Статья '«Мусульманские шайтаны» в истории финно-угорских народов Урала и Западной Сибири XVII века ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

«Мусульманские шайтаны» в истории финно-угорских народов Урала и Западной Сибири XVII века

Бортникова Юлия Александровна

кандидат исторических наук

Директор, Общество с ограниченной ответственностью "Частное учреждение дополнительного профессионального образования Международный институт инновационного образования. Центр повышения квалификации"

625041, Россия, Тюменская область, г. Тюмень, ул. Переулок 1-Й гостевой, 7, оф. 1

Bortnikova Yuliya Aleksandrovna

PhD in History

Director, International Institute of Innovation Education, Center for Continuing Education

625041, Russia, Tyumenskaya oblast', g. Tyumen', ul. Pereulok 1-I gostevoi, 7, of. 1

institute_cpk@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Науменко Ольга Николаевна

доктор исторических наук

профессор, кафедра истории, философии и права, Югорский государственный университет

628012, Россия, Ханты-Мансийский автономный округ-Югра автономный округ, г. Ханты-Мансийск, ул. Чехова, 16, оф. 303

Naumenko Olga Nikolaevna

Doctor of History

Professor, the department of History, Philosophy and Law, Ugra State University

628012, Russia, Khanty-Mansiiskii avtonomnyi okrug-Yugra avtonomnyi okrug, g. Khanty-Mansiisk, ul. Chekhova, 16, of. 303

Oolgann@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2021.12.34704

Дата направления статьи в редакцию:

22-12-2020


Дата публикации:

31-12-2021


Аннотация: Предмет исследования: письменные исторические источники, содержащие термин «шайтан» и указывающие на неправославный характер его появления в истории и культуре финно-угорского населения Урала и Сибири. Метод и методология исследования. В качестве методологической базы авторы использовали Теорию фронтира Ф. Тернера. Исторически на традиционную культуру финно-угорских народов Урала и Сибири оказывали воздействие мусульманские и христианские миссионеры. В XVII в. еще сохранялось влияние мусульман – потомков Казанского и Сибирского ханств, но в то же время шло воздействие со стороны Русской православной церкви, - такое сочетание обусловило двойственные процессы в истории финно-угров. В исследовании использован сравнительно-исторический метод, помогающий выявить степень христианского и мусульманского влияния на формирование образа «шайтан» и его использование в культуре финно-угров. Источниковой базой исследования послужили этнографические материалы, собранные и опубликованные до 1917 г., авторства Н. Витзена, Г. И. Новицкого, К. Ф. Карьялайнен, И. Н. Смирнова. Закрепление в финно-угорских культурах Сибири и Урала термина «шайтан» пока не связывалось с мусульманским влиянием, - этот подход применяется впервые. Также впервые авторы публикуют данные полевых материалов, где Нуми-Торум упоминается как «прежний мусульманский бог». Авторы пришли к выводу, что относительно XVII в. нельзя утверждать о существовании единственного (христианского) пути проникновения термина «шайтан» в местные культуры, т.к. длительное время финно-угорские народы Урала и Западной Сибири находились под влиянием мусульман. Следы этого влияния в течение веков вытеснялись христианством, а нормы ислама в культуре финно-угров постепенно затухали.


Ключевые слова:

Урал, Сибирь, финно-угры, шайтан, исторический источник, XVII век, Сибирское ханство, Казанское ханство, Югра, мусульманское влияние

