Статья 'Оглядываясь назад: образ Советского Союза в исторической политике партий (по материалам выборов в Государственную Думу РФ VI и VII созывов). ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Оглядываясь назад: образ Советского Союза в исторической политике партий (по материалам выборов в Государственную Думу РФ VI и VII созывов)

Тимшина Екатерина Леонидовна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра языковой подготовки кадров государственного управления, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

119571, Россия, г. Москва, ул. Проспект Вернадского, 82 стр.1

Timshina Ekaterina Leonidovna

PhD in History

Associate professor, Department of Linguistics for State Administration Personnel, Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation

119571, Russia, g. Moscow, ul. Prospekt Vernadskogo, 82 str.1

k.timshina@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2021.3.32753

Дата направления статьи в редакцию:

27-04-2020


Дата публикации:

23-03-2021


Аннотация: С момента распада Советского Союза прошло уже почти три десятилетия, однако единства по отношению к его истории до сих пор не выработано - различные политические акторы трактуют её по-разному. Автором анализируется историческая политика партий, участвовавших в двух последних избирательных кампаниях, по отношению к советскому периоду. Целями данной статьи являются выделение партий с собственной исторической политикой, оценка отношения политических партий к истории СССР в целом и к отдельным ключевым событиям, опыт использования исторической политики в электоральном цикле. Результаты исследования основаны на использовании общенаучных методов и принципов научного познания, сравнительном анализе, системном подходе. Наиболее активно к исторической политике обращались партии оппозиции: КПРФ, ЛДПР, Яблоко, ПАРНАС, Коммунисты России. Центром партийного внимания стала история советского периода, к которой были продемонстрированы разные подходы. Партии либерального направления критиковали СССР и выступали за декоммунизацию, левые партии видели только положительные стороны советской истории. ЛДПР предложило разделять отношение к советскому строю и отношение к государству. Хотя политические партии в полной мере не реализовали свой потенциал акторов политики памяти, но оформление у них собственных стратегий осмысления истории чётко прослеживается. Можно ожидать дальнейшего развития политики прошлого как отдельного направления большой партийной политики.


Ключевые слова:

историческая политика, историческая память, Яблоко, ПАРНАС, КПРФ, ЛДПР, Коммунисты России, история СССР, выборы, декоммунизация

Abstract: Almost three decades have passed since the dissolution of the Soviet Union; however, there is still no unity towards its history – various political actors interpret it differently. Analysis is conducted on the politics of memory of the parties that participated in the last two election campaigns in reference to the Soviet period. The goal of article is to determine the parties with own politics of memory; assess the attitude of the political parties on the Soviet history as a whole and isolated key events; as well as describe experience of using the politics of memory in electoral cycle. The opposition parties – the CPRF, LDPR, Yabloko, PARNAS, and the Communists of Russia – most actively referred to the politics of memory. The center of political attention became the history of the Soviet period, to which different approaches were applied. The liberal parties criticized the USSR and advocated decommunization, while the left-wing parties notices only positive aspects in the Soviet history. The LDPR offered to separate the attitude towards the Soviet regime, and the attitude towards the state. Although the political parties have not fully fulfilled their potential as the actors of the politics of memory, the development of the own strategies of interpretation of history is traced clearly. The politics of memory may evolve into a separate vector of major party politics.



Keywords:

historical policy, historical memory, Yabloko, PARNAS, KPRF, LDPR, Kommunisty Rossii, history of USSR, election, decommunization

Единые трактовки исторических событий стали в современном мире одной из идеологических опор для массовых общественных движений, создающих их политическую идентичность и помогающих привлечь сторонников со схожими представлениями о прошлом. Апеллирование к урокам истории – неотъемлемая часть любой политической дискуссии, при этом истинность при представлении «дел минувших дней» уступает место сиюминутной риторике и прагматическому интересу. В результате, в подобной борьбе мнений создаются новые исторические смыслы (уместно называть их «мифами»), мало связанные с научным походом, характерным для традиционной гуманитарной науки. Для мифов типично максимальное упрощение, сводящее всю сложность и противоречивость политических, экономических и социальных процессов прошлого к удобной и инстинктивно понятной для обывателя модели. Методы научного познания подменяются избирательностью (используются только «удобные» факты), приукрашиванием и эмоциональностью. В последние годы история превращается в арену политического противоборства. Этот процесс происходит как на межгосударственном уровне, достаточно вспомнить последние жёсткие споры дипломатов о роли СССР в начале Второй мировой войне в Европе, так и во внутриполитических прениях.

В России отношение к собственному прошлому претерпевало постоянные изменения как эволюционного, так чаще революционного характера, что во многом объяснялось непоследовательностью государственной исторической политики и трудностью её выработки. Одним из самых сложных периодов для трактовки стала история Советского Союза. Проблема зародилась ещё в последние годы его существования, когда одна часть государственных и общественных институтов формировала исключительно негативный исторический миф, акцентируя внимание граждан на массовых репрессиях, преследовании инакомыслия, социальной и национальной несправедливости, колоссальных жертвах при достижении военных и индустриальных успехов; другая же продолжала традиции восхваления идеального советского строя. В первые годы после распада СССР проблема двойственности сохранялась. Если федеральные власти в основном критиковали советское прошлое, перекладывая на советское руководство, текущие беды страны и свои социально-экономические провалы, то на уровне региональных администраций, например, в областях «красного пояса», сохранялся позитивный образ СССР. На рубеже веков в государственной исторической политике начал доминировать взвешенный и сбалансированный подход, предпринимались попытки «примирения» истории Российской империи и СССР с признанием как светлых, так и тёмных сторон. Политические партии также испытали влияние этого подхода, однако в их политической риторике разность подхода 1990-х гг. к исторической политике сохранилась в большей мере.

Предметом данной статьи являются выделение партий с собственной исторической политикой, отношение политических партий к Советскому Союзу, представления их идеологов об истории СССР в целом и об отдельных ключевых событиях, продемонстрированных в ходе последних двух избирательных кампаний, а также использование в предвыборных программах уже сложившихся у избирателя исторических стереотипов. В статье использовались документы политических партий, участвовавших в выборах 2011 и 2016 гг. по партийным спискам.

Начало исследований в области исторической памяти относится к середине 1920-х годов и связано с именем французского философа и социолога М. Хальбвакса. В работе «Социальные рамки памяти» он высказал мнение, что большинство воспоминаний отражает не точную картину произошедшего, а обусловлено социальными рамками, в которых находится индивид в момент воспоминания: «… общество обязывает людей время от времени не просто мысленно воспроизводить прежние события своей жизни, но также и ретушировать их, подчищать и дополнять…» [1, c. 151]. Хотя М. Хальбвакс и сделал вывод о социальном воздействии на индивидуальные воспоминаниями, к изучению коллективной памяти на уровне сообществ или даже цивилизации он подошёл только в своей поздней неоконченной работе [2], и в полной мере оно было предпринято его последователями уже в 1980-1990-х гг. В эти годы западноевропейские гуманитарные науки переживали годы бума на исследования памяти: были опубликованы фундаментальные труды Ж. Ле Гоффа, П. Нора, П. Хаттона, Я. Ассмана и многих других [3-6]. Тогда же увидели свет и произведения, рассматривающие формирование исторической политики, анализирующие связь коллективной истории с политикой страны, механизмы формирования символов и их роль связующего звена между прошлым и будущим в современной политике [например, работы А. Ассман и П. Бурдье 7-8]. В XXI в. изучение коллективной памяти продолжило претерпевать бурное развитие: значительное количество работ появилось и в российской историографии, в том числе в области формирования исторической политики и создания новых исторических смыслов. Благодаря деятельности историка А. И. Миллера, философа и политолога Д. В. Ефременко выходят несколько сборников статей, посвященных вопросам исторической политики [9-11]. Особенное внимание исследователей привлекал сложный вопрос выработки новой идентичности и государственной исторической политики в постсоветской России [например,12-18]. Наиболее подробно данная проблематика была разобрана в трудах философа О.И Малиновой [19-20], которая, развивая концепции, предложенные П. Бурдье, изучила формирование символической политики (аспектом которой является и политика историческая) современной российской правящей элиты.

