Статья 'Историография в структуре истории политических и правовых учений: предметная направленность, целевые установки, задачи и функции' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Историография в структуре истории политических и правовых учений: предметная направленность, целевые установки, задачи и функции

Кодан Сергей Владимирович

доктор юридических наук

профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации, член Экспертного совета по праву Высшей аттестационной комиссии при Министерстве науки и образования Российской Федерации, профессор кафедры теории государства и права Уральского государственного юридического университета, главный редактор журнала "Genesis: исторические исследования"

620137, Россия, Свердлвская область, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21, оф. 210

Kodan Sergei Vladimirovich

Doctor of Law

Professor, the department of Theory of State and Law, Merited Lawyer of the Russian Federation, Ural State Law Academy; Editor-in-Chief of the Scientific Journal “Genesis: Historical Studies”

620137, Russia, Sverdlvskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Komsomol'skaya, 21, of. 210

svk2005@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.12.34729

Дата направления статьи в редакцию:

24-12-2020


Дата публикации:

31-12-2020


Аннотация: Науковедческий контекст изучения историографии истории политических и правовых учений связан с её позиционированием в структуре указанной историко-юридической науки и представляет сложную и интересную проблематику, ориентирующую исследователя на понимание процессов развития данной науки через призму историографии как отражение ее истории. Именно поэтому представляется необходимым определить ее предметную направленность, целевые установки, задачи и функции историографии в структуре указанной науки, на что собственно и направлена данная статья. При этом рассмотрение указанных вопросов опирается на общее видение развития историографии в социально-гуманитарных науках. Научная новизна статьи состоит в том, что историографическая проблематика в истории политических и правовых учений практически не изучена и настоящая статья является первой попыткой позиционировать историографию в ее составе как научной дисциплины историко-юридической направленности и представить авторское видение указанной проблемы. В статье особе внимание акцентируется на рассмотрении основных характеристик историографии в составе истории политических и правовых учений - содержание предмета, целевых установок, задач и функций. При этом автор опирается на историографические наработки в социоуманитаристике и, прежде всего, в исторической науке, основе которых анализируется и представляется авторское видение места историографии в составе истории политических и правовых учений.


Ключевые слова: социально-гуманитарные науки, юридические науки, история науки, история юридической науки, историография, историография юридических науки, историография политических учений, историография правовых учений, предмет историографии, функции историографии

Публикация подготовлена в рамках реализации финансируемого РФФИ научного проекта № 20-011-00779 «Историография, источниковедение и методология истории политических и правовых учений: теоретические и прикладные проблемы исследовательских практик».

Abstract: The scientific context of studying the historiography of the history of political and legal doctrines is associated with its positioning within the structure of the indicated historical legal science, and represents a challenging problematic that orients the researcher towards understanding the processes of development of this science through the prism of historiography as a reflection of its history. This necessitates to determine the subject field, objectives, tasks, and functions of historiography within the structure of the indicated science, which is the key vector of this research. At the same time, the analysis of these questions leans on universal vision of the development of historiography in the social sciences and humanities. The scientific novelty is defined by the fact that the historiographical problematic in the history of political and legal doctrines is studied insufficiently; therefore, this article is the first attempt to position historiography as a scientific discipline of historical legal trend, and present an original perspective on the topic. Emphasis is placed on examination of the key characteristics of historiography as part of history of political and legal doctrines: subject matter, objectives, tasks, and functions. At the same time, the author relies on the historiographical developments in social sciences and humanities, namely in the historical science, based on which presents an original perspective on the role of historiography as a part of history of political and legal doctrines is.



Keywords:

historiography of political doctrines, historiography of legal science, historiography of socio-humanitarian studies, history of legal science, history of science, legal sciences, social sciences and humanities, historiography of legal doctrines, subject of historiography, functions of historiography

Историография в современной социогуманитаристике выступает как сфера знаний, охватывающей «различные формы историко-научных реконструкций, которые изображают реальный исторический процесс развития науки на базе соответствующих месту и времени методов исследования, способов отбора, описания и интерпретации научных текстов, открытий, научных теорий» - характеризует сферу историографических знаний Л.А. Маркова [11, c. 333]. Соответственно и каждая из наук включает собственные историографические разделы, которые фрагментированы по отдельным сферам научного знания или научным дисциплинам – историография истории, историография философии, историография социологии, историография политологии и др. Историографическая проблематика начинает выделяться в качестве исследовательской проблемы и в юридической науке - как в целом в юриспрудении, так на уровне её отдельных дисциплин [7].

