Статья 'Исторические этапы эволюции государственного регулирования банковской деятельности в СССР: 1920-е – начало 1930-х годов' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Исторические этапы эволюции государственного регулирования банковской деятельности в СССР: 1920-е – начало 1930-х годов

Аньшин Денис Валерьевич

ORCID: 0000-0003-3368-697X

аспирант, кафедра Истории государственного и муниципального управления, ФГБОУ ВО «Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова»

119991, Россия, Москва, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1

Anshin Denis Valerevich

Postgraduate student, Department of History of State and Municipal Administration, Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, Moskva, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1

Dvanshin@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2022.5.37898

Дата направления статьи в редакцию:

17-04-2022


Дата публикации:

31-05-2022


Аннотация: В статье рассмотрена эволюция государственного регулирования банковской сферы в начальный период социалистического строительства в СССР. Развитие кредитно-денежной системы и банковского сектора рассматривается во взаимосвязи с задачами, стоявшими перед народным хозяйством страны в 1920-30-е годы. Динамика этих задач определяла развитие регулирующих воздействий, появление соответствующих форм и механизмов. Проанализированы этапы осуществления кредитной реформы 1930 года и ее результаты. Рассмотрена последовательность подготовительных мероприятий реформы, которые касались как создания предпосылок перехода предприятий к работе в новых денежно-кредитных условиях, так и усиления роли Государственного банка как основного проводника реформы. Проведен анализ динамики отраслевой структуры кредитования и изменений, происшедших в результате перехода экономики на новые условия функционирования. С позиций системного подхода исследовано строение системы государственного регулирования банковской деятельности после завершения кредитной реформы. Это строение рассмотрено на основе предложенной организационно-функциональной модели. Предлагаемая автором организационно-функциональная модель государственного банковского регулирования позволяет рассмотреть формы и механизмы регулирования и взаимодействие участников данного процесса с позиций системного подхода. Интересен советский опыт создания системы государственного регулирования также и определенной последовательностью преобразований: подготовкой распределенных во времени предварительных мер, далее проведения коренного базового преобразования (собственно кредитная реформа), корректировка решений и практики по данным анализа фактических результатов преобразований. Подобный подход и аспект реформы мало изучен в исторических исследованиях, но его осмысление для современных российских реалий могло бы быть полезным.


Ключевые слова:

денежно-кредитная система, банки, государственное регулирование, денежная реформа, кредитная реформа, организационно-функциональная модель, банковская системы, финансовый кризис, финансирование народного хозяйства, новая экономическая политика

Abstract: The article examines the evolution of state regulation of the banking sector in the initial period of socialist construction in the USSR. The development of the monetary system and the banking sector is considered in relation to the tasks facing the national economy of the country in the 1920s and 30s. The dynamics of these tasks determined the development of regulatory influences, the emergence of appropriate forms and mechanisms. The stages of the implementation of the credit reform of 1930s and its results are analyzed. The sequence of preparatory measures of the reform is considered, which concerned both the creation of prerequisites for the transition of enterprises to work in new monetary conditions, and the strengthening of the role of the State Bank as the main conductor of the reform. The analysis of the dynamics of the sectoral structure of lending and the changes that occurred as a result of the transition of the economy to new operating conditions. From the standpoint of a systematic approach, the structure of the system of state regulation of banking activity after the completion of the credit reform is studied. This structure is considered on the basis of the proposed organizational and functional model. The layout of the organizational and functional modeling of state banking regulation proposed by the author allows to consider the forms and mechanisms of regulation and interaction of participants in this process from the standpoint of a systematic approach. The Soviet experience of creating a system of state regulation is also interesting with a certain sequence of transformations: the preparation of preliminary measures distributed over time, then the implementation of a radical basic transformation (credit reform proper), the adjustment of decisions and practices based on the analysis of the actual results of transformations. Such an approach and aspect of the reform has been little studied in historical studies, but its understanding for modern Russian realities could be useful.


Keywords:

monetary system, cans, state regulation, monetary reform, credit reform, organizational and functional model, banking systems, financial crisis, financing of the national economy, new economic policy

Введение

История банковской деятельности в 1920-30-е годы исследована в работах ряда ученых и практиков. Здесь можно выделить исследования советских ученых - Л.Н. Юровского, М.С. Атлас, З.В. Атласа, современных российских авторов –А.А. Артемьева, С.А. Уразовой, А.С. Соколова, Л.А. Муравьевой и других. [1,2,4,8,10,13,14,16,23]. Это работы самого разного плана, во многом посвященные описанию возникновения и функционирования банков, анализу их работы, деятельности выдающихся руководителей банковской сферы и изучению других аналогичных вопросов, касающихся данных организаций. В гораздо меньшей степени исследована история становления и развития государственного регулирования банковской системы как такового (хотя необходимо отметить, что отдельные аспекты проблемы рассматривались в работах указанных выше авторов) и как самостоятельной «отрасли» государственного управления.

