Статья 'Бенгазийский договор - несбывшаяся основа современных итало-ливийских отношений' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Бенгазийский договор - несбывшаяся основа современных итало-ливийских отношений

Высочина Екатерина Сергеевна

ORCID: 0000-0003-1395-8149

ассистент, кафедра Современного Востока и Африки, Российский государственный гуманитарный университет

125047 Россия, Москва, Миусская площадь, д. 6, Россия, Москва область, г. Москва, ул. Миусская Пл., 6

Высочина Екатерина

Assistant, department of modern East and Africa, Russian state university for the humanities

125047 Rossiya, Moskva, Miusskaya ploshchad', d. 6, Russia, Moskva oblast', g. Moscow, ul. Miusskaya Pl., 6

vysochinaekaterina@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-868X.2022.5.38019

Дата направления статьи в редакцию:

08-05-2022


Дата публикации:

01-06-2022


Аннотация: Статья посвящена исследованию Бенгазийского договора о дружбе, партнерстве и кооперации 2008 года, заключенного между Италией и Ливией. Особый интерес данный договор представляет с точки зрения своей ретроспективы, так как менее чем через два года после его вступления в силу, Италия односторонне приостановила действие договора, чтобы дать возможность союзникам по НАТО наносить авиаудары по Ливии с военных баз в Италии. Автор уделяет внимание причинам, обусловившим необходимость подписания указанного соглашения, берущих свое начало со времен становления колониальных отношений Италии с Ливией. Определив значимость договора с учетом исторического развития двух стран, при помощи контент-анализа автор проводит разбор статей документа с целью определить, подтвердить или опровергнуть ожидания Италии и Ливии от Бенгазийского договора. Контент-анализ проводится по трем направлениям: анализ преамбулы, оценка частоты и процентного соотношения в содержании договора и сводный анализ всего содержания. По итогу автором формируются соответствующие сводные таблицы, на основе которых и проводится оценка содержания соглашения. Как результат, на основе ретроспективного анализа взаимоотношений итало-ливийских отношений, оценки факторов, приведших к подписанию договора, контент-анализа его содержания и оценки ряда последствий после его подписания автор делает вывод о перспективной, но не воплощенной в жизнь идее Бенгазийского договора в развитии отношений между Италией и Ливией.


Ключевые слова: Италия, Ливия, Бенгазийский договор, Международные отношения, Каддафи, Берлускони, Международная политика, Международная экономика, Международные соглашения, НАТО

Статья выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований в рамках научного проекта № 19-31-27001.
This work was supported by the Russian Foundation for Basic Research, project № 19-31-27001.

Abstract: The article is devoted to the study of the Benghazi Treaty of Friendship, Partnership and Cooperation of 2008, concluded between Italy and Libya. This treaty is of particular interest from the point of view of its retrospective, since less than two years after its entry into force, Italy unilaterally suspended the treaty in order to enable NATO allies to launch airstrikes on Libya from military bases in Italy. The author pays attention to the reasons that necessitated the signing of this agreement, originating from the time of the formation of colonial relations between Italy and Libya. Having determined the significance of the treaty taking into account the historical development of the two countries, with the help of content analysis, the author analyzes the articles of the document in order to determine, confirm or refute the expectations of Italy and Libya from the Benghazi Treaty. Content analysis is carried out in three directions: analysis of the preamble, evaluation of the frequency and percentage in the content of the contract and a summary analysis of the entire content. As a result, the author forms the corresponding summary tables, on the basis of which the content of the agreement is evaluated. As a result, based on a retrospective analysis of the relationship between Italian-Libyan relations, an assessment of the factors that led to the signing of the treaty, a content analysis of its content and an assessment of a number of consequences after its signing, the author concludes that the idea of the Benghazi Treaty is promising, but not implemented in the development of relations between Italy and Libya.



Keywords:

NATO, International agreements, International economy, International politics, Berlusconi, Gaddafi, International relations, The Benghazi Treaty, Libya, Italy

20 век стал временем очередного колониального передела мира. Так, в 1911 г. Италия вторглась в Ливию. Ливийские территории, приобретенные Италией, были наименее желанными из всех колоний, обладая небольшими ресурсами и источниками сырья, необходимого для развития индустриального государства [1, p. 222]. Итальянское правительство чувствовало большое сопротивление со стороны местных группировок, что привело к войне в 1911-1912 гг. [2, с. 48]. Италия основательно готовила почву для захвата страны, пользуясь военными, дипломатическими и гуманитарными методами влияния, а также лозунгами об освобождении от «варварского господства» Турции. Сильное превосходство итальянцев над турками, особенно в сфере военно-морского флота, однако, не дало войне пройти молниеносно, помешало мощное национально-племенное движение ливийцев. Партизанская война недооцененных ливийцев с итальянцами продолжалась и после подписания между Италией и Турцией мирного соглашения [3, с.138]. Начавшаяся Первая мировая война несколько отвлекла внимание итальянцев от Ливии, но борьба с империалистами в этой североафриканской стране ослаблялась еще и враждебностью между триполитанцами и племенами Киренаики. На этом фоне все более активно начинает вести себя Англия, которая впоследствии и отвоевывает влияние в регионе [4, с. 76]. Но с 1980-х гг. ученые уже называют Италию одним из главных «контрагентов» Ливии в экспорте нефти, который составлял 21,5% от общего экспорта и примерно 20% импорта нефти в Италию [5, с. 412]. Однако экономическое сотрудничество является отнюдь не единственным взаимным интересом государств друг в друге: страны активно взаимодействуют в политической, социальной, миграционной, культурной сферах.

