Статья 'Служилые татары во фронтирном освоении Западной Сибири в XVII в.' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Служилые татары во фронтирном освоении Западной Сибири в XVII в.

Тычинских Зайтуна Аптрашитовна

кандидат исторических наук

старший научный сотрудник Тобольской комплексной научной станции Уральского отделения Российской Академии наук

626150, Россия, Тюменская область, г. Тобольск, ул. Академика Юрия Осипова, 15

Tychinskikh Zaytuna Aptrashitovna

PhD in History

Senior Scientific Associate, Tobolsk Complex Scientific Station of Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

626150, Russia, Tyumenskaya oblast', g. Tobol'sk, ul. Akademika Yuriya Osipova, 15

zaituna.09@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.12.34657

Дата направления статьи в редакцию:

12-12-2020


Дата публикации:

19-12-2020


Аннотация: В данной работе анализируется слабоизученный в отечественной историографии вопрос о месте служилых татар в процессе присоединения и освоения Западной Сибири. Объектом исследования являются сибирские служилые татары «йомышлы» как особая группа служилых людей. Предметом - вклад служилых татар во фронтирное освоение Сибири в XVII веке. Автор на основе ранее разработанной методики - стадиальности развития сибирского фронтира, выделяет этапы, обозначенные как точечный и переходный, характерные для начального периода колонизации. Отмечает, что стратегией закрепления на вновь присоединяемых землях на этих этапах было возведение крепостей как опорных точек. Автор приводит различные фактические доводы для доказательства значимости вклада служилых татар в военное и хозяйственное освоение сибирских территорий на ранних этапах фронтира. Особое значение в раскрытии темы имеют представленные в статье данные о численности служилых татар в составе гарнизонов первых русских городов в течение XVII столетия, из которых видно, что доля данной группы в начальный период фронтирного освоения Западной Сибири составляла около трети всего военного контингента. На основе различных видов источников показано деятельное участие служилых татар в возведении русских крепостей и освоении присоединяемых территорий. Новизна исследования видится в достигнутых выводах, которые расширяют знания об истории служилого населения в исследуемый период и позволяют по-новому взглянуть на роль служилых татар «йомышлы» в процессе колонизации Западной Сибири.


Ключевые слова: Западная Сибирь, строительство крепостей, Тобольск, служилые люди, служилые татары, военные гарнизоны, остроги, города, фронтир, присоединение Сибири

Abstract: This article analyzes the poorly studied in Russian historiography question of the role of serving Tatars in the process of addition and development of Western Siberia. The object of this research is the Siberian serving Tatars “Yomışlı Tatarlar” as a special group of serving people. The subject of this research is the contribution of the serving Tatars to the frontier development of Siberia in the XVII century. Based on the previously elaborated methodology - the phase of development of the Siberian frontier, the author highlights the point and transitional stages characteristic to the initial period of colonization. It is noted that at these stages, the consolidation strategy for the recently annexed territories was the erection of fortresses as the benchmarks. The author provides various evidence to prove the significance of contribution of serving Tatars to the military and economic development of Siberian territories at the early stages of the frontier. Records on the number of serving Tatars in the garrisons of the first Russian cities during the XVII century, which demonstrate that their share of in the initial period of frontier development of Western Siberia comprised approximately one third of the military staff, are of special importance. Leaning on different types of sources, the article describes active participation of serving Tatars in construction of Russian fortresses and development of attached territories. The novelty of this research lies in the formulated conclusions that broaden the knowledge on the history of serving population in this period, and give a new perspective upon the role of serving Tatars “Yomışlı Tatarlar” in the process of colonization of Western Siberia.



Keywords:

ostrogs, military garrisons, serving Tatars, serving people, Tobolsk, the construction of fortresses, Western Siberia, cities, frontier, annexation of Siberia

В последние десятилетия значительное внимание уделяется теме сибирского казачества и его роли в освоении Сибирского региона [5; 10; 12; 15–19; 23; 27]. Однако, несмотря на наличие значительной историографии по теме, вопрос о месте в этом процессе служилых татар, как особой группы служилого населения, по-прежнему остается мало изученным. Между тем, их роль в процессе колонизации Сибири в конце XVI – XVII вв. представляется важной и значимой. На наш взгляд, специальное обращение к данному вопросу позволит несколько расширить представление о движущих силах русской колонизации в Западной Сибири в начальный период. В связи с этим попытаемся осветить отдельные аспекты данного вопроса.

Объектом исследования являются сибирские служилые татары «йомышлы» как особая группа служилых людей, предметом - вклад служилых татар во фронтирное освоение Сибири в XVII в. Целью исследования является выявление степени участия данной группы служилых людей в строительстве острогов и городов в начальный период фронтирного освоения сибирских территорий Московским государством. В исследовании применяются традиционные для исторической науки методы – сравнительно-исторический, историко-генетический и историко-системный, последний из которых является наиболее важным для конкретной работы. Теоретической базой исследования стали работы отечественных историков С. В. Бахрушина, Н. И. Никитина, В. Д. Пузанова, Я. Г. Солодкина и др., в которых рассматривается история служилого населения Западной Сибири в XVII в. [2; 11; 12; 15–19; 22; 23].