Автор ставит своей целью определить этапы эволюции государственного регулирования банковской деятельности, их содержание, логику межэтапных переходов с учетом изменений социально-экономических и политических условий жизни страны; предполагается также с позиций системного подхода представить организационно-функциональную модель государственного регулирования банковской сферы, которая сложилась к концу рассматриваемого периода.

Выбор темы исследования и ее актуальность определяются рядом моментов. Во-первых, неоднозначностью оценок в публикациях различных авторов результатов преобразований банковской сферы и ее государственного регулирования в начале и к середине 1930-х годов и необходимостью дальнейшего исследования данного вопроса, во-вторых, недостаточной исследованностью стадий и в целом стадийного подхода к изучению государственного регулирования банковской сферы в рассматриваемый период, в-третьих, необходимостью рассмотрения данной проблемы с позиций системного подхода, которое отсутствует в литературных источниках, в четвертых, востребованностью в настоящее время знаний о денежно-кредитных механизмах и формах регулирования в периоды индустриальных преобразований и осложнений в международном положении страны.

В статье использованы источники, содержащие информацию по теме данной работы: постановления органов политической, законодательной и исполнительной власти; газетные источники, ведомственные материалы архивных фондов Центрального банка РФ, недостаточно освещенные в научной печати, а также статьи и книги ученых и практиков, исследующих проблемы государственного регулирования банковской системы.

Не случаен выбор хронологии исследования. Именно в этот период создавалась и к середине 30-х годов прошлого века была в общих чертах была создана система государственного регулирования банковской сферы, которая с определенными модернизациями просуществовала до конца советского периода.

На рассматриваемом временном отрезке можно выделить ряд этапов:

1920-1921 гг., 1922-1926 гг., 1927-1932, 1932-1935 гг. Каждый отдельный этап характеризуется своими особенностями государственного регулирования и функционирования денежно-кредитной и банковской систем как элементов общехозяйственного управления. На всех рассматриваемых этапах создавались предпосылки перехода к следующей стадии развития в соответствии с динамикой целей и задач государственного и экономического строительства.

1920-1921 гг. – осознание тупика в части применяемых организационных и финансово-экономических механизмов управления экономикой

К началу 1920-х годов Советская Россия подошла с разрушенной экономикой и глубоким кризисом финансовой, денежно-кредитной и банковской систем. Среди многих особенностей того периода автору представляется важным отметить следующие: катастрофическое падение производства в промышленности и сельском хозяйстве, господство натурального обмена, распад денежной системы, гиперинфляцию, фактически не контролируемую денежную эмиссию, контрреволюционные и иные мятежи во многих регионах страны.

В целом было понятно, что без системного изменения ситуации дальнейшее поступательное развитие страны невозможно. Политика военного коммунизма себя полностью исчерпала и дальше ее проведение было нецелесообразно и вредно.

Банковская сфера практически перестала функционировать. Знаменательным событием в этом плане стало закрытие в январе 1920 года Народного банка РСФСР, который осуществлял бюджетное финансирование народного хозяйства. [13]

Как отмечал З.В. Атлас «военный коммунизм не создавал почвы для широкого использования советских денег как орудия учета труда и продуктов труда, как средства контроля над мерой труда и мерой потребления. К концу этого периода деньги перестали выполнять в рамках обобществленного хозяйства функцию средства обращения». [2, с.68]

Но в 1921 году ситуация стала меняться.

На X съезде РКП(б) в марте 1921 года был провозглашен переход от продразверстки к продналогу, использованию концессий и проведению новой экономической политики. Далее был осуществлен ряд действий в развитие решений съезда, в том числе в части рыночных отношений, денег и банков. В данном контексте можно отметить четыре важных документа, вышедшие в 1921 году, которые создали предпосылки проведения будущих преобразований в денежной и банковской сферах. Это декреты СНК от 14 мая 1921г. «Об обмене» и от 16 августа 1921 г. «О расширении прав государственных предприятий в области финансирования и распоряжения материальными ресурсами», а также Постановление ВЦИК «Об учреждении государственного банка» от 4 октября 1921 г. и Декрет ВЦИК «О мерах по упорядочению финансового хозяйства» от 10 октября 1921 г. Они разрешали свободный товарообмен и торговлю на рынке, расширяли самостоятельность предприятий в финансово-кредитной сфере, и что особенно важно – в 1921 году был создан Государственный банк РСФСР [3, с. 91-93]. Последнее обстоятельство знаменовало начало нового этапа развития системы регулирования банковской деятельности.

1922-1926 гг. – становление новых кредитно-денежной и банковской систем, начало создания форм и механизмов государственного регулирования банковской сферы

Резолюция ХI съезда РКП(б) от 2 апреля 1922 г. «О финансовой политике» положила начало реализации новой экономической политики в финансово-денежной части, управлению хозяйством «все более … через посредство рынка, т. е. через посредство денег» [5, с. 13-14]. Отмечалось, что «для данного момента необходимо…твердо установить, что наша экономическая и финансовая политика решительно ориентируется на восстановление золотого обеспечения денег, необходимого, поскольку золото твердо остается мировыми деньгами, и в отношениях на внутреннем рынке…» [5, с. 13-14].