Abstract: The subject of this research is the written historical sources that contain the term “Shaitan” and indicate the non-Orthodox nature of its origin in the history and culture of Finno-Ugric population of Ural and Siberia. Methodological framework is comprised of the Frontier Thesis by F. Turner. Historically, the traditional culture of Finno-Ugric peoples of Ural and Siberia was influenced by Muslim and Christian missionaries. Although in the XVII century, retained the influence of the Muslim – descendants of the Kazan and Siberian Khanates, it was also the influence of the Russian Orthodox Church. Such combination substantiated twofold processes in the history of Finno-Ugric peoples. The research employs the comparative-historical method that reveals the degree of Christian and Muslim influence upon the formation of the image of “Shaitan” and its use in the culture of Finno-Ugric peoples. The ehnographic materials collected and published prior to 1917 authored by N. Witsen, G. I. Novitsky, K. F. Karjalainen, and I. N. Smirnov served as the source base for this work. The use of the term “Shaitan” in Finno-Ugric cultures of Ural and Siberia has not been previously associated with the Muslim influence; this approach is implemented for the first time. The authors are also first to publish the field materials, which mention Num-Torum as the “former Muslim god”. The conclusion is made that relatively to the XVII century, there was no single (Christian) method of infiltration of the term “Shaitan” into local cultures, as for a long time, Finno-Ugric peoples of Ural and Western Siberia were under the influence of Muslims. The signs of such influence were replaced by Christianity throughout centuries, and the Islamic norms in the culture of Finno-Ugric peoples gradually faded away.


Keywords:

Ural, Siberia, Finno-Ugric peoples, Shaitan, historical source, XVII century, Siberian Кhanate, Kazan Кhanate, Yugra, Muslim influence

Исследование выполнено при поддержке:

1) Гранта Президента РФ № МК-3655.2019.6;

2) Гранта РФФИ и Ямало-Ненецкого автономного округа № 19-49-890002.

3) Гранта РФФИ № № 20-013-00423.

В русском языке термин «шайтан» заимствован из тюркского языка и обычно связывается с исламом: шайтан является представителем злых духов, которые враждебны Аллаху и людям; его образ близок Сатане [5]. Среди этнографических и архивных источников, в том числе относящихся к XVII в., касающихся истории финно-угорского населения Урала и Западной Сибири, также встречается упоминание идолов с названием «шайтан», а шаманов – как «шайтанщиков». Отдельных исследований по теме статьи нет, а опубликованные работы по истории Западной Сибири (в основном христианства) рассматривают сюжеты с обско-угорскими «шайтанами» без связи с исламом и детального анализа [13, 14 и др.].

В историографии в целом считается, что со словом «шайтан» финно-угров познакомили не татары-мусульмане, а русское население: именно эта версия закрепилась на основе свидетельств дореволюционных этнографов. Приведем выдержку из П. С. Палласа (цит. По К. Ф. Карьялайнен): «Бесчисленные ручьи, горы и места в этой части Сибири называются Шайтанка или Шайтанская, потому что вогулы совершали здесь идолопоклонство, а их идолов русские жители называли общим именем шайтан» [4, с. 64]. Кроме этого, отсутствуют исследования, посвященные использованию этого термина финно-уграми именно в XVII в., а несколько опубликованных статей касаются более позднего периода. В частности, Е. В. Кондратьева обнаружила, что у удмуртов существовал обряд шайтан ветлон, связанный с процедурой изгнания духов – «шумом побить, битье шумом», причем в некоторых селеньях шайтана изгоняли в христианский праздник Богоявления Господня [6, с. 134-135], что опять же указывает на христианский путь его проникновения в традиционную культуру. Термин «шайтан» вошел и в лексический фонд хакасов: он означал «нечистую силу» и, по мнению В. А. Бурнакова, тоже был привнесен в местную культуру русскими священниками [2, с. 91]. Заимствованный термин «шайтан» есть в культуре мордвы [10] и т.д. Между тем, этот термин впервые мог появиться в культуре финно-угров от проживавших рядом татар-мусульман – потомков Сибирского и Казанского ханств. Исчезновение подобных образов и смыслов уже зафиксировано в культуре казымских хантов. В частности, сохранилось упоминание Нуми-Торума как «прежнего мусульманского бога»: «Хантыйский бог до прихода русских был мусульманским богом, и лишь потом превратился в «Николая Чудотворца» [11]. Эти факторы говорят о возможно более сложной и длительной истории термина «шайтан» в культуре финно-угров.

