этом противоборстве. Основной вывод исследования состоит в том, что в 1920-1930-е гг. Н.Н. Шпанов на базе широких технических знаний, полученных в ходе обучения в Политехническом университете, воздухоплавательных курсах и службе в авиации, в своем литературном творчестве популяризирует идеи географических исследований, науки, техники, особенно авиации. С конца 1930-х гг. в творчестве Н.Н. Шпанова наблюдается уклон в сторону популяризации идей и установок советской пропаганды сталинского времени. Отпечаток масштабных исторических событий и военно-технических концепций, отразившихся в творчестве Н.Н. Шпанова, делает анализ его произведений интересным с точки зрения истории науки, авиации, а также истории общественного сознания в СССР.


Ключевые слова:

история техники, авиация, полярные исследования, научная фантастика, Великая Отечественная война, агитация и пропаганда, история авиации, история России, художественная литература, Шпанов Николай

Abstract: The paper discusses popular science and fiction (primarily science fiction) works of N.N. Shpanov, the Soviet writer and pilot, one of the founders of military fiction genre in Soviet literature. In his works a certain mood in society, its aspirations and expectations, supported by the country’s political leaders, are mirrored. The article analyzes as well N.N. Shpanov’s activity in the field of promotion of knowledge about aviation, writer's prediction on the course of the upcoming clash with a powerful western power (Germany), made by him on the eve of the Great Patriotic War, and the role of military aviation in this confrontation. The main conclusion of the study is that in the 1920-1930s N.N. Shpanov, having gained technical knowledge and broad experience in the period of his studying at the Polytechnic University, then at aeronautical courses and later on while serving in aviation, in his literary work popularizes new ideas coherent with geographical research, science, and technology, especially aviation. Since the late 1930s in writings of N.N. Shpanov the disposition towards spreading the ideas and policies of the Stalin period’s Soviet propaganda showed itself. The imprint of large-scale historical events, military, and technical concepts reflected in books of N.N. Shpanov makes the analysis of his works substantial as it is firmly bound with the history of science, aviation, and social consciousness in the USSR.


Keywords:

history of technology, aviation, polar exploration, science fiction, The Great Patriotic War, agitation and propaganda, history of aeronautic, history of Russia, imaginative literature, Shpanov Nikolai

Советский писатель-фантаст, публицист и популяризатор научных знаний Николай Николаевич Шпанов (1896-1961) оставил весьма обширное творческое наследство, оценки которого литературоведами носят противоречивый характер [1]. В 1930-40-е годы Н.Н. Шпанов пользовался большой популярностью, но затем на смену восторженным отзывам критиков и читателей пришли негативные оценки. За писателем закрепилась репутация автора официозных произведений, тематика которых диктовалась требованиями государственной идеологии.

Однако безотносительно к литературоведческим оценкам, произведения Н.Н. Шпанова заслуживают внимания с точки зрения истории науки и техники, а также общественного сознания в Советском Союзе в 1920-50-е гг. Писатель, будучи профессиональным летчиком, хорошо разбирался в авиации, внимательно следил за ее новинками, сам участвовал в нескольких воздушных экспедициях. В его научно-популярных и художественных произведениях нашли яркое, нередко, очень оригинальное, отражение многие важные тенденции в развитии технической мысли, проекты (включая нереализованные) первой половины ХХ в. связанные с ними общественные надежды и тревоги.

Николай Шпанов родился в городе Никольск-Уссурийский (ныне Уссурийск), в семье железнодорожного служащего [2, 3]. Окончив гимназию во Владивостоке, Шпанов поступил на кораблестроительный факультет Санкт-Петербургского Политехнического института Петра Великого и прошел два его курса [4]. Во время Первой мировой войны он ушел в армию, обучался на ускоренных курсах Николаевского инженерного училища. В 1916 г. окончил Офицерские теоретические курсы авиации при Петроградском Политехническом институте и Офицерскую воздухоплавательную школу в Гатчине. В качестве летчика-наблюдателя Н.Н. Шпанов участвовал в военных действиях на Юго-Западном фронте, в 1917 г. был контужен.

В 1918 г. Н. Шпанов добровольно вступил в Красную армию, в годы Гражданской войны служил в инженерных и авиационных частях. В 1921 г. он был назначен начальником лётно-технической части Аэрофотограмметрического научно-опытного института Красного воздушного флота Республики.

В 1923 г. Н.Н. Шпанов начал работу в Обществе Друзей Воздушного Флота (ОДВФ) и занял должность заведующего редакцией журнала «Самолет». В январе 1925 г. на страницах этого журнала он опубликовал научно-фантастический рассказ «Льды и крылья» [5]. Начинающий писатель выступил под псевдонимом «К. Краспинк», который расшифровывался как «Коля - Красный Пинкертон». В этом псевдониме явно содержалась отсылка к речи Н.И. Бухарина на V Всероссийском съезде РКСМ в 1922 г., в которой прозвучал призыв обеспечить советскую молодежь увлекательными книгами с «верными» идеологическими оценками, создать в противовес «буржуазной» литературе о сыщике Нате Пинкертоне образы «красных пинкертонов».

В начале рассказа «Льды и крылья» ярко описан полет над арктическими территориями гигантского пассажирского дирижабля «RA-34», следующего из Монреаля в Лондон [5, c. 18]. Среди пассажиров дирижабля находятся советский полпред Степан Красных, образ которого явно навеян видным советским деятелем Л.Б. Красиным, и летчик Андрей Морозов. Они внимательно следят за информацией о плавании советского грузового парохода «Красная Звезда», который принадлежит советско-британскому акционерному обществу и способен перевозить тяжелейшие грузы.

