Статья 'Национальная организация русских разведчиков: краткая история' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Национальная организация русских разведчиков: краткая история

Булатов Иван Александрович

кандидат исторических наук

доцент, кафедра Истории и культурологии, Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А.

410054, Россия, Саратовская область, г. Саратов, ул. Политехническая, 77

Bulatov Ivan Aleksandrovich

PhD in History

Docent, the department of History and Culturology, Yuri Gagarin State Technical University of Saratov

410054, Russia, Saratovskaya oblast', g. Saratov, ul. Politekhnicheskaya, 77

kicum-333@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2021.2.35110

Дата направления статьи в редакцию:

23-02-2021


Дата публикации:

07-03-2021


Аннотация: Предметом исследования статьи является история развития Национальной организации русских разведчиков (НОРР), одной из детско-юношеских организаций русского зарубежья. НОРР возникла в 1928 г., а в 1930-¬е гг. XX в. стала самой массовой эмигрантской детской организацией, но практически прекратила свою деятельность после Второй Мировой войны. Первые члены НОРР вышли из скаутского движения, и во многом строили свою идеологию на критике материнской организации. Однако, это не мешало им заимствовать наиболее эффективные методы скаутской работы, приспосабливая их под свою идеологию. Идеология эта заключалась в русском национализме имперского типа, патриотизме и милитаризме. Символом всех этих идей был избран Пётр I. В статье на широком круге источников, в т.ч. впервые вводимых в научный оборот, исследуется феномен национального воспитания во внешкольных организациях. Основным выводом проведенного исследования является тезис о том, что взлёт популярности и позднейшее затухание Национальной Организации Русских Разведчиков были связаны именно с национально-патриотической составляющей воспитания, игравшей большое значение в условиях эмиграции. Тот факт, что лидер этой организации П.Н. Богданович смог предложить широким кругам эмигрантской общественности систему русского национального воспитания, определил первоначальный успех. После Второй Мировой войны НОРР потеряла много активных членов и сократила свою работу, а русские скауты внедрили в свою работу больше национальных элементов, переманивая к себе патриотически настроенную молодёжь. Это и определило окончательное затухание НОРР.


Ключевые слова: НОРР, юные разведчики, Богданович, Пантюхов, скаутинг, русская эмиграция, воспитание, педагогика, потешные, НОРС-Р

Abstract: The subject of this research is the history of development of the National Association of Russian Explorers (NORR) – one of the youth organizations of White émigré. NORR was founded in 1928, and in the 1930s became the largest emigrant youth organization. However, after the World War II it basically ceased its activity. The first members of NORR came from the Scout movement, founding their ideology on the criticism of parent organization. Nevertheless, it did not prevent them from borrowing the most effective methods of scouting and adapt them to their ideology. The ideology was based on the Russian nationalism of imperial type, patriotism and militarism. Peter the Great was selected as the symbol of all the ideas. Leaning on the wide variety of source, including the materials introduced into the scientific discourse for the first time, the article examines the phenomenon of national upbringing in extracurricular organizations. The main conclusion consists in the thesis that the burst in popularity and subsequent decline of the National Association of Russian Explorers were associated namely with the national-patriotic component of upbringing, which was of crucial in the conditions of emigration. The fact that the leader of this association P. N. Bogdanovich, was able to offer a system of Russian national upbringing to general emigrant community was the key factor of its initial success. After World War II, NORR has lost many of its active members and winded down its activity; and the Russian Scouts implemented more national elements into their work, attracting patriotic youth. This brought the activity of NORR to an end.



Keywords:

education, Russian emigration, scouting, Pantuhov, Bogdanovich, young pathfinders, NORR, pedagogy, poteshnie, NORS-R

Для русских эмигрантов первой половины XX в. было характерно сильное национальное самосознание. Во многом под влиянием этого чувства ими были созданы русские приюты, кадетские корпуса, младшая и средняя школы, высшие учебные заведения. Эти организации помимо обучения ставили своей целью воспитание учащихся в русском национальном духе. Эту же задачу преследовали достаточно многочисленные организации, занимавшиеся воспитанием детей и подростков вне школы и семьи. Самой многочисленной из этих организаций в 1930-е гг. была Национальная организация русских разведчиков (НОРР).

