Статья 'Русский Харбин: архитектура особняка П. И. Джебелло Сокко' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Русский Харбин: архитектура особняка П. И. Джебелло Сокко

Козыренко Наталия Ефремовна

кандидат архитектуры

доцент, кафедра Дизайн архитектурной среды, Тихоокеанский государственный университет

680035, Россия, Хабаровский край, г. Хабаровск, ул. Тихоокеанская, 140, кв. 504

Kozyrenko Nataliya Efremovna

PhD in Architecture

Docent, the department of Design of Architectural Environment, Pacific National University

680035, Russia, Khabarovskii krai, g. Khabarovsk, ul. Tikhookeanskaya, 140, kv. 504

kozyr77@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.7.33385

Дата направления статьи в редакцию:

06-07-2020


Дата публикации:

13-07-2020


Аннотация: Предметом исследования являются архитектурные и стилевые особенности особняка П. И. Джебелло Сокко в Харбине.Объектом исследования является частная резиденция П. И. Джебелло Сокко, построенная в 1919 г. в районе Нового города. Автор рассматривает актуальную тему - исчезновение русского архитектурного наследия (разрушение, снос, агрессивная реконструкция) в Харбине и возможности сохранения памятников архитектуры в крупном мегаполисе. Поэтому особое внимание уделяется вопросам изучения исторических объектов, построенных в начале ХХ в. (история, натурные обследования, обмеры, современное состояние) и их реконструкции методами стилистической и композиционной средовой адаптации. Это позволит сохранить русское наследие за рубежом.   Основными выводами проведенного исследования являются сохранение не только исторических объектов, реконструкции интерьеров, но и воссоздание их окружающей среды. Результаты исследования архитектуры исчезнувших объектов периода русского Харбина даст возможность фрагментом воссоздать подлинную историческую среду города в пригороде "Солнечный остров". Особым вкладом автора в исследовании темы является изучение объектов русской культуры, разработка проектов реставрации, выявление исчезнувших сооружений и их фасадная реконструкция. Новизна проведенного исследования заключается в том, что впервые выявлены архитектурные и стилевые особенности исторического объекта, на основе которых была выполнена реконструкция особняка П. И. Джебелло Сокко.


Ключевые слова: стиль, архитектура, строительство, особняк, архитектурный образ, композиция, реконструкция, декор, ансамбль, город

Abstract: The subject of this research is the architectural and style peculiarities of the mansion of P. I. Gibello-Socco. The object of this research is the private residence of P. I. Gibello-Socco build in 1919 in the area of a New City. The author examines the relevance topic – disappearance of the Russian architectural heritage (destruction, demolition, aggressive reconstruction) in Harbin, and possibilities of preservation of architectural landmarks in a large metropolis. Therefore, special attention is given to the questions of studying historical objects built in the early XX century (history, natural observations, measurements, current state) and their reconstructions via methods of stylistic and compositional environmental adaptation. This would allow preserving the Russian heritage abroad. The main conclusions lie in preservation of not only historical objects, reconstruction of interiors, but also restoration of their environment. The results of studying the architecture of disappeared objects of the Russian Harbin period allow conducting a fragmentary reproduction of an authentic historical environment of the city in the township “Sunny Island”. The author’s special contribution consists in examination of the objects of Russian culture, development of restoration projects, identification of disappeared constructs and their façade reconstruction. The novelty lies in description of architectural and style peculiarities of a historical object, which serves as the basis for reconstruction of P. I. Gibello-Socco’s mansion.



Keywords:

decor, reconstruction, composition, architectural image, mansion, building, architecture, style, ensemble, town

П. И. Джебелло Сокко был легендарной личностью в Маньчжурии. Как крупный специалист он руководил строительством Хинганского тоннеля на КВЖД. Совместно с Н. Н. Бочаровым в 1908 г. принял активное участие в строительстве трех бетонных виадуков, приподнявших участки улиц Светлановской, Пекинской, Семеновской и Алеутской над железнодорожными путями [1]. В результате во Владивостоке изолированные районы получили устойчивые транспортные связи. Аналогичную работу он выполнил для Харбина. Виадук связал районы Пристань и Новый Харбин. Джебелло Сокко являлся в 1916 г. главным подрядчиком при строительстве тоннеля на железнодорожной трассе Владивосток – Раздольное, проложенным под горой Шошина и связывающий долину Первой Речки с районом Минного городка и Луговой улицей [2]. Но только в 1934 г. туннель «Имени товарища Сталина» открыли для эксплуатации (рисунок 1).

