Статья 'Донесение об агентурной деятельности на территории Забайкальской области в начале XX века' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Донесение об агентурной деятельности на территории Забайкальской области в начале XX века

Малыгина Ольга Анатольевна

ORCID: 0000-0002-4244-2355

кандидат исторических наук

старший научный сотрудник Института Внутренней Азии Бурятский государственный университет им. Доржи Банзарова

670018, Россия, республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Янтарная, 43

Malygina Ol'ga Anatol'evna

PhD in History

Senior Scientific Associate, the Institute of Inner Asia of Dorji Banzarov Buryat State University; Senior Educator, the department of World and Russian History, Dorji Banzarov Buryat State University

670018, Russia, respublika Buryatiya, g. Ulan-Ude, ul. Yantarnaya, 43

kirienko-o@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2021.12.37103

Дата направления статьи в редакцию:

14-12-2021


Дата публикации:

29-12-2021


Аннотация: Главная задача, стоявшая перед имперским правительством в начале XX в. это обеспечение внешнеполитической безопасности восточного трансграничья. Постройка Транссибирской магистрали, поражение в Русско-японской войне и начавшаяся в 1914 г. Первая мировая война серьезным образом повлияли на геополитическую расстановку в Забайкальском области. Так, в условиях начавшейся Первой мировой войны остро стал вопрос бесперебойной и беспрепятственной доставки оружия, продовольствия и т.д. по железнодорожной магистрали с востока в центр страны. Все это создавало в Забайкалье особую зону для действий агентов иностранной разведки. В данной статье на основе материалов Государственного архива Иркутской области показана система получения информации из различных источников о попытках создания агентурной сети, о предполагаемом военном шпионстве и о попытках диверсии на территории Забайкальской железной дороги. В статье представлен материал из Государственного архива Иркутской области о попытках создания агентурной сети или проведения диверсионной деятельности на территории Забайкальской области. Показано взаимодействие всех звеньев управления в регионе и их работа в случае появления реальной угрозы для внешнеполитической безопасности. Реальных попыток проведения диверсий по архивным источникам пока не обнаружено. Возможно, это связано с отсутствием таких данных в гражданском архиве. Однако, в архиве хранится достаточно большой пласт агентурной информации именно о предполагаемых попытках создания агентурной сети на территории Забайкальского области.


Ключевые слова: трансграничье, Магистраль, диверсия, агент, губернатор, Забайкалье, Жандармы, империя, Железная дорога, шпионаж

Статья выполнена при поддержке гранта Президента РФ для молодых российских ученых № МК-6005.2021.2 «Имперская стратегия трансграничной безопасности России на восточных рубежах (XIX – начало XX вв.)».

Abstract: The main mission of the Imperial government in the early XX century consisted in ensuring foreign policy security of the eastern trans-border region. The construction of Trans-Siberian Railway, defeat in the Russo-Japanese War, and the beginning of the World War I in 1914 severely affected the geopolitical situation in Trans-Baikal Region. Thus, in the conditions of the outbreak of the World War I, the question of uninterrupted supply of weapons, food, etc. along the railway line from the east to the center of the country was critical. All this turned Trans-Baikal Region into a special zone for the foreign intelligence agents. Leaning on the materials of the State Archive of Irkutsk Region, description is given to the system of obtaining information from various sources on the attempts of creating secret network, alleged military espionage, and sabotage attempts in the territory of Trans-Baikal Railway. The article also reveals the interaction of command levels in the region and their activity in the event of manifestation of the persuasive threat to foreign policy security. No actual sabotage attempts are detected according to the archival sources. This may be due to absence of such data in the civil archive. However, the archive stores an array of information on the alleged attempts of creating secrent network in the territory of Trans-Baikal Region.