В рамках данной статьи обратимся к вопросам позиционирования историографии в структуре истории политических и правовых учений – определению её как исследовательского направления и раздела данной научной и учебной дисциплины. В контексте этого выделим ряд вопросов, которые требуют рассмотрения и к которым относятся - предмет, целевые установки, задачи, функции и назначение историографии в указанной историко-юридической науке.

1. Предмет историографии истории политических и правовых учений не относится к числу проблем, проработанных в данной историко-юридической науке. В лучшем случает упоминается о наличии историографии исследований по изучению политико-правовой мысли и обозначаются контуры историографических процессов. Между тем определение предметной области историографического знания является важным вопросом для его идентификации в рамках изучения развития истории политических и правовых учений и, соответственно, требует обращения к области науковедческих вопросов – проблемам взаимосвязей между предметом указанной научной дисциплины в целом и предметом историографии в качестве её исследовательского направления и раздела в контексте историографических исследований в социогуманитаристике.

В определении предметной направленности историографии в составе истории политических и правовых учений определяющим является предмет данной научной дисциплины, который в целом сводится к тому, что «в рамках данной юридической дисциплины исследуется и освещается специфический предмет – история возникновения и развития теоретических знаний о государстве, праве, политике и законодательстве, история политических и правовых теорий, история теорий права и государства» - отмечает В.С. Нерсесянц [15, c. 11]. И хотя в определении предмета и характеристиках предметных особенностей истории политических и правовых учений речь о её историографии прямо не идёт, но вполне резонным является вопрос об истории изучения теоретического политико-правового наследия юристами-историками – это собственно и подразумевает наличие в составе истории политических и правовых учений историографии как исследовательского направления и раздела указанной научной дисциплины. Особо заметим, что при определении предмета историографии в составе истории политических и правовых учений важно учитывать дуализм и сочетание ней исторической и юридической направленности в содержании этой научной дисциплины, а также её ориентации на теоретическую составляющую в изучении политико-правовой мысли. На это обращает внимание В.С. Нерсесянц, отмечая, что история политических и правовых учений - это, по существу, история теорий права и государства, т.е. дисциплина одновременно и историческая и теоретическая» [14, c. 70]. Эти планы понимания предмета истории политических и правовых учений задают и подходы к определению предмета историографии в её составе. Именно здесь междисциплинарное взаимодействие подходов к изучению историографических процессов в исторической и юридической науках является определяющим.

В исторической науке «историография рассматривается как элемент культуры, историческое явление, ветвь общественной мысли и специальная отрасль исторической науки. В этом плане термин "историография" в смысловом отношении совпадает с "историей исторической науки"» - обмечает А.И. Зевелев[4, c. 5]. Историография позиционируется специалистами в области исторической науки как относительно самостоятельная научная дисциплина, которая «изучает не только процесс накопления знаний о развитии человеческого общества, эволюцию исторической мысли, труды историков, концепции, их обоснование и аргументацию, но и условия существования исторического знания, организацию научных исследований, влияние на развитие исторической науки политики государства». Подчёркивается, что «первоочередной задачей историографии является выявление существенных черт, закономерностей историко-познавательного процесса в России, определение теоретических и методологических основ исторического познания, источниковой базы и методов работы с источниками, проблематики исторических исследований и сформулированных на этих основах общих и конкретных концепций истории России на том или ином этапе развития исторической науки». Особо выделяется «проблемная историография» и акцентируется снимание на задачах – одна из которых «традиционная и заключается в подведении итогов изучения проблемы в предшествующий период, выявлении дискуссионных или слабо разработанных вопросов, определении путей дальнейшего исследования проблемы», а другая «является более сложной - на основе ценностного подхода выделить в предшествующей историографии то, что имеет значение для современного этапа развития научных знаний (фактический материал, идеи, постановку проблемы)» - отмечают А.А. Чернобаев и В. Д. Камынин [19, c. 15-16]. Эти общие подходы к предмету историографии являются определяющими и для историографии истории политических и правовых учений как науки исторической направленности в рамках юриспруденции.

