Статья 'Историографические факты и историографические источники в изучении палеолитической эпохи Крымского региона ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Историографические факты и историографические источники в изучении палеолитической эпохи Крымского региона

Черкасов Алексей Владимирович

ORCID: 0000-0002-0331-7674

кандидат педагогических наук

доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин, Филиал ФГБОУ ВО "Государственный морской университет имени адмирала Ф. Ф. Ушакова" в г. Севастополь

298609, Россия, Республика Крым область, г. Ялта, ул. Тимирязева, 27

Cherkasov Aleksey Vladimirovich

PhD in Pedagogy

Associate Professor of the Department of Social and Humanitarian Disciplines, Branch of the Admiral F. F. Ushakov State Maritime University in Sevastopol

298609, Russia, Respublika Krym oblast', g. Yalta, ul. Timiryazeva, 27

cherkasov.alexei1976@gmail.com
Козлов Михаил Николаевич

доктор исторических наук

профессор, кафедра истории, Севастопольский государственный университет

299053, Россия, г. Севастополь, ул. Университетская, 33

Kozlov Mikhail Nikolaevich

Doctor of History

Professor, Department of History, Sevastopol State University

299053, Russia, g. Sevastopol', ul. Universitetskaya, 33

cherkasov.alexei1976@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-868X.2022.4.37795

Дата направления статьи в редакцию:

05-04-2022


Дата публикации:

25-04-2022


Аннотация: Предметом настоящей публикации является анализ содержания и характера категорий «исторический источник», «историографический факт», «историографический источник» применительно к проблематике исследований палеолита, мезолита и неолита Крымского региона во второй половине XIX - ХХ вв. Методология исследования базируется на комплексном применении ключевых научных принципов: историзма, логической взаимосвязи, объективности, сравнительно-исторического подхода, ретроспекции. Проблемное поле и структура статьи включает: конкретизацию понятийно-категориального инструментария историографического изучения каменного века Крымского региона, формулировку приоритетных вопросов первобытной археологии полуострова, а также компаративную характеристику корпуса соответствующих историографических и исторических источников. С точки зрения авторов, историографический взгляд на феномен становления и развития региональной первобытной археологии позволяет точнее описать процесс ее генезиса,выделить и охарактеризовать номинационные направления в исследованиях, дать биографические портреты ученых – первооткрывателей и исследователей древнейшей истории, выявить социальные, организационные и научные факторы, влияющие на процесс формирования знания. Другими словами, новая роль историографии первобытной археологии вместе с познавательными возможностями истории науки и науковедения создает благоприятную возможность не только исследования истории отечественного археологического знания, но и способствует уточнению методологических основ данного направления.


Ключевые слова: история науки, первобытная археология, каменный век Крыма, исторический источник, исторический факт, историографический источник, историографический факт, историографический анализ, первобытный памятник, персоналия ученого

Abstract: The subject of this publication is an analysis of the content and nature of the categories "historical source", "historiographical fact", "historiographical source" in relation to the problems of Paleolithic, Mesolithic and Neolithic studies of the Crimean region in the second half of the XIX - XX centuries. The research methodology is based on the complex application of key scientific principles: historicism, logical interrelation, objectivity, comparative historical approach, retrospection. The problem field and structure of the article includes: the specification of the conceptual and categorical tools for the historiographical study of the Stone Age of the Crimean region, the formulation of priority issues of the primitive archeology of the peninsula, as well as a comparative characterization of the corpus of relevant historiographical and historical sources. From the authors' point of view, a historiographical view of the phenomenon of the formation and development of regional primitive archaeology allows us to more accurately describe the process of its genesis, identify and characterize nominational directions in research, give biographical portraits of scientists and researchers of ancient history, identify social, organizational and scientific factors influencing the process of knowledge formation. In other words, the new role of historiography of archaeology, together with the cognitive capabilities of the history as a science, creates a favorable opportunity not only to study the history of Russian archaeological knowledge, but also contributes to clarifying the methodological foundations of this direction.