2 марта 2009 г. премьер-министром Берлускони был осуществлен обмен ратификационными грамотами с лидером Ливии, что ознаменовало подписание Бенгазийского договора, который считался очень перспективным и амбициозным проектом для развития отношения двух стран, но впоследствии будет приостановлен Италией в одностороннем порядке при введении войск НАТО на территорию Ливии в 2011 г. [6] Тем не менее, с целью скрепления отношения двух стран и способствованию обоюдным интересам договор отражал финансово-экономические, политические и социально-культурные аспекты [7].

Лидеры других стран и общественность по-разному восприняли факт подписания Бенгазийского договора: одни полностью поддерживали данную инициативу как возможность уменьшения разногласий между странами, а другие выискивали недостатки в положениях договора. Однако нельзя отрицать тот факт, что подписание договора действительно было направлено на улучшение итальянско-ливийских отношений. Напомним, отношения между двумя странами развивались напряжено на протяжении многих десятилетий, еще с 1912 г., когда Ливия попала в колониальную зависимость Италии [8, с. 86]. Последнее значимое событие, предшествующее подписанию договора – отмена торгового и оружейного эмбарго отношении Ливии 11 октября 2004 г., благодаря чему евро-ливийские отношения стали развиваться весьма стремительно как с точки зрения взаимных контактов на более высоких уровнях, так и с точки зрения ускорения процесса институционализации отношений. При этом, по нашему мнению, Ливия в отношениях с Италией продвинулась куда дальше, чем с остальными странами ЕС за тот же период, так как уже в 2008 г. был подписан Бенгазийский договор, а с ЕС только шли переговоры по вопросу заключения Рамочного соглашения.

Бенгазийский договор отражает историю отношений между Ливией и Италией, и его предназначением стало прекращение всех исторически сложившихся претензий между двумя странами. Действительно, во время церемонии заключения Договора о дружбе Берлускони выразил сожаление по поводу колониального периода [9, p. 12]. Также Бенгазийское соглашение показывает, что между сторонами с 1952 г. было заключено 26 двусторонних соглашений или договоренностей, среди которых [10, p. 10]:

  • Соглашение об экономическом и научно-техническом сотрудничестве, Рим, 1974 г. (Agreement on economic, scientific and technical cooperation, Rome (1974);
  • Устное соглашение по вопросу о ливийских гражданах, депортированных в Италию, Триполи, 1988 г. (Procès verbal relative to the question of Arab-Libyan citizens deported to Italy, Tripoli (1988);
  • Устное соглашение, касающееся исследования судьбы ливийских граждан, взятых в плен и депортированных Италией в период 1923-1943 гг., Рим, 1988 г. (Procès verbal relative to the Libyan request to receive documentation concerning the Libyans deported to Italy from 1923 to 1943, Rome (1988) и ряд других.

Бенгазийский договор состоит из преамбулы и 23 статей, которые условно можно разделить на 4 группы:

  1. общие принципы (статьи 1-7);
  2. положения, отражающие завершение исторических споров (статьи 8-13);
  3. положения касательно установления равноправного и нового партнерства (статьи 14-22);
  4. заключительные правила (статья 23).

В рамках исследования Бенгазийского договора был проведен контент-анализ его содержания. По результатам анализа были сформированы таблицы 1, 2 и 3.

Таблица 1 отражает данные по частоте и процентному содержанию слов-маркеров, включенных в преамбулу. Таблица 2 отражает данные по частоте и процентному содержанию слов-маркеров во всем договоре. Таблица 3 включает в себя контент-анализ слов, встречающихся редко, в Бенгазийском договоре.

Таблица 1. Анализ содержания Бенгазийского договора: преамбула.

Слово

Частота

%

Слово

Частота

%

Сотрудничество

5

13,15789

Рост

1

2,631579

Партнерство

3

7,89473

Защита окружающей среды

1

2,631579

Дружба

2

5,263158

Санкция

1

2,631579

Готовность

2

5,263158

Двустороннее соглашение

1

2,631579

Колониализм

2

5,263158

Итальянская инициатива

1

2,631579

Двусторонние отношения

2

5,263158

Депортированный

1

2,631579

Общее наследие

1

2,631579

Прошлый файл

1

2,631579

Мир

1

2,631579

Декларация 1998 г.

