Статья 'Школьное строительство в Чечне в 1920-1936-е годы.' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Школьное строительство в Чечне в 1920-1936-е годы

Тимаралиева Анжела Валидовна

аспирант, кафедра История народов Чеченской Республики, ФГБОУ ВО "Чеченский государственный университет"

117545, Россия, г. Москва, ул. Дорожная, 5, корпус 1

Timaralieva Anzhela Validovna

Postgraduate student, the department of History of Peoples of the Chechen Repubic, Chechen State University

117545, Russia, g. Moscow, ul. Dorozhnaya, 5, korpus 1

timaralieva_anjela@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2021.5.35568

Дата направления статьи в редакцию:

23-04-2021


Дата публикации:

29-05-2021


Аннотация: В статье исследуется вопрос ликвидации неграмотности населения школьного возраста в 1920-1936 гг. в Чечне. Рассматривается роль религиозных деятелей в образовании; контингент учащихся и строительство школ в городах и селах; организация школьной программы, создание алфавита и решение проблем с дефицитом профессиональных кадров; система отсева и второгодничества. Сегодня республика переживает один из сложнейших периодов своей истории, руководство Чеченской Республики делает все, чтобы образование стало достоянием каждого жителя Чечни. Обращение к историческому опыту строительства школьного образования поможет нам восстановить серьезно деформированные образовательные процессы. Научная новизна заключается в изучении вопроса с новой точки зрения, не зависимой от сложившихся на тот период марксистско-ленинского взгляда на образовательные процессы и становления нового человека. Власть, придерживавшаяся атеистического мировоззрения, ставила задачу построить новую личность, в жизни которой напрочь отсутствовала религия, чье сознание было бы направлено на строительство коммунизма и борьбу с капитализмом. В наши дни религия является неотъемлемой частью каждого чеченца, а обучение в светской и духовной школе одновременно оказывает положительное влияние на становление его личности. Автор также акцентирует внимание на том, что девочек в школах было очень мало. Этот показатель оставался неизменным практически весь период школьной реформы в Чечне.


Ключевые слова: алфавит, учебники, профессиональные курсы, учитель, ликвидация неграмотности, школа, отсев, латиница, кириллица, религия

Abstract: This article is dedicated to the question of eradication of illiteracy among school-age population of Chechnya during the 1920 – 1936. The author explores the role of religious figures in education; the cohort of students and construction of schools in the cities and rural areas; the arrangement of school curriculum, creation of alphabet, and solution of the problems with professional personnel shortage; as well as the system of dropouts and grade repetition. The republic is currently experiences one of the most difficult periods in its history. The leadership of the Chechen Republic is doing everything possible to ensure that education is evaluable to every resident. The reference to the historical experience of school construction allows reconstructing the severely deformed educational processes. The scientific novelty consists in studying the problem from the perspective independent of the Marxist-Leninist outlook upon the educational processes. The government, supporting the atheistic worldview, set the task to build a new personality, with no presence of religion what so ever, whose mentality would be all about building the Communism and fight the Capitalism. As of today, religion is an integral part of every Chechen; simultaneous secular and religious education has a positive impact upon personal becoming. Emphasis is placed on the fact that there were very few girls in the schools. This indicator has remained consistent for virtually the entire period of school reform in Chechnya.



Keywords:

dropout rate, alphabet, textbooks, professional courses, teacher, latin alphabet, elimination of illiteracy, school, cyrillic alphabet, religion

Образование играет важную роль в жизни человека и государства. Все сферы жизни общества тесно взаимосвязаны между собой. Образование в Чечне являлось одним из условий, прерывающих эту цепочку.

Актуальность темы определяется тем обстоятельством, что чеченский народ возрождается к мирной жизни, а образование сегодня, как никогда, играет важную роль в любом государстве мира и является показателем его интеллектуального уровня.

Школьное строительство в 1920-1936-е гг. явилось исторически важным событием в становлении и развитии образования в Чечне, что и предопределило выбор темы исследования. Это явление стало основополагающим при ликвидации неграмотности населения и в дальнейшем, когда после 13 лет высылки (1944-1957 гг.) и после двух чеченских войн (1994-1996 и 1999-2000 гг.) школьное образование вернулось в начальную точку.