Keywords:

history of science, historical fact, historiographical source, historiographical fact, historiographical analysis, primitive monument, historical source, Stone Age of Crimea, primitive archaeology, scientist 's personality

В системе методологических вопросов истории и историографии исследований палеолита Крыма важную роль играет характеристика понятийно-категориального инструментария, призванного предельно точно отражать онтологическую сторону научного знания в области рассматриваемой проблемы. Его разработка осуществляется в соответствии с принципами полноты, непротиворечивости и целостности, а содержание должно согласовываться с главными компонентами и спецификой изучаемого объекта. При этом задачи, стоящие перед историком науки, актуализируют вопрос и об источниках, при помощи которых исследуется процесс накопления и развития исторических знаний. Характер и специфика историографических работ во многом определяются особенностями источниковой базы, то есть корпусом историографических и исторических источников, а также историографических фактов [11].

По причине относительной молодости историографии как научного знания и дискретности ее генезиса методологические вопросы анализа ее источниковой базы еще недостаточно разработаны и конкретизируются от дискуссии к дискуссии. При этом интерес к «внутренним» проблемам исторического исследования совсем не случаен, ведь современная история пишется на основе вариативных взглядов, суждений, оценок. В связи с этим отечественный медиевист А.Я. Гуревич акцентировал, что «историк не может не задумываться над интеллектуальными предпосылками собственных исследований, которые вольно или невольно определяют собою как применяемые им методы, так и формы, и структуры его построений» [4].

Авторы указывают на тесную связь историографического и исторического фактов. По образному выражению М.В. Нечкиной, исторический факт «является жилплощадью для факта историографического» [13]. Однако трудность состоит в том, что сам исторический факт – это понятие многозначное. К примеру, М.А. Барг обосновал идею о трех уровнях исторического факта: факт-событие, факт, отраженный в историческом источнике (сообщение источника), и факт, осмысленный историком (концептуализированный факт), являющийся фактом историографическим [2].

В последние десятилетия в исторической литературе наблюдается широкая интерпретация историографического факта как любого факта, несущего информацию по истории науки. Современный исследователь П.А. Кузьминов пишет, что в историографической практике, где акцент делается на анализе концепции, сложилась модель аутентичной классификации историографических фактов. Здесь выделяются главные факты, позволяющие реконструировать концепцию (прежде всего труды историков), и факты, способствующие реконструкции образа исследователя, контекст создания труда, аксиологии эпохи и т.д. [12].

Таким образом, конкретизация и теоретический анализ содержания понятий «историографический факт» и «историографический источник» применительно к изучению палеолитической эпохи Крымского региона составляют предмет настоящей публикации [14].

Историографический факт есть исходный материал для историографического исследования. Под ним, как правило, подразумевается факт исторической науки, несущий информацию об исторических знаниях, используемых для выявления закономерностей развития истории исторической науки [7]. На наш взгляд, подобная дефиниция достаточно полно отражает содержание предмета историографии.

Историографический факт, безусловно, базируется на историческом факте. При этом исторический факт – понятие более широкое, которое составляет фундамент здания исторической науки [6]. Другими словами, историографический факт есть лишь часть исторического факта. Исторический факт существует объективно, независимо от того, познан он, осмыслен или нет. В свою очередь, историографический факт характеризуется определенной субъективностью, так как является производной творчества историка-исследователя. Суть историографического факта – в его истолковании, интерпретации информации, которую он вмещает. Таким образом, исключительно важным становится процесс отбора фактов и явлений, определения глубины и объема научной информации, ее истинности, теоретической и прикладной значимости. Необходимо учитывать также хронологический период формирования историографического факта. Имеется в виду, создан ли он современником рассматриваемых событий, или автор описывает их с дистанционно, в ретроспективной диспозиции.

В то же время, по аргументированному замечанию Г.М. Ипполитова, в функциональном плане историографический факт шире, чем историографический источник [8]. Ведь не каждый историографический факт трансформируется в источник, доступный для широкого изучения. Например, рукописи книг и диссертаций, неизданные стенограммы заседаний и форумов, дискуссий и научных конференций, полевые дневники и записи археологических разведок и раскопок, мемуарная и эпистолярная литература и прочее).

Классический исторический источник, вовлекаемый в процесс историографического анализа, приобретает статус историографического источника. Уточним, что под классическим историческим источником мы подразумеваем письменные документы и вещественные предметы, непосредственно отражающие исторический процесс и дающие возможность изучать прошлое человеческого общества [10].

Ключевые исторические источники по каменному веку Крыма традиционно разделяют на несколько групп.

Это, прежде всего, вещественные (данные археологической науки) – остатки материальной культуры, созданной первобытным обществом. Их сбор, систематизация и комплексное изучение позволяет проследить динамику форм культуры, отделяя ранние формы от поздних, установить хронологическую последовательность их изменений.

