Статья 'Губернаторский корпус Якутской области как отражение принципов кадровой политики российского правительства (середина XIX – начало XX вв.)' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Губернаторский корпус Якутской области как отражение принципов кадровой политики российского правительства (середина XIX – начало XX вв.)

Архипова Алена Ивановна

кандидат исторических наук

младший научный сотрудник, Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН

677027, Россия, республика Саха (Якутия), г. Якутск, ул. Петровского, 1

Arkhipova Alena Ivanovna

PhD in History

Junior Scientific Associate, Institute for Humanitarian Research and North Indigenous Peoples Problems of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences      

677027, Russia, respublika Sakha (Yakutiya), g. Yakutsk, ul. Petrovskogo, 1

ali-titova@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2019.12.31651

Дата направления статьи в редакцию:

09-12-2019


Дата публикации:

19-12-2019


Аннотация: Предметом исследования является персональный состав губернаторского корпуса Якутской области середины XIX - начала XX вв. Объектом исследования является кадровая политика правительства Российской империи направленная на формирование губернаторского корпуса. Автор подробно рассматривает такие аспекты темы, как формальные и неформальные критерии отбора претендентов на данную должность. Внимание уделяется месту губернаторской должности в карьере чиновников дореволюционного периода. Проанализированы основные черты правительственной политики при подборе кадров на пост губернатора, и рассмотрено применение этих принципов для кадрового обеспечения Якутской области в середине XIX начале XX вв. Автор опирается на методику, введенную П.А. Зайончковским, предполагающую комплексное применение законодательных актов, формулярных списков, и ряда других источников для определения количественных характеристик губернаторского корпуса и их качественных параметров. Сделаны следующие выводы: для кадровой политики правительства, при формировании губернаторского корпуса было характерно отсутствие четко закрепленных правовых норм, и определенная гибкость при утверждении кандидатов. Для чиновников должность губернатора являлась способом войти в губернаторский корпус, получить следующий чин, выйти в отставку с повышенной пенсией. Новизна исследования заключается в комплексной характеристике губернаторского корпуса Якутской области рассмотренной сквозь призму кадровой политики правительства Российской империи.


Ключевые слова: старший советник, вице-губернатор, губернатор, периферия, Российская империя, законодательство, кадровая политика, Управление, карьера, критерий

Abstract: The subject of this research is the personnel of the Governor’s Office of Yakutsk Region in the middle XIX – early XX centuries. The object of this research is the human resource policy of the government of the Russian Empire aimed at formation of the Governor’s Office. The author examines the formal and informal criteria of the selection of candidates for this post. Attention is given to the role of governor in career of the officials of the prerevolutionary period. The article analyzes the key features of state policy in selecting candidates for the post of the governor, as well as implementation of these principles for human resourcing of Yakut Region in the middle XIX – early XX centuries. The author leans on methodology introduced by P. A. Zaynochkovsky, which suggests the integrated application of legislative acts, official lists, and a number of other sources for identification of quantitative characteristics of the Governor’s Office alongside their qualitative parameters. The conclusion is made that the human resource policy, in the context of formation of the Governor’s Office, was characterized by the absences of the well-established legal rules and certain flexibility in approving the candidates. For officials, the gubernatorial position was a way to move up in ranks, and retire with a higher pension. The novelty of this research consists in comprehensive characteristics of the Governor’s Office of Yakutsk Region viewed through the prism of human resource policy of the government of the Russian Empire.



Keywords:

vice-governor, governor, the Russian Empire, periphery, personnel policy, Management, senior adviser, legislation, career, criterion

Формирование губернаторского корпуса являлось одним из ключевых направлений внутренней политики Российского государства в XIX – начале XX вв. От эффективности кадрового обеспечения зависело функционирование всей системы управления, особенно периферийными территориями. Губернаторы, начиная с эпохи Петра I, являлись важнейшим звеном государственного управленческого аппарата, их кандидатуры вплоть до 1917 г. утверждались императором посредством «Именного Его императорского Величества Высочайшего» указа. Значимость губернаторской должности предполагала предъявление особых требований к кандидатам. Обращение к опыту прошлого представляется весьма актуальным в связи с реформирование государственного аппарата на современном этапе. Изучение региональных практик организации управления, особенно важно учитывая национальные особенности российского государства.

Историографию губернаторской тематики принято подразделять на дореволюционную, советскую, постсоветскую. Исследователи дореволюционного периода изучали институт губернатора в рамках формально-юридического подхода. Анализу подвергались компетенции и функции воевод, наместников, губернаторов, их место в системе государственной власти. Их труды содержат обширный фактический материал представленный современниками событий. Проблематика кадрового обеспечения института губернатора не стала объектом специального изучения в советский период. Крупный вклад в изучение личного состава государственного аппарата самодержавия, с привлечением законодательных актов, формулярных списков, и ряда других внес П. А. Зайончковский [7].Он стал основоположником целого направления изучающего имперские органы власти.

Постсоветский этап изучения губернаторской власти начинается с трудов М. М. Шумилова. Исследователь отмечает, что законодательно не было установлено строгого образовательного, служебного ценза для губернаторской должности. Подбор кандидатов на пост губернатора в середине XIX века происходил по совокупности критериев: служебные заслуги и деловые качества, знатность и личные связи [25, с. 32]. Б. Н. Миронов отмечает значение служебного опыта и знаний как фактора кадровой политики[10]. А. Н. Бикташева констатирует, что на должность губернаторов назначались чиновники, знавшие вверенный им край [3]. А. С. Минаков приходит к выводу, что ключевой проблемой внутреннего развития империи являлось кадровое обеспечение губернаторского корпуса [9]. В рамках указанной проблематики упомянутые труды имеют особое значение. Помимо этого, в настоящее время получили широкое развитие региональные исследования выявляющие специфику функционирования органов управления в переделах отдельно взятой губернии либо области. Исследователи анализируют социально-культурные характеристики губернаторского корпуса. В рамках Якутской области проблематика персонального состава чиновников Якутской области не становилась предметом специального исследования. Вопрос о том, под воздействием каких факторов происходило формирование кандидатов на губернаторский пост, станет ключевым в данном исследовании.