Среди военно-служилого населения сибирских городов в конце XVI – XVII в. исследователи выделяют такие категории, как служилые по отечеству, начальные люди, казаки «литовского списка», казаки новокрещеного списка, конные казаки, пешие казаки, стрельцы, пушкари и затинщики, юртовские служилые татары [11, с. 33]. Последние, служилые татары «йомышлы», формировавшиеся из прежней верхушки Сибирского ханства, составляли среди служилого населения отдельную группу, которая сохраняла на протяжении всего периода существования определенную корпоративную замкнутость и оставалась мусульманами [2; 25; 27]. Как пишет С. В. Бахрушин, «московская власть нуждалась, особенно на первых порах, в военной силе для продвижения в глубь Сибири и объясачения жителей. Она без колебания использовала в этих целях былых вассалов Кучума, предоставив им за это ряд прав и преимуществ» [2, с. 163]. Причем, в начальный период, когда Сибирь представляла собой фронтирную территорию, по сведениям Н. И. Никитина, В. Д. Пузанова, данная группа составляла существенную часть военно-служилого контингента Западной Сибири.

Понятие «фронтир» нами используется как познавательный инструмент в изучении процессов колонизации Московским государством территории Западной Сибири [3, с. 89]. Фронтир - это территория, котрая юридически считалась частью государства, а фактически процесс интеграции этих земель занимал не одно десятилетие. Ссылаясь на ранее выделенные нами стадии фронтира на изучаемой территории, отметим, что для выбраных хронологических рамок характерны 2 стадии: первая – с 1586 г. по начало XVII в., была определена как «точечный фронтир», когда «происходит первичная фортификационная подготовка зоны освоения (возведение фронтирных точек – первых крепостей на присоединяемой территории)». Следующая стадия, названная переходной, охватывала XVII в. и была связана с возведением пограничных укрепленных черт для обозначения границ проживания заселенной русскими территории [3, с. 89].

Для Русского государства привлечение на службу в конце XVI - XVII вв. сибирских татар было мерой вынужденной, т. к. «слабые гарнизоны, насчитывающие в среднем 1-2 сотни служилых людей, не могли хорошо контролировать громадные пространства уездов» [15, с. 276]. С другой стороны, привлечение на свою сторону прежней военно-служилой верхушки Сибирского ханства было выгодно для Русского государства, которое использовало «наиболее сильную, действенную и авторитетную часть подвластного населения в лице служилых татар, наделив их в период колонизации большими привилегиями и полномочиями, и, тем самым, обезопасив себя от возможности внутренних антирусских выступлений» [26, с. 236]. Прежняя служилая знать Сибирского ханства была включена в состав военного контингента первых русских городов Тобольска и Тюмени в качестве юртовских служилых татар «йомышлы» [25, с. 96–97].

В XVII в. на «йомышлы» возлагалась, прежде всего, конная служба. В. Д. Пузанов отмечает, что «Тобольск традиционно обладал основными резервами служилых людей конной службы городов Сибири» и, что «среди служилых людей конной службы Тобольска… большинство составляли татары» [18, с. 144]. Архивные материалы показывают, что в 1627 г. было в городе 442 служилых конной службы, из которых 182 человека русских и 260 юртовских служилых татар [20, л. 14]. Как видим, в этот период татары составляли наибольшую часть самой мобильной группы служилого населения Тобольска.

Эти данные подтверждаются и сведениями Н. И. Никитина, основанными на материалах окладных книг, по которым в первой трети XVII в. в Тобольске служилые татары, численность которых составляла 252 человека, или 34,5 % всего служилого населения, представляли самую большую группу среди военно-служилого контингента [11, с. 33]. По мнению А. А. Люцидарской, доля служилых татар в Тобольске в разные годы второй четверти XVII в. колебалась от 34,1 до 54,6 % [6, с. 55]. В Тюмени числилось 76 служилых татар, или 22,6 % всех служилых людей, в Таре – 50 человек, составлявшие 12 %. В течение XVII в. число их практически не менялось, уменьшалась в дальнейшем лишь доля в составе военно-служилого контингента этих ключевых сибирских городов. Так, к середине столетия, в 1663 г. в Тобольске татары составили уже 15,1 %, в Тюмени – 15,2 %, в Таре – 10,2 %., а к концу столетия тобольские служилые татары составили 11,9 %, тюменские – 11,4, тарские – 8,2 % [11, c. 33].

Исходя из этих показателей видно, что одной из главных опор Русского государства в Западной Сибири, особенно в первой половине XVII в., начальном этапе освоения края, были служилые татары, составлявшие практически треть военного контингента главного города Сибири Тобольска и значимую часть других русских городов – Тюмени и Тары.