1

2,631579

Безопасность

1

2,631579

Извинения

1

2,631579

Стабильность

1

2,631579

Ливийский народ

1

2,631579

Средиземноморье

1

2,631579

Двусторонние различия

1

2,631579

Африканский союз

1

2,631579

Взаимное уважение

1

2,631579

Европейский Союз

1

2,631579

Достоинство

1

2,631579

Интеграция

1

2,631579

Защита окр. среды

1

2,631579

Общий

38

% 100.00

*составлено автором исследования

По данным таблицы 1 наиболее часто употребляемое слово в преамбуле - слово «сотрудничество» - 13,15% от общих частот. Двустороннее сотрудничество должно было включить в себя три отдельные области, и поэтому его частота отражает политические, экономические и культурные аспекты. Хотя такие слова, как мир (2,63%), безопасность (2,63%), стабильность (2,63%), достоинство (2,63%) и взаимное уважение (2,63%), представляют собой политическое сотрудничество, очевидно, что рост (2,63%) и интеграция (2,63%) отражают экономическое сотрудничество, а общее наследие (2,63%) представляет собой культурное измерение. В результате слова, отражающие факт сотрудничества между странами составляет 35,2 %, что больше 1/3 преамбулы. Такое соотношение говорит о стремлении и особом внимании к построению сотрудничества между Италией и Ливией в политической, экономической и культурной сферах.

Далее, наличие слова «интеграция» характеризует намерение налаживания торговых отношений. На момент заключения Бенгазийского договора основными направлениями экспорта были промышленные товары со стороны Италии и газ, нефть со стороны Ливии. Итало-ливийский товарооборот в 2007 г. составил 15,643 млрд. евро при отрицательном в 12,365 млрд. для Италии торговом сальдо, которое объясняется большими объемами углеводородного импорта (98 % от всех поставок) из Ливии. Основные экспортные статьи итальянских товаров в Ливию – продукция нефтепереработки (44 % экспорта) и машиностроения (13 %) [11, с.71]. При этом для Ливии Италия выступает основным торговым партнером, тогда как Ливия для Италии «один из» его партнеров.

Помимо торгового направления договором предусмотрено сотрудничество и в сфере поддержания экологии: «защита окружающей среды» - 2,63%. Также подчеркивается важность регионального измерения в рамках их двусторонних отношений, поскольку Ливия и Италия являются ключевыми членами Африканского союза (2,63%) и Европейского союза (2,63%), соответственно.

Как уже говорилось, Бенгазийский договор стал ступенькой и к новым направлениям развития отношений между странами, что, согласно контент-анализу, подтверждает наличие таких слов как «партнерство» (7,90%), «дружба» (5,26%), «готовность» (5,26%) и «прошлый файл» (2,63%). А также способом завершить «болезненную драму прошлого» (слово «готовность» имеет частоту 5,26%), что отразилось в закреплении извинений (2,63%) за страдания, которые итальянская колонизация причинила ливийскому народу (2,63%). И, несмотря на то что «извинение» в договоре упоминается лишь единожды, нельзя переоценить значимость даже одного этого упоминания, ведь это первый случай в истории, когда бывшая колониальная держава принесла извинения за свои исторические действия. А это могло быть воспринято как пример и другими бывшими колониальными державами, например, Францией или Великобританией.

Далее остановимся на результатах таблицы 2.

Таблица 2. Анализ содержания Бенгазийского договора: частота и процентное соотношение.

Слово

Частота

%

Слово

Частота

%

Сотрудничество

20

10,92896

Неприменение силы

02

1.092896

Итальянские компании

13

7,103825

Комитет по наблюдению

02

1.092896

Предприятия

09

4,918033

Невмешательство

02

1.092896

Объединенный комитет

07

3,825137

Агрессия

02

1.092896

Социальный фонд

07

3,825137

Дружба

02

1.092896

Партнерство

06

3,278689

Стипендия

02

1.092896

Специальные инициативы

06

3,278689

Колониализм

02

1.092896

Нелегальная иммиграция

05

2,732240

Совместная компания

02

1.092896

Инфраструктура

04

2,185792

Декларация 1998 г.

02

1.092896

Древности

04

2,185792

Долги

02

1.092896

Комитет по партнерству

04

2,185792

Политические диалоги

02

1.092896

Международная легитимность

03

1,639344

Двусторонние отношения

02

1.092896

Организация Объединенных Наций

03

1,639344

Исторические узы

02

1.092896

Нераспространение ОМУ

03

1,639344

Терроризм

02

1.092896

Суверенитет

03

1,639344

Организованные преступления

02

1.092896

Инвестиции

03

1,639344

Наркотики

02

1.092896

Мины

03

1,639344

Толерантность

02

1.092896

Сокровища

03

1,639344

Въездные визы

02

1.092896

Политическая независимость

02

1.092896

Другие слова

39

21,31148

Общий

183

% 100.00

Данные таблицы 2, как и таблицы 1, подчеркивают стремление двух стран к сотрудничеству: «сотрудничество» - (10,92%), а также первые десять слов, которые отражают этот случай, превышают 44% от общего процента частоты. Кроме того, надежду на партнерство в политическом, экономическом и культурном аспектах подтверждают следующие цифры: «Объединенный комитет» - (3,82%), «Комитет по партнерству» - (3,27%), «Комитет по наблюдению» - (1,10%), «политические диалоги» - (1,10%), «итальянские компании» - (7,10%), «предприятия» - (4,91%) и «социальный фонд» - (3,82%).