Keywords:

railway, empire, cross-border, Railway, sabotage, agent, governor, TransBaikal, gendarmes, espionage

Введение. Изменившая к началу XX века внешнеполитическая ситуация на пограничных окраинах Российской империи заставила правительство по новому взглянуть на восточные рубежи страны. В 1851 г. из Иркутской губернии выделилась в самостоятельную административно-территориальную единицу – Забайкальская область, которая в границах второй половины XIX – начала XX вв. совпадает с территорией современной Республики Бурятия и Забайкальского края. Область была приграничной территорией, самообразование которой как самостоятельной административно-территориальной единицы преследовало цель укрепления государственных границ и усиления позиций России на Востоке. И предназначенная ей роль военно-стратегического плацдарма для вовлечения Внутренней Азии в орбиту российского внешнеполитического влияния обусловили особенности обеспечения безопасности в Забайкалье. Не случайно иркутский генерал-губернатор А.Н. Селивановым в 1908 г. в отчете на имя его императорского величества отмечается особое значение Иркутского генерал-губернаторства как пограничного края именно с момента присоединения к нему Забайкальской области. Он так пишет в своем докладе: «С присоединением Забайкальской области к Иркутскому генерал-губернаторству, вверенный мне край соприкасается с Китаем почти на 3 тыс. верст. Замечающееся пробуждение Китая и энергичные меры китайского правительства к укреплению своего влияния в Монголии придают Иркутскому генерал-губернаторству, как сопредельному с Китаем краю и возможному в будущем театру военных действий, исключительно важное положение» [7. С. 136-137].

А начале XX в. в силу своего приграничного положения Забайкальская область оказалась на пересечении основных транспортных узлов, которые в период Русско-японской, а затем Первой мировой войны играют огромную роль во внешней политики страны, и привлекают тем самым иностранную разведку и диверсионные группы на эту территорию. Для понимания проблем трансграничной безопасности в имперский период следует выделить региональные исследования, посвященные вопросам обеспечения безопасности в Сибири, Забайкалье и на Дальнем Востоке в конце XIX - начале XX вв. Так в работах Соколенко А.В. содержится анализ и оценка межведомственных взаимоотношений в борьбе с иностранной разведкой на Дальнем Востоке в конце XIX – начале XX вв. [4]. Качкин А.В. рассматривает вопрос деятельности сотрудников по обеспечению безопасности на востоке империи [5]. Авторы этих работ дают положительные оценки результатам взаимодействия различных органов по организации контрразведывательной деятельности, а также совместным действиям по пресечению разведывательной, диверсионной и иной подрывной деятельности иностранной разведки на Дальнем Востоке России.

Важное место в исследование проблемы занимают материалы фонда 600 Государственного архива Иркутской области, которые содержат интересные и порой эксклюзивные архивные сведения. Но, к сожалению, основные донесения разбросаны по всему фонду и частое явление это вырезанные либо утерянные страницы.

Основная часть

Информация о попытках создание агентурной сети или проведения диверсионной деятельности на территории Забайкальской области каких-либо лиц имело несколько источников донесения. Первый и наиболее важный канал информации это сведения, поступающие из официальных источников – военно-регистрационного бюро, представителей дипломатических миссий. Эти донесения отличались четкостью изложения, содержали материалы с описанием агентов, имелась примерная информация о месте совершения провокации, либо работе агентурной сети. Так, из отдельного корпуса жандармов 22 октября 1916 г. в Иркутск поступила срочная телеграмма, от начальника центрального военно-регистрационного бюро, что по их агентурным сведениям 9 октября из Петрограда в Сибирь выехал с целью организации взрывов мостов финляндец Лениквист. И в случае обнаружения на вверенной территории «не отказать сообщить мне» [2. Л. 101]. Окончание данного донесение неожиданно оказалось в другом деле архивного фонда, но найденный документ дал возможность проследить, как на месте отреагировали на это сообщение. Так, из Иркутска 27 октября 1916 г. на имя военного губернатора Забайкальской области А.И Кияшко поступила телеграмма, в которой говорилось «в случае появления злоумышленников в Забайкальской области немедленно примите все зависящие меры совместно с жандармскими властями» [3.Л.150]. В свою очередь высшее руководство области «спешно» и «секретно» приказало уездным начальникам, полицмейстерам, приставам Нерчинского горного округа и начальнику жандармского управления в Забайкальской области «установить тщательное наблюдение за появлением в области указанных лиц и в случае обнаружения их арестовать и немедленно донести» [3.Л.150]. Мы видим в данном конкретном случае четкую и слаженную работу ведомственных структур. Единственное, ни в первом, ни во втором деле не содержится донесений о появлении, либо отсутствии этих агентов Забайкалье.