Далее, как и диктуют законы приключенческого жанра, в повести появляются злодеи - противники сотрудничества между СССР и США. Группа американских дельцов направляет на советскую полярную станцию диверсанта, который должен дать ложную радиотелеграмму о гибели «Красной Звезды» и тем самым сорвать запланированные контракты. Однако монтеру станции удается ценой собственной жизни обезвредить вражеского агента. Завершает рассказ сцена воздушного боя советского самолета с аэропланом, доставившим на станцию диверсанта. Советский экипаж побеждает и сбивает противника. В плен попадает американский механик, у которого обнаруживают членский билет фашистской партии.

Рассказ, несомненно, был написан на «злобу дня», так как в то время Советский Союз довольно активно старался наладить экономическое сотрудничество с Соединенными Штатами.

Кроме того, в 1924 г. в СССР развернулось активное обсуждение проекта воздушной трансарктической трассы, разработанного германским инженером Г. Брунсом (1889-1955). Статьи о нем, в том числе написанные видными учеными, публиковали многие научные и научно-популярные журналы [6, 7, 8]. Полет дирижабля над Арктикой в повести Шпанова явно напоминал об этом проекте.

В том же 1925 г. популярный журнал «Всемирный следопыт» напечатал научно-фантастический рассказ Н.Н. Шпанова «Таинственный взрыв», также связанный с авиацией [9]. По сюжету польские военные подготовили бомбардировку Москвы с помощью нового мощного шестимоторного биплана. Однако член экипажа, сторонник советской власти и большевиков, ценой собственной жизни смог предотвратить нападение. Стоит отметить, что незамысловатый по фабуле рассказ отличает детальное и яркое описание конструкции, полета и пилотирования аэроплана.

Наряду с художественными произведениями, Н.Н. Шпанов в 1925 г. опубликовал научно-популярные брошюры «Самолет, как средство сообщения» [10] и «Что сулит нам воздух» [11]. Эти работы отличались ярким и доступным изложением материала, были способны пробудить интерес к авиационной технике даже у малоподготовленного читателя. В том же году в журнале «Самолет» он напечатал очерк «Над ночной Москвой», в котором описал свои впечатления от двух ночных полетов, совершенных совместно с военным летчиком В.М. Ремезюком [12]. В том же журнале вышла заметка Н.Н. Шпанова о важности для авиации метеорологических исследований [13].

В начале 1926 г. Шпанов опубликовал в журнале «Молодая гвардия» статью «Угроза с воздуха», она была посвящена использованию авиации в военных целях [14].

В мае того же года состоялся трансарктический полет дирижабля «Норвегия» от Шпицбергена до Аляски через Северный полюс под управлением Р. Амундсена и У. Нобиле. Перед отправкой к Шпицбергену дирижабль сделал дополнительную остановку на территории СССР в Гатчине. Советская пресса подробно освещала экспедицию и Н. Шпанов не мог обойти ее молчанием. Уже в конце мая он напечатал в журнале «Самолет» статью, в которой рассуждал о целях полета дирижабля «Норвегия» [15]. Шпанов напоминал читателям о проекте Брунса, подчеркивал, что прокладка воздушной трассы через Арктику значительно усилит экономические и политические позиции той страны, которая ее осуществит. Экспедицию Амундсена и Нобиля писатель связывал именно со стремлением найти пункты для базирования дирижаблей.

Рассуждения Н. Шпанова вполне соответствовали взглядам многих советских ученых, военных и государственных деятелей того времени [16]. В середине 1920-х гг. активно шло размежевание арктическими государствами своих владений, и перспектива прокладки над ними воздушных трасс сыграла в этом процессе роль сильного катализатора [17].

В сентябре 1926 г. Н.Н. Шпанов принял участие во 2-х Всесоюзных воздухоплавательных состязаниях. Вместе с М.Н. Канищевым (преподаватель Военно-воздушной академии им. Н.Е. Жуковского) он совершил полет на аэростате «Союз Авиахим СССР». По плану воздухоплаватели должны были, стартовав из Москвы, достичь г. Усть-Сысольска. (ныне Сыктывкар). Однако аэростат попал в сильный ветер, Шпанову и Канищеву пришлось совершить вынужденную посадку в безлюдных лесах между Сольвычегодском, Яренском и Усть-Сысольском. Затем в течение пяти дней они пешком добирались до мест, населенных людьми.

Свой полет и последующие события Н.Н. Шпанов отразил в очерке «Затерянные в лесах. Приключения русских воздухоплавателей» [18] и брошюре «Наш полет в лесные дебри» [19]. Предисловие к брошюре написал И.А. Фельдман (впоследствии начальник «Дирижаблестроя»), который доказывал большое значение аэростатов для научных исследований.

В 1927 г. Н.Н. Шпанов стал сотрудником только что созданного специального авиационного журнала «Техника воздушного флота», занял в нем должность технического редактора и руководил отделом «Научно-технические обзоры и научно-техническая хроника». Ответственным редактором этого издания был Н.М. Харламов (впоследствии начальник Центрального аэрогидродинамического института), в редколлегию вошли видные конструкторы В.Л. Александров, Н.Р. Брилинг, В.Ю. Гиттис и др.

Редакторскую работу Н. Шпанов успешно совмещал с публицистикой и просветительской деятельностью. В 1927-1928 гг. в издательстве Осоавиахим он выпустил не менее шести брошюр об использовании авиации и воздухоплавания в военных и мирных целях [20], о конструкциях авиационных моторов [21] и др. Одновременно Шпанов выступал с очерками и статьями об авиации в журналах «Красная нива», «Авиация и химия», «Самолет». Писатель также подготовил несколько публикаций (брошюр и статей), на смежную с авиацией тему: об аэросанях и глиссерах [22, 23, 24, 25].

