Статья 'Роль Университета ШОС в гуманитарном сотрудничестве Китая и России' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Роль Университета ШОС в гуманитарном сотрудничестве Китая и России

У Юйяо

аспирант кафедры теории и истории международных отношений Российского университета дружбы народов.

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10/2

Wu Yuyao

Postgraduate student, the department of Theory and History of International Relations, People’s University of Friendship of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 10/2

wu.yuyao@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.5.32832

Дата направления статьи в редакцию:

05-05-2020


Дата публикации:

13-05-2020


Аннотация: Статья посвящена анализу роли Сетевого Университета ШОС в гуманитарном сотрудничестве Китая и России. Особая роль уделяется современному китайско-российскому гуманитарному сотрудничеству, которое включает в себя не только такие традиционные сферы взаимодействия, как культура и образование, но и здравоохранение, спорт, туризм и которое отвечает потребностям двух государств по структуризации региональной подсистемы международных отношений. В этом ключе автор рассматривает образовательное сотрудничество Китая и России в формате Шанхайской организации сотрудничества и роль Университета ШОС, позволяющий успешно преодолевать различные барьеры на пути региональной интеграции в различных аспектах на пространстве ШОС. Данный анализ осуществляется в контексте теории международных отношений (в первую очередь, в русле неореалистической парадигмы), в категориях системного подхода в науке о международных отношениях, в рамках которого гуманитарное сотрудничество Китая и России рассматривается как целостная система взаимозависимых направлений, определяющих степень реализации взаимных интересов. Особым вкладом автора в исследование проблемы китайско-российского двустороннего сотрудничества в гуманитарной сфере является изучение развития китайско-российских отношений в образовательном сегменте с учетом создания Сетевого Университета Шанхайской организации сотрудничества. По итогам исследования сделан вывод о существенном усилении институционального каркаса двустороннего гуманитарного сотрудничества благодаря учреждению УШОС, а также интенсификации процессов создания единого «образовательного пространства» ШОС, повышающего степень внутриорганизационной интеграции, отвечающий национальным интересам Китая и России.


Ключевые слова: Китай, Россия, ШОС, образовательное сотрудничество, университет, студенческий обмен, Институты Конфуция, гуманитарное взаимодействие, культурные связи, евразийская интеграция

Abstract: This article is dedicated to analysis of the role of the Network University of Shanghai Cooperation Organization (SCO). Special attention is given to the current humanitarian cooperation between Russia and China that includes not only the traditional spheres as culture and education, but also healthcare, sport, tourism, as well as meets the demands of both states pertinent to structuring of regional subsystem of international relations. In this context, the author reviews Russian-Chinese cooperation in educational sphere in format of Shanghai Cooperation Organization and the role of University of SCO that allows successfully overcoming different barriers on the path of regional integration within SCO. The author’s special contribution into the research of Russia-China bilateral cooperation in humanitarian sphere lies in studying the evolution of their relations in educational sector with consideration of creation of the Network University of Shanghai Cooperation Organization. A conclusion is made on substantial strengthening of institutional framework of the bilateral humanitarian cooperation due to establishment of the University of Shanghai Cooperation Organization, as well as intensification of the processes of creation of a single “educational space” of SCO that increases the level of corporate integration that caters to the national interests of Russia and China.



Keywords:

Confucius Institutes, student exchange, university, educational cooperation, SCO, Russia, China, humanitarian cooperation, cultural relations, Eurasian integration

В современных реалиях изменяющейся под воздействием процессов глобализации международной архитектоники помимо военных и экономических аспектов внешнеполитической деятельности государств, претендующих на видную роль в глобальной системе международных отношений, особую значимость приобретает гуманитарная составляющая. Направленная на реализацию стратегии внешней политики и достижение национальных интересов посредством поддержания крепких связей между народами данная компонента характеризуется всеобъемлющим наполнением и включает в себя межгосударственную кооперацию по вопросам культуры, образования, науки, информации, спорта, туризма и т.д.

Вместе с этим стоит учитывать, что одним из основополагающих элементов механизма обеспечения внешнеполитического курса страны выступает образование. Данный статус обеспечивается целым рядом разнообразных факторов. В частности, стоит отметить, что образование представляется основой для построения духовно-нравственной платформы общества и государства, способствует распространению, прежде всего, среди представителей молодого поколения консолидирующих идей формирования единой национальной политики, обеспечивает потребности экономической и технологической сфер в необходимых специалистах высшей квалификации, стимулирует процесс инновационного и технологического развития государства.

Образовательный потенциал субъектов международных отношений также играет важнейшую роль в обеспечении собственных интересов и безопасности на мировой арене. Так, участвуя в процессе интернационализации высшего образования, государства получают внешнеполитические «дивиденды» от реализации целенаправленной политики по стимулированию интеграционных процессов в сфере образования.

Особо примечательным является процесс китайско-российского гуманитарного сотрудничества на пространстве Шанхайской организации сотрудничества, который привносит положительный эффект на двустороннем треке, что было отмечено, в частности, в «Совместном заявлении о развитии отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, вступающих в новую эпоху», приуроченному к 70-летию установления дипломатических отношений [1].