Как необходимый комплекс мер и прероприятий для реализации решений съезда началась подготовка и проведение денежной реформы.

Денежная реформа 1922-1924 годов имела определенное сходство с реформой 1895-1897 годов прежде всего в использовании золотого эквивалента, а также привлечении специалистов, участвующих в проведении преобразований денежного обращения С. Ю. Витте в Российской империи. В частности, одним из творцов советской денежной реформы наряду с другими практиками и теоретиками считается Н. Н. Кутлер, с 1885 года работник министерства финансов империи, бывший в 1905-1906 годах министром земледелия (главноуправляющим землеустройством и земледелием) [12]. Это один из моментов, указывающий на некоторую, хотя и косвенную, но все-таки преемственность денежной политики, проводимой в определенные периоды в СССР и Российской империи

В оборот была введена новая валюта – червонец. Банковский билет в один червонец приравнивался к одному золотому 78,24 доли чистого золота и равен 10 рублям золотой монеты старой чеканки. Банковские билеты должны приниматься по их нарицательной стоимости в уплату налогов и таможенных пошлин [23, с. 209-211].

К началу 1924 года новая валюта стала основной в денежном обороте. В решениях XIII партконференции в январе 1924 года отмечено, что «из 350 миллионов общей массы денежного обращения в стране червонец составляет уже 270 миллионов, т.е. около 4/5)» [7, с.212]. Указывалось также, что «рост государственной промышленности за истекший год не был бы возможен без червонца. На основе червонного обращения было проведено и проводится кредитование промышленности, торговли и сельского хозяйства» [7, с.212]. Отмечались также необходимость завершения денежной реформы и ее роль в создании предпосылок формирования планового начала в народном хозяйстве [7, с.213].

Важным элементом государственного регулирования банковской деятельности в тот период было предоставление Госбанку права эмиссии новой валюты и изъятия из обращения старой. Это решение интегрировало рассматриваемое государственное регулирование с реализацией финансовой и денежной политик.

Другим моментом становления государственного регулирования банковской деятельности было развитие организационных структур такого регулирования, что проявилось в создании в 1924 году Комитета по делам банков при Правлении Госбанка СССР. Необходимость создания такого комитета диктовалась среди прочего тем, что начался интенсивный процесс создания банковских и денежно-кредитных учреждений, деятельность которых было необходимо регулировать со стороны государства.

Начиная с 1922 года заметно активизируется работа Государственного банка практически по всем направлениям его деятельности, в особенности в сфере кредитования народного хозяйства. Так, всего за полтора года с 1нваря 1922 года по 1 июня 1923 года валюта баланса банка возросла в 5,5 раза, ссуды промышленности в 6,3 раза, ссуды сельскому хозяйству в 4,6 раза[1].

В этот же период стали появляться отраслевые банки. В 1922 году были созданы Промбанк (Торгово-промышленный банк) и в 1924 году Электробанк (в 1922 году банк «Электрокредит» для финансирования электрификации).

Уже в годы, непосредственно предшествующие началу интенсивной индустриализации, встал вопрос аккумуляции финансовых ресурсов, требуемых для ее проведения. С этой целью предпринимались различные действия, в том числе создание сберегательных касс (гострудсберкасс). Еще в начале 1923 года была открыта первая сберегательная касса. Для активизации населения в направлении роста сбережений среди прочего использовались так называемые «двухнедельники сбережений». Двухнедельник сбережений, который проводился в сентябре 1927 года, позволил увеличить число вкладчиков сберегательных касс на 500 тысяч и сумму вкладов на почти 30 млн. руб. Само мероприятие проводилось в большинстве регионов страны, в том числе, в достаточно отдаленных от центра. Так в газете «Автономная Якутия», рассматривалась необходимость проведения данной компании и отмечалось, что «хозяйственный организм СССР за годы неустанного социалистического строительства окреп, у населения имеются известные излишки средств, которые необходимо передать в железный фонд дальнейшего строительства социализма и обороны нашей страны» [11]

Усилия по восстановлению народного хозяйства начали давать свои результаты. Так, по данным партийных документов, «в 1924-25 хозяйственном году сельское хозяйство приближалось уже к довоенным размерам, достигнув 87 процентов довоенного уровня. Крупная промышленность СССР давала в 1925 году уже около трех четвертей довоенной промышленной продукции. В 1924-25 году Советская страна смогла уже вложить в капитальное строительство 385 миллионов рублей». [6, с. 186]

В декабре 1925 года XIV съезд ВКП(б) сформулировал задачу индустриализации страны. «Социалистическая индустриализация страны — таково то основное звено, с которого нужно начать разворот строительства социалистического народного хозяйства [6, с.187].