Совместно с В.А. Зарзаром и И.Ф. Глуховым Шпанов разрабатывал программы и методические пособия для кружков Осоавиахим [26]. Продолжил он в 1926-1927 гг. также публикацию художественных произведений в приключенческом и фантастическом жанрах, причем, как правило, они были связаны с авиацией.

В номере журнала «Самолет», где была напечатана статья о полете «Норвегии», Шпанов (под псевдонимом «К. Краспинк») опубликовал рассказ «Загадка Арктики» [27]. Это произведение также было посвящено воздушной экспедиции Р. Амундсена и У. Нобиле, но наряду с реальными событиями включало элементы фантастики. Главный (вымышленный) герой Олаф Ольсен прямо с борта дирижабля погружался в специальной «корзине» в гигантский водоворот (в духе рассказа Э. По «Низвержение в Мальмстрём»). В водной воронке он видел обломки кораблей с надписями «Террор» и «Жаннетта» - следы погибших полярных экспедиций Дж. Франклина и Дж. Делонга. В конце рассказа, однако, выяснялось, что спуск в водоворот Ольсену лишь приснился.

В начале 1926 г. журнале «Смена» вышел рассказ Н.Н. Шпанова «Шварц» о столкновении родных братьев, красного и белого летчиков, во время Гражданкой войны [28]. В журнале «Красная панорама» Шпанов напечатал рассказ «Под желтым небом» [29]. На этот раз события развивались на Дальнем Востоке, главным персонажем был осевший в Харбине летчик-белогвардеец фон Фохт. Сюжет вращался вокруг попыток эмигрантов вредить Советскому Союзу и его китайским сторонникам.

В 1927 г. в журнале «Всемирный следопыт» вышел рассказ Шпанова «Цена рекорда», о полете аэростата [30].

Иногда писатель не чурался самоплагиата. Так, в том же 1927 г. он напечатал в журнале «Вокруг Света» (Ленинград, издательство «Красная газета) рассказ «Записка Анке» [31], который был неглубокой переработкой рассказа «Таинственный взрыв» (1925 г.). Читатели и редакция журнала, однако, довольно быстро установили сходство двух публикаций, и Шпанов получил резкий выговор [32].

При склонности к авантюрным (и не всегда оригинальным) сюжетам, плакатному изображению персонажей Шпанов, как правило, ярко описывал самолеты, давал читателю разнообразные сведений об авиационной технике. При этом точные технические характеристики получали как реальные воздушные машины (например, легкий бомбардировщик «Бреге-19» в рассказе «Под желтым небом» [33]), так и вымышленные («Блерио-147» в рассказе «Записка Анке»).

Летом 1928 г. Н. Шпанов в качестве корреспондента газеты «Известия» принял участие в экспедиции ледокола «Красин» с целью спасения экипажа дирижабля «Италия», потерпевшего аварию в небе над Северным Ледовитым океаном. Эти события дали ему материал для многих публикаций.

По «горячим следам» плавания в конце 1928 г. Шпанов опубликовал серию очерков в журналах «Всемирный следопыт» [34, 35]. В них подробно описан поход «Красина» из Ленинграда к Шпицбергену и поиск экипажа дирижабля, нарисованы колоритные образы участников экспедиции, корреспондентов советских и иностранных газет и журналов. Шпанов одним из первых беседовал со спасенным итальянцем, штурманом дирижабля Ф. Цаппи и услышал от него рассказ о гибели «Италии», злоключениях ее команды на льдине, попытке Ф. Цаппи, А. Мариано и Ф. Мальмгрена достичь Шпицбергена. Особое внимание уделили автор советскому пилоту Б.Г. Чухновскому (1898-1975), его полету на аэроплане, самоотверженному поведению при спасении итальянских аэронавтов.

В том же году Шпанов напечатал в журнале «Огонек» очерк о походе «Красина» [36], в московском журнале «Вокруг света» - рассказ, посвященный участию в событиях шведского летчика Э. Лундборга [37].

В 1929 г. в издательство «Молодая гвардия» выпустило сборник очерков Шпанова «Во льды за ''Италией''» [38]. Вводную статью к этому изданию написал Б.Г. Чухновский [38, с. 9-11]. Н. Шпанов опубликовал также три брошюры о полярных исследованиях, адресованные детям (1929-1930). Первая, озаглавленная «В страну вечных льдов» [39] повествовала о географии и природе Арктики, ее изучении, причем особый упор был сделан на использовании для арктических исследований воздухоплавания и авиации. В заключении он писал: «Нужно знать каждый клочок земли, который может послужить станцией для великого северного воздушного пути. Нужно изучить климат Ледовитого океана, чтобы знать, когда и в каком направлении над ним можно летать» [39, с. 20]. Две другие брошюры, выпущенные разными издательствами, были посвящены экспедиции «Красина» для спасения экипажа «Италии» [40, 41].

В конце 1929 г. Н. Шпанов описал на страницах журнала «Всемирный следопыт» заметное достижение авиации СССР – перелет из Москвы в Нью-Йорк большого пассажирского самолета «АНТ-24 Страна Советов» [42].

Сам он, в это время, также принимал участие в экспедициях, правда, не авиационных. В 1929 г. Шпанов вместе с кинооператором В.И. Блувштейном, на парусно-моторном боте посетил остров Колгуев и Новую Землю, познакомился с природой арктического региона, и жизнью ненцев. Путешествие дало писателю материал для книги очерков «Край земли» (1930) [43].