1920-1936 годы – период национально-государственного строительства в Чечне, чем привлекает особое внимание общественности. Наряду с политическим, экономическим и аграрным секторами, образование нуждалось в восстановлении и развитии.

Исследование проблем школьного строительства в Чечне в 1920-1936-е годы осуществлялось с опорой на принципы объективности, научности и историзма, позволяющие рассмотреть процессы и явления в развитии и взаимосвязи с учетом конкретно-исторических условий.

Вопросом образования в период национально-государственного строительства в Чечне заинтересовались многие ученые. Являясь непосредственным деятелем сферы образования, М.У. Умаров – министр просвещения с 1963-1980 гг., а с 1980-1998 гг. – ректор Чечено-Ингушского государственного педагогического университета, углубленно занимался вопросом становления и развития среднего образования. Одной из его работ является «По пути ко всеобщему среднему образованию» [18], в которой автор говорит о неточности некоторых статических данных учета детей – школьников. Умаров объясняет этот факт тем, что из-за труднодоступности некоторых горных районов, в отчетах писались приблизительные цифры. Это, по сути, бесценный вклад в историю школьного строительства в Чечне, так как автором, помимо богатого фактического материала, изучается процесс становления народного образования.

З. К. Джамбулатова и Т.У. Эльбуздукаева в своих трудах изучают культуру Чечни ХХ века, где подробно описывают деятельность культурно-просветительских учреждений и их вклад в развитие образовательного процесса. [4]

В 1963 году выходит в свет работа А. М. Багдасаряна «Роль бюджета в разрешении национального вопроса в Чечено-Ингушетии» [1], в которой автор рассматривает вопросы капиталовложений в восстановление и развитие образования. Роль бюджета была огромной: отсутствие школ, профессиональных кадров, учебников и школьной мебели ставило перед руководством задачу профинансировать образовательную и научную сферу.

В исследование проблемы школьного строительства в Чечне в 1920-1936-е гг. были привлечены работы А. Гадиева, М.А. Каратаевой, В. И. Филькина, Л.С. Рогачевской, внесшие огромный вклад в изучение вопросов составления алфавита, а также школьного развития в горной местности и описания самого процесса ликвидации неграмотности населения. Источниковую базу изучаемой проблемы составили также материалы периодической печати и электронные ресурсы. [6]

Образование в Чечне в 1920-1936-е гг. являлось одной из главных проблем. Неграмотность населения как младшего поколения, так и старшего, необходимо было ликвидировать. С этой целью в 1918 году Терский областной Совет создал Отдел народного образования. Для контроля и руководства работой образовательных и культурных учреждений в 1920 году при революционных комитетах (ревком) Чечни и Ингушетии создаются отделы народного образования. [3, c.35]

В марте 1921 г. состоялся Х съезд РКП(б), итогом которого стало постановление «Об очередных задачах партии в национальном вопросе». [10, c.252] Постановление устанавливало переход к образованию на родном языке. Для этого возникала необходимость разработки письменности, о чем говорилось в декрете от ноября 1921 г. «О ликвидации среди горских племен безграмотности на родном языке». [3, c.35] Здесь также было решено издать чеченский, ингушский и осетинский буквари.

Семь советских школ было открыто в Чечне в 1921 г.: в Автурах, Ведено, Гехах, Ойсунгуре, Нижнем Науре, Шатое и Шалях. А в 1923/24 учебном году в Грозном было 30 школ, в которых обучалось около 9 тыс. учащихся. [3, c. 35]

До 1925 года в Чечне основной была арабская графика. В 1925 г. Наркомпросом Горской АССР был предоставлен проект общегорского алфавита на основе латиницы. М. С. Сальмурзаев (работник просвещения) разработал проект чеченского алфавита на латинской основе. В том же году известный писатель, ученый и драматург Халид Ошаев разработал латинизированный алфавит. [22] Но переход с арабской графики на латиницу была встречена чеченским народом неоднозначно. В первую очередь, сопротивление оказало духовенство, так как знание арабского языка было напрямую связано с изучением священного Корана и, смена основ алфавита могло ослабить этот процесс. По мнению к.ф.н. Р.В. Гадаева, власть, меняя графические основы алфавита, преследовала больше политические цели, нежели научные. [5]