Далее, источники естественно-исторического характера (палеоантропологические, палеогеологические, палеоклиматические, данные археозоологии и археоботаники и другие). Палеоантропологический материал обнаруживается в процессе археологических раскопок древних погребений. При этом сохранность костей скелета может быть плохой, однако современные методы реставрации делают возможным получение целой формы костей и черепов по их фрагментам. Для реконструкции палеолитических обществ Крыма, в связи с этим, непреходящее значение имеют, к примеру, находки останков палеоантропов на стоянках Киик-Коба (Г.А. Бонч-Осмоловский), Староселье (Салачик) (А.А. Формозов), Заскальная VI (Ю.Г. Колосов) и других. Геологические наблюдения за напластованиями слоев, стратиграфическими колонками в пещерах и гротах, последовательностью горизонтов залегания на открытых стоянках важны для установления периодизации истории первобытного общества и особенно динамики технологических процессов в первобытности, так как позволяют дифференцировать и систематизировать археологический инвентарь, получив достаточно полную картину последовательности развития технологии на протяжении ранней истории общества, а также при выяснении миграций древнейших людей. Для Крыма, в качестве примера, такие источники важны при рассмотрении вопроса о присутствии носителей свидерской культуры финального палеолита Центральной и Восточной Европы на стоянках Сюрень II, Шан-Коба (IV слой) и других. Археозоологические источники необходимы для реконструкции характера охоты, рыболовства и собирательства. Что касается домашних форм животных и птиц, то их костные остатки являются прямым источником для разработки проблемы доместикации животных и древнего животноводства (в частности, положения Д.А. Крайнова о происхождении животноводства в Крыму в послепалеолитическое время на материалах стоянок Таш-Аир I и Замиль-Коба II). Близкий в природном отношении к археозоологическому археоботанический материал снабжает исследователя каменного века важным средством абсолютного датирования. К примеру, до настоящего времени только палинологическая шкала палеолитической стоянки Заскальая V не характеризуется внутренними противоречиями и соотносится с динамикой и параметрами климатических изменений, прослеженными в отложениях других подобных памятников Крыма (Кабази II, Буран Каи III и др.) [15].

Кроме этого, следует указать и на инновационные источники, приобретающие распространение и популярность в современном палеолитоведении. Это – данные палеогенетики, ДНК и липидного анализов и др. К примеру, полногеномный анализ восточноевропейского сапиенса, жившего на стоянке Буран-Кая III в Крыму 36 тыс. л. н., показал, что этот палеоантроп был генетически близок как к жителям Русской равнины того же времени, так и к представителям классического граветта Центральной Европы, жившим на 6 тыс. лет позже (исследования А.А. Яневича). Дальнейшее определение и компаративистика митохондриальных гаплогрупп N1 и Y-хромосомных гаплогрупп BT, CT, C «буран-кайского» человека с образцами из Европы (Румыния), Ближнего Востока и Африки, позволил сформулировать предположении об отсутствии факта позднего локального смешивания неандертальцев в Крыму с анатомически современными людьми [16].

По мере развития историографического знания, корпус исторических источников, интегрированных в систему научного анализа и интерпретации, расширяется. Постепенно увеличивается и собрание историографических источников, отличающихся уровнем информативности, требуют специального подхода, учета цели и направленности проводимых историографических исследований. Такие источники целесообразно разделить на условные группы.

Это, во-первых, историографические источники как широкий корпус общих и специальных исследований, научно-справочных изданий, характеризующих проблему конкретного историографического исследования. К ним относятся фундаментальные труды по истории, археологии, истории первобытного общества, систематизированные работы по их отдельным аспектам; комплексные сочинения по истории исторической науки, источниковедению; монографии; диссертации; научные статьи; тезисы и материалы конференций, симпозиумов, форумов; отчеты археологических разведок и экспедиций; библиографические обзоры и рецензии [20]. Исследователя-историографа будут интересовать авторство, история написания работы, затронутая проблематика, структура и источниковая база, методы и методики обработки и интерпретации выявленного материала, а также место данной работы в историографическом потоке, степень ее влияния на развитие исторического знания и прочее.