Эта организация возникла в 1928 г. Это произошло в результате раскола в русском скаутском движении. Третьего мая указанного года полковник П.Н. Богданович, являвшийся представителем во Франции главы русского скаутского движения - Старшего Русского Скаута О.И. Пантюхова, написал последнему письмо, где уведомил о разрыве отношений. При этом скаутскую организацию во Франции он до этого юридически оформил в государственных органах и оставался в её главе, переименовав в «Русские национальные скауты во Франции» [10, c. 245]. Когда именно Богданович окончательно избавился от слова скаут в названии организации на данный момент не совсем ясно. В 1930 г. в журнале «Часовой» [11] описывается проведенный им лагерь и его участники ещё именуются скаутами. Спустя год в том же журнале выходит статья, где организация именуется уже по-новому: «Состоящая под покровительством Великого Князя Александра Михайловича Национальная Организация Русских Разведчиков» [29, c. 7]. Третьей важной вехой, окончательно оформляющей разрыв со скаутским прошлым, стал приказ по организации №10 [18], опубликованный в 1932 г. В нем закреплялась духовная преемственность от потешных и вводилась новая символика, отсылавшая к Петру I и имперским традициям.

Успешнее всего разведчики и разведчицы Богдановича развивались во Франции. Тут была одна из самых больших групп русской диаспоры, при этом привыкшая к внешкольной работе с детьми, т.к. именно в Париже летом 1920 г. возник первый скаутский отряд в эмиграции [15, л. 1]. В Париже жил сам Богданович и тут же находился главный штаб организации. Вторым по значимости для организации регионом был Дальний Восток, а точнее Харбин и район КВЖД. Ещё со времён Российской Империи тут была большая русская община, преимущественно работавшая на железной дороге. После отступления белых из Советской России, многие из них осели в этом регионе и численность диаспоры достигла примерно 300 тысяч человек [1, с. 5]. До 1931 г. здесь было сильно советское влияние, однако, после вторжения японский войск оно сошло на нет. Первое время японское руководство благоприятствовало деятельности НОРР, которую контролировало через Бюро по делам российской эмиграции (БРЭМ). Отделение НОРР в Маньчжурии первоначально возглавлял Ю.Н. Лукин, с 1926 г. работавший с детьми в НОРС, а после раскола перешедший в новую организацию и ставший горячим обличителем скаутов. В 1933 г. его сменил подполковник А.П. Зеленой [6, л. 62], вступивший в организацию в том же году [20, c. 27]. По архивным документам и приказам публиковавшимся в «Русском разведчике», мы можем увидеть, что отряды имелись не только в Харбине, но также присутствовали на ст. Ханьдаохэдзы, ст. Яблоня, ст. Маньчжурия, ст. Мулинь, ст. Сочинзы, ст. Эхо, на копях М.У.Т. и др. Сильное отделение было на ст. Пограничной, где при поддержке маньчжурских и японских властей проводились лагеря на границе с СССР. Помимо Франции и Маньчжурии отделения были в Австралии, Англии, Болгарии, Венгрии, Испании, Северном Китае, Сирии, США, Тунисе, Чехословакии и Югославии. Точное количество отрядов в НОРР определить сложно. Известно, что в августе 1936 г. было 64 отряда по всему миру: 41 разведчиков и 23 разведчиц [6, л. 62]. При этом практически треть приходилась на Маньчжоу-Ди-Го, где их было 20, 12 отрядов разведчиков и 8 разведчиц [6, л. 58, 62]. По данным Ю.В. Кудряшова на конец 30-х гг. в Азии было более 25 или даже более 30 отрядов НОРР [10, с. 246]. Эти цифры выглядят обоснованными, т.к. если даже к Азии отнести, только Маньчжоу-Ди-Го и Китай, то можно найти данные более чем о 30 отрядах. Всего же на 1939 г. по материалам «Часового», «Русского разведчика» и ГАХК автору удалось обнаружить 100 номерных отрядов – 61 мальчиков и 39 девочек. При этом существовали отдельные звенья в тех местах, где было недостаточно разведчиков для развертывания отряда, но работа все-таки шла. Такие звенья в общей нумерации не учитывались. Представляется, что не будет большой ошибкой предположить, что количество отрядов на пике, даже с учетом отдельных звеньев, было менее 100, по той причине, что роспуск отрядов и их выход из организации, крайне редко отмечался приказами. Достоверно известен только один случай выхода отряда из НОРР, произошедший в Манчжоу-Ди-Го [24, с. 12]. При этом в приказе, из которого мы знаем об этом случае, упоминалось только исключение из организации одного младшего инструктора, не покинувшего мятежников, без указания на сам отряд.