Данная оценка представляется рациональной, если учесть, что КНР и РФ выступают инициативными акторами в интеграции евразийского пространства, разрабатывая целый ряд мероприятий, направленных на создание комплексной экономической и политической взаимозависимости в широких географический рамках (китайская инициатива «Один пояс, один путь», российская концепция Большой Евразии). В этих условиях особо актуальным представляется исследование двустороннего взаимоотношения двух государств, объединенных интересом структуризации как региональной подсистемы, так и глобальной системы международных отношений.

Образовательная компонента китайско-российского сотрудничества в ШОС служит фактором, усиливающим центростремительные тенденции данного формата, которые особенно необходимы, учитывая получение полноправного членства в данной организации Индией и ИРП, имеющих существенные территориальные противоречия. Особую актуальность в этой связи получает проблема рассмотрения роли Университета ШОС в гуманитарном сотрудничестве России и Китая как института, отвечающего потребностям двустороннего и многостороннего взаимодействия.

Культурно-гуманитарное сотрудничество Пекина и Москвы в рамках ШОС

Китайско-российское сотрудничество в гуманитарной сфере усилилось после принятия по результатам июньской встречи 2001 г. в Шанхае Соглашения об образовании ШОС. В рамках деятельности указанной институции, важным моментом явилось подписание 16 июня 2001 г. комплексного Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве России и Китая, обеспечивающего территориальную целостность, а также военно-политическую и экономическую безопасность государств.

В соответствии с Хартией Шанхайской организации сотрудничества [2] развитие организации в гуманитарной сфере является одним из приоритетных направлений ШОС. Под развитием гуманитарной сферы стоит понимать развитие следующих направлений: культуру; науку; туризм; спорт и т.д.

Если в политической и экономической сферах ШОС существуют некоторые проблемы и трудности, то гуманитарная сфера, наоборот, сближает стран-участниц. Позитивный характер гуманитарных связей может стать предпосылкой единства мнений по направлениям, которые традиционно считаются базовыми. Этот факт обуславливает необходимость развития гуманитарного сотрудничества в рамках ШОС [3].

При анализе гуманитарного направления стоит обратить внимание на «человеческий капитал» ШОС. Под «человеческим капиталом» стоит понимать людей, которые компетентны в специфике центрально-азиатского региона, чувствуют специфику социокультурных особенностей коренных народов, знают особенности внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности, а также владеют рабочими языками Шанхайской организации сотрудничества [4].

Китайско-российское гуманитарное сотрудничество охватывает весьма разнообразные области, такие как культура, образование, здравоохранение, туризм и характеризуется исключительной ролью в двустороннем взаимодействии. Фундамент современного китайско-российского культурно-гуманитарного сотрудничества составляет «Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР» от 17 июля 2001 г. Статья 16 данного документа отражает нацеленность двух государств способствовать «развитию обменов и сотрудничества в области культуры, образования, здравоохранения, информации, туризма, спорта и права» [5]. Таким образом, данный нормативно-правовой акт установил основные области гуманитарного взаимодействия, осуществляемого двумя сопредельными странами в новый период «стратегического партнерства».

Активно развиваясь на двустороннем треке, китайско-российские культурно-гуманитарные отношения находят институциональную и практическую поддержку в многосторонних форматах, их которых наиболее показательным является Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС).

РФ и КНР используют данный многосторонний формат для развития культурных обменов среди молодежи двух стран для передачи культурной близости из поколения в поколение [6]. Практическое наполнение данного аспекта можно усмотреть в совместном проведении фестивалей, праздновании памятных дат, создании и поддержании активности различных китайско-российских молодёжных бизнес-инкубаторов, интернет-форумов, летних лагерей, где проводятся совместные семинары и конференции. Все данные мероприятия соответствуют нацеленности китайского и российского руководства приобщить широкие народные массы к деятельности ШОС [7]. При этом, конечно, стоит учесть критический анализ исследователя стратегических проблем СВА и ШОС Ю. В. Морозова, который подчеркнул, что данные мероприятия носят скорее дискретный характер, нежели систематический [8].

По мере создания благоприятной атмосферы для диверсификации и укрепления двусторонних гуманитарных отношений поступательно развивалась и сфера туризма. Данная сфера является конкурентоспособным направлением сотрудничества, поскольку каждое государство в первую очередь стремится привлечь туристов в свою страну. Однако благодаря проекту «новый Шелковый путь» правительства государств планируют расширить сферу туризма по всем государствам-членам Шанхайской организации сотрудничества.

По мере активного вовлечения новых участников (организации, субъекты Российской Федерации / провинции КНР и отдельных индивидов) в двустороннее гуманитарные контакты новые импульсы приобрело сотрудничество РФ и КНР в области спорта, которое с октября 2018 г. развивается на основании Протокола по сотрудничеству в данной сфере, принятого на заседании Российско-Китайской комиссии. В нем предусматривается развитие сотрудничества посредством планирования и организации Олимпийских зимних игр – 2022 г., обмена опытом по организации масштабных спортивных состязаний, соглашения о намерении проведения Российско-Китайского студенческого фестиваля зимних видов спорта между Российским студенческим спортивным союзом и Федерацией студенческого спорта КНР, а также проведение совместных научных исследований в области спорта [9]. Совместное заявление РФ и КНР от 2019 г. дополняет данную сферу такими мероприятиями как международное ралли «Шелковый путь» и «Высшая хоккейная лига – Кубок Шелкового пути», что наглядно демонстрирует привлечение потенциала гуманитарных отношений в сферу инфраструктурно-экономического взаимодействия государств-членов ШОС.