Рисунок 1. Тоннель «Имени товарища Сталина»

Джебелло Сокко, основавшись в Харбине в 1917 г., в 1919 г. построил себе особняк в Николаевском переулке. Для строительства он выбрал самое престижное место в Новом городе – Николаевскую площадь (рисунок 2). К этому времени площадь была практически сформирована. В центре находился деревянный Свято-Николаевский собор, построенный в лучших традициях русской православной архитектуры. С одной стороны площади в 1906-1908 гг. были по проекту архитектора К. К. Иокиш построены Московские торговые ряды в стиле модерн (рисунки 3, 4). В 1921 г. началось строительство Доходного дома Б. Д. Мееровича по проекту известного харбинского архитектора Ю. П. Жданова в стиле необорокко. Площадь окружали особняки высшего руководства КВЖД, которые были построены по типовым проектам и имели мотивы стиля модерн [3].

Стилистика у всех сооружений, формирующих площадь, была разная, но, тем не менее, архитектурный ансамбль сложился. Со временем круглая площадь стала транспортной развязкой для автомобилей и трамвая. Особняк имел треугольный земельный участок, огороженный своеобразной изгородью. Застройка вокруг дома постоянно изменялась. На большом пустыре рядом с сооружением было организовано футбольное поле. И это открытое пространство позволяло панорамно воспринимать ансамбль Свято-Николаевской площади. С этого места открывались и самые эффектные виды особняка. За основными сооружениями площади возводились новые постройки, высота которых возрастала. Определенное время они являлись фоном для престижных объектов.

Рисунок 2. Особняк П.И. Джебелло Сокко и здание Московских торговых рядов. Харбин. Начало 20-х гг. ХХ в.

Рисунок 3. Панорама застройки Свято-Николаевской площади

Рисунок 4. Главный фасад особняка. Харбин. 1924 г.

В качестве приватной резиденции особняк функционировал один год. В 1920 г. Джебелло Сокко был назначен итальянским консулом, и с этого года в его особняке разместилось Итальянское консульство. Под служебные помещения был отведен первый этаж, верхние этажи оставались жилыми. Своеобразная планировка особняка и зонирование не были приспособлены для выполнения административных функций. Поэтому в план внесли изменения. Это коснулось хозяйственных помещений, которые переоборудовали в служебные (подсобки, кухня). Предоставление личного особняка под Итальянское консульство было вынужденной мерой. Выполняя большой объем работ на КВЖД и Уссурийской железной дороги в Приморье, итальянский инженер оказался практически нищим. Ему пришлось заложить дом Дальбанку за 110 тыс. иен. При ликвидации банка в 1935 г. необходимо было выкупить закладную. Одновременно дом продает Джебелло Сокко японцу Декондо, а банк - предпринимателю С. Кондо [4, с. 325]. Итальянец мечтал выкупить свой дом и подарить его Японской военной миссии или завещать его Италии. В 1941 г., не решив для себя больной вопрос, он уезжает в Шанхай.