Дополнительно уточним, что договор в приоритетном соотношении отражает положения касаемо экономического сотрудничества среди других направлений - (15,29%). Согласно подписанному соглашению, Италия должна была выплатить Ливии компенсацию в размере 5 миллиардов долларов в целях восстановления базовой инфраструктуры (по 250 миллионов долларов в год в течение 20 лет). Конечно, восприятие этой суммы Италией и Ливией различно, тем не менее, это положение все же имеет свой символический смысл для развития итальянско-ливийских отношений.

Тем не менее, помимо экономического направления договор был нацелен на развитие партнерства в области культуры, науки, промышленности и энергетики. Также очень важным направлением развития Ливии являлось ее стремление предать Средиземному морю статус зоны, свободной от оружия массового уничтожения (ОМУ).

Также, ссылаясь на такие принципы, содержащиеся в договоре, как принцип самообороны (по Уставу ООН), принцип неприменения силы и угрозы силой, принцип ответственности государства, принцип уважения прав человека, принцип суверенного равенства, принцип невмешательства во внутренние дела, принцип неприменения территорий обеих сторон для любых возможных военных действий или агрессии по отношению друг к другу, предупреждение нелегальной иммиграции, можно говорить о желаемой приверженности обоих стран международному праву и нормам.

Отдельно остановимся на положении о нелегальной иммиграции. Для Ливии нелегальная иммиграция на тот момент – это, в том числе, действенный способ влияния на внешнюю политику стран Евросоюза, в частности и Италии. Италия, понимая, что из-за проблем нелегальной иммиграции и роста конкуренции между заинтересованными в ресурсах Ливии странами (Франция, Великобритания и США), которые ставят, в свою очередь, интересы Италии под угрозу, предложила уже упомянутую компенсацию не только для формирования базовой инфраструктуры, но и для защиты своих границ от нелегальной иммиграции, поддержки собственного конкурирующего положения наравне с крупными западными державами и обеспечения бесперебойных поставок нефти и газа [12, с. 273].

Незаконная иммиграция - одна из наиболее часто цитируемых фраз согласно таблице 2 (ее процент достигает 2,73%). Поэтому у нас есть все основания считать, что вопрос нелегальной иммиграции – одни из наиболее дискуссионных и острых политических вопросов на момент подписания соглашения. Кроме того, существовавшую проблему нелегальной иммиграции можно было назвать отражением феномена конфликта Север-Юг в новом тысячелетии. Несмотря на то, что и Италия, и Ливия придерживались традиционных инструментов защиты прав человека, но так как Ливия не являлась участником конвенции 1951 г. о беженцах, она не обязана была обращаться с нелегальными иммигрантами как с беженцами.

При этом, напомним, Ливия являлась участником многих соглашений о правах человека (например, Африканской хартии прав человека и народов 1981 г., содержащей положения об отношениях с иностранцами), что, несомненно, значительно повлияло на ее миграционную политику. Поэтому Италия, ссылаясь на статью 14 Декларации прав человека, нашедшую свое отражение в статье 6 Бенгазийского договора, а также Устав ООН, имела все основания для выдвижения условий по уважению положений Декларации 1951 г., хоть Ливия и не являлась ее участником.

Отражением намерения стран борьбы с нелегальной иммиграцией стала статья 19 Бенгазийского договора, где также есть ссылка на обязательства по исполнению предыдущих соглашений: Соглашение о борьбе с терроризмом, организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков и нелегальной иммиграцией (Рим, 13 декабря 2000 г.), Протокол о сотрудничестве между обеими сторонами для эффективного решения проблемы нелегальной иммиграции (Рим, 29 декабря 2007 г.).

При этом право на разработку системы контроля за ливийскими границами перешло к итальянским компаниям при финансировании этого проекта 50/50 со стороны Италии и ЕС. Данная договоренность была закреплена во втором параграфе соглашения.

Для координации борьбы с нелегальной иммиграцией, а также исполнения других договоренностей в рамках Бенгазийского соглашения будут созданы следующие органы управления:

- Комитет по партнерству (2,18%), который будет ежегодно собираться в Италии и Ливии соответственно. Этот комитет имеет самое высокое положение и включает наиболее высокопоставленных лиц;

- Комитет по наблюдению (1,10%) на уровне министров иностранных дел обеих стран. Его предназначение решать периодически возникающие спорные ситуации, возникающие в процессе исполнения Бенгазийского договора;

- Регулярная встреча, которая создает механизм для координации и консультаций между двумя сторонами.