В целом к 1926 году начался переход от восстановления к реконструкции народного хозяйства, возникла задача соответствующей перестройки кредитной и банковской систем [15, с.29].

1927-1932 годы – адаптация денежной системы к задачам индустриализации и коллективизации и перестройка банковской сферы

На объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) в июле-августе 1927 года отмечались проблемы мобилизации финансовых ресурсов для осуществления индустриализации и осуществления капиталовложений в промышленность. Проблемы среди прочего были вызваны как активным началом процессов индустриализации, так и обострением международной обстановки и осложнением получения кредитов из-за рубежа. Отмечалось также снижение отдачи капитальных затрат [17, с. 428] (табл.1)

Таблица 1

Эффективность затрат в основной капитал

Годы

Прирост промышленной продукции на один рубль затрат в основной капитал

1924-25

3,86

1925-26

2,89

1926-27

1,43

1927-28

0,92-0,87 (оценка, данная на Пленуме)

В декабре 1927 года XV съезд вынес решение о всемерном развертывании коллективизации сельского хозяйства и дал директиву о составлении первого пятилетнего плана народного хозяйства, что ознаменовало начало запуска качественно новых процессов в социально-экономическом и политическом развитии страны. Новые задачи были поставлены и перед банковский системой.

Прежде всего требовалось усиление централизации и повышение роли Госбанка. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 15 июня 1927 года «О принципах построения кредитной системы» на Госбанк было возложено «непосредственное руководство всей кредитной системой и наблюдение за деятельностью других кредитных учреждений в соответствии с правительственными директивами в области кредитной политики … Госбанк стал единым банком краткосрочного кредитования, расчетным и кассовым центром хозяйства» [15, с.30]. По сути этим постановлением было положено начало проведения подготовительного этапа реформы.

Далее, для концентрации кредитных ресурсов и развития долгосрочного кредитования и подключения к решению этих задач коммерческих банков требовалось осуществить модернизацию этой сферы. И вполне логичным исходя из этого требования было объединение в 1928 году (году начала выполнения заданий первой пятилетнего плана) акционерных Промбанка и Электробанка. На этой основе был создан Банк долгосрочного кредитования промышленности и электрохозяйства [4, c.58]. Необходимость создания механизмов и организационных форм долгосрочного кредитования вытекала из пятилетнего планирования как такового и принятия соответствующих среднесрочных и долгосрочных решений.

Следующий важный шаг на пути к реформе 1930 года –Постановление ЦК ВКП(б) от 5 декабря 1929 г «О реорганизации управления промышленностью»

Главное в нем – это признание предприятия основным звеном экономики, сочетание плана и хозрасчета, усиление использования стоимостных и кредитных инструментов. Постановление упорядочивало отношения между банками, трестами и предприятиями [4, с.58].

Сама реформа, начало которой положено Постановлением ЦИК и СНК СССР от 30 января 1930 года, определила стартовый этап введения новых условий функционирования банковской системы и ее государственного регулирования. Далее, в 1931 и 1932 годах вышли дополнительный нормативные акты, корректирующие и развивающие первоначальные положения и учитывающие первый, не всегда позитивный опыт (рис.1). Основными нововведениями реформы были [2,4,18,19,20,21,22]:

· запрещение коммерческого кредита и его полное замещение банковским;

· создание системы долгосрочного кредитования через специальные банки;

· кредитование государственным банком непосредственно входящие в состав объединений и трестов предприятия на основе их планов кредитования;

· предоставление права объединениям и трестам в пределах общего лимита перераспределять кредиты между входящими в их состав предприятиями;

· кредитование товарооборота потребительской кооперации Государственным банком на основании планов, согласованных соответственно с Центросоюзом Союза ССР, центрами потребительской кооперации;

· осуществление кредитования коллективных хозяйств (коммун, артелей и товариществ по общественной обработке земли), сельскохозяйственных производственных объединений, единоличных бедняцких и середняцких крестьянских хозяйств, не охваченных производственными объединениями.

1932-1935 г.г. – завершающий этап и некоторые результаты реформы в части темпов и структуры кредитования отраслей народного хозяйства

Первые итоги подготовительных мероприятий реформы проявились уже в 1929-1930 годах (таблица 2). Это коснулось сельского хозяйства, пищевой промышленности, торговли, промысловой кооперации, то есть отраслей с относительно коротким производственным циклом, в которых не требовалось значительных вложений в основной капитал. В этих отраслях была высокая востребованность прежде всего краткосрочного финансирования оборотных средств. Что касается тяжелой промышленности, то здесь результаты оказались существенно скромнее. Различия в темпах кредитования сказались на изменении отраслевой структуры общего фонда кредитования(табл.3). Так доля торговли возросла с 13,6 до 36,3 %, сельского хозяйства с 4,6 до 18,7%. Удельные веса легкой и тяжелой промышленности, напротив, существенно уменьшились. Такую ситуацию в определенной степени оказал влияние тот факт, что краткосрочному кредитованию должно предшествовать создание производственного аппарата и требовалось время для освоения производства продукции на новых мощностях.