Цель данной статьи проанализировать основные черты правительственной политики при подборе кадров на пост губернатора, и применение этих принципов для кадрового обеспечения Якутской области в середине XIX - начале XX вв.

Объектом исследования является кадровая политика правительства по формированию губернаторского корпуса губерний и областей империи. Предмет исследования – губернаторский корпус Якутской области. Территориальные рамки исследования ограничены пространством Якутской области, крупнейшего региона северо-восточной части империи, входившего в состав Восточно-Сибирского, позднее Иркутского генерал-губернаторства. Хронологические рамки исследования охватывают период с середины XIX в. до начала XX в. Нижняя граница обоснована учреждением института губернатора в Якутской области, верхняя – моментом упразднения данного аппарата управления.

Источниковую базу исследования составили нормативно-правовые акты вошедшие в «Полное собрание законов Российской империи», «Свод законов Российской империи» и делопроизводственная документация, выявленная в фондах трех архивов. Среди источников наиболее информативными для реконструкции персональных данных чиновников являются формулярные (послужные) списки.

Методологической основой исследования стал принцип историзма и научной объективности. Кадровое обеспечение губернаторской должности рассмотрено в динамике. В рамках системного подхода история якутского губернаторства рассмотрена как элемент функционирования института власти. Использованы специально-исторические методы: просопографический, биографический, историко-типологический. Автор опирается на методику, введенную в научный оборот П. А. Зайончковским, основанную на комплексном анализе законодательных актов и формулярных, послужных списков чиновников. Научная новизна исследования заключается в комплексной характеристике губернаторского корпуса Якутской области рассмотренной сквозь призму кадровой политики правительства Российской империи. В контексте изучения данной проблематики представлены новые биографические сведения о чиновниках.

Требования к государственным служащим дореволюционного периода в историографии подразделяют на формальные и неформальные. Формальные признаки включают: принадлежность к определенной социальной группе, соответствие чина, возраст. Неформальные требования: личные управленческие качества, поддержка в высших кругах.

Формальные и неформальные требования к кандидатам

Формальные критерии реконструируются на основе анализа нормативно-правовой базы рассматриваемого периода. Основным законодательный актом, регламентирующим деятельность губернатора, являлся «Наказ» 1837 г., он не содержал конкретных требований к кандидатам, но фиксировал, что чиновникам должно быть назначено содержание соразмерное с возросшими потребностями. В Якутской области с 1852 по 1917 г. на должность губернатора было назначено 14 человек. Специальных законодательных актов фиксирующих критерии отбора на губернаторский пост не было и кандидатам предъявлялись требования, распространявшиеся на всех государственных служащих закрепленные в «Уставе о службе гражданской». В первом разделе указано, что при определении на службу учитывалось: состояние лица или его происхождение, возраст и познания [22]. Поэтапно рассмотрим, что предполагали данные требования.

Первым признаком являлось происхождение, согласно ему претендовать на должность не могли иностранные граждане, купцы 2 и 3 гильдий, податное сословие и ряд других, положение меняло наличие у этих кандидатов образования. К службе допускались лица, имеющие ученую или академическую степень. По своему сословному происхождению большинство губернаторов Якутской области являлись дворянами: К. Н. Григорьев, В. П. де Витте, А. Д. Лохвицкий, Р. Э. фон Витте, В. Н. Скрыпицын, М. А. Пономарев, В. Н. Булатов, В. З. Коленко. Ю. И. Штубендорф не был потомственным дворянином, происходил из мещан, дослужился до дворянства.

Вероисповедание и национальность кандидата не являлись препятствием для приема на службу, подавляющая часть якутских губернаторов исповедали православие, но встречались исключения. Ю. И. Штубендорф происходил из семьи прибалтийского немца и исповедовал лютеранство, Р. Э фон Витте также являлся евангелистом-лютеранином.

Следующим критерием являлся возраст чиновника на момент назначения. В уставе зафиксировано, что к гражданским ведомствам не могли причисляться кандидаты, не достигшие 14 лет, официальным же началом для действительной службы считался 16-летний возраст. Анализ возраста губернаторов на момент назначения позволяет представить следующую картину: двое управляли в возрасте от 30 до 40 лет, семеро от 40 до 50 лет, трое от 50 до 60 лет. В отечественной историографии исследователями выявлен среднестатистический возраст губернаторов 40–55 лет, характерный для периода с середины XIX до начала XX в., показатели Якутской области соответствуют общеимперским данным.

Еще одним критерием при принятии на государственную службу являлся образовательный ценз. Для принятия на службу, требующую юридические знания достаточно было окончить государственное или частное училище [15]. Помимо этого требовалось предоставить свидетельство о сдаче экзаменов по университетской программе, или обучении в университете [13]. Однако впоследствии был принят ряд отступлений от данных требований.

Изучение послужных списков губернаторов, позволяет сделать некоторые выводы, касающиеся уровня их образования, как одного из факторов карьерного роста. Губернатор В. П. де Витте учился в привилегированном военном учебном заведении – Пажеском корпусе, выпускники которого приравнивались к выпускникам Александровского лицея. Г. Ф. Черняев образование получил в Дворянском полку, обучение в военном учебном заведении в дворянской среде долгое время считалось престижнее университетского. В. Н. Скрыпицын обучался в 3-м военном Александровском училище. М. А. Пономарев окончил Николаевское кавалерийское училище, Р. Э. фон Витте обучался в Рижском кавалерийском училище. Помимо выпускников военных училищ, среди губернаторов были и окончившие высшие учебные заведения. Губернатор А. Д. Лохвицкий окончил Московский Дворянский институт. К. Н. Светлицкий обучался в Николаевской академии Генерального штаба, В. З. Коленко учился в привилегированном Императорском Александровском лицее (Царскосельском) занимавшем особое место в системе высшего образования в России дореволюционного периода. Помимо этого, губернатор Ю. И. Штубендорф был доктором медицины, окончив медицинский факультет Императорского Дерптского университет. В последующем он внес вклад в научное изучение области, развитие земледелия, растениеводства, здравоохранения. В. К. Бодиско имел степень кандидата прав, окончил юридический факультет Московского университета. Таким образом, уровень образования губернаторов был достаточно высоким. Генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Н. Муравьев учреждая во главе области губернатора, предполагал привлечь в край чиновников с «потребными достоинствами и образованием» [18, Л.10]. Таким образом, приведенные данные подтверждают вывод Б. Н. Миронова, о том, что образование являлось необходимым условием для успешной карьеры.