Перечисленные органы управления были выделены и в процессе анализа: «Объединенный комитет» (3,82%), «Комитет партнерства» (2,18%) и «Контрольный комитет» (1,1%), достигают 7% от общего числа частот. Все это говорит о политической направленности договора. Кроме того, политическое партнерство распространяется на различные области общих интересов, такие как: политический диалог (1,1%), международная легитимность (1,64%), ООН (1,64%), суверенитет (1,64%), политическая независимость (1,1%), неприменение силы (1,1%), невмешательство (1,1%) и ненападение (1,1%).

Данные таблицы 2 показывают, что некоторые слова отражают озабоченность Италии, например, долги (1,10%) и въездные визы (1,10%), в то время как другие отражают интересы Ливии, например, социальный фонд (3,82%), инфраструктура (2,18%), шахты (1,64%) и стипендии (1,10%). Также имеют место и слова, отражающие обоюдные интересы: нераспространение ОМУ (1,63%), инвестиции (1,63%), совместная компания (1,10%) и совместное противодействие угрозе терроризма (1,10%), организованная преступность (1,10%) и запрещенные наркотики (1,10%).

Еще одна дилемма двух стран - древности (2,18%) и сокровища (1,63%). В статье 10/4 Бенгазийского договора оговорено, что все сокровища и антикварные предметы должны быть возвращены Ливии, и в этом отношении Общий комитет определит, что именно нужно вернуть из Италии. Для демонстрации свободной воли Берлускони привез с собой статую Венеры Киренской, которая была вывезена из Ливии в колониальный период вместе с другими историческими сокровищами.

В договоре есть некоторые слова, которые не появляются более одного раза каждое, но общая сумма процентных значений их частотности достигает более одной пятой от общего числа частот (21,31%). Таблица 3 показывает, что частота этих слов не превышает одного раза.

Таблица 3. Контент-анализ Бенгазийского договора

Слово

Частота

%

Слово

Частота

%

День дружбы

1

2,564103

Общее наследие

1

2,564103

Международное право

1

2,564103

Прошлый файл

1

2,564103

Международная система

1

2,564103

Среда

1

2,564103

Международные обязательства

1

2,564103

Иностранные дела

1

2,564103

Свобода

1

2,564103

Ливийский народ

1

2,564103

Подходящая политическая система

1

2,564103

Программа лечения

1

2,564103

Неприменение силы

1

2,564103

Пенсии

1

2,564103

Территориальная целостность

1

2,564103

Общие цели

1

2,564103

Хорошие соседи

1

2,564103

Молодежные обмены

1

2,564103

Мирное разрешение споров

1

2,564103

Специальные общие комитеты

1

2,560413

Мир и безопасность

1

2,564103

Итальянский институт культуры

1

2,564103

Права человека

1

2,564103

Ливийская академия

1

2,564103

Свободы

1

2,564103

Агрессия и насилие

1

2,564103

Декларация прав человека

1

2,564103

Общие инициативы

1

2,564103

Контакты между городами и

Учреждения

1

2,564103

Малые и средние предприятия

1

2,564103

Общая культура

1

2,564103

Совместные компании

1

2,564103

Историко-человеческие связи

1

2,564103

Защита

1

2,564103

Взаимное сосуществование

1

2,564103

Средиземноморье

1

2,564103

Взаимное уважение

1

2,564103

Просто поселения

1

2,564103

Диалог

1

2,564103

Общий

39

% 100.00

Проанализируем значение отдельных слов для двух стран с точки зрения включения их в договор:

- «День дружбы»: принято решение отмечать день заключения договора ежегодно. Дата празднества установлена на 30 августа. Стороны надеются, что это событие поспособствует сотрудничеству двух стран;

- Каждая страна имеет право выбрать подходящую политическую систему. Следовательно, отпадает необходимость в дублировании друг друга;

- Соблюдение обоими странами Декларации прав человека 1948 г. также отражают намерение построения новых связей;

- Италия и Ливия имеют общую культуру и наследие, укрепление которых можно использовать в общих интересах;

- Диалог - лучший способ минимизировать существующие и потенциальные разногласия.

Как уже было сказано при освещении данных таблицы 1, одной из задач, которую страны были намерены решать совместно, являлась защита окружающей среды. Данные таблицы 2 также это подтверждают. Озабоченность стран вопросами экологии вполне понятна, учитывая основную направленность торговых поставок между странами. Предполагается, что благодаря Бенгазийскому договору в рамках нового сотрудничества Ливия смогла бы воспользоваться опытом Италии в промышленном производстве с целью сокращения разрыва между ними. Также планировалось сотрудничество при создании оборонных предприятий. Все эти новые направления партнерства были разработаны с надеждой на многообещающее будущее двух стран.