В связи с этим представляется очевидным, что служилым татарам приходилось выполнять различные виды служб, возлагавшиеся на служилых людей. Силами военно-служилого контингента происходило освоение новых территорий, приведение к шерти населения (шерть - присяга на верность договорным отношениям с Русским государством), строительство форпостов на присоединяемых землях, а также дальнейшее удержание и хозяйственное освоение новых территорий [5]. В одном из документов по этому поводу говорится: «служба казаками ныне управляемая… многоразлична» [4, л. 448]. Тобольск, будучи в XVII в. главным сибирским городом, обладавшим самым большим военным контингентом, направлял служилых людей гарнизона по всему краю. Наряду с военной, дипломатической, переводческой и пр. деятельностью, служилые татары часто использовались в качестве рабочей силы. Им приходилось выполнять самые разные поручения: разгружать суда, возить лес, строить суда, крепостные сооружения и административные здания. «А на государевы службы в нынешнем во 186 г. посланы служилые люди были: за Тару к соляному Ямыш-озеру посол с письмяным головою 1 ч-к сотник стрелецкой, 1 ч-к атаман пеших казаков, 1 ч-к трубач, 1 ч-к сурнач, 1 ч-к литаврщик, 1 калмыцкой толмач, да стрельцов и пеших казаков 250 ч-к, 3 ч-ка пушкарей, да татар 100 ч-к; а достальные всяких чинов служилые люди посыланы из Тобольска в калмыцкие улусы в посланниках и Тобольского розряду в городы и в остроги и в слободы за выдельным хлебом и с отписки и для всяких государевых дел и на Верхотурье и в слободы ж по государевы хлебные запасы весною и летом на дощаниках по переменам и в Тобольску стояли по городу и по острогу и по иным местам где доведетца, на караулах и в отъезжих сторожах и в станицах попеременно ж….», сообщается в одном из документов XVII в. [24].

Одной из важнейших функций сибирского казачества в конце XVI – XVII вв. было строительство городов и острогов, в процессе которого происходила интеграция новых территорий в состав Московского государства. Этот этап фронтирного освоения нами ранее был обозначен как «точечный» [3, с. 89].

На этой стадии фронтирного освоения роль «йомышлы» была наиболее значимой. Вслед за первой фронтирной «точкой», Обским городком, построенным в 1585 г. воеводой Иваном Мансуровым в междуречье Оби и Иртыша, в 1586 г. была основана крепость Тюмень, а через год в устье р. Тобол – Тобольск. Эти остроги стали опорными пунктами для дальнейшего продвижения русских в глубь Сибири. В конце XVI столетия в Западной Сибири создается целая сеть русских крепостей. Стратегия фронтирного освоения края была связана с обширностью присоединяемых территорий и малочисленностью здесь военных гарнизонов. Начиная с конца XVI в. происходит неуклонное последовательное закрепление новых гарнизонных точек по рекам Туре, Пышме, Тоболу, Тавде, а затем по Лозьве, Пелыму, Сосьве, Таре, Кети и Оби. Занимая стратегически господствующие высоты и ключевые позиции на речных путях, они становились прочной военно-оборонной основой для дальнейшей колонизации края и для контроля за местным населением.

Служилые татары, наряду с другими категориями служилых людей, принимали деятельное участие в возведении сибирских острогов уже на ранней стадии фронтира. Данное обстоятельство наглядно демонстрирует челобитная начала XVII в. тюменского служилого татарина Майтмаса Ачекматова, в которой он, описывая свои заслуги перед царским правительством, подробно перечисляет «службы», в которых был задействован. В челобитной Майтмас Ачекматов отмечает, что он вместе с русскими служилыми людьми принимал участие в строительстве сибирских городов – Тобольска, Тюмени, Тары, «и на иные де многие службы ходил и сам во многих местах ранен» и «ни которая де его служба и посылка не минует» [21, с. 349–353]. Однако, представляется, что роль татар при строительстве первых русских острогов – Тюмени и Тобольска была незначительной, но в дальнейшем она усиливается.

Наиболее ярко это обстоятельство проявилось при строительстве Тарской крепости. Тара, как укрепленный пограничный центр был заложен в 1594 г. Возведение крепости имело огромное стратегическое значение в процессе освоения и удержания сибирских территорий и в борьбе с ханом Кучумом. В 1594 г. царь Федор Иванович направляет в Сибирь отряды служилых людей, чтобы рядом с татарским городком Ялымом основать город. Было «велено – в центре подвластных Кучуму волостей поставить новый город Тару», т. е. главной целью постройки этого русского города было «Кучума царя истеснить» [9, с. 116].

Строительство Тары происходило силами служилых людей, значительную часть которых составляли служилые татары. Основные работы по возведению новой крепости проходили под руководством воеводы А. В. Елецкого и закончились в 1594 г. Царь дал Елецкому 147 пехотинцев. Также в Сибирь на строительство пограничного острога было отправлено 300 башкир, 100 казанских и 100 заинских татар под началом Мамлы Мальцева.