Основным актором в формировании исторической политики, безусловно, является государственная власть, которая имеет наиболее широкие возможности для донесения своей позиции до населения от разноформатного медийного и образовательного ресурса до возможности законодательного установления и регулирования нужного ей формата исторического смысла. Эволюция государственной исторической политики в Российской Федерации, как было показано выше, изучена достаточно хорошо. Позиция же других значимых акторов, к которым относятся политические движения, привлекали меньшее внимание исследователей, хотя потенциал партий, как творцов исторических мифов достаточно высокий. Апелляция к прошлому является неотъемлемой частью политической борьбы, особенно в ходе электоральных кампаний. Представления о прошлом служат основой для мобилизации сторонников, критики оппонентов, делигитимации правящего режима. Таким образом, изучение представления политических партий о прошлом является важным практическим вопросом в контексте исследования институциональной исторической политики и коллективной памяти общества в целом.

Исследования памяти и интерпретаций прошлого в общественном сознании относятся к междисциплинарным – среди исследователей есть философы, историки, культурологи, социологи, политологи. В результате, не смотря на несколько десятилетий продуктивного творчества, авторы не смогли выработать единой понятийной основы. В исследованиях используются термины «коллективная (общественная) память», «историческая память», «историческая политика», «политика прошлого», «культура памяти» и ряд других, которые обозначают сходные явления и не всегда имеют достаточно четкие определения, позволяющие их дифференцировать. С точки зрения изучения отношения партий к истории Советского Союза и эксплуатация его образа в реальной предвыборной борьбе, кажется более удачным использование в нашем исследовании термина «историческая политика», которую А. Ю. Бубнов определил как «всякую целенаправленную деятельность по политическому использованию прошлого, включающую как деятельность власти в сфере национально-государственной идентичности, так и борьбу в публичном поле влиятельных общественных групп за утверждение своих версий интерпретации коллективного прошлого» [13, с. 6].

Формат выборов в 2011 и 2016 гг. отличался. Выборы в Государственную Думу шестого созыва имели один из самых сложных проходных барьеров в истории новой России – необходимо было набрать не менее 7% голосов избирателей. Из-за жестких требований к партиям как участникам выборов участвовали всего семь партий: «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия», «Яблоко», «Правое дело», «Патриоты России». В 2016 г. после либерализации законодательства и снижения ограничительного барьера число претендующих на место в парламенте политических партий увеличилось – к участникам предыдущих выборов (из которых только партия «Правое дело» претерпела серьезные метаморфозы, став фактически новой «Партией Роста», с программой сосредоточенной на защите российского предпринимательства) добавились Всероссийская политическая партия «Родина»; Коммунистическая партия «Коммунисты России»; Российская партия пенсионеров за справедливость (РППС); Российская экологическая партия «Зелёные»; Политическая партия «Гражданская платформа»; Партия народной свободы (ПАРНАС).

В 1990-х гг. в политическом поле Российской Федерации сформировались две крайние концепции отношения к советскому прошлому. С одной стороны пришедшие к власти либералы выступали фактически с отрицанием семидесяти лет истории после «октябрьской катастрофы», трактуя их как разрыв ткани последовательного исторического развития и противопоставляя «тоталитаризм СССР» демократическому развитию остального мира. На противоположном фланге коммунисты доказывали, что именно распад СССР стал трагедией, остановившей поступательное развитие страны. Квинтэссенцией этой дискуссии стала президентская избирательная кампания 1996 г. После трудной победы Б. Н. Ельцина, показавшей разделение общества практически пополам, власть постепенно, в начале скорее декларативно, перешла к более взвешенной оценке советского прошлого. По справедливому замечанию О. Ю. Малиной, «идеологические конфликты в фрагментированном публичном пространстве существенно затрудняли решение задачи консолидации макрополитического сообщества, стоявшего за новым Российским государством, и это обстоятельство сознавалось политическим классом как проблема» [20, c. 189], что привело к выработке в 2000-х гг. гибкой исторической политики со стороны государства. Советский Союз больше не декларировался как нечто чужеродное в истории страны, основной акцент теперь делался на достигнутые в те времена успехи. Существование отдельных «чёрных страниц» его истории при этом не отрицалось, но перестало быть доминантой, отойдя на второй план. Новая политика была подчеркнута и эклектичностью государственной символики: советские символы теперь соседствовали с имперскими.

Рассматривая последние избирательные кампании в Государственную Думу, можно отметить, что дискуссия 1990-х гг. о месте Советского Союза в истории России сохранилась. Либеральный фланг политического спектра на выборах 2011 и 2016 гг. был представлен РОДП «Яблоко», Партией народной свободы и «Правым делом». В 2011 г. «Яблоко» и «Правое дело» уделили оценке советского прошлого лишь небольшую часть предвыборной программы, выдвинув в целом достаточные схожие инициативы. Авторы программы партии «Правое дело» осудили «преступления коммунистического режима», потребовали «полного открытия архивов советской эпохи, реабилитации всех жертв произвола и создания действенного механизма защиты от любых рецидивов культа личности» [21]. «Яблоко» продолжило традицию непризнания законности существования СССР и закрепило в программе обязательство «признать на государственном уровне нелегитимность насильственной смены власти в России в 1917 году, восстановить историческую и юридическую преемственность Российского государства, прерванную роспуском в 1918 году Учредительного Собрания», кроме того партия предложила ввести «ответственность за оправдание сталинских и большевистских репрессий» и разработать комплексную программу по преодолению «советского тоталитарного прошлого» [22]. В 2016 г. «Яблоко» представило в предвыборной программе уже развёрнутое виденье советского прошлого и пути его «преодоления». Для отечественной политики программа РОДП «Яблоко» представляет уникальное явление – впервые в предвыборной кампании наряду с экономической, социальной, внешней политикой партия представила свою историческую политику как отдельное направление партийных инициатив. Повторив и в 2016 г. тезис о незаконном приходе к власти большевиков через разгон Учредительного собрания, РОДП отказало СССР, не только в законности создания и отсутствии правопреемственности с Российской Федерацией («Современное российское государство <…> не несет международно-правовой, юридической и материально-финансовой ответственности за действия незаконного большевистского режима» [23]), но и фактически противопоставила естественному ходу мировой истории – «Большевистская диктатура остановила естественное историческое развитие нашей страны, на многие десятилетия оторвала Россию от общего для всей Европы пути развития цивилизации» [23]. Единственным способом возвращения на этот путь, по мнению авторов программы, мог бы стать полный разрыв с большевизмом и сталинизмом и их искоренение по образцу денацификации в послевоенной Германии.