Итальянский инженер не воспользовался типовыми проектами, которые были рекомендованы для строительства высших чинов КВЖД [3, с. 145-199]. Скорее всего, он сам являлся архитектором при проектировании своего дома. Сооружение имело столь яркое решение, что многие жители Харбина его описывают в своих воспоминаниях. Исторический писатель С. Прокопьев в книгу «Драгоценная моя Драгоценка» включил повесть «Крест для родителей». Основой повести стали воспоминания Марии Николаевны Тепляковой, которая родилась в Харбине и прожила в этом городе до 50-х гг. ХХ в. По ее воспоминаниям в повести дано описание легендарного особняка: - «Этот дом знал весь Харбин: стоял напротив Свято-Николаевского кафедрального собора и выделялся необычной архитектурой — в виде итальянской виллы и строился по проекту итальянского архитектора. Дом с садом окружал особенный по своей геометрии железобетонный забор. Каждое звено — будто раскрытый веер с радиальными прорезями. И внешний вид дома говорил: здесь живёт богач с причудами, и интерьер, как рассказывала тётя, крикливо заявлял о себе». В ее воспоминаниях сохранились яркими фрагментами интерьеры особняка «Дом украшали дорогие картины, скульптуры, а на площадке лестницы, что вела на второй этаж, стояла замысловатой формы маленькая кушетка. В виде русалки. С одной стороны хвост для подлокотника загнут, с другой голова… Если ты устал, поднимаясь наверх, присядь, отдохни на туловище дивы водяного царства, а затем иди дальше. А дальше — больше. Лестница вела в обширную спальню, поражающую, прежде всего, стеклянным потолком. Лежи и любуйся звёздным небом» [5].

А. М. Анташкевич написал несколько художественных книг о Харбине: «33 рассказа о китайском полицейском поручике Сорокине» (2015 г.) и «Харбин» (2017 г.). Главным героем книг является Александр фон Адельберг. А. М. Анташкевич описывает следующим образом особняк П. И. Джебелло Сокко: «Адельберг уже миновал площадь, справа был дом инженера Джибелло-Сокко, он стоял в самом центре города, в нескольких десятках метров от собора, на пути в Чуринский магазин; мимо него нельзя было пройти, и они с Анной часто останавливались и любовались его высокими, устремлёнными вверх гранёными формами. Джибелло-Сокко возвышался, как альпийская скала, и в этом не было загадки, потому что его хозяин-итальянец – известный в Маньчжурии строитель горных железнодорожных мостов – был ещё и архитектор-волшебник, который сам себе и нарисовал, и выстроил этот дом! Александр Петрович остановился. Несколько минут он любовался: лепниной, замысловатым растительным рисунком, картушами, амурами. Как-то он сказал жене, что, когда смотрит на него и другие харбинские дома в стиле модерн, у него в голове начинает звучать «Болеро» Равеля. Анна улыбнулась, в музыкальном отношении она была образована несравненно лучше, и сказала, что «Болеро» вырастает из первых отдельных нот, сначала совсем тихих, и только постепенно наращивает аккорды, ритм и превращается в громадное, в эдакую… «Осязаемую материю!» – подсказал тогда Александр Петрович. А здесь глаз сперва окидывал весь особняк и оценивал его целиком: его объём, его пропорции – и только потом начинал выбирать детали – сначала крупные: оконные переплёты, наличники, их форму и плавные линии; потом по мельче; они множатся и чередуются, дробятся на отдельные фрагменты, как ноты, почти не повторяясь, а если повторяются, то одна деталь отличается от такой же соседней, или похожа на неё только отчасти. По её словам получалось, что если «Болеро» и имеет сходство с архитектурой в стиле модерн, то только в обратном порядке. А Александру Петровичу это было всё равно – он любовался особняком инженера Петра Ивановича Джибелло-Сокко, и в голове у него звучало «Болеро» [6, с. 298].

Художественное описание особняка П. И. Джебелло Сокко хорошо передает его образ (рисунок 5). Дом представляет собой своеобразную архитектуру. Он не имел аналогов, прототипов и не вызывал конкретных ассоциаций с другими постройками. Он контрастно отличался и от архитектуры харбинских особняков. Архитектурный образ передавал характер владельца и был таким же причудливым. В силу особенностей местоположения участок, отведенный под строительство, имел треугольную форму. Петр Иванович главный вход сделал со стороны площади (вершина треугольника) в виде масштабных пилонов, увенчанных вазонами. От них была проложена протяженная центральная аллея к дому. И поэтому каждый, кто посещал особняк, при приближении к нему имел возможность его хорошо рассмотреть. При движении восприятие архитектуры сооружения постоянно изменялось, менялось и впечатление от его образа.