В юридической науке предмет историографии юридической науки находится в плоскости осмысления развития истории юриспруденции в категориях ее прошлого, настоящего и направлений будущих исследовательских перспектив через призму изучения накопленного интеллектуального наследия в сфере изучении государственно-правовой жизнедеятельности общества, биографий ведущих ученых-юристов и их научной деятельности [7]. В данном контексте историография носит науковедческий характер и относится к познавательному пространству истории юридической науки [6, c. 160; 8, c. 7-8]. В истории политических и правовых учений предмет историографии определяется особенностью этой научной дисциплины, которая состоит в том, что «в рамках этой историко-теоретической науки политические и правовые учения рассматриваются прежде всего с конкретно-исторических позиций. Воззрения каждого отдельного юридического или политического идеолога, представителя правовой науки исследуются с учётом особенностей той исторической эпохи, в которой они возникли, кроме того, даются описание, конкретный анализ и оценка каждого из изучаемых учений. Одновременно оценка научной значимости конкретной правовой доктрины, ее роли в развитии правовой науки даётся в теоретически последовательной форме, с учётом современного состояния правовой науки и ее последних достижений» - подчёркивает В.М. Сырых [17, c. 115]. При этом обратим внимание на то, что В.М. Сырых обращает внимание именно на знание истории развития истории политических и правовых учений и современного её состояния, что собственно и входит в предметную сферу историографии и актуализирует значение разработки её проблем.

Для определения предмета историографии в составе истории политических и правовых учений представляет важным ещё один аспект - понимание значения историографии в контексте науковедческих проблем истории науки. На это обращает внимание И.С. Тимофеев - «В самом общем смысле под предметом историко-научного исследования понимается генезис и процесс развития науки, состоявшиеся в прошлом. Это означает, что под предметом понимается историческая реальность, т. е. то, что реально было, но чего уже нет, что недоступно непосредственному наблюдению. Есть лишь остатки, следы, памятники прошлых процессов и есть современное состояние науки, реальность сегодня, как продолжение исторической реальности. Последовательное проведение принципа "предмет - то, что было" с необходимостью ведёт к характерному пониманию основной цели историко-научных исследований, а именно: анализируя источники и устанавливая факты дать знание о том: "как это было", как именно возникла наука, какими конкретными путями она развивалась» [18, c. 244-245]. Указанный вектор определения предметной направленности историографии вполне приемлем и для изучения историографический процессов в сфере истории политических и правовых учений.

Предметная направленность историографии истории политических и правовых учений ориентируется на историю науки, связана и требует обращения к достаточно широкому комплексу вопросов, которые входят в её предмет. Поэтому представляется важным определить структурные элементы как некие демаркационные характеристики данного направления в составе указанной научной дисциплины. При этом используем историографические наработки в сфере социально-гуманитарных наук и, прежде всего, в исторической науке, в которой историография является динамично развивающейся областью знания. Исторической наукой в пространство изучения историографии включается «история исторических знаний, исторической мысли, исторической науки в целом (или в одной стране, регионе, в определённый период)» и «изучение исторической литературы по какому-либо вопросу, проблеме, периоду» [10, c. 161-163]. Изучение подходов к пониманию историографии в социогуманитаристике и особенностей историографических процессов в юриспруденции позволяет выделить пять элементов, составляющих предмет историографии в составе истории политических и правовых учений как науке.

(1) Науковедческая составляющая в предмете историографии связана с изучением истории данной научной дисциплины в динамике её развития от возникновения до современного состояния научных исследований и направлена на анализ и критическое отношение к научному наследию науки с учетом факторов и акторов развития научного знания, понимания условий деятельности ученого в их преломлении и отражении в содержании конкретного научного труда. В данном аспекте важным является формирование способности исследователя к осознанию современного звучания многих научных идей и концепций прошлого в современном исследовательском пространстве истории политических и правовых учений с учетом преемственности и новаций в научной деятельности Не случайно основоположник исследований по истории науки академик В.И. Вернадский по этому поводу подчёркивал - «История науки и ее прошлого должна критически составляться каждым научным поколением и не только потому, что меняются запасы наших знаний о прошлом, открываются новые документы или находятся новые приемы восстановления былого. … Необходимо вновь научно перерабатывать историю науки, вновь исторически уходить в прошлое, потому что, благодаря развитию современного знания, в прошлом получает значение одно и теряет другое. Каждое поколение научных исследователей ищет и находит в истории науки отражение научных течений своего времени. Двигаясь вперёд, наука не только создаёт новое, но и неизбежно переоценивает старое, пережитое. Уже поэтому история науки не может являться безразличной для всякого исследователя» [2, c. 203].