Но уже в 1934-35 годах, когда предприятия промышленности начали работать в полную силу, темпы роста кредитования заметно возросли и составляли уже 140-150% в год. Кроме физического создания и развития предприятий данной отрасли, важным фактором такого роста было принятие и реализация Постановления ЦИК и СНК Союза ССР `О безвозвратности финансирования капитального строительства государственных предприятий промышленности, транспорта и связи` N 89/386 от 9 марта 1934 г.[24]

Таблица 2

Темпы роста объемов кредитования отраслей народного хозяйства

в 1928-1935 гг. (разработано автором по данным [9])

В процентах к предыдущему году

Отрасли

Годы

1928

1929

1930

1931

1932

1933

1934

1935

1935 в % к 1928

Торговля

-

144,2

345,8

115,4

88,6

113,0

166,9

141,2

1356,8

Тяжелая промышленность

-

119,5

116,6

117,1

63,9

114,8

141,7

150,8

256,0

Лесная промышленность

-

131,9

258,4

110,3

106,9

50,1

143,2

88,4

255,2

Легкая промышленность

-

112,5

78,4

115,5

84,4

117,6

125,5

121,4

154,0

Пищевая промышленность

-

156,2

203,3

118,1

145,0

75,6

124,6

115,0

588,8

Сельское хозяйство, заготовки

-

278,7

381,9

103,1

125,8

129,0

115,1

101,6

2081,0

Транспорт и связь

-

42,3

157,9

168,6

370,3

99,0

116,2

111,8

536,4

Промысловая кооперация

-

134,6

260,8

102,2

156,2

87,7

90,8

96,9

432,1

Прочее

-

54,0

110,5

161,8

103,7

33,7

133,7

379,7

171,2

Всего

-

121,8

201,7

114,9

108,9

97,3

134,1

126,8

508,8

В определенном смысле этим постановлением в основном завершилась кредитная реформа. Таким образом, можно определить расширенный «жизненный цикл» реформы, включая подготовительную ее часть и мероприятия по развитию организационно-экономических механизмов кредитования периодом с 1927 по 1934 годы.

В целом обобщение автором хода подготовки, запуска и развития реформы представлено на рис.1.

Таблица 3

Отраслевая структура кредитования отраслей народного хозяйства в 1928-1935 гг. (разработано автором по данным [9])

В процентах к итогу

Отрасли

Годы

1928

1929

1930

1931

1932

1933

1934

1935

Торговля

13,6

16,1

27,7

27,8

22,6

26,2

32,6

36,3

Тяжелая промышленность

21,6

21,2

12,3

12,5

7,3

8,7

9,2

10,9

Лесная промышленность

6,7

7,5

9,5

9,2

9,0

4,6

5,0

3,5

Легкая промышленность

20,3

18,7

7,3

7,3

5,7

6,9

6,4

6,1

Пищевая промышленность

12,2

15,7

15,8

16,2

21,6

16,8

15,5

14,1

Сельское хозяйство, заготовки

4,6

10,4

19,8

17,7

20,5

27,1

23,3

18,7

Транспорт и связь

3,2

1,1

0,9

1,3

4,4

4,4

3,9

3,4

Промысловая кооперация

2,2

2,4

3,1

2,8

3,9

3,6

2,4

1,8

Прочее

15,4

6,9

3,8

5,3

5,0

1,7

1,7

5,2

Всего

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

Кредитная реформа и организация ее проведения имели ряд недостатков, многие из которых были исправлены в последующие годы. Активная работа по совершенствованию кредитной системы велась в недрах Государственного банка, о чем свидетельствуют многочисленные предложения работников банка, направленные напрямую партийному руководству и в СНК [25]

Есть разные точки зрения по поводу целесообразности и результатов реформы. По мнению автора, не отрицая в целом сильного и даже определяющего влияния политики и идеологии на экономические процессы в рассматриваемый период, вряд ли можно считать в полной мере правильными выводы о том, что « в результате банковских реформ конца 20-х годов ХХ века и кредитной реформы 1930—1932 годов ……использование денег и кредита определялось идеологическими и политическими целями, а не задачей повышения экономической эффективности производства»[26]. Здесь можно согласиться с мнением В. Катасонова в том, что «для совершения рывка требовались крупные капиталовложения в реконструкцию существующих и создание новых производственных мощностей. Для этого требовалась совершенно другая денежно-кредитная система, нежели та, что была выстроена при НЭПе. Промышленности нужны были кредиты, во-первых, длинные; во-вторых, без высоких процентов (а лучше вообще без них); в-третьих, не требующие от кредитополучателя непосильного для него обеспечения. Решения о выдаче кредитов промышленным предприятиям надо было принимать ….. на основе общегосударственных планов развития всех отраслей экономики» [27].