После 1939 г. в организации начинается кризис. Во Франции разведчики были мобилизованы в армию. Впоследствии, в 1941 г. после оккупации Франции немцами, по этому поводу сокрушался П.Н. Богданович [3, с. 13], считавший, что русские эмигранты ничего не должны новой родине. Правда до поражения французов в войне начальник разведчиков по этому поводу ничего не писал. Более того в феврале 1939 г. он отругал начальника разведчиков в Манчжоу-Ди-Го за то, что в издававшейся им «Странице Разведчиков» было опубликовано стихотворение, в котором была допущена критика Франции. Богданович отметил, что «трудно найти другую страну, которая относилась бы с такой исключительной терпимостью к русским эмигрантам, как это делает Франция» и запретил в будущем подобную критику [6, л. 54]. Критиковать Францию, впрочем, он начал сам после занятия Парижа немцами.

Когда немцы вошли во Францию, часть разведчиков оказалась в плену, часть была переселена на работу в Германию, а многие инструктора остались без работы вообще. Ввиду ухудшения ситуации, НОРР во Франции в 1940 г. пошла на объединение с национальной организацией Витязей в рамках национального Движения русской молодёжи. Во главе нового объединения встал глава разведчиков, при этом постулировалось самостоятельное управление этих двух организаций [31, с. 15]. В это же время Богданович становится заместителем начальника Управления делами русской эмиграции во Франции, начальником «Русского национального юношества» [10, с. 250]. С 1942 г. назначается редактором «Парижского вестника» [7, с. 274]. Однако эти меры не помогли и фактически в начале 1941 г. Богданович констатировал сворачивание работы во Франции. В Маньчжоу-Ди-Го японцы также постепенно закручивали гайки. Изначально НОРР была вынуждена в 1936 г. влиться в объединение юношеских организаций при БРЭМ [4, л. 99], в 1938 г. войти в состав Монархического объединения [26, с. 84], что практически не мешало работе, а с 1939 г. все молодёжные организации Маньчжоу-Ди-Го были автоматически включены в маньчжурскую общенациональную детскую организацию сэсионэндан [5, л. 17, 18]. В 1942 г. НОРР, как и остальные русские детско-юношеские организации в этом регионе, была закрыта [8, с. 98]. Победа Советского Союза на Дальнем Востоке окончательно поставила крест на возможности воскрешения разведчества в Маньчжурии и Китае. Это справедливо и в отношении всех остальных территорий, попавших в зону влияния Советского Союза. Показательно, что последними номерными отрядами были австралийские, т.е. максимально удаленные от всех фронтов Второй Мировой войны. Однако, как отмечает А.С. Терзов из-за войны произошло прерывание связи между США и Австралией с одной стороны и европейским центром с другой, что привело к самоликвидации первых [28, с. 153]. Другую версию об окончании работы в Австралии высказывает Ю.В. Кудряшов. По его мнению, это было связано с боязнью репатриации из-за политической активности [10, с. 251].

Жизнь П.Н. Богдановича во Франции осложнилась из-за обвинений в коллаборационизме [10, с. 251] и в 1948 г. он уехал в Аргентину, где и прожил остаток жизни до 1973 г. [7, с. 274] Его бывшие сотрудники пытались возродить разведческую работу в разных уголках земного шара. Такие попытки предпринимались во французском Марокко в 1954-1960 гг. [28, c. 154], с 1951 г. существовал отряд в США. В 1955 г. работу в этой стране возглавил генерал Ивицкий, после смерти которого деятельность прерывалась, но с 1962 г. была возобновлена и ведется до сих пор [10, с. 251]. Однако, эти всплески активности были лишь бледной тенью довоенной НОРР. Задача национального воспитания эмигрантских детей снова легла на скаутские плечи, в лице двух организаций: Национальной Организации Русских Скаутов-Разведчиков и Организации Российских Юных Разведчиков.

Выше была описана фактическая история НОРР. Однако, у самих разведчиков был свой взгляд на этот вопрос. Точнее на вопрос об их истоках. Так как этот аспект важен для понимания разведческой идеологии, остановимся на нём подробнее.