Поступала официальная информация и от представителей дипломатических миссии. Им удавалось достать информацию, вплоть до имен и конкретной территории проникновения агентов. Так, по агентурным сведениям генерального консула в Мукдене немецким консульством были наняты китайцы для содействия немецким военнопленным в Манчжурии, Харбине, Иркутске и Благовещенске. Была передана информация об их именах [2. Л.55].

Со вторым источником сведений все было несколько сложнее. Поступали они из неофициальных источников, так например Евгений Фридрихс сын статского советника, отправленный этапным порядком на поселение в Енисейскую губернию в арестантском вагоне познакомился с неким Евгением Гейгером, поручиком 1 Баварского охотничьего полка, взятого в плен. Т.к. Евгений Фридрихс имея русское подданство, при этом безукоризненно владел немецким языком и как он сам утверждал «склонность к сыскному делу» выдал себя за немца [2. Л.3]. И Е. Гейгер, будучи еще молодым и неопытным, по словам Фридрихса, сообщил последнему, что германское правительство желает в настоящее время взорвать один из главных железнодорожных мостов Сибирской магистрали, дабы затруднить подвоз снаряжений из Японии и Америки. При этом пояснив, Е. Фридрихсу, что если он на это согласится, то германское правительство не поскупилось бы на вознаграждение, как материальное, так и почестями (орден) и дало бы средства на исполнение этого дела. В разговоре Е. Фридрихсу удалось выведать, что центр организации взрывов находится в Манчжурии, а главный агент в числе пленных в Верхнеудинске[2. Л.3].

16 декабря 1915 г. это послание Е. Фридрихс отправил в Томское жандармское полицейское управление, а 9 января 1916 г. уже Начальник Енисейского губернского жандармского управления препровождал это сообщение начальнику Иркутского жандармского управления. 14 марта 1916 г. информация была передана для разработки помощнику начальника губернского жандармского управления в Забайкальской области. Судя по сохранившейся в Иркутском государственном архиве информации, почти полгода на территории Забайкальской области и г. Верхнеудинске шли поиски агентов, готовящих взрывы на железной дороге. 20 июня 1916 г. подполковник Булахов доложил начальнику Иркутского губернского жандармского управления, что «с помощью произведенной разработки сведений о пребывании главного агента в г. Верхнеудинске не обнаружено» [2. Л.76].

Но иногда донесения были средством свести личные счеты и имели под собой корыстные цели. 4 апреля 1916 г. в Иркутск поступила телеграмма, что к военному губернатору Забайкальской области А.И. Кияшко тайно приходил военнообязанный австриец Гороховский, проживающий в г. Чита, и заявил, что служащий 11 батальона Иркутска Б.Я. Сементковский германский шпион [1. Л.26]. И что побегу последнего будет способствовать Хлебовский, который едет с его вещами. Первоначально А.И. Кияшко подал информацию полицмейстеру Чайкину, и информация об этом поступила в Иркутск. Моментально в туда был командирован, с особым поручением, полицейский надзиратель Читинского сыскного отделения Корнаков, которым был задержан прибывший из Читы и остановившийся в гостинице «Центральное Деко» дворянин Хлебовский и рядовой Б.Я. Сементковский. Лица заподозрены в шпионаже. Хлебовский заключен под стражу при 1 полицейской части, а Семёновский при ротной гауптвахте. В своем отчете полицейский надзиратель написал: «Произведённым у них обыском найдена переписка коей устанавливается только близкое между собой знакомство» [1. Л.66]. По делу были опрошены 9 человек, в том, числе свидетель и два подозреваемых. В результате было выяснено, что, таким образом, свидетель Гороховский оговорил рядового Б.Я. Сементковский и пока шло следствие пытался забрать по доверенности заработанные деньги Б.Я. Сементковского в размере 1108 руб. Проведенная проверка показала, что опровергаются все подозрения в причастности Сементковского и Хлебовского к шпионажу, «как ни на чем не основанных и являющимся лишь голословным заявлением на почве личных отношений лица поднадзорного, австрийского подданного, скомпрометированного своим поведением» [1. Л.66]. Таким образом, в попытке заполучить чужие материальные ценности, человек прибегнул оговору в шпионаже.