В предложенной РОДП «Яблоко» исторической политике просматривается влияние подходов к коллективной памяти, продемонстрированных политическим руководством стран Восточной Европы и ряда бывших республик СССР – это создание организаций по изучению преступлений коммунистического режима; изменение системы школьного образования с акцентом на преподавание демократических (например, из всей истории СССР «яблочники» предложили сделать акцент на изучении движении инакомыслия) практик; уголовное преследование людей оправдывающих репрессии; массовая декоммунизация топонимических названий и т.д.

Все позитивные достижения советского времени, к ним в программе отнесены строительство заводов Магнитки и шахт Кузбасса, победа над фашизмом, труд крестьян и рабочих в тылу, создание ядерного щита и космических кораблей, достижение в искусстве и спорте [23], являлись исключительными достижениями советского народа, который действовал вопреки тоталитарной системе.

Основным посылом исторического экскурса партии стала моральная делигитимация действующей власти, т.к. она не разорвала своей связи с тоталитарным советским режимом. Из чего делался вывод об архаичности российской системы власти и её несоответствии текущим вызовам. Другим направлением осуждения, который можно проследить в программе, хотя он не был заявлен прямо: это наличие в системе современной власти на руководящих постах выходцев из КПСС и бывших сотрудников КГБ. В программе неоднократно и акцентированно указывалось на преступность этих организаций, что автоматически должно бросить тень и на их бывших членов, участвующих в активной политике.

По отношению к истории Советского Союза «Яблоко» почти без изменения и адаптации использовало идеологические установки деятелей горбачёвских реформ и первого президентского срока Б. Н. Ельцина. Например, на незаконности возникновения советской системы обязательном осуждении коммунистических репрессий настаивал «архитектор Перестройки» А. Н. Яковлев: «<…> все эти мерзости – не только от Ленина и Сталина, а от самой системы, ими созданной. <…> после 1917 года в России сложилось практически уголовное государство» [24]. Партия не стала учитывать сложившиеся за последние годы в общественном сознании исторические образы и успехи государственной исторической политики по продвижению взвешенного отношения к советскому прошлому. Например, как показывают опросы, оценка населением роли И. В. Сталина в истории страны, начиная с 2000 г. постоянно менялась в позитивную сторону, так в марте 2016 г. доля положительно оценивающих его роль достигла уже 54% от числа опрошенных [25]; схожая динамика происходила и с оценкой деятельности КГБ СССР.

Партия народной свободы, хотя и являлась наиболее идеологически близкой к РОДП «Яблоко» – в начале 2016 г. партии даже обсуждали участие в выборах единым списком – не решилась донести до избирателя свой взгляд на историю СССР. Партия подвергла мощной критике действия российской власти, но построила её на современных проблемах – в предвыборной программе ПАРНАСа и сайте, созданном перед выборами, советское прошлое не упоминалось. Анализ показывает, что слова «советский» и «СССР» использовались только в контексте отношений Российской Федерации с бывшими союзными республиками, т.е. внешнеполитическими проблемами настоящего времени.

В программе Партии народной свободы, принятой ещё в 2012 г., было указано, что «метастазы преступного сталинского режима продолжают преследовать наше настоящее и будущее» [26]. Через год после выборов в Государственную Думу политсовет ПАРНАСа утвердил «Основные направления по системной декоммунизации», в которых декларировалась необходимость полного прекращения политического и нравственного преемства с тоталитарным Советским Союзом, восстановления нравственной и правовой связи с «исторической Россией», предполагалась люстрация лиц, подверженных коммунистической или тоталитарной идеологии [27]. Таким образом, идеологические установки ПАРНАС в формировании исторической политики оставались близкими к инициативам, сформулированным «яблочниками» в своей предвыборной программе, однако Партия народной свободы практически не использовала их в электоральной кампании.

Левый (коммунистический) фланг на последних выборах представляли «Патриоты России», КПРФ и «Коммунисты России». «Патриоты России», хотя и были образованы в результате раскола в руководстве КПРФ в 2004 г., занимают наиболее провластную позицию в левой части политического спектра – в 2011 г. накануне выборов партия даже согласилась вступить в Объединённый народный фронт, создание которого было инициировано Председателем Правительства В. В. Путиным. Несмотря на нативную связь с КПРФ, «Патриоты России» заняли крайне осторожную позицию в области исторической памяти – в предвыборных программах партия не формулировала свое отношение к СССР. В остальных партийных документах (например, программе) партия отмечала только уважение к достижениям Советского Союза, таким как победа в Великой Отечественной войне, всеобщее доступное образование, освоение космоса, спортивные рекорды, строительство промышленности [28]. Советская история не выделялась в отдельный период, а рассматривалась как часть тысячелетней российской цивилизации. По всем сложных вопросам истории СССР, таким как Октябрьская революция, сталинские репрессии, внешняя политика накануне Великой Отечественной войны, распад страны, которые в 1990-е гг. составляли основу политических дискуссий, партия избегала высказывать свою позицию.

Намного более активную политику продемострировали впервые принимавшие участие в парламентских выборах 2016 г. «Коммунисты России». Партия акцентировала внимание именно на советской истории, проигнорировав предыдущие периоды. В предвыборной кампании использовались исторические мифы и идеологемы, внедренные в коллективное сознание, ещё советской пропагандой. Уже в её названии («Десять сталинских ударов по уродливому капитализму») просматривается прямая аналогия с образом советских военных побед 1944 г.

Предвыборную кампанию «Коммунисты России» строили на практически религиозных образах дуалистического противостояния добра и зла. В представлении партии история состояла из советского «золотого века» и «смутного времени» капиталистического режима, начавшегося после распада СССР и продолжающегося до сих пор, остальные периоды истории страны были опущены. Факты и события максимально упрощались, чтобы соответствовать дуалистической концепции, или просто исключались. Например, социальные успехи развитых стран объяснены отказом от капиталистических практик и заимствованием черт социалистической системы у советского общества [29]. Своё видение отечественного прошлого партия «Коммунисты России», так же как и её либеральные оппоненты, планировала отстаивать при помощи ограничительно-запретительных мер: «будет введена ответственность за очернение истории нашей страны, ее государственных и общественных деятелей, в т. ч. советского периода».

Если большинство политических партий старались не давать оценку деятельности И. В. Сталина, особенно в предвыборный период, или рассматривать её в рамках критики репрессий и тоталитаризма, то «Коммунисты России» активно использовали его образ как эффективного руководителя, прямо противопоставляя достижения СССР деятельности российских властей: «Современный российский капитализм в принципе не в состоянии решить ни одну проблему развития российского общества. В советской стране за такой же срок из аграрной, разоренной войнами страны была построена индустриальная держава, которая выстояла перед лицом фашистского нашествия, освободила мир от коричневой чумы, открыла дорогу независимого развития колониям запада, поддержала целый ряд стран в их стремлении построить социализм, оказала влияние на общественную жизнь во всем мире» [29].