(2) Теоретическая составляющая в предмете историографии определяется её направленность на проработку и обобщение на теоретическом уровне накопленных эмпирических знаний с созданием неких относительно универсальных положений относительно понимания историографических процессов с выводом их на проблемные пространства исследовательских практик в историографии данной науки, что связано с тенденцией теоретизации представлений о предмете историографии. В данном аспекте представляется важным изучение комплекса теоретических проблем историографии, которые связаны с определением коммуникативного пространства, познавательными стратегиями, научно-познавательными средства и др. вопросами, образующими обобщённое представление об историографических процессах в истории политических и правовых учений. Одновременно важно учитывать, что «современный мир предполагает быструю смену концептуально-методологических подходов к теоретическим основаниям деятельности и ее инструментария. Формальной логики построения науки оказывается недостаточно для превращения теоретического знания в практическую силу. Связь между теорией и практикой предполагает развитый интеллект, опыт деятельности и ещё одну важную составляющую – способность к домысливанию, которая обнаруживает ассоциативные связи с реальным миром в рамках теоретических представлений» - подчёркивает Л. И. Лурье [9, c. 130-131].

(3) Источниковедческая составляющая в предмете историографии обусловливается необходимостью изучения носителей историографической информации - понимания их особенностей, содержательных оснований классификации, специфики отдельных видов источников и особенностей их использования в исследовательских практиках и др. источниковедческих проблем историографии. При этом заметим, что источниковедческий подход в изучении истории развития истории политических правовых учений, в отличие от исторического источниковедения, практически не разработан и требует привлечения наработок историографии в междисциплинарном пространстве социогуманитаристики с учётом специфики изучения биоисториографического наследия в юриспруденции. О. М. Медушевская по этому поводу справедливо отмечает – «Важнейшим направлением дальнейшего развития междисциплинарных исследований является изучение источников по истории науки и техники, успешное развитие которой является одним из проявлений синтеза естественно-научного и социально-исторического познания целостного, единого в своём многообразии мира. История науки нуждается в источниках, а следовательно, в источниковедении. Обе задачи источниковедения – эвристическая и аналитическая – необходимы для истории науки. История исторической науки раньше других поставила эту проблему и формирует источниковедение историографии» [12, c. 763].

(4) Методологическая составляющая в предмете историографии требует определения системы методологических знаний как инструментария исследования истории указанной науки на уровне методологических принципов, подходов, методов, а также методик и технологий исследования. На этой основе в историографии определяются основные инструментально-познавательные пространства изучения историографии как своеобразные исследовательские «срезы» изучения историографии с учётом основных методологических подходов, которые рассматривают историографию истории политических и правовых учений в контексте пространств интеллектуальной истории, историографических источников и историографической биографики. На это важную составляющую процесса научного познания обращает внимание Г. П. Щедровицкий - «Методология… исходит из того, что одному и тому же объекту может соответствовать много разных представлений и знаний. …. Методология начинает свою работу с представлений профессионалов об объекте, и первоначально объект задан только этим множеством представлений. Лишь затем, исходя из всей этой совокупности представлений, методолог может ставить вопрос о реконструкции объекта в том виде, как он существует "на самом деле", и производить эту реконструкцию, предполагая, что все имеющиеся представления характеризуют объект с разных сторон, как бы в разных его проекциях» [20, c. 97].

(5) Междисциплинарная составляющая в предмете историографии выступает как стиль мышления учёного, форма организации научного знания и направленность научной деятельности на взаимодействие с другими науками социально-гуманитарного профиля. Такая ориентация в историографии создаёт для исследователя возможности объединения теоритических и методологических подходов отдельных дисциплин современной социогуманитаристики для активного их вовлечения в изучение историографических процессов в пространстве истории политических и правовых учений. Рассматривая взаимодействия научных дисциплин призму междисциплинарности, необходимо учитывать, что это явление в науке выступает как «интеграция, кооперация, взаимодействие и взаимодополнение подходов, методов и практик, развитых в отдельных научных областях» и как познавательный механизм служит «для получения нового научного знания, а также для эволюции традиционных научных дисциплин и изменения контуров их конфигурации». Междисциплинарные исследования являются интегративными, продуктивными, креативными и наиболее востребованными современными научными институтами» - отмечает Е. Н. Князева [5, c. 16-19].

В итоге можно констатировать, что предметная сфера историографии в составе истории политических и правовых учений находится на начальном этапе её формирования и связана потребностями развития исследований по истории развития исследований в сфере освоения политико-правового наследия. Освоение историографического исследовательского пространства указанной науки должно сочетаться с созданием и отработкой научного теоретико-методологического инструментария. Тем не менее, представляется возможным представить следующее авторское видения предмета историографии истории политических и правовых учений.