Рис. 1 Этапы: подготовка, начало, развитие и завершение реформы кредитной системы СССР (разработано автором)

Организационно-функциональная системная модель государственного регулирования банковской сферы после завершения кредитной реформы

Преобразования, вызванные кредитной реформой, коснулись практически всех элементов системы государственного регулирования банковской деятельности. С позиций системного подхода необходимо исследовать рассматриваемый комплекс как целое, состоящее из частей (подсистем), и отдельных элементов, находящихся во взаимодействии [28].

Предлагаемая автором общая компоновка (организационно-функциональная модель) такой системы представлена на рис 2. Она состоит из трех основных взаимосвязанных частей: органов государственной власти с их воздействием на соответствующие институты, самих банковских организаций с их иерархией и комплекса политик, форм, механизмов и инструментов регулирования банковской системы как части более общей денежно-кредитной метасистемы.

Рассматриваемые преобразования прежде всего затронули роль и функции центрального элемента - Государственного банка СССР. Он стал полноценным центром кредитования, осуществления кассовых расчетов, проводником политики денежного обращения и центром международных расчетов [4]. Существенно повысилась его роль как банка банков.

Произошло разделение функций краткосрочного и долгосрочного кредитования и они были закреплены за конкретными банковскими организациями. Уже само по себе осознание различий и особенностей предоставления (и привлечения) финансовых ресурсов на разные сроки имеет и практическое и методологическое значение. По сути, это повышение зрелости банковской, и не только, системы.

Были созданы банковские учреждения, обладающие отраслевой специализацией (кредитование сельского хозяйства, кооперации, внешней торговли и др.). Такое разделение также в определенной степени способствовало более качественному выполнению банковских функций.

В целом была создана система банков и комплекс ее государственного регулирования, формы, механизмы и инструменты, отвечающие требованиям усиления централизации управления советской социально-экономической и политической системами.

Рис. 2. Организационно-функциональная системная модель государственного регулирования банковской деятельности к середине 1930-х годов (разработано автором)

Заключение

Проведение данного исследования позволило сделать следующие выводы.

  • Становление государственного регулирования банковской сферы в период 1920-1930-х годов прошло сложный путь. Менее чем за 15 лет эта сфера и ее регулирование преодолели дистанцию от «полного отрицания» необходимости их наличия в экономической системе до превращения в необходимый элемент, эффективное функционирование которого существенно влияло на достижение целей экономических преобразований в стране.
  • Именно эта связь и определила характер эволюции рассматриваемой системы и организационно-функциональную модель государственного банковского регулирования. Предлагаемая автором компоновка такой модели позволяет рассмотреть формы и механизмы регулирования и взаимодействие участников данного процесса с позиций системного подхода.

• Выделяются ряд этапов эволюции государственного регулирования банковской сферы, различающиеся между собой содержанием такого регулирования, связанного с особенностями государственной экономической политики на каждом этапе.

• Это содержание определялось комплексом факторов и событий, среди которых можно выделить создание Государственного банка, расширение его функций по мере изменения целей государственной социально- экономической политики; создание органов банковского надзора; трансформацию функций банков, подчиненную изменению потребностей финансового обеспечения процессов перестройки экономики, индустриализации и коллективизации; установление правил кредитования секторов экономики в соответствие с поставленными перед ними задачами развития.

• Логическим результатом развития государственного регулирования банковской сферы стала подготовка и проведение кредитной реформы. Сама кредитная реформа не была разовым мероприятием, она вместе с подготовительными и корректирующими действиями по первым результатам ее осуществления представляла комплекс взаимосвязанных мер и проводилась по оценке автора, при рассмотрении ее «расширенного жизненного цикла», с 1927 по 1934 годы;

• Прямым результатом реформы стал заметный рост кредитования экономики. Этот рост был очень неравномерным в отраслевом разрезе, с преимущественным направлением кредитных ресурсов в торговлю и сельское хозяйство и в меньшей степени в тяжелую и легкую промышленность. Такая ситуация отражала отраслевую структуру экономики и недостаточную готовность промышленности привлекать значительные кредиты на начальных этапах реформы.