Во-вторых, исторические источники как система документов и материалов, которые отражают выбранный для историографического исследования период истории. При этом, обращение к архивным документам и материалам обусловлено необходимостью определения источниковой базы проблемы, дальнейших перспектив в разработке ее отдельных пунктов. Вместе с тем проблематичным, на наш взгляд, является мнение С.П. Исачкина о том, что в историографическом исследовании документальным источникам принадлежит вспомогательная роль [9]. Опубликованные документы и архивные материалы, наоборот, способствуют формированию адекватного понимания предмета изучаемой проблемы. По мнению П.А. Кузьминова, которое мы разделяем, такие единицы позволяют избежать неточностей и даже фальсификаций в недобросовестно изложенных исторических исследованиях, искажений фактического материала. Поэтому задача историка науки - не только анализ историографических источников, но и выявление неполноценно разработанных сюжетов проблемы, ориентация других исследователей на те источники и методы познания, при помощи которых можно устранить выявленные пробелы [11]. При этом в процессе работы с архивными фондами важно не допускать подмены исследовательского анализа формальным цитированием документа.

В-третьих, дополнительные источники неисторического и неисториографического характера, привлекаемые в качестве вспомогательных данных (периодическая пресса, публицистика, источники личного происхождения и др.). Такие источники имеют собственную специфику. К примеру, для периодической прессы свойственны: информативность, фактографичность, телеграфный способ подачи и актуальность данных на момент публикации издания, оперативность реакции на вопросы современности, осуществляемая в констатирующей форме; принадлежность к конкретной социополитической силе или к официальным государственным органам [17]. В отдельных образцах научно-популярной публицистической литературы приводятся данные, не получившие должного освещения в других источниках. [5]. Мемуарная литература, по причине собственного субъективизма и ретроспекции, выполняет в целом вспомогательную функцию, подтверждая или опровергая данные других источников. Воспоминания археологов и историков позволяют восстановить колорит эпохи, раскрыть чувства и мысли участников событий (яркие жанровые воспоминания Г.А. Бонч-Осмоловского, Д.А, Крайнова, С.Н. Бибикова, Ю.Г. Колосова и других исследователей палеолита Крыма). Как отмечает А.А. Курносова, в подобной литературе с определенной последовательной полнотой и четкостью реализуется самосознание личности [13]. В дневниках и записях как вспомогательных источниках при написании историографических работ, фиксируются существенные для автора события и факты, представляющие непосредственную форму личностного самовыражения и самоутверждения. Однако здесь, как и в мемуарах, по причине их субъективности, необходимо учитывать ряд трудностей. Во-первых, значимость выяснения побудительных мотивов для их написания; во-вторых, проблему авторства; в-третьих, соотношение объективности, достоверности и субъективизма [19]. Г.М. Ипполитов акцентирует также на таком свойстве таких источников как способны приобретать качества историографических источников в процессе их исследования с позиций отображения связи индивидуального и социального [8].

Таким образом, исторические и историографические источники как научные категории отличаются сложностью и серьезной спецификой, а понятия «историографический источник» и «историографический факт» - не тождественны, а находятся в диалектическом единстве. Здесь целостно прослеживается как единичное, так общее и особенное, характерное для любой научной категории. Механическая экстраполяция универсальных источниковедческих постулатов на анализ корпуса источников, привлекаемых к анализу историографии исследования каменного века Крыма, в связи с этим, не является целесообразной, но предполагает системный подход с учетом познавательных возможностей самой историографии, истории науки и науковедения в целом.