Любимым правителем П.Н. Богдановича был Пётр Великий. Это проявилось, помимо того, что свою следующую организацию он назвал Петровским союзом, в том, что корни юных разведчиков он видел в петровском движении потешных. Это было закреплено и в официальной истории организации. Вначале речь шла только о том, что НОРР отказывался от скаутских элементов в пользу отечественных традиций, в т.ч. и потешных, которые первоначально не воспринимались, как детская воспитательная организация [17, с. 26]. В дальнейшем же уже говорилось, что «Петр Алексеевич (Петр Великий) положил начало патриотической военной организации Русской молодёжи» [12, с. 5]. Таким образом утверждались мысли о древности и исключительной русскости разведческого движения, а также о самостоятельности русской педагогики. В 1982 г. была даже выпущена памятная медаль к 300-летию потешных-разведчиков [14, с. 95]. Следующей вехой стал 1909 г. На самом деле это был очень важный период для становления детского движения в России. В 1908 г. появилось движение потешных, представлявших собой большое количество слабо связанных между собой отрядов, пытавшихся самостоятельно сформировать систему национального воспитания. Делалось это во многом под влиянием скаутинга, появившегося в 1907 г. в Англии. И первые собственно скаутские отряды в России появились из потешного движения и первоначально общественность их не различала. В 1909 г. в Царском Селе ещё по потешной системе с детьми стал работать О.И. Пантюхов, а в 1910 г. он полностью перешёл на скаутский метод работы и сегодня считается родоначальником русского скаутинга. Именно из организации Пантюхова в 1928 г. вышел П.Н. Богданович. Однако признать английские корни своей системы для националистически настроенного Богдановича было неприемлемо, и тогда он нашёл другого предшественника. Одновременно с Пантюховым по потешно-скаутскому пути в Москве шёл ротмистр Г.А. Захарченко, правда он довольно быстро отошёл от работы с детьми, но это не останавливало идеологов НОРР. В 1934 г. вышла статья «1909-1934», написанная начальником штаба НОРР капитаном В.М. Сигалем. В статье говорилось, что в 1909 г. при Александровском училище штабс-ротмистр Захарченко организовал отряд Юных Разведчиков, он же издал первое русское пособие для работы с детьми. Тут же было объявление о розыске бывших сотрудников Захарченко [27, с. 11]. В 1939 г. таковой нашёлся. Старший инструктор НОРР капитан Червяков в двух номерах «Русского разведчика», описал как в 1909 г. в Москве вступил в отряд Захарченко [32]; [33]. А чтобы развеять все сомнения в преемственности от отряда Захарченко, Богданович издал приказ, чтобы членство Червякова в НОРР считалось с 19 августа 1908 г. [25, с. 23] Учитывая, что русские скауты вели свою историю с 30 апреля 1909 г., разведчики у них перехватывали пальму первенства не только в XVII в., но и в XX в.

На примере описанной конкуренции со скаутами уже можно понять идеи, лежащие в основании НОРР. Разрыв с Пантюховым Богданович обосновал тем, что скауты ведут недостаточную национальную политику и управляются из иностранного центра. Как об этом писал сам лидер разведчиков: «НОРР, в отличие от русского Скаутизма, с которым у неё идеологически нет ничего общего, - не допускает вмешательства (независимо от его формы и сути) иностранцев и воинствующих инославных в дело воспитания русского ребенка» [2, с. 18]. В том же 1934 г. старший инструктор Ю. Лукин пойдёт ещё дальше и выпустит брошюру, напрямую обвиняющую скаутов в масонском происхождении [13].

Разведчики отдалялись от скаутской основы постепенно. Только к 1931 г. они окончательно расстались со словом скаут в названии. Тут следует сказать, что слово скаут и разведчик равноправно и взаимозаменяемо использовалось ещё в Российской Империи. В данной статье для удобства термин скаут применяется к движению созданному и возглавляемому О.И. Пантюховым, а разведчиками называются члены НОРР, что, однако, не совсем верно, так как скауты Пантюхова также называли себя юными разведчиками, а подопечные Богдановича ещё в 1930 г. считались скаутами [11].