На пути строительства достойного образования стояло много препятствий: нехватка учительских кадров, помещений, оборудования, учебников. Еще одной особенностью образования в Чечне являлась зависимость светской школы от религиозной. Школы функционировали при мечетях, так как не хватало помещений, а преподавали в основном учителя религиозной школы. К 1928 г. насчитывалось 190 духовных школ, где обучалось около 6 тыс. детей. [14, c. 5, 6]

Основным контингентом школьников были мальчики. Если в школах Северной Осетии девочки составляли около 30% от общего числа учащихся, то в Чечне всего 5%. [18, c. 21]

Важной вехой в истории развития школьного образования стало постановление 1925 года «О введении в РСФСР всеобщего начального обучения и построении школьной сети», а позже, в 1927 г. постановление «О порядке введения всеобщего обязательного начального обучения в РСФСР», принятые ВЦИК и СНК. [2, c. 95] Руководство Чечни осознавало необходимость преподавания детям основ грамматики и счета.

Власть выделяла финансовую помощь на восстановление образования в регионах страны. Так, например, за 6 лет на просвещение в Чечне (с 1924 по 1931 год) было направлено более 19 млн. рублей. [1, c. 193]

Низкий процент посещаемости школ все еще был у девочек, что явилось главной задачей руководства. Показатели на 1925/26 учебный год были таковы: на 6 219 учащихся Чечни и Ингушетии приходилось всего лишь 440 девочек. [12, c. 9] Появлялась необходимость пропаганды просвещения среди взрослого поколения Чечни, так как от них и должна была идти инициатива отдавать девочек в школы.

Стоит отметить значительные успехи в работе по восстановлению и развитию образования в Чечне, хотя материальная база все еще оставляла желать лучшего. В 1930 г. из 45 989 детей школьного возраста обучалось 26 886 человек, из них 3 881 – девочки. [21, c.106]

Система образования в школах нуждалась в усовершенствовании. Было множество методических недоработок. Например, в школах I ступени основным был родной язык, а в двух ступенях выше – русский. Вследствие чего освоение материала давалось детям крайне тяжело. Это не приводило к ликвидации неграмотности, а усложняло работу преподавателям. Учителям русской национальности бывало сложно донести до школьников суть изучаемого материала, а представители чеченского народа были малограмотны, чтобы грамотно обучать предметам на русском языке.

Небезызвестен тот факт, что у власти Советского государства стояли люди атеистических взглядов, что еще более усугубляло положение местной религиозной верхушки. Власти страны видели основную причину неграмотности населения в наличии в региональных школах религиозного преподавания. Они считали, что дети предпочитают обучаться религиозным основам, нежели учиться в светской школе. Но обучение в образовательных учреждениях в современном мире доказывает обратное: изучение нескольких предметов и языков одновременно никак не вредит ребенку в получении знаний, а наоборот, развивает его и реализовывает как личность.

С 1929 года учителям, совмещавшим преподавание в религиозной и светской школе, запретили обучать детей. В образовательные программы вводили учебники, учебные пособия и программы с изучением марксистско-ленинской методологии. К концу 1932 г. происходит упразднение религиозных школ. [21, c. 106]

25 июля 1930 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) «О всеобщем обязательном начальном обучении», в котором акцентировалось внимание на введении повсеместного всеобщего обязательного обучения детей в возрасте 8-10 лет в 1930 -1931 гг., а в 1931-1932 гг. – детей 11 лет. Также предусматривался ускоренный курс обучения для детей в возрасте 11-15 лет, не прошедших курс начальной школы. Они длились 1-2 года. Государство обязывалось обеспечивать малоимущих детей материально: учебными пособиями, обувью, одеждой, питанием, транспортом. [11, c. 473] А на родителей, в свою очередь, возлагалась ответственность за посещение школы их детьми. К решению этой проблемы привлекалась и общественность.

К сожалению, эти реформы не решали всех проблем, связанных с неграмотностью населения, так как из-за отсутствия профессиональных учительских кадров, учителями становились выпускники семиклассной школы, которые проходили краткосрочные курсы длительностью от полугода до трех недель по подготовке или переподготовке учителей. [15, c. 220] Оставался открытым вопрос со строительством школ и повышением квалификации учителей, который требовал немалых капиталовложений.