Общий состав войска, направленного на строительство Тары, насчитывал 1541 человек, из которых свыше двух третей составляли татары и башкиры. В составе этого отряда, как показывают источники, кроме поволжских и приуральских тюрков, находилось «300 конных и 150 пеших иртышских татар, 50 конных тюменских татар, 50 конных татар из Таборы и Кошуков» [1, с. 81–82]. Как видим, сибирские служилые татары составили значительную часть этого отряда.

Дальнейшее продвижение Русского государства происходит на север и восток. Москва использует стратегию фронтира и для устранения союзников Кучума. Так, на землях пелымского князя Аблегерима был возведен Пелымский острог. Для окончательного покорения Пегой Орды русские построили в центре владений селькупов город Нарым. Следующим утратило независимость Кодское княжество. В 1593 г. был основан город Березов. На следующий год во владениях князя Бардака был построен город Сургут. А в 1595 г. в низовьях Оби был построен Обдорский городок [7, с. 340–341]. Таким образом выстраивались фронтирные «точки», маркирующие центры территорий для дальнейшего освоения. В походах и возведении острогов на северных границах вместе с другими категориями служилых людей принимали участие и служилые татары.

В начале XVII в. происходит поступательное продвижение и в восточном направлении. В 1604 г. в нижнем течении Томи был поставлен город Томск. Эта крепость на долгое время становится главной опорной базой для освоения Среднего Приобья. В строительстве Томска принимали участие как русские служилые люди, так и татары [5, с. 27]. В первой трети XVII в. гарнизон Томска был одним из самых больших в Сибири. Значительную часть в нем составляли служилые татары, которых насчитывалось свыше 120 человек [26, с. 69]. В 1618 г. на земле кузнецких татар появился Кузнецкий острог, который длительное время оставался самым отдаленным русским городом на юге Западной Сибири. Гарнизон этой небольшой крепости первым принимал на себя удары кочевников вплоть до начала XVIII в. Как считает Н. И. Никитин, постройка Кузнецка завершила первый этап присоединения Сибири к России [12, с. 17]. С ним связывают включение в состав Российского государства почти всех западносибирских территорий и коренное изменение политической обстановки в Зауралье.

Для обеспечения служилых людей постоянным соляным жалованьем, тобольские воеводы пытались закрепиться у озера Ямыш, которое было известно высоким качеством добываемой соли. В 1626 г. они отправили отряд служилых людей и татар к озеру для осмотра места, чтобы поставить острог, однако основать Ямышевскую крепость удалось только через столетие [28, с. 164].

Принимали служилые татары деятельное участие и в строительстве главного сибирского города – Тобольска. В конце XVI – XVII вв. Тобольск строился из дерева, поэтому много раз горел. Так, в 1645-1646 гг., после осеннего пожара 1644 г., уничтожившего крепость, острог, гостиный двор, дома посадских и другие постройки, пришлось строить новый деревянный город уже большего размера. А после пожара 1686 г., от которого пострадала прежде всего нижняя часть города, населенная ремесленниками, и пожара 1701 г., когда сгорел и верхний посад с торговыми рядами и гостиным двором, пришлось обнести земляным валом и рвом нагорную часть посада и построить новый острог. В этих работах, наряду с другими категориями служилых людей, принимали участие и служилые татары. Об участии татар в строительстве тобольских мостов сообщает «Сибирский летописный свод». В 1687 г. был построен в Тобольске «чрез речку Курдюмку тоболскими всяких чинов русскими людми и тотары мост новый и по обе стороны тово моста лавки» [14, с. 225]. А в 1689 г. в Тобольске были построены два новых моста через речку Курдюмку, один Казачий, другой Прямской. «А строены те мосты всяких чинов рускими людми и тотары» [14, с. 229].

Участвовали служилые татары в строительстве тобольского острога и ворот: «Да поставлено до башни, которая на Базарном взвозе, острога на одиннадцати саженях. А ту калитку строили и острог ставили тоболские юртовские тотары и бухарцы. Башня Базарная старая с вороты построена на дву саженях с полусаженью, в вышину до обламов шестнадцать рядов… А от башни Базарныя для проезду на гору построены вороты… А строили те вышеписанные Базарные ворота и калитки. И острог ставили тобольские юртовские татары бухарцы… А от тое Петропавловской башни делали валу и рву тоболские служилые же тотаровя семдесят семь сажен…» [14, с. 226–227].

Служилых татар привлекали не только к строительству крепостей, хозяйственных и иных построек, но и к изготовлению строительных материалов. Так, в 1700 г. тюменский воевода сообщает, что для казенных построек в Тобольске и Тюмени было приказано тюменским служилым и захребетным татарам, бухарцам и другим служилым людям «изготовить 500 тесниц, 1000 слег, в отрубе в ширину и длиною в вышеписанную меру. Да им же тюменским всяких чинов людем велеть бы изготовить 60000 драниц самых добрых…» [13, с. 26]. При всем этом служилые татары не оставляли и ратное дело.