Сотрудничество стран-членов ШОС в области здравоохранения также как и туризм является отраслью, внимание к которой повышается. В конце 2016 г. Представители Северо-Западного федерального медицинского исследовательского центра (СЗФМИЦ) имени В. А. Алмазова, Шанхайского комитета по экономики и информатизации Шанхайской ассоциации промышленной биомедицины на встрече в Санкт-Петербурге договорились о совместной деятельности в области телемедицины, терагерцовой терапии и больших данных. Рационально предположить, что данный вектор сотрудничества аккумулирует не только гуманитарный, но и научный потенциал двусторонних отношений, который на данный момент остается нереализованным. Летом 2017 г. между Китаем и Россией в Шанхае было подписано Соглашение о создании Центра биомедицинского сотрудничества. Однако существуют и ограничения интенсивному взаимодействию Китая и России в формате ШОС в данной сфере. Среди таких сдерживающих факторов стоит назвать значительный уровень имущественной поляризации населения, из которого вытекают такие последствия как недоступность медицинских услуг для значительного количества населения и относительно высокий уровень наркозависимых, что требует значительных капиталовложений и реформирования национальных систем социального обеспечения.

В экологической сфере страны озабочены высыханием Аральского моря, захоронению радиоактивных отходов, рациональное использование территорий и т. д. Решения данных проблем может быть осуществлено исключительно при участии всех стран-участниц ШОС.

Среди множества договоров, касающихся гуманитарной сферы и их решения в Шанхайской организации сотрудничества можно выделить следующие договоры, которые были заключены между РФ и КНР:

1) «Меморандум о взаимопонимании между Российско-китайским инвестиционным фондом и компанией Vcanland в отношении учреждения фонда по инвестированию в отрасль недвижимости для пожилого населения и туризма»;

2) «Соглашение о сотрудничестве между общественными организациями «Деловая Россия» и China Federation of Industrial Economics»;

3) «Меморандум о взаимопонимании между министерствами образования РФ и КНР о сотрудничестве по проекту создания российско-китайского университета Московским государственным университетом им. Ломоносова и Пекинским технологическим университетом» [10].

По этой причине стоит отметить, что гуманитарное сотрудничество не приносит мгновенных результатов, но дает их в перспективе, способствуя укреплению атмосферы взаимного доверия и взаимопонимания, которые будут являться основой «цивилизационной идеологии ШОС».

Образовательное сотрудничество Китая и России в рамках ШОС

Стоит отметить, что сотрудничество государств в образовательной сфере является одним из приоритетных сфер взаимодействия. Главной целью образовательной сферы Российская Федерация и Китайской Народной Республики является обмен информацией, стимулирование сотрудничества между высшими учебными заведениями государств-членов Шанхайской организации сотрудничества, формирование списка сотрудничающих университетов, а также взаимовыгодная поддержка образовательных программ [11].

Таким образом, в октябре 2005 г. Совет глав правительств государств-членов Шанхайской организации сотрудничества принял решение об активизации сотрудничества в образовательном сегменте. Уже в июне 2006 г. государства-участники подписали «Соглашение о сотрудничестве в области образования», согласно которому страны-члены организации обязуются поддерживать активное развитие интеграционных процессов в образовательной сфере, а также проводить мероприятия по обмену студентами и высококвалифицированными кадрами [12].

В октябре 2006 г. на заседании министров образования стран Шанхайской организации сотрудничества был разработан особый механизм многостороннего взаимодействия в области образования, согласно которому государства обязывались:

1) Участвовать в обмене опытом и информацией о разнообразных модернизациях, которые были предприняты в государствах-членах Шанхайской организации сотрудничества;

2) Создания в рамках организации интеграционного процесса в образовательном пространстве, а также создание единой информационно-нормативной базы по вопросам политики государств;

3) Развивать аппарат обмена студентами и высококвалифицированными кадрами в рамках организации; Обеспечение прозрачности образования;

4) Сотрудничество в области повышения качества образования.

Наиболее яркими достижениями китайско-российского сотрудничества в образовательной сфере следует считать создание cовместного университета МГУ им. М.В. Ломоносова – Пекинского политехнического института в Шэньчжэне, который в 2017 г. начал свою деятельность. Среди наиболее значимых совместных проектов стоит упомянуть Китайско-Российский институт Шелкового пути, который был учрежден на базе Уральского государственного университета путей сообщения и Лючжоуского железнодорожного профессионально-технического училища. Стоит упомянуть также китайско-российский совместный Институт искусств в г. Вэйнане (КНР), соучредителями которого выступили Московский государственный педагогический университет (МГПУ) и Вэйнаньский педагогический университет. Наибольший отклик в политическом, аналитическом и публицистическом сообществе двух государств нашло учреждение Центра российских исследований в Пекине, созданного на базе Санкт-Петербургского государственного университета (СПбУ) и Китайского народного университета [13]. На 19-м заседании Российско-Китайской межправительственной комиссии по гуманитарному сотрудничеству российский вице-премьер Т. Голикова подтвердила намерение российской стороны увеличить количество китайских учащихся до 100 тысяч человек к 2020 г., а также продолжить развивать китайско-российские ассоциации университетовы [14]. Среди наиболее перспективных форматов стоит выделить проект «100 молодых лидеров», который способствует расширению международного молодежного движения и росту количества совместных программ и мероприятий молодежных организаций России и Китая.