Введение всеобуча в 1930 г. в Чечне было поспешным решением, так как в школах обучалось всего 35% детей. [8] Поэтому ликвидация отсева в изучаемый период казалось самым верным решением.

Многие дети не имели возможность посещать школы из-за отсутствия формы одежды, обуви и школьных принадлежностей. В 1930 году детям была направлена финансовая помощь в размере 967,3 тыс. руб., а через год – 1117 тыс. руб. В аулы было отправлено более 5 тыс. пальто и около 4 тыс. пар обуви. [16, c. 25] Это была существенная помощь детям, желающим обучаться в школах наравне с другими.

В горных районах Чечни была другая проблема – отдаленность школ друг от друга и сложность преодоления пути, расстоянием 3-5 км. Главным решением этого вопроса было строительство школ в каждом населенном пункте, что на тот момент казалось невозможном из-за отсутствия финансов.

Появилась идея открывать школы-интернаты. Было запланировано построить 40 школ-интернатов преимущественно в горных районах региона. И в 1931 году первыми точками строительства школ-интернатов в Чечне стали Автуры, Ножай-Юрт, Кень-Юрт, Шатой и др. [23, c.150]

Программы обучения не были четко сконструированы, что усложняло работу учителей. Были недоработки в распределении времени на занятия, в расписании, делении на классы с определенным составом учеников. С учетом всех вышесказанных требований и было принято постановление от 25 августа 1932 г. «Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе». [13, c.159]

Первая пятилетка в Чечне завершилась таким итогом: 245 школ первой ступени с 35 тыс. учащихся. [23, c.150] Предполагалось к концу второй пятилетки полностью завершить всеобуч детей школьного возраста.

Цифры охвата детей школьного возраста были завышены и не учитывали условий республики, трудностей горных районов. Так, в 1933 г. в горной части Чеченской области охвачено школой было немного больше половины детей, в Ингушской области из 6 500 детей училось около 4 500, причем и эти цифры весьма приблизительные, ибо детальной проверки горных районов не было. Основная масса учащихся были мальчики, девочки составляли незначительный процент. [7, c.31-32]

Система исключения неспособных учеников из начальных школ привела к тому, что в 1931/32 учебном году в Чеченской автономной области более 10 тыс. учащихся из 44 тыс. было исключено, а на второй год осталось 9 345 учеников. [16, c.5] Исключение детей из школ можно было оправдать их нежеланием учиться, но были дети, которым было сложно переходить с арабской графики на латинскую, а в дальнейшем и на русскую.

Национальная школа давала только элементарные знания грамоты и счета, но не базовые. Качество знаний слабое, учителя неквалифицированные. Были случаи, когда преподавание велось по методу арабских школ, то есть учитель читал, ученики хором повторяли, но сами читать не умели.

С 1930 года началась систематизация урока и оценивание знаний учеников. Урок теперь являлся основной формой организации учебы. До 1933 года действовала двухбалльная система оценивания, затем перешли на четырхбалльную, а стабильную пятибалльную систему ввели в 1935 году. Общеобразовательная школа теперь делилась на 3 типа: начальная (1-4 классы), неполная средняя (1 - 7 классы) и средняя (1 -10 классы). Были введены табеля оценок по окончанию учебного года, а также свидетельства с экзаменационными оценками, для выпускников с положительными отметками выдавались аттестаты. На смену обязательному начальному образованию приходит обязательное семилетнее. Эти школы назывались школы-семилетки. [9, c.68] Статус учителя начал высоко цениться в обществе. Грамотность начала постепенно внедряться в массы.

Тем не менее, несмотря на усилия властей, в работе школы были серьезные недостатки: учащиеся слабо усваивали программный материал, учителя имели слабую профессиональную подготовку, нуждались в методической помощи.