Следующий этап сибирского фронтира, обозначеный как переходный, связан со строительством приграничных крепостей. В XVII в. основная часть служилых татар была сосредоточена в нескольких городах – Тобольске, Тюмени, Таре, Томске, Кузнецке. Связано это было с тем, что команды «йомышлы» формировались из местного татарского населения. Что касается северных и восточных крепостей, туда служилые татары направлялись лишь на временную службу в «дальние посылки». В основном в этих гарнизонах несли службу русские служилые люди, число же татар в них было незначительным. Кроме основания и строительства сибирских острогов, служилые люди, включая служилых татар, несли в приграничных крепостях гарнизонную службу в качестве годовальщиков [8, с. 120]. Данный вид службы был необходим для охраны границ присоединенных территорий ввиду постоянных угроз в течение XVII в. со стороны кочевых племен. А так как военный контингент в Сибири в целом был малочисленным, то служилым людям приходилось нести довольно обременительную для них годовую службу по очереди.

Исследователями выделяются три основных района Западной Сибири, куда обычно направлялись в рассматриваемый период годовальщики: восточный (районы Томска и Кузнецка), юго-восточный (Тарский уезд) и юго-западный (Верхотурский, Туринский, Тюменский и Тобольский уезды). Если на востоке шла борьба с енисейскими киргизами, за которыми стояли монголы и ойраты, то на юго-востоке и юго-западе происходили столкновения с кучумовичами и ойратами, а позднее – с башкирами и вогулами [15; 26, с. 72]. Крупные партии служилых людей, включая служилых татар, направлялись из гарнизонов Тобольска, Тюмени, Тары в качестве годовальщиков на приграничные территории.

Здесь им часто приходилось начинать службу с возведения крепостных сооружений, строить административные, гражданские, хозяйственные здания. В связи с тем, что на вновь осваиваемых землях посадское и крестьянское население отсутствовало, строительство городов-крепостей и поддержание их в порядке рассматривалось не как повинность, а как выполнение последними своих обязанностей – «городового дела». Кроме строительства фортификационных и иных сооружений, основная деятельность годовальщиков была связана с гарнизонной службой. Служилые люди несли караулы в приграничных крепостях, собирали ясак с населения, ходили в военные походы, охраняли караваны и т. д. [8, с. 120-122]. Наряду с выполнением этих функций, служилые татары часто использовались в качестве переводчиков и парламентеров [26, с. 56-57].

Таким образом, интеграцию фронтирной территории Западной Сибири в состав Московского государства в течение конца XVI - XVII вв. сложно представить без участия служилой части сибирских татар. Московское государство даже в XVIII в. испытывало большие трудности с военно-служилым контингентом на территории Сибири. Юртовские служилые татары «йомышлы», сформировавшиеся из служилой верхушки местного татарского населения, стали надежной опорой Русского государства в Сибири, составив в XVII в. существенную часть военного контингента сибирских городов. Трудоемкость работ по строительству крепостей, куда активно привлекались служилые татары, несомненна. Эти укрепления формировали плацдарм для окончательного присоединения территорий Западной Сибири. Наряду с русскими служилыми людьми, служилые татары принимали деятельное участие в военном и хозяйственном освоении сибирских территорий, являясь важной составляющей военно-служилого населения Московского государства на ранних этапах сибирского фронтира.