В 1930 г. Шпанову довелось стать участником автомобильного пробега по Уссурийскому краю, организованного Центральным советом общества «Автодор». Экспедиция на трех легковых автомобилях «Форд» должна была произвести «рекогносцировку» будущих работ по строительству полноценной дорожной сети на Дальнем Востоке. Пробег длился всего несколько дней и был прерван из-за сложных погодных условий. Путевые впечатления писателя отразил небольшой очерк, напечатанный в приложении к журналу «За рулем» [44].

Кроме того, в 1930 г. Шпанов добился заметного успеха в деле подготовки учебной литературы. Он опубликовал учебник «Основы воздушных сообщений», который Наркомат просвещения РСФСР рекомендовал для использования в высших технических учебных заведениях [45]. В подготовке издания Н. Шпанову оказали содействие видные специалисты по авиации Г.С. Френкель и В.Л. Александров.

В учебнике Н. Шпанов подчеркивал крайнюю важность для СССР создания многочисленных воздушных трасс (дирижабельных и самолетных). Он писал: «На долю СССР выпала роль держателя основных европейско-азиатских транзитных направлений, единственно обеспечивающих правильное развитие воздушных сообщений больше половины земного шара. Наша задача заключается в том, чтобы наиболее правильно это положение использовать» [45, C. 353].

Интересно, что, сопоставляя перспективы использования в качестве воздушного транспорта самолетов и дирижаблей, Шпанов отметил много преимуществ у вторых. Среди прочего, он указал на возможность при создании дирижабельных трасс обойтись без дорогостоящих аэродромов. «Современная воздухоплавательная техника, – говорится в учебнике, уже предоставляет возможность, совершенно отказаться от устройства каких бы то ни было аэродромов и постоянных укрытий в тех пунктах, где дирижабль имеет краткосрочное пребывание. Там вполне можно теперь ограничиться созданием так называемых причальных мачт» [45, с. 194]. В том же 1930 г. Шпанов опубликовал научно-популярную брошюру «Дирижабль на войне» [46].

В ноябре 1931 Н.Н. Шпанов принял участие в подготовке научно-справочного издания «Современные авиационные моторы». Его соавторами выступили инженеры М.Л. Дзиган и Л.Г. Шереметев [47]. В 1933 г. вышла работа Шпанова о развитии в СССР авиационной промышленности [48].

В художественных произведениях Н. Шпанов продолжал так или иначе использовать тему авиации и воздухоплавания. Сюжеты были, как правило, авантюрными, наиболее подробно автор описывал все, что было связано с конструкцией самолетов и дирижаблей, пилотажем, воздушными боями и др.

В 1929 г. в московском журнале «Вокруг света» появился рассказ Шпанова «Сенсационная информация» [49]. В нем повествуется об американском летчике, которого работодатели принуждают вести самолет, будучи больным, чтобы доставить в редакцию журнала документы.

В рассказе «Номер не пройдет», напечатанном в 1930 г. журналом «Борьба миров», Шпанов вновь обращается к теме провокаций Польши против СССР [50]. По его сюжету польские военные обманом посылают своего летчика на советском самолете бомбить польский аэродром, чтобы обвинить СССР в агрессии.

Фантастическая повесть «Земля недоступности» (1930) [51] и ее переработанный вариант «Лед и фраки» (1932) [52] посвящены борьбе США, Норвегии и Германии за месторождения угля и воздушные трассы в Арктике. Во всех этих произведениях содержится много сведений о технике, особенно авиационной. Например, в повести «Лед и фраки» американцы доставляют геологов к Северному полюсу на скоростном самолете «Пингвин», а их конкуренты-норвежцы организуют экспедицию на дирижабле немецкой постройки «Граф Цепеллин» с двигателями «майбах» [52, C. 103]. Стоит заметить, что в июле 1931 г. реальный немецкий дирижабль «Граф Цепеллин» (LZ-127) совершил полет над советскими арктическими территориями. Шпанов вполне мог его видеть во время стоянок в Москве и Ленинграде.

В повести «Лед и фраки» Н. Шпанов использовал интересный прием. Многие персонажи носят имена, которые представляют собой лишь слегка измененные имена реальных, современных читателям, ученых, путешественников, летчиков. Дирижаблем управляет Фритьоф Хансен, в котором нетрудно узнать выдающегося норвежского полярного исследователя Фритьофа Нансена (1861-1930). Капитана подводной лодки зовут Губерт Билькинс – это Хьюберт Уилкинс (1888 -1958), британский путешественник, действительно пытавшийся пробиться в Арктику на подлодке «Наутилус». Один из главных персонажей повести доцент Зуль – норвежский геолог Адольф Гуль (1879-1964). Шпанов встречался с ним на ледоколе «Красин».

В 1930 и 1931 гг. Шпанов опубликовал сборники рассказов «Загадка Арктики» [53] и «Песцы» [54], в которые вошли произведения разных лет, в основном также об авиации.

В середине – второй половине 1930-х гг. в творчестве Н.Н. Шпанова на некоторое время ведущей темой стала история науки. Он выпустил несколько книг об известных ученых и изобретателях. Среди них: «Рождение мотора» (о физике Д. Папене, инженерах Ж.Ж. Ленуаре и Н.А. Отто) [55]. «История одного великого неудачника» (о Д. Папене) [56], «Джемс Уатт» [57].

Между тем и в СССР, и за рубежом в 1930-е гг. складывается особый спрос на такой специфический жанр как военная фантастика. Этому способствовали обострение международной обстановки, рост армий, быстрое развитие военной техники. Многие писатели, публицисты, кинорежиссеры, вдохновляясь идеями итальянского военного теоретика Дж. Дуэ отдавали первенство в войнах будущего авиации [58].