Данный аспект двустороннего китайско-российского сотрудничества имеет глубокую и разветвленную нормативно-правовую базу, а также в образовательное сотрудничество вовлечено большое количество государственных и негосударственных акторов. В данной сфере насчитывается более 950 соглашений, в которых задействовано 150 российских и 600 китайских образовательных учреждений. Образовательное сотрудничество активно развивается и на региональном уровне. Так, в РФ региональное соотношение ВУЗов, реализующих совместные образовательные программы, показывает, что в западной части страны имеется 28 программ, в центральной – 3 программы, в южной части страны и Сибири реализовано 9 и 16 программ соответственно, а на Дальнем Востоке – 60.

Рис. 1. Региональное размещение российских ВУЗов, реализующих совместные российско-китайские образовательные программы

Источник: [15]

Подобные программы реализуются не только между университетами- партнерами, но и в сетевых университетах ШОС и БРИКС. Начало сетевому формату российско-китайского образовательного сотрудничества было дано в 2008 г., а в последние годы возникла его новая форма – совместные образовательные учреждения (таковым является Совместный российско- китайский университет в Шэньчжэне). Основная цель сетевого университета объединение существующих университетов в единую сеть для подготовки узких специалистов [16].

Показательным институтом КНР, который отвечает интересам китайско-российского сотрудничества, особенно, в сфере сближения двух народов, обеспечении взаимопонимания и взаимообогащения двух культур, является Институт Конфуция. Данное учреждение представлено и в странах Центральной Азии. Так, например, на территориях стран-членов ШОС практически ежегодно открываются новые Институты Конфуция, а иностранным студентам предлагается множество грантов и прочих скидок для обучения в китайских университетах.

Ведущий китаист американского Института им. Дж. Хопкинса Дэвид. Лэмптон отмечает, что Институты Конфуция являются одним из элементов в «систематических попытках повышения привлекательности и влияния Китая через язык и культуру» [17], которые осуществляются Государственной канцелярией по распространению китайского языка за рубежом (Hanban). Данный орган КНР осуществляет посреднические функции при подписании договора между российским и китайским ВУЗом. Институт Конфуция учреждается как структурное подразделение университета, и, таким образом, не требуется регистрации в качестве нового юридического лица. По правилам ВУЗов, новое структурное подразделение должно утверждаться решением ученого совета ВУЗа. Однако, как отмечает А.С. Бельченко, в случае с Институтами Конфуция это правило неоднократно игнорировалось и Институты Конфуция учреждались прямым приказом ректора. Однако поскольку Институты Конфуция не являются официальными юридическими лицами, то уставной фонд не формируется и его деятельность, соответственно, не контролируется [18]. Таким образом, финансирование данных организаций идет из государственного бюджета, а также за счет средств, полученных от курсов китайского языка и культуры (в том числе курсов по китайской каллиграфии, тайцзицюань, масляной живописи и др.). В силу вышеназванных особенностей данной структуры, финансовая отчетность не находится в открытом доступе, но из того, что КНР в 2018 г. затратила на культурную дипломатию в общей сложности 20 млрд. долл. США [19], можно сделать вывод о развитом операционном ресурсе, которым обладают китайские органы публичной дипломатии, что отражается и в повышенной возможности проецирования влияния через такие международные организации как ШОС.

Университет ШОС в китайско-российском образовательном сотрудничестве

Первым вузом международного регионального интеграционного объединения стал Университет ШОС (УШОС). Идею создания Университета ШОС (УШОС) выдвинул Президент РФ В. В. Путин в 2007 г. С его точки зрения данный институт поспособствует решению проблемы дефицита специалистов высшей квалификации. В дополнение к своей инициативе Президент Российской Федерации предложил создать в университете следующие специальности: регионоведение, экология, энергетика, экономика и другие [20].

УШОС был учрежден 28 октября 2008 г. в ходе совещания министров образования стран-членов ШОС в г. Астане. На этом же совещании были подписаны все необходимые учредительные документы, в которых нашло свое отражение общее стремление стран к появлению интегрированного образовательного института, отметившего качественно новую веху гуманитарного сотрудничества государств. Министры образования в принятых нормативных актах подтвердили общее содержание концепции Сетевого Университета и основные направления обучения. Как справедливо отметил ректор РУДН В.М. Филиппов Университет ШОС является азиатским проектом — аналогом системы Единого Европейского Образовательного Пространства, создаваемого (в том числе по инициативе России) в рамках «Болонской трансформации системы образования» [21].

Главная миссия Университета Шанхайской организации сотрудничества – взаимное сотрудничество стран-членов ШОС в кадровой области с широким применением утвержденных инновационных образовательных программ по направлениям, которые представляют на данный момент особый интерес для социально-экономического развития государств-участников организации.