Библиография
1.
Алексеев В. П. Историческая антропология и этногенез. М.: Наука, 1989.
2.
Барг М. А. Категории и методы исторической науки. М., 1984. С. 162
3.
Бунак В. В. Род Homo, его возникновение и последующая эволюция. М.: Наука, 1980.
4.
Гуревич А. Я. Апории современной исторической науки: подлинные и мнимые // Одиссей: человек в истории. М., 1998. С. 246
5.
Данилевский И. Н., Кабанов В В., Медушевская О. М., Румянцева М. Ф. Источниковедение: Теория. История. Метод. Источники российской истории: Учеб. пособие. М.: РГГУ, Ин-т «Открытое общество», 1998. С. 85.
6.
Жуков Е.М. Очерки методологии истории. М.: Наука, 1980. С. 205 – 215.
7.
Зевелев А. И., Наумов В. П. Историографический факт: критерии оценок и анализа // Вопросы истории. 1980. № 5. С. 36.
8.
Ипполитов Г.М. Классификация источников в проблемно-тематических историографических исследованиях и некоторые методологические подходы к их анализу // Известия Самарского науч. центра Рос. акад. наук. 2011. Т. 13. №3 (2). С.506.
9.
Исачкин С.П. Историография сибирской социал-демократии 1907–1917 гг.: Автореф. дисс. на соик. уч. ст. д. и. н. – Омск, 2004. – С. 9
10.
Источниковедение новейшей истории России: теория, методология и практика. Учеб. пособие. М., 2004.
11.
Кузьминов П. А. Российская историография реформ 50-70-х годов XIX века на Северном Кавказе: Автореферат дис. ... доктора исторических наук: 07.00.09. Майкоп: АГУ, 2010. 46 с.
12.
Кузьминов П. А. Эпоха преобразований 50 – 70-х годов XIX века у народов Северного Кавказа в новейшей историографии. Нальчик: ООО «Печатный двор», 2011. 536 с. С. 154 – 155.
13.
Курносов А. А. Личность в истории, история в личности // История СССР. 1977. № 4. С. 198.
14.
Нечкина М. В. История истории: (некоторые методологические вопросы исторической науки) // История и историки. Историография истории СССР: сборник статей / Академия наук СССР, Институт истории; отв. ред. М.В. Нечкина. М., 1965. С. 6 – 26.
15.
Першиц А. И., Монгайт А. Л., Алексеев В. П. История первобытного общества. М.: Высш. школа, 1982. 223 с.
16.
Подольская Н. В. Словарь русской ономастической терминологии / Отв. ред. А. В. Суперанская. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Наука, 1988. 192 с.
17.
Советская периодическая печать как исторический источник. М.: МГУ, 1974. 64 с
18.
Храмкова Е. Л. Культура России периода Великой Отечественной войны. 1941 – 1945 гг.: историографические очерки. Самара, 2001. С. 5 – 6.
19.
Черноморский М. Н. Источниковедение истории СССР: советский период. М., 1976. С. 121.
20.
Шмидт С. О. Путь историка: избранные труды по источниковедению и историографии. Москва: РГГУ, 1997. 612 с
References
1.
Alekseev, V. P. (1989). Historical anthropology and ethnogenesis. M.: Nauka.
2.
Barg, M. A. (1984). Categories and methods of historical science. M., 162.
3.
Bunak, V. V. (1980) The genus Homo, its origin and subsequent evolution. Moscow: Nauka.
4.
Gurevich, A. Ya. (1998). Aporia of modern historical science: authentic and imaginary. Odyssey: man in history. Moscow, 246.
5.
Danilevsky, I. N., Kabanov, V. V., Medushevskaya, O. M., Rumyantseva, M. F. (1998). Source studies: Theory. History. Method. Sources of Russian history. Moscow: RSUH, Open Society Institute, 85.
6.
Zhukov, E. M. (1980). Essays on the methodology of history. Moscow: Nauka, 205 – 215.
7.
Zevelev, A. I., Naumov, V. P. (1980). Historiographical fact: evaluation criteria and analysis. Questions of history. 5, 36.
8.
Ippolitov, G. M. (2011). Classification of sources in problem-thematic historiographical studies and some methodological approaches to their analysis. Proceedings of the Samara Scientific Center of the Russian Academy of Sciences. 2011. Vol. 13. No.3 (2), 506.
9.
Isachkin, S. P. (2004). Historiography of Siberian Social democracy 1907-1917: Abstract. diss. … Doctor of H.S. Omsk, 9.
10.
Source studies of the modern history of Russia: theory, methodology and practice (2005). M.
11.
Kuzminov, P. A. (2010). Russian historiography of the reforms of the 50-70s of the XIX century in the North Caucasus: Abstract of the dissertation. ... Doctors of Historical Sciences: 07.00.09. Maykop: ASU, 46.
12.
Kuzminov, P. A. (2011) The epoch of transformations of the 50 – 70s of the XIX century among the peoples of the North Caucasus in the latest historiography. Nalchik: LLC «Printing Yard», 154 – 155.
13.
Kurnosov, A. A. (1977). Personality in history, history in personality. History of the USSR. 1977. Vol. 4, 198.
14.
Nechkina, M. V. (1965) History of history: (some methodological issues of historical science). History and Historians. Historiography of the history of the USSR: collection of articles. M., 1965. 6 – 26.
15.
Pershits, A. I., Mongayt, A. L., Alekseev, V. P. (1982). History of primitive society. Moscow: Higher School, 223.
16.
Podolskaya, N. V. (1988) Dictionary of Russian onomastic terminology / Ed. A.V. Superanskaya. M.: Nauka, 192.
17.
The Soviet periodical press as a historical source. Moscow: MSU, 1974, 64.
18.
Khramkova, E. L. (2001). Culture of Russia during the Great Patriotic War. 1941 – 1945: historiographical essays. Samara, 5 – 6.