В 1932 и 1933 гг. в СССР вышла книга немецкого военного летчика и писателя Роберта Кнаусса (Гельдерса) «Воздушная война 1936 года. Разрушение Парижа». При этом второе издание этой книги было снабжено предисловием А. Лапчинского [59]. Книга вызвала большой интерес читателей и стала предметом дискуссий [60].

Чутко улавливал изменения литературных вкусов и общественных настроений, Н.Н. Шпанов не остался в стороне от новых веяний. В 1936 г. он начал публиковать в прессе повесть (иногда ее называют романом) «Двенадцать часов войны». По сюжету некая западная держава – Пятая империя, явно наделенная чертами Германии, создает военные и авиационные базы на территории государства Посполития (за ним легко угадывается Польша). Опираясь на эти базы, Империя нападает на СССР. Советская бомбардировочная авиация дальнего действия в ответ наносит сокрушительный удар по аэродромам и промышленным центрам агрессора. Благодаря ее успехам Красная армия прорывает вражеский фронт, идущие в атаку танки, пехота и кавалерия опрокидывают деморализованные имперские войска.

Первый фрагмент («Гибель Сафара») был напечатан 18 августа 1936 г. (в День авиации). В нем рассказано, как отважный советский летчик Сафар, жертвуя собой, уничтожает вражеский подземный аэродром [61]. Во втором эпизоде речь идет о схватке советского истребителя с вражеским дирижаблем [62].

Материалы повести легли в основу сценария кинофильма «Глубокий рейд» (режиссер П.П. Малахов, киностудия «Мостехфильм»), вышедшего на экраны в начале 1938 г. В фильме много сцен воздушных боев, показаны вражеский дирижабль, зенитные орудия, советские самолеты-истребители и бомбардировщики, штабной самолет и др. Консультантом фильма выступил известный летчик А.М. Рафалович (1898-1971).

Врагу создатели фильма придали уже вполне определенное, недвусмысленное сходство с Германией. Командующий имперским воздушным флотом (актер Г.В. Музалевский) даже внешне напоминает Г. Геринга.

Фильм вызвал положительные отклики. Например, Б. Волгин в газете «Кино» хвалил его за патриотические идеи и яркое изображение мощи советской авиации [63]. В «Правде» вышла рецензия, написанная З. Головиным [64]. Автор из достоинств также отметил образы советских летчиков, но порицал создателей киноленты за пренебрежительное отношение к врагу, который показан «подчас слабым и чрезмерно растерянным» [64, с. 6].

Успех кинофильма вдохновил Н.Н. Шпанова на подготовку и публикацию полного текста повести. Однако издательства и редакторы встретили текст холодно, неоднократно его отклоняли [65].

Активную поддержку автору оказал председатель оборонной комиссии Союза советских писателей, известный драматург и главный редактор «Знамени» Всеволод Вишневский (1900-1951) [66]. Защищая Н.Н. Шпанова от критики, он одновременно дал писателю множество рекомендаций. Среди прочего В. Вишневский советовал отказаться от условно «западных» черт в изображении врага, прямо писать о грядущей войне с Германией. В обсуждении текста Шпанова принял участие также видный военный теоретик и историк, ответственный редактор журнала «Техника-молодежи» Е.А. Болтин. Н. Шпанов прислушался к большинству рекомендаций Вишневского и Болтина.

В январе 1939 г. журнал «Знамя» напечатал переработанный текст Н.Н. Шпанова под названием «Первый удар. Повесть о будущей войне» [67]. Вскоре повесть опубликовали срезу четыре известных и влиятельных издательства СССР: «Военное издательство Наркомата обороны СССР» [68], «Советский писатель», «Гослитиздат», «Издательство детской литературы» [69].

В «Первом ударе» врагом СССР выступает не какая-либо вымышленная страна, а именно Германия. По сюжету, именно ее агрессивная политика, претензии на территории Эльзаса и Лотарингии, на французские колонии, становится детонатором конфликта. СССР выражает готовность оказать Франции помощь и Германия решает атаковать его.

Повесть, буквально переполнена техническими сведениями преимущественно о военной авиации. Читателю, например, предлагается вникнуть в перспективы борьбы между истребителями и бомбардировщиками. Один из главных героев, летчик Косых, рассуждает: «Я думаю, что современные скорости полета дали скоростному бомбардировщику известное преимущество перед истребителем. Ведь бомбардировщик не собирается нападать на истребителя. Атаковать хочет истребитель, значит, и маневрировать должен он. Пусть истребитель на встречном курсе атакует бомбардировщик. И пусть бомбардировщик при этом изменит курс хотя бы на десять градусов. Истребитель сразу потеряет возможность воспользоваться прежней наводкой» [68, С. 4]. Подобный монолог отражал реальные дискуссии о роли бомбардировочной авиации в то время [70].

В повести представлены многочисленные образцы техники будущего, созданные фантазией автора на основе реальных прообразов. Фигурируют такие типы самолетов, как «высотный разведчик дальнего действия», «скоростной бомбардировщик дальнего действия». Противник пытается остановить советские эскадрильи с помощью небольших «москитных» истребителей, которые взлетают с помощью «стартовых ракет». Вновь появляется на страницах повести немецкий дирижабль-бомбардировщик, который фигурировал еще в фильме «Глубокий рейд». В 1939 г. такой летательный аппарат выглядел менее убедительно, чем в недавнем прошлом: крушение пассажирского дирижабля «Гинденбург» (1937) сильно подорвало интерес специалистов и общества к воздухоплаванию. Однако Н. Шпанов особо подчеркивает: это стратосферный летательный аппарат [68, с. 105] и сила его в способности подниматься на недосягаемую для большинства самолетов высоту.