Это связано с динамичным построением объемно-пространственной композиции, которая воспринимается только в движении. Его фасады все асимметричны, с неожиданными ракурсами, акцентами. Архитектурные реплики в качестве главных элементов разнообразны: большое окно на эркере, открытая терраса с кариатидами, трехэтажная граненая башня, глубокие канелюры пилонов. Изящным дополнением к фасаду являлась декоративная лепнина в простенках между окнами и в обрамлениях проемов. Сложным было силуэтное решение, которое определяли завершение пилонов, тумб террас с вазонами, шары на башнях со шпилями. Зрительно особняк воспринимался масштабно (рисунок 5). Анализ архитектурных особенностей приватной резиденции позволил определить стиль модерн. Маркеры этого стиля четко прослеживаются на фасадах – живописная композиция, рассчитанная на круговое восприятие; перетекание внутренних пространств наружу через веранды, террасы, балконы, ротонды; декор типа «Линия Орта» («удар бича»); флористические и ориентальные мотивы лепнины [7, с. 47].

Здание имеет сложный план, изрезанный пристройками, ризалитами, террасой, эркером. У дома было несколько входов. Парадный выходил в небольшой холл, который связывал несколько помещений: зимний сад, гостиную, рабочий кабинет, кухню-столовую и подсобные помещения. Со стороны рабочего кабинета был выход на открытую террасу, с которой открывался вид на сад. Второй вход был с участка в оранжерею. Два входа с боковых фасадов являлись хозяйственными. Были дополнительные входы в цокольный этаж, в котором располагались технические помещения по обслуживанию дома. На втором этаже холл был освещен огромным окном. На этом уровне пространство было разделено на две части: личные помещения хозяина особняка и гостевые комнаты. Практически все помещения на втором этаже имели выходы на балконы и террасы, с которых открывались живописные виды на площадь. Связь между этажами выполняла роскошно оформленная лестница. Рядом с ней была личная лестница хозяина особняка, которая вела на 3 уровень – в башню. На этом уровне в помещении с небольшим эркером находилась спальня П. И. Джебелло Сокко. Освещенная с трех сторон большими окнами, она казалась из-за игры света не материальной, воздушной. Из нее был выход на балкон и большую летнюю террасу.

Рисунок 5. Главный фасад особняка П. И. Джебелло Сокко. Харбин. 30-е гг. ХХ в.

Свято-Николаевская площадь несколько раз перестраивалась. В 1937 г. на площади в стиле ар-деко была построена по проекту П. С. Свиридова гостиница «Новый Харбин». Пятиэтажное сооружение в значительной степени изменила масштаб застройки площади. В 60-х гг. уничтожен Свято-Николаевский храм. В это же время был построен по типовому проекту кинотеатр «Север». Еще в конце ХХ в. особняк находился в удовлетворительном состоянии. Периодически в нем размещались разнообразные офисные сооружения. Но в начале XXI в. вокруг площади стали возводиться высотные дома, а подземное пространство было освоено под строительство крупного торгового центра. Перед администрацией города стояли новые задачи (создание современного образа северной столицы), в которые не входило сохранение исторического наследия. Особняк стал разрушаться катастрофическими темпами. Постоянно менялись собственники, которые вносили свои изменения в планировку сооружения, и это влияло на его внешний вид. На главном фасаде, выходящем на площадь, была снесена открытая терраса с кариатидами и зимний сад. На боковом фасаде на открытой террасе снесены ограждения и надстроена постройка. Многочисленные пристройки были сооружены и на боковых фасадах, сделаны дополнительные входы. Частично произошла замена деревянных обрамлений пластиковыми окнами, дверных проемов металлическими воротами. Длительное время фасады закрывали рекламные баннеры, на них появились кондиционеры. По карнизу были выполнены металлические конструкции для крепления рекламы, на балюстраде балконов устроены прожекторы для подсветки окружающих архитектурных объектов.