На 1 января 1937 г. картина в республике была следующей: 355 начальных, неполных средних и средних школ, из них 68 школ – городские и 287 – сельские, количество учащихся – более 100 тыс. [9, c.68]

Важным событием в жизни сотрудников учебных заведений было повышение заработных плат (постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 9 апреля 1936 г.). Зарплата зависела от образования, квалификации и стажа работы. [13, c.194]

Некоторые проблемы так и не были решены, хотя прилагались неимоверные усилия. Девочки все еще оставались в меньшинстве среди школьников, а всего учебой было охвачено около 86% детей. Состояние школьных помещений было не утешительным. Многие здания нуждались в ремонте, что опять-таки требовало финансирования. Общие количественные данные на 1937/38 учебный год представлен в виде таблицы № 1. [19, c.140]

Таблица № 1. Итоги восстановления школьного образования на 1937/38 учебный год.

Школы

Преподавательский состав

Количество учащихся

Всего

343

1325

Всего

111 066

Начальные

178

Чеченцы и ингуши

70 722

Неполные средние

138

Средние

19

Знаменательным событием в истории развития школьного образования стало переход с 1938 года от латиницы на русскую графику письма. [20, с. 75-76] Это касалось не только Чечни, но и всех национальных автономий Северного Кавказа.

Гадаев считает, что кириллица была самым оптимальным вариантом алфавита для чеченцев: «…по возможностям отражения сложной системы звуков чеченского языка латиница уступала кириллице, поэтому переход от латиницы к кириллице был обусловлен не только политико-идеологическими соображениями, но и соображениями рациональности и научной обоснованности» [5].

При переходе с латинской графики на русскую возникала новая задача: необходимость переиздания учебников и учебных пособий для школ Чечни. Решение задачи не заставило долго ждать. В 1938 году сорок названий учебников для начальной школы и около десяти – для 5-7 классов были представлены к изданию, а некоторые к переизданию. [17, c.48-49]

Слабая материальная база оставалась главной проблемой национальной школы. Несмотря на растущие капиталовложения в народное образование в годы первых пятилеток, остаточный принцип выделения ресурсов на социальное развитие пагубно сказался на школьном строительстве. Школ хронически не хватало, приспособленные помещения не отвечали санитарно-гигиеническим нормам. Зачастую школы не отапливались, не хватало парт, стульев. Под школы отдавали конфискованные у кулаков дома, вызывая тем самым ненависть с их стороны к школам, учителям и проводимой политике. Это, в свою очередь, позволяло партийным органам вести речь об усилении сопротивления «кулацко-мулльских элементов» школьному строительству.

Девочек в школе обучалось мало. Менталитет чеченского народа на тот период не давал такой свободы лицам женского пола, считая их основным занятием хозяйство и семью. Если девочки и оканчивали начальную школу, то в старших классах редко кому из них разрешали обучаться.

Разница обучаемости в городских школах и сельских была существенной. Если в городе обучался практически весь контингент школьного возраста, то в селах лишь часть. Высокий процент посещаемости не только начальных, но средних школ было в городах, нежели в сельской местности.

Религиозное преподавание и вовсе прекратило свое существование на определенное время ввиду атеистических взглядов руководства страны, которое требовало введения в образовательных учреждениях изучения марксистско-ленинской идеологии. Библиотечные полки забивались учебниками, изучающие государство без капитализма и, пропагандирующие коммунизм.

Итоги школьной реформы по всей стране были положительными. Несмотря на многие препятствия, образование все-таки вышло на новый уровень. Динамично строились образовательные учреждения и поступали ученики. Шел прогрессивный рост грамотности в Чечне и Ингушетии. Ликвидация неграмотности среди населения была встречена народом с большим воодушевлением. Люди быстро втянулись в процесс борьбы с неграмотностью. Об этом могут свидетельствовать итоги школьного преобразования: если в 1927 г. действовала 81 школа с 4 653 учащихся, в Ингушетии 30 школ (2044 учащихся), то в 1938 г. в Чечено-Ингушетии насчитывалось 343 школы, в которых обучалось 111 066 человек. [17, c. 48-49]

Решение проблем со школьным образованием требовало времени и упорной работы не только со стороны руководства и учителей, но и со стороны родителей, которые по тем или иным причинам отказывались отдавать детей на обучение. Во-первых, девочек в школах все еще было мало: руководство региона сталкивалось с нежеланием родителей отдавать дочерей на совместное обучение с мальчиками. Это было связано с религией и менталитетом чеченского народа. Во-вторых, преобладание в городах средних школ, а в селах – начальных дает повод задуматься о том, что в сельской местности дети, в основном, уходили после 4-летнего курса обучения. В-третьих, введение отсева школьников указывало на несовершенство образовательной системы: только начавшийся восстановительный процесс не успел еще в полной мере внедриться, алфавит за 13 лет (1925-1938 гг.) дважды менял графическую основу: с арабской на латиницу, с латиницы на кириллицу. Дети, естественно, не успевали за этими процессами: в итоге – исключение из школы. В-четвертых, отсутствие профессиональных учителей. В-пятых, нехватка школ, мебели и учебников.