Библиография
1.
Атласи Х. М. История Сибири. Казань: Татар. кн. издат-во, 2005. 96 с.
2.
Бахрушин С. В. Сибирские служилые татары в XVII в. // С. В. Бахрушин. Научные труды. Т. III. Ч. II. М.: Изд-во АН СССР, 1955. С. 153–175.
3.
Буканова Р. Г., Тычинских З. А., Муратова С. Р. Особенности фронтира на Урале и в Западной Сибири в XVI–XVIII вв. // Уральский исторический вестник. 2018. № 4 (61). С. 89–95.
4.
Государственное бюджетное учреждение Тюменской области Государственный архив в г. Тобольске (ГБУТО ГА в г. Тобольске). Ф. 329. Оп. 13. Д. 7.
5.
История казачества Азиатской России. Т. 1. Екатеринбург, 1995. 318 с.
6.
Люцидарская А. А. Старожилы Сибири: Историко-этнографические очерки. ХVII – начало ХVIII в. Новосибирск: Наука, 1992. 197 с.
7.
Миллер Г. Ф. История Сибири. Т. 1. М.: «Восточная литература», 1999. 630 с.
8.
Муратова С. Р., Тычинских З. А. Служба казаков-годовальщиков на границах Западной Сибири в XVII–XVIII вв. (на примере служилых татар) // Современная наука. 2011. № 1. С. 120–125.
9.
Небольсин П.И. Покорение Сибири. Историческое исследование. СПб.: В тип. И. Глазунова и Комп., 1849. 112 с.
10.
Миненко Н. А. Северо-Западная Сибирь в XVIII – первой половине XX в. Новосибирск: Наука, 1975. 308 с.
11.
Никитин Н. И. Служилые люди в Западной Сибири. Новосибирск: Наука, 1988. 256 с.
12.
Никитин Н. И. Освоение Сибири в XVII веке. М.: Просвещение, 1990. 144 с.
13.
Памятники Сибирской истории XVIII в. Кн. 1. 1700-1713 гг. СПб.: Типография Министерства внутренних дел, 1882. 551 с.
14.
Полное собрание русских летописей. Т. 36. М.: Наука, 1987. 384 с.
15.
Пузанов В. Д. Военные факторы русской колонизации Западной Сибири (конец XVI –XVII вв.). СПб.: Алетейа. 2010. 432 с.
16.
Пузанов В. Д. Служилые люди города Тобольска // Северный регион: наука, образование, культура. 2010. № 1 (21). С. 55–68.
17.
Пузанов В. Д. Служилые люди Тобольска в колонизации Енисейского края // ХМАО–Югра: исторические вызовы и ответы. Материалы Всероссийской научной конференции. 2013. С. 20–24.
18.
Пузанов В. Д. Формирование гарнизона города Тобольска (конец XVI – XVII вв.) // Вестник угроведения. 2014. № 1 (16). С. 143–152.
19.
Пузанов В. Д. Гарнизон Тобольска и присоединение Восточной Сибири к Русскому государству // Государственная власть и местное самоуправление. 2014. № 5. С. 43–47.
20.
Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 214. Ст. 25.
21.
Русская историческая библиотека, издаваемая Археографическою комиссиею. Т. 8. СПб., 1884. С. 376–378.
22.
Скульмовский Д. О. К истории формирования тобольского гарнизона на рубеже XVI–XVII веков // Magistra Vitae: электронный журнал по историческим наукам и археологии. 2007. № 18. С. 156–160.
23.
Солодкин Я. Г. Служилые татары и ранняя русская колонизация Сибири (конец XVI –начало XVII вв.): военные аспекты // Средневековые тюрко-татарские государства. 2016. № 8. С. 233–239.
24.
Тобольск. Материалы для истории города XVII и XVIII столетий. М.: Тип. М. Г. Волчанинова. 1885. 164 с.
25.
Тычинских З. А. К истории формирования служилого татарского сословия в Сибири (конец XVI – XVII вв.) // Уральский исторический вестник. 2009. № 4 (25). С. 96–104.
26.
Тычинских З. А. Служилые татары и их роль в формировании этнической общности сибирских татар (XVII–XIX вв.). Казань: «ФЭН» АН РТ. 2010. 288 с.
27.
Тычинских З. А., Исхаков Д. М. Присоединение Сибирского ханства и начало колонизации Сибири // История и культура татар Западной Сибири / колл. монография. Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2015. 728 с.
28.
Щеглов И. В. Хронологический перечень важнейших данных из истории Сибири (1032-1882 гг.). Иркутск: Восточно-Сибирский отдел ИРГО, 1883. 778 с.
References (transliterated)
1.
Atlasi Kh. M. Istoriya Sibiri. Kazan': Tatar. kn. izdat-vo, 2005. 96 s.
2.
Bakhrushin S. V. Sibirskie sluzhilye tatary v XVII v. // S. V. Bakhrushin. Nauchnye trudy. T. III. Ch. II. M.: Izd-vo AN SSSR, 1955. S. 153–175.
3.
Bukanova R. G., Tychinskikh Z. A., Muratova S. R. Osobennosti frontira na Urale i v Zapadnoi Sibiri v XVI–XVIII vv. // Ural'skii istoricheskii vestnik. 2018. № 4 (61). S. 89–95.
4.
Gosudarstvennoe byudzhetnoe uchrezhdenie Tyumenskoi oblasti Gosudarstvennyi arkhiv v g. Tobol'ske (GBUTO GA v g. Tobol'ske). F. 329. Op. 13. D. 7.
5.
Istoriya kazachestva Aziatskoi Rossii. T. 1. Ekaterinburg, 1995. 318 s.
6.
Lyutsidarskaya A. A. Starozhily Sibiri: Istoriko-etnograficheskie ocherki. KhVII – nachalo KhVIII v. Novosibirsk: Nauka, 1992. 197 s.
7.
Miller G. F. Istoriya Sibiri. T. 1. M.: «Vostochnaya literatura», 1999. 630 s.
8.
Muratova S. R., Tychinskikh Z. A. Sluzhba kazakov-godoval'shchikov na granitsakh Zapadnoi Sibiri v XVII–XVIII vv. (na primere sluzhilykh tatar) // Sovremennaya nauka. 2011. № 1. S. 120–125.
9.
Nebol'sin P.I. Pokorenie Sibiri. Istoricheskoe issledovanie. SPb.: V tip. I. Glazunova i Komp., 1849. 112 s.