В рамках избранной «Коммунистами России» концепции особого объяснения требовал распад Советского Союза, почему настолько совершенная и успешная система потерпела крах. В предвыборной программе таких пояснений практически нет, кроме требования привлечь к ответственности организаторов разрушения страны. Более подробно вопрос рассмотрен в партийной программе – основной причиной названы действия руководства КПСС, которое после смерти И. В. Сталина начало «ползучий откат от стратегии построения социализма», совершило ряд идеологических ошибок и нарушений норм партийной жизни [30].

Было бы ожидаемо, что КПРФ как продолжатель КПСС активно использовала бы её достижения в своих предвыборных программах, апеллируя к успехам советского времени, однако в них партия практически не раскрыла свое видение прошлого и не стала формулировать свою историческую политику. Если на выборах 2011 г, совпавших с двадцатилетней годовщиной распада СССР, партия в предвыборной программе и показала отдельные элементы своих представлений об историческом процессе, то в документе от 2016 г. такие оценки и даже упоминания советского прошлого практически отсутствовали.

В программе, изданной перед выборами в Государственную Думу VI созыва, КПРФ резко негативно оценила постсоветский период истории, противопоставляя его советскому времени. Для пояснения коммунисты использовали яркую метафору: двадцатилетие после распада Советского Союза названо «штрафным кругом истории» [31]. Аналогия взята из биатлона, когда после промаха на стрельбище, чтобы вернуться в общую гонку спортсмену нужно пройти дополнительный штрафной круг и потерять время. Таким образом, годы после распада СССР партия считала полностью потерянными, и для возвращения в мировую цивилизацию был необходим возврат к советским ценностям и установкам.

В предвыборных программах партийные идеологи приняли решение, не перегружать избирателя своими представлениями об истории, но это не означало, что КПРФ не имела собственного уникального представления о советском прошлом. Так, на сайте и в партийной литературе взгляды КПРФ представлены намного более полно; в программе партии был выделен целый раздел «Уроки истории». Если либеральные партии рассматривали октябрьские события 1917 года как преступление против естественного хода истории, то коммунисты видели в них уникальный шанс для спасения страны, отказав Временному правительству и Учредительному собранию в возможности сохранить государство – «Великая Октябрьская социалистическая революция была для России единственным реальным шансом национального самосохранения в обстановке военного, политического и экономического краха, распада страны и полной недееспособности правящего буржуазно-помещичьего блока» [32]. В программе практически полностью опущены катастрофические события, например, Гражданская война – исключена; репрессии упоминались, но «как нарушения социалистической законности 30-х и 40-х гг., которые были решительно осуждены партией». КПРФ заострила внимание на достижениях, позволивших выйти стране на новый уровень развития: преодоление массовой неграмотности, «культурная революция», форсированная индустриализация и коллективизация [32]. Последний процесс, который обычно в историографии связывают со значительным количеством негативных последствий, в том числе с вооруженным подавлением недовольства крестьян, депортациями и голодом, также определен как сугубо положительный без каких-либо уточнений и оговорок кроме упоминания об использовании методов мобилизационной экономики. Единственная критика в презентации партией истории СССР связана с деятельностью его позднего руководства, которое «медлило с принятием нужных решений и не проявляло должной настойчивости в их реализации». КПРФ более активно, чем «Коммунисты России» критиковало руководство СССР, начиная с 1960-х гг., в основном акцентируя внимание на теоретическом застое и отрыве от народа, правда, в отличие от оппонентов, видит в причинах распада СССР не только ошибки советского партийного руководства, но и значительный вклад внешних сил: «Вдохновителем антисоветских сил в нашей стране были США и их союзники, западные спецслужбы. Под их покровительством в стране была создана “пятая колонна”» [32].

Более подробно отношение КПРФ к личности И. В. Сталина можно проследить по выступлениям и трудам её лидера Г. А. Зюганова, который неоднократно обращался к этой исторической теме [например, произведения, вышедшие незадолго до выборов 2011 г., 33-34]. В целом, он рассматривал в апологетическом ключе всю деятельность «вождя народов». Хотя Г. А. Зюганов не отрицал наличие репрессий, но дал им следующее объяснение: «Конечно, среди большого числа заключенных были и невиновные. Но в этот предвоенный, военный и послевоенный периоды, в беспримерной по накалу борьбе, у Сталина не было иного выбора, кроме как проводить жесткую, направленную на укрепление порядка и дисциплины политику, твердо и решительно пресекать все действия, расшатывающие государство» [34, с. 53]. Благодаря расширению хронологических рамок правления И. В. Сталина – его приход к власти был датирован 1922 г. (лидер КПРФ опустил обычно выделяемый историками период внутрипартийной борьбы), у читателя складывается впечатление, что именно сразу после начала правления И. В. Сталина число преследований за «контрреволюционные преступления» снизилось, так как для 1922 и 1923 гг. приведены наименьшие цифры осужденных за период 1921-1953 гг. Отдельно Г. А. Зюганов указал, что «необоснованные репрессии, превышение полномочий со стороны правоохранительных органов и органов госбезопасности не были личной инициативой Сталина», а он сам наказывал работников НКВД за излишнее рвение, в качестве примеров представлено осуждение наркомов Г. Г. Ягоды и Н. И. Ежова [33].

Собственные уникальные представления о советской истории имеет и ЛДПР. В её предвыборных программах упоминания истории СССР встречаются достаточно часто. ЛДПР демонстрировала двоякое, местами очень противоречивое, отношение к СССР и его истории. Ориентируясь на Российскую империю как на определенный идеал государства и расценивая приход к власти большевиков в качестве главной беды XX в., из-за которой и произошли все остальные трагедии столетия, ЛДПР при этом не исключила СССР из исторического процесса: «Российская империя, СССР и Российская Федерация – это исторически одно и то же государство с одним и тем же народом. Отрицание или очернение эпизодов своей истории – это отрицание реальности» [35]. Хотя партия демонстрировала негативное отношение к советскому строю, который должен был быть ликвидирован, авторы программ ЛДПР постоянно подчёркивали, что СССР как государство должно было продолжить своё существование. Во всех предвыборных документах они формировали образ ЛДПР (в годы существования СССР – ЛДПСС) как единственной партии, выступавшей в 1991 г. за его сохранение [35-36].

Признание СССР империей («Советский Союз тоже был империей») примерило ЛДПР с фактом его существования, но всё равно не позволило принять политику советского руководства. Партия резко осуждала интернационализм и национальную политику СССР. Если «Яблоко» критиковало СССР за колониальный подход к входившим в него народам [26], то ЛДПР, наоборот, за «излишнюю коренизацию» [35], что привело к росту местного национализма (обычно в качестве примера использовался украинский национализм). Выделение национальных республик, по мнению ЛДПР, стало главной ошибкой советского руководства, предопределившей распад СССР и многие последующие конфликты [35]. Из этого исторического наблюдения проистекал один из самых главных тезисов предвыборных программ 2011 и 2016 гг.: необходимость изменения территориального устройства страны. Без отказа от существования национальных субъектов Российская Федерация повторила бы судьбу СССР, необходим переход к унитарному государству, состоящему из губерний, которые должны базироваться на экономических и демографических, а не национальных, принципах.

ЛДПР, в отличие от КПРФ или РОДП «Яблоко», которые, несмотря на всю разницу в подходах к советской истории, использовали категорию «советский народ», категорически не приемлет этот термин. По мнению сподвижников В. В. Жириновского, основным действующим лицом советской истории являлся русский народ, который правящие коммунисты стремились всячески разрушить, в том числе и методами геноцида, главный этап которого пришёлся на 1918-1924 гг. [36]. Закрепить своё видение истории русского народа партия предложила через создание музея, а для изучения геноцида сформировать специальный институт.