После всего вышесказанного, следует сделать вывод о том, что школьное строительство в Чечне не было завершено к 1936 году.

Библиография
1.
Багдасарян А. М. / Роль бюджета в разрешении национального вопроса в Чечено-Ингушетии. // Сборник статей по экономике сельскохозяйственного производства в Чечено-Ингушской АССР. Грозный, 1963. С.191 - 194.
2.
Директивы ВКП (б) и постановления Советского правительства о народном образовании за 1917 – 1947 гг. Вып. 1. М. – Л., Издательство АПН РСФСР, 1947. 320 с.
3.
Джамбулатова З. К. Культурное строительство в Советской Чечено-Ингушетии (1920 -1940 годы). Грозный, 1974. 233 с.
4.
Джамбулатова З. К. Культурное строительство в Советской Чечено-Ингушетии (1920 -1940 годы). Грозный, 1974; Эльбуздукаева Т.У. Культура Чечни: ХХ век. Грозный, 2012.
5.
Гадаев Р.В Формирование и развитие чеченской письменности. [Сайт]. URL: http://cheloveknauka.com/formirovanie-i-razvitie-chechenskoy-pismennosti#ixzz6tBLw18Mn (дата обращения: 27.04.2021)
6.
Гадиев А. О школьной работе в горных районах// Революция и горец. 1933. №8. С. 31 – 32.
7.
Гадиев А. О школьной работе в горных районах // Революция и горец. 1933. №8; Каратаева М. А. В борьбе за нового человека Грозный, 1979; Филькин В. И. Славный путь борьбы и труда. Грозный, 1968; Рогачевская Л. С. Ликвидация безработицы в СССР 1917-1930 гг. М., 1973.
8.
Газ. Молот. 30 сентября. 1930.
9.
Каратаева М. А. В борьбе за нового человека. Грозный, 1979. 104 с.
10.
Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1971) [Текст]. - 8-е изд., испр. и доп. - Москва: [б. и.]. Т. 2: 1917-1924. - 1970. - 543 с.
11.
Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1971) [Текст]. - 8-е изд., испр. и доп. – Москва, Т. 4: 1927-1931. - 1970. - 581 с.
12.
Народное образование на Северном Кавказе. Ростов -на -Дону. 1926.
13.
Очерки истории Чечено – Ингушской АССР. Т.2. Грозный, 1972. 359 с.
14.
Революция и горец. 1929. № 4.
15.
Рогачевская Л. С. Ликвидация безработицы в СССР 1917-1930 гг. М., 1973. 382 с.
16.
Состояние национального просвещения на Северном Кавказе. Материалы партконференции по национальному просвещению. Ростов – на - Дону, 1932. 43 с.
17.
Стенографический отчет [Текст] / Первая сессия Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР. 25-29 июля 1938 г. - Грозный: Верховный Совет Чечено-Ингушской АССР, 1938 (Тип. Чечинггосиздата). 79 с.
18.
Умаров М. У. По пути ко всеобщему среднему образованию. Грозный, 1982. 110 с.
19.
Филькин В. И. Славный путь борьбы и труда. Грозный, 1968. 238 с.
20.
Чентиева М. Д. История чечено-ингушской письменности. Грозный: Чечено-Ингушское кн. изд-во, 1958. 87 c.
21.
Эльбуздукаева Т.У. Культура Чечни: ХХ век. Грозный, 2012. 411 с.
22.
Юсупова М.Л. Зарождение и развитие периодической печати в Чечне и Ингушетии в годы советской модернизации (1920-30-е гг.). [Сайт]. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zarozhdenie-i-razvitie-periodicheskoy-pechati-v-chechne-i-ingushetii-v-gody-sovetskoy-modernizatsii-1920-30-e-gg/viewer (дата обращения: 16.04.2021)
23.
лет Советской Чечни. Ростов - на – Дону, 1933. 173 с.
References
1.
Bagdasaryan A. M. / Rol' byudzheta v razreshenii natsional'nogo voprosa v Checheno-Ingushetii. // Sbornik statei po ekonomike sel'skokhozyaistvennogo proizvodstva v Checheno-Ingushskoi ASSR. Groznyi, 1963. S.191 - 194.
2.
Direktivy VKP (b) i postanovleniya Sovetskogo pravitel'stva o narodnom obrazovanii za 1917 – 1947 gg. Vyp. 1. M. – L., Izdatel'stvo APN RSFSR, 1947. 320 s.
3.
