Статья 'Социокультурный портрет ленинградского кооператора (1987-1991)' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Социокультурный портрет ленинградского кооператора (1987-1991)

Чудецкий Александр Николаевич

аспирант, Отдел современной истории России, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Санкт-Петербургский институт истории Российской академии наук (РАН)

197110, Россия, Санкт-Петербург (город федерального значения), г. Санкт-Петербург, ул. Петрозаводская, 7

Chudetсkii Aleksandr Nikolaevich

Postgraduate student, the department of Contemporary Russian History, Saint Petersburg Institute of History of the Russian Academy of Sciences

197110, Russia, Sankt-Peterburg (gorod federal'nogo znacheniya), g. Saint Petersburg, ul. Petrozavodskaya, 7

0000000025@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2021.6.35964

Дата направления статьи в редакцию:

13-06-2021


Дата публикации:

20-06-2021


Аннотация: Предметом исследования являются участники кооперативного движения в Ленинграде в 1987-1991 гг. В указанный период в стране было легализовано право граждан на организацию производственных кооперативов, которые фактически стали частными предприятиями. Ленинград стал одним из крупнейших центров кооперативного движения в СССР, а работники кооперации – заметной частью городского социума. Уделяется внимание положению кооператоров в Ленинграде до перехода в сферу негосударственного производства. Автор исследовал такие социокультурные характеристики работника кооператива как отношение к социалистическому строю, советской власти, опыт партийной и комсомольской жизни, трудовые качества, отношение к работе, возрастные характеристики. Обнаружено, что большинство участников кооперативного движения до перехода в негосударственный сектор экономики обладали устойчивым социальным статусом и были лояльны советскому строю, а многие занимали руководящие должности. Среди кооператоров были члены КПСС и активисты комсомола. Партийными и государственными органами часто отмечались работоспособность и высокий профессионализм таких людей. Это ставит под сомнение широко распространенное мнение о маргинальном положении участников кооперативного движения. Более того, именно попытка привлечь в него не участвовавших в общественном производстве людей не удалась: домохозяйки, пенсионеры, инвалиды, студенты встречались в кооперативном сообществе гораздо реже, чем граждане трудоспособного возраста. В основу статьи положены архивные документы, газетные материалы, источники личного происхождения, а также результаты проведенных автором статьи интервью с бывшими работниками кооперации.


Ключевые слова: СССР, Ленинград, перестройка, кооперация, кооперативы, кооператор, предпринимательство, КПСС, реформы, общество

Abstract: The subject of this research is the participants of cooperative movement that unfolded in Leningrad in 1987 – 1991. During this period, the country legalized the citizens’ right to establish industrial cooperatives, which de facto have become private enterprises. Leningrad turned into one of the largest centers of cooperative movement in the USSR, and members of the cooperatives – a considerable part of urban society. Attention is given to the situation of cooperatives in Leningrad prior to their transition into the non-state sector of the economy. The author explores such sociocultural characteristics of the cooperative member as the attitude towards socialist system, Soviet regime, experience of party and Komsomol life, work skills, and age characteristics. It is revealed that the majority of participants of cooperative movement prior to transition into the non-state sector of the economy had a stable social status and were loyal to the Soviet system, and many of them held senior positions. Among the members of cooperative were also the members of CPSU and Komsomol activists. Their performance efficiency and high professionalism were often noted by the party and state authorities. This casts doubt on the widespread opinion about the marginal status of the participants of cooperative movement. Moreover, the attempt to attract people not involved in public production was unsuccessful; compared to the working age citizens, householders, pensioners, people with disabilities, and students met in the cooperative community were a rarity. The article relies on the archival documents, newspaper materials, sources of personal origin, as well as the results of interviews conducted by the author with former employees of the cooperative.