Русский национал-патриотизм и милитаризм, находивший выражение в культе белой армии, были фундаментом НОРР. Всем отрядам, и зачастую звеньям, присваивались имена отечественных исторических деятелей, святых, членов императорской фамилии и прославленных военных частей (например, были отряд и звено имени Изюмского гусарского полка). В 1932 г. приказом № 10 была изменена символика, что стало последним шагом в разрыве со скаутизмом. Вот как об этом отзывался в журнале «Часовой» автор Я.Р. (судя по всему, один из идеологов НОРР – Я. Репнинский): «духовная сторона организации уже давно очистилась от иностранного влияния … в настоящее время и во внешнем облике разведчиков, произошла перемена … шапочки пилотки, заменившие у разведчиков чуждые нам ковбойские широкополые шляпы, будут украшены не ничего не говорящей русскому сердцу бурбонской лилией, а «Ополченским» крестом с вензелем изображением имени Императора Петра I» [34, с. 48]. Также патриотическую ориентацию организации должен был подчеркнуть флаг русских национальных цветов, носившийся на левом погоне. Это было закреплено приказом П.Н. Богдановича от 1 июля 1933 г. У руководящего состава к этому ещё добавлялись бело-сине-красные наплечные ленты [6, л. 45-47].

Поиски патриотической формулы находили отражение и в изменении девиза организации. В 1933 г. «Помни Россию» было заменено на «За Россию» [20, с. 27]. Это должно было подчеркнуть не пассивное, а активное отношение к борьбе за Родину. В 1938 г. приказом № 238 вместо лозунга «За Россию», вводится: «За веру, царя и Отечество» [23, с. 11]. Этот «старый русский призыв» должен был подчеркнуть уже верность белым и монархическим идеалам. При этом все три составные части нового лозунга были важны для идеологической работы НОРР. Любовь к России и желание туда вернуться было общим чувством белой эмиграции, надполитической ценностью, и разведчики не были исключением. Православная вера также играла важную роль. Для получения новых разрядов в организации, т.е. для карьерного продвижения, было необходимо сдавать экзамены. И начиная с младших ступеней в экзамены обязательно входили задания на знания православной веры. В 1936 г. в Харбине был издан специальный учебник по основам религии, который должен был помочь при сдаче испытаний на новый разведческий разряд [16]. Также разведчики регулярно участвовали в церковных праздниках, стояли на них почетным караулом, обеспечивали порядок на похоронах и т.д. При этом в НОРР присутствовала и веротерпимость. Так в ноябре 1936 г. в НОРР подали заявления на вступление несколько детей извозчиков со ст. Эхо, одним из которых был Загидулла Габайдуллин, по вероисповеданию «магометанин» [6, л. 4]. Также принимались и не православные христиане. Так в 34-м имени генералиссимуса Суворова отряде на Ст. Ханьдаохэдзы было двое молокан – братья Шабалины [6, л. 24].

Монархизм также играл важную роль в идеологии разведчиков. Про культ Петра I уже было сказано. Помимо этого, многие отряды носили почетное имя кого-либо из императорской семьи. В условиях эмиграции это ещё проявилось в том, что организация официально называлась «Состоящая под покровительством Великого Князя Александра Михайловича Национальная Организация Русских Разведчиков». После смерти Александра Михайловича в феврале 1933 г. [30, с. 2], покровительницей стала его жена Ксения Александровна, сестра Николая II. Их сын Федор Александрович был шефом 1-го отряда [19, с. 20]. Другой сын августейших покровителей – Никита Александрович с 9 апреля 1934 г. стал шефом марсельского 10-го отряда имени фельдмаршала князя Аникиты Репнина. Что интересно, он так же был шефом популярной в Харбине и его окрестностях молодёжной организации мушкетеров. Его дети Никита Никитич и Александр Никитич были зачислены тем же числом в орлята, соответственно, в 4-й (Харбин) и 18-й имени Генералиссимуса Суворова (Деснин) отряды. Разведчиками были так же князья Михаил Андреевич в 5-м отряде (Крезо), Андрей Андреевич в 1-м отряде (Париж) [21, с. 16] и Михаил Федорович [22, с. 20]. В разведческой периодике регулярно появлялись поздравления к праздникам от своих покровителей, а также описания их посещения летних лагерей. Всё это способствовало поддержанию ещё имперской традиции шефства великих князей над организациями.

Идеологическая работа в организации разведчиков привела к тому, что многие молодые люди, прошедшие через неё, увидели во Второй Мировой войне шанс для борьбы с коммунизмом. По сведениям Ю.В. Кудряшова более 250 членов НОРР воевало против СССР, по другим данным приводимым этим исследователем 80% старших разведчиков и руководителей погибло на поле боя и в концлагерях [10, с. 251]. Во втором случае следует сделать оговорку, что многие разведчики были призваны в армии по месту проживания и сражались вне зависимости от своих политических предпочтений. Так в 1941 г. П.Н. Богданович грустит о гибели в рядах французской армии двух старших разведчиков К. Дубинского и Б. Компаниеца, которые на его взгляд были убиты за чужие интересы [3, с. 13].