При этом следует отметить, что только наличие хорошего образования не гарантировало выдающихся управленческих качеств и получение губернаторской должности, и не являлось основным критерием назначения на пост. Помимо образования важным критерием считался административный опыт кандидата, в уставе о службе одним из условий карьерного роста являлась «усердная и похвальная» служба [22]. Среди якутских губернаторов серьезный опыт административной практики имели К. Н. Григорьев, А. Д. Лохвицкий, В. З. Коленко, В. Н. Булатов, М. А. Пономарев, Р. Э. фон Витте, В. Н. Скрыпицын. Первый губернатор Якутской области прежде занимал такой же пост в Костромской губернии, при этом служба закончилась отставкой, он был предан военному суду и отозван в Санкт-Петербург. Губернатор А. Д. Лохвицкий занимал должность вице-губернатора в Забайкальской области, согласно законодательству во время отсутствия губернатора замещал его, и получил соответствующий управленческий опыт. В. П. де Витте, Г. Ф. Черняев, К. Н. Светлицкий до назначения на должность губернатора прошли школу военной службы, имели воинский чин генерал-майора. Во главе Якутской области стоял гражданский губернатор и соответственно среди чиновников гражданские чины преобладали над военными. В. Н. Скрыпицын дольше всех занимавший пост губернатора, имел большой опыт службы в разных частях империи. И. И. Крафт внесший крупный вклад в развитие области, не имел престижного образования, однако имел солидный опыт административной практики.

Еще одним важным, законодательно оформленным критерием отбора, являлось наличие чина соответствующего должности губернатора [14]. При этом имелось определенное отступление: при «действительной нужде» в замещении вакансий, разрешалось назначать чиновников на класс выше, или двумя классами ниже требуемого по должности. Порядок продвижения чиновников по службе, включал два законодательно закрепленных условия, это «усердное и похвальное» исправление службы, и особые отличия для пользы государства [23]. Успешная служба давала чиновнику право на получение следующего чина за выслугу лет. На губернаторский пост назначались лица с чином не ниже четвертого класса по табели о рангах [17]. Исследователи приводят ряд примеров отступления от этого правила. В Якутской области длительное время должность губернатора замещал чиновник пятого класса, советник областного правления Н. Ф. Скрябин [1, с. 49]. Такие отступления наблюдались при отсутствии губернатора в связи со служебными командировками, отпуском за пределами области и в период, пока вновь назначенный чиновник, следовал к месту назначения. Также имеются примеры, когда чиновник в чине статского советника, после назначения получал следующий чин действительного статского советника. Ввиду территориальной удаленности области и сложной транспортной доступности, с момента назначения до вступления в управление проходило немало времени. А. Д. Лохвицкий был определен губернатором 29 января 1865 г., в г. Якутск прибыл 30 мая, вступил в должность 1 июня 1865 г. [16, с. 165-166]. Р. Э. фон Витте назначен губернатором 20 января 1914 г., при этом в область прибыл только 9 июля 1914 г.

Одним из требований следует обозначить знакомство кандидатов с нуждами и особенностями территории, управлять которой они назначались. Ввиду того, что Якутская область входила в состав генерал-губернаторства, последние предпочитали видеть на данном посту кандидатов, о которых имел какие - либо сведения. Это подтверждает выявленная переписка по вопросу подбора кандидатур, последовавшая после увольнения губернатора И. И. Крафта. Министерство внутренних дел рекомендовало чиновника М. А. Пономарева, охарактеризовав его, как «выдающегося работника и энергичного администратора», отлично аттестованного на службе. В свою очередь в генерал-губернаторстве считали более целесообразным временно оставить область в управлении действующего вице-губернатора А. П. Нарышкина «пользующегося заслуженной репутацией человека умного, отменно трудолюбивого». На вакантное место был рекомендован военный губернатор Амурской области, генерал-майор А. М. Валуев, в качестве его преимуществ отмечен опыт работы в схожих с Якутской областью условиях, образование и характер прежней служебной деятельности. О чиновнике М. А. Пономареве, генерал-губернатор писал: «я никаких возражений лично против этого кандидата, которого совершенно не знаю, заявлять не считаю возможным» [4, Л.2-4]. Впоследствии, губернатором был утвержден кандидат МВД – М. А. Пономарев. Отсутствие знаний об особенностях и нуждах территории мог компенсировать опыт службы вице-губернатором, но данная должность появилась в области только с 1883 г. При этом, ни один вице-губернатор Якутской области не был впоследствии назначен ее губернатором.

Неформальные требования воссоздаются путем обращения к практике губернаторских назначений. Необходимость рассмотрения неформальных критериев продиктована недостатком правового регулирования процедуры назначения чиновников, и связана с тем, что практика губернаторских назначений выходила за законодательные рамки.

Объем функций губернатора был довольно большим, согласно «Наказу» 1837 г. права и обязанности губернатора включали 14 пунктов, обязанности по делам общего управления, областного, казенного управления. Губернатору подчинялась медицинская, строительная и землемерная части. Он нес ответственность за народное «здравие», безопасность и спокойствие, обеспечение продовольствием, вел «надзор за правильным и успешным действием всех местных ее установлений». Помимо ежедневного пребывания в областном правлении и перегруженности делопроизводственной документацией, губернатор председательствовал как минимум в девяти областных учреждениях – (прим. авт .). Возглавлял временные периодические комитеты, В. Н. Скрыпицын – Якутский вспомогательный комитет по устройству Всероссийской промышленной выставки 1896 г. в Нижнем Новгороде. Являлся попечителем и входил в совет Якутского церковного братства во имя Христа Спасителя, был товарищем председателя якутского отдела Императорского Православного Палестинского общества. М.А. Пономарев был председателем якутского отдела Императорского географического общества.