Предмет историографии истории политических и правовых учений представляет собой направление исследований и раздел указанной научной дисциплины, связанные с изучением процессов формирования, развития и состояния на отдельных временных и пространственных этапах научных изысканий и их результатов в деятельности правоведов в сфере освоения истории политико-правовой мысли и получением нового зафиксированного и отрефлексированного научного знания историографического характера на основе науковедческих, теоретических, источниковедческих, методологических и междисциплинарных подходов в современной юриспруденции и социогуманитаристике.

2. Целевые установки, задачи и функции историографии в составе истории политических и правовых учений определяются её предметом и представляют систему ориентиров деятельности ученного в историографическом пространстве данной науки. Эти вопросы достаточно хорошо отрефлексированы в исторической науке и создают основу для их анализа в рамках истории политических и правовых учений [13;16]. При этом следует учитывать, что цели определяют общее видение развитие источниковедческого раздела, задачи – своеобразные линии получения новых знаний при их решении, а функции - направления деятельности по решению задач и достижению целей, стоящих перед историографией

Цели историографии в составе истории политических и правовых учений и состоят в разработке её науковедческих, теоретических и методологических проблем и создании целостной системы историографических знаний в качестве раздела указанной историко-юридической научной и образовательной дисциплины на базе опыта и с учётом современного состояния развития и результатов историографических наработок в юриспруденции и социально-гуманитарных науках.

Задачи историографии в составе истории политических и правовых учений раскрывают её целевые установки и определяют общие линии изучения историографических процессов, которые можно определить как следующие.

(1) Определение предмета, целевых установок, задач, функций, места, роли и значения историографического исследовательского направления и раздела в истории политических и правовых учений с учётом междисциплинарного взаимодействия с другими научными дисциплинами юриспруденции и социогуманитаристики.

(2) Исследование историографии истории политических и правовых учений как истории её формирования и развития, периодизации и рассмотрения отдельных этапов, анализа научных и учебных изданий, создания и функционирования научных центров и научных школ и др. проблем генезиса данной науки в пространстве указанной науки, юриспруденции и социогуманитаристики.

(3) Проработка вопросов теоретического характера, связанных изучением историографии истории политических и правовых учений в контексте процессов научной коммуникации, развития культурно-познавательных средств исследования политико-правовой мысли, определения модели и характеристики элементов историографического знания.

(4) Определение методологии историографии истории политических и правовых учений – принципов, подходов, методов, методик и технологий изучения и анализа историографических источников и проблемных полей/сфер историографического знания, а также использования методологического инструментария в деятельности ученых и научных коллективов.

(5) Изучение источниковедческих вопросов в плане понимания особенностей носителей историографической информации в истории политических и правовых учений, их классификации и систематизации, видовых характеристик и жанровых особенностей, специфики анализа и использования в исследовательских и образовательных практиках.

Функции историографии истории политических и правовых учений имеют конструктивную направленность и обеспечивают изучение истории науки и историографической базы её развития. Обозначим основные из них.

(1) Познавательная функция историографии связана её позиционированием в исследовательских и образовательных практиках и направлена на освоение природы, теоретических основ и основных характеристик историографических процессов, коммуникативного потенциала и инструментальных возможностей историографии для исследования истории науки и современных исследовательских практик.

(2) Мировоззренческая функция историографии направлена на формирование ценностных ориентиров, эрудиции, кругозора и историографической культуры, необходимых при изучении истории развития политико-правовой науки и научного наследия через совокупность трудов как интеллектуальных продуктов научной деятельности учёных.

(3) Прогностическая функция историографии нацеливает учёного на основе его историографических знаний, опыта, интуиции и др. качеств на поиск, выявление, анализ и включение в научный оборот новых носителей историографической информации и получение новых сведений из уже известных источников.

(4) Коммуникативная функция историографии создает возможность для передачи, актуализации и использования в настоящем накопленной историографической информации, а также посредством научных трудов и различных форм личностных взаимодействий обеспечивает сотрудничество ученых в интеллектуальном пространстве на дисциплинарном и междисциплинарном уровнях.