Лидер ЛДПР В. В. Жириновский в выступлениях разных лет вне избирательных кампаний последовательно негативно оценивал роль И. В. Сталина – критиковал за некомпетентность, антирусскую политику, репрессии [37], катастрофические провалы в начале Великой Отечественной войны [38], подчёркивал, как сильно его семья пострадала от сталинизма [39]. В предвыборных же программах последних лет полностью отсутствовали упоминания И. В. Сталина, и репрессий времён его правления («геноцид русского народа» датирован исключительно 1918-1924 гг.). По-видимому, это объясняется противоречием между взглядами лидера партии и исторической памятью избирателей ЛДПР. Согласно опросам, 67% голосовавших за В. В. Жириновского на последних президентских выборах положительно оценивают деятельность И. В. Сталина [40], что значительно превосходит процент поддержки у сторонников других партий, в том числе и КПРФ.

ЛДПР стала единственной партией, которая в предвыборной борьбе вернулась к вопросу символики – какой праздничный день подходит для национального праздника в Российской Федерации. По мнению партии, Днём России должно стать 21 сентября – день, когда в 862 г. «князья собрались, чтобы провозгласить создание Русского государства» [35]. Другие памятные даты, особенно советского периода, не подходят, так как не являются политически нейтральными и будут вызывать споры.

Остальные политические объединения, участвовавшие в выборах, в том числе думские партии «Единая Россия» и «Справедливая Россия», которые обычно относят к провластным, в предвыборных программах не представляли собственной исторической политики. В документах упоминались отдельные события и мероприятия по сохранению исторической памяти, но собственного комлексного видения партии не продемонстрировали. Следует отметить, что если «Яблоко», «Коммунисты России», КПРФ, ЛДПР имели единую выработанную позицию по большинству событий истории СССР, то представители «Единой России» и «Справедливой России» демонстрировали плюралистический подход. Например, видные депутаты Федерального Собрания от «Единой России», оценивая в своих интервью причины распада Советского Союза, называли совершенно разные причины: коррупцию, осознанный выбор народа России, деградацию руководителей СССР, предательство национальных республиканских элит, вмешательство иностранных государств.

Из исторических периодов в истории России советский период наиболее часто упоминался в предвыборных документах. Рассматривая отдельные события или достижения эпохи СССР, упоминавшиеся в них, первое место, безусловно, принадлежит Великой Отечественной войне. Все партии в той или иной степени затронули данное историческое событие, при этом отсутствовали негативные интерпретации. Обычно война упоминалась в контексте необходимости увековечивания памяти и поддержки ветеранов (в том числе так называемых «детей войны» – граждан России, родившихся до окончания ВОВ). Все остальные обращения к советскому прошлому обычно коррелировали с инициативами партий в настоящем – иллюстрируя желаемые цели (например, качественное образование, доступная медицина, высокая обороноспособность) или напоминая избирателю о проблемах, которых необходимо решить (сепаратизм, коррупция).

Среди других часто упоминаемых достижений: освоение космоса, создание ядерного щита, советская система образования (КПРФ, «Патриоты России», «Родина», «Гражданская платформа», «Гражданская сила», «Коммунисты России», «Единая России»). По числу упоминаний советская система образования стала самым часто называемым достижением страны после победы над фашизмом. Единственной партией, отметившей негативные стороны системы образования, стала РОДП «Яблоко», обратившая внимание избирателей на идеологизированность, которая не изжита до сих пор, при этом партия высоко оценила советскую высшую школу и научный потенциал, наработанный в годы существования СССР. Неоднократно упоминались справедливая пенсионная система (РППС, «Патриоты России», «Справедливая Россия», «Коммунисты России»), жилищное строительство («Коммунисты России», «КПРФ»), а так же медицина (профилактика заболеваний) и активная внешняя политика. Наибольшее число достижений упоминается в программе «Коммунистов России», которые даже советское сельское хозяйство, вопреки сложившемся в обществе стереотипам о его перманентном кризисе и низкой эффективности, посчитали передовым и эффективным.

Среди отрицательных черт советской системы наиболее часто упоминались жесткий идеологический диктат, национальная политика, коррупция, низкая компетентность руководства; из негативных событий – сталинские репрессии и распад Советского Союза. Последнее событие стало наиболее объединяющим для партий, независимо от своих политических убеждений они рассматривали его как глобальную катастрофу для населения страны. Оно же наиболее часто использовалось как политический жупел для избирателя – необходимо следовать предложенной партией парадигме, чтобы избежать повторения беды. Наибольшее число негативных черт СССР перечислила в предвыборной программе партия «Яблоко», помимо выше названных, это перекос экономики в строну военно-промышленного комплекса и низкая эффективность сельского хозяйства.

По отношению к истории СССР участников избирательных кампаний можно поделить на несколько групп со своим взглядом на историческую политику:

1) Охранительная (КПРФ, «Коммунисты России») – ориентация на сохранение исторической политики, выработанной ещё в СССР. Создание и существование Советского Союза расценивается как исключительно прогрессивный шаг в государственном и общественном развитии, практически все действия, совершенные его руководством носили положительный характер, или объясняются силой обстоятельств. Критика советской истории нежелательна, за исключением периодов Оттепели и Перестройки, и может быть ограничена, в том числе законодательно.

2) Либеральная («Яблоко», ПАРНАС, «Правое дело»). Цель исторической политики – максимально декоммунизировать общество по образцу, реализованному в странах Восточной Европы. Создание Советского Союза и его деятельность расцениваются как преступление.

3) Имперская (ЛДПР) – СССР нельзя исключать из общей истории страны, при этом его идеологическая составляющая заслуживает осуждения, но его великие достижения должны сохраняться в исторической памяти.

Позиция остальных партий в той или иной степени соответствует государственной исторической политике: Российская Федерация – исторический преемник СССР; в его истории были разные страницы, но лучше вспоминать светлые. Партии этой группы не пытаются сформировать единой политики памяти о советском времени, сосредотачиваясь на отдельных событиях, а при возникновении исторических дискуссий ситуативно выбирают сторону или пытаются выступить в роли арбитра.

Единое пространство коллективной памяти, сформированное в советском обществе (несмотря на его деструкцию и фрагментацию коммеморативных практик ещё во времена Перестройки) по-прежнему оказывает сильнейшее влияние на политические процессы. В партийных инициативах обсуждение строится вокруг исторических клише, выработанных в Советском Союзе, продолжаются (например, при оценке репрессий) начатые тогда дискуссии. Направления исторической политики, сформировавшиеся после его распада (в частности, культ Николая II, героизация белого движения и др.) не находят отражения в политическом дискурсе.

Хотя ряд партий имеют выработанную историческую политику и активно продвигают её среди своих постоянных сторонников, в электоральной кампании политические движения ещё не имеют ресурсов для доминационного навязывания обывателю своих исторических воззрений и адаптируют предвыборные программы под существующий коллективный исторический миф. Например, ПАРНАС, ЛДПР, КПРФ исключали из них из них те исторические взгляды, которые могли не встретить широкой поддержки населения или от которых избиратель устал, продолжая при этом транслировать их через партийные ресурсы на своих убежденных последователей. Программы РОДП «Яблоко» и «Коммунистов России» в последнем избирательном цикле являлись единственными исключениями и могут указывать на начало перехода к более активной исторической политики партий в России.