19.
Chernomorsky, M. N. (1976). Source studies of the history of the USSR: the Soviet period. M.,121.
20.
Schmidt, S. O. (1997). The Path of the historian: selected works on source studies and historiography. Moscow: RSUH, 612.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью «Исторические и историографические источники каменного века Крыма»
В тексте исследования рецензируемой статьи не определен предмет исследования. Исходя из её названия, целью работы является анализ исторических и историографических источников каменного века Крыма, именно это мы ожидали увидеть, когда брали статью на рецензирование. Однако указанным в названии источникам в статье посвящено всего два абзаца, в первом из которых перечисляются авторы мемуаров Г.А. Бонч-Осмоловский, Д.А, Крайнов, С.Н. Бибиков, А.А. Формозов, Ю.Г. Колосов. Причем все они относятся к исследователям палеолита, ни одного исследователя мезолита или неолита в тексте не названо.
Во втором абзаце перечисляется ряд центральных периодических изданий, в которых спорадически публиковались статьи по археологии каменного века Крыма. Причем в одном случаев указано старое и новое название журнала «Советская археология» и «Российская археология», и сделано это так, что несведущим читателям это может быть не понятно, поскольку между их названиями в тексте упомянуты еще два издания. В другом случае приведено только старое наименование журнала «Краткие сообщения Института истории материальной культуры», который с 1960 года носит название «Краткие сообщения Института археологии». В третьем случае приведено только промежуточное название журнала «Советская этнография», который носил это название с 1934 по 1991 гг., а ранее назывался «Этнографическое обозрение», и это наименование ему было возвращено в 1992 году. Причем при перечислении журналов автором указано, что: «наиболее показательные данные для исследования проблем палеолита, мезолита и неолита Крыма содержатся в таких академических и региональных периодических изданиях». Однако все упомянутые издания относятся к центральным и региональные издания в приведенном списке отсутствуют. При этом автором проигнорирована серия «Кам'яна доба України», наиболее информативное издание по каменному веку Крыма, выходящее на Украине с 2002 года. Следует отметить, что присутствие в авторском списке журнала «Советская этнография» вообще не очень понятно. В данном журнале иногда появлялись публикации археологов, две-три статьи - за десять лет, возможно среди них есть и публикации по каменному веку Крыма, но не исключаю, что их там может и не быть. В любом случае наличие этого журнала в списке не обосновано.
По сути, название рецензируемой статьи не в полной мере соответствует её содержанию. Статья носит общетеоретический характер и в ней рассматриваются вопросы соотношения историографических и исторических источников, а также историографических и исторических фактов на примере каменного века Крыма, что и должно быть отражено в её название. Причем речь в статье идет не о всем периоде каменного века, а только о периоде палеолита. И это, в принципе, верно, поскольку с точки зрения особенностей источников, а также изучавших их археологов, между палеолитом и более поздними эпохами общего очень мало. И сейчас практически нет исследователей, которые бы рассматривали эти эпохи в рамках одной работы. Поэтому их объединение выглядит весьма искусственно.
Актуальность исследования в статье не сформулирована, её автором не определена грань, что по данной теме уже известно, а что еще предстоит установить в ходе изучения. Поэтому неясно в чем заключается и научная новизна работы.
Стиль изложения научный, но в ряде случаев автор дважды излагает одну и туже информацию, только разными словами. Например, это касается рассуждений об историографическом факте, о соотношение исторического и историографического факта и др.
Недостаточно корректно автором классифицированы источника по каменному веку. К ним он, в частности, относит данные этнологии, в том числе генеалогические и этногонические предания аборигенов. Из контекста статьи следует, что это должны быть предания аборигенов Крыма.
К источникам по каменному веку Крыма автор относит и данные лингвистики и, в частности, ономастики. Однако от каменного века на территории Крыма не сохранилось ни одного названия. Неизвестно на каком языке говорили и обитавшие в ту эпоху на территории Крыма люди.
Не могут быть использованы для реконструкции каменного века Крыма и любые письменные источники, поскольку перечисленные автором народы, упоминавшиеся в трудах греческих и римских историков: киммерийцы, тавры, скифы, сарматы проживали на данной территории в эпоху раннего железного века и никоим образом не связаны с населением более ранних эпох.
Вместе с тем автором не указан ряд современных источников, которые в последнее время широко используются для изучения каменного века. К ним, например, относятся данные ДНК-анализа, липидный анализ и т.д.