Keywords:

entrepreneurship, cooperator, cooperatives, cooperation, perestroika, Leningrad, USSR, CPSU, reforms, society

С 1987 г. в стране стал формироваться сектор производственных кооперативов, которые по планам властей должны были насытить потребительский рынок товарами и услугами. Менее чем за четыре года к началу 1990 г. в Ленинграде число таких организаций достигло почти 8,5 тыс., и их сотрудников – более 193 тыс. чел [1, л. 18-20, 46]. Это составило более 3,5% населения Ленинграда, что позволяет говорить о кооператорах как о новой прослойке населения города.

Широко распространена точка зрения о маргинальном положении работников кооперации внутри советского социума, которое толкало их к самореализации в негосударственном сегменте экономики [2, с. 105]. По мнению исследователя И. Бунина, первые «предприниматели» (так он назвал, в том числе, кооператоров) обладали чертами «психологических аутсайдеров» [3, с. 392-393], а Б. Березовский считал общим качеством этих людей «нереализованность в прежней жизни» [4, с. 53].

Этим нередко объясняли спекулятивный характер работы таких организаций, их тесную связь с теневым рынком [5]. Кооператорам было свойственно стремление к максимизации прибыли: это естественная черта предпринимательства. В октябре 1988 г. средняя заработная плата соучредителя ленинградского кооператива составила 694 руб., а у нанятого по трудовому договору – 400 руб. [1, л. 1, 7] (при средней зарплате в СССР в 270 руб. [6, с. 143]). Сложившаяся конъюнктура рынка и предоставленная кооперативам свобода деятельности делали спекулятивные операции одной из наиболее рациональных, с позиции предпринимателя, стратегий поведения. Отсутствие выработанной инфраструктуры снабжения таких предприятий сырьем и материалами толкало их работников осуществлять нелегальные закупки. Кроме того, неопределенность государственной политики в отношении частного сегмента экономики, циркулировавшиеся в обществе слухи о недолговечности либерализации экономической жизни [3, с. 319] повлияли на особенности работы кооператоров, формируя их стремление к моментальному излечению прибыли без выстраивания долгосрочных стратегий развития предприятий.

Характеризуя происхождение кооператоров, мы соглашаемся с исследователями, которые усомнились в допустимости обобщенной оценки кооператоров как «отчужденных от советской культурной традиции» людей [7, с. 417]. В пользу этого говорят многочисленные отзывы о работниках кооперации со стороны партийных и государственных органов. В 1988 г. ленинградский обком КПСС оценивал их как «предприимчивых, энергичных» людей [8, л. 5 об], а его председатель Б. В. Гидаспов в 1990 г. отмечал, что в кооперативы уходили «многие высококвалифицированные специалисты» [9, с. 313]. Высоко оценивалась их работоспособность: «директор ухитряется совмещать десять должностей, которые были бы положены по штату в кафе с таким же оборотом в общепите» [10]. Продолжительность трудового дня в отдельных случаях доходила до 12-14 часов, а работать часто приходилось без выходных [11, с. 27].

В кооперативном движении принимали участие члены коммунистической партии, хотя в общем числе кооператоров они составляли ничтожную долю. В карточках персонального учета ленинградских кооператоров – членов КПСС за 1988-1989 гг. мы обнаружили информацию лишь о 117 таких работниках, хотя всего в городе к началу 1989 г. было более 60 тыс. работников кооперативных предприятий [12, л. 15].

Тем не менее, в 1990 г. состоявшие в КПСС жители Ленинграда демонстрировали большее принятие новой формы организации труда, чем беспартийные граждане (57 % против 50 %) [13]. Вероятно, это объяснялось их готовностью принимать исходящий «сверху» реформаторский курс развития страны, опытом участия в партийных дискуссиях. В разговоре с нами бывший работник кооператива «Уран» говорил, что партийные структуры путем организации различных союзов пытались «к себе кооператоров завлечь» [14]. Об этом же свидетельствовал и внутрипартийный учет работников таких организаций [12].

Один из предпринимателей, с которым мы провели личную беседу, являлся активистом комсомольского движения и членом партии: выбирая в 1988 г. между работой в горкоме КПСС и кооперативным трудом, он выбрал последнее, поскольку «кооперация была тогда новым интересным направлением»: «это было возможностью творить и зарабатывать деньги» [15]. При этом среди участников его кооперативного предприятия были лица, продолжавшие работать в структурах ВЛКСМ.