Государственная власть в Российской Федерации, продолжая традиции СССР, по-прежнему выступает главным конструктором исторических образов, хотя и утратила те всеобъемлющие возможности, которыми располагали их советские предшественники. Политические партии пока ещё не могут в полной мере реализовать свой потенциал акторов политики памяти. Они продемонстрировали лишь отдельные её компоненты, которые в основном служили вспомогательными элементами для продвижения инициатив по другим политическим направлениям. Однако со временем историческая политика имеет потенциал стать одним из направлений политической жизни страны, и дискуссии о незакрытых страницах советского прошлого могут стать для партий катализатором при выработке собственной комплексной стратегии осмысления прошлого.

Библиография
1.
Хальбвакс M. Социальные рамки памяти. – М., 2007. – 348 с.
2.
Хальбвакс М. Коллективная и историческая память // Неприкосновенный запас. – 2005. – №2-3 (40-41). С.8-27.
3.
Ле Гофф Ж. История и память. – М., 2013. – 303 с.
4.
Нора П. Между памятью и историей // Франция-память. – Спб., 1999. С. 17-65.
5.
Хаттон П. История как искусство памяти. Спб., 2004. – 422 с.
6.
Ассман Я. Культурная память. Письмо, память о прошлом и политическая идентичность в высоких культурах древности. М., 2004. – 368 с.
7.
Ассман А. Длинная тень прошлого: Мемориальная культура и историческая политика. – М. 2014. – 328 с.
8.
Бурдье П. Социология социального пространства. Спб., 2007. – 288 с.
9.
Историческая политика в XXI веке: сборник статей / под ред. А. Миллера, М. Липман. – М., 2012. – 648 с.
10.
Методологические вопросы изучения политики памяти: сборник научных трудов / под ред. А. И. Миллера и Д. В. Ефременко. – М.-Спб., 2018. – 223 с.
11.
Политика памяти в современной России и странах Восточной Европы. Акторы, институты, нарративы: коллективная монография / под ред. А. И. Миллера и Д. В. Ефременко. Спб., 2020. – 632 с.
12.
Ачкасов В.А. Роль «исторической политики» в формировании российской идентичности // Журнал социологии и социальной антропологии.– 2015 – Т. XVIII. – №. 2 (79). – С. 181-192.
13.
Бубнов А. Ю. Историческая политика и борьба интерпретаций коллективного прошлого в публичной сфере // Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. – 2017. – Т. 4. –С. 3-12.
14.
Васильев А. Г. Политика памяти: Российский опыт в свете теоретико-методологической рефлексии. // Вестник РГГУ. Серия «Философия. Социология. Искусствоведение». – 2014. – №.14 (136) – С. 59-68.
15.
Зубкова Е. Ю., Куприянов А. И. Возвращение к «Русской идее»: Кризис идентичности и национальная история // Отечественная история. – 1999. – № 4. – С. 4-28.
16.
Попова О. В. Особенности политической идентичности в России и странах Европы. //ПОЛИС. Политические исследования. – 2009. – №1. – С. 143–157.
17.
Белов С.И. Советский политический миф: причины гибели, содержательное и символическое наследие. // Государственное управление. 2017. – Выпуск № 65. – Декабрь. – С. 45-56. URL: http://e-journal.spa.msu.ru/uploads/vestnik/2017/vipusk__65._dekabr_2017_g./polititcheskii_analiz/belov.pdf. (дата обращения: 08.03.2019)
18.
Малинова О. Ю. Конструирование смыслов: Исследование символической политики в современной России. М., 2013. – 421 с.
19.
Малинова О. Ю. Актуальное прошлое: символическая политика властвующей элиты и дилеммы российской идентичности. М., 2015. – 207 с.
20.
Малинова О. Ю. Политическое использование прошлого как инструмент символической политики: эволюция дискурса властвующей элиты в постсоветской России // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. – 2012. – Т. 8.– №4 – С. 179-204.
21.
Предвыборная программа партии «Правое дело» // Российская газета. – 2011. – № 5626. – 08 ноября. – С. 15.
22.
Россия требует перемен! Предвыборная программа РОДП «Яблоко» на выборах депутатов Государственной Думы ФС РФ VI созыва // Сайт РОДП «Яблоко». URL: yabloko.ru/books/Program-27-10-11.pdf (дата обращения 08.03.2020)
23.
Предвыборная программа партии «ЯБЛОКО» «Уважение к человеку», 2016 год // Сайт РОДП «Яблоко». URL: https://www.yabloko.ru/program#_Toc459908155 (дата обращения 08.03.2020)
24.
«Если бы государство могло признать свое уголовное прошлое...». Интервью А. Н. Яковлева. // Сайт Фонда Александра Н. Яковлева. URL: https://alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1009901 (дата обращения 08.03.2020)
25.
Мухаметшина Е. «Левада-центр»: Россияне все лучше относятся к Сталину, но жить при нем не хотели бы // Сайт газеты «Ведомости». URL: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2016/03/25/635070-levada-tsentr-rossiyane-luchshe-otnosyatsya-stalinu-zhit-nem-hoteli (дата обращения 08.03.2020)
26.
Программа партии // Сайт Партии народной свободы ПАРНАС URL: https://parnasparty.ru/party/program (дата обращения 08.03.2020)
27.
«Основные направления по системной декоммунизации» // Сайт Партии народной свободы ПАРНАС. URL: https://parnasparty.ru/news/457 (дата обращения 08.03.2020)
28.
Программа // Сайт партии «Патриоты России». URL: https://patriot-rus.ru/dokumentyi/programma.html#i1 (дата обращения 08.03.2020)
29.
Предвыборная программа политической партии «Коммунистическая партия Коммунисты России». Десять сталинских ударов по капитализму. // Российская газета. – 2016. – № 191. – 26 августа. С. 15.
30.
Программа ПП КР // Сайт партии «Коммунисты России». URL: http://komros.info/about/programma/ (дата обращения 08.03.2020).
31.
Предвыборная программа КПРФ. Политика большинства призвана побеждать. // Сайт КПРФ. URL: https://kprf.ru/crisis/offer/97653.html (дата обращения 15.03.2020).
32.
Программа партии // Сайт КПРФ. URL: https://kprf.ru/party/program (дата обращения 15.03.2020).
33.
Зюганов Г.А. Геннадий Зюганов в «Правде»: Эпоха Сталина в цифрах и фактах. // Сайт КПРФ. URL: https://kprf.ru/dep/73631.html (дата обращения 15.03.2020).
34.
Зюганов Г.А. Эпоха Сталина: цифры, факты, выводы. М., 2010. – 104 c.
35.
Предвыборная программа ЛДПР // Сайт ЛДПР. URL: https://ldpr.ru/party/The_election_archive/ (дата обращения 30.11.2019)
36.
Мы за русских! 111 позиций ЛДПР // Сайт ЛДПР. URL: https://ldpr.ru/common/next/?resource_id=10169 (дата обращения 30.11.2019).
37.
Жириновский осудил желание возлагать цветы к могиле Сталина // Сайт РИА Новости. URL: https://ria.ru/20191220/1562648936.html (дата обращения 01.03.2020).
38.
Владимир Жириновский об ошибках Сталина // Сайт депутатов ЛДПР Донского края. URL: https://ldpr61.ru/ldpr/714-vladimir-zhirinovskiy-ob-oshibkah-stalina.html (дата обращения 01.03.2020).
39.