Таким образом, объем обязанностей губернатора изначально предопределял большие требования к управленческим качествам кандидатов на данную должность. Чиновник должен был уметь анализировать большой объем информации, осуществлять эффективную коммуникацию, координировать деятельность областных учреждений, нести ответственность за принятие срочных решений. Уметь взаимодействовать как с высшей администрацией, окружением, так и с представителями местного населения, учитывая региональные особенности управляемого края. Ю. И. Штубендорф, А. Д. Лохвицкий, В. З. Коленко имели опыт службы в Сибири и представляли условия жизнедеятельности периферийной территории. В. Н. Скрыпицын до назначения якутским губернатором руководил Иркутской контрольной палатой, учреждением Государственного контроля, ревизовавшим все губернские счета, и был в курсе дел Якутской области. Приобретенный опыт нашел отражение в управленческой практике, он регулярно объезжал округа, знакомился с бытом и финансовым положением местного населения, способствовал организации доступного кредита. Губернатор И. И. Крафт, по мнению Г. Н. Потанина сам желал назначения в Якутскую область, и отправился сюда «мечтая» о ее преобразовании [21, с.3]. До назначения в область, он занимался разработкой проекта преобразования управления оседлыми и кочевыми инородцами, являвшегося крайне актуальным для края, так как подавляющая часть населения (93%) была представлена инородцами.

В качестве еще одного фактора влиявшего на кадровые назначения якутских губернаторов следует отметить протекцию высшего руководства. Первый якутский губернатор К. Н. Григорьев был назначен благодаря министру Л. А. Перовскому. Назначение Ю. И. Штубендорфа, не имевшего крупного опыта административной практики, произошло при протекции генерал-губернатора Н. Н. Муравьева, с которым у него сложились прекрасные деловые взаимоотношения. Муравьев, во время отсутствия доверял Штубендорфу просматривать приходящие на его имя пакеты, общаться с министрами, обращаясь к нему лишь в «случае особой важности и экстренности»[8, с. 59]. По инициативе генерал-губернатора М. С. Корсакова в 1865 г. Якутским губернатором стал А. Д. Лохвицкий. Перемещению губернатора К. Н. Светлицкого способствовал генерал-губернатор А. Д. Горемыкин.

Губернаторская должность в карьере чиновников

Рассматривая специфику губернаторских назначений необходимо остановиться на таком вопросе, как место губернаторской должности в карьере чиновника. При этом немаловажным представляется анализ личных и служебных преимуществ, приносимых данным назначением. Статус губернаторской должности определялся и тем, в какую губернию их назначали, при этом наиболее авторитетными являлись должности генерал-губернаторов, и губернаторов центральных губерний. А. С. Минаков отметил, что назначение на губернаторский пост в такие удаленные области, как Якутская, «было формой почетной отставки» и считались местом «ссылки» провинившихся чиновников [9, с. 136]. На характер службы губернатора накладывала отпечаток площадь губернии, ее удаленность от центра, природно-климатические условия, плотность и состав населения, уровень образованности. Якутская область являлась крупнейшим регионом империи, с суровыми природно-климатическими условиями и низкой плотностью населения, подавляющее большинство которого составляли инородцы. Расстояние до ближайшего административного центра, столицы генерал-губернаторства – Иркутска составляла 2819 верст [12, с. 203]. Этот фактор затруднял коммуникации с вышестоящей властью и сказывался на принятии управленческих решений. Область долгое время являлась местом уголовной, религиозной и политической ссылки, организация и контроль над ней составляли львиную долю обязанностей губернатора. Данные обстоятельства позволяют говорить о Якутской области, как довольно специфичном объекте управления. При реализации кадровой политики в таком регионе найти кандидатов соответствующих всем упомянутым критериям было проблематично, особенно, учитывая дефицит квалифицированных управленческих кадров по всей Сибири.

Специфика Якутской области как объекта управления расширяла и количество требований предъявляемых к губернатору. Ввиду сурового климата, чиновнику необходимо было иметь крепкое здоровье для комфортного проживания в крае. Губернатор проводил много времени в разъездах при обозрение округов, в условиях бездорожья и значительных расстояний. Первый губернатор, прибыв к месту службы, заболел, не смог выехать в командировку, отправив вместо себя молодого чиновника. Не все выдерживали местные условия, губернатор Г.Ф. Черняев умер на службе, находясь в командировке в г. Иркутске. М. А. Пономарев управлял областью всего три с половиной месяца и скоропостижно скончался в Якутске. Пять губернаторов были уволены с формулировкой – по состоянию здоровья. К. Н. Григорьев, приложил к прошению об увольнении медицинское заключение, о состоянии здоровья. В нем указано, что за годы службы в Якутской области от суровости климата, и разъездов по сырым болотистым местам области, при температуре –40 градусов зимой, у губернатора прогрессировала имеющаяся болезнь. Для лечения ему рекомендовали сменить климат. В листе медицинского освидетельствования губернатора Р. Э. фон Витте зафиксированы жалобы на одышку, сердцебиение, усиливающееся в холодное время, физическую утомляемость, боли в области почек во время сильных морозов. Ему диагностировали эмфизему легких и артериосклероз сосудов, развитию которых, по мнению врачей, в значительной степени способствовал суровый климат. Для большинства чиновников назначение якутским губернатором явилось пиком карьеры, и позволило выйти на пенсию «с мундиром».

Определенный отпечаток накладывала и особенность социальной структуры местного населения, отсутствовали дворяне, в области не было высших учебных заведений, остро обстоял вопрос поиска компетентных кадров. Губернатору приходилось решать проблему отчасти привлечением политических ссыльных. Чиновник должен был уметь находить баланс между местными и правительственными интересами.

Место губернаторской должности в карьере чиновников можно проанализировать, рассмотрев накопленный кандидатами административный опыт. Часть чиновников служила вице-губернаторами, это дало возможность министерству внутренних дел оценить их профессиональные качества. Успешная служба на данной должности способствовала повышению до губернатора. А.Д. Лохвицкий, до назначения губернатором являлся вице-губернатором Забайкальской области, В. З. Коленко служил Плоцким вице-губернатором, Иркутским губернатором. В. Н. Булатов занимал должность Иркутского, М. А. Пономарев Ставропольского, Р. Э. фон Витте – Самарского вице-губернатора. Некоторые кандидаты служили чиновниками особых поручений, в этом случае продвижению по карьерной лестнице способствовало их умение быстро находить решение особо сложных задач. Губернатор Р. Э. фон Витте также ранее являлся старшим штатным чиновников особых поручений при Курляндском губернаторе. И. И. Крафт имел опыт работы в Забайкальском и Тургайском областном правлении, служил в Петербурге в министерстве внутренних дел, занимал пост советника по особым поручениям по сельским делам.