(5) Прикладная функция историографии обеспечивает связь историко-теоретических знаний в области политики, государства и права с практическими навыками обращения и использования материалов по истории политико-правовой мысли не только в исследовательских и образовательных практиках, но и в формировании, функционировании и развития государственно-правовых механизмов в юридической сфере жизнедеятельности общества

3. Назначение историографии в истории политических и правовых учений являет также вопросом, связанным в её позиционированием в структуре указанной науки, юриспруденции и социогуманитаристике в целом. При этом необходимо учитывать, что историография в широком плане – это «знания об истории знаний» и, как подчёркивает Франк Анкерсмит, является «довольно своеобразным видом научного знания» [1, c. 20]. Это своеобразие – оригинальность и специфика места историографии в истории политических и правовых учений как научной дисциплине – обусловливаться рядом аспектами её позиционирования как раздела указанной научной дисциплины через относительно обособленные области историографического знания, которые как его сегменты собственно и показывают назначение историографического направления как в указанной науке, так и юриспруденции в целом. Представляется, возможным выделить следующие области историографического знания в рамках истории политических и правовых учений, как взаимосвязанные его сегменты, в совокупности дающие представление о месте этого направления в науке, исследовательских и образовательных практиках.

(1) Историография как область истории знаний на уровне «исследователь – история науки» носит эрудиционный характер и включает учёного в коммуникативное многомерное пространство накопленной информации о тенденциях и закономерностях формирования и развития научной дисциплины, её месте, роли, целевых установках, задачах и значении в пространстве данной юридической науки, юриспруденции и социогуманитаристике в целом, позволяет анализировать факторы, акторы и контексты процессов, происходящих в научной сфере деятельности, и отражение их на результатах исследований во взаимосвязи с временным состоянием исследований. В этом плане историография позволяет проследить развитие науки в диахронной проекции как в целом, так и применительно к отдельным проблемам изучения политико-правовой мысли учёными в рамках конкретных исследований.

(2) Историография как специальная область знаний на уровне «исследователь – историографическое знание» представляет ученому совокупность сведений культурно-познавательного, теоретического и методологического характера, овладение которыми способствует повышению эффективности научно-исследовательской работы с носителями историографической информации в исследовательском пространстве конкретной проблемной области исследования и позволяет оценивать степень изученности проблематики и концептуальные подходы учёных к отдельным вопросам в научной литературе, определять отдельные лакуны в области знания и выходить на необходимый уровень актуальности и новизны научной работы;

(3) Историография как вспомогательная область знаний на уровне «исследователь – историографический источник» обеспечивает представление учёному комплекса сведений о наличествующих публикациях по проблематике исследования, данных о справочных и энциклопедических биографических и библиографических изданиях, местах и особенностях организации хранения историографических материалов в библиотеках, архивах, музеях и других учреждениях, об электронных базах данных и т.п., помогающих учёному в поиске, отборе и анализе историографических источников в целях проведения конкретного научного исследования;

(4) Историография как прикладная область знаний на уровне «исследователь – историографическое исследование» представляет в распоряжение учёного сведения об апробированном в исследовательских практиках методологическом инструментарии, методиках и технологиях работы с носителями историографической информации, служащие основой для изучения и оценки научной литературы, а также получения аргументированного, верифицируемого и доказательного знания на основе и с учётом истории и состояния разработанности проблематики в рамках научной дисциплины или проблемном пространстве конкретного научного исследования;

5) Историография как междисциплинарная область знаний на уровне «исследователь – научно-познавательное пространство» знакомит с новыми направлениями, методологией, методиках и технологиях в историографических исследованиях в социально-гуманитарных науках в целях их адаптации и использования в исследовательских и образовательных практиках истории изучения политико-правовой мысли в юридической науке и образовании в пространстве теоретических, исторических и отраслевых научных дисциплин и пересечений сфер познания с другими науками социогуманитаристики.

* * *

Итак, историография в истории политических и правовых учений позиционируется как исследовательское направление и раздел одноименной науки и учебной дисциплины. В первом качестве историография связана с изучением истории развития указанной науки через научные труды ученых-юристов, их научные биографий и творческий процесса создания произведений, а во втором - представляет информацию по истории и историографических процессах в изучении политико-правовой мысли для научных и образовательных практик. Выделение основных параметров историографии – целевых установок, задач, функций и назначения – позволяет выработать подходы к определению её места и роли в системе знаний о развитии политико-правовых исследований в юриспруденции и определить направления исследования историографических процессов в этой юридической науке политико-правовой направленности.