Жириновский рассказал о личном отношении к сталинизму // Сайт ИА Интерфакс. URL: https://www.interfax.ru/presscenter/3289 (дата обращения 01.03.2020).
40.
Уровень одобрения Сталина россиянами побил исторический рекорд // Сайт ИА РБК. URL: https://www.rbc.ru/politics/16/04/2019/5cb0bb979a794780a4592d0c (дата обращения 15.03.2020)
References
1.
Khal'bvaks M. Sotsial'nye ramki pamyati. – M., 2007. – 348 s.
2.
Khal'bvaks M. Kollektivnaya i istoricheskaya pamyat' // Neprikosnovennyi zapas. – 2005. – №2-3 (40-41). S.8-27.
3.
Le Goff Zh. Istoriya i pamyat'. – M., 2013. – 303 s.
4.
Nora P. Mezhdu pamyat'yu i istoriei // Frantsiya-pamyat'. – Spb., 1999. S. 17-65.
5.
Khatton P. Istoriya kak iskusstvo pamyati. Spb., 2004. – 422 s.
6.
Assman Ya. Kul'turnaya pamyat'. Pis'mo, pamyat' o proshlom i politicheskaya identichnost' v vysokikh kul'turakh drevnosti. M., 2004. – 368 s.
7.
Assman A. Dlinnaya ten' proshlogo: Memorial'naya kul'tura i istoricheskaya politika. – M. 2014. – 328 s.
8.
Burd'e P. Sotsiologiya sotsial'nogo prostranstva. Spb., 2007. – 288 s.
9.
Istoricheskaya politika v XXI veke: sbornik statei / pod red. A. Millera, M. Lipman. – M., 2012. – 648 s.
10.
Metodologicheskie voprosy izucheniya politiki pamyati: sbornik nauchnykh trudov / pod red. A. I. Millera i D. V. Efremenko. – M.-Spb., 2018. – 223 s.
11.
Politika pamyati v sovremennoi Rossii i stranakh Vostochnoi Evropy. Aktory, instituty, narrativy: kollektivnaya monografiya / pod red. A. I. Millera i D. V. Efremenko. Spb., 2020. – 632 s.
12.
Achkasov V.A. Rol' «istoricheskoi politiki» v formirovanii rossiiskoi identichnosti // Zhurnal sotsiologii i sotsial'noi antropologii.– 2015 – T. XVIII. – №. 2 (79). – S. 181-192.
13.
Bubnov A. Yu. Istoricheskaya politika i bor'ba interpretatsii kollektivnogo proshlogo v publichnoi sfere // Izvestiya Tul'skogo gosudarstvennogo universiteta. Gumanitarnye nauki. – 2017. – T. 4. –S. 3-12.
14.
Vasil'ev A. G. Politika pamyati: Rossiiskii opyt v svete teoretiko-metodologicheskoi refleksii. // Vestnik RGGU. Seriya «Filosofiya. Sotsiologiya. Iskusstvovedenie». – 2014. – №.14 (136) – S. 59-68.
15.
Zubkova E. Yu., Kupriyanov A. I. Vozvrashchenie k «Russkoi idee»: Krizis identichnosti i natsional'naya istoriya // Otechestvennaya istoriya. – 1999. – № 4. – S. 4-28.
16.
Popova O. V. Osobennosti politicheskoi identichnosti v Rossii i stranakh Evropy. //POLIS. Politicheskie issledovaniya. – 2009. – №1. – S. 143–157.
17.
Belov S.I. Sovetskii politicheskii mif: prichiny gibeli, soderzhatel'noe i simvolicheskoe nasledie. // Gosudarstvennoe upravlenie. 2017. – Vypusk № 65. – Dekabr'. – S. 45-56. URL: http://e-journal.spa.msu.ru/uploads/vestnik/2017/vipusk__65._dekabr_2017_g./polititcheskii_analiz/belov.pdf. (data obrashcheniya: 08.03.2019)
18.
Malinova O. Yu. Konstruirovanie smyslov: Issledovanie simvolicheskoi politiki v sovremennoi Rossii. M., 2013. – 421 s.
19.
Malinova O. Yu. Aktual'noe proshloe: simvolicheskaya politika vlastvuyushchei elity i dilemmy rossiiskoi identichnosti. M., 2015. – 207 s.
20.
Malinova O. Yu. Politicheskoe ispol'zovanie proshlogo kak instrument simvolicheskoi politiki: evolyutsiya diskursa vlastvuyushchei elity v postsovetskoi Rossii // Politicheskaya ekspertiza: POLITEKS. – 2012. – T. 8.– №4 – S. 179-204.
21.
Predvybornaya programma partii «Pravoe delo» // Rossiiskaya gazeta. – 2011. – № 5626. – 08 noyabrya. – S. 15.
22.
Rossiya trebuet peremen! Predvybornaya programma RODP «Yabloko» na vyborakh deputatov Gosudarstvennoi Dumy FS RF VI sozyva // Sait RODP «Yabloko». URL: yabloko.ru/books/Program-27-10-11.pdf (data obrashcheniya 08.03.2020)
23.
Predvybornaya programma partii «YaBLOKO» «Uvazhenie k cheloveku», 2016 god // Sait RODP «Yabloko». URL: https://www.yabloko.ru/program#_Toc459908155 (data obrashcheniya 08.03.2020)
24.
«Esli by gosudarstvo moglo priznat' svoe ugolovnoe proshloe...». Interv'yu A. N. Yakovleva. // Sait Fonda Aleksandra N. Yakovleva. URL: https://alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1009901 (data obrashcheniya 08.03.2020)
25.
Mukhametshina E. «Levada-tsentr»: Rossiyane vse luchshe otnosyatsya k Stalinu, no zhit' pri nem ne khoteli by // Sait gazety «Vedomosti». URL: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2016/03/25/635070-levada-tsentr-rossiyane-luchshe-otnosyatsya-stalinu-zhit-nem-hoteli (data obrashcheniya 08.03.2020)
26.
Programma partii // Sait Partii narodnoi svobody PARNAS URL: https://parnasparty.ru/party/program (data obrashcheniya 08.03.2020)
27.
«Osnovnye napravleniya po sistemnoi dekommunizatsii» // Sait Partii narodnoi svobody PARNAS. URL: https://parnasparty.ru/news/457 (data obrashcheniya 08.03.2020)
28.
Programma // Sait partii «Patrioty Rossii». URL: https://patriot-rus.ru/dokumentyi/programma.html#i1 (data obrashcheniya 08.03.2020)
29.
Predvybornaya programma politicheskoi partii «Kommunisticheskaya partiya Kommunisty Rossii». Desyat' stalinskikh udarov po kapitalizmu. // Rossiiskaya gazeta. – 2016. – № 191. – 26 avgusta. S. 15.
30.
Programma PP KR // Sait partii «Kommunisty Rossii». URL: http://komros.info/about/programma/ (data obrashcheniya 08.03.2020).
31.
Predvybornaya programma KPRF. Politika bol'shinstva prizvana pobezhdat'. // Sait KPRF. URL: https://kprf.ru/crisis/offer/97653.html (data obrashcheniya 15.03.2020).
32.
Programma partii // Sait KPRF. URL: https://kprf.ru/party/program (data obrashcheniya 15.03.2020).
33.
Zyuganov G.A. Gennadii Zyuganov v «Pravde»: Epokha Stalina v tsifrakh i faktakh. // Sait KPRF. URL: https://kprf.ru/dep/73631.html (data obrashcheniya 15.03.2020).
34.
Zyuganov G.A. Epokha Stalina: tsifry, fakty, vyvody. M., 2010. – 104 c.
35.
Predvybornaya programma LDPR // Sait LDPR. URL: https://ldpr.ru/party/The_election_archive/ (data obrashcheniya 30.11.2019)
36.
My za russkikh! 111 pozitsii LDPR // Sait LDPR. URL: https://ldpr.ru/common/next/?resource_id=10169 (data obrashcheniya 30.11.2019).
37.
Zhirinovskii osudil zhelanie vozlagat' tsvety k mogile Stalina // Sait RIA Novosti. URL: https://ria.ru/20191220/1562648936.html (data obrashcheniya 01.03.2020).
38.
Vladimir Zhirinovskii ob oshibkakh Stalina // Sait deputatov LDPR Donskogo kraya. URL: https://ldpr61.ru/ldpr/714-vladimir-zhirinovskiy-ob-oshibkah-stalina.html (data obrashcheniya 01.03.2020).
39.
Zhirinovskii rasskazal o lichnom otnoshenii k stalinizmu // Sait IA Interfaks. URL: https://www.interfax.ru/presscenter/3289 (data obrashcheniya 01.03.2020).
40.
Uroven' odobreniya Stalina rossiyanami pobil istoricheskii rekord // Sait IA RBK. URL: https://www.rbc.ru/politics/16/04/2019/5cb0bb979a794780a4592d0c (data obrashcheniya 15.03.2020)