В контексте изучения губернаторской должности, представляется немаловажным рассмотрение дальнейшей карьеры чиновников, четыре якутских губернатора продолжили службу в других губерниях империи. Губернатор А. Д. Лохвицкий прослуживший в Якутской области с 1865 по 1868 гг. впоследствии был назначен Енисейским губернатором, и занимал эту должность около 14 лет. Имеются свидетельства, что на новом месте он старался окружить себя знакомыми чиновниками, служившими с ним в Якутии. К. Н. Светлицкий получил должность Иркутского 1889–1897 гг., потом Енисейского 1897–1898 гг. губернатора закончив там свою карьеру. И. И. Крафт в 1913 г. был назначен в Енисейскую губернию. Следует подчеркнуть, что губернатор В. З. Коленко продолжил службу вне Сибири, в 1892 г. назначен на должность Вологодского, а в 1894 г. Воронежского губернатора [2, с. 676]. Перемещение губернаторов между губерниями способствовало приобретению опыта.

Следующим важным аспектом кадровой политики является рассмотрение материального обеспечения губернаторской должности. Необходимо выявить имелся ли у чиновников интерес к данной должности с финансовой точки зрения. Ю.И. Штубендорф получал 7417 руб. 40 коп. (жалование 2000 руб., столовые 2000 руб., квартирные 857 руб., прибавочные 2000 руб. и дополнительно за службу в Сибири 560 руб. 40 коп.). В 1866 г. губернатор А.Д. Лохвицкий получал 7557 руб. На момент назначения содержание В. Н. Скрыпицына составляло 9128 руб. (жалование 3430, прибавочные 1500 руб., столовые 3430, квартирные 858 руб.). В 1900 г. его жалование составило 5000 руб. столовые – 5000 руб., добавочные 3750 руб. в связи с третьим пятилетием в Сибири, квартирные 858 руб., общий доход равнялся 14608 руб.[23, с. 861].Р.Э. фон Витте было назначено содержание в размере 10000 тыс. рублей. При этом доходы были значительно выше чем у остальных провинциальных чиновников.

Исследователи бюрократического аппарата указанного периода пришли к выводу, что в большинстве случаев жалование являлось основным доходом служащих. У губернатора К. Н. Григорьева не было «родового и благоприобретенного» имения [20, Л. 7-22]. В формулярном списке, отца губернатора А. Д. Лохвицкого, указано, что он родового и благоприобретенного недвижимого имущества не имеет, а у жены имеется деревянный дом [19, Л.42]. У В.Н. Булатова числилось родовое имение 915 десятин, 1000 квадратных сажен земли в Иркутской губернии [24]. У губернатора М. А. Пономарева родового имения не было, у детей числилось 100 десятин леса в одном из сел Кашинского уезда Тверской губернии. Чиновникам законодательно запрещалось принимать подарки, чтобы не было причины для «всякого способа к послаблению и упущения по службе»[13].

Размер оклада получаемого губернаторами в течение рассматриваемого периода увеличивался. В сравнении с жалованием остальных категорий провинциального чиновничества заработок губернатора был довольно большой. Однако при этом, необходимо учесть и дороговизну жизни в удаленной области, поэтому вряд ли можно рассматривать жалование как основной мотив для получения должности. Для решения кадрового вопроса для Сибири были созданы особые условия службы, проявляющиеся в системе льгот и преимуществ, касающихся получения следующего чина, пенсии, увеличения отпусков и размера жалования, повышенных прогонных денег, казенного пособия на обучение детей.

Ряд выявленных источников позволяет определить, какое место занимали особые условия службы в карьере губернаторов. Некоторые чиновники активно пользовались всем перечнем преимуществ этой должности. Ю. И. Штубендорф став губернатором, получил подъемные для обзаведения хозяйством, в размере 2000 руб.[5, Л. 56]. А. Д. Лохвицкий помимо основного жалования и столовых получал добавочное жалование за службу в Сибири, на Камчатке. Ю. И. Штубендорф, В. Н. Скрыпицын, В. З. Коленко пользовались длительными отпусками, особенно в период выезда в центральную Россию. Ю. И. Штубендорф выехав в отпуск за пределы области, более не возвращался, и был уволен по прошению об отставке. При этом, должность сохранялась за ним во время длительного отсутствия до 15 мая 1864 г. [6, Л. 1-22]. Губернатор В. Н. Скрыпицын в 1900 г. находился в отпуске полгода, четыре месяца с сохранением содержания и два в связи с лечением [11,Л. 105].В. З. Коленко исходатайствовал шестимесячный отпуск с сохранением содержания и выездом в Европейскую Россию. В. Н. Скрыпицыну через два года службы в Якутской области было начислено пособие в сумме 240 руб. на старших детей, которые обучались в учебных заведениях. Его сыну Борису, выписаны прогонные для отъезда в Иркутский Кадетский корпус в сумме 260 руб. 11 коп. [11,Л. 53].

Заключение

В рамках данного исследования были рассмотрены требования, предъявляемые к кандидатам на губернаторский пост. На основе законодательных актов и практики конкретных назначений были реконструированы формальные и неформальные требования к чиновникам. На основе изучения служебного опыта кандидатов выявлено место должности губернатора в карьере чиновников.

Существование одновременно формальных и неформальных требований позволяет выявить две характерные черты в кадровой политике правительства в формировании губернаторского корпуса, это отсутствие четко закрепленных правовых норм, и определенная гибкость при утверждении кандидатов на данный пост. Данные черты в полной мере прослеживаются в назначениях якутских губернаторов.

Подавляющая часть губернаторов Якутской области были дворянами, православного вероисповедания, русскими по национальности, с достойным образовательным уровнем. Губернаторы выделялись особенно на фоне общей низкой грамотности населения области, и вносили существенный вклад в формирование культурного пространства области. Чин при назначениях учитывался в меньшей степени, многие претенденты являлись статскими советниками, получив назначение, получали следующий чин. Большинство чиновников имели гражданские чины, наряду с этим есть примеры военного чина генерал-майора. Средний возраст губернаторов соответствовал общероссийским меркам указанного периода. Часть губернаторов имела солидный опыт административной практики в должности губернатора, вице-губернатора, чиновника особых поручений. Принимая во внимания специфику Якутской области, сюда предпочитали назначать опытных чиновников, имеющих представление об условиях управляемой территории.