Библиография
1.
Анкерсмит Ф. Нарративная логика. Семантический анализ языка историков. М., 2003. 360 с.
2.
Вернадский В.И. Из истории идей // Вернадский В. И. Труды по всеобщей истории науки. М., 1988. С. 200-211.
3.
Звиревич В.Т. Историография истории философии как вспомогательная историко-философская дисциплина. Лекция // Известия Уральского федерального университета. Сер. 3. Общественные науки. 2012. № 4. С. 166-175.
4.
Зевелев А.И. Историографическое исследование: методологические аспекты. М., 1987. 160 с.
5.
Князева Е.Н. Философия науки. Междисциплинарные стратегии исследований. М., 2020. 289 с.
6.
Кодан С.В. Служебные юридические дисциплины в структуре юриспруденции // Российский юридический журнал. 2020. № 4. С. 156-161.
7.
Кодан С.В. Историография юридической науки в современных образовательных и исследовательских практиках // Юридическая наука и практика. Вестник Нижегородской академии МВД России. 2020. № 3. С. 12-18.
8.
Кожевина М.А. Отечественная юридическая наука в XVIII—XIX вв. Омск, 2017. 96 с.
9.
Лурье Л.И. Становление учёного как педагогический процесс // Образование и наука. 2010. № 6. С. 118-131.
10.
Маловичко С.И. Историография // Теория и методология исторической науки. Терминологический словарь. М., 2014. С. 161-163.
11.
Маркова Л.А. Историография науки // Энциклопедия эпистемологии и философии науки. Под. ред. И.Т. Касавина. М., 2009. C. 333-334.
12.
Медушевская О.М. Теория, история и метод источниковедения // Медушевская О. М. Собрание сочинений в 4 т. М.; Берлин, 2017. Т. 1. Философия истории и теория исторического познания. С. 596-774.
13.
Могильницкий Б Г. Введение в методологию истории. М., 1989. 175 с.
14.
Несесянц В.С. Юриспруденция. Введение в общий курс теории права и государства. М., 1999. 288 с.
15.
Нерсесянц В. С. История политических и правовых учений. Учебник в 2 т. М., 2018. Т. 1. 603 с.
16.
Рябков В. М. Функции историографии социально-культурной деятельности // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2009. № 3. С. 92-98.
17.
Сырых В. М. История и методология юридической науки. М., 2018. 464 с.
18.
Тимофеев И. С. Методологическое значение изменений в понимании предмета и целей историко-научных исследований // Методологические проблемы историко-научных исследований. М., 1982. С. 239-258.
19.
Чернобаев А. А., Камынин В. Д. Историография как история юридической науки // Историография истории России. Уч. пос. М., 2014. гл. 1. С. 14-37.
20.
Щедровицкий Г. П. Принципы и общая схема методологической организации системно-структурных исследований и разработок // Щедровицкий Г. П. Избранные труды. М., 1995. С. 88-114.
References (transliterated)
1.
Ankersmit F. Narrativnaya logika. Semanticheskii analiz yazyka istorikov. M., 2003. 360 s.
2.
Vernadskii V.I. Iz istorii idei // Vernadskii V. I. Trudy po vseobshchei istorii nauki. M., 1988. S. 200-211.
3.
Zvirevich V.T. Istoriografiya istorii filosofii kak vspomogatel'naya istoriko-filosofskaya distsiplina. Lektsiya // Izvestiya Ural'skogo federal'nogo universiteta. Ser. 3. Obshchestvennye nauki. 2012. № 4. S. 166-175.
4.
Zevelev A.I. Istoriograficheskoe issledovanie: metodologicheskie aspekty. M., 1987. 160 s.
5.
Knyazeva E.N. Filosofiya nauki. Mezhdistsiplinarnye strategii issledovanii. M., 2020. 289 s.
6.
Kodan S.V. Sluzhebnye yuridicheskie distsipliny v strukture yurisprudentsii // Rossiiskii yuridicheskii zhurnal. 2020. № 4. S. 156-161.
7.
Kodan S.V. Istoriografiya yuridicheskoi nauki v sovremennykh obrazovatel'nykh i issledovatel'skikh praktikakh // Yuridicheskaya nauka i praktika. Vestnik Nizhegorodskoi akademii MVD Rossii. 2020. № 3. S. 12-18.
8.
Kozhevina M.A. Otechestvennaya yuridicheskaya nauka v XVIII—XIX vv. Omsk, 2017. 96 s.
9.
Lur'e L.I. Stanovlenie uchenogo kak pedagogicheskii protsess // Obrazovanie i nauka. 2010. № 6. S. 118-131.
10.
Malovichko S.I. Istoriografiya // Teoriya i metodologiya istoricheskoi nauki. Terminologicheskii slovar'. M., 2014. S. 161-163.
11.
Markova L.A. Istoriografiya nauki // Entsiklopediya epistemologii i filosofii nauki. Pod. red. I.T. Kasavina. M., 2009. C. 333-334.
12.
Medushevskaya O.M. Teoriya, istoriya i metod istochnikovedeniya // Medushevskaya O. M. Sobranie sochinenii v 4 t. M.; Berlin, 2017. T. 1. Filosofiya istorii i teoriya istoricheskogo poznaniya. S. 596-774.
13.
Mogil'nitskii B G. Vvedenie v metodologiyu istorii. M., 1989. 175 s.
14.
Nesesyants V.S. Yurisprudentsiya. Vvedenie v obshchii kurs teorii prava i gosudarstva. M., 1999. 288 s.