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью: Оглядываясь назад: образ Советского Союза в исторической политике партий (по материалам выборов в Государственную Думу РФ VI и VII созывов).

В центре проведенного исследования, рассматриваются вопросы, посвященные изучению отношения политических партий к Советскому Союзу, представления их идеологов об истории СССР в целом и об отдельных ключевых событиях, продемонстрированных в ходе последних двух избирательных кампаний, а также использование в предвыборных программах уже сложившихся у избирателя исторических стереотипов.
Автор, справедливо отмечает, что основным фактором в формировании исторической политики, безусловно, является государственная власть, которая имеет наиболее широкие возможности для донесения своей позиции до населения от разноформатного медийного и образовательного ресурса до возможности законодательного установления и регулирования нужного ей формата исторического смысла. Так же автор подчеркивает проблематику вопросам в том, что не смотря на несколько десятилетий продуктивного творчества, политологи не смогли выработать единой понятийной основы в отношении интерпретаций прошлого. И все выше перечисленное требует комплексного рассмотрения. Автор на основе различных источников и исследований стремится охарактеризовать обозначенные процессы.
В начале статьи, автор убедительно актуализирует и обосновывает значимость проводимого исследования. Определяет предмет исследования, затем переходит к освещению формата выборов в Государственную Думу и обозначает спектр политических партий принимавших участие. Дается характеристика специфическим особенностям выборных кампаний того времени, барьеры на преодоление допуска в представительство Государственной Думы и прочие моменты того периода. В целом, автор достаточно точно определяет хронологию исследования и намечает идеологические особенности партий РФ. Дает читателю возможность осознать в каких условиях происходило формирование партий и каков их путь в стремлении достичь своих политических целей. Рассматривает достаточно подробным образом политические программы, с которыми шли кандидаты различных партий, прежде всего лидеры партий на очередные выборы. Интересным является исследование суждений о Советском Союзе от лица различных лидеров политических партий. В завершении представленных материалов, автор дает обобщающую характеристику по отношению к истории СССР участников избирательных кампаний можно поделить на несколько групп со своим взглядом на историческую политику. И выделяет в числе таких групп: охранительную (КПРФ, «Коммунисты России»), либеральную («Яблоко», ПАРНАС, «Правое дело»), имперскую (ЛДПР). Конечно, автор сам является носителем определенных политических убеждений, но мы не будем акцентировать на этом и постараемся остаться беспристрастными в своих политических настроениях.
В заключительных абзацах, автор подводит итоги проведенного исследования, они достаточно убедительны и логичны. Автор считает, что государственная власть в Российской Федерации, продолжая традиции СССР, по-прежнему выступает главным конструктором исторических образов, хотя и утратила те всеобъемлющие возможности, которыми располагали их советские предшественники. Политические партии пока ещё не могут в полной мере реализовать свой потенциал. Но по мнению автора, со временем историческая политика имеет потенциал стать одним из направлений политической жизни страны, и дискуссии о незакрытых страницах советского прошлого могут стать для партий катализатором при выработке собственной комплексной стратегии осмысления прошлого.
Таким образом, в рецензируемой статье приводится авторское раскрытие протекающих процессов в вопросе о образе Советского Союза в исторической политике партий.
Если быть до конца объективным, следует отметить отсутствие описания методов, использованных автором. Между тем, вопрос методологии не должен игнорироваться в статье претендующей на научность и имеющей достаточно узкую профильность.
Рассматривая библиографический список статьи, прежде всего, следует отметить его масштабность и широкий спектр: всего список литературы включает в себя 40 различных источников и исследований, что уже говорит о серьезной работе, проделанной автором. Среди привлекаемых автором источников отметим материалы различных лет, программы предвыборных кампаний, речи политических выборов и широкий спектр публицистики по исследуемой теме.
Из используемых исследований укажем на труды О. Ю. Малиновой, А. Г. Васильева, Я. Ассмана, а также других авторов, в центре внимания которых находились вопросы изучения исторической политической памяти и рефлексии политических процессов.
Таким образом, комплексное использование различных источников и исследований позволило автору должным образом раскрыть поставленную тему.
Материал научной статьи имеет необходимый объем, снабжен в изрядной мере ссылками на литературу и источники нормативно-правового характера. Перед нами, емко и последовательно, а главное содержательно раскрываются процессы формирования образа Советского Союза в исторической политике партий.
Стиль написания работы является научным, в то же время доступным для понимания не только специалистам, но и широкому кругу читателей.
Апелляция к оппонентам представлена в выявлении проблемы на уровне полученной информации, собранной автором в ходе работы над исследованием.
Структура работы имеет внутреннюю логику и закономерную последовательность. Стиль написания и преподнесения материалов поставлен таким образом, что читателю не составляет труда понимать в какой части статьи он находится.
Работа имеет логическую завершенность, подкреплена убедительными выводами. На взгляд рецензента, автор достиг поставленных целей и выполнил весь комплекс задач исследования.
Таким образом, подводя и резюмируя общий итог, следует отметить, что, рецензируемая статья несомненно представляет читательский и научный интерес, можно предположить широкую заинтересованную аудиторию. Рецензируемая статья соответствует предъявляемым критериям, к научным публикациям и может быть рекомендована к размещению в научном журнале.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"