10.
Minenko N. A. Severo-Zapadnaya Sibir' v XVIII – pervoi polovine XX v. Novosibirsk: Nauka, 1975. 308 s.
11.
Nikitin N. I. Sluzhilye lyudi v Zapadnoi Sibiri. Novosibirsk: Nauka, 1988. 256 s.
12.
Nikitin N. I. Osvoenie Sibiri v XVII veke. M.: Prosveshchenie, 1990. 144 s.
13.
Pamyatniki Sibirskoi istorii XVIII v. Kn. 1. 1700-1713 gg. SPb.: Tipografiya Ministerstva vnutrennikh del, 1882. 551 s.
14.
Polnoe sobranie russkikh letopisei. T. 36. M.: Nauka, 1987. 384 s.
15.
Puzanov V. D. Voennye faktory russkoi kolonizatsii Zapadnoi Sibiri (konets XVI –XVII vv.). SPb.: Aleteia. 2010. 432 s.
16.
Puzanov V. D. Sluzhilye lyudi goroda Tobol'ska // Severnyi region: nauka, obrazovanie, kul'tura. 2010. № 1 (21). S. 55–68.
17.
Puzanov V. D. Sluzhilye lyudi Tobol'ska v kolonizatsii Eniseiskogo kraya // KhMAO–Yugra: istoricheskie vyzovy i otvety. Materialy Vserossiiskoi nauchnoi konferentsii. 2013. S. 20–24.
18.
Puzanov V. D. Formirovanie garnizona goroda Tobol'ska (konets XVI – XVII vv.) // Vestnik ugrovedeniya. 2014. № 1 (16). S. 143–152.
19.
Puzanov V. D. Garnizon Tobol'ska i prisoedinenie Vostochnoi Sibiri k Russkomu gosudarstvu // Gosudarstvennaya vlast' i mestnoe samoupravlenie. 2014. № 5. S. 43–47.
20.
Rossiiskii gosudarstvennyi arkhiv drevnikh aktov (RGADA). F. 214. St. 25.
21.
Russkaya istoricheskaya biblioteka, izdavaemaya Arkheograficheskoyu komissieyu. T. 8. SPb., 1884. S. 376–378.
22.
Skul'movskii D. O. K istorii formirovaniya tobol'skogo garnizona na rubezhe XVI–XVII vekov // Magistra Vitae: elektronnyi zhurnal po istoricheskim naukam i arkheologii. 2007. № 18. S. 156–160.
23.
Solodkin Ya. G. Sluzhilye tatary i rannyaya russkaya kolonizatsiya Sibiri (konets XVI –nachalo XVII vv.): voennye aspekty // Srednevekovye tyurko-tatarskie gosudarstva. 2016. № 8. S. 233–239.
24.
Tobol'sk. Materialy dlya istorii goroda XVII i XVIII stoletii. M.: Tip. M. G. Volchaninova. 1885. 164 s.
25.
Tychinskikh Z. A. K istorii formirovaniya sluzhilogo tatarskogo sosloviya v Sibiri (konets XVI – XVII vv.) // Ural'skii istoricheskii vestnik. 2009. № 4 (25). S. 96–104.
26.
Tychinskikh Z. A. Sluzhilye tatary i ikh rol' v formirovanii etnicheskoi obshchnosti sibirskikh tatar (XVII–XIX vv.). Kazan': «FEN» AN RT. 2010. 288 s.
27.
Tychinskikh Z. A., Iskhakov D. M. Prisoedinenie Sibirskogo khanstva i nachalo kolonizatsii Sibiri // Istoriya i kul'tura tatar Zapadnoi Sibiri / koll. monografiya. Kazan': Institut istorii im. Sh. Mardzhani AN RT, 2015. 728 s.
28.
Shcheglov I. V. Khronologicheskii perechen' vazhneishikh dannykh iz istorii Sibiri (1032-1882 gg.). Irkutsk: Vostochno-Sibirskii otdel IRGO, 1883. 778 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная для рецензирования статья «К вопросу о роли служилых татар во фронтирном освоении Сибири в XVII в.» фактически является обзорно-аналитическим исследованием, т.к. исследовательская проблема как таковая не обозначена. Название статьи, в основном, соответствует ее содержанию, однако часть текста посвящена сибирскому фронтиру самому по себе, что не отражено в названии.
К сожалению, не производит должного впечатления методологическая часть. Перепутаны предмет и объект исследования, точнее объект исследования определен как предмет, поэтому определению собственно предмета места не нашлось. Судя по всему, автор плохо разбирается в их различиях. Методология исследования определена более-менее верно, но слишком общо. Необходимо также лучше актуализовать необходимость подобного рода работ. Приведенные замечания говорят о серьезных недостатках рецензируемой статьи.
Вызывает вопросы полное отсутствие формулировки научной новизны исследования. Возможно, это вызвано некоторой неоригинальностью данного произведения. Уникальность его едва превышает 48 %. В работе цитируются (повторяются) целые куски как, видимо, собственных работ, так и написанных другими авторами. Текстовой основой стали: упомянутая в библиографическом списке статья из Уральского исторического вестника (№4 (61) 2018) «Особенности фронтира на Урале и в Западной Сибири в XVI–XVIII вв.» Р.Г. Букановой, З.А. Тычинских и С.Р. Муратовой; а также «Служба казаков-годовалыциков на границах западной Сибири в XVII — XVIII вв. (на примере служилых татар)» и неупомянутые в библиографическом списке: Тычинских З.А. «Служилые татары и их роль в формировании этнической общности сибирских татар: XVII - XIX вв.», Тычинских З.А. «О роли служилых татар в строительстве сибирских городов в XVII-XVIII вв.», Муратова С.Р., Тычинских З.А. «История и культура татар Западной Сибири» (Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ; Изд-во «Артифакт», 2015. – 728 с.), «Казачество Сибири от Ермака до наших дней история язык культура» (https://textarchive.ru/c-1285198-p25.html) и Трофимова Л. «Военно-служилые люди Тобольска в XVII в.».