Наряду с вымышленными машинами в повести упоминаются самолеты, действительно состоявшие в то время на вооружении Германии: «Мессершмитты», «Хеншели», истребители «Арадо» [68, с. 87].

Имена и описание главных героев повести – советских летчиков изменились в ходе переработки текста мало. Одним из центральных персонажей остался отважный лейтенант Сафар, фанатичный приверженец развития бомбардировочной авиации. Н. Шпанов очень ярко описывает как советские бомбардировщики крушат немецкие аэродромы и военные заводы. Упоминает он также об успешных действиях других родов войск. В тексте «появляется» даже советская кавалерия, описана высадка воздушного десанта. Но решают исход борьбы именно бомбардировщики.

20 февраля 1939 г. в «Литературной газете» вышла положительная рецензия на публикацию повести Н. Шпанова в журнале «Знамя», подготовленная И. Гореликом [71]. Рецензент отметил необходимость произведений о грядущей войне, хвалил автора за интерес к авиации. Из недостатков Горелик отметил недооценку Шпановым противника и недостаточное внимание к взаимодействию авиации с другими родами войск. В рецензии говорилось: «Ведь авиация вообще, а советская в особенности сильна своею взаимосвязью с остальными родами оружия. В «Первом ударе» она действует почти изолированно» [71].

Иную отрицательную оценку дал произведению Н.Н. Шпанова в апреле 1939 г. в газете «Красная Звезда» А. Кривинов (возможно, это псевдоним известного журналиста А. Ю. Кривицкого). Он очень резко нападал на повесть и утверждал, что автор, подробно описывая технику, совсем не интересуется характерам, моральным качествам советских летчиков [72]. В итоге по утверждению рецензента Шпанов не смог показать коренное отличие советских пилотов от их врагов. «Разницу между противниками, - говорилось в рецензии, - автор усматривает только в марках самолетов» [72]. Очевидно, что в 1939 г. подобное обвинение звучало весьма серьезно и зловеще. Кстати, А. Кривинов подверг критике также Горелика за положительный отзыв о повести Шпанова.

Вскоре, однако, ситуация изменилась. 21 мая 1939 г. в той же «Красной звезде» появилась новая рецензия на «Первый удар». Ее автор, батальонный комиссар А. Б. Амелин, выражал сожаление, что Кривинов не сумел оценить хорошую книгу и «совершенно необоснованно дал о ней отрицательный отзыв» [73]. По утверждению Амелина, Шпанов убедительно показал и советскую военную технику, и тех, кто ею управляет. В рецензии отмечено: «Увлекательно описывая все перипетии рейда, продолжавшегося около двенадцати часов, автор повести создал могущественный облик нашего воздушного флота, его превосходной техники и еще более превосходных людей, высококультурных, инициативных и до мозга костей преданных большевистской партии и своей социалистической родине» [73].

В один день с «Красной звездой», положительную рецензию на «Первый удар» напечатала «Правда» [74]. Подготовил ее полковой комиссар М.А. Миронов (в годы Великой Отечественной войны служил в Главном политическом управлении РККА). «Книга Шпанова, - заявлял М. Миронов, - реалистична, в ней нет ходульных схем и шапкозакидательских баталий. Это серьезная, умная и ценная книга» [74].

Конечно единогласное одобрение повести Шпанова в один день двумя ведущими газетами СССР не могло быть случайным. Можно предположить, что книга вызвала положительную реакцию в высшем руководстве государства. Кстати, как выяснил исследователь Л.М. Спирин, в библиотеке И.В. Сталина повесть «Первый удар» имелась [75].

Во второй половине 1939 г. хвалебные отзывы в адрес повести Шпанова звучали практически постоянно. Например, в журнале «Красноармеец» М. Александрович писал: «Читая повесть, забываешь, что перед тобой только фантазия. Хочется, не отрываясь, залпом прочесть ее, так захватывает она своим глубоким и правдоподобным содержанием» [76]. Развернутую, подробную рецензию на повесть Шпанова дал Вс. Вишневский в журнале «Большевик». Он противопоставлял ее «мрачным фантазиям» зарубежных авторов, подчеркивал знание автором авиации, ее жизни и деятельности во время войны [77].

Начало Великой Отечественной войны, как известно, оказалось совсем иным, нежели описывал Н.Н. Шпанов. Победы над Германией удалось достичь только в ходе тяжелой четырехлетней борьбы, ценой колоссального напряжения всех сил страны. Неудивительно, что некоторые участники событий выдвинули против повести суровые обвинения [78]. Так, выдающийся авиаконструктор А.С. Яковлев (1906-1989) полагал, что «Первый удар» не просто порождал у читателей ошибочный взгляд на силы врага, но упрочил ошибочные положения в военно-авиационной доктрине: преувеличение роли бомбардировщиков и недооценку истребителей. [79].

Вопрос о том, насколько художественное произведение могло повлиять на общественные настроение и военные планы государства является дискуссионным и рассматривать его в пределах данной статьи едва ли целесообразно [80]. В любом случае повесть Н.Н. Шпанова далеко не единственное произведение того времени, в котором говорилось о способности советской авиации разгромить любого агрессора. Подобные романы, рассказы, очерки создавали не только писатели, но также профессиональные летчики [81, 82]. «Первый удар» интересен не столько, как ошибочный прогноз (таковых было много), сколько, как своего рода выражение определенного умонастроения в обществе, его чаяний и ожиданий, поддержанных политическим руководством страны.