В то же время партия, осуществляя учет кооператоров внутри своей среды, также не абстрагировалась от них. Бывший депутат Ленсовета в интервью вспоминал, что на выборах в 1990 г. его противника, председателя кооператива по борьбе с клопами, поддерживали коммунисты, «которые тогда старались найти себе новую кормушку» [16].

Анализируя карточки персонального учета ленинградских кооператоров – членов КПСС за 1988-1989 гг., мы обнаружили, что среди них чаще встречались лица с высшим образованием, чем со средним. Более половины ранее занимали руководящую позицию (53 %). После вступления в кооператив характер должности почти 80 % из них не изменился. Лишь 19 % лиц перешли с руководящих должностей на неруководящие и 13 % – с неруководящих на руководящие [12].

По словам А. М. Ситаряна, среди советских кооператоров «первой волны» были преимущественно «люди с опытом работы, руководители предприятий, их заместители» [17, с. 78]. В 1991 г., по данным исследователей Е. А. Ивановой и С. В. Шашнова, около 40 % председателей кооперативных объединений были выходцами из руководящих структур, 33,9 % – из инженерно-технических кадров и лишь около 8 % – из среды рабочих (при этом 75 % из них имели высшее образование и 20 % – незаконченное высшее или среднее специальное) [18, с. 54]. Таким образом, мы не можем согласиться с мнением, что работники кооперации до перестройки массово находились на низких социальных позициях. Часто это были ценные специалисты, которых привлекал кооперативный сектор как более высокими доходами, так и возможностью более свободной самореализации: по словам советологов Э. Джонса и В. Москоффа, «люди, которые составляли сердце государственной экономической системы» [19, с. 27].

Некоторая оппозиционность работников кооперации сформировалась уже в период их работы в новом сегменте экономики: на это влияло непостоянство политического курса, расхождение «в логике решений власти, которая вначале разрешила частную экономическую инициативу с тем, чтобы почти сразу этот ... вектор развития максимально ограничить» [7, с. 418]. По словам работника кооператива «Уран», «Горбачев делал один шаг вперед и два шага назад» [14]. В результате в начале 1990-х гг. многие из них выражали поддержку демократическим движениям в стране [9, с. 644].

Оказались практически не воплощенными изначальные замыслы властей по привлечению в кооперацию лиц, не занятых в общественном производстве: пенсионеров, домохозяек, студентов, учащихся, хотя такая задача была поставлена не только законодательно, но и неоднократно подчеркивалась посредством полуофициальных каналов. Например, в мае 1987 г. заместитель начальника Главного управления бытового обслуживания Ленгорисполкома А. Д. Корж призывал молодежь к новой форме работы: «Был бы я сейчас в возрасте читателей “Смены”, то предпочел бы кооператив ... Участие в кооперативе, даже с житейской точки зрения, просто интереснее для молодого человека» [20]. По указанию «сверху» создавались студенческие кооперативные предприятия: в августе 1987 г. такая организация находилась в стадии формирования при Институте текстильной и легкой промышленности имени С. М. Кирова [21]. Привлечение к труду инвалидов и пенсионеров стимулировалось с 1989 г. предоставлением льгот на оплату их подоходного налога вплоть до 80 % [22, с. 829-830].

Тем не менее, к середине 1987 г. в сообществе советских кооператоров студенты и учащиеся составляли лишь 3,2 % [23, с. 169] , а основная часть работников кооперации «первой волны», по словам С. А. Ситаряна, принадлежала преимущественно к возрастной группе 40–50 лет [17, с. 78]. В Московской области пенсионеры составляли лишь 11 % кооператоров, студенты – 2–3% [24, л. 236].

Данные о дате рождения кооператоров-членов ленинградской парторганизации показывают, что работа в кооперативах была наиболее характерна для лиц, родившихся на рубеже 1940-х–1950-х гг. (лица 35–40 лет) и на рубеже 1950-х–1960-х гг. (лица 25–30 лет) [12].