Для того, чтобы понять причины расцвета и увядания НОРР, нужно вернуться к её истокам, т.е. к скаутингу. Скаутская система воспитания является универсальной и весьма гибкой. Изначально она аполитична, хотя и нацелена на патриотические, монархические и религиозные ценности. Однако эта система легко наполняется, какими угодно смыслами, что показали пионерия и НОРР, созданные скаутами. В условиях эмиграции базовый, аполитичный скаутинг, не отвечал запросам общества. Если в Российской Империи национализм был вещью не совсем понятной, то в белой эмиграции стал важнейшей ценностью. В силу этого организация, воспроизводившая классический скаутинг, вызывала сомнения. При этом О.И. Пантюхов искренне беспокоился о дерусификации молодёжи, и скаутская организация боролась с ней: дети общались на русском, учили историю и географию России, помогали церкви, издавали газеты и журналы на русском и т.д. Одновременно сохранялось воспитание на примерах разработанных англичанином Баден-Пауэллом, звенья назывались в честь животных, символом была лилия, играли в рыцарей и индейцев. Таким образом, когда Богданович начал критиковать эти скаутские элементы и добавил обвинения в интернационализме и масонстве и, одновременно, предложил такой же скаутинг, только с национальным лицом, это вызвало восторг у публики. Также П.Н. Богданович, проживавший в Париже, а не в США, как Пантюхов, сумел выстроить прекрасные личные отношения с руководством РОВС и великими князьями.

Как это обычно бывает недостатки НОРР стали продолжением её достоинств. Идеологически радикальные разведчики во время Второй войны выступили на стороне немцев и их союзников, что дискредитировало организацию в глазах большой части эмиграции и руководства стран победителей. Организация Пантюхова в этом отношении выглядела предпочтительнее. К примеру, О.О. Пантюхов, сын Старшего Скаута, сам активный скаут, был полковником американской армии и переводчиком Эйзенхауэра. Часть европейских скаутмастеров близких к НТС НП, хотя с оружием в руках и не воевала против советов, но была довольно близка с власовцами. Однако, в 1946 г. они устроили новый раскол и в противовес пантюховской НОРС-Р создали Организацию российских юных разведчиков (ОРЮР). Тут мы подходим ко второй причине затухания НОРР. Под влиянием разведчиков скауты добавили больше национальных символов в свою работу, особенно после того, как в 1934 г. был принят новый устав НОРС-Р, написанный А. Шатерником, членом НТС НП [9, с. 250]. И хотя эта организация по-прежнему оставалась умеренно национальной, то вновь появившаяся ОРЮР, по сути, перехватила повестку у Богдановича. Более того, Богданович на чьей энергии держалась НОРР был вынужден уехать в далекую Аргентину и проявлял все меньше энтузиазма в работе с детьми. А молодые югославские скаутмастера из ОРЮР во главе с Б.Б. Мартино, наоборот, кипели энергией, что окончательно не оставляло разведчикам шансов.