Первый факт, наводящий на мысль о достаточно раннем знакомстве обских угров со словом «шайтан», – его существование в период, когда православное миссионерство еще не получило серьезного размаха. Активное распространение христианства относится к XVIII в., однако уже в XVII в. упоминания о «шайтанах» многочисленны, а сам термин имеет несколько вариаций. Большинство русскоязычных документов этот термин отражает традиционно – «шайтан», что содержится, например, в материалах по истории Кодского (Кондинского) монастыря, расположенного в Октябрьском районе Югры: «Кодские князья… наряду с причтом и священником держали при себе шайтанщиков, а князь Дмитрий обвинялся даже в том, что отдал женку шаману на жертву шайтану» [7]. Однако финский этнограф К. Ф. Карьялайнен приводит более интересную выдержку из работы голландского исследователя Н. Витсена об использовании этого термина в XVII в.: «У каждого есть такой идол, называемый saitan, saitanka, scnagan…» [4, с. 5-6]. Обратим внимание, что автор приводит сразу 3 варианта слова, - и это в условиях, когда православная церковь только готовилась к активному миссионерству на Севере. Н. В. Лукина, переводя работу Карьялайнена с немецкого, оставила слова saitan, saitanka, scnagan в оригинале.

Из переведенного текста современному исследователю не ясно, кто же так называл идолов: обские угры или русские, но для Н. Витзена такой проблемы не существовало. Исходя из принципа историзма, ориентирующего ученого смотреть на ситуацию глазами людей изучаемой эпохи, взглянем на позицию этнографа XVII в.: он описывал то, что уже было известно окружающим, поэтому дополнительные разъяснения в тот период были излишни. Однако за несколько столетий язык и культура обских угров изменились, в том числе в обозначении демонических образов, и в настоящее время этнографическая информация Н. Витзена уже требует пояснений и может интерпретироваться неверно, находясь под влиянием стереотипов. Языковые же трансформации наблюдаются и сейчас: в частности, в современном языке хантов слово «куль» (обозначающее нечистую силу) уже малозначимо (вероятно, устаревшее), а у манси – наоборот, все еще является актуальным [11]. Поэтому свидетельство Н. Витзена не обязательно означало, что обско-угорских идолов словами saitan, saitanka, scnagan называло исключительно русское население: термин «шайтан» у народов Севера уже мог существовать, но не закрепился в языке и исчез. Исследователь приводит и другие интересные материалы, популярные у современных историков и способные вызвать такую же дискуссию [3].

В этом плане обратим внимание еще на два фактора.

Во-первых, слово scnagan отсутствует в русском, финском, немецком, голландском и английском языках (с кем из иностранцев контактировали народы Севера): несомненно, оно является заимствованным и перекликается с русским корнем «поган», а также «Satan», «Saatana» и другими вариациями, характерными для европейских языков (в том числе русского), но именно как scnagan этот термин не встречается, что дает основание предположить о его местном использовании. Не случайно Н. Витзен приводит не один термин, а три: saitan, saitanka, scnagan, - они могут отражать три стадии языковой трансформации слова. Во-вторых, в этнографических источниках сохранились недвусмысленные материалы, характеризующие процесс угасания в финно-угорских культурах следов татаро-мусульманского влияния, что происходило под влиянием христианского миссионерства. В частности, в 1891 г. И. Н. Смирнов свидетельствовал относительно коми-пермяков: «Для того, чтобы составить себе представление о том, каково было в недавнее время христианско-пермяцкое кладбище в Соликамском уезде, взглянем на "могильник" села Ошиба» (а также ряда других – по смыслу текста). В селе Кочево Чердынского уезда направление могил практиковалось с Запада на Восток, что этнограф однозначно связывает с татарским влиянием, «с усвоенным у мусульманских соседей обычаем» [12, с. 235-239]. Смысл свидетельств автора – на этих примерах показать, как было «в старину» и какие черты культуры финно-угров, принятые от мусульман, постепенно вытеснялись и угасали. Термин «шайтан» может иметь такую же историю.