Если это согласованная с редакцией политика, то вопросов особых не возникает, если это не так, то работа вряд ли может считаться самостоятельной и уникальной. С другой стороны, структура, стиль и содержание самой статьи, в основном, соответствуют научным требованиям. Работа написана достаточно грамотно, добротным научным языком. Автор хорошо разбирается в существе вопроса, знает содержание предыдущих исследований, относящихся к данной проблематике, умеет работать с источниками. Выводы, в основном, логически следуют из содержания основного текста статьи. Мнения автора подкреплены ссылками и выглядят обоснованными. Однако необходимо отметить, что из общестатейных выводов только один соответствует заголовку.
Также автору нужно было все же пояснить значение термина «шерть». Не каждый современный читатель знает что это - присяга на верность договорным отношениям с Русским государством.
Библиография оформлена правильно, в соответствии с требованиями. В статье цитируются актуальные источники в необходимом объеме.
Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что в представленном виде статья не соответствуют требованиям, должна быть переработана с учетом замечаний и представлена для повторного рецензирования.
17.12.2020 10 час. 00 мин.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Всем памятны слова М.В. Ломоносова о том, что богатство России прирастать будет Сибирью. И действительно, Сибирский регион оказал огромное воздействие на формирование народного хозяйства нашей страны в XX в. Вместе с тем его важное значение определяет и устойчивый интерес к истории его освоения, в том числе к раннему периоду. В самом деле, освоение Сибири знаменует собой значимый этап в трансформации России из мононационального государства в многонациональное. В тоже время в нашей литературе так и не сложилось направление, которое рисовало бы образы фронтирных исследователей, наподобие культивируемого американской культурой образа ковбоя. Все вышесказанное заставляет обратиться к различных аспектам изучения раннего проникновения Московского государства в Сибирь.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой являются роль служилых татар в освоении Западной Сибири XVII в. Автор ставит своими задачами рассмотреть понятие «фронтир», определить степень участия служилых татар в строительстве острогов и городов в начальный период фронтирного освоения сибирских территорий Московским государством.
Работа основана на принципах историзма, анализа и синтеза, достоверности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов.
Научная новизна статьи определяется самой постановкой темы: автор стремится охарактеризовать вклад служилых татар во фронтирное освоение Сибири в XVII в. Научная новизна статьи определяется также привлечением архивных материалов.
Рассматривая библиографический список статьи как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя до 30 различных источников и исследований. Из привлекаемых автором источников отметим опубликованные документы (в том числе летописные) и неопубликованные из фондов Государственного архива в г. Тобольске и Российского государственного архива древних актов. Из привлекаемых автором исследований отметим труды С.В. Бахрушина, Н.И. Никитина, В.Д. Пузанова и других специалистов, в центре внимания которых различные аспекты русского освоения Сибири. Заметим, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований позволило автору должным образом раскрыть поставленную тему.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкому кругу читателей, всех, кто интересуется как историей России в целом, так и ранним этапом освоения Сибири, в частности. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что «одной из главных опор Русского государства в Западной Сибири, особенно в первой половине XVII в., начальном этапе освоения края, были служилые татары, составлявшие практически треть военного контингента главного города Сибири Тобольска и значимую часть других русских городов – Тюмени и Тары». На многочисленных примерах показано, что в условиях особых трудностей со служилым контингентом «служилые татары «йомышлы», сформировавшиеся из служилой верхушки местного татарского населения, стали надежной опорой Русского государства в Сибири». Примечательно, что как отмечается в работе в условиях фронтира служилые татары часто выполняли функции переводчиков и парламентёров.
Главным выводом статьи является то, что «наряду с русскими служилыми людьми, служилые татары принимали деятельное участие в военном и хозяйственном освоении сибирских территорий, являясь важной составляющей военно-служилого населения Московского государства на ранних этапах сибирского фронтира».
На наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Genesis: исторические исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"