Констатируя, контент-анализ показал, что вторая часть Бенгазийского договора, несомненно, являлась обременительной для Италии. Во-первых, Италия должна была нести ежегодные расходы в сумме 250 миллионов долларов в течение 20 лет на восстановление базовой инфраструктуры Ливии, которые были увеличены за счет увеличения IRES (Imposta sul reddito delle societa), налога на прибыль компаний, работающих в области исследований и разработок углеводородов со штаб-квартирой в Италии и с капитализацией более 20 миллиардов евро, в основном ENI [10, p. 125-129]. Во-вторых, поскольку работы должны были выполняться итальянскими компаниями в стране-неучастнице ЕС, то средства должны были привлекаться непосредственно из Италии [13, с.70]. В-третьих, Италия также взяла на себя ответственность за обеспечение «специальных инициатив» на благо ливийского народа, например, расходы на реабилитацию жертв взрывов, стипендии, возвращение археологических артефактов и т.п. В-четвертых, Италия была вынуждена выплатить компенсацию изгнанным из Ливии в 1970 г. (после прихода к власти Каддафи) итальянцам в размере 150 миллионов евро. Данный вопрос никак не был урегулирован в Бенгазийском договоре, а Италия никак не высказалась на это. Результатом стала уже упомянутая выплата компенсации. При этом обозначенная величина компенсации в 150 миллионов евро немного выше суммы, согласованной в Законе 1066/1971, но все еще недостаточна, по мнению изгнанных итальянцев.

Ливия же теперь по нормам Бенгазийского договора (статья 11) обязана была предоставлять таким итальянцам визы для туризма, работы и других целей, хотя ранее ливийскими властями им был запрещен въезд в страну. Это обязательство распространялось и на итальянских граждан, добровольно покинувших страну до того, как было вынесено решение об экстрадиции.

Подводя итог, можно сделать следующие выводы. Бенгазийский договор имел проектный, программный характер. То есть, он задавал перспективные направления развития, сотрудничества и предусматривал несколько затратных частей для Италии. Основными направлениями налаживания партнерства являлись экономические, социально-культурные, научные, промышленные, оборонные аспекты, а также вопросы разоружения и борьбы с терроризмом и нелегальной иммиграцией. Еще одной значимой целью договор стало превращение Средиземного моря в зону, свободную от массового оружия уничтожения, разумеется, при соблюдении требований всех международных соглашений по данному вопросу. Однако маловероятно, что данное положение можно было рассматривать как обязательство в пользу безъядерных зон.

Особые дискуссии вызывают положения относительно борьбы с нелегальной иммиграцией. Статьи договора требуют исполнения обязательств по двум направлениям. Во-первых, исполнение задач по ранее заключенным договорам и соглашениям, в том числе и те, что были заключены в 2007 г.: предоставленные Италией катера обязаны были патрулировать 2000 км ливийского побережья, формируя смешанные бригады. После шесть итальянских патрульных катеров должны были войти в состав ливийских вооруженных сил 15 мая 2009 г. Уже с учетом новых партнерств сухопутные границы Ливии должны были контролироваться с помощью спутниковой системы обнаружения. Отметим, что данное обязательство не предполагало привлечение итальянских полицейских сил к границам Ливии.

Как следствие, вопросы борьбы с иммигрантами затрагивают и вопросы прав человека. Италия и Ливия являются сторонами Протокола ООН против организованной преступности 2000 г. по борьбе с торговлей людьми по суше, морю и воздуху [14].Однако Ливия, как было сказано ранее, не является участником Конвенции 1951 г. о беженцах, даже несмотря на то, что она ратифицировала региональные и универсальные инструменты, гарантирующие права человека [15].

Необходимость заключения подобного соглашения была обусловлена рядом факторов и причин, накапливавшихся уже долгое время. В первую очередь, несомненно, огромное влияние на протяжении всего периода развития взаимоотношений играли изначально сложившиеся колониальные отношения стран. Однако помимо факторов в рамках исключительно двухсторонних итальянско-ливийских отношений важно учитывать и другие факторы. Например, колониальное прошлое Италии, связанное с другими странами [16]. По этой причине Италия отказалась разделить Ливию с Великобританией и Францией. Помимо этого, Италия не могла абсолютно свободно действовать в отношении Ливии из-за ряда внутренних и внешних причин, среди которых наиболее весомыми видятся: общественное мнение, политическая нестабильность, внешнее давление со стороны Атлантического альянса и европейского сообщества, энергетическая зависимость и биполярный контекст.

Заключение Бенгазийского договора политическим большинством обоих стран было воспринято как «надежда на светлое будущее» итальянско-ливийских отношений, однако историческое место Италии в рядах ЕС скорректировало данный перспективный вектор в сторону поддержки интересов западных держав в революционной Ливии. Бенгазийский договор, основной целью которого являлось снятие постколониальной напряжённости, не лишен противоречия, связанного с тем, что, несмотря на обязательства не использовать свои территории для враждебных действий друг против друга, Италия сохраняла право действовать против Ливии в случае ее выхода за рамки международного права. Это противоречие отразилось на поведении Италии после начала военных действий НАТО в Ливии в 2011 г. [17, с. 68.] Стоит отметить, что после одностороннего приостановления работы договора, атак войск НАТО с итальянских военных баз в Ливии и убийства Каддафи Италия не слишком заметно изменила своей позиции относительно приобретения выгод от контактов с Ливией. Безусловная важность сотрудничества Италии с Ливией выразилась, в первую очередь, в том, как быстро итальянская сторона начала налаживать диалог с новым правительством Ливии после окончания основной стадии военного конфликта с международным вмешательством.