В качестве основных целей данного проекта выступают:

1) укрепление между странами-участницами взаимного доверия и добрососедских отношений;

2) развитие интеграционных процессов в области образования, науки и технологий;

3) расширение эффективного сотрудничества стран-участниц Организации в политической, торгово-экономической, научно-технической и культурной областях;

4) расширение возможностей для молодежи получать качественное современное образование и развивать контакты в области науки;

5) придание нового импульса к расширению многостороннего образовательного, научного и культурного сотрудничества [22].

УШОС предлагает обучение по таким направлениям, как регионоведение, экология, энергетика, IT-технологии, нанотехнологии, педагогика, экономика в бакалавриате, магистратуре, докторантуре, а также по программам повышения квалификации, профессиональной переподготовки, дистанционного и очно-заочного образования [23].

Однако стоит отметить, что в настоящее время УШОС функционирует не в полную силу по некоторым причинам:

1) Отсутствует нормативно-правовая база для признания совместных дипломов всеми государствами-членами ШОС;

2) Частично несовпадают образовательные стандарты государств-членов ШОС;

3) Отсутствия интернет-линии высокой пропускной способности, что затрудняет полноценное использование современных электронных и информационных средств обучения, мультимедийных и телекоммуникационных технологий;

4) Имеются сложности в области согласования форм и механизмов совместного финансирования в соответствии с нормами принятия решений в ШОС [24].

Также к одной из культурных проблем Шанхайской организации сотрудничества можно отнести недопонимание из-за незнания языка страны- партнера. Несмотря на то, что большинство стран Центральной Азии раннее входили в состав Советского Союза уровень распространения русского языка в данных государствах, имеет тенденцию к сокращению.

Н. Ю. Гусевская в своем исследовании говорит о необходимости развития сетевого взаимодействия между вузами-партнерами, подразумевающее совместную разработку и апробацию образовательных программ и учебных пособий нового поколения, в которых будут содержаться основные цели обучения иностранному языку, представлены формы и виды работ, направленных на формирование соответствующих компетенций, а также создание сборника учебно-методических материалов для обучения языкам. Без создания таковых, по мнению Н. Ю. Гусевской, невозможно достичь должного уровня качества обучения иностранному языку [25].

Так, в таблице №1 (см. Табл. 1) можно наблюдать количество выделенных Российской Федерацией мест, выделенных в пределах установленной Правительством РФ квоты на обучение иностранных граждан в рамках УШОС в 2010-2018 гг.

Таблица 1

Количество выделенных в пределах установленной Правительством РФ квоты на обучение иностранных граждан

в рамках УШОС в 2010-2018 гг.

Страна

2010/

2011

2011/

2012

2012/

2013

2013/

2014

2014/

2015

2015/

2016

2016/

2017

2017/

2018

ИТОГО

Казахстан

39

58

61

55

133

118

89

70

623

Кыргызстан

26

35

24

28

53

48

32

13

259

Таджикистан

16

23

28

31

25

38

13

14

188

Китай

0

78

89

135

76

137

34

107

656

ВСЕГО

81

194

202

249

287

341

168

204

1 726

Источник: Составлено автором на основе данных Минобрнауки России.

РФ на 2018/2019 учебный год выделила 350 мест для обучения иностранных граждан из стран-партнеров по формату ШОС по совместным образовательным программам. Стоит заострить внимание, что всего за 10 лет работы УШОС (2008–2018) Россией было выделено 1759 бюджетных места для обучения по совместным образовательным программам подготовки магистров в рамках Университета ШОС в российских ВУЗах [26].

Выводы

Следует отметить, как для Китая, так и для России гуманитарный аспект является неотъемлемой частью двусторонних отношений и рассматривается как перспективный компонент реализации национальных интересов как в двустороннем, так и в многостороннем формате. Большой потенциал для китайско-российского сотрудничества в данной сфере заключает в себе ШОС, которая на данном этапе своего развития превратилась в многопрофильную организацию с международным влиянием и авторитетом. Двустороннее китайско-российское сотрудничество в рамках Шанхайской организации сотрудничества во многом определяет тренды в центрально-азиатском, а с 2017 г. и в южно-азиатском регионах. Ощутимую роль здесь играет китайско-российское образовательное сотрудничество, которое долгое время проходило на двустороннем треке, к примеру, в формате Российско-китайской комиссии по гуманитарному сотрудничеству. Вместе с тем параллельно с углублением процесса интеграции в области безопасности двусторонний формат культурно-гуманитарного и образовательного аспекта сотрудничества переходит в многостороннюю плоскость, сохраняя при этом ставшие уже традиционными принципы взаимодействия.

Одним из эффективных форматов взаимодействия на базе ШОС стал сетевой Университет. Стоит полагать, что данный формат международного сотрудничества в образовательном поле позволит КНР и РФ успешно преодолевать социокультурные барьеры на пути создания единого образовательного пространства в границах Организации. Рассматриваемый институт усилил институциональный каркас двустороннего гуманитарного сотрудничества, а также поспособствовал созданию единого «образовательного пространства» ШОС, повышающего степень внутриорганизационной интеграции. Это наглядно демонстрирует, что алгоритм двустороннего взаимодействия в рассматриваемой области опирается на механизм публичной дипломатии и обладает системным и мультивекторным характером.