В 2004 г. были проведены обмеры, составлен архитектурный паспорт памятника архитектуры и выполнена первая реконструкция сооружения. По результатам работы китайской стороной был выполнен подробный 3D макет сооружения, а также его художественная реконструкция (рисунки 6, 7). Материалы выставлены в новом «Музеи планирования города Харбина» на Правительственном проспекте. В 2018 г. от особняка остались практически только руины. В непосредственной близости от него завершилось строительство высотного административного здания, подземных переходы и малых павильонных форм. Он уже давно не вписывался в современное окружение и поэтому периодически особняк закрывался огромными рекламными щитами. Были серьезные опасения, что памятник архитектуры будет окончательно уничтожен {рисунки 8, 9}.

Рисунок 6. Макет особняка. Ян Хун Вэй

Рисунок 7. Художественная реконструкция особняка. Ян Хун Вэй

Рисунок 8. Состояние особняка. 2002 г.

Рисунок 9. Современное окружение особняка. 2017 г.

В 2019 г. исполнялся 100-летний юбилей постройки. Администрация города Харбина и Хэйлудзянской провинции приняла решение к этому времени его восстановить. При натурном обследовании особняка уже трудно было предположить его первоначальный вид: выступы уничтожены, некоторые окна заделаны, изменены формы дверных и оконных проемов, ликвидированы детали, которые определяли его силуэт. И хотя сохранилось много фотодокументов, все равно архитектура уникального особняка оставалась загадкой. В основном на фотографиях изображен главный фасад, а дворовой и боковой фасады оставались неизвестными. Трудности были связаны с восстановлением башни. Многочисленные ее перестройки привели к значительным искажениям верхнего уровня. Большим положительным моментом при разработке проекта реконструкции было фрагментарное сохранение деталей на фасадах и исторических оконных переплетов (рисунок 10). Фасад был богато декорирован и тем самым напоминал стиль необарокко.

Рисунок 10. Декоративные элементы на главном фасаде

В конце 2018 г. была восстановлена гордость Русского Харбина - особняк П. И. Джебелло Сокко (рисунки 11, 12). Из-за ограниченного пространства не восстановлены открытая терраса с кариатидами и зимний сад. Отсутствие некоторых элементов (вазоны на балконах, балюстрада, веерное ограждение) снизило архитектурные особенности сооружения. Но самое главное сохранились стилевая выразительность и декоративная пластика фасадов.

В настоящее время ведутся работы по восстановлению интерьеров сооружения. Отсутствие достаточного материала не позволяет с исторической точностью воссоздать внутренние пространства – декорирование стен, потолков, арочных проемов, карнизов, потолочных розеток, декоративных ниш, простенков и т.д. И поэтому работа идет в направлении создания атмосферы той эпохи. Характер интерьеров во многом зависит от предметного наполнения (мебели), арт-объектов (картины, скульптуры, вазоны), декорирования (текстиль), комнатных растений. Этот вопрос решиться только после определения современных функций особняка. Рассматриваются несколько вариантов функционала. Наиболее приемлемыми являются организация Итальянского консульства, Итальянского дома приемов, Итальянского клуба.

Агрессивное окружение оказывает отрицательное воздействие на исторический объект. Интенсивные транспортные и пешеходные потоки сделали зону рядом с особняком транзитной. Близкое расположение к исторической резиденции современных сооружений привело к тому, что он смотрится как музейный экспонат, как макет. Это впечатление усиливается в вечернее время за счет интенсивной подсветки новых зданий и рекламы.

Рисунок 11. Особняк в процессе реконструкции. 2018 г.

Рисунок 12. Особняк после реконструкции. 2019 г.