• Итогом реформы было создание к первой половине 1930-х годов системы государственного регулирования, включающей государственно-политические управляющие структуры, государственный банк, функциональные и отраслевые банки, а также комплекс форм, правил, механизмов и инструментов рассматриваемого регулирования.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

на статью
Исторические этапы эволюции государственного регулирования банковской деятельности в СССР: 1920-е – начало 1930-х годов

Название в целом соответствует содержанию материалов статьи.
В названии статьи просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор не разъяснил выбор темы исследования и не обосновал её актуальность.
В статье сформулирована цель исследования: «выявить логику эволюции государственного регулирования денежно-кредитной и банковской систем во взаимосвязи с изменением социально-экономических и политических условий жизни страны» и «сформировать организационно-функциональную модель государственного регулирования банковской сферы, которая сложилась к концу рассматриваемого периода». Однако, строго говоря, согласно названию статью цель исследования – определить «этапы эволюции государственного регулирования банковской деятельности в СССР».
На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования просматриваются в названии и тексте статьи.
Автор обозначил результаты анализа историографии проблемы и обозначил новизну предпринятого исследования, ограничившись заявлением о том, что «представляет научный и практический интерес выявление новых материалов периодической региональной печати и анализ партийно-правительственных документов».
При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования.
Апелляция к оппонентам в статье отсутствует.
Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
Автор разъяснил выбор хронологических рамок исследования.
На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, выдержал научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, соблюдал принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, сообщил её цель, указал 4 этапа эволюции банковской деятельности в СССР в 1920-х гг.
В первом разделе основной части статьи («1920-1921 гг. – осознание тупика в части применяемых организационных и финансово-экономических механизмов управления экономикой») автор сообщил, что «к началу 1920-х годов Советская Россия подошла с разрушенной экономикой и глубоким кризисом финансовой, денежно-кредитной и банковской систем» т.д., что «знаменательным событием… стало закрытие в январе 1920 года Народного банка РСФСР, который осуществлял бюджетное финансирование народного хозяйства» т.д., и что «в 1921 году ситуация стала меняться»: появились «четыре важных документа», «которые по сути являлись определенными подготовительными этапами будущих преобразований в денежной и банковской сферах» т.д.
Во втором разделе основной части статьи («1922-1926 гг. – становление новых кредитно-денежной и банковской систем, начало создания форм и механизмов государственного регулирования банковской сферы») автор сообщил, что «резолюция ХI съезда РКП(б) от 2 апреля 1922 г. «О финансовой политике» положила начало реализации новой экономической политики в финансово-денежной части» т.д., объяснил, почему «денежная реформа 1922-1924 годов имела определенное сходство с реформой 1895-1897 годов», сообщил, что «в оборот была введена новая валюта – червонец», что «важным элементом государственного регулирования банковской деятельности в тот период было предоставление Госбанку права эмиссии новой валюты и изъятия из обращения старой», а также раскрыл свою мысль о том, что «другим моментом становления государственного регулирования банковской деятельности было развитие организационных структур такого регулирования». Автор заключил, что «усилия по восстановлению народного хозяйства начали давать свои результаты» т.д., что «к 1926 году начался переход от восстановления к реконструкции народного хозяйства, возникла задача соответствующей перестройки кредитной и банковской систем».
В третьем разделе основной части статьи («1927-1932 годы – адаптация денежной системы к задачам индустриализации и коллективизации и перестройка банковской сферы») автор представил читателю в таблице сведения о «приросте промышленной продукции на один рубль затрат в основной капитал», сообщил, что в декабре 1927 года XV съезд ВКПб «вынес решение о всемерном развертывании коллективизации сельского хозяйства» и что «новые задачи были поставлены и перед банковский системой: «требовалось усиление централизации и повышение роли Госбанка» т.д., «для концентрации кредитных ресурсов и развития долгосрочного кредитования и подключения к решению этих задач коммерческих банков требовалось осуществить модернизацию этой сферы» т.д. Затем автор сообщил, что Постановление ЦК ВКП(б) от 5 декабря 1929 г «О реорганизации управления промышленностью» признало предприятия основным звеном экономики, «упорядочивало отношения между банками, трестами и предприятиями». Автор указал на то, что Постановление ЦИК и СНК СССР от 30 января 1930 года стало основой для «введения новых условий функционирования банковской системы и ее государственного регулирования. Автор перечислил основные нововведения данной реформы.
В следующем разделе основной части статьи («1932-1935 г.г. – завершающий этап и некоторые результаты реформы в части темпов и структуры кредитования отраслей народного хозяйства») автор раскрыл мысль о том, что «первые итоги подготовительных мероприятий реформы проявились уже в 1929-1930 годах», и представил сведения о темпах роста объемов кредитования отраслей народного хозяйства, а также об отраслевой структуре кредитования отраслей народного хозяйства в 1928-1935 гг.
В завершающем разделе основной части статьи («Организационно-функциональная системная модель государственного регулирования банковской сферы после завершения кредитной реформы») автор заключил, что «пореформенные преобразования коснулись практически всех элементов системы государственного регулирования банковской деятельности», и представил на рисунке «организационно-функциональную модель», «состоящую из трех основных взаимосвязанных частей: органов государственной власти с их воздействием на соответствующие институты, самих банковских организаций с их иерархией и комплекса политик, форм, механизмов и инструментов регулирования банковской системы как части более общей денежно-кредитной метасистемы». Автор сообщил, что «произошло разделение функций краткосрочного и долгосрочного кредитования и они были закреплены за конкретными банковскими организациями» т.д., что «были созданы банковские учреждения, обладающие отраслевой специализацией» т.д. и «была создана система банков и комплекс ее государственного регулирования, формы, механизмы и инструменты, отвечающие требованиям усиления централизации управления советской социально-экономической и политической системами».