Библиография
1.
Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о развитии отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, вступающих в новую эпоху. 05.06.2019. URL: http://www.kremlin.ru/supplement/5413 (дата обращения: 30.03.2020).
2.
Хартия Шанхайской организации сотрудничества (Принята в г. Санкт-Петербурге 07.06.2002) (с изм. от 15.06.2006). // Собрание законодательства РФ. 23 октября 2006 г. N 43. Ст. 4417.
3.
Морозов Ю.А. Сотрудничество стран ШОС в гуманитарной области: существующие российские проблемы и возможные пути их решения. // Стратегия развития ШОС и политика России в этой организации. 2012. С. 147-170.
4.
Смирнова Л.Н. Гуманитарные связи стран-членов ШОС. // Шанхайской организации сотрудничества: модель 2014-2015: рабочая тетр. 2015. №21. С. 24-32.
5.
Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР // Проблемы Дальнего Востока. 2001. № 5. С. 6–11.
6.
中俄元首引领人文交流塑造大国文明对话典范 // zhong e yuanshou yinling renwen jiaoliu suzao daguo wenming duihua dianfan // Главы государств Китая и России ведут гуманитарные обмены. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.chinanews.com/gn/2018/09-13/8626868.shtml (дата обращения: 02.06.2019).
7.
Ханько М. В. Российско-китайское гуманитарное и культурное сотрудничество в начале XXI в. // Вестник Российского университета дружбы народов Серия: История России. 2016,Том 15, № 4. С. 98-103.
8.
Морозов Ю.А. Сотрудничество стран ШОС в гуманитарной области: существующие российские проблемы и возможные пути их решения. // Стратегия развития ШОС и политика России в этой организации. 2012. С. 147-170.
9.
-е заседание Российско-Китайской комиссии по гуманитарному сотрудничеству. 16.09.2019. URL: http://government.ru/news/37873/ (дата обращения: 03.03.2020).
10.
Гревцева Г.Я. Сотрудничество России и Китая в сфере образования. // Вестник ЮУрГУ. – Серия «Образование. Педагогические науки». 2017. Т. 9, № 2. С. 43-52.
11.
Цвык Г.И. Российско-китайское гуманитарное сотрудничество в рамках ШОС. // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Международные отношения. 2018. Т. 18. № 2.-C. 423.
12.
Цвык Г.И. Российско-китайское гуманитарное сотрудничество в рамках ШОС. // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Международные отношения. 2018. Т. 18. № 2. C. 426-427.
13.
Положевич Р.С. Гуманитарное сотрудничество Российской Федерации с Китайской Народной Республикой на современном этапе. // Государственное управление. Электронный вестник. Выпуск № 63. Август 2017 г. С. 154-155.
14.
Россия и Китай подписали протокол об увеличении обмена учащимися // Российское образование, 30.10.2018. URL: http://www.edu.ru/news/international/rossiya-i-kitay-podpisali-protokol-ob-uvelichenii-/ (дата обращения: 03.03.2020).
15.
Ван Ли, Баранова И.И. Совместные образовательные программы китайских университетов с российскими ВУЗами: состояние, тенденции и перспективы. // Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Гуманитарные и общественные науки. 2017. Т. 8. № 1. С. 139.
16.
Гурулева Т.Л., Бедарева Н.И. Сотрудничество России и Китая в области создания сетевых университетов и совместных образовательных учреждений. // Высшее образование в России. 2019. № 4. С. 109-110.
17.
Lampton, D.M. The Three Faces of Chinese Power: Might, Money and Minds. Berkeley: University of California Press, 2008. P. 157.
18.
Бельченко А.С. Деятельность Институтов Конфуция в Российской Федерации // Вестник РУДН. Серия: Всеобщая история. 2010. № 1. С. 68.
19.
年中央本级支出预算表 [Государственный бюджет КНР за 2018 год]. – URL: http://yss.mof.gov.cn/2018zyys/201804/t20 180403_2859400.html (дата обращения: 03.03.2020).
20.
Сафронова Е.И. Текущая перспективная роль гуманитарного сотрудничества в деле развития ШОС. // Китай в мировой и региональной политике. История и современность. 2015. №20. С. 119-134.
21.
Филиппов В.М., Сунь Ю. Роль Университета Шанхайской организации сотрудничества в сопряжении образовательных пространств Евразии // Государственная служба. 2015. № 6 (98). С. 15—17.
22.
Университет ШОС / Центр Шанхайской организации и набора иностранных студентов (Центр ШОС). URL: http://structure.sfu-kras.ru/center-shos#section3 (дата обращения: 03.03.2020).
23.
Гурулева Т.Л., Бедарева Н.И. Сотрудничество России и Китая в области создания сетевых университетов и совместных образовательных учреждений. // Высшее образование в России. 2019. № 4. С. 115-119.