Самое главное, при активной застройке района была утрачена первоначальная среда. И поэтому актуальным стоял вопрос о реконструкции площади и ее основных сооружений. Московские торговые ряды стали Музеем революции. В настоящее время объект находятся в хорошем состоянии. Восстановление Свято-Николаевского собора не представляется возможным не только по техническим причинам (гигантский многоярусный подземный торговый центр низкого заложения). В 2006 г. Свято-Николаевский собор был восстановлен в пригороде Харбина в международном туристическом центре «Волга» (архитектор Н. П. Крадин). Необходимо отметить высокое качество строительства собора. С исторической точностью воспроизведены все детали фасадов и интерьеров. Проблемным объектом остается кинотеатр «Север». К моменту натурных обследований он был закрыт для посетителей. Помещения первого этажа сдаются в аренду под торговлю. Центральный фасад представляет собой стеклянное полотно, в котором отражается всё окружение площади. В 2018 г. был выполнен проект его реконструкции под культурно-развлекательный центр «Сны о Харбине».

При восприятии особняка после реконструкции возникают сложные чувства. Архитектура не кажется уже причудливой и только отдельные фрагменты напоминают музыку Равеля. Представители Центра по исследованию исторических памятников культуры Хэйлудзянской провинции выступают с предложением по организации на Солнечном острове заповедной зоны «Счастливая Хорватия» (название города в период правления Д. Хорвата). На новом участке будут сооружены все исчезнувшие объекты периода русского города и воссоздана историческая среда начала ХХ в. (малые формы, благоустройство, ландшафт, предметное наполнение). В настоящее время подготовлен список сооружений, уничтоженных в периоды правления Маньчжлу-Го и в 50-х гг. ХХ в. (частные резиденции Н. М. Чичагова, С. И. Ицхакина, Д. Хорварда и др.), и разработан план застройки, который представляет подлинный фрагмент города начала ХХ в. (участок в границах ул. Диагональной). Строительство «Счастливой Хорватии» позволить таким образом сохранить русский Харбин.

Библиография
1.
История строительства Дальневосточной железной дороги [Электронный ресурс]. – URL: https://bazar2000.ru/istoriya/dalnevostochnaya-zheleznaya-doroga-nemnogo-istorii/]
2.
Тоннель имени тов. Сталина [Электронный ресурс]. – URL: https://russos.livejournal.com/tag/%D0%9F%D1%80%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%BA%D1367 с.%80%D0%B0%D0%B9]
3.
Альбом сооружений и типовых чертежей Китайской Восточной железной дороги. Спб, 1897-1903. – 355 с.
4.
Крадин Н. П. Харбин – Русская Атлантика. Страницы истории Харбина – бывшего русского города в Китае. Хабаровск: Риотип. 2010. – 367 c.
5.
Прокопьев С. Крест для родителей. [Электронный ресурс]. – URL: https://mybook.ru/author/sergej-prokopev-3/dragocennaya-moya-dragocenka/read/]
6.
Анташкевич Е. М. Харбин-Страница: 298. [Электронный ресурс]. – URL: http://book-online.com.ua/read.php?book=7800&page=298].
7.
Козыренко Н.Е., Ян Хун Вэй, Иванова А. П. Архитектурное наследие Харбина. Хабаровск: ТОГУ, 2015. – 564 с.
8.
Мой Харбин. Сайт. [Электронный ресурс]. – URL: http://myharbin.name/
9.
Илларионов А. А. О роли транспортной системы в развитии российского Дальнего Востока в дооктябрьский период. Регион в ракурсе предметного анализа: структуры и процессы. Благовещенск.-В-1.-2006.-С.18-31 [Электронный ресурс]. – URL: https://ojkum.ru/arc/2006_01/2006_01_03.pdf
10.
Козыренко Н.Е., Лава Д.А. Реконструкция исторических улиц Харбина. [Электронный ресурс]. – URL: htt://artacademy-khv.ru/news-35
References (transliterated)
1.
Istoriya stroitel'stva Dal'nevostochnoi zheleznoi dorogi [Elektronnyi resurs]. – URL: https://bazar2000.ru/istoriya/dalnevostochnaya-zheleznaya-doroga-nemnogo-istorii/]
2.
Tonnel' imeni tov. Stalina [Elektronnyi resurs]. – URL: https://russos.livejournal.com/tag/%D0%9F%D1%80%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%BA%D1367 s.%80%D0%B0%D0%B9]
3.
Al'bom sooruzhenii i tipovykh chertezhei Kitaiskoi Vostochnoi zheleznoi dorogi. Spb, 1897-1903. – 355 s.
4.
Kradin N. P. Kharbin – Russkaya Atlantika. Stranitsy istorii Kharbina – byvshego russkogo goroda v Kitae. Khabarovsk: Riotip. 2010. – 367 c.
5.
Prokop'ev S. Krest dlya roditelei. [Elektronnyi resurs]. – URL: https://mybook.ru/author/sergej-prokopev-3/dragocennaya-moya-dragocenka/read/]
6.
Antashkevich E. M. Kharbin-Stranitsa: 298. [Elektronnyi resurs]. – URL: http://book-online.com.ua/read.php?book=7800&page=298].
7.
Kozyrenko N.E., Yan Khun Vei, Ivanova A. P. Arkhitekturnoe nasledie Kharbina. Khabarovsk: TOGU, 2015. – 564 s.
8.
Moi Kharbin. Sait. [Elektronnyi resurs]. – URL: http://myharbin.name/
9.
Illarionov A. A. O roli transportnoi sistemy v razvitii rossiiskogo Dal'nego Vostoka v dooktyabr'skii period. Region v rakurse predmetnogo analiza: struktury i protsessy. Blagoveshchensk.-V-1.-2006.-S.18-31 [Elektronnyi resurs]. – URL: https://ojkum.ru/arc/2006_01/2006_01_03.pdf
10.
Kozyrenko N.E., Lava D.A. Rekonstruktsiya istoricheskikh ulits Kharbina. [Elektronnyi resurs]. – URL: htt://artacademy-khv.ru/news-35