15.
Nersesyants V. S. Istoriya politicheskikh i pravovykh uchenii. Uchebnik v 2 t. M., 2018. T. 1. 603 s.
16.
Ryabkov V. M. Funktsii istoriografii sotsial'no-kul'turnoi deyatel'nosti // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta kul'tury i iskusstv. 2009. № 3. S. 92-98.
17.
Syrykh V. M. Istoriya i metodologiya yuridicheskoi nauki. M., 2018. 464 s.
18.
Timofeev I. S. Metodologicheskoe znachenie izmenenii v ponimanii predmeta i tselei istoriko-nauchnykh issledovanii // Metodologicheskie problemy istoriko-nauchnykh issledovanii. M., 1982. S. 239-258.
19.
Chernobaev A. A., Kamynin V. D. Istoriografiya kak istoriya yuridicheskoi nauki // Istoriografiya istorii Rossii. Uch. pos. M., 2014. gl. 1. S. 14-37.
20.
Shchedrovitskii G. P. Printsipy i obshchaya skhema metodologicheskoi organizatsii sistemno-strukturnykh issledovanii i razrabotok // Shchedrovitskii G. P. Izbrannye trudy. M., 1995. S. 88-114.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Статья посвящена интересной и значимой проблеме определения научного статуса историографии такой исторической науки, как история политических и правовых учений. Это важно, так как накоплен значительный научный опыт изучения политической и правовой мысли прошлого, и нередко исследования по истории политических и правовых учений (научные труды о политических и правовых концепциях мыслителей) для современных читателей начинают заменять сами исходные аутентичные концепции мыслителей о политике и праве. Поэтому понимать то, как формировалась и развивалась наука истории учений о праве и государстве (научные исследования по конкретным вопросам из истории политических и правовых учений), не менее принципиально, чем пытаться разобраться в семантике самих политических и правовых доктрин. Безусловно, то, что автор поднимает этот пласт проблем, можно приветствовать, тем более если говорить о профессиональном подходе к изучению истории политических и правовых учений (во всей теоретико-методологической сложности и многоаспектности этой науки, на что указывается в фундаментальной работе Д.И. Луковской, посвященной теории и методологии истории политических и правовых учений). При написании статьи автор довольно грамотно оперирует методологией и методикой написания научных текстов, применяя инструментарий формальной логики, системного изложения материала, общеисторической методологии, методикой формулирования научных дефиниций и пр. Придерживаясь в целом традиционной схемы раскрытия заглавного вопроса статьи, следуя от общего к частному, автор последовательно раскрывает предметное поле историографии истории политических и правовых учений, элементный состав данного предмета, цель, задачи и функции данной науки (историографии истории политических и правовых учений). Представленная точка зрения кажется достаточно убедительной и логично смоделированной, наблюдается внутренняя релевантность содержательных блоков работы, где элементам предмета историографии истории политических и правовых учений соответствует перечень обозначаемых задач данной науки, а также набор реализуемых в рамках данной научной и учебной дисциплины функций. Предлагается довольно удачное определение предмета историографии истории политических и правовых учений, где отражаются все опорные признаки, характеристики данной научной дисциплины. Общий стиль изложения материала в общем можно признать взвешенным и аргументированным, вместе с тем, не всегда наблюдается стремление выйти на дискуссионное поле проблемы, которое так или иначе можно проявить, апеллируя к различным научным школам и направлениям историков и правоведов в области истории политической и правовой мысли. Не во всем можно согласиться с высказываемой точкой зрения на то, что исходные параметры предмета историографии истории политических и правовых учений нужно обнаруживать в специфике самой истории политических и правовых учений. Все-таки, думается, правильнее в этом случае исходить из предмета историографии как науки вообще (и здесь, нужно отметить, начиная с работ дореволюционных авторов (В.С. Иконников и др.), дискуссионности немало). Но в целом, имея в виду то, что проблема, затрагиваемая в статье, поднимается в науке не так часто, то представленная автором точка зрения может быть рассмотрена как некая основа для последующих размышлений и дополнительных исследований в этой научной области.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"