По данным исследователей Е. А. Ивановой и С. А. Шашнова, среди председателей кооперативных предприятий СССР в 1991 г. 39,8 % относились к возрастной группе от 31 до 40 лет, примерно по 20 % – к группам до 30 лет и 41–50 лет, 13,4 % – старше 50 лет [18, с. 54].

В 1988 г. только 6,1 % работников кооперации Ленинградской области (897 человек) являлись пенсионерами (в стране к середине 1987 г. – 13 %) и 0,63% (93 человека) – домохозяйками (в стране 8,2%) [23, с. 169; 25, л. 1-33]. Ленинградский обком в ноябре 1988 г. отмечал, что работа по вовлечению в эту сферу пенсионеров велась неудовлетворительно [8, л. 5 об].

Таким образом, кооперация аккумулировала людей, которые до этого трудились в государственном секторе экономики. Большинство из них относились к средневозрастной группе, были лояльны к сложившемуся строю, многие занимали руководящие посты. Среди кооператоров были члены КПСС и активисты комсомола. Кооперативный труд привлекал этих людей возможностью получения высоких доходов, относительно широкой свободой экономической деятельности.

Библиография
1.
Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга (далее – ЦГАИПД СПб). Ф. 24. Оп. 253. Д. 43.
2.
Сидоров В.В., Смирнов Г.Г. Товарный дефицит и его криминогенные последствия. // Социологические исследования. 1990. № 7. С. 101-106.
3.
Бизнесмены России: 40 историй успеха / отв. ред. В. Листовская. – М.: ОКО, 1994. – 416 с.
4.
Березовский Б. А. Автопортрет, или Записки повешенного / Борис Березовский; под авт. ред. Юрия Фельштинского. – М.: Центрполиграф, 2013. – 350.
5.
Смена. 1989. 2 января. С. 3.
6.
Кооперация – важное направление стратегии обновления (за «круглым столом» Института экономики АН СССР и журнала «Вопросы экономики») // Вопросы экономики. 1988. № 6. С. 142–153.
7.
Кабацков А., Кимерлинг А. Из кооператоров в предприниматели: новый экономический класс в поисках социальной легитимности // Новое литературное обозрение. 2007. № 1. С. 413–431.
8.
ЦГАИПД СПб. Ф. 24. Оп. 249. Д. 171.
9.
Общественная жизнь Ленинграда в годы перестройки. 1985–1991: Сб. материалов / Сост.: О.Н. Ансберг, А.Д. Марголис. СПб.: Серебряный век, 2009. – 784 с.
10.
Смена 1987. 1 октября. С. 4.
11.
Кузнецова Т. Кооперативные отношения в социалистическом хозяйстве // Вопросы экономики. 1987. № 4. С. 25–34.
12.
ЦГАИПД СПб. Ф. 2. Оп. 65. Д. 82.
13.
Вечерний Ленинград. 1990. 16 августа. С. 2.
14.
Федоров Валентин Валентинович. Член кооператива «Новосел» 1987-1988 гг., заместитель председателя кооператива «Уран» 1988-1994 гг. Интервью проведено марта 2020 г. Архив автора.
15.
Новоселов Василий Витальевич. Председатель кооператива «Интер» 1988-199гг. Интервью проведено 7 октября 2019 г. Архив автора.
16.
Подвицкий Виктор Михайлович. Депутат Ленсовета 1990-1993 гг. Интервью проведено 5 апреля 2021 г. Архив автора.
17.
Ситарян С. А. Уроки будущего. – М.: Экономическая газета, 2010. – 550 с.
18.
Иванова Е.А., Шашнов С.А. Кооперативный уклад в экономике – М.: Финансы и статистика, 1991. – 176 с.
19.
Jones A., Moskoff W. Ko–ops : the rebirth entrepreneurship in the Soviet Union / Anthony Jones a. William Moskoff. – Bloomington ; Indianapolis : Indiana univ. press, cop. 1991. – XVII, 153 с.
20.
Смена. 1987. 16 мая.
21.
Смена. 1987. 4 августа.
22.
Постановление Совета Министров СССР от 17 октября 1989 года «О порядке и условиях предоставления кооперативам льгот по налоговому регулированию прироста средств, направляемых на оплату труда» // Собрание постановлений Совета Министров СССР. 1989. № 34. Ст. 157.
23.