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Статья написана в (достаточно своеобразном для статьи научной) стиле «репортажа», что не снижает ее потенциала как источника исторических сведений, но ставит под сомнение исследовательский потенциал.
Во всяком случае (в первоначальном ознакомлении), автор не подчиняет текст обычной рубрикации (предмет исследования, проблема, задачи и пр.); это — «чистая реконструкция», исходящая из фактического материала и к нему регулярно возвращающаяся.
Первые строки работы:
«П. И. Джебелло Сокко был легендарной личностью в Маньчжурии. Как крупный специалист он руководил строительством Хинганского тоннеля на КВЖД. Совместно с Н. Н. Бочаровым в 1908 г. принял активное участие в строительстве трех бетонных виадуков, приподнявших участки улиц Светлановской, Пекинской, Семеновской и Алеутской над железнодорожными путями [1]. »
Автор использует прием «непосредственного включения» читателя в «поток событий», и это ему в конечном счете удается.
Все, разумеется, имеет оборотные стороны.
«Проваливаясь», таким образом, непосредственно в гущу происходящего, читателю нелегко сообразить, кто, в конечном счете, такой П. И. Джебелло Сокко (эти сведения всплывают в тексте отдельными крупицами по мере прочтения), в какой связи автора заинтересовала его личность — и/или его творчество, что именно он собирается в относительно этого предмета уяснить и пр.
Остается предположить, что перед нами — «краткая биографическая справка», восстанавливающая основные вехи «жизни и творчества».
«Выполняя большой объем работ на КВЖД и Уссурийской железной дороги в Приморье, итальянский инженер оказался практически нищим. Ему пришлось заложить дом Дальбанку за 110 тыс. иен. При ликвидации банка в 1935 г. необходимо было выкупить закладную. Одновременно дом продает Джебелло Сокко японцу Декондо, а банк - предпринимателю С. Кондо [4, с. 325]. Итальянец мечтал выкупить свой дом и подарить его Японской военной миссии или завещать его Италии. В 1941 г., не решив для себя больной вопрос (?), он уезжает в Шанхай. »
Больной вопрос — выкуп дома? Не совсем понятно, как это связано с отъездом в Шанхай.
И, непосредственно далее:
«Итальянский инженер не воспользовался типовыми проектами, которые были рекомендованы для строительства высших чинов КВЖД [3, с. 145-199]. Скорее всего, он сам являлся архитектором при проектировании своего дома. Сооружение имело столь яркое решение, что многие жители Харбина его описывают в своих воспоминаниях. »
Речь все о том же доме?
И в этом случае непонятно соответствие описания хронологии событий.
И вот, кстати, описание этого «дома» (весьма далекое от восторженного):
«По ее воспоминаниям в повести дано описание легендарного особняка: - «Этот дом знал весь Харбин: стоял напротив Свято-Николаевского кафедрального собора и выделялся необычной архитектурой — в виде итальянской виллы и строился по проекту итальянского архитектора. Дом с садом окружал особенный по своей геометрии железобетонный забор. Каждое звено — будто раскрытый веер с радиальными прорезями. И внешний вид дома говорил: здесь живёт богач с причудами, и интерьер, как рассказывала тётя, крикливо заявлял о себе».  »