Библиография
1.
Белая эмиграция в Китае и Монголии / Под ред. С. Волкова. М.: Центрополиграф, 2005. 429 с.
2.
Богданович П.Н. Роль православия в воспитании русской молодёжи // Русский Разведчик. 1934. №5. С. 18-19.
3.
Богданович П.Н. Русским разведчикам // Часовой. 1941. № 255. С. 13.
4.
ГАХК. Ф. Р830. Оп. 2. Д. 16.
5.
ГАХК. Ф. Р831. Оп. 2. Д. 4.
6.
ГАХК. Ф. Р1127. Оп. 1. Д. 39.
7.
Давыдов Б.Б. П.Н. Богданович – биограф А.А. Аракчеева, историк русского зарубежья // Вестник архивиста. 2007. № 3. С. 273-277.
8.
Домнин А.И. Мушкетёры против пионеров // Родина. 2011. № 3. С. 96-98.
9.
Кудинов В.А., Попова О.В. Объединения российских скаутов за рубежом и их влияние на возрождение скаутинга в России // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Серия: Педагогика. Психология. Социальная работа. Ювенология. Социокинетика. 2008. Т. 14. № 2. C. 248-253.
10.
Кудряшов Ю.В. Российское скаутское движение. Архангельск: Изд-во Помор. ун-та, 2005. 593 с.
11.
Лагерь в Капбретоне // Часовой. 1930. № 41. С. 7.
12.
Лукин Ю.Н. Краткий очерк истории Национальной Организации Русских Разведчиков. Харбин: НОРР, 1936. 28 с.
13.
Лукин Ю.Н. Масонство в русском скаутизме. Харбин: НОРР, 1934. 30 с.
14.
Окороков А.В. Знаки русской эмиграции (1920-1990). М.: Collector’s book, 2005. 274 с.
15.
РГАСПИ. Ф. 101. Оп. 2. Д. 24.
16.
Религиозный отдел. Программы 3-го, 2-го и 1-го разрядов НОРР. Харбин, 1936. 40 с.
17.
Репнинский Я. Русские разведчики // Часовой. 1932. № 91. С. 26-27.
18.
Русские разведчики // Часовой. 1933. № 98. С. 29.
19.
Русский Разведчик. 1933. № 1.
20.
Русский разведчик. 1933. № 2.
21.
Русский Разведчик. 1934. № 7.
22.
Русский Разведчик. 1937. № 26.
23.
Русский Разведчик. 1938. № 28.
24.
Русский Разведчик. 1938. № 29.
25.
Русский Разведчик. 1939. № 31.
26.
Смирнов С.В. Русские организации скаутов и разведчиков // Проблемы востоковедения. 2016. №2. С. 81-85.
27.
Сигаль В.М. 1909-1934 // Русский Разведчик. 1934. №6. С. 11.
28.
Терзов А.С. История и идеология русских эмигрантских молодёжных орагнизаций на примере Национальной организации русских разведчиков (НОРР) // Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В. Г. Белинского. 2009. № 11 (15). С. 151-155.
29.
Часовой. 1931. № 57.
30.
Часовой. 1933. № 99.
31.
Часовой. 1940. № 253.
32.
Червяков. Разведчики в Москве // Русский Разведчик. 1939. №30. С. 22.
33.
Червяков. Разведчики в Москве (продолжение) // Русский Разведчик. 1939. №31. С. 22-23.
34.
Я.Р. Русские Разведчики // Часовой. 1933. № 100. С. 48.
References (transliterated)
1.
Belaya emigratsiya v Kitae i Mongolii / Pod red. S. Volkova. M.: Tsentropoligraf, 2005. 429 s.
2.
Bogdanovich P.N. Rol' pravoslaviya v vospitanii russkoi molodezhi // Russkii Razvedchik. 1934. №5. S. 18-19.
3.
Bogdanovich P.N. Russkim razvedchikam // Chasovoi. 1941. № 255. S. 13.
4.
GAKhK. F. R830. Op. 2. D. 16.
5.
GAKhK. F. R831. Op. 2. D. 4.
6.
GAKhK. F. R1127. Op. 1. D. 39.
7.
Davydov B.B. P.N. Bogdanovich – biograf A.A. Arakcheeva, istorik russkogo zarubezh'ya // Vestnik arkhivista. 2007. № 3. S. 273-277.
8.
Domnin A.I. Mushketery protiv pionerov // Rodina. 2011. № 3. S. 96-98.
9.
Kudinov V.A., Popova O.V. Ob''edineniya rossiiskikh skautov za rubezhom i ikh vliyanie na vozrozhdenie skautinga v Rossii // Vestnik Kostromskogo gosudarstvennogo universiteta im. N.A. Nekrasova. Seriya: Pedagogika. Psikhologiya. Sotsial'naya rabota. Yuvenologiya. Sotsiokinetika. 2008. T. 14. № 2. C. 248-253.
10.
Kudryashov Yu.V. Rossiiskoe skautskoe dvizhenie. Arkhangel'sk: Izd-vo Pomor. un-ta, 2005. 593 s.
11.
Lager' v Kapbretone // Chasovoi. 1930. № 41. S. 7.
12.
Lukin Yu.N. Kratkii ocherk istorii Natsional'noi Organizatsii Russkikh Razvedchikov. Kharbin: NORR, 1936. 28 s.
13.
Lukin Yu.N. Masonstvo v russkom skautizme. Kharbin: NORR, 1934. 30 s.
14.
Okorokov A.V. Znaki russkoi emigratsii (1920-1990). M.: Collector’s book, 2005. 274 s.
15.
RGASPI. F. 101. Op. 2. D. 24.
16.
Religioznyi otdel. Programmy 3-go, 2-go i 1-go razryadov NORR. Kharbin, 1936. 40 s.
17.
Repninskii Ya. Russkie razvedchiki // Chasovoi. 1932. № 91. S. 26-27.
18.
Russkie razvedchiki // Chasovoi. 1933. № 98. S. 29.
19.
Russkii Razvedchik. 1933. № 1.
20.