24.
蔡文伯,马瑜 . 上海合作组织大学与博洛尼亚进程项目的比较与分析 [Цай Вэньбо, Ма Ю. Сравнение и анализ Университета Шанхайской организации сотрудничества и проекта Болонского процесса] // 兵团教育学院学报. 2015. Vol. 1. P. 32-47.
25.
Гусевская Н.Ю. Сетевое образовательное взаимодействие как фактор гуманитарного сотрудничества стран-участниц ШОС. // Научно-образовательное и культурное сотрудничество стран-участниц ШОС. 2014. С. 72-77.
26.
О выделении бюджетных мест на 2018/2019 учебный год для Университета ШОС. URL: http://unisco.ru/news/65/2018_03_02.html (дата обращения: 04.05.2020.
References (transliterated)
1.
Sovmestnoe zayavlenie Rossiiskoi Federatsii i Kitaiskoi Narodnoi Respubliki o razvitii otnoshenii vseob''emlyushchego partnerstva i strategicheskogo vzaimodeistviya, vstupayushchikh v novuyu epokhu. 05.06.2019. URL: http://www.kremlin.ru/supplement/5413 (data obrashcheniya: 30.03.2020).
2.
Khartiya Shankhaiskoi organizatsii sotrudnichestva (Prinyata v g. Sankt-Peterburge 07.06.2002) (s izm. ot 15.06.2006). // Sobranie zakonodatel'stva RF. 23 oktyabrya 2006 g. N 43. St. 4417.
3.
Morozov Yu.A. Sotrudnichestvo stran ShOS v gumanitarnoi oblasti: sushchestvuyushchie rossiiskie problemy i vozmozhnye puti ikh resheniya. // Strategiya razvitiya ShOS i politika Rossii v etoi organizatsii. 2012. S. 147-170.
4.
Smirnova L.N. Gumanitarnye svyazi stran-chlenov ShOS. // Shankhaiskoi organizatsii sotrudnichestva: model' 2014-2015: rabochaya tetr. 2015. №21. S. 24-32.
5.
Dogovor o dobrososedstve, druzhbe i sotrudnichestve mezhdu RF i KNR // Problemy Dal'nego Vostoka. 2001. № 5. S. 6–11.
6.
中俄元首引领人文交流塑造大国文明对话典范 // zhong e yuanshou yinling renwen jiaoliu suzao daguo wenming duihua dianfan // Glavy gosudarstv Kitaya i Rossii vedut gumanitarnye obmeny. [Elektronnyi resurs]. – URL: http://www.chinanews.com/gn/2018/09-13/8626868.shtml (data obrashcheniya: 02.06.2019).
7.
Khan'ko M. V. Rossiisko-kitaiskoe gumanitarnoe i kul'turnoe sotrudnichestvo v nachale XXI v. // Vestnik Rossiiskogo universiteta druzhby narodov Seriya: Istoriya Rossii. 2016,Tom 15, № 4. S. 98-103.
8.
Morozov Yu.A. Sotrudnichestvo stran ShOS v gumanitarnoi oblasti: sushchestvuyushchie rossiiskie problemy i vozmozhnye puti ikh resheniya. // Strategiya razvitiya ShOS i politika Rossii v etoi organizatsii. 2012. S. 147-170.
9.
-e zasedanie Rossiisko-Kitaiskoi komissii po gumanitarnomu sotrudnichestvu. 16.09.2019. URL: http://government.ru/news/37873/ (data obrashcheniya: 03.03.2020).
10.
Grevtseva G.Ya. Sotrudnichestvo Rossii i Kitaya v sfere obrazovaniya. // Vestnik YuUrGU. – Seriya «Obrazovanie. Pedagogicheskie nauki». 2017. T. 9, № 2. S. 43-52.
11.
Tsvyk G.I. Rossiisko-kitaiskoe gumanitarnoe sotrudnichestvo v ramkakh ShOS. // Vestnik Rossiiskogo universiteta druzhby narodov. Seriya: Mezhdunarodnye otnosheniya. 2018. T. 18. № 2.-C. 423.
12.
Tsvyk G.I. Rossiisko-kitaiskoe gumanitarnoe sotrudnichestvo v ramkakh ShOS. // Vestnik Rossiiskogo universiteta druzhby narodov. Seriya: Mezhdunarodnye otnosheniya. 2018. T. 18. № 2. C. 426-427.
13.
Polozhevich R.S. Gumanitarnoe sotrudnichestvo Rossiiskoi Federatsii s Kitaiskoi Narodnoi Respublikoi na sovremennom etape. // Gosudarstvennoe upravlenie. Elektronnyi vestnik. Vypusk № 63. Avgust 2017 g. S. 154-155.
14.
Rossiya i Kitai podpisali protokol ob uvelichenii obmena uchashchimisya // Rossiiskoe obrazovanie, 30.10.2018. URL: http://www.edu.ru/news/international/rossiya-i-kitay-podpisali-protokol-ob-uvelichenii-/ (data obrashcheniya: 03.03.2020).
15.
Van Li, Baranova I.I. Sovmestnye obrazovatel'nye programmy kitaiskikh universitetov s rossiiskimi VUZami: sostoyanie, tendentsii i perspektivy. // Nauchno-tekhnicheskie vedomosti Sankt-Peterburgskogo gosudarstvennogo politekhnicheskogo universiteta. Gumanitarnye i obshchestvennye nauki. 2017. T. 8. № 1. S. 139.
16.
Guruleva T.L., Bedareva N.I. Sotrudnichestvo Rossii i Kitaya v oblasti sozdaniya setevykh universitetov i sovmestnykh obrazovatel'nykh uchrezhdenii. // Vysshee obrazovanie v Rossii. 2019. № 4. S. 109-110.
17.
Lampton, D.M. The Three Faces of Chinese Power: Might, Money and Minds. Berkeley: University of California Press, 2008. P. 157.
18.
Bel'chenko A.S. Deyatel'nost' Institutov Konfutsiya v Rossiiskoi Federatsii // Vestnik RUDN. Seriya: Vseobshchaya istoriya. 2010. № 1. S. 68.
19.