В августе 1939 г. Германия и СССР заключили договор о ненападении, что привело к переменам в идеологических установках. Тема возможного столкновения с Рейхом стала на некоторое время запретной. «Первый удар» исчез из книжных магазинов. Отменили запланированную радиопостановку по повести Шпанова [83].

Впрочем, 1939 г. оказался для писателя оказался весьма насыщенным событиями. Летом он в качестве корреспондента газеты «Сталинский сокол» побывал в районе военных действий советско-японского конфликта на р.Халхин-Гол. Материалы, собранные в этой поездке, стали основой для очерков, опубликованных в 1940 г. в журналах «Знамя» [84] и «Звезда» [85].

В октябре 1939 г. Н. Шпанов был принят в Союз писателей СССР. В конце года он в качестве корреспондента газеты «Красная звезда» совершил поездку на Западную Украину, только что вошедшую в состав СССР. Интересно отметить, что летом 1939 г. Н. Шпанов написал рецензию на одно из самых известных фантастических произведений об авиации того времени – роман А. Беляева «Истребитель 2Z». Рецензия появилась в детском журнале «Пионер» и носила очень благожелательный характер [86].

Сам Н. Шпанов буквально за несколько месяцев до начала войны также решил обратиться к теме истребительной авиации. В марте 1941 г. в журнале «Самолет» появился фрагмент его повести, которая так и называлась «Истребители» [87]. Повесть написана в реалистической манере, действие развивается где-то на Востоке, в степях. Противник не назван, но своим обликом напоминает японцев [87, с. 30]. Скорее всего повесть навеяна событиями на Халхин-Голе. Полный ее текст опубликован не был.

С тревожным предвоенным временем связан сценарий фильма «Морской ястреб» (реж. В.А. Браун), написанный Шпановым в 1941 г. в соавторстве с известным в то время сценаристом А.П. Михайловским. По сюжету советские моряки ведут охоту за германской подводной лодкой. Съемки начались в 1941 г. на Одесской киностудии и завершились в 1942 г. в Ташкенте.

С началом Великой Отечественной войны Н. Шпанов был призван в армию, он стал сотрудником редакции газеты «Сталинский сокол, в качестве военного корреспондента неоднократно выезжал на фронт. Война дала новые впечатления, отразившиеся в ряде произведений, в том числе посвященных авиации.

В 1941 г. отдельной брошюрой вышел рассказ Н. Шпанова о советском летчике «Майор Кошевой» [88]. Достаточно часто публиковался он также в прессе. Интересен рассказ «Спор» (он же «Спор, оставшийся неразрешенным»), который в начале 1942 г. появился одновременно в журналах «Краснофлотец» [89] и «Огонек» [90] и повествует о совместной службе английских и советских летчиков в Заполярье. Основная «пружина» сюжета связана с тараном вражеского корабля самолетом.

Некоторые рассказы о летчиках и авиации на фронтах Великой Отечественной войны были сведены Н. Шпановым в сборник «Горячее сердце» (1942) [91], в большинстве из них действует один главный герой – летчик-истребитель по имени Прохор.

Не прекратил Н. Шпанов также творческой работы в приключенческом и научно-фантастическом жанре. В 1942 г. в журнале «Красноармеец» началась публикация фрагментов его романа «Тайна профессора Бураго». В 1943-1944 гг. это произведение напечатало шестью выпусками издательство «Молодая гвардия») [92]. Действие романа начинается в годы Гражданской войны и продолжается до Второй мировой войны включительно. В основе сюжета борьба советских граждан (ученых, летчиков, моряков) и германской разведки из-за изобретения профессора Бураго – особого «защитного покрытия», позволяющего сделать корабли и самолеты невидимыми.

Главы этого же романа публиковались в январе-мае 1944 г. в журнале «Огонек» под названием «Война невидимок» [93].

Из книг, опубликованных Н.Н. Шпановым после Великой Отечественной войны, наиболее известны романы «Поджигатели» (1949) [94] и «Заговорщики» (1951) [95]. Они в художественной форме отразили идеологическую ситуацию Холодной войны. Вина на развязывание Второй мировой на финансовую олигархию и правящие круги США и Великобритании. Разбор данных романов, несомненно, интересен с точки зрения анализа идеологии в СССР 1950-х гг., но эти вопросы лежат вне темы настоящей статьи.

Тема авиации нашла отражение в произведениях Н. Шпанова о Герое Советского Союза летчике Н.Ф. Гастелло (1907-1941) [96]. Прозвучала она также в переработанном варианте фантастического романа «Война невидимок». В 1961 г. Шпанов опубликовал еще один фантастический роман - «Ураган» [97]. В нем советские ученые создают сверхзвуковой самолет «МАК», за которым, естественно, сразу начинают охоту иностранные шпионы. Как и в большинстве своих «авиационных» произведений, в «Урагане» писатель уделяет большое внимание техническим деталям, подробно описывает облик «ракетоплана».

Примерно в то же время Н. Шпанов принял участие в качестве сценариста в создании кинофильма «Генерал и маргаритки» (режиссер М. Чиаурели). Сюжет этой киноленты явно напоминает рассказы «Таинственный взрыв» (1925) и «Номер не пройдет» (1930). Группа западных военных во главе с американским генералом Дональдом и, пережившими Мировую войну, немецкими нацистами собирается произвести бомбардировку военной базы в Шотландии, чтобы спровоцировать войну с Советским Союзом. Правда в соответствии с новыми политическими реалиями бомбардировка планируется ядерная. Провокацию предотвращает ценой собственной жизни безработный летчик-поляк Леховский, которого обманом втянули в авантюру. Фильм вышел на экраны в 1963 г. уже после кончины Н.Н. Шпанова.