На современном этапе развития взаимоотношений двух стран отмечаются не только стремление контролировать нелегальную иммиграцию из Африки в Европу и торговлю нефтью, но и попытки сплочения перед лицом терроризма, который активно начал укреплять свои позиции в Ливии в процессе тления конфликтов гражданской войны. Хорошо осознавая нависшую опасность, Италия приняла активное участие в процессе подписания мирного Схиратского соглашения в 2015 г., которое было нацелено на стабилизацию позиций нового правительства Ливии. На нынешнем этапе развития итало-ливийских отношений на первый план выходит проблема мирового терроризма, а хрупкость нового правительства в Ливии не позволяет точно спрогнозировать, как будут строиться отношения Триполи и Рима далее.

Статья выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований в рамках научного проекта № 19-31-27001.

This work was supported by the Russian Foundation for Basic Research, project № 19-31-27001.

Библиография
1.
Rudin, H. Italy in North Africa (1954). Current History, № 26, 222-228.
2.
Зонова Т. В. История внешней политики Италии: учебник. М.: Международные отношения. 2016. 352 с.
3.
Романова Н. Г. Италия, Турция и Ливия в войне 1911-1912 гг. // Восток-Запад. 2005-2006. С. 139-146.
4.
Прошин Н. И. История Ливии (конец XIX в.-1969 г.). М.: Наука. 1975. 419 с.
5.
Егорин А. З. История Ливии. ХХ в. М.: Институт востоковедения РАН. 1999. 563 с.
6.
Рампино А. Военный вариант в Ливии не исключается, но Италия не примет в нем участияи // Инопресса. Ссылка: https://www.inopressa.ru/article/04mar2011/lastampa/italia.html
7.
Kashiem, Mustafa Abdalla A. (2010) The Treaty of Friendship, Partnership and Cooperation between Libya and Italy: From an Awkward Past to a Promising Equal Partnership. California Italian Studies Journal, 1-14, doi: https://doi.org/10.5070/C311008884
8.
Маслова Е.А. Италия-Ливия: сложности взаимоотношений и перспективы сотрудничества // Социальная и политическая история. 2012. № 4. С. 86-97.
9.
Omer, I. El Fathaly, Monte Palmer, and Richard Chackerian (1977). Political Development and Bureaucracy in Libya. Lexington, MA.
10.
Ronzitti, N. (2009). The Treaty on Friendship, Partnership and Cooperation between Italy and Libya: New Prospects for Cooperation in the Mediterra¬nean? Bulletin of Italian Politics, 1,125-129. Retrieved from https://www.gla.ac.uk/media/Media_126121_smxx.pdf
11.
Васильков В.В. Римский мост для Триполи и Тегерана: динамика отношений Италии с так называемыми странами-изгоями в начале XXI века// Беларуская думка. 2009. № 11. С. 70-75.
12.
Рай К.Б. Иностранная помощь и голосование в Генеральной Ассамблее ООН, 1967–1976// Журнал мировых исследований. № 17. С. 269–277.
13.
Рясов А.В. Политическая концепция М. Каддафи в спектре «левых взглядов». M. 2008. 328 с.
14.
Michelini, G. (2019). La Convenzione di Palermo. Il ruolo dell'Italia nella redazione del testo finale, «Rivista di Studi e Ricerche sulla criminalità organizzata», Т. 5, №. 2, 21-42, doi: https://doi.org/10.13130/cross-11986
15.
Martinez, L. (2008). Libyan Paradox. New York: Colombia University Press.
16.
Babbie, E. (2008). The Basics of Social Research. Belmont, CA: Thomson Wadsworth.
17.
Кочетов Д. В. Италия-Ливия: Эволюция отношений (2008-2016 гг.) // Азия и Африка сегодня. 2017. №1. С. 66-71.
References
1.
Rudin, H. (1954). Italy in North Africa. Current History, 26, 222-228. Retrieved from https://www.africabib.org/rec.php?RID=P00049363
2.
Zonova, T. V. (2016). History of Italian Foreign policy: textbook. Moscow, Russia: International Relations.
3.
Romanova, N. G. (2005-2006). Italy, Turkey and Libya in the war of 1911-1912. East-West,139-146.
4.
Proshin, N. I. (1975). History of Libya (late XIX century-1969). Moscow, Russia: Nauka.
5.
Egorin, A. Z. (1999). History of Libya. XX century. Moscow, Russia: Institute of Oriental Studies of the Russian Academy of Sciences.
6.
Rampino, A. The military option in Libya is not excluded, but Italy will not take part in it. // Inopressa. Link: https://www.inopressa.ru/article/04mar2011/lastampa/italia.html
7.
Kashiem, Mustafa Abdalla A. (2010) The Treaty of Friendship, Partnership and Cooperation between Libya and Italy: From an Awkward Past to a Promising Equal Partnership. California Italian Studies Journal, 1-14, doi: https://doi.org/10.5070/C311008884
8.
Maslova, E.A. (2012). Italy-Libya: complexities of relationships and prospects of cooperation. Social and political history, 4, 86-97. Retrieved from https://mgimo.ru/upload/iblock/432/%D0%98%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%8F-%D0%9B%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D1%8F.pdf
9.
Omer, I. El Fathaly, Monte Palmer, and Richard Chackerian (1977). Political Development and Bureaucracy in Libya. Lexington, MA.
10.
Ronzitti, N. (2009). The Treaty on Friendship, Partnership and Cooperation between Italy and Libya: New Prospects for Cooperation in the Mediterra¬nean? Bulletin of Italian Politics, 1,125-129. Retrieved from https://www.gla.ac.uk/media/Media_126121_smxx.pdf
11.
Vasilkov, V.V. (2009). Roman bridge for Tripoli and Tehran: the dynamics of Italy's relations with the so-called rogue states at the beginning of the XXI century. Belarusian Dumka, 11, 70-75.
12.
Rai, K.B. (1967-1976). Foreign aid and voting in the UN General Assembly. Journal of World Studies,17, 269-277.
13.
Ryasov, A.V. (2008). The political concept of M. Gaddafi in the spectrum of "leftist views". Moscow, Russia: Institute of Oriental Studies of the Russian Academy of Sciences.
14.
Michelini, G. (2019). La Convenzione di Palermo. Il ruolo dell'Italia nella redazione del testo finale, "Rivista di Studi e Ricerche sulla criminalità organizzata", Vol. 5, No. 2, 21-42, doi: https://doi.org/10.13130/cross-11986
15.
Martinez L. (2008). Libyan Paradox. New York: Colombia University Press.
16.
Babbie, E. (2008). The Basics of Social Research. Belmont, CA: Thomson Wadsworth.
17.
Kochetov, D. V. (2017). Italy-Libya: Evolution of relations (2008-2016). Asia and Africa today,1, 66-71. Retrieved from https://rucont.ru/efd/581262