年中央本级支出预算表 [Gosudarstvennyi byudzhet KNR za 2018 god]. – URL: http://yss.mof.gov.cn/2018zyys/201804/t20 180403_2859400.html (data obrashcheniya: 03.03.2020).
20.
Safronova E.I. Tekushchaya perspektivnaya rol' gumanitarnogo sotrudnichestva v dele razvitiya ShOS. // Kitai v mirovoi i regional'noi politike. Istoriya i sovremennost'. 2015. №20. S. 119-134.
21.
Filippov V.M., Sun' Yu. Rol' Universiteta Shankhaiskoi organizatsii sotrudnichestva v sopryazhenii obrazovatel'nykh prostranstv Evrazii // Gosudarstvennaya sluzhba. 2015. № 6 (98). S. 15—17.
22.
Universitet ShOS / Tsentr Shankhaiskoi organizatsii i nabora inostrannykh studentov (Tsentr ShOS). URL: http://structure.sfu-kras.ru/center-shos#section3 (data obrashcheniya: 03.03.2020).
23.
Guruleva T.L., Bedareva N.I. Sotrudnichestvo Rossii i Kitaya v oblasti sozdaniya setevykh universitetov i sovmestnykh obrazovatel'nykh uchrezhdenii. // Vysshee obrazovanie v Rossii. 2019. № 4. S. 115-119.
24.
蔡文伯,马瑜 . 上海合作组织大学与博洛尼亚进程项目的比较与分析 [Tsai Ven'bo, Ma Yu. Sravnenie i analiz Universiteta Shankhaiskoi organizatsii sotrudnichestva i proekta Bolonskogo protsessa] // 兵团教育学院学报. 2015. Vol. 1. P. 32-47.
25.
Gusevskaya N.Yu. Setevoe obrazovatel'noe vzaimodeistvie kak faktor gumanitarnogo sotrudnichestva stran-uchastnits ShOS. // Nauchno-obrazovatel'noe i kul'turnoe sotrudnichestvo stran-uchastnits ShOS. 2014. S. 72-77.
26.
O vydelenii byudzhetnykh mest na 2018/2019 uchebnyi god dlya Universiteta ShOS. URL: http://unisco.ru/news/65/2018_03_02.html (data obrashcheniya: 04.05.2020.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Статья посвящена исследованию культурно-гуманитарных связей России и Китая посредством взаимодействия в Шанхайской организации сотрудничества.
Непосредственным предметом исследования автором выбран Университет ШОС (УШОС).
Прежде чем перейти непосредственно к предмету исследования автор вводит читателя в курс дела, рассматриваются вопросы взаимодействия России и Китая на полях ШОС, далее рассматриваются существующие контакты и проекты в образовательной сфере, после чего автор переходит к Университету ШОС. Подобное изложение демонстрирует научную зрелость автора и, безусловно, является плюсом статьи.
Методология исследования автором не описана. Автор проводит анализ официальных документов, договоров и заявлений политиков, привлекает и систематизирует статистические данные, проводит сравнительный анализ.
В целом российско-китайские отношения и специфические геополитические проекты (например, Один пояс - один путь) рассматриваются автором в позитивном ключе. Автор не приводит альтернативных мнений и не апеллирует к оппонентам. Между тем, у китайского политического дискурса и декларируемых геополитических проектов имеется обширная критика среди российских китаистов. В частности стоит отметить работы Ивана Зуенко. Некритичный взгляд на декларативные китайские геопроекты может быть маркером аффилированности автора с китайскими институтами и организациями.
Автор рассматривает историю создания Университета ШОС, цели, а также затрагивает существующие проблемы. При этом не совсем понятно, чем образование в Университете ШОС выгодно отличается от простого образования в российских ВУЗах, а также решает ли он какие-либо конкретные интеграционные задачи кроме декоративно-репутационных. Также вызывает серьезные вопросы целесообразность изучения IT и ТЭК в некоторых странах ШОС и странах наблюдателях. Если изучению лингвистики и истории поездка в Монголию или Таджикистан может помочь, то для IT вряд ли. Таким образом, встаёт вопрос о равноценности вклада стран-участниц в УШОС и равнозначности полученного в этих странах образования. Автором эта проблема обозначена лишь с точки зрения отсутствия нормативно-правовой базы для признания совместных дипломов всеми государствами-членами ШОС, однако возникает вопрос о такой необходимости вообще. Возможно, это лучше решать в рамках двусторонних договоренностей или в рамках отдельных специальностей.
В целом статья автора хорошо структурирована, грамотно написана (хотя в тексте имеется пара описок), выводы логичны и соответствуют содержанию статьи, хотя с ними можно и нужно спорить в отдельных работах.
Библиография работы представлена источниками и статьями на русском, китайском и английском языках.
Статья рекомендуется к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"