В статье встречаются множественные/незначительные ошибки/описки, как-то: «1нваря», «1920-1921», «1920-начале» и т.д., неудачные или некорректные выражения, как-то: «заметно возросли до 140-150%» т.д.
Выводы автора носят обобщающий характер, но сформулированы не вполне ясно и отчасти некорректно: «Становление государственного регулирования банковской сферы в 1920-начале 1930-х годов прошло ряд этапов эволюции. Менее чем за 15 лет оно преодолело путь от «полного отрицания» необходимости ее наличия в системе государственного управления до превращения в необходимый ее элемент, эффективное функционирование которого существенно влияло на достижение целей экономических преобразований в стране того времени» (эволюция становления? Становление преодолело путь? Или гос регулирование «преодолело путь от отрицания»?), «последовательностью преобразований: подготовкой распределенных во времени предварительных мер, далее проведения коренного базового преобразования (собственно кредитная реформа), корректировка решений» т.д.
Выводы не позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы не отражают результатов исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительных абзацах статьи автор сообщил, что, видимо, банковская деятельность превратилась «в необходимый элемент» системы государственного управления, «эффективное функционирование которого существенно влияло на достижение целей экономических преобразований в стране того времени» т.д. Автор заметил, что «интересен советский опыт создания системы государственного регулирования также и определенной последовательностью преобразований: подготовкой распределенных во времени предварительных мер, далее проведения коренного базового преобразования (собственно кредитная реформа), корректировка решений и практики по данным анализа фактических результатов преобразований».
Автор резюмировал, что «подобный подход и аспект реформы мало изучен в исторических исследованиях, но его осмысление для современных российских реалий могло бы быть полезным».
На взгляд рецензента, заявленная цель исследования достигнута автором отчасти.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует существенной доработки, прежде всего, в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В этом году финансово-банковская система Российской Федерации столкнулась с невиданными прежде вызовами, связанными с новой волной западных санкций. По мнению целого ряда специалистов - политологов, экономистов - в создавшихся условиях возрастающую роль будет играть государственное регулирование финансово-банковского сектора. В этой связи вызывает интерес изучение исторического опыта государственного регулирования банковской системы в Советском Союзе.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является эволюция госрегулирования банковской системы в нашей стране в 1920-1930-е гг. Автор ставит своими задачами рассмотреть этапы эволюции государственного регулирования банковской деятельности, определить их содержание, логику межэтапных переходов с учетом изменений социально-экономических и политических условий жизни страны, а также представить организационно-функциональную модель государственного регулирования банковской сферы, которая сложилась к началу 1930-х гг. Хронологические рамки исследования определяются тем, что в 1920-е- начале 1930-х. гг. «была создана система государственного регулирования банковской сферы, которая с определенными модернизациями просуществовала до конца советского периода».
Работа основана на принципах анализа и синтеза, достоверности, объективности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор отмечает «востребованность в настоящее время знаний о денежно-кредитных механизмах и формах регулирования в периоды индустриальных преобразований и осложнений в международном положении страны».
Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя 28 различных источников и исследований. Из привлекаемых автором источников укажем на нормативно-правовые акты, материалы периодической печати, системный труд 1930-1950-х гг. «Краткий курс истории ВКП(б)». Из используемых исследований укажем на труды А.А. Артемьева и Л.А. Муравьевой, в центре внимания которых различные аспекты истории банковской системы СССР в 1920-1930-е гг. Заметим, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований способствовало решению стоящих перед автором задач.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкой читательской аудитории, всем, кто интересуется как историей банковской системы нашей страны в целом, так и особенностями ее госрегулирования, в частности. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает слабую изученность «истории становления и развития государственного регулирования банковской системы». Автор рассматривает пять период в эволюции госрегулирования банковской системы: 1920-1921 гг., 1922-1926 гг., 1927-1932, 1932-1935 гг. В работе показано, что за сравнительно небольшой период банковская сфера «и ее регулирование преодолели дистанцию от «полного отрицания» необходимости их наличия в экономической системе до превращения в необходимый элемент, эффективное функционирование которого существенно влияло на достижение целей экономических преобразований в стране».
Главным выводом статьи является то, что к началу 1930-х гг. в нашей стране была создана система «государственного регулирования, включающая государственно-политические управляющие структуры, государственный банк, функциональные и отраслевые банки, а также комплекс форм, правил, механизмов и инструментов рассматриваемого регулирования».
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, снабжена 3 таблицами и 2 рисунками, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по истории России, так и в различных спецкурсах.
В целом, на наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале « Genesis: исторические исследования«.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.