Интересен также факт, что русские для обозначения языческих идолов приняли мусульманское слово «шайтан», а не привычное для русского языка «демон» или «сатана». Характерно, что, в отличие от местного населения, киевлянин Г.Н. Новицкий, не будучи уроженцем территории, находившей под влиянием Казанского или Сибирского ханства, термин «шайтан» в своей работе употребляет редко, а при использовании слова поясняет, что что «идол» [9]. Полагаем, что дальнейшее исследование может вывести на историю и роль ислама в русском обществе в XVI – начале XVII вв., особенно в период правления Ивана Грозного, что уже изучается исследователями [1, 8, 15] и может изменить историю термина «шайтан» в культуре финно-угорского населения Урала и Западной Сибири.

Таким образом, анализ этнографических источников, содержащих термин "шайтан" применительно к финно-угорским идолам, отражает влияние не только (и не просто) русского православного населения, а более широкий спектр языковых и смысловых заимствований, которые прошли два круга. Первый - закрепление термина в русском языке в условиях Золотоордынского культурного влияния, что особенно коснулось той части общества, которая длительное время находилась в сфере интересов Казанского и Сибирского ханств. Поэтому совсем не обязательно, что термин "шайтан" был принят русскими самостоятельно, вне попыток миссионерской деятельности татар-мусульман, - эта деятельность могла быть направлена на вытеснение православных скульптурных изображений, схожих с финно-угорскими "идолами". Второй круг - распространение термина среди финно-угров как через русское православное, так и татаро-мусульманское население. Именно это активное воздействие и обусловило широкое распространение слова "шайтан" в ареале расселения финно-угорского населения Урала и Западной Сибири.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Монгольское нашествие коренным образом изменило повседневную жизнь Древней Руси. И хотя Л.Н. Гумилёв относится к золотоордынскому игу достаточно сдержанно, в отношении этого периода мнение, в целом, однозначно негативное: напомним, что прекратилось каменное строительство, несколько десятилетий не ведутся летописные записи и т.д. Вместе с тем, нельзя недооценивать и культурное воздействие монголов на жителей Руси: помимо прочего, это и проникновение монгольских слов в русский язык, да и языки других этносов нашей страны.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является термин «шайтан» в истории финно-угорских народов Урала и Западной Сибири XVII в. Автор ставит своими задачами показать проникновение слова «шайтан» в русский язык, проанализировать историю термина «шайтан» в культуре финно-угров, а также рассмотреть перспективы изучения данного термина при изучении роли ислама в русском обществе в рассматриваемом периоде.
Работа основана на принципах историзма, анализа и синтеза, достоверности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать термин «шайтан» в истории финно-угорских народов Урала и Западной Сибири XVII в. Научная новизна определяется также привлечение собранного лично автором полевого материала.
Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя 15 различных источников и исследований. Из привлекаемых автором источников укажем на собранные полевые материалы, а также работу голландского политика Н. Витзена и другие опубликованные документы. Из используемых исследований отметим труды Ю.А. Бортниковой, О.Н. Науменко, И.Н. Смирнова и других авторов. Добавим от себя, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований способствовало решению стоящих перед автором задач.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкой читательской аудитории, всех, кто интересуется как историей России, в целом, так и отдельными населяющими ее народами, в частности. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале статьи автор определяет актуальность темы, показывает, что «Отдельных исследований по теме статьи нет, а опубликованные работы по истории Западной Сибири (в основном христианства) рассматривают сюжеты с обско-угорскими «шайтанами» без связи с исламом и детального анализа». Автор пишет, что «в историографии в целом считается, что со словом «шайтан» финно-угров познакомили не татары-мусульмане, а русское население: именно эта версия закрепилась на основе свидетельств дореволюционных этнографов». В тоже время автор обращает внимание на «достаточно раннее знакомстве обских угров со словом «шайтан», – его существование в период, когда православное миссионерство еще не получило серьезного размаха». Более того, в работе показано, что «в этнографических источниках сохранились недвусмысленные материалы, характеризующие процесс угасания в финно-угорских культурах следов татаро-мусульманского влияния, что происходило под влиянием христианского миссионерства».
Главным выводом статьи является то, что «дальнейшее исследование может вывести на историю и роль ислама в русском обществе в XVI – начале XVII вв., особенно в период правления Ивана Грозного, что уже изучается исследователями и может изменить историю термина «шайтан» в культуре финно-угорского населения Урала и Западной Сибири».
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по истории России, так и в различных спецкурсах.
В то же время, на наш взгляд, к статье есть замечания:
1) Следует усилить заключительные выводы статьи, полнее обобщив и систематизировав собранный материал.
2) Необходимо вычитать текст, устранив ряд опечаток: например, у автора значится «Заслуженный деятельно науки» и т.д.
После исправления указанных замечаний статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Genesis: исторические исследования».