Вывод. Забайкальская область в начале XX века по своему геополитическому расположению часто привлекала агентов разных спецслужб. Проходящая через нее Забайкальская железная дорога, являясь важным стратегическим путем поставки оружия, продовольствия и т.д. В связи с этим в первой половине XX в. в рамках правоохранительных структур сформировался особый стиль активизации шпиономании. Центр слал директивы и циркуляры об охране железных дорог. А контрразведывательные отделы, продемонстрировав свою бдительность и усердие, поставляли в Главное управление Генерального Штаба агентурные сообщения об активности противника в полосе железных дорог. Реальных фактов диверсий в полосе железных дорог ни контрразведывательными отделами, ни жандармерией не было выявлено, арестов групп диверсантов со взрывчаткой не зафиксировано [6. Л.161]. Действительно за период начала XX века не были обнаружены документы, свидетельствующие о причинении какого-либо ущерба со стороны иностранного государства Российской империи на восточных границах или Транссибирской магистрали. Однако, в архивах хранится достаточно большой пласт информации именно о предполагаемых попытках создания агентурной сети на территории Забайкальского области.

[1] Статья выполнена при поддержке гранта Президента РФ для молодых российских ученых № МК-6005.2021.2 «Имперская стратегия трансграничной безопасности России на восточных рубежах (XIX – начало XX вв.)».