Dzhambulatova Z. K. Kul'turnoe stroitel'stvo v Sovetskoi Checheno-Ingushetii (1920 -1940 gody). Groznyi, 1974. 233 s.
4.
Dzhambulatova Z. K. Kul'turnoe stroitel'stvo v Sovetskoi Checheno-Ingushetii (1920 -1940 gody). Groznyi, 1974; El'buzdukaeva T.U. Kul'tura Chechni: KhKh vek. Groznyi, 2012.
5.
Gadaev R.V Formirovanie i razvitie chechenskoi pis'mennosti. [Sait]. URL: http://cheloveknauka.com/formirovanie-i-razvitie-chechenskoy-pismennosti#ixzz6tBLw18Mn (data obrashcheniya: 27.04.2021)
6.
Gadiev A. O shkol'noi rabote v gornykh raionakh// Revolyutsiya i gorets. 1933. №8. S. 31 – 32.
7.
Gadiev A. O shkol'noi rabote v gornykh raionakh // Revolyutsiya i gorets. 1933. №8; Karataeva M. A. V bor'be za novogo cheloveka Groznyi, 1979; Fil'kin V. I. Slavnyi put' bor'by i truda. Groznyi, 1968; Rogachevskaya L. S. Likvidatsiya bezrabotitsy v SSSR 1917-1930 gg. M., 1973.
8.
Gaz. Molot. 30 sentyabrya. 1930.
9.
Karataeva M. A. V bor'be za novogo cheloveka. Groznyi, 1979. 104 s.
10.
Kommunisticheskaya partiya Sovetskogo Soyuza v rezolyutsiyakh i resheniyakh s''ezdov, konferentsii i plenumov TsK (1898-1971) [Tekst]. - 8-e izd., ispr. i dop. - Moskva: [b. i.]. T. 2: 1917-1924. - 1970. - 543 s.
11.
Kommunisticheskaya partiya Sovetskogo Soyuza v rezolyutsiyakh i resheniyakh s''ezdov, konferentsii i plenumov TsK (1898-1971) [Tekst]. - 8-e izd., ispr. i dop. – Moskva, T. 4: 1927-1931. - 1970. - 581 s.
12.
Narodnoe obrazovanie na Severnom Kavkaze. Rostov -na -Donu. 1926.
13.
Ocherki istorii Checheno – Ingushskoi ASSR. T.2. Groznyi, 1972. 359 s.
14.
Revolyutsiya i gorets. 1929. № 4.
15.
Rogachevskaya L. S. Likvidatsiya bezrabotitsy v SSSR 1917-1930 gg. M., 1973. 382 s.
16.
Sostoyanie natsional'nogo prosveshcheniya na Severnom Kavkaze. Materialy partkonferentsii po natsional'nomu prosveshcheniyu. Rostov – na - Donu, 1932. 43 s.
17.
Stenograficheskii otchet [Tekst] / Pervaya sessiya Verkhovnogo Soveta Checheno-Ingushskoi ASSR. 25-29 iyulya 1938 g. - Groznyi: Verkhovnyi Sovet Checheno-Ingushskoi ASSR, 1938 (Tip. Chechinggosizdata). 79 s.
18.
Umarov M. U. Po puti ko vseobshchemu srednemu obrazovaniyu. Groznyi, 1982. 110 s.
19.
Fil'kin V. I. Slavnyi put' bor'by i truda. Groznyi, 1968. 238 s.
20.
Chentieva M. D. Istoriya checheno-ingushskoi pis'mennosti. Groznyi: Checheno-Ingushskoe kn. izd-vo, 1958. 87 c.
21.
El'buzdukaeva T.U. Kul'tura Chechni: KhKh vek. Groznyi, 2012. 411 s.
22.
Yusupova M.L. Zarozhdenie i razvitie periodicheskoi pechati v Chechne i Ingushetii v gody sovetskoi modernizatsii (1920-30-e gg.). [Sait]. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zarozhdenie-i-razvitie-periodicheskoy-pechati-v-chechne-i-ingushetii-v-gody-sovetskoy-modernizatsii-1920-30-e-gg/viewer (data obrashcheniya: 16.04.2021)
23.
let Sovetskoi Chechni. Rostov - na – Donu, 1933. 173 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Когда в эпоху Перестройки процессы демократизации и гласности достигли социальных и гуманитарных наук, то в первую очередь пересмотр прежних идеологических схем привёл к резкой критике советского, а в ряде случаев и всего отечественного прошлого. Разумеется, сталинские репрессии, трагическая в ряде случаев коллективизация, переселения народов не могли не вызвать горькие последствия для сотен тысяч людей, о чем ранее говорить в научных публикациях, за редким исключением, было не принято. В то же время советский период имеет и большие позитивные моменты, например, в сфере здравоохранения и образования.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является развитие образования в Чеченской республике в 1920-1930-е гг. Автор ставит своими задачами показать основные проблемы в становление школьного образования в Чечне, проанализировать роль арабской, латинской и кириллитической графики, рассмотреть различия обучаемых в городе и селе, а также с учётом гендерных различий.