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

на статью
«Мусульманские шайтаны» в истории финно-угорских народов Урала и Западной Сибири XVII века

Название соответствует содержанию материалов статьи.
В названии статьи условно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор не разъяснил выбор темы исследования и не обосновал её актуальность.
В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором.
На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования просматриваются в названии и тексте статьи.
Автор условно представил результаты анализа историографии проблемы и обозначил новизну предпринятого исследования, сообщив, что «отдельных исследований по теме статьи нет, а опубликованные работы по истории Западной Сибири (в основном христианства) рассматривают сюжеты с обско-угорскими «шайтанами» без связи с исламом и детального анализа».
При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования и апелляции к оппонентам.
Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
Автор не разъяснил и не обосновал выбор географических рамок исследования.
На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, выдержал научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, соблюдал принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления автор сообщил о том, что «в русском языке термин «шайтан» заимствован из тюркского языка и обычно связывается с исламом» и т.д., что «в историографии в целом считается, что со словом «шайтан» финно-угров познакомили не татары-мусульмане, а русское население». Автор процитировал П.С. Палласа, привёл в качестве примера современного взгляда выводы Е.В. Кондратьевой и предположил, возражая, что «этот термин впервые мог появиться в культуре финно-угров от проживавших рядом татар-мусульман – потомков Сибирского и Казанского ханств».
В основной части статьи автор изложил аргументы в пользу идеи «о достаточно раннем знакомстве обских угров со словом «шайтан», «когда православное миссионерство еще не получило серьезного размаха». Автор заявил, что «уже в XVII в. упоминания о «шайтанах» многочисленны, а сам термин имеет несколько вариаций» и представил читателю результаты труда «голландского исследователя Н. Витсена об использовании этого термина в XVII в.», заключив, что «обско-угорских идолов словами saitan , saitanka , scnagan называло исключительно русское население: термин «шайтан» у народов Севера уже мог существовать, но не закрепился в языке и исчез» т.д.
Далее автор обратил внимание читателя на то, что «слово scnagan отсутствует в русском, финском, немецком, голландском и английском языках (с кем из иностранцев контактировали народы Севера)» т.д. и что «в этнографических источниках сохранились недвусмысленные материалы, характеризующие процесс угасания в финно-угорских культурах следов татаро-мусульманского влияния, что происходило под влиянием христианского миссионерства» т.д.
Автор резюмировал, что «дальнейшее исследование может вывести на историю и роль ислама в русском обществе в XVI – начале XVII вв. … и может изменить историю термина «шайтан» в культуре финно-угорского населения Урала и Западной Сибири».
В статье встречаются множественные ошибки/описки, как-то: «территории, находившей под», «исследователю не ясно», «Золотоордынского культурного влияния» и т.д., неудачные или некорректные выражения, как-то: «анализ этнографических источников, содержащих термин "шайтан" применительно к финно-угорским идолам, отражает влияние».
Выводы автора носят обобщающий характер, обоснованы, сформулированы ясно.
Выводы позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы отражают результаты исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительном абзаце статьи автор сообщил о том, что «термин "шайтан" применительно к финно-угорским идолам отражает влияние не только (и не просто) русского православного населения, а более широкий спектр языковых и смысловых заимствований, которые прошли два круга»: «закрепление термина в русском языке в условиях Золотоордынского культурного влияния» т.д. и «распространение термина среди финно-угров как через русское православное, так и татаро-мусульманское население» т.д.
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования автором достигнута.
Объём статьи обусловлен кругом потенциальных задач, поставленных автором для достижения потенциальной цели исследования.
Публикация вызвать интерес у аудитории журнала.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.