Несмотря на попытку выявить общие черты правительственной кадровой политики в отношении формирования губернаторского корпуса, следует отметить, что каждому конкретному назначению способствовал целый набор факторов. Например, назначение первых якутских губернаторов произошло благодаря протекции высшего руководства.

Рассмотрев на примере якутских губернаторов направления кадровых перемещений, можно выделить две основные модели, когда должность губернатора являлась завершением карьеры, и когда чиновник получал назначение губернатором в другую губернию. В том и другом случаях логика назначений определялась разнообразными причинами. Имела место практика горизонтальных назначений, перемещение губернаторов между губерниями, в основном сибирскими.

Должность якутского губернатора в карьере подавляющего большинства чиновников являлась важным этапом – повышением по служебной лестнице. Должность губернаторов являлась способом войти в губернаторский корпус, приобрести управленческие навыки. При этом назначение, для первого якутского губернатора явилось реабилитацией после взыскания за неудачную службу в центральной губернии.

Пример службы губернаторов завершивших свою карьеру на данном посту позволяет согласиться с мнением А. С. Минакова, о том, что назначение сюда явилось формой почетной отставки. Губернаторы активно использовали предоставляемые должностью льготы и преимущества. При этом увольнялись в отставку с поста якутского губернатора с «мундиром» и получали все положенные в этом случае выплаты.

Библиография
1.
Адрес-календарь. Общая роспись всех чиновных особ в государстве, 1857. – Ч. 2. – СПб., б/г.
2.
Альманах современных русских государственных деятелей. – СПб. Тип. Исидора Гольдберга, 1897. – 1310 с.
3.
Бикташева А.Н. Казанское губернаторство первой половины XIX века: антропология власти: дис. ... доктора ист. наук: 07.00.02. Казань, 2011. 543 с.
4.
Государственный архив Иркутской области (ГАИО) Ф. 25. Оп. 3. Д. 3081.
5.
ГАИО. Ф. 24. Оп.1. Д. 25.
6.
ГАИО. Ф. 24. Оп.1. Д. 571.
7.
Зайончковский П.А. Правительственный аппарат самодержавия России в XIX в. – М.: Мысль, 1978. – 288 с.
8.
Казарян П.Л. Ю.И. Штубендорф – первый правитель дел СОИРГО//Якутский архив. – 2001. – №3. – С. 57-69.
9.
Минаков А.С. Губернаторский корпус и центральная власть: проблема взаимоотношений (по материалам губерний Черноземного центра второй половины XIX – начала XX вв.). – Орел: издательский Дом «Орлик», 2011. – 488 с.
10.
Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи XVIII – начала XX века. – Т.1. – СПб.: Изд-во: Дм. Буланин, 2000. – 548 с.
11.
Национальный архив Республики Саха (Якутия) (НА РС (Я)). Ф. 12-и. Оп. 11. Ф. 486-и. Оп.1. Д. 239.
12.
Памятная книжка Якутской области за 1867 г. Издание Якутского статистического комитета. / Под. ред. А. Попова. – Якутск: Тип. Обл. правления, 1867. – 67 с.
13.
Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ). Собр 2. 1830. Т. 32. № 25028. – СПб.: Тип. II Отд. Собственной Е.И.В. Канцелярии, 1830.
14.
ПСЗРИ. Собр 2. 1830. Т. 30. №23771. – СПб.: Тип. II Отд. Собственной Е.И.В. Канцелярии, 1830.
15.
ПСЗРИ. Собр 2. 1836. Т. 10. №8594. – СПб.: Тип. II Отд. Собственной Е.И.В. Канцелярии, 1836.
16.
ПСЗРИ. Собр. 1. 1803. Т. 27. №20597. – СПб.: Тип. II Отд. Собственной Е.И.В. Канцелярии, 1830.
17.
ПСЗРИ. Собр. 2. 1830. Т. 20. №14392. – СПб.: Тип. II Отд. Собственной Е.И.В. Канцелярии, 1830.
18.
Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф.1263. Оп. 3. Д. 199.
19.
РГИА. Ф. 1349. Оп.3. Д. 1309.
20.
РГИА. Ф. 1284. Оп. 41. Д. 154.
21.
Сибирская жизнь. – №273. – 14 декабря 1914 г.
22.
Свод законов Российской империи. Том. III. Устав о службе гражданской. СПб. – 1857. – 1416 с.
23.
Список лиц гражданского ведомства IV класса. – СПб. – 1900.
24.
Список гражданским чинам IV класса на 1907 г. Испр-е по 1 марта 1907 г. – СПб. – 1907.
25.
Шумилов М.М. Губернская администрация и органы центрального управления России во второй половине XIX века. – Л.: Изд-во ЛГПИ им. А.И. Герцена, 1988. – 89 с.
References (transliterated)
1.
Adres-kalendar'. Obshchaya rospis' vsekh chinovnykh osob v gosudarstve, 1857. – Ch. 2. – SPb., b/g.
2.
Al'manakh sovremennykh russkikh gosudarstvennykh deyatelei. – SPb. Tip. Isidora Gol'dberga, 1897. – 1310 s.
3.
Biktasheva A.N. Kazanskoe gubernatorstvo pervoi poloviny XIX veka: antropologiya vlasti: dis. ... doktora ist. nauk: 07.00.02. Kazan', 2011. 543 s.
4.
Gosudarstvennyi arkhiv Irkutskoi oblasti (GAIO) F. 25. Op. 3. D. 3081.
5.
GAIO. F. 24. Op.1. D. 25.
6.
GAIO. F. 24. Op.1. D. 571.
7.
Zaionchkovskii P.A. Pravitel'stvennyi apparat samoderzhaviya Rossii v XIX v. – M.: Mysl', 1978. – 288 s.
8.
Kazaryan P.L. Yu.I. Shtubendorf – pervyi pravitel' del SOIRGO//Yakutskii arkhiv. – 2001. – №3. – S. 57-69.
9.
Minakov A.S. Gubernatorskii korpus i tsentral'naya vlast': problema vzaimootnoshenii (po materialam gubernii Chernozemnogo tsentra vtoroi poloviny XIX – nachala XX vv.). – Orel: izdatel'skii Dom «Orlik», 2011. – 488 s.
10.
Mironov B.N. Sotsial'naya istoriya Rossii perioda imperii XVIII – nachala XX veka. – T.1. – SPb.: Izd-vo: Dm. Bulanin, 2000. – 548 s.
11.
Natsional'nyi arkhiv Respubliki Sakha (Yakutiya) (NA RS (Ya)). F. 12-i. Op. 11. F. 486-i. Op.1. D. 239.
12.
Pamyatnaya knizhka Yakutskoi oblasti za 1867 g. Izdanie Yakutskogo statisticheskogo komiteta. / Pod. red. A. Popova. – Yakutsk: Tip. Obl. pravleniya, 1867. – 67 s.
13.
Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii (PSZRI). Sobr 2. 1830. T. 32. № 25028. – SPb.: Tip. II Otd. Sobstvennoi E.I.V. Kantselyarii, 1830.
14.
PSZRI. Sobr 2. 1830. T. 30. №23771. – SPb.: Tip. II Otd. Sobstvennoi E.I.V. Kantselyarii, 1830.
15.
PSZRI. Sobr 2. 1836. T. 10. №8594. – SPb.: Tip. II Otd. Sobstvennoi E.I.V. Kantselyarii, 1836.
16.
PSZRI. Sobr. 1. 1803. T. 27. №20597. – SPb.: Tip. II Otd. Sobstvennoi E.I.V. Kantselyarii, 1830.
17.
PSZRI. Sobr. 2. 1830. T. 20. №14392. – SPb.: Tip. II Otd. Sobstvennoi E.I.V. Kantselyarii, 1830.
18.
Rossiiskii gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv (RGIA). F.1263. Op. 3. D. 199.
19.
RGIA. F. 1349. Op.3. D. 1309.
20.
RGIA. F. 1284. Op. 41. D. 154.
21.
Sibirskaya zhizn'. – №273. – 14 dekabrya 1914 g.
22.
Svod zakonov Rossiiskoi imperii. Tom. III. Ustav o sluzhbe grazhdanskoi. SPb. – 1857. – 1416 s.
23.
Spisok lits grazhdanskogo vedomstva IV klassa. – SPb. – 1900.
24.
Spisok grazhdanskim chinam IV klassa na 1907 g. Ispr-e po 1 marta 1907 g. – SPb. – 1907.
25.
Shumilov M.M. Gubernskaya administratsiya i organy tsentral'nogo upravleniya Rossii vo vtoroi polovine XIX veka. – L.: Izd-vo LGPI im. A.I. Gertsena, 1988. – 89 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью
Формирование губернаторского корпуса Якутской области как элемент кадровой политики правительства