Библиография
1.
Государственный архив Иркутской области (далее –ГАИО) Ф. 600 оп. 1. Д. 125.
2.
ГАИО Ф. 600. Оп. 1. Д. 988.
3.
ГАИО Ф. 600. Оп. 1. Д. 1245.
4.
Качкин А. П. Деятельность сотрудников Отдельного корпуса жандармов Российской империи по борьбе со шпионажем на Дальнем Востоке перед началом и в годы Первой мировой войны / А. Н. Качкин //Вестник ТОГУ-2012.-№ 1 (24).-С. 281-286.
5.
Качкин А. Н. Формирование жандармской полиции на Дальнем Востоке Российской империи: предпосылки и особенности / А. Н. Качкин, Н. Т. Кудинова // Вестник ТОГУ.-2012.-№ 2 (25).-С. 275-280;
6.
Качкин, А. Н. Формирование Владивостокской крепостной жандармской команды / А. Н. Качкин // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.-2013.-№ 1.-С.61-65;
7.
Качкин А. Н. Борьба со шпионажем на Дальнем Востоке: Хабаровское контрразведывательное отделение и его руководители (1911-1917 гг.) /А. Н. Качкин // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке.-2013.-№3.-С. 167-174.
8.
Соколенко А. В. Межведомственные совещания и проблемы борьбы с иностранным шпионажем на территории Приамурского края в начале XX века / А. В. Соколенко, Н. Т. Кудинова // Вестник ТОГУ.-2014.-№ 3 (34).-С. 203-212.
9.
Соколенко А. В. Взаимодействие ведомств и органов Российской империи в борьбе со шпионажем в Приамурском генерал-губернаторстве до начала русско-японской войны 1904—1905 гг.: особенности и проблемы / А. В. Соколенко // Власть и управление на Востоке России.-2015.-№ 3 (72).-С. 157-173;
10.
Соколенко А. В. Взаимодействие ведомств и органов Российской империи на Дальнем Востоке в борьбе с иностранной разведкой в 1905-1911 гг. (Часть первая) / А. В. Соколенко // Общество: философия, история, культура.-2016.-№ 2.-С. 42-46.
11.
Синиченко В.В., Токарева Г.С. Работа правоохранительных органов России по противодействию предполагаемым диверсиям на Транссибе в годы Первой мировой войны // Известия Лаборатории древних технологий. 2020. Т. 16. № 2. С. 153–163.С. 161
12.
Федорова Т.В., Степанов А.В. Контрразведывательная деятельность особого отдела Иркутского губернского жандармского управления во второй половине ХIХ – начале ХХ века // Известия Лаборатории древних технологий. 2017. Т. 13. № 4. С. 134–144 с. 136-137
References
1.
Gosudarstvennyi arkhiv Irkutskoi oblasti (dalee –GAIO) F. 600 op. 1. D. 125.
2.
GAIO F. 600. Op. 1. D. 988.
3.
GAIO F. 600. Op. 1. D. 1245.
4.
Kachkin A. P. Deyatel'nost' sotrudnikov Otdel'nogo korpusa zhandarmov Rossiiskoi imperii po bor'be so shpionazhem na Dal'nem Vostoke pered nachalom i v gody Pervoi mirovoi voiny / A. N. Kachkin //Vestnik TOGU-2012.-№ 1 (24).-S. 281-286.
5.
Kachkin A. N. Formirovanie zhandarmskoi politsii na Dal'nem Vostoke Rossiiskoi imperii: predposylki i osobennosti / A. N. Kachkin, N. T. Kudinova // Vestnik TOGU.-2012.-№ 2 (25).-S. 275-280;
6.
Kachkin, A. N. Formirovanie Vladivostokskoi krepostnoi zhandarmskoi komandy / A. N. Kachkin // Gumanitarnye issledovaniya v Vostochnoi Sibiri i na Dal'nem Vostoke.-2013.-№ 1.-S.61-65;
7.
Kachkin A. N. Bor'ba so shpionazhem na Dal'nem Vostoke: Khabarovskoe kontrrazvedyvatel'noe otdelenie i ego rukovoditeli (1911-1917 gg.) /A. N. Kachkin // Sotsial'nye i gumanitarnye nauki na Dal'nem Vostoke.-2013.-№3.-S. 167-174.
8.
Sokolenko A. V. Mezhvedomstvennye soveshchaniya i problemy bor'by s inostrannym shpionazhem na territorii Priamurskogo kraya v nachale XX veka / A. V. Sokolenko, N. T. Kudinova // Vestnik TOGU.-2014.-№ 3 (34).-S. 203-212.
9.
Sokolenko A. V. Vzaimodeistvie vedomstv i organov Rossiiskoi imperii v bor'be so shpionazhem v Priamurskom general-gubernatorstve do nachala russko-yaponskoi voiny 1904—1905 gg.: osobennosti i problemy / A. V. Sokolenko // Vlast' i upravlenie na Vostoke Rossii.-2015.-№ 3 (72).-S. 157-173;
10.
Sokolenko A. V. Vzaimodeistvie vedomstv i organov Rossiiskoi imperii na Dal'nem Vostoke v bor'be s inostrannoi razvedkoi v 1905-1911 gg. (Chast' pervaya) / A. V. Sokolenko // Obshchestvo: filosofiya, istoriya, kul'tura.-2016.-№ 2.-S. 42-46.
11.
Sinichenko V.V., Tokareva G.S. Rabota pravookhranitel'nykh organov Rossii po protivodeistviyu predpolagaemym diversiyam na Transsibe v gody Pervoi mirovoi voiny // Izvestiya Laboratorii drevnikh tekhnologii. 2020. T. 16. № 2. S. 153–163.S. 161
12.
Fedorova T.V., Stepanov A.V. Kontrrazvedyvatel'naya deyatel'nost' osobogo otdela Irkutskogo gubernskogo zhandarmskogo upravleniya vo vtoroi polovine KhIKh – nachale KhKh veka // Izvestiya Laboratorii drevnikh tekhnologii. 2017. T. 13. № 4. S. 134–144 s. 136-137