Вот следующий и весьма характерный пример «картинок с выставки» (речь все о том же «доме»):
«Несколько минут он любовался: лепниной, замысловатым растительным рисунком, картушами, амурами. Как-то он сказал жене, что, когда смотрит на него и другие харбинские дома в стиле модерн, у него в голове начинает звучать «Болеро» Равеля. Анна улыбнулась, в музыкальном отношении она была образована несравненно лучше, и сказала, что «Болеро» вырастает из первых отдельных нот, сначала совсем тихих, и только постепенно наращивает аккорды, ритм и превращается в громадное, в эдакую… «Осязаемую материю!» – подсказал тогда Александр Петрович. А здесь глаз сперва окидывал весь особняк и оценивал его целиком: его объём, его пропорции – и только потом начинал выбирать детали – сначала крупные: оконные переплёты, наличники, их форму и плавные линии; потом по мельче; они множатся и чередуются, дробятся на отдельные фрагменты, как ноты, почти не повторяясь, а если повторяются, то одна деталь отличается от такой же соседней, или похожа на неё только отчасти. »
Впрочем, от этих пространных лирических экспозиций автор переходит далее к более профессиональному и детальному анализу архитектуры особняка, представляющему безусловный интерес для всех, интересующихся его историей — или историей застройки и архитектуры Харбина.
Библиография насчитывает 10 ссылок. Оформление ссылок не соответствует требованиям редакции (ссылки в тексте после 7 отсутствуют).
Выводы, интерес читательской аудитории
Заключительные строки статьи:
«При восприятии особняка после реконструкции возникают сложные чувства. Архитектура не кажется уже причудливой и только отдельные фрагменты напоминают музыку Равеля. Представители Центра по исследованию исторических памятников культуры Хэйлудзянской провинции выступают с предложением по организации на Солнечном острове заповедной зоны «Счастливая Хорватия» (название города в период правления Д. Хорвата). На новом участке будут сооружены все исчезнувшие объекты периода русского города и воссоздана историческая среда начала ХХ в. (малые формы, благоустройство, ландшафт, предметное наполнение). В настоящее время подготовлен список сооружений, уничтоженных в периоды правления Маньчжлу-Го и в 50-х гг. ХХ в. (частные резиденции Н. М. Чичагова, С. И. Ицхакина, Д. Хорварда и др.), и разработан план застройки, который представляет подлинный фрагмент города начала ХХ в. (участок в границах ул. Диагональной). Строительство «Счастливой Хорватии» позволить таким образом сохранить русский Харбин. »
«Репортаж с места событий» таким образом завершается.
Заключение: работа обладает рядом безусловных достоинств, как-то: образность языка, внимание к реальным фактам и обстоятельствам (любовь к деталям) и пр., — все то, что, как принято говорить, позволяет «воссоздать атмосферу».
Отдельные недостатки (прежде всего структурно-методологические) объясняются принятой стилистикой (в общем публицистического) текста.
Рекомендована к публикации (ссылки необходимо подкорректировать).
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"