Название отчасти соответствует содержанию материалов статьи.
В названии статьи условно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор обозначил причину выбора темы исследования, но не обосновал её актуальность.
В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах.
Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи.
При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования.
Апелляция к оппонентам в статье отсутствует.
Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
Автор не разъяснил и не обосновал выбор хронологических рамок исследования.
Автор не разъяснил и не обосновал выбор географических рамок исследования.
На взгляд рецензента, автор стремился грамотно использовать источники, выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, разъяснил, что «губернаторы, начиная с эпохи Петра I, являлись важнейшим звеном государственного управленческого аппарата» т.д. и представил некоторые научные достижения в изучении требований, предъявлявшихся к кандидатам на должность губернатора в дореволюционной России.
В первом разделе основной части статьи («Формальные и неформальные требования к кандидатам») автор сообщил, что «основным законодательный актом, регламентирующим деятельность губернатора, являлся «Наказ» 1837 г.» и что «требования ко всем государственным служащим были закреплены в уставе о службе». Автор разъяснил, что из 14 губернаторов, возглавлявших область «с 1852 по 1917 г.», «большинство являлись дворянами», «подавляющая часть исповедали православие», «среднестатистический возраст губернаторов» (40–55 лет) «соответствует общеимперским данным». Затем автор описал уровень образования губернаторов и обосновал вывод о том, что наличие образования «не являлось основным критерием назначения на пост». Следующая мысль автор не вполне ясна: «На губернаторский пост назначались лица с чином не ниже четвертого класса по табели о рангах. Исследователи приводят ряд примеров отступления от этого правила. В Якутской области длительное время должность губернатора замещал чиновник третьего класса, советник областного правления Н. Ф. Скрябин. Такие отступления наблюдались при отсутствии губернатора». Однако чин третьего класса старше четвёртого.
Автор разъяснил, что «определенное влияние на кадровые назначения имели генерал-губернаторы Восточной Сибири».
Далее автор перешёл к изложению «неформальных требований», проанализировав «практику губернаторских назначений», неожиданно избирательно описал круг обязанностей правителей Якутской области и заключив, что «довольно широкие компетенции губернатора предопределяли большие требования к управленческим качествам кандидатов на данную должность»: «уметь анализировать большой объем информации, осуществлять эффективную коммуникацию, координировать деятельность областных учреждений» и т.д. Наконец, автор повторил мысль о том, что «на кадровые назначения якутских губернаторов» влияла «протекция высшего руководства».
Во втором разделе основной части статьи («Губернаторская должность в карьере чиновников») автор заявил о намерении проанализировать «личные и служебные преимущества, приносимые данным назначением», описал некоторые особенности области, сообщил, что «для Сибири были созданы особые условия службы» т.д. и затем разъяснил, что «некоторые чиновники активно пользовались всем перечнем преимуществ этой должности» т.д., затем подтвердил выводы о том, что «в большинстве случаев жалование являлось основным доходом служащих» т.д.
Далее автор выделил «две основные модели» «кадровых перемещений»: «когда должность губернатора являлась завершением карьеры, и когда чиновник получал назначение губернатором в другую губернию». В завершение основной части статьи автор сообщил, что «четыре якутских губернатора продолжили службу в других губерниях империи» т.д., затем, что «часть чиновников служила вице-губернаторами, это дало возможность министерству внутренних дел оценить их профессиональные качества» т.д.
В статье встречаются незначительные ошибки/описки, как-то: «группе допускаемой», «Происхождение, предопределяло» и т.д., неудачные и некорректные выражения, как-то: «широкие компетенции губернатора», «статуса должности губернатора в кадровой системе дореволюционного периода» и т.д.
Выводы автора носят обобщающий характер.
Выводы не позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы не отражают результатов исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительных абзацах статьи автор сообщил, что «для кандидатов на пост губернатора не существовало отдельных квалификационных требований, им предъявлялись требования, обозначенные в уставе о службе гражданской» и т.д. Однако для данного вывода не требовалось проводить нового исследования. Затем автор сообщил, что «неотъемлемой частью внутренней политики направленной на обеспечение эффективного управления, являлось стремление правительства подбирать образованных и опытных чиновников» и что «чин при назначениях учитывался в меньшей степени» т.д., что «происхождение… не гарантировало наличие управленческих качеств». Однако и для данного вывода не требовалось проводить нового исследования.
Затем автор абстрактно сообщил о том, что «позднее подход к подбору кадров стал дифференцированный, в окраинную территорию, стремились назначить опытных чиновников» и указал на «две характерные черты в кадровой политике правительства»: «отсутствие четко закрепленных правовых норм, и определенная гибкость при утверждении кандидатов на данный пост». Являлись ли, по мнению автора, данные «черты» особенностью «кадровой политики правительства» в Якутской области, осталось неясно.
Автор резюмировал, что «Якутская область в виду региональных особенностей являлась малопривлекательной для построения карьеры» т.д. и что «данное назначение позволяло преследовать личные цели» т.д. Однако «личные цели» чиновникам можно было «преследовать» и в областях значительно ближе к Уралу.