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Хотя в течение второй половины XX в. европейские страны потеряли статус колониальных держав, и сегодня взаимоотношения в паре бывшие метрополии - колонии имеют особый характер. В то же время чаще всего данный аспект рассматривается на примерах бывших британских и французских колоний, оставляя за скобками другие страны. Италия в наших глазах совсем далеко от колониальной державы, а степень распространённости итальянского языка в зарубежных странах крайне мала. Однако располагающаяся на противоложном средиземноморском берегу Ливия ровно что десять лет назад вошла в состав итальянских владений, в связи с чем указанная страна имеет особый приоритет во внешней политике Рима.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является Бенгазийский договор 2009 г. между Италией и Ливией. Автор ставит своими задачами показать восприятие договора различными акторами, проанализировать его содержание, а также определить причины его заключения.
Работа основана на принципах анализа и синтеза, достоверности, объективности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать итало-ливийские отношения, выявляя отличительные стороны внешней политики Рима от Евросоюза.
Рассматривая библиографический список статьи как позитивный момент отметим его разносторонность. Вместе с тем собственно в списке литературы автором размещено только 5 трудов, при том что в тексте статьи размещены сноски на зарубежные материалы. Из представленной же в библиографии литературы укажем на работы В.В. Василькова и Е.А. Масловой, в центре внимания которых итало-ливийские отношения. Заметим, что библиография обладает важностью, как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, библиография статьи нуждается в дополнении, в том числе за счёт зарубежных работ, ссылки на которые представлены в тексте.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем автор тяготеет к описательности. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что Бенгазийский договор между Италией и Ливией считался очень амбициозным и перспективным на тот момент. Автор обращает внимание на то, что «помимо экономического направления договор был нацелен на развитие партнерства в области культуры, науки, промышленности и энергетики». Проведя контент-анализ статьи, автор показывает, что «наиболее часто употребляемое слово в преамбуле - слово «сотрудничество» - 13,15% от общих частот». Стороны помимо прочего договаривались бороться с нелегальной иммиграцией. В то же время к содержательной части статьи есть серьезное замечание: временами кажется что большая ее часть написана сразу после подписания Бенгазийского договора, так как автор очень скупо говорит о последующих событиях (свержении режима М. Каддафи), а также совершенно не показывает, насколько поменялся в дальнейшем характер итало-ливийских отношений.
Главным выводом статьи является то, что «заключение Бенгазийского договора политическим большинством обоих стран было воспринято как «надежда на светлое будущее» итальянско-ливийских отношений, однако историческое место Италии в рядах ЕС скорректировало данный перспективный вектор в сторону поддержки интересов западных держав в революционной Ливии».
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, снабжена 3 таблицами, может вызвать читательский интерес.
Статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Genesis: исторические исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"