Работа основана на принципах историзма, анализа и синтеза, объективности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать перемены в школьном образовании, происходившие в Чечне в 1920-1930-е гг.
Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя свыше 20 различных источников и исследований. Из привлекаемых автором источников отметим материалы периодической печати, а также опубликованные документы. Из используемых исследований укажем на труды З.К. Джамбулатовой и М.У. Умарова, в центре внимания которых находятся различные аспекты культурного строительства в Чечне. Добавим от себя, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, использование различных источников и исследований в известной степени способствовало решению стоящих перед автором задач.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, с элементами описательности, доступному для понимания не только специалистам, но и широкой читательской аудитории, всем, кто интересуется как развитием образования в нашей стране, в целом, так и на территории Чеченской республики, в частности. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что помимо привязных для различных советских республик проблем (нехватка учительских кадров, помещений, оборудования, учебников), в Чеченской республике к этому добавлялась зависимость светской школы от религиозной. Примечательно, что как отмечается в рецензируемой статье, «если в школах Северной Осетии девочки составляли около 30% от общего числа учащихся, то в Чечне всего 5%». В горных районах стоял вопрос и сложностью преодоления пути. Автор обращает внимание на определенные успехи в развитии школьного образования к 1937 г.: прежде всего, это увеличение школ и обучающихся.
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, снабжена таблицей, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по истории России, так и в различных спецкурсах.
В тоже время к статье есть замечания, а сама она тяготеет к описательности:
1) Автор подобно перечисляет в тексте названия работ по изучаемой теме, вместо того чтобы проанализировать степень изученности темы, дав ссылки на конкретные труды.
2) Автор не даёт обоснования избранным хронологическим рамкам.
3) В работе фактически отсутствует заключение, где следует обобщить и систематизировать собранные материалы.
4) Читателям было бы интересно узнать отношение населения республики к изменению графики с арабского на латиницу, а затем кириллицу.
5) Необходимо вычитать текст статьи, устранив отдельные опечатки и улучшив стилистику. Так, у автора значится: «Переход с латинской графики на русскую также не обошлось без новых проблем: возникала необходимость переиздания учебников и учебных пособий для школ Чечни».
6) В библиографии статьи следует скорректировать ссылку 26, а также привести ее в соответствие с требованиями ГОСТ.
После переработки статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Genesis: исторические исследования».
Замечания главного редактора от 27.05.2021 : "Автор в полной мере учел замечания рецензентов и исправил статью. Доработанная статья рекомендуется к публикации"
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"