При группировке историографических источников автор порой относит к разным группам одни и те же источники. К первой группе им отнесены: исследования обобщающего характера, фундаментальные труды по истории, археологии, истории первобытного общества, систематизированные работы по их отдельным аспектам; комплексные сочинения по истории исторической науки, источниковедению; учебные издания, в которых представлены основные этапы истории и историографии археологической науки. Ко второй группе он среди прочих относит статьи и монографии, которые как раз относятся к числу фундаментальных исследований. С другой стороны, вызывает вопросы объединение в рамках первой группы фундаментальных трудов и учебных изданий? Где та граница, которую проводит автор между обобщающим и специальным исследованием? Ведь составной частью практически любого специального исследование является обобщение ранее изученного материала. Поэтому представленная группировка представляется надуманной.
В заключение статьи автором подводятся её итоги, которые носят довольно абстрактный характер, слабо связанный с содержанием статьи. Например, автор делает вывод, что: «Историографический взгляд на феномен региональной первобытной археологии позволяет описать процесс ее становления и развития, дать биографические портреты ученых – первооткрывателей и исследователей древнейшей истории, выявить социальные факторы, влияющие на процесс формирования научного знания». Однако ничего этого в тесте статьи нет. В ней нет описания процесса становления и развития региональной археологии Крыма, отсутствуют биографические портреты ученых – первооткрывателей и исследователей древнейшей истории, не выявлены социальные факторы, влияющие на процесс формирования научного знания.
Таким образом, в теперешнем виде статья не может быть рекомендована к публикации и нуждается в доработке.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Когда в годы Перестройки в Советском Союзе начался процесс демократизации и гласности, это имело двойственные последствия для социальных и гуманитарных наук. С одной стороны, снятие прежних цензурных ограничений и идеологических барьеров способствовало росту дискуссий и следовательно широкому вниманию общественности к социально-гуманитарному знанию. И в то же время всеобщая коммерциализации привела к погоне за сенсационностью и формированию псевдо-исторической науки. А ведь настоящая наука немыслима без опоры на конкретные данные и правильно выбранную методологию.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой являются историографические факты и историографические источники в изучении палеолитической эпохи Крымского региона. Автор ставит своими задачами показать понятие историографический факт, проанализировать его соотношение с историографическим источником, рассмотреть ключевые источники по каменному веку Крымского полуострова.
Работа основана на принципах анализа и синтеза, достоверности, объективности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов. В работе автор также применяет сравнительный метод.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать понятийно-категориальный аппарат в свете методологических вопросов истории и историографии исследований палеолита Крыма.
Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя до 20 различных источников и исследований. Из привлекаемых автором трудов отметим работы таких корифеев исторической науки, как М.А. Барга, И.Н. Данилевского, С.О. Шмидта, М.В. Нечкиной и А.Л. Монгайта, в центре внимания которых различные аспекты источниковедческих проблем. Заметим, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований способствовало решению стоящих перед автором задач.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкому кругу читателей, всем кто интересуется как историографией, в целом, так и палеоисторией Крыма, в частности. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что «по причине относительной молодости историографии как научного знания и дискретности ее генезиса методологические вопросы анализа ее источниковой базы еще недостаточно разработаны и конкретизируются от дискуссии к дискуссии». В работе показано, что «ключевые исторические источники по каменному веку Крыма традиционно разделяют на несколько групп»: «вещественные (данные археологической науки) – остатки материальной культуры, созданной первобытным обществом», «источники естественно-исторического характера (палеоантропологические, палеогеологические, палеоклиматические, данные археозоологии и археоботаники и другие», а также данные «палеогенетики, ДНК и липидного анализов и др.»
Главным выводом статьи является то, что «механическая экстраполяция универсальных источниковедческих постулатов на анализ корпуса источников, привлекаемых к анализу историографии исследования каменного века Крыма, в связи с этим, не является целесообразной, но предполагает системный подход с учетом познавательных возможностей самой историографии, истории науки и науковедения в целом».
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по истории России, так и в различных спецкурсах.
В целом, на наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Genesis: исторические исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"