Кирсанов Р.Г. Экономика и финансы СССР. 1979–1991 гг.: монография. – М.: ИНФРА–М, 2019. – 216 с.
24.
ГА РФ. Ф. 9527. Оп. 1. Д. 9549.
25.
ЦГАИПД СПб Ф. 24.Оп. 233. Д. 295.
References (transliterated)
1.
Tsentral'nyi gosudarstvennyi arkhiv istoriko-politicheskikh dokumentov Sankt-Peterburga (dalee – TsGAIPD SPb). F. 24. Op. 253. D. 43.
2.
Sidorov V.V., Smirnov G.G. Tovarnyi defitsit i ego kriminogennye posledstviya. // Sotsiologicheskie issledovaniya. 1990. № 7. S. 101-106.
3.
Biznesmeny Rossii: 40 istorii uspekha / otv. red. V. Listovskaya. – M.: OKO, 1994. – 416 s.
4.
Berezovskii B. A. Avtoportret, ili Zapiski poveshennogo / Boris Berezovskii; pod avt. red. Yuriya Fel'shtinskogo. – M.: Tsentrpoligraf, 2013. – 350.
5.
Smena. 1989. 2 yanvarya. S. 3.
6.
Kooperatsiya – vazhnoe napravlenie strategii obnovleniya (za «kruglym stolom» Instituta ekonomiki AN SSSR i zhurnala «Voprosy ekonomiki») // Voprosy ekonomiki. 1988. № 6. S. 142–153.
7.
Kabatskov A., Kimerling A. Iz kooperatorov v predprinimateli: novyi ekonomicheskii klass v poiskakh sotsial'noi legitimnosti // Novoe literaturnoe obozrenie. 2007. № 1. S. 413–431.
8.
TsGAIPD SPb. F. 24. Op. 249. D. 171.
9.
Obshchestvennaya zhizn' Leningrada v gody perestroiki. 1985–1991: Sb. materialov / Sost.: O.N. Ansberg, A.D. Margolis. SPb.: Serebryanyi vek, 2009. – 784 s.
10.
Smena 1987. 1 oktyabrya. S. 4.
11.
Kuznetsova T. Kooperativnye otnosheniya v sotsialisticheskom khozyaistve // Voprosy ekonomiki. 1987. № 4. S. 25–34.
12.
TsGAIPD SPb. F. 2. Op. 65. D. 82.
13.
Vechernii Leningrad. 1990. 16 avgusta. S. 2.
14.
Fedorov Valentin Valentinovich. Chlen kooperativa «Novosel» 1987-1988 gg., zamestitel' predsedatelya kooperativa «Uran» 1988-1994 gg. Interv'yu provedeno marta 2020 g. Arkhiv avtora.
15.
Novoselov Vasilii Vital'evich. Predsedatel' kooperativa «Inter» 1988-199gg. Interv'yu provedeno 7 oktyabrya 2019 g. Arkhiv avtora.
16.
Podvitskii Viktor Mikhailovich. Deputat Lensoveta 1990-1993 gg. Interv'yu provedeno 5 aprelya 2021 g. Arkhiv avtora.
17.
Sitaryan S. A. Uroki budushchego. – M.: Ekonomicheskaya gazeta, 2010. – 550 s.
18.
Ivanova E.A., Shashnov S.A. Kooperativnyi uklad v ekonomike – M.: Finansy i statistika, 1991. – 176 s.
19.
Jones A., Moskoff W. Ko–ops : the rebirth entrepreneurship in the Soviet Union / Anthony Jones a. William Moskoff. – Bloomington ; Indianapolis : Indiana univ. press, cop. 1991. – XVII, 153 s.
20.
Smena. 1987. 16 maya.
21.
Smena. 1987. 4 avgusta.
22.
Postanovlenie Soveta Ministrov SSSR ot 17 oktyabrya 1989 goda «O poryadke i usloviyakh predostavleniya kooperativam l'got po nalogovomu regulirovaniyu prirosta sredstv, napravlyaemykh na oplatu truda» // Sobranie postanovlenii Soveta Ministrov SSSR. 1989. № 34. St. 157.
23.
Kirsanov R.G. Ekonomika i finansy SSSR. 1979–1991 gg.: monografiya. – M.: INFRA–M, 2019. – 216 s.
24.
GA RF. F. 9527. Op. 1. D. 9549.
25.
TsGAIPD SPb F. 24.Op. 233. D. 295.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Эпоха Перестройки привела к кардинальным переменам в жизни советских граждан: это отразилось не только на общественно-политической, но и на социально-экономической сфере. По меткому выражению одного из иностранных наблюдателей, в этот момент в нашей стране «все пришло в движение». Именно в конце 1980-х гг. в повседневную жизнь советских граждан начинают проникать такие понятия как биржа, валюта, безработица, забастовки. Вместе с тем опыт попытки модернизации экономики в этот период как на макро, так и на микроуровне представляется важным для изучения и в настоящее время.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой являются ленинградские кооператоры в эпоху Перестройки. Автор ставит своими задачами показать социологический портрет типичного кооператора города на Неве, а также определить просчёты властей по привлечению в кооперацию отдельных категорий граждан.