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Всем памятны слова М.В. Ломоносова о том, что богатство России будет прирастать Сибирью. И действительно, прошедший двадцатый век подтвердил правильность мыслей великого русского учёного: природные ресурсы региона во многом сегодня определяют благополучие региона. В тоже время удалённость Сибири и Дальнего Востока от европейской России обуславливала необходимость повышенных мер безопасности на границах: в течение первой половины XX в., особенно после русско-японской войны, Токио стремился включить регион в сферу своего влияния.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является агентурная деятельность на территории Забайкальской области в начале XX в. Автор ставит своими задачами рассмотреть систему получения информации из различных источников о попытках создания агентурной сети и о попытках диверсии на территории Забайкальской железной дороги, а также показать взаимодействие всех звеньев управления в регионе и их работу в случае появления реальной угрозы для внешнеполитической безопасности.
Работа основана на принципах историзма, анализа и синтеза, достоверности, методологической базой исследования выступает историко-генетический метод, в основе которого по определению академика И.Д. Ковальченко находится «последовательное раскрытие свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического движения, что позволяет в наибольшей степени приблизиться к воспроизведению реальной истории объекта», а его отличительными сторонами выступают конкретность и описательность.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать попытки создания агентурной сети на территории Забайкальского области в начале XX в. Научная новизна определяется также привлечением архивных материалов.
Рассматривая библиографический список статьи, отметим его определённую краткость: всего список литературы включает в себя только 5 различных источников и исследований. Из привлекаемых автором источников укажем на документы из фондов Государственного архива Иркутской области. Из используемых исследований укажем на труды В.В. Синиченко, Г.С. Токаревой, Т.В. Федоровой и А.В. Степанова, в центре внимания которых различные аспекты контрразведывательной деятельности в Сибири в конце XIX - начале XX в. В тоже время вне авторского поля зрения оказались работы А.В. Соколенко («Взаимодействие Хабаровского контрразведывательного отделения с другими органами и учреждениями на Дальнем Востоке России до Первой мировой войны», Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, 2016, номер 4), А.В. Касьянова («Взаимодействие Министерства внутренних дел Российской империи с органами военной контрразведки накануне и в годы Первой мировой войны», Бизнес в законе, 2014, номер 2) и т.д. Заметим, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, библиография статьи нуждается в дополнении.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкой читательской аудитории, всем, кто интересуется как вопросами национальной безопасности России, в целом, так и контрразведывательной деятельностью на восточных рубежах, в частности. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что «Забайкальская область была приграничной территорией, самообразование которой как самостоятельной административно-территориальной единицы преследовало цель укрепления государственных границ и усиления позиций России на Востоке». В работе показано, что «информация о попытках создание агентурной сети или проведения диверсионной деятельности на территории Забайкальской области каких-либо лиц» поступала как из официальных источников (военно-регистрационного бюро, представителей дипломатических миссий), так и из неофициальных источников. Примечательно, что как отмечает автор рецензируемой статьи, в ряде случаев подобные неофициальные донесения «были средством свести личные счеты и имели под собой корыстные цели».
Главным выводом статьи является то, что хотя «за период начала XX века не были обнаружены документы, свидетельствующие о причинении какого-либо ущерба со стороны иностранного государства Российской империи на восточных границах или Транссибирской магистрали», отмечались попытки создания агентурной сети на территории Забайкальской области.
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по истории России, так и в различных спецкурсах.
В тоже время к статье есть замечания:
1) Необходимо убрать из теста статьи информацию об авторе, название, аннотацию и ключевые слова.
2) Следует расширить библиографию статьи, а также дать ее краткий анализ.
3) Ссылки в тексте статьи должны быть приведены в соотвествие с требованиями издательства.
4) Было бы неплохо указать в тексте территориальные рамки Забайкальской области, что позволит улучшить восприятие теста читателями.
После исправления указанных замечаний статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Исторический журнал: научные исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"