В 1950-е гг. Н. Шпанов активно работал в жанре детектива. Он создал целую серию произведений (повестей и рассказов) о следователе московской милиции Ниле Кручинине. Этот персонаж появился в творчестве писателя еще в 1945 г., когда посвященные ему повести вышли на страницах журналов «Красноармеец» [98] и «Огонек» [99]. Затем истории о Кручинине неоднократно выходили отдельными изданиями [100]. Характерные для автора научно-технические экскурсы в этих произведениях почти отсутствуют.

После смерти И.В. Сталина (1953), последовавших за ней перемен в политическом климате страны, интерес издателей и читателей к творчеству Н.Н. Шпанова стал снижаться. 2 октября 1961 г. Николай Николаевич Шпанов скончался в Москве.

В научной и мемуарной литературе можно встретить различные оценки творчества Шпанова: от сугубо уничижительных до сдержанно положительных, по крайней мере, в отношении некоторых произведений. Писатель-фантаст Кир Булычев (И.В. Можейко) в своих мемуарах дал Шпанову следующую весьма выразительную характеристику: «Шпанов как фантаст, на мой взгляд, превосходил всех массолитовских писателей. Он казался мне человеком, которому судьба подарила самородок. Вот он вытащил из тайги этот самородок - свой талант - и принялся, суетясь, отщипывать, отбивать, откалывать от него куски, пока весь самородок не промотал» [101, с. 87].

Возможно с точки зрения истории литературного творчества эта оценка верна. Но есть и другая сторона дела. Н.Н. Шпанов на протяжении долгого времени активно занимался популяризацией науки и авиационной техники. В его творчестве отразилась почти вся история авиации первой половины ХХ в. Если в ранних рассказах и повестях Н.Н. Шпанова небо бороздят огромные дирижабли, то в поздних произведениях речь идет о сверхзвуковых самолетах. На его произведения наложили также отпечаток масштабные исторические события и военно-технические концепции (в том числе себя не оправдавшие, но некогда очень популярные). Все это делает анализ произведений Н. Шпанова интересным с точки зрения истории науки, авиации, а также истории общественного сознания в СССР.

Многие его произведения интересны для выявления и анализа тенденций в развитии технической мысли, истории авиации, научных событий своего времени.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и ФДНЧ № 21-59-22004.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.
60.
61.
62.
63.
64.
65.
66.
67.
68.
69.
70.
71.
72.
73.
74.
75.
76.
77.
78.
79.
80.
81.
82.
83.
84.
85.
86.
87.
88.
89.
90.
91.
92.
93.
94.
95.
96.
97.
98.
99.
100.
101.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.
60.
61.
62.
63.
64.
65.
66.
67.
68.
69.
70.
71.
72.
73.
74.
75.
76.
77.
78.
79.
80.
81.
82.
83.
84.
85.
86.
87.
88.
89.
90.
91.
92.
93.
94.
95.
96.
97.
98.
99.
100.
101.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Популяризация научно-технических знаний, авиация и военно-политические проблемы в творчестве писателя Николая Николаевича Шпанова (1896-1961) // Genesis: исторические исследования.
В условиях специальной военной операции, которую ведет наша страна, статья о популяризация научно-технических знаний звучит актуально и поучительно. Писатель Н.Н. Шпанов, которому посвящена рецензируемая статья, был довольно известен, а в последние годы его работы все больше привлекают молодых читателей. О нем много и часто пишут. Структура, выбранная автором статьи, привлекательна. Название концентрирует внимание читателей на популяризации научно-технических знаний, истории авиации и военно-политических проблемах не только в творчестве данного писателя, но и в стране в целом. Статья построена по принципу сопоставления двух подходов. С одной стороны, писатель Н.Н. Шпанов показан как специалист по истории самолетостроения и других технических наук. С другой – показан как писатель-фантаст. В статье подчеркивается, что публикации писателя выполняли важные пропагандистские и воспитательные функции, так как автор освещал военно-политические проблемы. Особенно подробно изложено межвоенное творчество Шпанова, когда он пропагандировал авиацию как наиболее действенное средство укрепления обороноспособности страны. В статье имеются интересные данные об участии Шпанова в освоении Арктических территорий, развитии самолетостроения, а также упомянуто большое количество просветительских работ писателя. При этом автор статьи считает необходимым назвать немало периодических изданий по проблемам развития воздушного флота в советской России. В статье показаны главным образом жанры и сюжеты произведений Шпанова, но почти не затронуты художественные достоинства литературного таланта Шпанова, его стиль, не проанализировано богатство словарного запаса. Шпанов скорее выступает как пропагандист-агитатор. В целом это соответствовало эпохе становления советской очерковой литературы, потому что складывавшиеся в ту эпоху литературные штампы содействовали повышению общего культурного уровня читателей. Но главное, в творчестве Шпанова поднимались военно-политические проблемы. Все сказанное положительно характеризует статью. С формальной точки зрения в работе не выделены такие обязательные параметры, как предмет и методология исследования, но научная новизна очевидна, стиль, структура и содержание соответствуют поставленным задачам. Как позитивный момент надо подчеркнуть, что некоторые материалы были выявлены автором статьи в нескольких центральных архивах. Очень большой и подробный список использованных публикаций Шпанова доказывает не только наличие в советской литературе обстоятельных библиографических указателей, так и довольно глубокое проникновение автора в тему. Выводы звучат убедительно и вызовут интерес читательской аудитории. Статья демонстрирует новый аспект публицистической литературы: пропаганду военно-политической доктрины государства накануне второй мировой войны. Статья достойна публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.