Выводы, на взгляд рецензента, не проясняют цель исследования.
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором отчасти.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует доработки, прежде всего, в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Вопросы государственного управления являются важнейшими применимо к многонациональной и бескрайней России: необходимость ее реформирования с целью достижения оптимальных результатов понимали различные государственные деятели. Это и Иван Грозный, и Петр Великий, и Александр II, и Сталин. Само правление знаковых для российской истории фигур начиналось с реформы государственного управления. Президент Российской Федерации В.В. Путин отмечает: «Чтобы добиться действительно прорывных результатов, нужна постоянная обратная связь, объемное, объективное видение всей картины, где система изменений работает, а где, к сожалению иногда, так же, как и везде во всем мире, дает и сбои. Выявляем, какие лучшие управленческие решения надо тиражировать, а где, напротив, сохраняются риски неэффективности, коррупции, стагнации. Принимаем решения по поводу того, что с этим делать, как с этим бороться». В этой связи представляет интерес изучение исторического опыта формирования губернаторского корпуса в дореволюционной России, чтобы выявить возможные используемые методы в современной стране.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является губернаторский корпус Якутской области. Автор ставит своими задачами проанализировать основные черты правительственной политики при подборе кадров на пост губернатора и применение этих принципов для кадрового обеспечения Якутской области в середине XIX - начале XX вв. Как указывается в работе, «нижняя граница обоснована учреждением института губернатора в Якутской области, верхняя – моментом упразднения данного аппарата управления».
Работа основана на принципах объективности, достоверности, анализа и синтеза, методологической базой исследования выступают системный подход, в основе которого лежит рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов, а также сравнительный метод. Как отмечает сам автор, в работе он «опирается на методику, введенную в научный оборот П. А. Зайончковским, основанную на комплексном анализе законодательных актов и формулярных, послужных списков чиновников».
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится на основе различных источников и исследований охарактеризовать губернаторский корпус Якутской области сквозь призму кадровой политики правительства Российской империи. Научная новизна исследования заключается также в привлечении архивных материалов.
Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя до 25 различных источников и исследований. Источниковую базу исследования можно разделить на два вида: неопубликованные из фондов Государственного архива Иркутской области, Национального архива Республики Саха (Якутия), Российского государственного исторического архива и опубликованные (материалы периодический печати, официально-правовые документы, в том числе из Свода законов Российской империи). Из используемых исследований выделим работы П.А. Зайончковского, А.С. Минакова, Б.С. Миронова, М.М. Шумилова и других авторов, в которых рассматриваются различные аспекты формирования губернаторского корпуса Российской империи. Вообще, развернутая библиография имеет важное значение не только с научной, но и с просветительской точки зрения: это расширяет кругозор читателей и позволяет им после прочтения данной статьи обратиться к другим материалам по данной теме. На наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований позволило автору должным образом раскрыть поставленную тему.
Стиль написания работы является научным, однако доступным для понимания не только специалистам, но и широкой читательской аудитории, всех, кто интересуется как историей России, в целом, так и формированием системы государственного управления, в частности. Апелляция к оппонентам представлена в выявлении проблемы на уровне полученной информации, собранной автором в ходе работы над исследованием.
Структура работы отличается определенной логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основная часть и заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что «обращение к опыту прошлого представляется весьма актуальным в связи с реформирование государственного аппарата на современном этапе», при этом «изучение региональных практик организации управления особенно важно учитывая национальные особенности российского государства». Примечательно, что как указывается в рецензируемой статье, требования к государственным служащим разделялись на формальные (принадлежность к определенной социальной группе, соответствие чина, возраст) и неформальные (личные управленческие качества, поддержка в высших кругах). Автор обращает внимание на то, что «подавляющая часть губернаторов Якутской области были дворянами, православного вероисповедания, русскими по национальности, с достойным образовательным уровнем»; последнее обстоятельство было обусловлено помимо прочего и необходимостью формирования культурного пространства региона в условиях низкой общей грамотности населения региона.
Главным выводом статьи является то, что «существование одновременно формальных и неформальных требований позволяет выявить две характерные черты в кадровой политике правительства в формировании губернаторского корпуса, это отсутствие четко закрепленных правовых норм, и определенная гибкость при утверждении кандидатов на данный пост».
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по истории России и истории государственного управления, так и в различных спецкурсах.
К работе есть отдельные замечания: так, в тексте имеются пунктуационные опечатки. Однако, в целом, на наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Genesis: исторические исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"