Работа основана на принципах историзма, анализа и синтеза, достоверности, методологической базой исследования выступает историко-генетический метод, в основе которого по определению академика И.Д. Ковальченко находится «последовательное раскрытие свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического движения, что позволяет в наибольшей степени приблизиться к воспроизведению реальной истории объекта», а отличительными сторонами которого является конкретность и описательность.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать социокультурный портрет ленинградского кооператора в 1987-1991 гг. Научная новизна определяется также привлечение архивных материалов и документов из личных коллекций автора.
Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя свыше 20 различных источников и исследований. Из используемых автором источников отметим материалы периодической печати, документы из фондов Центрального Государственного архива историко-политических документов Санкт-Петербурга и Государственного архива Российской Федерации, материалы из личных коллекций автора рецензируемой статьи. Из используемых исследований укажем на работы А. Кабацкова и А. Кимерлинга, Р.Г. Кирсанова, Е.А. Ивановой и С.А. Шашнова, в центре внимания которых различные аспекты экономических преобразований в СССР в конце 1980-х гг. Заметим, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований способствовало решению стоящих перед автором задач.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкой читательской аудитории, всем кто интересуется как эпохой Перестройки в нашей стране, в целом, так и кооперативным движением, в частности. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что «неопределенность государственной политики в отношении частного сегмента экономики, циркулировавшиеся в обществе слухи о недолговечности либерализации экономической жизни, повлияли на особенности работы кооператоров, формируя их стремление к моментальному излечению прибыли без выстраивания долгосрочных стратегий развития предприятий». Примечательно, что как отмечает автор, «в 1990 г. состоявшие в КПСС жители Ленинграда демонстрировали большее принятие новой формы организации труда, чем беспартийные граждане (57 % против 50 %)»: по его мнению, это объясняется как опытом партийных дискуссий, так и лояльностью к проводимому властями курсу реформ. В целом, оказались неудачными попытки вовлечения в кооперацию пенсионеров, домохозяек, студентов, правда, автор не пытается выявить причины этого.
Главным выводом статьи является то, что «кооперация аккумулировала людей, которые до этого трудились в государственном секторе экономики», занимали руководящие должности и были лояльны к властям, при этом кооперация привлекала «этих людей возможностью получения высоких доходов, относительно широкой свободой экономической деятельности».
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсе лекций по истории России, так и в различных спецкурсах.
К статье есть замечания: так, можно было бы дать общую характеристику кооперации, уделить большее внимание проблемному анализу.
Однако, в целом, на наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Genesis: исторические исследования»
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"