Russkii razvedchik. 1933. № 2.
21.
Russkii Razvedchik. 1934. № 7.
22.
Russkii Razvedchik. 1937. № 26.
23.
Russkii Razvedchik. 1938. № 28.
24.
Russkii Razvedchik. 1938. № 29.
25.
Russkii Razvedchik. 1939. № 31.
26.
Smirnov S.V. Russkie organizatsii skautov i razvedchikov // Problemy vostokovedeniya. 2016. №2. S. 81-85.
27.
Sigal' V.M. 1909-1934 // Russkii Razvedchik. 1934. №6. S. 11.
28.
Terzov A.S. Istoriya i ideologiya russkikh emigrantskikh molodezhnykh oragnizatsii na primere Natsional'noi organizatsii russkikh razvedchikov (NORR) // Izvestiya Penzenskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. V. G. Belinskogo. 2009. № 11 (15). S. 151-155.
29.
Chasovoi. 1931. № 57.
30.
Chasovoi. 1933. № 99.
31.
Chasovoi. 1940. № 253.
32.
Chervyakov. Razvedchiki v Moskve // Russkii Razvedchik. 1939. №30. S. 22.
33.
Chervyakov. Razvedchiki v Moskve (prodolzhenie) // Russkii Razvedchik. 1939. №31. S. 22-23.
34.
Ya.R. Russkie Razvedchiki // Chasovoi. 1933. № 100. S. 48.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Эпоха Перестройки привела к глубоким преобразованиям в жизни советских граждан, при чем не только социально-экономическим, но и общественно-политическим преобразованиям. Как написал один из зарубежных очевидцев, в конце 1980-х годов в Советском Союзе «все пришло в движение». Одновременно на фоне глубоких процессов гласности и демократизации в широких кругах общества наметился интерес к социальным и гуманитарным наукам, в том числе к истории Русского Зарубежья. Несмотря на это, и сегодня остаются белые пятна в истории различных организаций русских эмигрантов, что представляет большую возможность для изучения специалистам.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является Национальная организация русских разведчиков. Автор ставит своими задачами раскрыть обстоятельства возникновения данной организации, показать ее территориальные рамки, проанализировать идеологические аспекты, а также определить взгляд на данную организацию со стороны ее участников.
Работа основана на принципах историзма, объективности, анализа и синтеза, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать деятельность Национальной организации русских разведчиков. Научная новизна определяется привлечением архивных материалов.
Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя свыше 30 различных источников и исследований, что уже говорит о серьёзной подготовительной работе проделанной автором. Источниковую базу статьи можно разделить на опубликованные (материалы периодической печати) и неопубликованные источники из фондов Государственного архива Хабаровского края и Российского государственного архива социально-политической истории. Из используемых исследований отметим труды А.В. Окорокова, С.В. Смирнова и других авторов, в центре внимания которых различные аспекты русских зарубежных организаций. Добавим от себя, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований позволило автору должным образом раскрыть поставленную тему.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкому кругу читателей, всех кто интересуется историей Русского Зарубежья, в целом, так и различными русскими националистическими организациями. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что «доя русских эмигрантов первой половины XX в. было характерно сильное национальное самосознание, под влиянием этого чувства ими были созданы русские приюты, кадетские корпуса, младшая и средняя школы, высшие учебные заведения». Среди идеологических установок национальной организации русских разведчиков отметим православие и монархизм. В работе показано, что «идеологически радикальные разведчики во время Второй мировой войны выступили на стороне немцев и их союзников, что дискредитировало организацию в глазах большой части эмиграции и руководства стран победителей».
Главным выводом статьи является то, что в условиях эмиграции национализм стал важной частью русских организаций.
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по истории России, так и в различных спецкурсах.
Статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Genesis: исторические исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"